Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня

Сообщений 61 страница 90 из 361

61

13 НОЯБРЯ
http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 62 зач., XI, 47 - XII, 1.

47Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши:
48сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы.
49Потому и премудрость Божия сказала: пошлю к ним пророков и Апостолов, и из них одних убьют, а других изгонят,
50да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира,
51от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом. Ей, говорю вам, взыщется от рода сего.
52Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали.
53Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, 54подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его.
Глава 12.
1Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы. Потому и премудрость Божия сказала: пошлю к ним пророков и апостолов, и из них одних убьют, а других изгонят: да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Абеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом. Ей, говорю вам, взыщется от рода сего.
Фарисеи, именно для того, чтобы не преступить закона, давали десятину и с самых незначительных предметов, и если кто упрекал их в мелочности, они ссылались на закон, который повелевал приносить священникам десятину со всего. Посему Господь и говорит: как сим вы не пренебрегаете, так надлежало вам творить суд и любовь Божию. Поелику фарисеи были неправосудны, притесняли вдовиц и сирот, то Господь говорит: должно вам иметь “суд”, то есть правосудие. Поелику же они были презрительны и к Богу, без рассуждения простирая руку к священным делам, то Господь заповедует им иметь “любовь Божию”. Ибо кто любит Бога, тот к делам Его не приступает с пренебрежением. А мне кажется, поелику два вида любви, любовь к Богу и любовь к ближнему, то, быть может, Господь делает намек на два эти вида: словом “суд” обозначает любовь к ближнему, так как правосудие и непритеснение ближнего происходит от любви к нему, а словом “любовь Божия”, без сомнения, обозначает всецелое расположение к Богу. И когда кто любит ближнего не по какому-нибудь мирскому или постыдному расположению, но ради Бога, тогда и эта любовь может быть названа любовию Божиею, поколику она заповедана Богом и благоугодна Ему. — Они (фарисеи) любили, чтобы всякий человек отдавал им честь и чтобы в народных собраниях называли их титулом: учитель (Мф. 23, 7); это означают слова: “приветствие, председание”. Господь же говорит: вы подобны гробам, которые полны всякой гнилости, а снаружи блещут мрамором; люди по наружности их не узнают, какими правилами они руководствуются в жизни (по чему они ходят), а если бы знали, то отвратились бы по причине внутренней скверности. — Законник безрассудно сам себя подвергает обличению. Законники были иное, чем фарисеи. Фарисеи считались подвижниками и отсеченными от прочих, а законники были книжники и учителя и для желающих разрешали вопросы из закона. Они (законники) налагали на людей бремена тяжелые и неудобоносимые; а сами не дотрагивались до этих бремен и перстом своим, то есть сами ничего не соблюдали из того, что заповедовали прочим. Ибо когда учитель сам делает то, чему учит, тогда он облегчает бремена, подавая в самом себе пример и ободряя учеников. Когда же он ничего не делает из того, чему учит, тогда бремена кажутся ученикам истинно тяжелыми, так как де и учитель не может выполнить их.—Господь обнаруживает также, что иудеи — потомки Каина и наследники его злобы, когда говорит, что вся кровь, пролитая от Авеля до Захарии, взыщется от рода сего. Вы, говорит, убивали пророков, братьев ваших, как и он Авеля. Почему не без основания некоторые принимали Каина за образ людей, побивавших пророков, за что отмщено им в семь раз, то есть наказанием легчайшим, а Ламеха — за образ людей, убивших Христа, за что отмщено им в семьдесят раз седмижды (Быт. 4, 24), именно рассеянием в плен безвозвратный. — Кто же был Захария, которого убили между храмом и алтарем? Одни говорят, что это — давнишний Захария, сын Иодаев, которого побили камнями, как известно из книги Царств (2 Паралип. 24, 20. 21). Другие же говорят, что это — отец Предтечи. Он не исключил из ряда дев Богородицу после того, как она родила Христа, и поставил ее на том же месте, где и они стояли; а это место было между храмом и внешним медным алтарем. За это и убили его. Так как некоторые ожидали во Христе будущего царя своего, а другие между тем не желали быть под властию царя, то посему убили этого святого и за то, что он утверждал, что родила Дева и что родился Христос, будущий Царь их, что было им противно, ибо они желали быть без царя.

Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали. Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его.
“Ключом разумения” Господь назвал учение и руководство посредством закона, могущего приводить ко Христу. Ибо закон, без сомнения, служит руководителем ко Христу (Галат. 3, 24). Итак, законники по-видимому объясняли закон, а между тем злонамеренно удерживали ключ разумения и не отворяли дверей закона, чрез которые могли бы сами они и народ придти ко Христу. Закон служит дверью ко Христу. Но эта дверь остается заключенною, если кто-нибудь не объяснит премрачной стороны закона и таким образом не отворит двери. Ибо и Господь сказал: если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне (Иоан. 5, 46). И опять: исследуйте Писания, ибо они свидетельствуют о Мне; но вы не хотите прийти ко Мне (Иоан. 5, 40). Для примера укажу на одно.

У иудеев, как известно, закалаем был агнец, помазываемы были пороги, вкушали они эти мяса, и это у них было победою над губителем (Исх. 12, 1-13). Всем этим предъизображалось таинство Христово.

Когда Христос заклался как непорочный и пречистый Агнец, тогда помазаны и наши пороги, то есть сердце и воля, и наддверие их, то есть ум, и мы вкусили плоти Сына Человеческого и победили губителя душевных наших сил. И очень многие установления закона указывали на Христа.

Хотя закон был как бы прикрыт и заперт темнотою буквы, как бы дверью какою, но если кому-нибудь вверяемо было учение, тот имел ключ разумения; и если бы таковой пожелал, то мог бы отворить его, и сам вошел бы, и других бы ввел. Но законники не сделали этого, а ключ разумения взяли, то есть сокрыли, спрятали из виду; когда же взят был от среды (скрыт) этот ключ, то есть истолкование закона, то запертою осталась и дверь его. — Под ключом разумения можешь понимать и веру. Ибо познание истины происходит чрез веру, как к пророк Исаия говорит: “Если не уверуете, не уразумеете” (Исаии 6, 10). Итак, законники ключ разумения, то есть веру, взяли от среды и скрыли. Ибо они не допускали некоторых веровать во Христа, Спасители всех. Он творил чудеса, и народ, веруя ради этих чудес, признал бы Его Богом, но они (законники) говорили, что Он совершает эти чудеса силою веельзевула. Видишь ли, как они взяли ключ разумения, не допуская верить тому, что самих привело бы к знанию? Он (Христос) в синагогах учил воле Божией, а они (законники) говорили: беса имеет и беснуется, зачем Его слушаете?

Итак, они <т. е. фарисеи и книжники>, поистине, взяли ключ разумения, н осами не вошли и других не впустили, и притом “входящих”, то есть способных уже к богопознанию. — Когда Он еще говорил сие, они вместо того, чтобы признаться в своем бессилии, как бы в опровержение Его слов объявили себя именно мудрейшими Его, и начали заграждать Ему уста, то есть непрерывно спрашивать Его и приводить в недоумение. Ибо обыкновенно происходит затруднение в речах, когда одного человека очень многие вдруг спрашивают, и притом о разных предметах. Тогда человек этот, не имея возможности всем отвечать, неразумным дает повод считать себя побежденным. То же злоумышляли против Христа и эти проклятые. Они многие, вопрошая одного, думали сбить Его в речах и привести к затруднение, как немогущего им отвечать: что было и вероятно. Ибо как может один вдруг отвечать многим на разные вопросы? То можно принимать и в таком значении: уловить Его из уст и обличить. Ибо когда кого уловят в собственных его словах, то он, кажется, сам замыкает себе уста, то есть обличается своими устами и осуждается. Это значение видно и из последующего. Ибо сказано: “стараясь уловить что-нибудь из уст Его”. Что немного прежде названо, то теперь заменяется словами — уловить из уст Его.

Вопросы Ему предлагали то относительно закона (Моисеева), чтобы обличить Его как богохульника, который хулит Моисея (ибо они подозревали Его в этом), то касательно кесаря, чтобы объявить Его возмутителем и домогающимся власти, и обо всем таком, что могли придумать души лукавые и исполненные всякой злобы.

Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие.
Фарисеи пытались уловить Господа на слове, чтобы отклонить от Него народ, а сталось напротив. Народа сходилось еще более: он собирался многими тысячами, и каждый так стремился приблизиться к Нему, что друг друга теснили. Так истина сильна, а ложь везде бессильна! Иисус, зная коварство фарисеев, видя, что они только представляются вопрошающими, а на деле подыскиваются под Ним, заговорил ученикам Своим о лицемерии фарисеев; без сомнения, для того, чтобы обличить их и обнаружить полные лицемерия сердца их. Господь называет лицемерие “закваскою”, потому что оно терпко, полно древней злобы, изменяет и растлевает собою образ мыслей тех людей, к коим оно приразится. Ибо ничто так не изменяет нравов, как лицемерие. Посему ученикам Христовым должно бегать лицемерия. Ибо Христос, будучи Истиной (Иоан. 14, 6), очевидно противоположен лжи. А всякое лицемерие, иным представляясь на вид и иным будучи на деле, исполнено лжи. Хотя фарисеи, говорит, думают прикрыться лицемерием, подделывая себе благонравие, однакож нет ничего сокровенного, что бы не открылось. Ибо все и слова, и помышления на последнем суде представятся во всей наготе (1 Кор. 4, 5). Да и в настоящей жизни обыкновенно обнаруживается много тайного.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Фес. 5, 1-8; Лк. 11, 47-12, 1). "Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие". Отличительная черта лицемерия - делать все напоказ. Действовать на глазах других еще не лицемерие, потому что большая часть обязательных для нас дел и должны быть совершаемы для людей, следовательно, среди них и на виду у них. Хоть и лучше поступают те, которые ухищряются все делать тайно, но не всегда это возможно; потому-то действующих на виду нельзя тотчас укорять в желании только быть показными или действовать напоказ. У них может быть искреннее желание делать добро, а показанность необходимое сопутствие дел совершаемых внешне. Лицемерие начинается с того момента, когда является намерение не добро делать, а показать только себя делающим добро. И это опять не всегда бывает преступно, потому что может быть минутным набегом помыслов, которые тотчас замечаются и прогоняются. Но когда возымеется в виду установить за собою репутацию делающего добро, то тут уже лицемерие, которое глубоко входит в сердце. Когда же ко всему этому присоединится еще скрытная цель пользоваться и выгодами подобной репутации, то тут уж лицемерие во всей своей силе. Смотри же всякий чего требует Господь, когда заповедует "беречься закваски фарисейской". Делай добро по желанию другим добра, по сознанию на то воли Божией, во славу Божию, а о том, как взглянут на то люди, не заботься - и избежишь лицемерия.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Господь обличает книжников за то, что они изображают из себя почитателей пророков, которых убили их отцы, — и ненавидят живущих рядом с ними, тех, кто послан Богом с такой же пророческой проповедью. Эти лицемеры строят гробницы пророкам — то есть воздвигают в честь их памятники над их могилами. При этом они могут питать непримиримую вражду к тем своим современникам, которые приходят в духе и силе пророков. Потому и премудрость Божия сказала, что они будут убивать и гнать пророков и апостолов, посланных к ним. Бог в Своей премудрости испытает их, послав к ним пророков, которые обличат их за их грехи и изрекут предупреждение о судах Божиих. «Я пошлю к ним пророков, которые будут именоваться апостолами, и они не только будут противоречить им, но будут гнать их и предавать смерти».

Потому Бог даст иное объяснение их строительству гробниц пророкам. Оно выявляется как свидетельство о делах отцов их и что они соглашаются с ними. Строительство гробниц будет означать, что они исполнены решимости надежно хранить в могилах тех, кого их отцы похоронили в них. Во все времена есть люди, которые оставляют для святых место на небе и на иконах, но ни за что не хотят допустить их в свою жизнь. И они исполнят меру гонений отцов своих. «Род сей» гонениями на Христовых апостолов превзойдет подобные грехи своих отцов, и «взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом», до крови последних мучеников. Уничтожение Иерусалима римлянами было столь ужасным, что в нем невольно все увидели воздаяние Божие за все прежние преступления. Если род сей не разорвет с преступным прошлым своих отцов, он ответит за кровь всех пророков. Бог отомстит за Своих мучеников и осудит их палачей. Справедливость будет восстановлена!

Господь обличает книжников за их противление благовестию Царства Небесного. Они не передали народу, как требовало того их служение, Писания Ветхого Завета, которые указывали на Мессию. Вместо этого они превращали эти Писания ложным толкованием их. «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения», — говорит Христос. Вместо того чтобы открыть этим ключом истину народу, они спрятали этот ключ от него. «Вы затворяете Царство Небесное человекам», — сказано в Евангелии от Матфея (Мф. 23, 13). Они сами не приняли благовестия Христова, хотя благодаря знакомству с Ветхим Заветом не могли не знать, что «исполнились сроки и приблизилось Царство Небесное». Они сами не вошли в него, а тем, кто без их руководства и помощи входил в него, они всячески препятствовали, угрожая изгнать из синагог. Плохо тем, кто глух к Откровению, но несравненно хуже тем, кто противится ему.

Наконец, мы видим, с каким коварством и с какой злобой книжники и фарисеи пытаются уловить Христа. Им невыносимо слышать Его обличения, которые они не могли не признать справедливыми. «Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его» — с тем, чтобы представить Его чуждым народу, или опасным для власти, или тем и другим. Господь напоминает нам, что у истинных обличителей греха всегда будет много врагов. И что мы должны переносить эти нападки с терпением и проходить через них с благоразумием, помня о том, какие Господь принял поношения от грешников.

«Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие». Чем больше фарисеи стараются отвратить народ от Христа, тем больше он теснится вокруг Него. Отрадно видеть множества народа, так жадно слушающего слово Божие. Когда сеть заброшена там, где множество рыб, можно надеяться, что будет хоть какой-то улов. Господь предупреждает против закваски фарисейской — лицемерия. Он говорит об этом вначале ученикам Своим. Он всегда обращает на эту опасность особенное внимание и потому предупреждает о ней прежде всего возлюбленных Своих чад. Они решились всецело посвятить себя служению Господу, и лицемерие в этом — опаснее всего. Христос избрал лучших из людей, но и они нуждались в предостережении от лицемерия. Христос сказал это ученикам в присутствии множества народа, чтобы придать больше веса Своему предостережению. Пусть знают все, что Он не потерпит лицемерия ни в ком — даже в избранных Своих учениках. Лицемерие — это закваска, постепенно заполняющая всего человека и все, что он делает. Лицемерие — это фальшь, притворство, неискренность. Лучше откровенный, честный грешник, чем лицемер, носящий маску благочестия.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова.

О "мире и безопасности".

Господь сказал: "Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши. Сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними; ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы".

Очевидно, убивать Божьих людей, а потом строить им памятники, - дела одного рода. Не выполнив Божью волю, строим памятник тому, кто эту волю возвещал! Что будет, если пришествие Господне в сонме всех воскресших праведников застанет нас за этим занятием? А "день Господень так придет, как тать ночью", неожиданно, когда перестают ждать, когда особенно крепок сон, "когда будут говорить: "мир и безопасность". Именно тогда, "внезапно постигнет их пагуба".

По-видимому, будет такое время, когда человечество, после всех столкновений "народ на народ и царство на царство", на время успокоится, объединится под одной рукой в одну всемирную империю. И все религии объединятся, потому что каждая пожертвует своей исключительностью. При этом весь мир будет уставлен памятниками и гробницами тем, кто за единственность своей истины когда-то положил душу. Библиотеки будут уставлены их книгами, прекрасно изданными. По этим книгам будут писать научные работы, изыскивая то, что является общим для всех религий. Всякое отличие и своеобразие будет считаться предрассудком своего времени, и поэтому - случайным и лишним. Тогда же, очевидно, будет ставиться на чело и на руку единая имперская печать с числом зверя, позволяющая покупать и продавать. Ставиться она будет только в обмен на обещание не лезть со своей истиной и не смущать мирно пасущиеся народы.

Но мир, принявший в себя семя лжи, неизбежно, по закону природы, выносит его. Семя зла, чтобы принести сторичный плод, тоже должно, по всеобщему закону, на время как бы умереть. Все получившие печать уснут, успокоенные, примиренные и накормленные. И если у организаторов нового порядка хватит коварства, то они и тех, кто не примет печать, не будут беспокоить гонениями, чтобы и они тоже постепенно заснули. Но семя прорастет, и все вспыхнет с новой, страшной силой, и в новом, невиданном качестве. "Подобно, как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут".

"Но вы, братия", - обращается Апостол к тем, кто никогда и ни за что не продаст своего первородства, - "вы, братия, не во тьме, - чтобы день застал вас, как тать. Ибо все вы - сыны света и сыны дня: мы - не сыны ночи, ни тьмы". Чем спокойнее для нас время, тем беспокойнее должно быть на сердце. "Итак, не будем спать, как прочие, но будем бодрствовать и трезвиться" и от вина, и от объедения, и от обольщения тишиной и миром, и от смущения войнами и военными слухами.

Ну а помыслить, что убитому за истину праведнику нужен и приятен величественный монумент, разве это не значит - вторично убить его?


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

62

14 НОЯБРЯ
http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 63 зач., XII, 2-12

2Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы.
3Посему, что' вы сказали в темноте, то' услышится во свете; и что' говорили на ухо внутри дома, то' будет провозглашено на кровлях.
4Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать;
5но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь.
6Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога.
7А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц.
8Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими;
9а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими.
10И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится.
11Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, ка'к или что' отвечать, или что' говорить, 12ибо Святый Дух научит вас в тот час, что' должно говорить.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете, и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях.
Фарисеи пытались уловить Господа на слове, чтобы отклонить от Него народ, а сталось напротив. Народа сходилось еще более: он собирался многими тысячами, и каждый так стремился приблизиться к Нему, что друг друга теснили. Так истина сильна, а ложь везде бессильна! Иисус, зная коварство фарисеев, видя, что они только представляются вопрошающими, а на деле подыскиваются под Ним, заговорил ученикам Своим о лицемерии фарисеев; без сомнения, для того, чтобы обличить их и обнаружить полные лицемерия сердца их. Господь называет лицемерие “закваскою”, потому что оно терпко, полно древней злобы, изменяет и растлевает собою образ мыслей тех людей, к коим оно приразится. Ибо ничто так не изменяет нравов, как лицемерие. Посему ученикам Христовым должно бегать лицемерия. Ибо Христос, будучи Истиной (Иоан. 14, 6), очевидно противоположен лжи. А всякое лицемерие, иным представляясь на вид и иным будучи на деле, исполнено лжи. Хотя фарисеи, говорит, думают прикрыться лицемерием, подделывая себе благонравие, однакож нет ничего сокровенного, что бы не открылось. Ибо все и слова, и помышления на последнем суде представятся во всей наготе (1 Кор. 4, 5). Да и в настоящей жизни обыкновенно обнаруживается много тайного. Посему, что вы сказали в темноте и что вы говорили внутри дома и тайно, то будет провозглашено во свете и с кровель. — По-видимому, Он говорит это ученикам, а между тем направляет против фарисеев, намекая на их ковы, и хотя говорит, по-видимому, ученикам, но фарисеям выражает как бы так: фарисеи! Что вы замышляли в темноте, в ваших темные сердцах, желая уловить Меня, то будет услышано и узнано во свете, ибо Я есмь Свет (Иоан. 8, 12), и вы не можете укрыться от Меня, но во Мне — Свете — распознается все, что замышляет ваша темнота. И то, что вы порешили между собою на ухо, стало для Меня так известно, как бы провозглашаемо было с высоких кровель. — А это можешь понимать и так, что свет есть Евангелие, а высокие кровли — высокие души апостолов. То, что фарисеи замышляли, в последствии было провозглашено и слышимо во свете Евангелия, когда на высоких душах апостолов стоял великий проповедник — Дух Святый.

Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто по убиении может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? И ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц.
После того, как Господь обличил лицемерие фарисеев, отвратил от него учеников Своих и между тем снова поразил фарисеев словами: “Что вы сказали в темноте, услышится во свете”, теперь обращается к друзьям Своим с речью о более совершенном. Исторгнув уже терны, сеет доброе семя. — “Говорю же вам, друзьям Моим”. То, что прежде говорилось, относилось не к ним, но к фарисеям. Итак, Я говорю вам, друзьям Моим. Ибо слово сие идет не ко всем, но к тем, которые всею душою возлюбили Его, и могут сказать: “Кто отлучит нас от любви Божией?” (Рим. 8, 35). Таковым прилично это убеждение. — Не, бойтесь, говорит, убивающих тело и ничем более не могущих вредить. Ибо вред от тех, кои вредят телу, состоит не во многом. Тело потерпит свойственное ему и в том случае, если они не будут вредить. Но должно бояться того, кто наказывает не только тело, но и душу, существо бессмертное подвергает бесконечным мучениям, и притом в огне. Таким образом Христос обучает друзей Своих мужеству духовному, делает их свидетелями и отгоняет от них страх человеческий. Люди, говорит, простирают злобу свою только на тело тленное, и конец их козней против нас — смерть плотская. Но когда Бог казнит, тогда не останавливается на одной только плоти, но и самая душа несчастная подвергается мучениям. Примечай отсюда, что смерть приводит грешников к казни: они и здесь наказываются, будучи убиваемы, и там ввергаются в геенну. — Разбирая это изречение, уразумеешь и нечто другое. Смотри: Господь не сказал: бойтесь того, “кто” по убиении “ввергает” в геенну, но: “кто имеет власть” ввергнуть. Ибо умирающие грешники не непременно ввергаются в геенну, но во власти Божией состоит то, чтобы и прощать, например, ради тех приношений и подаяний, которые бывают по умершим и которые приносят немалую пользу даже тем, кои умирают в тяжких грехах. Итак, Бог не безусловно по убиении ввергает в геенну, но имеет власть ввергнуть. Будем же и мы непрестанно прилежать к милостыням и молитвам и умилостивлять ими Того, Кто имеет власть ввергнуть, но не пользуется этою властию непременно, а может и прощать. — Многие, говорят, думают, что умирающие за истину оставляются Богом; но вы не думайте так. Вы будете умирать не потому, будто бы Мною будете оставлены. Ибо если не забыт у Бога ни один из воробьев, которые продаются дешево, тем более не должна быть забыта ваша смерть, други Мои, как будто бы Я не пекусь об вас. Напротив, Я имею такое попечение об вас, что до тонкости знаю все ваше; например, у Меня сочтены и волосы ваши. Итак, если Я попущу вам впасть в искушение; то, без сомнения, дам и силу к перенесению (1 Кор. 10, 13). А часто, когда увижу кого слабым, Я и не попущу ему впасть в искушение. Ибо, будучи попечителен и зная все, и имея на счету самые мелочные вещи, Я устрою каждому приличное и полезное. Если наблюдаешь, то найдешь, что в Писании считается все мужское, достигшее в меру возраста и вообще достойное божественного счисления (Исход. 18, 21; Числ. 26 гл). — Под “головою” должно разуметь христоугодную жизнь каждого из верующих, а под “волосами” ее частнейшие деяния, коими умерщвляется тело, кои у Бога исчисляются и принимаются в рассуждение. Ибо таковые ваши дела удостаиваются воззрения Божия. Под “пятью” воробьями некоторые разумеют пять чувств, которые, будучи искупаемы двумя ассариями, т. е. ценою ветхого и нового заветов, не забыты у Бога. Ибо кто свои чувства умеряет и подчиняет разуму, так что они бывают небесполезны для духовного питания, тот не забыт у Бога.

Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред ангелами Божиими; а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред ангелами Божиими. И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет: а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить: ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить.
Теперь предлагает награду за исповедание веры. Так как Он сказал: не боитесь убивающих тело, и прибавил, что и волосы ваши сочтены, то, дабы кто-нибудь не сказал: дай же мне и награду какую-нибудь, ибо что мне будет из того, что Ты счел мои волосы, — Он говорит (таковому): ты желаешь к награды? Слушай. Кто исповедает (веру) во Мне, тот Мною будет признан пред Богом. Сказал: исповедает “во Мне”, то есть, при Моем содействии и Моею силою, и Я исповедую его “в нем”, то есть при его содействии. Ибо как мы предварительно нуждаемся в Боге, так как без Него не можем ничего сделать (Иоан. 15, 5), так и Бог нуждается в нас. Ибо если Он не найдет в нас дел достойных, Он и не принимает нас; а иначе Он был бы лицеприятен. Итак, мы исповедуем в “Нем”, то есть при Его содействии, а Он “в нас”, то есть при нашем содействии. Ибо если мы не дадим Ему повода, Он и не будет свидетельствовать за нас. А отвергающийся отвергается не силою Божиею, почему Он и не присовокупил: “Мною”, но сказал: кто отвергается “Меня”. — Так как всякий святый пребывает во Христе, а Христос в нем (Иоан. 15, 5), то, быть может, и не поэтому ли сказал так: кто (Меня) исповедует “во Мне”, то есть пребывая, того исповедую и Я, в нем пребывая. — “И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет”. Это значит: кто скажет хулу на Меня, по виду своему простого сына человеческого, ядущего, пьющего, обращающегося с мытарями и блудницами, тот, покается ли, или не покается в своей хуле, прощен будет. Ибо таковому человеку неверие его в грех не вменяется. Ибо что он видел располагающего к вере? Напротив, чего он не видел достойного хулы? Он видел человека, обращающегося с блудницами, и говорит хулу на него, а посему грех не вменяется ему. Ибо естественно он мог подумать, что же за Сын Божий тот, кто обращается с блудницами? Посему того, кто так поступает, а между тем выдает себя за Сына Божия, он может поносить и назвать обманщиком. — “А кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится”. Слова эти имеют такое значение. Кто, видя божественные знамения и великие и необычайные дела, не верует и поносит, действия Святого Духа приписывая веельзевулу, тот, изрыгая хулу на Святого Духа и говоря, что знамения сии совершаются духом лукавым, а не Божиим, если не раскается, не будет извинен и прощен. Говорящему хулу на Сына Человеческого не вменяется грех, а посему он прощается и без покаяния, а видящему дела Духа Божия и хулящему без покаяния не будет прощено, но вменится в величайший грех. — “Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям”, и проч. Слабость наша двоякого рода: мы убегаем от исповедания веры или по страху наказаний, или по простоте и неспособности дать ответ в нашей вере. Страх наказаний Господь уврачевал словами: не бойтесь убивающих тело. Теперь Он врачует страх, происходящий от простоты. Поелику немного мудрых по плоти (1 Кор. 1, 26) уверовало, а большая часть простых; то Он говорит: не бойся, необразованный и простец, и не заботься, как или что отвечать при допросе от властителя или что говорить при другом случае, — у тебя будет иной образ речи. “Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить”. Посему какая нужда заботиться, если ты в тот час научен будешь Духом Святым? Итак, с той и другой стороны укрепляет нас на подвиг исповедания, врачуя страх как телесной немощи, так и страх простоты и неведения.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Фес. 5, 9-13, 24-28; Лк. 12, 2-12). "Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь". Самый большой у нас страх - смерти. Но Господь говорит, что страх Божий должен быть выше страха смертного. Когда так сложатся обстоятельства, что необходимо или потерять жизнь, или поступить против внушений страха Божия - лучше умри, но не иди против страха Божия; потому что если пойдешь против страха Божия, то по смерти телесной, которой все-таки не миновать, встретишь другую смерть, которая безмерно страшнее всех страшнейших смертей телесных. Если бы это последнее имелось всегда в мысли, страх Божий не ослабевал бы в нас и не было бы у нас никаких дел, противных страху Божию. Положим, что восстают страсти. В то время когда они восстают, совесть, оживленная страхом Божиим, требует идти им наперекор; отказ требованию страстей кажется расставанием с жизнью, убиванием тела. Потому-то, когда возродятся последнего рода тревожные чувства и начнут колебать совесть, поспеши восставить страх Божий и страх суда Божия с его последствиями. Тогда опасение страшнейшей смерти прогонит опасение смерти слабейшей, и тебе легко будет устоять в требованиях долга и совести. Вот как исполняется то, что сказано у Премудрого: "помни последняя твоя, и во веки не согрешишь".

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
«Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы», — говорит Господь. Рано или поздно правда обнаружится. Если вы сказали во тьме что-то несовместимое с вашим служением, оно услышится среди бела дня во свете. Так или иначе, это станет известно, и ваше безумие и ложь откроются. Если ваше благочестие не заключается в сражении за чистоту сердца, помните, что одежда благочестия не всегда будет прикрывать вас. Наступает день, когда лицемеры предстанут обнаженными пред Богом и людьми.

Мы должны сохранить верность дару, врученному нам Господом, и не предать его трусостью или подлым страхом. Ученики Христовы должны иметь мужество, услышанное на ухо внутри дома, принятое от Господа в сокровенности сердца, — провозглашать на кровлях — всему миру. Господь укрепляет их святой решимостью в преподанном им служении. «Говорю же вам, друзьям Моим», — обращается к ним Христос. Ученики Христовы — друзья Божии, Он называет их друзьями и дает им Свой Божественный дружеский совет: «не бойтесь». Те, кого Христос называет Своими друзьями, не должны бояться никаких врагов. «Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать». Убивающие тело бессильны чем-либо по-настоящему повредить им, потому что телесная смерть только скорее приведет их души к радости и вечному покою. Бога следует бояться более чем самых могущественных людей. «Но скажу вам, кого бояться». Исповедуя Христа, вы можете навлечь на себя гнев людской, но отвергаясь Христа и бесчестя Его, вы навлечете на себя гнев Божий — гнев Того, Кто по убиении может ввергнуть в геенну. «Ей, говорю вам, Того бойтесь». Поистине, жизнь сладка, а смерть горька. Но вечная жизнь несравненно слаще, а вечная смерть несравненно горше.

Жизнь христиан и верных Христовых служителей — под особенной опекой Божественного Промысла. Господь промышляет о всякой твари, даже о малых птицах. Хотя они недорого стоят — пять малых птиц продаются за две мелкие монеты, но ни одна из них не забыта у Бога. А вы дороже многих малых птиц — может ли Бог забыть вас? Промысл Божий бдит над самыми скромными нуждами учеников Христовых. «А у вас и волосы на голове все сочтены» — тем более сочтены все ваши воздыхания и слезы, и капли вашей крови, пролитой за имя Христово.

Наша слава и бесславие в вечности зависят от нашего отношения ко Христу здесь, на земле. Всякого, кто исповедует Христа пред человеками, как бы дорого это ни стоило ему, — уверяет нас Господь, — Он исповедует в день Страшного Суда пред Ангелами Божиими. Христос исповедует, что не только Он пострадал за них, но что и они пострадали за Него — может ли быть большая честь и слава для человека? А кто отвергнется Христа — что бы он ни спасал, даже жизнь свою, что бы он ни приобретал, — окажется все на свете потерявшим, ибо будет отвергнутым пред Ангелами Божиими.

Самая суровая участь — более суровая, чем у тех, кто сейчас отвергает Христа, — ждет отвергающих проповедь Церкви — после того, как Дух Святой излился на нее. Потому «всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет» — он еще не утратил способности опомниться, ибо находится под покровом молитвы Господней: «Отче, прости им, ибо не знают, что творят». А кто скажет хулу на Святого Духа, тот лишится дара прощения грехов спасительным Евангелием.

Что значат эти слова, когда Христос призывает апостолов, чтобы они не колеблясь следовали за Ним? Когда Петр трижды отрекается от Христа, внутренне он не отвращается от Него и остается Его учеником, о чем свидетельствуют его горькие слезы (Лк. 22, 62). Может быть, то же самое было с некоторыми из учеников, принуждаемых Савлом хулить имя Иисусово (Деян. 26, 11). И Савл из гонителя Христова, обратившись, стал величайшим Его проповедником.

Непрощаемый грех — это ожесточение сердца, «противление Духу Святому», как сказано в книге Деяний о «необрезанных сердцем» (Деян. 7, 51). Хула на Духа Святого — отвержение спасительного вмешательства Божия в историю человечества. Это ожесточение сердца, а не просто духовная немощь или неведение. Даже в тот самый момент, когда Христос требует от Своих учеников мужественного свидетельства, Он говорит, что не будут навсегда лишены прощения те, кто отвергнет Его по немощи или неведению. Но человек свободен до такой степени утратить способность к покаянию, стать настолько слепым и глухим к Богу, что, подобно иудейским книжникам и фарисеям, увидев Бога, может назвать Его диаволом.

Какие бы испытания ни ждали нас, мы должны быть готовы к ним и с достоинством проходить через них. Мученикам Христовым надлежит не только страдать за Христа, но и свидетельствовать о Нем. Сам Христос принимает участие в их страданиях, и потому всю заботу свою среди всех бед они должны возложить на Бога. «Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям — чтобы испытать вашу веру — не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить». Если есть воля Божия освободить вас и ваш час еще не пришел, Он совершит это — чтобы вы могли продолжить свое служение. Если есть воля Божия принять вам страдание и смерть, Дух Святой даст вам узнать присутствие с вами Воскресшего Христа. «Святой Дух научит вас в тот час, что должно говорить». По Своем Воскресении Господь обновит это обещание. В книге Деяний мы видим, как апостол Петр в Пятидесятницу и первомученик архидиакон Стефан перед лицом Синедриона являют исполнение этого обетования Христова. Дух Святой сообщает верующим в Господа силу Евангельского свидетельства во враждебном мире. В час великого испытания у нас не должно быть страха, потому что Сам Бог Дух Святой говорит в нас и с нами.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Проповедь священника Георгия Полякова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Только что прочитанный текст Евангелия от Луки передает нам весьма сильные и яркие слова наставлений, которые произносит Христос Своим ученикам. Это грозное и предостерегающее обращение Мессии приоткрывает нам довольно непростую, сложную и весьма опасную атмосферу, которая окружала Его.

Его смирение, Его сострадание, Его любовь была вызовом гордой премудрости человеческой. Победоносные речи Иисуса как набат колокола будили нравственно спящий мир Ветхого Завета. Каждое сказанное слово, каждая выраженная мысль Назаритянина победоносно разрывала смертоносные цепи всевозможных предписаний и ритуалов, кованые кастой фарисеев.

Чудеса, которые совершал Сын Божий на глазах многочисленной толпы, Его окружающей, разжигали ярую злобу и ненависть книжных законодателей. Некая тайна личности известного Незнакомца никак не умещалась в умах саддукеев, извечных соперников фарисеев.

Однако, несмотря на определенные разногласия между ними, они были едины в своем неприятии проповеди Христа Спасителя и совместно старались обвинить Его в отступлении от отеческих преданий, в нарушении заповедей Божиих, а также законов и обычаев своего народа.

Вся их ложь мнимого патриотизма заключалась в том, что, неистово защищая идеалы своего народа, вся первосвященническая элита в бытовом общении с бедными слоями иудейского общества держалась весьма отчужденно от них, считая, что близость с ними нанесет урон престижу избранного сословия и чревато отразится в потере бережно хранимой ими отеческой веры забвением благочестивых традиций и обычаев. Как сказали бы сегодня, утратой культурно-религиозной и национальной идентичности.

Конфликт между Спасителем и тогдашними духовными руководителями еврейского народа вступал в новую фазу. Они в Нем разочаровались. Он им мешал. Они все более желали изолировать Его от их обычного уклада жизни и сложившегося многовекового толкования религиозных законов.

В этот противоречивый мир, скованный предписаниями и обрядами, содрогающийся от буйства страстей человеческих, в мир, в котором не было мира, в этот бурлящий разгул житейского моря с его соблазнами, страданиями, скорбями, болезнями, ложью, предательством, утратами, как овец в звериное стадо волков Христос посылает Своих ближайших 12 учеников благовествовать радостную весть о наступившем Царствии Божием.

«Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие», - предостерегает Он апостолов. «Все тайное будет явным. Сказанное в темноте, услышится во свете, но не бойтесь, друзья Мои, убивающих тело, не могущих ничего более сделать».

Кто такие фарисеи, про которых Христос говорит с явной предосторожностью и негодованием? Что скрывается за их лицемерием, которое было бы так опасно и смертельно для Его учеников?

Фарисейский союз сложился во второй половине второго века до нашей эры. В него входили, главным образом, книжники и знатоки закона. Сами члены братства называли себя друзьями, товарищами. Их главная идея была вера в предания, живущие в ветхозаветной церкви с Моисеевых времен. Они не ограничивались буквой Писания, а давали ему расширенную интерпретацию применительно к новым обстоятельствам и условиям жизни. Они славились аскетическим образом жизни и строгим выполнением религиозных обрядов и уставов. Их авторитет в народе был весьма велик.

В восьмидесятые годы первого века до нашей эры фарисеи пытались возглавить восстание против хасмонийского царя Александра Яная. Оно было жестоко подавлено, и многих мятежников распяли на крестах.

При царице Александре, 76-67 год до нашей эры, партия фарисеев оказалась правящей в Иерусалиме, но при царе Ироде Великом ее политическое значение упало. С этого времени фарисеи отошли от общественной жизни, целиком посвятив себя толкованию Писания.

Как свидетельствует Новый Завет, книга Талмуд, историк Иосиф Флавий, многие из фарисеев отличались ханжеством и обрядоверием. Их отношения с христианством были неоднозначны. К концу первого века до нашей эры фарисеи оказались единственными в мире религиозными руководителями иудаизма, считающими евреев-христиан еретиками. И вот от этого влияния, этой касты духовно-религиозных экспертов, Христос отечески предостерегает Своих посланников, громогласно возглашая: Бойтесь закваски фарисейской.

Выражение «закваска фарисейская» встречается у всех трех евангелистов-синоптиков. «Смотрите, - сказал Христос Своим ученикам в Евангелии от Матфея, - бойтесь закваски фарисейской и саддукейской».

Саддукеи более всего ценили в жизни материальные блага. «И заповедал Он Своим ученикам, - пишет евангелист Марк, - смотрите, бойтесь закваски фарисейской и закваски иродовой». Этим Он хочет выразить мысль о сходстве нравственных воззрений фарисеев и Ирода Антипы, человека, всецело преданного плотской чувственной страсти.

Иродова закваска – это порок сердца, это эгоизм, это бесчувствие, равнодушие, плотская страсть во всех ее проявлениях.

Саддукейская закваска – это порок ума, это умственная гордость, маловерие, сомнение, полное неверие.

Фарисейская закваска – это порок воли, это духовная леность, сатанинское лицемерие, ложная внутренняя умиротворенность, сердечная близорукость, религиозный артистизм, душевная опустошенность, смерть при жизни.

Губительным плодом этой всевозможной разновидности закваски Христос называет лицемерие.

А как вообще зарождается лицемерие в душе человеческой? В чем его смертельная пагуба?

Лицемерие – это, прежде всего, результат извращения душевного склада человека, когда главным центром его жизни является не Бог, а он сам; когда иерархия ценностей, заложенная Творцом в Своем творении, сознательно утрачивается; когда земные выгоды, сиюминутные удовольствия, временные блага затмевают духовный горизонт, стремление к небу утрачивается, вечные ценности обесцениваются, шум и суета этого мира заглушают ангельские напевы на полях сердца, живая вера в Бога подменяется мертвой религией.

Чаще всего лицемерие является плодом духовной лени, ибо искреннее служение Богу требует постоянной работы над собой и непрерывного напряжения духа. Это труд, это подвиг, это подвижничество, это кровавый пот Гефсимании, это несение креста, это распятие, это соумирание со Христом, это Голгофская смертельная агония.

Духовно небрежный, ленивый, маловерный, всегда колеблющийся и весьма себялюбивый и лукавый человек нагло подменяет ратный апостольский труд внешним исполнением религиозных обязанностей, без всякого внутреннего участия, без личной жертвы, без сердца, без души.

Лукавый наемник начинает обманывать Бога, принося Ему в дар не золото любви и пламень веры, а показные ритуалы, пустые обряды, магические действия. Со временем это переходит в привычку, которая создает почву для страшнейшего порока и ужаснейшего греха – лицемерия. Тогда жизнь, все усилия и призрачные подвиги его становятся бессмысленными и бесплодными. Живая вера утрачивается, и божественный свет Фавора уже более не озаряет и не вдохновляет его на великое делание. Обманывая Бога, он обманул себя.

Но в силу своей гордости в мирской славе и житейских выгодах он старается получить от обманутых им людей дань уважения своей мнимой святости. И все же нравственные страдания и духовное одиночество всего более тяготят и причиняют нестерпимую муку бедному человеку.

Нравственное разложение переходит в медленный процесс умирания. Совершилось страшное. Божественная благодать не пересеклась со свободной волей человека. Это сердце не стало Голгофой, крест не начертался, а значит, и победоносная радость Пасхи не воскресит его.

Вот от чего Христос предостерегает Своих апостолов. А в лице их и всех христиан от смертельного недуга, имя которому фарисейское лицемерие. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

63

15 НОЯБРЯ
http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 40 зач., IX, 1-6.

1Созвав же двенадцать, дал силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней,
2и послал их проповедовать Царствие Божие и исцелять больных.
3И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы', ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды;
4и в какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь.
5А если где не примут вас, то, выходя из того города, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них.
6Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Созвав же двенадцать, дал им силу и власть над всеми бесами, и врачевать от болезней, и послал их проповедывать царствие Божие и исцелять больных. И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды; и в какой дом войдете, там оставайтесь, и оттуда отправляйтесь в путь; а если где не примут вас, то, выходя из того города, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них. Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду.
И отсюда открывается превосходство Божества Иисусова. Ибо Он не только сам творил чудеса, но ту же силу давал и ученикам. А сообщать своим друзьям такие дары, без всякого сомнения, возможно не человеку, а только Богу. — Дав ученикам власть над злыми духами, Господь не ограничил их употреблением только сей власти, но повелел им и Евангелие проповедовать. Тот, кому вручено учительство, должен и проповедовать, и совершать чудеса. В таком случае проповедь подтверждается чудесами, а чудеса проповедью. Ибо многие часто совершали чудеса силою бесовскою, но проповедь их не была истинная; а посему и чудеса их не от Бога. — Господь, посылая учеников, заповедует им такую умеренность, что не повелевает им брать ни хлеба, ни чего-нибудь другого такого, чего многие из нас набирают себе. Заповедует им и то, чтоб они не перебегали от одного к другому, но в какой дом войдут, в том и оставались бы, дабы не показаться какими-то непостоянными и очень переменчивыми. Отрясайте, говорит, пыль на тех, которые не примут вас, во свидетельство на них, то есть на обличение и осуждение их, показывая им, что, хотя ради их и много пути совершили, не получили однако ж от них никакой прибыли. — Некоторые заповедь апостолам — не носить ни сумы, ни посоха, ни иметь по две одежды, понимают так: не собирайте сокровищ, — ибо сума, вмещая многое, означает собирание; не носите посоха, то есть не будьте гневливы и драчливы; не имейте по две одежды, то есть не будьте переменчивы в нравах и двоедушны в мыслях.

Святитель Феофан Затворник.

(2 Кор. 11, 1-6; Лк. 9, 1-6). "И послал их" (св. апостолов) "проповедывать Царствие Божие". В этот раз только по Палестине, а потом и по всей вселенной. Проповедь, начатая тогда, не прекращается до сих пор. Всякий день слышим мы преданное св. апостолами от лица Господа во св. Евангелии и посланиях апостольских. Время не делает разности: мы слышим св. апостолов и Самого Господа так, как бы они были перед нами, и сила, действовавшая в них, действует до сих пор в Церкви Божией. Ни в чем и никого из верующих не лишает Господь: что имели первые, то имеют и последние. Вера всегда так содержала это и содержит. Но пришло суемудрие и разделило между настоящим и первоначальным. Ему показалась тут пропасть великая, голова закружилась, глаза помутились, и Господь со св. апостолами погрузились у него в мрак, который кажется ему непроницаемым. И поделом ему: пусть пожинает плоды своего сеяния; в нем одно только крушение духа. Что оно точно погрязает во мраке и не видит света, сознания в этом нельзя не признавать искренним-но кто виноват? Оно само себя отуманило и продолжает отуманивать. До сих пор ничего еще не сказало оно такого, почему можно было бы слова Писания новозаветного не считать истинным словом св. апостолов и Самого Господа. Только безустанно вопит: "я не вижу, я не вижу". Верим, верим, что не видишь! Но перестань испускать из себя туман - атмосфера около тебя проветрится, свет Божий тогда может быть покажется и увидишь что-нибудь. "Но ведь это то же, что перестать мне быть мною". Экая беда! Ну, перестань; другим покойнее будет. "Нет, нельзя. Мне определено быть до скончания века, да искуснейшие явятся. Я началось в первом тварном уме, еще прежде этого видимого мира, и буду, пока мир стоит, нестись подобно вихрю по путям истины и подымать против нее пыль столбом". Но ведь ты себя только туманишь, а кругом светло. "Нет, все кому-нибудь да запорошу глаза; а если и нет, так пусть знают меня, каково я. Молчать не буду и никогда вам со своею истиною не удастся заградить мне уста". Кто же этого не знает? Все знают, что твое первое титло "пизма" (греч.) - упорное стояние на своем, несмотря ни на какие очевидности, обличающие твою лживость. Ты - хула на Духа Святого; так и жди же себе исполнение приговора, уже определенного за это Господом.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Господь посылает Своих учеников проповедовать Царство Божие и исцелять больных. В подтверждение истинности Своего учения они будут творить чудеса. «Он дал им власть над всеми бесами», чтобы они могли изгонять их. И силу врачевать от болезней, чтобы они могли привлекать к слушанию проповеди слова Божия многих людей.

Они не должны заботиться о том, чтобы составить о себе доброе мнение своим внешним видом. Они должны идти такими, какие они есть, не думая о перемене одежды или обуви. Все упование свое они должны возложить на Промысел Божий и на доброту посылаемых Им друзей. Христос хочет, чтобы Его ученики не стыдились принимать дары от друзей, но ждали их. «Ничего не берите на дорогу, – говорит Он, – ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра». Они должны идти налегке. Хотя бы потому, что идущий налегке может идти далеко и быстро. Чем больше человек увешан вещами, тем больше он может быть привязан к одному месту. Бог нуждается в тех, кто служит Ему на одном месте, но Он ищет также таких, кто готов оставить все земные привязанности и всю свою жизнь превратить в путь вслед Христу.

Останавливаясь в каком-либо селении, они не должны переходить из дома в дом, из опасения утомить оказавших им гостеприимство. «В какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь», чтобы люди знали, где вас найти. Пребывайте с теми, с кем вы уже как бы духовно сроднились. Апостолы должны уметь со властью предупредить тех, кто отвергает их, и утешить тех, кто принимает их. «А если где не примут вас, – предайте их суду Божию – и выходя из города того, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них». Когда раввины возвращались в Палестину после пребывания в языческой стране, они отрясали малейшие частицы языческой пыли от своих ног. И вот теперь иудейские селения, не принимающие учеников Христовых, занимают место языческих стран. Они отвергли возможность спасения и сами осудили себя.

Господь дает ученикам чудотворную силу. Однако им еще недостает Духа Святого – силы, которая позволит им свидетельствовать о Христе во враждебном мире. Они примут ее только после ухода от них Господа на небо. Это значит, что теперешний выход апостолов на проповедь – только прообраз того, что они будут делать после Пасхи Господней. (Отметим также, что вслед за двенадцатью Господь скоро пошлет семьдесят учеников).

Но уже теперь их труды – такие же, как у их Господа: «Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду». Они заботятся не только о душе человеческой, но и о теле. Может быть, ничто не принесло Церкви столько вреда, как постоянное повторение, что происходящее в этом мире не имеет значения. Придти и сказать погибающим от нищеты и голода, что недостойно человека думать о материальном, будет непростительным, – в особенности, если говорящий это сам благополучно устроен. Разумеется, существует опасность преувеличить значение материального. Но не меньшая опасность – совершенно пренебречь им. Мы избавимся от этой опасности, только когда не будем забывать, что Христос послал Своих учеников проповедовать Царство Божие и исцелять – чтобы спасти и душу человеческую, и тело. Одно неотделимо от другого. То и другое спасает Христос Своим Воскресением.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Александра Глебова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Господь отправляет Своих ближайших учеников, апостолов на проповедь. Предмет их проповеди – Царствие Божие. Что это значит? Это значит, что под воздействием апостольской проповеди должны произойти положительные изменения в сердцах и душах тех людей, к которым эта проповедь будет обращена. Они должны будут повернуться к Богу и обрести Царствие Божие в своем сердце.

Но в апостольскую миссию входит не только проповедь, Господь даем им власть изгонять нечистых духов и изгонять болезни. Ведь Христос пришел в этот мир, чтобы воссоздать всего человека, и душу, и тело. И мы не раз в Евангелии встречаемся с рассказами об исцелении Спасителем больных людей, как больных физически, так больных и духовно, одержимых темной силой.

Господь облекает Своих апостолов, то есть посланников Его в этом мире Своей властью и силой, дабы они продолжили и расширили Его дело в этом мире. Господь предупреждает апостолов, что реакция на их проповедь будет неоднозначная. Кто-то с радостью примет весть о Царствии Божием, кто-то останется безразличным, но найдутся и те, для кого слова и дела апостолов будут вызывать только раздражение и ненависть.

Собственно, о том, почему люди столь по-разному реагируют на слово Божие, Христос говорит в притче о сеятеле. Недавно, несколько недель тому назад, она читалась в воскресный день. А поскольку тема этой притчи: приятие или неприятие слова Божия - очень важная, то, как вы, наверное, помните, Господь не только рассказывает эту притчу, но Он потом еще растолковывает ее, что делает крайне редко.

Христос поясняет, кто такой сеятель, что такое зерно, которое этот сеятель сеет, и что означает та почва, которая либо принимает это зерно, а потом дает богатый урожай, либо отторгает его.

Господь наставляет Своих апостолов перед тем, как отправить их на проповедь. Говорит им нечто очень важное, что они должны делать в случае приятия или неприятия их проповеди. Наиболее полно это наставление Христа апостолам содержится в Евангелии от Матфея. Поэтому я зачитаю несколько стихов именно из этого Евангелия, Евангелия от Матфея.

«В какой бы город или селение ни вошли вы, наведывайтесь, кто в нем достоин, и там оставайтесь, пока не выйдете. А входя в дом, приветствуйте его, говоря: «мир дому сему». И если дом будет достоин, то мир ваш придет на него; если же не будет достоин, то мир ваш к вам возвратится. А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому».

Да, не надо ни уговоров, ни доказательств, ни споров: приняли люди слово Божие – сделали себя счастливыми; не приняли – обокрали самих себя. Вот это должны были понять апостолы. Но это также должны понять и мы с вами. Ведь призыв проповеди о Царствии Божием обращен не только к апостолам. Апостолов-то уже давным-давно нет на этой земле, а проповедь, слово Божие продолжается.

Вот последние слова, сказанные Христом перед Вознесением, это призыв к проповеди, к христианизации всего мира: «Идите и научите все народы, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я заповедал вам; а Я буду с вами до скончания века. Аминь».

И эти слова относятся не только к апостолам. Они обращены ко всем последователям Христа-Спасителя, которые продолжили их дело после смерти апостолов и продолжают его по сей день. И это относится не только к церковной иерархии. Ведь мы почитаем равноапостольными, то есть людьми, явившими в жизни своей апостольское служение по просвещению людей светом Христовой истины. Так вот равноапостольными мы почитаем не только епископов или священников, но и мирян; и в равной степени и мужчин и женщин.

Например, святой равноапостольный князь Владимир, при котором была крещена Русь; или святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии. Другими словами, каждый крещеный человек призван к апостольскому служению, к тому, чтобы поделиться своей верой с другими людьми не только словом, но в первую очередь делом, жизнью своей мы должны проповедовать Христа.

Но и как в апостольские времена мы сталкиваемся с разной реакцией на нашу проповедь. Все то же самое, как и 2000 лет тому назад. Кто-то с радостью приемлет слово Божие, кто-то безразличен, не холоден, не горяч. Ну а у кого-то одно только упоминание о Боге или о Церкви вызывает ярость. Человек начинает сжимать кулаки и скрежетать зубами, всем своим видом показывая, что внутри у него не плодородная почва, благоприятная для сеяния слова Божия, а просто железобетонная стена, на которой ничто не может расти.

Ведь встречаем же мы в своей жизни и одно, и другое, и третье. Конечно, легко и приятно общаться с человеком, который с радостью и с желанием впитывает в себя вечные истины. Ну а если позиция у человека совершенно иная, тогда как быть? А вот так как говорит Христос Своим апостолам, отправляя их на проповедь: «А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших».

Это, конечно, не означает, что нужно грязь с обуви стряхнуть в доме у неверующего человека. Отрясите прах, то есть пыль с ног. Это был такой обычай у иудеев при возвращении из языческих стран отряхивать пыль с ног. В данном же случае Господь говорит Своим ученикам, что если кто не воспримет их проповедь, то они, апостолы, как бы неответственны за их последующую участь. Человек сам является строителем либо своего счастья, либо несчастья.

Ни проповедник, ни апостол, ни даже Сам Бог не может спасти человека, который этого спасения не желает. И если глухо сердце человека, если не хочет он впускать туда Бога, в конечном счете, это его дело. Но только и нам тогда не стоит метать бисер перед тем, для кого грязь да желудь гораздо приятнее, чем натуральный жемчуг. Ибо кроме озлобления и вражды, никаких результатов это не принесет.

Может со временем, когда пообмякнет эта почва человеческого сердца, или когда горе и страдание вспашут человеческую душу, вот тогда семя слова Божия воспримется, как нечто желанное и обнадеживающее и успокаивающее. Но лучше не проходить через этот горький опыт и каждому в меру сил потрудиться над возделыванием почвы своей души. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова.

О цветах добра и цветах зла

В послании к Коринфянам Апостол Павел делится радостью о преуспеянии Македонских христиан, "ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия; ибо они доброхотны по силам и сверх сил - я свидетель". "Они весьма убедительно просили нас принять дар и участие их в служении святым". "И не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией".

Преподобный Симеон Новый Богослов отмечал, что прекрасный цветок любви к Богу вырастает только на безвидном и неприглядном стебле страха Божия. Увидишь иногда где-нибудь в горах алый тюльпан, и с удивлением подумаешь: как из этой серой земли мог возникнуть его яркий, сочный цвет? Так и здесь: великое испытание скорбями, глубокая нищета, и вдруг, - из этой печальной земли - "радость и богатство радушия"! С какой силой выбивается этот мощный росток: доброхотность не только по силам, но и "сверх сил"! И не просто соглашаются сделать нечто доброе, но - убедительно просят принять их дар! Чудо - прорастание: великое чудо - цветок; но самое большое чудо - плод. И у Македонян - как плод: "не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией".

Удивительно, как в Божьем мире все дышит единством. Так, имеющий зерно уже имеет все, и в то же время не имеет еще ничего. В духовной жизни зерно - Слово Божие. Его хранят "в добром и чистом сердце, и приносят плод в терпении". Имеющему зерно Бог еще должен дать и погоду, и дождь ранний и поздний. И сам имеющий в зерне "все" - сколько должен положить труда и терпения, чтобы ему, уже имеющему, было бы, наконец, дано! А иначе - отнимется и то, что имеет: зерно останется без плода. "Итак", не обольщайтесь, но "наблюдайте, как вы слушаете: ибо кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь".

Закон прорастания - и в других словах Господних: "нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы". По этому закону не только благие цветы прорастут и будут явлены миру, но и цветы зла. Одни распускаются навстречу свету, который "пришел в мир" (Ин.3,19), к которому тянется каждый, "поступающий по правде". Другие же распускаются как бы в обратную сторону, стараясь скрыться от света. Они, в конце концов, тоже расцветут во всем своем безобразии, чтобы зло для нас наконец-то потеряло и малейший привкус добра.

Но тьма только тогда настоящая тьма, когда она в ответ на Божественный свет. Зло только тогда безнадежное зло, когда оно в ответ на совершенную любовь. Так и добро, и радость, и любовь к Богу, и к ближнему, только тогда поистине таковы, когда они - сквозь зло, сквозь препятствия, сквозь искушения. А иначе - то, что издали кажется живым, поднявшимся к Богу ростком, вблизи может оказаться уже давно завядшим и засохшим.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

64

16 НОЯБРЯ
http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 39 зач., VIII, 41-56

41И вот, пришел человек, именем Иаир, который был начальником синагоги; и, пав к ногам Иисуса, просил Его войти к нему в дом, 42потому что у него была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти. Когда же Он шел, народ теснил Его.
43И женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, которая, издержав на врачей всё имение, ни одним не могла быть вылечена, 44подойдя сзади, коснулась края одежды Его; и тотчас течение крови у ней остановилось.
45И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит,- и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?
46Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня.
47Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, пав пред Ним, объявила Ему перед всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему и как тотчас исцелилась.
48Он сказал ей: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром.
49Когда Он еще говорил это, приходит некто из дома начальника синагоги и говорит ему: дочь твоя умерла; не утруждай Учителя.
50Но Иисус, услышав это, сказал ему: не бойся, только веруй, и спасена будет.
51Придя же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери.
52Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит.
53И смеялись над Ним, зная, что она умерла.
54Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань.
55И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть.
56И удивились родители ее. Он же повелел им не сказывать никому о происшедшем.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

И вот пришел человек, именем Иаир, который был начальником синагоги; и падши к ногам Иисуса, просил Его войти к нему в дом, потому что у него была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти. Когда же Он шел, народ теснил Его. И женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, которая издержавши на врачей все имение, ни одним не могла быть вылечена, подойдя сзади, коснулась края одежды Его; и тотчас течение крови у ней остановилось.
Иисус лишь возвратился из страны Гадаринской, а народ уже ждал Его частию ради учения, а частию ради чудес. Пришел и один начальник синагоги, ни бедный, ни отверженный, но из первых. Евангелист присовокупляет и имя его, чтобы тем очевиднее было, что чудо истинно. По настоянию нужды он припадает к ногам Иисусовым. Хотя бы он и без настоятельной нужды должен был пасть пред Иисусом и исповедать Его Сущим Богом, однакож бывает, что и скорбь побуждает людей к избранию лучшего. Почему и Давид сказал: “Не будьте, как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе” (Псал. 31, 9). Во время пути Господа приступает жена, руководимая весьма сильною верою. Подошедши, она коснулась края одежды Господа в той уверенности, что как только прикоснется, тотчас и исцелится. “И тотчас течение крови у ней остановилось”. Как если кто-нибудь обратит глаз к сияющему свету или поднесет хворост к огню, они (свет и огонь) тотчас оказывают свое действие, так и жена, принесшая веру Могущему исцелить, тотчас получила исцеление. Ибо она ни о чем не думала, ни о долговременности болезни, ни об отчаянии врачей, ни о другом чем, но только веровала, и — спаслась. И как кажется, она прикоснулась к Иисусу прежде мыслию, а потом телом.

И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, — и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто; ибо Я чувствовал силу исшедшую из Меня. Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, падши пред Ним, объявила Ему пред всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему и как тотчас исцелилась. Он сказал ей: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром.
Господь, желая показать всем веру жены, чтобы подражали ей, и подать Иаиру добрую надежду об его дочери, обнаруживает то, что было сделано тайно. Именно, Он спрашивает о том, кто прикоснулся к Нему, но Петр, как смелый, упрекая Его за такой вопрос, говорит: столько народа стесняет Тебя, и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? А сам не понимал, о чем спрашивал Господь. Ибо Иисус спрашивал: кто прикоснулся ко Мне с верою, а не просто, так. Ибо как всякий имеет уши, чтобы слышать, и однако ж иной, имея уши, не слышит, так и в сем случае иной прикасается с верою, а иной хотя и приближается, но сердце его отстоит далеко. Итак, Господь, хотя и знал жену, спрашивает, однако ж, для того, чтобы, как я сказал, и веру ее прославить, и начальника синагоги более обнадежить, спрашивает и таким образом жену выводит на среду. “Я чувствовал силу исшедшую из Меня”. Справедливо говорит. Ибо пророки не имели сил, от них исходящих: они совершали чудеса благодатию Божиею. А Иисус, будучи источником всякого блага и всякой силы, имеет и силы, от Него исходящие. Христос вдвойне врачует жену: во-первых, исцелил болезнь ее, а потом и страх души усмирил, сказав: “дерзай дщерь”.

Когда Он еще говорил это, приходит некто из дома начальника синагоги и говорит ему: дочь твоя умерла; не утруждай Учителя. Но Иисус, услышав это, сказал ему: не бойся, только веруй, и спасена будет. Пришед же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери. Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань. И возвратился дух ее; она тотчас встала; и Он велел дать ей есть. И удивились родители ее. Он же повелел им не сказывать никому о происшедшем.
Иисус, услышав, что некто сказал начальнику синагоги: не беспокой Учителя, то есть не утруждай, не проси пойти, не позволил начальнику синагоги сказать что-нибудь Себе, но упредил его, чтобы начальник синагоги не сказал: я не имею в Тебе нужды; несчастие уже совершилось; та, которую, мы надеялись, Ты исцелишь, умерла. Итак, чтоб он не сказал ничего такого (ибо он был неверующий иудей), Христос упредил его и сказал: не бойся, только веруй; смотри, говорит, на кровоточивую; подражай ей, и ты не обманешься. — Господь позволяет войти с Собой только Петру, Иоанну и Иакову, как избраннейшим из учеников и как могущим умолчать о чуде, ибо Он не желал, чтобы оно прежде времени было открыто многим. Он скрывал большую часть Своих дел, быть может, по причине зависти иудеев, чтобы, возжигаемые завистию, они не были повинны осуждению. Подобным образом должны поступать и мы: если кто завидует нам, мы не должны обнаруживать пред ним наши совершенства, чтобы, поражая его оными, не возбудить в нем большей зависти и не ввести в грех, но должны, сколь возможно, стараться скрывать их от него. — Когда Господь сказал, что девица не умерла, но спит, и смерть назвал сном (поелику имел воскресить умершую, как бы от сна возбудить), то слышавшие сие засмеялись над Ним, что допустил Он затем, чтобы чудо было больше чудом, — чтобы впоследствии не могли сказать, что девица не умирала, но спала, для сего Он устроил так, что прежде осмеяли Его за слова: “не умерла, но спит”, чтобы заградить уста желающих клеветать. Ибо смерть девицы так была явна, что засмеялись над Ним, когда Он сказал, что она не умерла. Господь всех выслал вон, быть может, с тем, чтобы нас научить не любить славы и ничего не делать напоказ, а может быть, и с тем, чтобы внушить, что имеющий совершить чудо не должен быть в среде многих, но должен находиться в уединении и быть свободным от всяких беспокойств со стороны других. “И возвратился дух” отроковицы. Ибо Господь не новую внес душу, но повелел возвратиться той самой, которая отлетела от тела. Приказал подать ей поесть — для большего уверения и доказательства того, что она действительно воскресла. — Можно это и так понимать. Кровоточивая есть всякая душа, в которой кипит и как бы ключом бьет кровавый и убийственный грех. Ибо всякий грех есть убийца и закалатель души. Если душа коснется одежд Иисусовых, то есть воплощения Его, и уверует, что Сын Божий воплотился, то получит здравие. Если кто будет и начальник синагоги, то есть ум, возвышающийся над богатством, собранным от любостяжания, но дочь его, то есть помысл, заболит, то пусть призовет только Иисуса, и уверует в Него, и — будет спасен.

Святитель Феофан Затворник.

(Еф. 2, 14-22; Лк. 8, 41-56). Иаир гласно, при всех, упав к ногам Спасителя, молил Господа об исцелении дочери своей, и был услышан. Господь, ничего не сказав, тотчас встал и пошел к нему. На пути к Иаиру была исцелена кровоточивая жена, конечно, тоже не без молитвы с ее стороны, хоть она и не взывала словом и не падала ниц к ногам Господа: у ней была сердечная молитва веры. Господь услышал ее и дал исцеление. Тут все совершалось сокровенно. Кровоточивая сердцем обратилась к Господу; Господь слышал этот вопль-сердца и удовлетворил прошение. У этой жены и у Иаира молитва, по существу, одна, хотя и можно различать в них некоторые степени. Такие-то молитвы, полные веры, упования и преданности никогда не бывают не услышаны. Говорят иногда: "молюсь, молюсь, а молитва моя все-таки не слышится". Но потрудись взойти в меру молитвы неотказываемой, ты и увидишь, почему она не услышана. Если ты будешь в молитвенном ли положении, как Иаир, или в простом обычном, как все окружающие, подобно кровоточивой, когда подвигнется в сердце твоем настоящая молитва, она несомненно войдет к Господу и преклонит Его на милость. Все дело в том, как дойти до такой молитвы. Трудись и дойдешь. Все чины молитвенные имеют в предмете вознести молитвенников в такую меру молитвы, и все, которые разумно проходят этот молитвенный курс, достигают цели своей.

Архиепископ АВЕРКИЙ. ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ
21. ИСЦЕЛЕНИЕ КРОВОТОЧИВОЙ И ВОСКРЕШЕНИЕ ДОЧЕРИ ИАИРА

(Матфея 9:18-26; Марка 5:21-43; Луки 8:41-56) Войдя в лодку с учениками, Господь Иисус Христос поплыл обратно и пристал к противоположному западному берегу Геннисаретского озера, где был Капернаум. Тут уже ожидали Его толпы народа, и в числе прочих один из начальников синагоги Иаир, единственная двенадцатилетняя дочь которого была при смерти. Хотя начальники синагог принадлежали к враждебной Иисусу партии (Иоан. 7:47-48), но этот начальник, слышавший о многих чудесах, совершенных Господом в Галилее, и, может быть, бывший сам свидетелем чуда исцеления слуги капернаумского сотника, возгорелся надеждой, не исцелит ли Иисус и его дочь. Не имея такой веры, которую похвалил Господь в сотнике, он просил Господа придти и возложить на нее руки, чтобы она выздоровела. Видя это, народ с особенным любопытством устремился вслед за Господом к дому Иаира и, так как каждому хотелось быть ближе к Великому Чудотворцу, то все "теснили Его". Во время этого шествия, женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением и потерявшая надежду вылечиться, протеснилась сзади ко Иисусу и незаметно прикоснулась к одежде Его. По закону Моисееву, женщина, страдавшая такой болезнью, считалась нечистою, должна была оставаться дома и не смела ни к кому прикасаться (Левит. 15:25-28), но эта несчастная женщина имела такую горячую веру в Господа Иисуса Христа, что решилась тайно прикоснуться к одежде Его, в уверенности, что одно прикосновение даст ей желанное исцеление. И вера ее была оправдана: она тотчас выздоровела, ощутив, что "изсяк у нея источник крови". Подробнее всех рассказывающих об этом событии Ев. Марк передает, что Иисус, почувствовавший, что вышла из Него сила, спросил, обращаясь к народу: "Кто прикоснулся к Моей одежде?" Конечно, Он знал, кто прикоснулся, но спросил это для того, чтобы обнаружить перед всеми в назидание веру этой женщины и совершившееся по вере ее чудо. Женщина, понимая, что не может утаиться, пала пред Ним и открыла перед всеми "всю истину". По понятиям евреев, она совершила преступление тем, что вошла в толпу народа и сделала нечистыми всех тех людей, с которыми, по необходимости, должна была соприкоснуться, а потому в страхе и трепете ожидала осуждения за свой поступок, но Господь успокоил ее словами: "Дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя: иди с миром и будь здорова от болезни твоей!" В это время умерла дочь Иаира, и кто-то из его дома пришел сказать, чтобы он не утруждал Учителя. Видя отчаяние удрученного горем отца, Господь успокоил его: "Не бойся, только веруй и спасена будет!" Придя в дом, они застали там "свирельщиков", которых по восточному обычаю приглашали для оплакивания умерших. Это оплакивание, продолжавшееся восемь дней для простого умершего, и месяц для лиц знатных, сопровождалось заунывной игрой на свирелях или флейтах. "Не плачьте", сказал им Иисус: "она не умерла, но спит". Эти слова, конечно, нельзя понимать буквально, ибо и про Лазаря, лежавшего четыре дня во гробе и уже разлагавшегося, Господь сказал, что он "уснул" (Иоан. 11:11-14) и лишь потом сказал прямо: "Лазарь умер". Действительная смерть девицы была так очевидна для окружающих, что они стали даже смеяться над Иисусом. Свидетелями великому чуду воскрешения умершей могли быть только люди достойные, способные оценить эту великую тайну Божественного всемогущества, а потому Господь повелел всем выйти вон, оставив лишь трех Апостолов Своих Петра, Иакова и Иоанна и родителей умершей. Подойдя к умершей, Господь взял ее за руку и двумя властными словами: "Талифа куми", что значит: "девица встань!" мгновенно воскресил ее, причем тело ее настолько укрепилось, что последствия тяжкой болезни не помешали ей сразу же ходить, как вполне здоровой. Все изумились, а Господь повелел дать воскрешенной есть, дабы убедить родителей, что перед ними настоящая дочь их, а не призрак умершей. По обычаю, Господь запретил разглашать о чуде.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь митрополита Антония Сурожского.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодняшнее евангельское чтение нам повествует о двух чудесах Господних. Об исцелении женщины, которой никакие человеческие силы, никакое человеческое знание, никакая добрая воля людей не могли помочь. И о том, как в ответ на мольбу родителей в ответ на их скорбь и тоску, Спаситель Христос вызвал обратно к жизни земной молодую девушку.

Много рассказов в Евангелии о чудесах Господних. И каждый из них, являясь одновременно и исторической реальностью, говорит нам нечто и о нас самих. Изо дня в день с каждым из нас происходит чудо Божие. Силой Божией мы остаемся живыми, силой Божией мы восстаем от болезней, силой Божией от отчаяния мы возвращаемся к надежде, от греха возвращаемся к чистой просветленной жизни.

Это такие же чудеса, как исцеление тела. И мы привыкли к ним, и мы считаем это обычным. Потому что так постоянно нас взыскует Господь Своей милостью, Своей любовью и Своей творческой восстанавливающей силой.

Но вот случись с другим человеком нечто подобное тому, что с нами бывает постоянно, покажись нам, что человек до конца стал зол, потемнел беспросветно, умер душой, что нам никакими силами, ни убеждением, ни пристращением, ни мольбой, ни любовью уже не вернуть к жизни, и уже подобно людям, которые окружали одр умершей девочки 12-ти лет, мы говорим Господу: Ты ничего не можешь сделать. Зачем Ты пришел? Что Ты можешь сделать? Этот человек уже умер. Ему возврата к жизни нет.

Мы забываем про дочь Иаирову, мы забываем про ребенка, которого в Наине воскресил Господь, забываем про Лазаря. Но главным делом забываем о том, как Господь нас от смерти восставляет к жизни все время. От греха, от злобы, от отчаяния, от потемнения души, от того, что ничего в нас как будто живого не осталось – ходим будто труп.

И если всмотреться в этот рассказ, мы видим, как Христос идет в этот дом горя, в этот дом, где есть подлинное истинное горе матери, отца, настоящих подлинных друзей и общее сострадание, сочувствие других, и мы слышим, как Ему говорят: Зачем Ты пришел? она умерла. И Христос берет с Собой только трех учеников, которые по рассказам и житиям представляют собой образ веры в лице Петра, любви в лице Иоанна и праведности в лице Иакова. С Собой берет Он и мать, и отца, которые представляют собой чистое горе. И в этом контексте веры, надежды и чистоты и подлинной мольбы в поистине реальной нужде, Христос восстанавливает умершую к жизни.

Это могло бы случаться постоянно вокруг нас. Я не говорю о телесном воскрешении, но говорю о воскрешении душ человеческих. Но мы так часто стоим между чудом и человеком и говорим: Стоит ли обратиться к Богу? Что Он может сделать?

Несколько лет тому назад, когда я говорил о возможности определенному человеку ожить, стать новым творческим, мне было отвечено: никакая сила из него человека не сделает. И тогда я обратился к говорящему и спросил: Скажи, неужели ничего Господь в твоей жизни не совершил? Неужели Он тебя не изменил до самых глубин, когда ты к Нему обратился? И когда этот человек мне ответил, да, с тех пор, как я стал православным, все стало ново, я сказал: И ты после этого смеешь говорить, что Господь бессилен другого восставить?

Вдумаемся в эти случаи, и в евангельский рассказ и в тот случай, который я вам поведал. Вдумаемся. Потому что вокруг нас бесчисленное множество людей, которым нужно ожить душой, нужно обновиться, стать новыми людьми, но мы их ко Христу не приводим. Мы не говорим им, что все возможно, мы не зажигаем в них такую надежду, такую веру, такое вдохновение, которые могут сжечь все, так чтобы осталось только пламенение и свет. Вдумаемся в это, и когда встретим человека, который нам кажется мертвым, приведем его к Тому, Который есть и жизнь, и полнота жизни, и любовь. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Проповедь протоиерея Георгия Митрофанова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В прозвучавшем сегодня евангельском чтении мы имели возможность услышать, а потом даже представить себе удивительную сцену. Этих сцен немало в Евангелии. К Спасителю приходят страждущие, обездоленные, болящие люди, не имеющие никакого утешения в жизни, и Он приходит к ним на помощь, Он исцеляет их.

Но сегодняшнее евангелие, повествовавшее нам об исцелении дочери Иаира, может быть особенно поразительно тем, что мы имеем возможность, как никогда близко подойти к этому великому чуду, чуду исцеления, которое совершает Спаситель.

Евангелие очень ярко, очень реалистично показывает нам, как это было, как происходили эти чудеса, как через чудеса являла себя любовь Божия.

Давайте дорогие братья и сестры, представим себе это событие. Представим себе Спасителя, окруженного толпой людей, толпой людей именно несчастных, именно обездоленных, именно больных. Ибо эти люди первыми откликались на призыв Христа. Они не имели крова, они не имели богатства, они не имели здоровья. Они жили в постоянной опасности, что с ними что-то может случиться. Эти люди, не имевшие ничего, не понимавшие даже часто, кто же такой этот удивительный Учитель, возвещающий евангельское благовестие. Они шли к Нему если не за спасением, если не за исцелением, то хотя бы за утешением.

Наверное, эта толпа была еще более многочисленна, чем те толпы, которые собираются сегодня и чают обрести себе спасение или в храмах, или, увы, у каких-то псевдоцелителей. Вот через эту толпу бедняков, несчастных больных людей пробирался к Спасителю Иаир. Человек, чужой в этой толпе, который не привык быть среди этих униженных и обездоленных людей. Но он пришел к Спасителю с такой же нуждой, как и они: его дочь была при смерти. Спаситель знал об этом. Но, обратите внимание, Он как будто не замечал этого обращенного к Нему вопрошания, Он продолжал говорить с другими людьми.

И в это время происходило поразительное чудо. Кровоточивая женщина пробралась сквозь толпу к Спасителю, и, не надеясь на то, что Он обратит на нее Свой взор, прикоснулась к Его одежде. Это очень важный эпизод. Кровоточивая женщина страдала болезнью, которая женщин в иудейском обществе делала изгоями.

Женщина, страдавшая такой болезнью, вообще не должна была находиться среди людей. Она должна была подождать, пока толпа рассеется, и может быть, тогда могла бы подойти к Спасителю, если бы Он счел возможным для Себя с ней заговорить, именно потому, что она была женщиной нечистой. Но идти среди людей с такой болезнью было недопустимо. Эта женщина знала, что если кто-нибудь сейчас огласит ее болезнь, она в соответствии с требованиями Моисеева закона будет наказана. Ибо Моисеев закон на кровоточивую женщину налагал очень серьезные прещения.

И, тем не менее, она устремилась к Спасителю, и, боясь, может быть, даже признаться Спасителю в том, с чем заключалась ее болезнь, решила получить от Него благодать даром. Конечно, Спаситель все это знал. Конечно, Он видел эту женщину и конечно, Он увидел то, с какой верой прикоснулась она к Нему. Он специально решил испытать ее. Он сказал, что кто-то прикоснулся к Нему, и это вынудило женщину признаться в том, что это была она, и признаться в том, что она больна болезнью, которая должна была вызвать такой гнев и возмущение в толпе. И она делает это, рискуя многим.

И Христос исцеляет ее, и вера ее спасает ее. И эта вера потребовала мужества, и она проявила его. Эта вера потребовала от нее поразительного самоотвержения, принятия позора на себя, и она сделала это и получила спасение.

Это был урок, прежде всего для Иаира. Наверное, Иаир, когда Спаситель отвлекся, обратился к женщине, в душе вознегодовал. Как же так, он, знатный человек пришел сквозь толпу этих нищих и больных людей к Учителю, а Учитель не обратил на него Свой взор? Обратил Свой взор на кого-то другого? Тем более что Иаир пришел к Нему с действительно важной просьбой, с великой мольбой своей души? А Спаситель предпочел говорить не с ним, а с кровоточивой презренной женщиной?

Наверное, эта буря поднялась в душе Иаира, но именно может быть в этот момент Иаир нашел в себе силы преодолеть в себе гнев, преодолеть возмущение и вновь исполниться смиренной надежды. И тогда Спаситель направился в его дом, и тогда по дороге Иаир узнал, что дочь его уже умерла. Это было новое испытание для Иаира.

Вот, наконец, Учитель направился к нему, а дочь его уже скончалась. А если бы Он сразу пошел в его дом? Если бы сразу откликнулся на его просьбу? Возможно, дочь была бы спасена. Опять буря переживаний, буря страстей, чисто человеческих страстей. Может быть, и гнев и сомнение. Но Спаситель поддержал Иаира: Не бойся, только веруй.

Он пришел в дом Иаира. И что же увидел Иаир, который искренне хотел уверовать, что дочь его спасется?

Он увидел свою семью, своих домашних в ужасе, скорби. Они стенали оттого, что дочь его умерла. И опять вера Иаира подверглась испытанию. В дом, где только что умерла молодая девушка, вошел Спаситель, утверждавший, что она жива. Люди в горе, и когда они услышали эти слова Спасителя, они искренне возмутились и вознегодовали.

Но почему Спаситель говорил, чтобы все оставили Его в комнате с этой умершей девушкой? Опять начиналось новое испытание веры Иаира, и всех, наверное, его домашних. Гнев их отошел, и они вновь начали надеяться. Ибо если бы не было этой надежды, наверное, не было бы и воскресения дочери Иаира. И Христос совершил чудо. В результате которого умершая воскресла.

И обратите внимание на то, что Он даже в этот момент милосерден, любвеобилен по отношению к людям. Он говорит о том, что девушка не умерла, но спит. Он пытается так или иначе дать этим людям возможность успокоиться, проявить свою веру в то, что дочь Иаира будет здорова.

А далее Спаситель пригласил всех в горницу и говорил о том, чтобы дочь Иаира накормили, чтобы вернулись люди в свой обыденный круг вещей. Как это часто бывает и с нами, когда кто-то болеет у нас, а потом мы вдруг слышим, что нужно просто накормить этого человека и уложить его спать. Нам кажется, что болезнь уже ушла от него, что привычная для нас, спокойная жизнь возвращается.

И здесь Христос, как настоящий врач, как настоящий целитель не только тела, но и души, заботится не только о спасении дочери Иаира, но и о мире в ее доме. Как будто возвратил всех домочадцев Иаира к мирной размеренной жизни, когда дочь его была здорова.

А далее Спаситель опять-таки заговорил о том, чтобы никто не говорил о случившемся чуде. Почему Спаситель не единожды в Евангелии предупреждает о том, чтобы о чудесах Его говорили как можно меньше? Да потому что Он очень хорошо знает, что большая часть людей действительно ищет в вере прежде всего чуда, ищет, прежде всего возможности удивиться чуду, что-то получить от этого чуда. Большая часть людей, даже к Нему идущих, не стремится просто уверовать в Него, довериться Ему и пойти вслед за Ним по любому пути, по которому Он поведет, даже по пути страданий.

Он очень хорошо знает, как изменчив, как эгоистичен человек. И, конечно же, если узнают многие люди о том, что Он исцеляет болезни, воскрешает умерших, к Нему устремятся очень многие. Но не для того, чтобы исполнить Его слово, уверовать в Него, как в Спасителя, а только для того, чтобы что-то получить от Него.

Он знает, что такие искусительные мысли входят в сознание даже апостолов. Что же говорить о других? Его чудеса это не попытка привлечь к Себе людей, увлечь Своей способностью преодолевать законы естества, как нередко бывает в наши времена. Его чудеса это прежде всего проявление Его любви. А с другой стороны это испытание нашей с вами веры.

Веры не только тех, кто жил тогда, но и веры тех, кто живет сегодня. Кто тоже чает чудес и часто не задумывается о том, откуда исходят эти явления, нарушающие законы природы. От Бога или от дьявола? Важно лишь, чтобы было чудо, чтобы мы получили то, чего нам очень хочется.

Будем помнить о том, дорогие братья и сестры. Чтобы в нашей жизни ни случилось, Христос всегда готов прийти к нам на помощь, точно так же, как Он готов был прийти на помощь Иаиру. Но нужно лишь одно. Нужно взять на себя труд нести бремя веры. То самое бремя, которое окажется на самом деле даже очень легким, когда мы уверуем. Но это самое трудное.

Пусть же Иаир, такой же, как мы, немощной и грешный человек, так же, как мы очень часто, эгоистично, наверное, подходивший к Богу, но в какой-то момент безраздельно отдавшийся Его воле, будет для нас с вами подобающим примером, чтобы в нашей жизни ни случилось, будем подобно Иаиру прибегать к помощи Божией. Будем подобно кровоточивой женщине не смущаться своей немощи и скорби, не боясь обречь себя на позор со стороны окружающих людей, на поношение с их стороны, будем исповедовать веру во Христа, и по нашей вере да будет нам. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Протоиерей Александр Шаргунов
Мы слышим Евангельский рассказ об исцелении кровоточивой женщины и о воскрешении дочери Иаира. Нам явлено чудо любви Христовой – избыточествующей любви, потому что Господь идет по просьбе начальника синагоги Иаира исцелить его болящую дочь, и попутно по дороге совершает чудо исцеления безнадежно больного человека. Эта любовь, эта сила жизни исходит от Него, и она действует непрерывно. Оттого что Он как будто бы замедлил в пути, теряется смысл Его прихода к начальнику синагоги – потому что, что может молитва за человека, когда он умер? И Господь показывает, как велика сила Его любви, воскрешая эту умершую.

Господь идет к Своему Кресту, к Своим страданиям. Все, что происходит в Евангелии с самого начала Его служения, есть описание именно этого восшествия. С тем чтобы мы очевидным, видимым образом могли ощутить, что Христос берет на Себя грехи всего мира. Все страдания, все нужды других людей, будь это душевная, или телесная скорбь – чудом Его любви она становится Его собственной нуждой. И Господь исцеляет и воскрешает больную или уже мертвую жизнь.

Когда Христос шел вместе с учениками, такая толпа теснила Его, что трудно было проходить через нее. Среди этой толпы была женщина, которой Закон запрещал там быть: она – нечиста. У нее – непрестанное течение крови. А нечистота опасней всякой болезни. Как написано в книге Левит: «Если у женщины течет кровь многие дни не во время очищения ее, или если она имеет истечение долее обыкновенного очищения ее, то во все время истечения нечистоты ее, подобно как в продолжение очищения своего, она нечиста; и всякая вещь, на которую она сядет, будет нечиста; и всякий, кто прикоснется к ней, будет нечист». В противоположность крови, текущей в наших венах, которая есть жизнь, эта кровь принадлежит области смерти и нечистоты. Как и вся толпа, эта женщина влекома целительной силой Господа. Прикосновение к краю одежды Его оказывается достаточным – исцеление происходит мгновенно. В течение долгих двенадцати лет она страдала кровотечением, и истратила все, что у нее было, на врачей, но никто не мог помочь ей. Вдруг Христос остановился и обратился к народу с вопросом: «Кто прикоснулся ко Мне?» «Наставник, – сказал Петр, – народ окружает Тебя и теснит, и Ты говоришь, кто прикоснулся ко Мне». Но Христос сказал: «Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я почувствовал силу, исшедшую из Меня». Так говорит Он, как будто здесь только одна эта женщина, среди всей громадной толпы. Ответ Петра на вопрос Господа показывает, что он ничего не понимает. Христос говорит о силе, исшедшей из Него. Это сила Самого Бога. Эта чудотворная сила, которой исполнен Господь, скоро будет передана Им двенадцати (Лк. 9, 1–2). В ней – начатки силы Духа Святого, Которого ученики примут только после Пасхи.

Что касается кровоточивой, она объявляет перед всем народом о своей болезни и о мгновенном исцелении. Она трепещет, исповедуя, что нарушила Закон. Край одежды Спасителя напоминает о том, что надлежит исполнять все заповеди Господни. «Объяви сынам Израилевым – сказано в книге Чисел, – и скажи им, чтобы они делали себе кисти на краях одежд своих в роды их, и в кисти, которые на краях, вставляли нити из голубой шерсти; чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои и были святы пред Богом вашим» (Числ. 15; 38, 40). Мы видим, что вера женщины (а не небрежение о Законе) вела ее ко Христу. И Он с изумлением говорит ей: «Дерзай, дщерь, вера твоя спасла тебя. Иди с миром».

Мы тоже страдаем – если не физически, то духовно – от греха. Один человек страдает от гнева и злобы, другой страдает от скупости и жадности, третий страдает от распущенности, которая толкает его на блуд. Четвертый страдает от пьянства, пятый страдает от тщеславия, которое заставляет его искать пустой земной славы. Шестой страдает от зависти, которая мучает его, когда он видит успех и счастье других. Седьмой страдает от лени и расслабленности. Если каждый из нас испытает себя внимательно, то он увидит, что он страдает от того или иного греха. И самое печальное – что грехи эти у нас изо дня в день повторяются. Вчера мы каялись в них, а сегодня повторяем их снова. Грех – род кровотечения, который никогда не кончается у нас и который постоянно ослабляет нас, обескровливает нас, делает нас полуживыми.

Как кровоточивая женщина в сегодняшнем Евангелии была неисцельно больна, точно также грехи наши неисцелимы никакими человеческими средствами. Никто, ни один человек, не может освободить нас от греха. Есть только один Господь Иисус Христос, способный исцелить человека от болезни греха и спасти его. Он единый Врач душ и телес наших, Спаситель грешников.

И далее повествование снова возвращает нас к Иаиру. Его молитва ко Господу придти к нему в дом уже не имеет смысла – слишком поздно! Но Господь приглашает его идти дальше естественного разума: спасение, которое Он предлагает, требует только веры. Здесь, как и в слове, обращенном к женщине, спасение и вера связаны друг с другом. В устах Господа они соединяются в одно: «Не бойся, только веруй, и спасена будет». Входя в дом, Господь берет с Собой только трех избранных учеников, свидетелей Его силы, а также отца и мать девицы. «Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная, что она умерла». Все кончено, о чем еще говорить! Этот человек, эта жизнь, этот народ, это человечество – мы достоверно знаем – уже мертвы. Зачем еще ломать комедию?

Как наинской вдове, Господь говорит со властью: «Не плачь!» Воскрешение совершается Его прикосновением к умершей и повелением: «Девица, встань!» «И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть». Мы слышим слова, которые Церковь с самого начала употребляет, говоря о воскресении: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Еф. 5, 14). Как у женщины, страдающей течением крови, чудо совершается мгновенно. Повеление дать есть девице показывает реальность ее возвращения к жизни. Так Сам Господь по Своем воскресении будет есть и пить с учениками Своими во уверение реальности Своего человеческого тела.

Господь напоминает нам, что вся наша жизнь – это сплошная утрата. Мы все время теряем, а Господь не исцеляет нас, не избавляет нас от страданий, от тревог и смерти. Он хочет нам дать смысл, Он хочет, чтобы мы прикоснулись к Его силе. Чтобы не было этого бессмысленного тупика и отчаяния, в котором живут люди, не прикоснувшиеся ко Христу. Чтобы мы узнали, что в страдании и смерти есть эта жизнь избыточествующая, которую Господь нам принес. Есть эта любовь, которую не может отделить от нас никакая смерть, никакие страдания, потому что Господь присутствует с нами. И когда умирает наш близкий человек, мы должны прикасаться к тому, что Христос совершил и совершает ради этого человека.

Мы знаем, что Христос Своей любовью все совершил и победил смерть и всякое зло. И сейчас мы приходим к Нему в Церковь, и мы знаем, где мы можем прикоснуться к Нему и как прикоснуться.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

65

17 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 65 зач., XII, 13-15, 22-31

13Некто из народа сказал Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство.
14Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас?
15При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения.

22И сказал ученикам Своим: посему говорю вам,- не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться:
23душа больше пищи, и тело - одежды.
24Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц?
25Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть?
26Итак, если и малейшего сделать не можете, что' заботитесь о прочем?
27Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них.
28Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры!
29Итак, не ищите, что' вам есть, или что' пить, и не беспокойтесь, 30потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; 31наипаче ищите Царствия Божия, и это всё приложится вам.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Некто из народа сказал Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас? При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения.
Чтобы научить нас, как мало должно радеть о житейском и заниматься земным, Господь отсылает от Себя того, кто просил Его распоряжения о разделе отцовского наследства, и потому говорит, “кто поставил Меня судить или делить вас?” Поелику человек этот не стал просить того, что полезно и нужно для спасения, а просил Его быть делителем земного и временного имения, то Господь отсылает его как беспокойного и нежелающего научиться ничему нужному; впрочем, делает это кротко, а не грозно. Но поступком этим, без сомнения, всех, как тогдашних, так и нынешних, слушателей своих Он научает не заботиться ни о чем земном и временном, не спорить из-за него с братьями, и даже уступать им, если они желают быть и любостяжательными (ибо говорит: “от взявшего твое не требуй назад” — Лук. 6, 30), и искать того, что полезно и необходимо для спасения души. Посему и присовокупил сии слова: “смотрите, берегитесь любостяжания”, убеждая нас избегать любостяжания как бы какой-нибудь дьявольской ямы. Кому же сказал Он это: смотрите, берегитесь любостяжания? Оным двум братьям. Так как у них был спор о наследстве и вероятно из них двоих один другого обидел, то Он и обращает к ним речь о любостяжании. Ибо оно — великое зло. Посему ап. Павел называет оное идолослужением (Колос. 3, 5), быть может, потому, что, оно прилично одним тем, кои не знают Бога, или, что и справедливее, потому, что идолы язычников — серебро и золото (Псал. 113, 13). Почитающий серебро и золото подобен идолопоклонникам, потому что тот и другие поклоняются и воздают почитание одному веществу. Итак, избытка должно бегать. Почему? Потому, что “жизнь человека не зависит от изобилия его имения”, то есть мера сей жизни не соразмеряется с изобилием имения. Ибо если кто имеет многое, то не значит еще, что он уже и проживет долго. Долголетие не зависит от множества богатства. Господь говорит это в опровержение мыслей любителей богатства. Любители богатства, по-видимому, заботятся о богатстве потому, что желают жить, и собирают отовсюду потому, что намереваются долго жить. Посему Господь говорит: несчастный и бедный! неужели от многого имения прибавится тебе и долголетие? — Зачем же ты ясно страдаешь из-за неизвестного успокоения? Ибо не известно еще, достигнешь ли ты старости, для которой собираешь; а то очевидно, что ныне ты тратишь (свою жизнь) на приобретение имения.

И сказал ученикам Своим: посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи и тело одежды. Посмотрите на воронов: они не сеют, ни жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем?
Мало-помалу Господь восходит к учению о высшем совершенстве. Заметь же порядок. Он научил беречься любостяжания и присовокупил притчу о богатом в доказательство того, что желающий очень многого — безумен. Простирая учение далее, Он не позволяет нам заботиться и о необходимом. Как диавол, начиная с малых грехов, ввергает нас и в большие, почему и назван он у Иова (Иов. 4, 11) “могучий лев” (мраволев), так, напротив, Господь, разрушая дела его, научает прежде бегать великих грехов, а потом указывает и начала их. Заповедав нам беречься любостяжания, доходит и до корня его, то есть заботы, дабы и корень пресечь, и говорит: “посему говорю вам”. Поелику, говорит, безумен тот, кто назначает сам себе продолжительную жизнь и, обольщаясь сим, желает большего, каков был помянутый богач, потому Я вам говорю: “не заботьтесь для души вашей, что вам есть”. Сказал так не потому, будто бы разумная душа ест, но потому, что душа, по-видимому, удерживается в связи с телом только под тем условием, если мы употребляем пищу. И иначе: тело, будучи и мертво, одевается, но уже не питается. Поелику же питаться свойственно телу одушевленному, то справедливо употребление пищи Он отнес к душе. Или: не называется ли душою питательная сила? Итак, питательною частью неразумной души не заботьтесь, что вам есть, ни телом, во что одеться. За сим представляет основание. Тот, Кто дал большее, именно душу, не даст ли и пищу? Тот, Кто дал тело, не даст ли и одежду? Потом доказывает примером воронов. На птиц указывает для того, чтобы более усовестить нас. Мог бы Он привесть в пример святых пророков, как-то: Илию и Моисея, но для большего посрамления указывает на птиц. Потом представляет еще и другое основание. Скажи, пожалуй, какая тебе прибыль от забот? Прибавляешь ли ты своему росту хотя малейшую часть? Нет; напротив, ты даже истощаешь свое тело, ибо забота сушит. Если же и малейшего не можешь прибавить, что заботишься о прочем? Очевидно, что как росту Бог придает, так и прочее подаст.

Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры! Итак, не ищите, что вам есть или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите царствия Божия, и это все приложится вам.
И пример лилий Господь выставил для большего нашего вразумления. Ибо если Бог лилии одевает так, что слава Соломонова не могла никогда сравниться ни с одною из них, и притом тогда, как для лилий красота не необходима, не тем ли более Он оденет нас — честнейшее Свое создание, когда притом для тела нашего одеяние необходимо? — Что же, скажут, повелеваешь нам не возделывать земли? Я не сказал: не возделывайте землю, но не заботьтесь. Делать Я не возбраняю, а запрещаю беспокоиться, то есть иметь надежду на самих себя. А кто делает и уповает на Бога, тот живет беззаботно. Явно, что Он искореняет заботу, потому, что она удаляет от Бога. — Далее, говорит: “не ищите, что вам есть или что пить, и не беспокойтесь”. Возношением называет, без сомнения, не иное что, как развлечение и непостоянное направление разума, помышляющего то о том, то о другом, перескакивающего от одного на другое и всегда мечтающего о чем-то более высоком. Не значит ли это гоняться за метеорами? Такую-то заботу, как удаляющую нас от Бога, или легкомыслие запрещает Господь, сказав, что “всего этого ищут люди мира сего”. Ибо забота не останавливается на необходимом, но, как я сказал, всегда ищет более высокого, почему и называется (возношением вверх). Например, мы не имеем хлеба. Мы сначала заботимся, откуда бы получить его, но на этом не останавливаемся, а желаем получить хлеб из отличной пшеницы; потом желаем и вина, и притом цветисто-благовонного; затем желаем и жареного, и притом из рябчиков или фазанов. Видишь ли, какова забота и легкомыслие? Посему Господь решительно пресекает оную, ибо этого ищут язычники. — Потом представляет и другое основание, именно, что Отец наш знает, в чем мы имеем нужду, и представляет не одно, а много оснований. Говорит: Он есть “Отец”, и если Отец, то как не даст? Притом Он “знает”, ибо не не знает. Да и вы “имеете нужду”, ибо это не лишнее, а необходимое. Итак, если Он Отец и вы имеете нужду, и Он знает, то как же не даст? Посему прежде всего ищите царствия Божия, а заботу о житейском, как удаляющую вас от Него, отвергните: и тогда все сие придастся вам. Видишь ли, каков Бог? Если ты ищешь малого, ты делаешь неугодное Ему, ибо оскорбляешь Его великодаровитость; если ищешь великого, то и его получишь, и малое придается тебе. Ибо если Он увидит, что ты занят исканием царства Его, то Он всеконечно будет промышлять о тебе в твоих нуждах. Даже и мы в своих делах не так ли поступаем? И мы заботимся более о тех, кои всецело предали себя нашему попечению, и бываем к ним так предусмотрительны, как будто бы они сами и не смотрят за собою. Не тем ли паче (так сотворит) Господь? Итак, Господь пресекает заботу о житейском для того, чтобы убедить нас искать царствия Его: ибо при заботах о житейском это невозможно.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
«Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство», — обращается ко Христу некто из народа. Этот человек ошибся дверью, ибо Христос — не из числа раввинов, в обязанности которых входило решение подобных юридических вопросов. Христос пришел не для этого. Он пришел не для того, чтобы вершить на земле земной суд, Он пришел спасти нас. Обратите внимание на ценности Его суда: «Смотрите, берегитесь любостяжания, — говорит Он, — ибо жизнь человеческая не зависит от изобилия его имения». Мы все склонны вольно или невольно думать, что ценность жизни измеряется тем, что человек имеет, или тем, что он делает, — все зависит от богатства его дарований, материального богатства, богатства возможностей. Господь же видит жизнь иначе, совершенно противоположно этому. Служение Господа — в благовестии Царства Небесного и в призыве к покаянию в грехах, корнем которых является сребролюбие.

«Деньги не пахнут» — так ли это? Что сказать о Ветхом Завете, где деньги — благословение, прежде чем стать проклятием? Сребролюбие — не в богатстве, а в преувеличенном желании материальных благ, в том, что человек не думает о других. На языке и в мыслях у него — только деньги: как умножить их и что можно сделать с этими деньгами для своей выгоды. Сребролюбие — бесчеловечно, противно Евангелию Христову, потому что оно ожесточает сердце. Оно — бессердечно. Оно несовместимо с верой, с доверием Богу. Когда деньги становятся абсолютной ценностью, в жертву им приносится все остальное. Временные блага имеют относительное значение для тех, кто хочет достигнуть жизни вечной. Иначе говоря, ни за какие деньги нельзя купить спасение. Может быть, и для этого человека богатство будет означать невозможность идти вслед Христу. Может быть, и для него за этим вопросом о наследстве стоит выбор — Бог или богатство. Сутяжники по наследству, потерпевшая сторона — это, увы, во все времена, всегда! Как всегда — люди, не понимающие, что Христос — не Судья по наследству. Сколько требуется проповедей, молитв, Божественных литургий, чтобы все христиане хорошо это поняли! И начали познавать Христа таким, каков Он есть, — в Его истине, в Его Крестных Страданиях, в Его любви к нам. Ибо Он пришел, чтобы имели жизнь, и жизнь с избытком.

«Посему говорю вам, — говорит Христос, — не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело — одежды». Однако жизнь земная, как мы знаем, это пища и одежда. Как же мы обойдемся без них? Господь предупреждает Своих учеников против греха, в котором отделение земного от небесного столь же страшное, как отделение души от тела, то есть смерть. Пища и одежда необходимы для жизни, но цель, к которой мы идем, несравненно более прекрасна, чем средства, употребляемые для этого. Самая прекрасная пища и одежда, какая есть на земле, — из земли. А жизнь наша — от дыхания Божия. Бог дал нам душу и тело, и Он всего Себя отдает нам на Кресте.

Если мы воспримем эту тайну и будем заботиться о наших душах, о вечности — о том, что больше, чем земная жизнь, — тогда нам станет понятно, что Бог, несомненно, позаботится об остальном. Мы знаем чудесные примеры из Священного Предания — как преподобная Мария Египетская ушла в пустыню всего с несколькими хлебами на много лет подвига. Вообще все жизнеописания святых полны рассказов о том, как малое количество пищи при благодати Божией, иногда несколько зерен, оказывалось достаточным, чтобы поддержать телесные силы человека.

Кто-то скажет: это же святые, а как же так может жить простой человек? Святые потому и святые, что научились от Господа, услышали эти Его слова: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает» (Пс. 54, 23). Господь не обещает, что жизнь у нас будет в роскоши, в пирах, но Он твердо обещает все, необходимое человеку для жизненной дороги. Эти пиры и роскошь только мешают человеку идти, а то, что полезно ему, что укрепляет его силы, чтобы достойно проходить путь, ведущий к Богу, Он, несомненно, нам даст.

Некоторые говорят: что стало бы, если бы все стали жить, как эти пустынники, монахи, перестали бы трудиться, только молились бы — что бы стало с миром? «На земле наступил бы рай», — отвечает преподобный Силуан Афонский. Господь бы явил Свое чудо, мы бы все увидели, как Он может и сегодня, и всегда пятью хлебами не только пять тысяч напитать, но пять миллионов, и пять миллиардов. Но Он хочет прежде, чтобы мы исцелились пятью Его ранами от той тяжкой болезни, которой все мы больны. И научились принимать от Него Хлеб Небесный — все, что у Него есть, всю жизнь, которую Господь предлагает нам.

Но так горестно наше ослепление, так велико падение человека, что Бог посылает человека учиться у низшего творения. Он говорит: «Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их». Бог питает их, и они поют среди ветвей. Вот жизнь какая! То есть они непрестанно молятся и возносят Господу своему хвалу. И если бы мы не были угнетены многозаботливостью о завтрашнем дне, мы бы точно так же радостно пели среди небес, находясь на земле. Мы бы доставали небо уже сейчас. Не о птицах же небесных столько промышляет Господь, а о том, чтобы мы стали существами и земными, и небесными.

И посмотрите с размышлением на цветочки полевые. Есть много доброго и полезного, чему они нас научают на каждый день. Задумайтесь о том, какие они хрупкие. Они — трава полевая. Но и всякая плоть — трава, говорит нам слово Божие. Завтра эта трава полевая, пройдет немного времени, засохнет и будет брошена в огонь.

Мы не должны думать, во что мы оденемся завтра, потому что завтра, может быть, нам понадобятся совсем другие — погребальные — одежды. Цветы не трудятся, не прядут, но посмотрите, как прекрасны они! Посмотрите, как и из чего они растут! Корни их зимою погребены под землей, и кажется, уже вообще никаких цветов не будет, но когда наступает весна, они восходят из-под земли, из этого холода и мрака, вырастают таким сиянием и красотой, что даже Соломон во всей славе своей не имел таких одежд, говорит Господь. Он говорит о том, чтобы мы облекались в Его совершенство и красоту, потому что мы не хотим совлечься со смертью нашей, но облечься, чтобы смертное было поглощено жизнью, как говорит апостол (2 Кор. 5, 4).

Но пусть никто не настраивается на мечтательность. Христос нигде не говорит, что мы не должны для земного трудиться. Это не только законно, это наш христианский долг. Праздность — искушение Бога вместо детского доверия Ему, какое должно быть у души человеческой. Мы должны трудиться для земного, но есть несравненно более надежный и легкий, хотя трудный путь для того, чтобы все получить нужное нам, — это искание Царствия Божия и правды Его.

Святитель Феофан Затворник говорит, что мы должны исполнять свои каждодневные труды, но — добавляет он образно — как бы прикасаясь к ним только кончиками пальцев. Это не значит, что мы должны их исполнять небрежно. Нет, мы должны так смиренно исполнять земное служение, чтобы кончиками пальцев касаться тайны жизни.

Слово Христово — «не заботьтесь» — великая красота и высота, к которой призван каждый человек. Это и есть заповедь: «ищите прежде всего Царства Божия, и все остальное приложится вам». Следуя этой заповеди Господней, мы можем постигнуть тайну творения мира и человека, тайну Божия воплощения, Креста, Воскресения и Вознесения, тайну преображения всей твари. Все совершил для нас Господь, и нам дается радость — жить с Ним на земле и участвовать в этой тайне, восходя к бесконечно большему.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif


Проповедь протоиерея Александра Глебова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Часть сегодняшнего евангельского чтения – это отрывок из Нагорной проповеди Христа Спасителя. И назидание это является важным и определяющим для духовной жизни человека.

Если прочитать этот текст полностью, то станет понятно, что Господь говорит о том, что должно являться доминантой человеческой жизни, что должно быть у человека на первом месте, к чему он должен стремиться, какие цели он должен перед собой ставить, и что в человеческой жизни должно быть второстепенным, хотя, может быть, и очень важным.

Правда, есть одно «но». Эти слова Господа могут восприниматься человеком и могут служить ему ориентиром в жизни лишь в том случае, если человек является верующим. Если он верит в Бога, как в своего Творца и Промыслителя. Если он верит, что Бог направляет его жизнь. Если человек верит, что его жизнь не заканчивается крышкой гроба, но продолжается в вечности.

В противном же случае, если люди придерживаются каких-то иных мировоззренческих позиций, то все то, о чем говорит Господь в сегодняшнем евангелии, навряд ли может иметь какое-либо значение и смысл. И уж тем более, люди не будут предпринимать усилий, чтобы воспринять эти слова и воплотить их в жизни. Хотя по инерции, по какой-то духовной инерции, даже люди далекие от Бога могут говорить, что все-таки это важно с точки зрения так называемых общечеловеческих ценностей. Хотя на мой взгляд это понятие «общечеловеческие ценности» достаточно размыто. Потому что у одной группы людей это ценности одни, у другой совершенно противоположные, у третьих – третьи и так далее. Но не об этом речь.

О чем же говорит Господь. А Он говорит, что душа человека – больше пищи и тело – больше одежды. Он призывает нас не заботиться о завтрашнем дне. Но правда, наверное, эта фраза нуждается в пояснении небольшом. Действительно, как же можно так бездумно жить, не заботясь о завтрашнем дне? Ведь мы знаем, что, когда человек живет одним днем, беспечно и ветрено, то это обычно ни к чему хорошему не приводит. Заботиться о завтрашнем дне надо. Только забота бывает разная. И гораздо точнее слова Христа выражены в славянском тексте Евангелия. Там «не заботьтесь» звучит следующим образом: не пецытесь. То есть, чтобы эта забота не испепеляла ваше сердце.

Христос просто как бы очерчивает рамки, за которые наши житейские заботы не должны выходить. Не стоит от них сгорать, не стоят они жизни, не стоят они того, чтобы только ради них жить. Жить надо ради другого. Далее Христос говорит: посмотрите на птиц. Они не сеют, не жнут, но Господь питает их. Или посмотрите на полевые лилии, которые не трудятся, не прядут ткани, но Господь их так украсил, что и Соломон во всей своей славе не одевался так. Но вы-то, то есть люди, - больше, чем птицы или растения, и Господь знает, в чем вы имеете необходимость. «Вы же в первую очередь ищите Царствия Божия и правды его, а все остальное приложится вам». Дальше Господь продолжает: Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе вместилища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет».

Многие критически воспринимают эти слова Спасителя и считают, что здесь Господь призывает нас к какому-то созерцательному состоянию, к отказу от житейских благ, к какому-то жизненному безразличию. Что Господь отрешает нас от труда. Ну действительно, зачем трудиться, что-то зарабатывать, если птицы не работают, а Господь их питает. Но если мы – больше птиц, то сиди, в первую очередь думай о Царствии Божием, а уж Господь – то найдет способ, как тебя прокормить.

Нет, это упрощенное и совершенно неверное понимание того, что говорит Господь. Господь не отрешает нас ни от земных забот, ни от земных радостей, ни от труда, ни от материального достатка, ну, конечно, в том случае, если этот достаток явился следствием честного труда. Но в этих словах Спасителя как бы содержится призыв: Человек. Помни свое высшее предназначение. Здесь речь идет о приоритетах: что чему предшествует, и что чему должно быть подчинено. Господь не делит мир на черное и белое, на хорошее и плохое. Он говорит, что и посреди ценностей существует иерархия: есть хорошее, а есть еще лучшее; есть важное, а есть еще более важное.

Я приведу такой пример. Опять-таки из учения Христа, из Его слов. Ведь, наверное, никто не будет спорить, что человеческая жизнь является абсолютной ценностью. Здесь даже двух мнений быть не может. Ну а Господь что говорит? Он говорит, что в каких-то ситуациях человек, отдавая свою жизнь, обретает еще большую ценность: «Нет больше той любви, кто жизнь свою положит за други своя». Или «кто хочет душу свою, то есть жизнь, спасти, погубит ее, а кто жизнь свою отдаст ради Меня и Евангелия, обретет ее».

Это значит, что наивысшей точкой в системе ценностей является Царствие Божие, единение человека с Богом.

Если наша житейская забота, или удовольствие, или накопление становится самоцелью, и человек любыми путями пытается достичь этой цели, несмотря ни на кого и ни на что, если для него это составляет смысл жизни, то это неправильная жизненная позиция. Именно о недопустимости этого и предупреждает Господь в сегодняшнем евангелии. И Он говорит, что в конечном итоге такой человек обречен на неудачу и на разочарование, потому что выбрал ложную цель своей жизни. Но если наши заботы, наши труды, наши радости или переживания сопутствуют нашей жизни в движении к главной цели, к которой Господь приглашает нас и на которую Он нам указывает, это означает, что такой человек правильно организовал свою жизнь. Он движется в верном направлении, к верной цели. И хоть путь этот нелегкий, «узкий», как называет его Господь в Евангелии, человек, идущий по нему может не сомневаться, что в конце этого пути Господь не посрамит его усилий, щедро воздаст ему в вечности.

Да и не только в вечности. И в этой жизни все необходимое прилагается тому, кто в первую очередь ищет Царствия Божия. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

66

18 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 68 зач., XII, 42-48.

42Господь же сказал: кто' верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в своё время меру хлеба?
43Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так.
44Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.
45Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться,- 46то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными.
47Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; 48а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. __ И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Лк.12:42. Господь же сказал: ктó верный и благоразумный домоправитель,
Вышесказанная притча, – говорит, – многим прилична, а теперь говорит о тех, которые удостоены предстоятельства: недоумеваю, кто окажется имеющим то и другое, то есть верность и благоразумие. Ибо таковые редки, и трудно находить их. Как в управлении обыкновенным имением, если кто верен своему господину, но неблагоразумен, тот расточает имение господина, ибо не умеет распоряжаться им как должно, когда нужно давать, не дает, а гораздо больше теряет, и равным образом, если кто благоразумен и находчив, но неверен, тот может быть вором, и тем менее уловимым, чем более он благоразумен, – так и в божественных предметах нужны вместе верность и благоразумие. Ибо я знаю многих, которые, по-видимому, и усердны к добродетели, и богобоязливы, и имеют веру, но, поскольку не могли благоразумно распоряжаться церковными делами, повредили не только имению, но и душам. Например, если кто впадет в духовное преступление, но предстоятель не будет благоразумен, а будет иметь только веру, то есть добродетель бессознательную, то падший может потерпеть вред или от непомерной строгости, или от неуместной кротости его, и не уврачуется, но сокрушится.
которого господин поставил над слугами своими раздавать им в своё время меру хлеба?
Итак, кто будет найден верным и благоразумным, тот поставлен будет «над слугами» Господа, то есть над всеми рабами Его, чтобы каждому «в свое время... раздавать... определенную меру хлеба», то есть или догматическое учение, которым питаются души, или образец деятельности и начертание, как должно жить.
Лк.12:43. Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так.
Лк.12:44. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.
Если он будет найден поступающим так, то блажен, и Господь «поставит его... над всем имением своим», не только над рабами, но и над всем поставит его, удостоив его высшей степени, так что ему будет покоряться земное и небесное, каковы были, например, Иисус Навин и Илия. Один из них повелевал солнцу, а другой – облакам небесным (Нав.10:12; 3Цар.17:1). Да и все вообще святые как друзья Божии, пользуются достоянием своего Друга. И у друзей обыкновенно все бывает общее (Деян.4:32). И всякий, кто при безмятежной жизни упражняется в деятельной добродетели и подчиняет себе рабские страсти – гнев и похотение, давая каждой из них в свое время определенную меру пищи, гневу, например, ненависть к ненавидящим Господа и раздражение против врагов Его (Пс.138:21), похотению – заботу только о необходимом для плоти, а всецелое устремление – к Богу, всякий таковой блажен: он достигнет и созерцания, и будет поставлен над всем имением (сущим у) Господа он удостоится созерцательным умом зреть и наблюдать все, не только существующее не само по себе, но и то, что в собственном смысле существует, то есть вечно.
Лк.12:45. Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, –
Горе таким рабам, которые, получив дарование духовного настоятельства, губят вверенное им домостроительство, пьют и упиваются, будешь ли понимать сие о чувственном пьянстве (ибо и это случается с худыми настоятелями церквей, расточающими имение бедных), или будешь разуметь под пьянством развращение ума в учении и распоряжении имением. Такие предстоятели бьют слуг и служанок, то есть, соблазняя слабейших членов церкви, убивают их совесть. Ибо слабый и малодушный, увидев, что я – архиерей – веду худую жизнь, соблазняется сим и убивается совестью, принимает удары в сердце и делается еще слабейшим. А все это случается с лукавым рабом от того, что он в сердце своем сказал: «не скоро придет господин мой». Ибо такого рода поведение происходит от беспечности и неразмышления о часе кончины. Если же бы мы содержали в мысли, что Господь идет, что при дверях кончина мира и конец нашей жизни, то мы грешили бы менее.
Лк.12:46. то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его,
Примечай и наказание. «Рассечет, – говорит, – его», то есть лишит дарования учительства. Чтобы кто-нибудь не подумал, что дарование это поможет ему избавиться от сильного наказания, Он говорит: как поможет ему дарование, когда он в то время не будет иметь его? Ибо быть рассеченным пополам - значит быть лишенным благодати. Таковой, будучи плотью, а не духом, окажется тогда достойным сожаления, поскольку, по апостолу, мы тогда живем по духу, когда Дух Божий живет в нас (Рим.8:9).
и подвергнет его одной участи с неверными.
А кто найден будет ходившим не по духу, но по плоти и непричастным духовной жизни, тот поставится в ряду с неверным, поскольку осудится с миром неверным, как не получивший никакой пользы от мнимой веры. Ибо истинной веры в нем не было. Если бы в нем была истинная вера, он был бы верным домостроителем. А теперь, поскольку он пил и упивался, и расточал принадлежащее господину, очевидно, что не имел истинной верности, какая требуется от домоправителей. Поэтому справедливо часть его полагается с неверными. Ибо, лишенный дарования и разоблаченный, он оказывается поврежденным, а не совсем целым.
Лк.12:47. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много;
Здесь Господь представляет нам нечто более важное и ужасное. Таковый, – говорит, – не только дарования лишится и не найдет в оном пособия к освобождению от наказания, но величие достоинства сделает его повинным еще бoльшему осуждению. Ибо чем более знает согрешающий, тем больше он заслуживает себе наказания.
Лк.12:48. а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.
В дальнейшей речи раскрывает это еще яснее. «Кому, – говорит, – дано много», от того «много и потребуется, и кому много вверили, с того больше взыщут». Через это Господь показывает, что наказание, заслуженное учителями, будет большее. Учителям дается и вверяется: «дается», например, дарование творить чудеса, врачевать болезни, а «вверяется» им дарование слова и учительства. Господь сказал: «больше взыщут», не при слове «дается», но при слове «вверяется». Ибо при даровании слова поистине нужно делание, и с учителя взыскивается больше. Он не должен оставаться беспечным, но должен приумножать талант слова. Итак, слова «и от всякого, кому дано» ты должен разуметь так: кому много отдали в рост. Ибо предметом, отдаваемым под сохранение, здесь Он назвал рост.
Иные спрашивают: пусть так, что справедливо наказывается знавший волю господина и не делающий по ней; но почему наказывается тот, кто не знал? Потому что и он мог узнать, однако ж, не захотел, а по беспечности сам сделался виновным в незнании. Итак, он достоин наказания за то, что добровольно не узнал. Устрашимся, братие! Ибо если тот, кто совершенно не знал, достоин наказания, то какое извинение оправдает согрешающих при знании, особенно, если они были учителями? Подлинно, осуждение их очень тяжело.


Проповедь протоиерея Льва Большакова.

Сегодня мы читаем из Евангелия от Луки из 12 главы 7 стихов, с 42 по 48. Но чтобы внятнее понять содержание этого отрывка, лучше обратиться к предыдущим строчкам, с которыми в целом составляется одна мысль. И начинаются эти слова Спасителя вот как: «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи; и вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему».
И далее, то, что мы читали сегодня: Сказал Господь: «кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими – раздавать им в свое время меру хлеба? Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. если же раб тот скажет в сердце своем: «не скоро придет господин мой», и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и с час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бут будет много. А который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше». И вот, важно то, чем завершаются эти слова, которые, впрочем, относятся уже не к этому, а к следующему зачалу: «И от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут».
Такими словами Господь наставляет Своих учеников, апостолов и иных, которые готовы идти с апостолами или за ними и посвятить жизнь Христу, когда действительно жизнь имеет значение только как труд ради того результата, который примет Господь, а цель этого взвесит уже в иной жизни, в жизни истинной совершенной.
По существу говоря, то, что мы читали сегодня, это должно было бы нас очень серьезно вдохновить и применить к жизни. Потому что если не знать этого будущего рассвета жизни в ее полном смысле, какого-то исполнения совершенным подлинным светом и насыщенностью, а представлять себе жизнь только как некое протяжение и череду от одной трудности и болезни к другой, от одних соблазнов к другим соблазнам, а в конечном счете в ничто, если вот так, как, собственно, житейский опыт нас учит, действительно относиться к жизни, то тогда – беда; и никакой радости в этом времяпрепровождении, где в конечном счете все исчезает, а состоит из череды проблем, то тогда к этой жизни уходящей невозможно было бы относиться ни с благоговением, ни с радостью, ни с благодарностью.
Между тем, жизнь – некий труд, который должен принести плод, и плод этот примет Сам Господь и вознаградит. Конечно, когда говорится «вознаградит», это несколько умаляет, может быть, великую полноту бытия, которую раскрывает Господь для любящих Его, для потрудившихся с Ним. Именно полнота бытия. Не некая награда, которую можно присвоить и на этом закончить, а именно бесконечная полнота бытия, несоизмеримые с этим никакие усилия, измеряемые временем.
Так вот. Этот отрывок, прочитанный теперь, подсказывает нам, что важнейшее или одно из важнейших усилий, какие человек делает на пути к той полноте бытия, которая есть Царство Небесное, если, конечно, ему хочется сознательно идти этим путем, вот одно из этих усилий, необходимых, это послужить другим, сознавая при этом, что мы, служа другим, исполняем волю Божию.
Не сам я произвел те блага, которыми мог бы поделиться с другими. Господь их дал, а мне поручил передать. Вот как необходимо относиться ко всему, что мы способны сделать для кого-нибудь. В особенности, если мы призваны делать это, как наставники, руководители, начальники, попечители, родители, - кто угодно, кому жизнь поручила заботиться о других. Не свое, не свое мы раздаем, а Божие. и в конечном счете Он над нами Господин, и Ему мы служим. Мы у Него на службе. Не они у нас, мы у Него.
Это, говорю, должно было бы сильно утешить, потому что трудно переносить всякие тягостные обстоятельства, иногда безнадежные. Безнадежных людей, такой скудный результат своих трудов, а если осознать, что дело Божие, тружусь для Христа и важно не то, что я приобрету, а важно то, что я дам. А еще важнее, с каким сердцем дам, тогда можно примириться со многими, многими очень тяжелыми обстоятельствами и не ждать себе благодарности и каких-нибудь вознаграждений, а знать, что Господь-то видит, и вот, мы трудимся все с Его участием.
И тогда совсем другой получается как бы поворот жизни. Она действительно становится открытой для Бога. Сердце открыто для Бога, когда оно терпеливо и любовно, когда оно по отношению к тем, с которыми дело имеет, не напряжено нетерпеливостью, раздражением, нелюбовью, что бывает, конечно, только от самости, от скорби за себя.
А вот служение сердцем, простым и открытым, которое потому весело и потому просто и открыто, что оно умеет веселиться Божиим присутствием, умеет радоваться Божьему присутствию. При таком сердце человек послужит и усерднее, и результативнее, и толковее, и без раздражения. Не то, чтобы дело пойдет кое-как потому что из какого-то человекоугодия мне не захочется никого понуждать и никого обижать. Понуждать, может быть, и буду, и человекоугодия не будет, но не будет зла внутреннего, не будет ожесточения. И больше будет заботы о том, как принести Богу плод усердия, и любви, и всякого служения.
И вот тогда, конечно, отзывается жизнь на такое благодатное отношение к ней, и люди отзываются. И говорится: «Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими. Истинно говорю вам, он препояшется и посадит их и, подходя, станет служить им». Это строки, которые в сегодняшнее евангелие не входят, но вот, как в Евангелии иногда совершенно разными словами Господь говорит, в общем, об одном и том же. Он иногда сравнивает усердие, с которым человек должен работать ради Бога, с усердием того раба, который, несмотря на усталость, не должен рассчитывать, что господин послужит ему, а напротив, придет господин и заставит послужить себе самому, а потом уже раб сможет найти себе отдых. А тут наоборот сказано, «блажены рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими. Истинно говорю вам, он препояшется и посадит их и, подходя, станет служить им».
Так что же верно? Верно ли, что господин будет требовать до последнего от нас? или верно, что господин препояшется и послужит нам? И то, и другое верно. И то, и другое верно, причем всегда. Верно, что мы должны никогда не расслабляться. И недаром в том, что мы сегодня читали, говорится, что он неожиданно явится, в тот час, в который мы и не думаем, может появиться он. И действительно, наше усердие должно быть не мерено, а постоянно.
А вместе с тем мы знаем, что когда Он приходит так, как уже в исполнении времен явится для совершенного преображения жизни, то Он так преисполнит совершенной полнотой и радостью каждую личность, которая не боялась Ему потрудиться в течение временной жизни, что это самое сравнение с препоясавшимся и прислуживающим своим рабам господином, даже и оно окажется малым.
Итак, взаимное служение. Человек призван к высшему своему призванию, это к служению Богу, а Господь никогда не оставляет своих. Таким образом, если мы можем искать утешения и хотим искать утешения в словах Евангелия, то всегда их найдем, не потому что умеем найти то, чего хотели бы найти, а потому что Евангелие всегда призывает нас к жизни по существу, к жизни всерьез, к жизни ответственной. Но только жизнь всерьез, жизнь ответственная и по существу дает настоящую радость. Аминь.

0

67

19 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 69 зач., XII, 48-59.

48а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. __ И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.
49Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!
50Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!
51Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; 52ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: 53отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.
54Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так;
55и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает.
56Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?
57Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?
58Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу.
59Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

а который не знал и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.
Здесь Господь представляет нам нечто более важное и ужасное. Таковой, говорит, не только дарования лишится и не найдет в оном пособия к освобождению от наказания, но величие достоинства сделает его повинным еще большему осуждению. Ибо чем более знает согрешающий, тем больше он заслуживает себе наказания. — В дальнейшей речи раскрывает это еще яснее. Кому, говорит, дано много, от того много и потребуется, и кому много вверили, с того больше взыщут. Чрез сие Господь показывает, что наказание, заслуженное учителями, будет большее. Учителям дается и вверяется: “дается”, например, дарование творить чудеса, врачевать болезни, а “вверяется” им дарование слова и учительства. Господь сказал: больше взыщут, не при слове “дается”, но при слове “вверяется”. Ибо при даровании слова поистине нужно делание, и с учителя взыскивается больше. Он не должен оставаться беспечным, но должен приумножать талант слова. Итак, слова “и от всякого, кому дано” ты должен разуметь так: кому много отдали в рост. Ибо предметом, отдаваемым под сохранение, здесь Он назвал рост. — Иные спрашивают: пусть так, что справедливо наказывается знавший волю господина и не делающий по ней; но почему наказывается тот, кто не знал? Потому, что и он мог узнать, однакож не захотел, а по беспечности сам сделался виновным в незнании. Итак, он достоин наказания за то, что добровольно не узнал. Устрашимся, братие! Ибо если тот, кто совершенно не знал, достоин наказания, то какое извинение оправдает согрешающих при знании, особенно, если они были учителями? Подлинно, осуждение их очень тяжело.

Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится! Ибо слово есть огонь, поядающий всякое вещественное и нечистое помышление и истребляющий идолов, из какого бы ни были они вещества.
Разумеется и ревность по добру, возгорающаяся в каждом из нас. А может быть, и ревность, порождаемая словом Божиим, не разнится от первой. Господь желает, чтобы сим-то огнем возгорелись сердца наши. Ибо мы должны иметь пламенную ревность по добру. — “И как желал бы” иначе: и сколь сильно желаю, чтобы он уже возгорелся! Ускоряет возжжение огня сего, подобно как и Павел говорит: “духом пламенейте” (Римл. 12, 11), и в другом месте: “ревную о вас ревностию Божиею” (2 Кор. 11, 2).—“Крещением” называет смерть Свою. Так как огонь этот имел возгореться не иначе, как после смерти Его, ибо оттоле возросла проповедь и ревность, то присовокупляет речь о смерти, называя оную крещением. Сильно желая оной, говорит: “и как томлюсь”, то есть сколько я забочусь и томлюсь, пока сие совершится! Ибо Я жажду смерти за спасение всех. — Господь пришел низвесть огонь не только на землю, на которой распространились Его учение и вера, но и на душу каждого, которая (сама по себе) есть терновная и бесплодная земля, но словом Божиим возжигается, как бы огнем, и становится способною к принятию божественных семян и духовноплодоносною. Ибо когда благодать Божия невидимо коснется чьей-нибудь души, то, кажется, она горит такою любовию к Богу, что нельзя и сказать. Так точно и Клеопа с его спутником, воспламеняемые невидимо огнем Божией благодати, говорили: “не горело ли в нас сердце наше” (Лук. 24, 32). Кто испытал такое состояние, тот поймет слова наши. А многие и часто испытывают оное то при чтении Божественного Писания или житий святых отцов, то при убеждении и поучении от кого-нибудь, воспламеняясь душами к деланию добра, и одни пылают до конца, а другие тотчас же охладевают.

Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.
Христос есть мир наш (Ефес. 2, 14), однакож говорит: не приидох дати мир. Значит, слова Его загадочны. Итак, мы говорим, что не всякий мир беспорочен и добр, но часто бывает опасен и удаляет от божественной любви, например, когда мы заключаем мир и согласие на опровержение истины. Христос не пришел дать такого мира, а, напротив, желает, чтоб мы из-за добра разделились друг против друга, что и случилось во время гонений. Ибо в одном дому отец язычник разделялся против верующего сына, и мать против дочери, и наоборот. — Как Он сказал, что пятеро в одном доме станут разделяться, а при исчислении помянул “шесть” лиц? Отвечаем: одно лицо взято дважды, именно дочь и невестка одно и то же лицо. По отношению к матери названа дочерью, а по отношению к свекрови — невесткою. Итак, трое, отец, мать и свекровь, станут разделяться против двоих, сына и дочери. Ибо дочь, как мы сказали, будучи одно лицо, но принимая двоякое отношение, именно в приложении к матери и к свекрови, представляется посему двумя лицами. — Под отцом и матерью, и свекровью разумей, пожалуй, и просто все ветхое, а под сыном и дочерью — все новое. В таком случае Господь желает, чтобы Его новые божественные заповеди и учение побороли все наше ветхое, греховные нравы и ученье. — Разумей и так. Отец есть ум, а сын рассудок. Между ними в едином дому, т. е. в человеке, происходило разделение. Скажу яснее. Ум Дионисия Ареопагита был озарен и принял проповедь. Но уму его, без доказательств принявшему веру, противился языческий рассудок, пытающийся доказать и заставляющий следовать диалектическим приемам. Видишь ли разделение между отцом и сыном, враждующих друг против друга ради Христа и проповеди? Матерью и свекровью можешь назвать — мысль, а дочерью и невесткою — чувство. И между ними бывает борьба ради Хряста. У мысли бывает вражда против чувства, когда мысль убеждает почитать непреходящее выше преходящего, невидимое выше видимого, и имеет на то многие сильные доказательства. Бывает, что и со стороны чувства направляется борьба против мысли. Ибо чувство, руководимое в вере чудесами и видимыми знамениями, не убеждается доводами мысли, не хочет следовать и языческим доказательствам, которые внимающих им побуждают не веровать, что Бог сделался человеком или что Дева — родила. Так безумны умозаключения язычников, боготворящих природу. Между тем чувство посредством видимых чудес приводит к богопознанию лучше всякого доказательства. Итак, не всякий мир и согласие добро, но бывает, что вражда и разделение кажутся некоторым божественным делом. Посему никто да не пребывает в дружбе с лукавыми, но хотя бы отец и мать оказались противниками закона Христова, и с ними, как врагами истины, должно враждовать.

Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет; и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: зной будет; и бывает. Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете? Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно? Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу; сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.
Поелику Господь вел речь о проповеди и наименовал ее огнем и мечом, то очень вероятно, что слушатели, не понимая значения слов Его, смутились. Посему Он говорит: как перемены в воздухе вы распознаете по некоторым признакам, так и Мое пришествие вам должно было признать из того, что Я говорю и что делаю. Мои слова, подобно как и дела, показывают во Мне противника вашего. Ибо вы — мытари и похитители, а Я не имею, где голову преклонить (Лук. 9, 58). Посему как по туче вы предвозвещаете дождь и по южному ветру — жаркий день, так следовало вам распознать и время Моего пришествия и догадаться, что Я пришел не мир дать, но дождь и смущение. Ибо Я и Сам есмь облако, и иду с запада, то есть человеческой природы, которая прежде унизилась и была в густом мраке от греха. Пришел Я и огонь низвесть, и сделать жаркий день. Ибо Я есмь юг — теплый ветер и противоположен холодности севера. Посему и явился Я из Вифлеема, который лежит к югу. Сказав это, Господь преподает им учение и о достохвальном мире. Указав похвальное разделение, показывает и мир беспорочный. Именно, говорит: когда соперник повлечет тебя в судилище, то еще на дороге всячески постарайся разделаться с ним. Или иначе: “постарайся освободиться” разумеется в таком смысле, что, хотя бы ты и ничего не имел, но возьми взаймы под проценты, и “постарайся освободиться”, чтобы тебе разделаться с ним. “Чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу, пока не отдашь и последней полушки”. Господь говорит это с тем, чтобы оплотяневших привесть в страх и побудить к миру. Он знает, что страх убытка и наказаний всего более смиряет оземленевших, посему и говорит это. — Разумеют эту речь и о диаволе. Ибо он есть соперник наш. Посему мы, будучи еще на “дороге”, то есть в сей жизни, должны постараться, чрез упражнение в добродетели, освободиться от него и ничего не иметь с ним общего, дабы на будущем суде он не предал нас Судии. Ибо самые дела его, которые мы здесь совершали, предадут нас суду, а Судия отдаст нас истязателю, то есть какой-нибудь мучительной и злотворной силе, и будет наказывать нас дотоле, пока не получим должное и за последние грехи и не исполним меру наказания. А так как мера наказания никогда не исполнится, то мы будем вечно мучиться. Ибо если будем в темнице дотоле, пока не заплатим и последней полушки, а заплатить ее мы никогда не будем иметь возможности, то очевидно, что казнь будет вечная.

Святитель Феофан Затворник.

(2 Фес. 2, 1-12; Лк. 12, 48-59). "Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей". Что за причина? Верующие в Господа исполняются совсем другим духом, противоположным тому, который властвовал в людях до пришествия Его, потому они и не уживаются вместе. Языческий мир преследовал исключительно житейские и земные интересы. Иудеи хоть имели указания на высшие блага, но к концу склонились на путь язычников. Господь, пришедши в мир, указал людям другие сокровища, вне семьи, вне общества, и возбудил другие стремления. Принимавшие Его учение естественно устанавливали образ жизни не по прежнему, оттого и подвергались неприязни, притеснениям, гонениям. Вот и разделение. Апостол Павел потом сказал, что и все "желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы" (2 Тим. З, 12). Так и было и так есть. Когда в обществе начнут преобладать житейские и земные интересы, тогда оно неблаговолительно смотрит на тех, которые обнаруживают другие неземные искания; оно даже понять не может, как можно интересоваться такими вещами, и людей, которые служат представителями образа жизни непохожего на их жизнь, они терпеть не могут. Это совершается ныне воочию всех. Не знамение ли это времени?. . .

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Проповедь протоиерея Виталия Головатенко.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Тень креста нависла над Иисусом уже с самого Его рождения. И чем ближе к Иерусалиму, чем ближе к Страстной Седмице, тем эта тень отчетливее ложится на Него. Тень Его будущих страданий. И Он знает, что Ему этого не миновать, что для этого Он, собственно, и пришел. И Он идет навстречу Своей участи и иногда не только как Бог, но и как человек чувствует какое-то нетерпение, какое-то томление: Скорей бы. Уж очень тяжек этот крест для Единого Безгрешного.

И вот, Он, говоря со Своими учениками о том, каким должен быть служитель Христов, внезапно говорит как будто совсем о другом, вдруг эту тень Он почувствовал особенно отчетливо. И Он восклицает: «Я огонь пришел низвести на землю, - или по-славянски «воврещи», - и как желал бы, чтобы он уже возгорелся».

Огонь – стихия, которая не только уничтожает всякую ложную, фальшивую примесь, очищая благородный металл, но и согревает, и зажигает сердце, превращая человека в горящий факел, который своей жизнью светит другим и согревает других. «Крещением должен Я креститься, и как Я томлюсь, пока сие совершится».

Нам бывает сразу трудно понять, о каком, собственно, крещении идет речь. Ведь Иисус уже принял крещение у Своего друга, друга Жениха, Иоанна Предтечи и Крестителя. Здесь Он говорит о другом крещении. Хочу вам напомнить, что крещение по-гречески ту баптизма означает погружение в стихию с головой. И если первое крещение было погружением в водную стихию, то здесь Христос говорит о погружении с головой в пучину крестных страданий. И вот здесь славянское слово «крещение» получает совершенно особое звучание, близкое к тому смыслу, который вложил в него Христос. На кресте произойдет это страдание, это погружение в пучину огненных страстей. И томится Христос: скорей бы, вот именно сейчас.

Еще не скоро Его путь в Иерусалим на Свою последнюю Пасху. И то этот путь Он начнет заранее, и будет идти не прямо, а словно кружным путем, стараясь как можно больше еще обойти городов и весей и как можно больше зажечь сердец.

И вот сейчас Он предупреждает учеников, предупреждает о том, что в нашем испорченном падшем мире все двоится, все двусмысленно. И если Христос, Сын Божий, пришел в этот мир, чтобы принести мир, тишину и гармонию между Богом и человеком; тот долгожданный мир, о котором так плакал и которого так ждал праведный Иов и многие другие.

И Христос действительно дает этот мир, дает этот покой: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, - восклицает Он, - и Я упокою вас». С другой стороны, и вот сейчас Он об этом говорит: Вы полагаете, что Я пришел дать мир земле? То есть земному человеческому миру. нет, говорил Он, не мир, но разделение. То есть, собственно говоря, войну. И дальше предупреждает о том, что вот эта вражда, это непримиримое разделение будет проходить не между царствами, не между обществами, не между партиями, не между классами, не между кланами, нет. Оно будет проходить по живому.

В одном доме, в одной семье самые близкие друг другу люди будут разделяться. Единственным признаком и критерием этого разделения будет Сам Христос. Ведь пророк Михей, чьи слова цитирует Христос, говорит совсем о другом. Он сетует на последствия всеобщей человеческой развращенности, когда люди перестают быть людьми и в семьях происходит вот такое разделение. Но это разделение не от того, что пришел свет, и люди делятся по признаку предпочтения, кто что предпочитает, кто свет, кто тьму, нет. Пророк Михей говорит о всеобщей развращенности и о том, что люди перестали чувствовать друг друга, перестали жить ради кого-то, а стали жить по волчьим законам для себя лично.

А Христос говорит, что вот это разделение будет связано с Ним, как с краеугольным камнем. Отец с сыном не найдут общего языка. Один из них станет христианином, другой будет гнать Христа и Его последователей. И вот это разделение коснется каждого из людей. Особенно в последнее время, когда все в нашем мире поляризуется, будет предельно ясно, где же полюс зла и где же полюс добра? И эти полюса с особой силой будут притягивать к себе своих адептов.

Да, в то время многие ждали Мессию, и многие надеялись на это избавление, но, к сожалению, большинство видело в грядущем Мессии только политического избавителя от ненавистного римского ига. А Христос пришел дать человеку избавление от зла, от греха, от зависимости от ада.

И конечно же, каждый человек как бы он ни заблуждался относительно Мессии и относительно того, зачем придет Мессия, в глубине своего я так или иначе отдает себе отчет о том, кто он, куда он стремится, и где его сердце, и где его сокровище.

Вот именно поэтому Христос и упрекает народ, Его окружающий. Он говорит: «Лицемеры! Знамение земли и неба распознавать умеете, а знамение времени сего не узнаете». Он имеет в виду, конечно, знамение мессианского времени и главное знамение – Самого Себя.

Вот Он пришел и ждет, как сердца людей откликнутся на приход Сына Божия и Сына Человеческого. Он пророчествует это разделение, потому что понимает – оно неизбежно. Помните, как категоричен был Христос, когда сказал, если кто-нибудь из вас, любя Меня, кого-то любит больше Меня, тот недостоин Меня? И вот если мы свяжем эти Его слова со словами о разделении, нам станет многое понятно, если кто идет ко Мне и не возненавидит прежде то, что так любил раньше, что так связывало его с человеческим миром, к чему он накрепко привязал свое сердце, тот не может быть Моим учеником.

Если мы не освободим первое место, главное место в нашем сердце для Бога, для Сына Его, для Иисуса из Назарета, мы не станем Его достойными учениками и последователями, если по нашему сердцу не пройдет вот это разделение, если мы сами не восстанем против себя в этой борьбе за это главное место.

Да поможет нам Бог в этой непростой борьбе. Да поможет нам Бог понять это, и беспощадно для себя, прежде всего, освободить это первое место для нашего Бога и Спасителя. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
«От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут», — говорит Христос. Те, у кого больше дарований, чем у других, большее знание Писания, святых отцов и духовной премудрости, и особенно те, кто сподобился сугубого просвещения благодатью, — им много дано и с них будет иной спрос.

«Огонь пришел я низвести на землю, и как желал бы Я, чтобы он уже возгорелся. Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» Господь восходит в Иерусалим. Он весь устремлен к Своему Кресту. Вся мысль Его — о Крещении, которое будет для Него вхождением в смерть и входом в Воскресение. Все Его желание — войти в смерть и Воскресение ради нашего спасения. Весь Его путь — ко Крещению, которое есть Крестная смерть. Потому что с этого мгновения огонь загорится на земле, и весь мир начнет обращаться к Богу словом, которое в Духе Святом будут проповедовать до края земли. Господь отвечает на волю Отчую до конца — до смерти, которая будет приносить плод до конца времен.

Однако Христос говорит, что Он приносит не мир, а разделение. «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Мы должны помнить, что Господь — Тот, Кто разделяет, Тот, Кто обнажает глубины наших сердец. Господь сеет разделение, ибо слово Божие, в котором присутствие Христа, — меч рассекающий. Люди должны сделать выбор — за или против. Достаточно открыть Евангелие, чтобы увидеть это постоянное противостояние Христу. О Нем говорят, что Он вышел из себя, Его называют обманщиком, потому что Он освещает сокрытое во мраке сердца и показывает, что ждет нераскаявшихся грешников в будущем. С самого Своего явления в мир Он влечет всех к Себе. Он спрашивает прямо и непосредственно каждого из нас — с Ним ли мы или против Него. Не существует иного решения.

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Кто говорит это? Тот, Кто дает нам мир, всякий ум превосходящий, — при условии, что мы войдем в эту тайну, последуя за Ним, в той самоотдаче, которую явили тысячи и миллионы христиан, прежде нас приобщившиеся бесславию и славе Креста. Христос не обещает, что Его Евангелие будет с энтузиазмом принято всем миром. И даже среди тех, кто его примет, будут разделения. Христос попускает этому быть ради святых целей — да откроются искуснейшие, и да научатся верные терпению.

Это разделение достигнет и семей. «Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей». Когда один становится христианином, а другой — нет, узнавший тайну жизни в ревности своей будет стараться обратить другого, а он, в свою очередь, будет ненавидеть и гнать того, кто своей верой обличает его противление истине.

Разумеется, существует легкий мир, по человеческому разумению, тот, которого Петр желал для Христа, пытаясь отвести Его от пасхального пути. Мир, который может стать подлинным искушением для Его учеников, источником многих иллюзий. Мир, дешево купленный среди людей, — например, силой или различными уступками — как говорится, «ради мира». Также легкий мир с собой, сотканный из компромиссов и неприметным для самого себя отказом от Крестной благодати. Мир, который дает Христос, никогда не бывает легким миром. Обещанием этого мира завершает Господь Тайную Вечерю, вступая в Крестные Свои Страдания: «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16, 33).

И Господь обращается к народу, призывая всех быть столь же мудрыми в духовном, как бывают они обыкновенно в земном. Пусть научатся различать Божии знамения, чтобы приготовиться к тому, что грядет. Даже при перемене погоды Бог дает предупреждение — неужели Он не позаботится о нас при великих переменах жизни? «Когда вы видите облако, поднимающееся с запада, — даже если оно величиной с ладонь (3 Царств. 18, 44), — тотчас говорите: дождь будет, и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает». Но не сама природа, а Сотворивший ее ради нас, помогает нам делать безошибочные прогнозы.

«Лицемеры! — говорит Господь, — лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?» Как не можете понять, что теперь вам дается возможность обрести то, что больше нигде и никогда не обретете? Ныне время благоприятное. Безумие и беда человека — в том, что он не знает своего времени. Гибель этого народа — в том, что он не познал времени посещения своего (Лк. 19, 44). И Господь добавляет: «Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?» Если бы люди на самом деле искали истину — чему быть должно в их жизни, — им скоро стало бы ясно, что все, что говорит Христос, истинно, и что нет ничего более праведного, чем приводить свою жизнь в послушание этой истине. Потому пусть поспешат они примириться с Богом здесь, на земле, пока не стало слишком поздно.

В своих земных делах они хорошо понимают, что неразумно соперничать с теми, кто явно сильнее их. «Когда ты идешь с соперником своим к начальству», и тебе угрожает тюрьма, ты знаешь, что благоразумней было бы уладить этот спор между собой, и постараться по дороге освободиться от него. Кто разумен, тот не доводит житейские ссоры до горькой развязки, но вовремя разрешает их. И точно так же мы должны поступать в духовных делах. Своими грехами мы вступили во вражду с Богом, сделали Его как бы соперником нашим, хотя на Его стороне и правда, и сила. Христу передан весь суд — Он начальство, перед Которым мы должны будем скоро явиться. Когда мы встанем на Суде перед Ним, дело, несомненно, обернется против нас, и Судия отдаст нас истязателю, и мы будем ввержены в адскую темницу, где будем находиться всю вечность, пока не отдадим «до последней полушки». Крестные страдания Христовы недолго длились, однако ими Он заплатил за все долги наши. И Бог открывается нам не как соперник, с которым мы, в безумии своем, враждуем, а как любящий Отец, к Которому мы с надеждой идем. Пока мы живы, мы идем, — время дано нам, чтобы покаянием и верой, и жизнью по вере мы примирились с Богом, пока не поздно. Христос — мир наш, и мы должны идти со Христом, чтобы эта дорога стала пасхальным переходом.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

68

20 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 70 зач., XIII, 1-9

1В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их.
2Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали?
3Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все та'к же погибнете.
4Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?
5Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все та'к же погибнете.
6И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел;
7и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает?
8Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом,-
9не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете.
Иуда галилеянин, о котором сей же самый евангелист упоминает и в Деяниях (5, 37), будучи сам сведущ в законе, убедил многих и иных галилеян пристать к своему учению. Учил же он тому, что никого из людей, ни даже самого царя, не позволительно именовать господом ни в буквальном смысле, ни в смысле почтения и благоволения. Отсюда многие из них за то, что не называли кесаря господом, жестоко были наказываемы. Они учили еще, что не должно быть приносимо никаких жертв, кроме заповеданных Моисеем; почему они возбраняли жертвоприношения за кесаря и за римский народ. Вероятно, в негодовании на это Пилат приказал заколоть сих галилеян при тех самых жертвоприношениях за римский народ, которые были ими воспрещаемы. Посему кровь их смешалась с кровию жертв. Об этом, как происшедшем из-за благочестия, некоторые доложили Спасителю, желая узнать Его мнение об этом предмете. Ибо некоторые думали, что они пострадали весьма справедливо, как грешники, так как они были виновниками возмущения и возбудили в Пилате ненависть к иудеям, ибо их сопротивление называть кесаря господом было простираемо на весь народ иудейский. Спаситель не отрицает того, что они грешны, но не говорит и того, что они пострадали так потому, что грешнее прочих, непострадавших. Но если и вы не покаетесь, если не перестанете возмущать и возжигать внутренние междоусобия и не поспешите умилостивить Бога делами, то подвергнетесь еще худшей участи. Ибо не следует под предлогом благочестия снискивать себе славу, и между тем возбуждать внутренние мятежи. Башня, упавшая в Силоаме, была предуказанием на то, что имело впоследствии случиться с этим народом. Примером немногих, тогда погибших, она вразумляла многих, что и они потерпят большое зло. Ибо башня служила предъизображением целого города, а те погибшие восемнадцать человек — целого народа. Действительно, когда город пал от Тита, тогда вместе с ним погиб и весь народ, упорный в неверии. Это должно быть для нас уроком при всех ежедневных случаях. Если некоторые падают, тогда как мы остаемся без искушений, то сие не должно служить для нас поводом к совершенной беззаботливости, будто бы мы остаемся без искушений потому, что праведны, а напротив, мы должны более вразумляться, что потому они наказываются, дабы мы улучшились; если ж мы не исправимся, то горе наше будет больше.

И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее.
Согласно с ходом речи приводит притчу сию. Пред сим Он сказал: если вы не покаетесь, то погибнете. Теперь, кстати присовокупляет притчу сию. Смоковница есть народ иудейский, производящий одни только горькие листья, а плодов не приносящий. Стоял он в винограднике Божием, то есть в церкви иудейской. Домовладыка — Христос приходил и искал (в иудеях) плода веры и добрых дел, но не нашел. Приходил Он по три срока, раз чрез Моисея, в другой чрез пророков, а в третий Сам лично. Наконец, поелику, не смотря на все это, иудеи не покаялись, Христос отсек их от любви Божией. Ибо они уже не называются народом Господним и людьми святыми, но вместо их введены язычники, могущие приносить плод (Мф. 21, 43). — Под смоковницею можно разуметь и все человечество; под домовладыкою — Бога Отца; под виноградарем — Сына Божия, явившегося во плоти для того, чтоб приложить попечение и очистить наш виноградник. Христос не позволяет срубить эту смоковницу, как бесплодную, говоря Отцу: оставь ее и на этот год. Если (люди) не улучшились чрез закон и пророков и не принесли плода покаяния, то Я еще напою их Своим учением и страданиями, и, может быть, они принесут плод благопокорности. Если ж смоковница не принесет плода, то после срубишь ее, отвергши их от участи праведных. По три раза Бог искал плода в роде нашем (человеческом), и (трижды) он не дал: в первый раз, когда мы преступили заповедь в раю (Быт. гл. 3); в другой, когда во время законодательства слили тельца (Исход, гл. 32) и славу Бога променяли на изображение вола, ядущего траву (Псал. 105, 20); в третий, когда испрашивали (на распятие) Спасителя и Господа, говоря: нет у нас царя, кроме кесаря (Иоан. 19, 15). — И каждый из нас в частности есть смоковница, посаженная в винограднике Божием, то есть в церкви или, просто сказать, в здешнем мире. Бог приходит искать плода, и если находит тебя бесплодным, повелевает тебя исторгнуть из здешней жизни. Но виноградарь может пощадить. Кто же этот виноградарь? Или ангел хранитель каждого, или и сам человек. Ибо каждый сам для себя есть виноградарь. Часто, подвергшись смертной болезни или иным опасностям, мы говорим: Господи! Оставь и на этот год, и мы покаемся. Ибо это означает окопать и обложить навозом. Душа окапывается, когда она отрясает с себя пыль житейских забот и делается легкою. Она облагается навозом, то есть теплотою жизни бесславной и всеми презираемой. Ибо когда кто для спасения души оставляет славу и решается на жизнь бесславную, тогда это называется обложить душу навозом, чтобы она принесла плод. Ежели принесем плод, то хорошо; а если нет, то Господь не оставит уже нас в Своем винограднике, но исторгает из здешнего мира, чтобы мы не занимали напрасно места. И кто видит грешника долго живущим, тот сам портится и делается хуже, и таким образом оказывается, что грешник сам не приносит плода, да препятствует другому, который мог бы принести плод. Если же он будет исторгнут из здешней жизни, то видевшие посечение его, может быть, придут в чувство, переменятся и плод принесут. — Говорится, что домохозяин приходил к смоковнице по три года, может быть, потому, что нам даны три закона, чрез кои Господь к нам приходит, именно: естественный, Моисеев и духовный. Нам следовало приносить плод и при руководстве естественного закона, ибо природа сама по себе научает должному. Но поелику Господь нашел естественный закон бездейственным в нас, то в помощь естественному Он дал Моисеев закон. Когда же и сей оказался бесполезным по нашему нерадению, Он дал закон духовный. Итак, чьей души не улучшат эти три закона, кто не может улучшиться, несмотря на долголетие и человеколюбие, тот уже не оставляется на дальнейшее время, поелику Бог не может обманываться отсрочками. — Разумей, пожалуй, под тремя годами и три состояния возрастов: отрочество, или юность, которая считается до восемнадцати лет, мужество и состояние тех, кои начинают уже седеть. Посему, если мы и на старости, в этот третий год, не принесем плодов и если нам еще попущено будет жить, чтоб обложить себя навозом, чрез воспринятие бесславной жизни ради Христа, а мы и опять солжем, тогда Господь уже не пощадит нас, но срубит, дабы мы не занимали землю напрасно и притом со вредом для других. И это изъяснение мне кажется более близким к предлежащей цели.

Святитель Феофан Затворник.
(2 Фес. 2, 13-3, 5; Лк. 13, 1-9). Смесил Пилат кровь галилеян с жертвами их, - Господь сказал: "если не покаетесь, все так же погибнете"; упал столп силоамский и убил 18 человек, - Господь тоже сказал: "если не покаетесь, все так же погибнете". Этим дается разуметь, что когда какая беда постигает других, нам надо рассуждать не о том, отчего и за что это случилось, а поскорее обратиться к себе и посмотреть, нет ли за нами каких грехов, достойных временного наказания во вразумление других, и поспешить изгладить их покаянием. Покаяние очищает грех и отстраняет причину, привлекающую беду. Пока во грехе человек, секира лежит при корне древа жизни его, готовая посечь его. Не сечет же потому, что ожидается покаяние. Покайся, и отнята будет секира, и жизнь твоя потечет к концу естественным порядком; не покаешься - жди посечения. Кто знает, доживешь ли до будущего года. Притча о безплодной смоковнице показывает, что Спаситель умаливает правду Божию щадить каждого грешника, в надежде, не покается ли он и не принесет ли плодов добрых. Но бывает, что правда Божия уже не слушает ходатайства, и разве кого-кого соглашается оставить еще на один год в живых. А ты знаешь ли, грешник, что проживаешь не последний год, не последний месяц, день и час?


Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова.

О бедах и о грехах.

Однажды Господь Иисус Христос со Своими учениками проходил мимо слепорожденного, сидящего при дороге (Ин.9,1-3). Наверное, этот человек имел такой жалкий вид, что ученики захотели узнать причину: "Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым"? Тут не простое любопытство, но сокровенное желание самим избежать такой беды.

Вообще человеку свойственно искать закономерности, чтобы увереннее идти по жизни. Так, при виде всякого несчастья, всякой страшной смерти, очень хочется найти видимую причину, чтобы ее обойти. И в то же время хочется оправдать случившееся, успокоить себя, мол, по грехам этот человек получил заслуженное. Со мною же это не случится, потому что я не такой. Нам все хочется заключить в простую формулу. Почему "четыре"? А потому что здесь "два умножено на два".

Сегодня тоже узнаем о двух несчастьях. Понтий Пилат жестоко казнил нескольких Галилеян. А в Иерусалиме обрушилась Силоамская башня. Не дожидаясь обычных вопросов, Господь сказал: "Думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала Силоамская башня и побила их, виновнее были всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете". И на вопрос о слепорожденном Господь ответил: "Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии" (Ин. 9, 3).

Господь не отрицает связи наших бед с нашими грехами. Но все гораздо глубже. При виде чужих несчастий, действительно, надо со страхом поглядеть себе под ноги, не стою ли я на этом же обрыве? И если так, то первым делом надо покаяться и оставить грех. Но бывает, что и каемся, и исправляемся, и делаем все, что нам говорят, а беды не отступают. Закон не срабатывает, и возникает обида на Бога. А по причине Его недоступности, набрасываемся на своего духовника.

А может быть, тебе, как большому кораблю, Бог определил и большое плавание, и по твоим силам дал тебе такой крест? Может быть, Он хотел, чтобы на тебе, как на многострадальном Иове, явились миру великие Божьи дела? А может быть, это и есть та самая Божья воля, которую мы все время выпрашиваем у Него: "Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли"? Иов еще не знал этой молитвы, а нам она уже открыта. А как узнать Божью волю? А так: если это не моя воля, если я этого не хотел и не ждал, и не хочу принимать, и не хочу нести; если это совершенно не мое, - значит, это и есть - Божье. И просто надо взять это, и смиренно понести.

"Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово". Но ни у кого никогда не получится заключить всю свободу Бога и человека, все бесконечное богатство Божией премудрости - в любые, даже самые благочестивые "дважды-два-четыре".

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Протоиерей Александр Шаргунов
«Разве я заслужил это?» — таков невольный вопль многих, когда посещает их большая беда. Если она со смертельным исходом, тут же рядом кто-то связывает это с виной пострадавшего: «Если с ним такое произошло, значит, он заслужил это». Эти галилеяне, кровь которых Пилат смешал с жертвами их, — у них, несомненно, были какие-то особые грехи, иначе Бог не попустил бы Пилату так жестоко расправиться с ними. И вместо того чтобы признать пострадавших мучениками, некоторые без всяких на то оснований называют их злодеями. В ответ Господь приводит еще один рассказ о посещении внезапной смертью. Не так давно упала Силоамская башня, и восемнадцать человек были погребены под ее руинами. Мы часто слышим, и в наше время чаще, чем когда-либо, о таких несчастных случаях. Силоамские башни не перестают падать. Башни, которые строятся для безопасности людей, часто становятся причиной их гибели.

Господь предупреждает, чтобы мы не смотрели на жизнь упрощенно. Прежде всего те, с кем случилось несчастье, не более виноваты, чем остальные. Судить о людях и о событиях таким образом всегда рискованно, ибо все в чем-то виноваты, все заслуживают худшего. Хотя грех и страдание неотделимы друг от друга, и Епифаз сказал Иову: «Вспомни, погибал ли кто невинный, и где праведники были искореняемы?» (Иов. 4, 7), но мы знаем, что часто величайшие из святых (такие как Иов Многострадальный и святой Царь-мученик Николай) больше всех страдали. Мы должны опасаться делать ложные выводы из происходящего, чтобы не осудить великих страдальцев как великих грешников. Иначе мы можем придти к заключению, что нечестивые гонители Церкви, обидчики народа, в чьих руках власть и сила, находятся под покровом Божиим, а гонимые — отвергнуты Богом.

«Думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? И те восемнадцать человек виновнее были всех живущих в Иерусалиме?» — спрашивает Господь и отвечает: «Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете». Господь предвидит гибель Иерусалима, которая произойдет в 70-м году. Он знает, что, если иудеи будут продолжать свои политические интриги, заговоры, восстания, Рим сокрушит этот народ. И это произошло. Господь говорит, что, если иудейский народ будет по-прежнему искать земное царство и отвергать Царство Божие, его ждет печальная участь. И всякий народ, восстающий на Бога, — на пути к гибели.

«Если не покаетесь, все так же погибнете». Во всех подобных событиях — призыв к покаянию. Это значит, что мы все в той же степени заслуживаем гибели, как они. Но Господь дает нам возможность покаяния. Суды Божии над другими людьми — призыв к покаянию, который должен быть услышан всеми. И покаяние — самый лучший и самый надежный способ избежать гибели. Если мы не покаемся, мы, несомненно, погибнем, как погибли бывшие прежде нас. Если мы не покаемся, мы погибнем для вечности, как они погибли для временной жизни. Тот же Христос, Который призывает нас: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4, 17), говорит: «Покайтесь, иначе вы погибнете». Он положил перед нами жизнь и смерть, добро и зло, чтобы мы сделали выбор.

Пусть Господь не говорит того, что слушающие Его еще не готовы принять, что смерть — не обязательно наказание, которого все должны страшиться. Господу надо сначала Самому пройти через нашу смерть, прежде чем Его слову о смерти поверят. Но разве Бог похож хоть в какой-то степени на того, кто только ждет удобного часа, чтобы безжалостно свести с кем-то счеты?

В доказательство этого Господь приводит притчу о смоковнице. Вот дерево, к которому хозяин виноградника в течение трех лет приходит, напрасно ища на нем плоды. У него есть все основания повелеть срубить бесплодную смоковницу, которая напрасно занимает землю. Но виноградарь прекрасно знает эту землю, и он знаком с деревьями, которые на ней растут. Он знает, что необходимо время, иногда много лет, прежде чем дерево может созреть и дать первый плод, и что необходимо о нем больше забот, может быть, исключительная любовь. И он умоляет своего господина: «Господин, оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом — не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее». Таковы отношения Бога с каждым из нас, такова мера Его любви к праведным и к грешным. Может быть, слишком великая мера и для грешников, и для праведников, поскольку все равным образом являются «чадами гнева», как говорит апостол Павел (Еф. 2, 3), — если бы Бог судил по справедливости. Но все призваны стать чадами благодати, чадами Его любви — в той мере, какую может даровать только Бог. Сколь многие не хотят покаяться, но милостивый Господь продлевает их жизнь — дает время на покаяние. Даром заступничества Христова, Божией Матери и святых, всей Церкви, бесплодные деревья не посекаются немедленно. И мы призваны молиться за таких людей: «Господи, потерпи немного, будь милостив к ним». Так Церкви дается власть отвратить надвигающийся на мир Божий гнев. «Окопаю ее и обложу навозом», — говорит виноградарь о смоковнице. Это значит — Бог ведет души к покаянию, окружая их многими скорбями, но также и утешением.

Когда Бог терпит долго, мы можем надеяться, что Он потерпит немного еще. Но мы не можем надеяться, что Он будет переносить наши беззакония, нашу бесплодную жизнь всегда. Отсрочки могут быть вымолены другими людьми за нас, но не прощение. Для этого необходима наша собственная вера и покаяние. Бог бесконечно милостив к тому, кто падает и снова встает, но притча ясно показывает, что существует последняя возможность. «Если же нет, то в следующий год срубишь ее». Хотя Бог долго терпит, но приближается Последний Суд. Бесплодные деревья, несомненно, будут посечены и брошены в огонь. Поистине нет ничего печальней, чем быть посеченным после всего, что Господь совершил для нас

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

69

21 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 51 зач., X, 16-21.

16Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня.
17Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем.
18Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию;
19се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам;
20однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.
21В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня.
Тир и Сидон были города языческие, а Вифсаида и Хоразин — иудейские. Итак, Он говорит, что на суде язычникам будет отраднее, нежели вам, видевшим чудеса и неуверовавшим; ибо если бы они видели, они уверовали бы. Да и ты, Капернаум, вознесшийся до небес, как прославленный многими чудесами, совершившимися в тебе, низвергнешься до ада; ты будешь осужден за то самое, что и после стольких чудес не веруешь. — Потом, чтобы посылаемые на проповедь не сказали, зачем же посылаешь нас, если некоторые города не примут нас, говорит, не печальтесь; отвергающийся вас, отвергается Меня и Отца Моего; посему обида не останавливается на вас, но восходит до Бога. Итак, пусть будет для вас утешением то, что оскорбление наносится (не вам, а) Богу. Равным образом, с другой стороны, не хвалитесь и не превозноситесь тем, что некоторые слушают вас; ибо это не ваше дело, но Мое и — благодати.

Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се даю вам власть наступать на змей и скорпионов, и на всю силу вражию, и ничто не повредит вам; однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.
Прежде сказал евангелист, что Господь послал семьдесят учеников, а теперь говорит, что они возвратились с радостию о том, что они не только от других каких болезней исцеляли, но избавляли еще от большого зла — от демонов. Смотри, как они далеки от высокомудрия; ибо они говорят Господу: “о имени Твоем” повинуются нам бесы, по твоей благодати, а не по нашей силе. А Господь сказал им: не дивитесь тому, что бесы вам повинуются, ибо начальник их давно низвержен и не имеет никакой силы. Хотя для людей это и не было видно, но для Меня, созерцающего и невидимое, это было видно. Как молния спал с неба сатана потому, что он был светом, архангелом и денницею, хотя теперь и стал тьмою. Если же он спал с неба, то рабы его, разумею бесов, чего не потерпят? Некоторые слова “с неба” разумеют так: от славы. Так как семьдесят сказали Господу, что им бесы повинуются, то Он говорит: это и Я знал, ибо Я видел, как сатана спал с неба, то есть лишился славы, которую он имел, и чести. До пришествия Христова его чтили как Бога, а теперь он спал с неба, то есть перестали его почитать за Бога и думать, что он живет на небе. — Се даю вам власть попирать силы его. Ибо змеи и скорпионы суть полки бесов, пресмыкающиеся долу, и те из них, кои язвят более видимым образом, суть змеи, а те, кои более скрытым образом поражают, суть скорпионы. Например, бес блуда и убийства есть змей, ибо он побуждает на видимые злодеяния; а тот бес, который под предлогом болезни, например, преклоняет человека пользоваться банями, благовонными мазями и другими негами, может быть назван скорпионом, так как он имеет скрытое жало и тайно старается ужалить плоть, чтобы послушавшего его ввесть в большее преступление. Но благодарение Господу, давшему власть наступать на них! Впрочем, научая учеников не высокомудрствовать, Господь говорит: однако же не тому радуйтесь, что бесы вам повинуются (ибо от сего получают благодеяние другие, именно получающие исцеление), но более тому радуйтесь, что имена ваши написаны на небесах, написаны не чернилами, но Божиею памятью и благодатию. Дьявол спадает с неба, а люди, на земле живущие, написываются на небесах. Итак, истинная радость в том, что имена ваши написаны на небесах и не забываются Богом.

В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение.
Как добрый отец, увидев детей, успевших в чем-нибудь достойном похвалы, радуется, так и Спаситель возрадовался тому, что апостолы удостоились таких благ. Посему Он благодарит Отца за то, что такие таинства утаены “от мудрых”, то есть фарисеев и книжников, истолковывавших закон, и от “разумных”, то есть учеников этих же книжников. Ибо кто учит, тот мудр, а кто учится и понимает уроки, тот разумен; например, Гамалиил — мудр, а Павел — разумен, ибо первый — учитель, а второй — разумеет то, чему наставляет первый — Господь называет учеников Своих “младенцами”, потому что они были не из искусных в законе, а были избраны большею частою из простого класса народа и из рыбарей. Впрочем, они могли быть названы младенцами и по их незлобию. А те (фарисеи и книжники) не были настоящими мудрецами и разумными, а только казались. Итак, сии таинства утаены от мудрых и разумных, которые казались таковыми, а на самом деле не были. Ибо, если бы они были таковыми, то таинства были бы открыты им. “Ей, Отче” благодарю Тебя, “ибо таково было Твое благоволение” то есть, что такое у Тебя было благоволение и хотение и так было угодно Тебе.

Протоиерей Александр Шаргунов
Господь благословляет апостолов на новое служение, распространяя его на весь мир. «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов». Они уже употребили эту власть против сатаны, и сейчас Христос наделяет их большей властью. На нашей войне, как на всякой войне, есть сражения наступательные и оборонительные. Прежде всего Господь дает власть наступать — наступать на змей и скорпионов, на всех злых духов, на древнего змия. И Он обещает защитить нас при обороне: «Ничто не повредит вам». Если злые люди — змеи по отношению к христианам, как это особенно ярко проявляется во время гонения на Церковь, если вы живете среди скорпионов, вы можете презирать их ярость и попирать ее. Они могут шипеть, но не могут повредить вам.

Однако смысл и радость нашей жизни — не в этом. «Однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются», — говорит ученикам Господь. Не о том только радуйтесь — главным образом, не о том, — «но радуйтесь более всего, что имена ваши написаны на небесах». Как имена Ангелов, их имена написаны в Книге Жизни, в Книге Агнца. Власть стать чадами Божиими должна цениться больше, чем власть творить чудеса. Потому что мы слышали от Господа о тех, кто во имя Его изгонял бесов и оказался отвергнутым Им в последний день. Но те, чьи имена написаны на небесах, никогда не погибнут. Они — овцы стада Христова, которым Он дает вечную жизнь. Его любовь — путь превосходнейший, более славный, чем дар говорить языками человеческими и Ангельскими.

И мы слышим благодарение, которое Господь приносит Своему Небесному Отцу. Благодарение Богу — тайна Ангелов и святых человеков, потому что, как говорит святитель Григорий Богослов, когда мы благодарим Бога, мы становимся едиными с Ним. С самого начала все разумное творение благодарит Бога. А теперь будет учиться ему во веки веков у Христа. «Он возрадовался духом» — в Духе Святом. Радость Христа — радость Бога, которой Ангелы и люди призваны приобщиться. Прежде чем принести благодарение Отцу, Он исполнился радости. Ибо хвала и благодарение Бога — естественный язык святой радости. Эта радость — корень и источник благодарения. Он благодарит Бога за то, что открыто Отцом через Сына: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли». Ибо советы Божии о примирении человека с Богом уже открылись некоторым из сынов человеческих, которые могут научить также и других. Бог открывает Ангелам и святым то, что было сокрыто от начала мира. Тайны Божии открываются младенцам — тем, кто были младенцами по разумению, пока Бог Духом Святым не вознес их на небесную высоту. Мы должны благодарить Бога за честь, которую Он даровал человеческому и Ангельскому смирению, призывая всех научиться от Него, потому что Он кроток и смирен сердцем. Чтобы все увидели на Кресте Его, что сила Божия поистине в немощи совершается. Он открыл это младенцам, но утаил от мудрых и разумных, языческих философов и иудейских раввинов. Он не открыл им тайну Евангелия. Он не употребил их знания и таланты для проповеди Его Царства. Вы скажете: а как же апостол Павел и другие, подобные ему? Да, Павел был ученейшим мужем среди мудрых и разумных, но он стал как дитя, когда стал апостолом, и ничего не хотел знать, кроме Христа и Христа распятого. Бог показывает в этих Своих судах Свое державное владычество. «Ей, Отче, ибо таково было Твое благоволение». Если Бог дает благодать и познание Своего Божественного Сына тем, кто меньшие, и не дает тем, кто, как нам кажется, с большим успехом мог бы донести спасительное благовестие до других, мы должны со смирением это принять. Он передает Свое Евангелие в руки тех, кто будет действовать с Божией силой, а не с человеческим искусством, которое может быть только препятствием.

Будем молить сегодня наших Ангелов, чтобы и нам даром Божиим было дано знать тайны Царства Небесного и по мере нашего смирения другим открывать их. Радость и благодарение святых и Ангелов превосходит все, когда они видят перед собой Бога и Господа. И когда мы не в суд и во осуждение причащаемся Святых Христовых Таин, соединяясь с Богом, Церковь небесная и земная немолчно вопиет: «Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже!»

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

70

22 НОЯБРЯ И 23 НОЯБРЯ

Лк., 46 зач., IX, 37-43.

37В следующий же день, когда они сошли с горы, встретило Его много народа.

38Вдруг некто из народа воскликнул: Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня: 39его схватывает дух, и он внезапно вскрикивает, и терзает его, так что он испускает пену; и насилу отступает от него, измучив его.

40Я просил учеников Твоих изгнать его, и они не могли.

41Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами и буду терпеть вас? приведи сюда сына твоего.

42Когда же тот еще шел, бес поверг его и стал бить; но Иисус запретил нечистому духу, и исцелил отрока, и отдал его отцу его.

43И все удивлялись величию Божию.

Феофилакт Болгарский
Толкование на Евангелие от Луки:

Лк.9:37. В следующий же день, когда они сошли с горы, встретило Его много народа.
Лк.9:38. Вдруг некто из народа воскликнул: Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня:
Лк.9:39. его схватывает дух, и он внезапно вскрикивает, и терзает его, так что он испускает пену; и насилу отступает от него, измучив его
Лк.9:40. Я просил учеников Твоих изгнать его, и они не могли.
Человек сей (о котором речь) был весьма неверующий. Поэтому и бес не выходил из сына его. Ибо неверие превозмогало силу апостолов. Неверие и дерзость его видны из того, что он пришел пред всеми обвинять учеников.
Лк.9:41. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами и буду терпеть вас?
Но Господь объявляет, что сын его не исцелен по причине его неверия, и пред всеми порицает его, и не одного его, но и прочих всех вообще. Ибо сказав: «о, род неверный» разумеет под этим всех иудеев, а словом «развращенный» показывает, что злоба их не от начала и не от природы. По природе они были добры (ибо они были святым потомством Авраама и Исаака), но развратились по своей злобе. Слова: «доколе буду с вами и буду терпеть вас» означают то, что Он желает восприять смерть и хочет скорее избавиться от них. Ибо, доколе, – говорит, – буду терпеть ваше неверие?
приведи сюда сына твоего.
Лк.9:42. Когда же тот еще шел, бес поверг его и стал бить; но Иисус запретил нечистому духу, и исцелил отрока, и отдал его отцу его.
Господь, чтобы показать, что Он имеет силу, побеждающую неверие иудеев, говорит: «приведи сюда сына твоего» и, исцелив его, «отдал отцу его». Бесноватый прежде принадлежал не отцу своему, но злому духу, одержавшему его; а теперь Господь отдал его отцу, потерявшему его, а потом нашедшему.
Лк.9:43. И все удивлялись величию Божию. Когда же все дивились всему, что творил Иисус, Он сказал ученикам Своим:
Лк.9:44. вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие.
Прочие «все дивились всему, что творил Иисус», а не одному только этому чуду. Но Иисус, оставив прочих, беседует с учениками, и говорит: все это, чудеса и слова о чудесах, «вложите вы себе в уши». Для чего? Так как Я имею быть предан и распят, то для того, чтобы вы, когда увидите Меня распятым, не подумали, что Я претерпел это по Своему бессилию. Ибо кто творит такие чудеса, тот мог бы и не быть распят.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 1, 3-10; Лк. 9, 37-43). По отшествии с горы Преображения, Господь исцеляет бесноватого юношу. Исцелению предшествовал укор в неверии, как причине, по которой бедствовавший не был исцелен учениками. Чье бы ни было это неверие - отца ли, который привел сына, собравшегося ли народа, или, может быть, и апостолов - видно только, что неверие затворяет двери милостивого заступления Божия и помощи, а вера отверзает ее. Господь и сказал отцу: сколько можешь веровать, на столько и получишь. Вера не дело одной мысли и ума, когда относится к лицу, а обнимает все существо человека. Она заключает взаимные обязательства верующего и Того, Кому он верует, хоть бы они не были выражаемы буквально. Кто верует, тот на того во всем полагается и отказа себе от него ни в чем не ожидает; потому обращается к нему с нераздвоенною мыслью, как к отцу, идет к нему, как в свою сокровищницу, в уверенности, что не возвратится тощ. Такое расположение склоняет без слов и того, к кому оно имеется. Так бывает между людьми. Но в истинном виде является сила расположений, когда они обращены ко Господу, всемогущему, всеведущему и хотящему подать нам всякое благо; и истинно верующий никогда не бывает обманутым в своих ожиданиях. Если мы чего не имеем и, прося того, не получаем, то это потому, что нет у нас должной веры. Прежде всего надо взыскать и водворить в сердце полную веру в Господа, взыскать и вымолить ее у Него, ибо и она не от нас, а Божий дар. Отец юноши на требование веры молился: "верую, Господи, помоги моему неверию". Веровал слабо, колеблясь, и молился об утверждении веры. А кто похвалится совершенством веры и кому, следовательно, не нужно молиться: "помоги, Господи, моему неверию"? Когда бы вера была в силе у нас, то и мысли были бы чисты, и чувства святы, и дела богоугодны. Тогда Господь внимал бы нам, как отец детям; и что ни вспало бы нам на сердце, - а вспасть могло бы при этом только одно приятное Господу, - все то получали бы мы без отказа и отсрочки.



Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова.

О том, кому "предал Себя" Христос?

Когда Господь с тремя учениками сошел с горы после Преображения, "встретило Его много народа". И подошел некий человек с просьбой изгнать беса из его сына. "Я просил учеников Твоих изгнать его; и они не могли", - добавил он. И тогда Господь воскликнул: "О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами, и буду терпеть вас"?

О ком это? О тех ли, кто своим неверием и своими грехами дают власть бесам над собою? Или о тех, кто, имея лишь вид благочестия, не имеют его силы, и поэтому не могут помочь страждущим? Скорее всего, и о тех, и о других. Но все же и тем, и другим Он помогает. Он возбуждает веру в отце бесноватого отрока, Он освобождает самого отрока. И Он объясняет ученикам, как обрести должную силу.

Ну а воскликнул так Господь, наверное, потому, что только что сошел с Фаворской высоты. Там было Преображение. А здесь - глубокое падения тех, кто сотворен для участия в славе и блаженстве.

В конце Своей земной жизни Господь именно за этот "род неверный и развращенный" "отдал Себя Самого", и тем самым положил твердое начало избавлению "от настоящего лукавого века". Но если мы не пережили, подобно, например, исцеленному отроку и его отцу, что такое настоящее пленение, то и слово о избавлении не прозвучит с должной силой. Не испытаем мы непосредственного, живого чувства освобождения, а будем любопытствовать: а у кого именно выкупил нас Господь? Кому именно принес Себя в жертву?

И нам будут предлагаться разные ответы. Одни скажут что Он принес Себя в жертву сатане, а другие, что - Отцу, удовлетворив тем самым Его оскорбленное человеческим грехом достоинство. Но странно подумать, что Господь приносит Себя в жертву сатане, когда Он Сам изгонял легионы бесов. И не менее странно представить себе разгневанного Бога Отца, жаждущего крови и требующего отмщения.

Но не надо здесь ничего придумывать и ничего представлять себе. Слово Божие само отвечает и на этот вопрос; и отвечает не так, чтобы просто удовлетворить любопытство, но чтобы, как всегда, побудить к соответствующим делам: "Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас, и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу". Но не в удовлетворение Его "оскорбленного достоинства", а - "в благоухание приятное" (Еф. 5, 1-2). Потому что нет любви без жертвы, а "Бог есть любовь" (1 Ин. 4, 8). И в то же время сказано, что Он именно предал Себя "за нас", "за грехи наши", "за людей" (Ин. 11, 50), "за нечестивых" (Рим. 5, 6), "за всех нас" (Рим. 8, 32). Сказано, что мы искуплены "драгоценною Кровию Христа" (1 Пет. 1, 18-20).

Я как бы сидел в камере смертников и ждал неотвратимой казни. А Он пришел и сказал: "Иди. Я буду страдать и умру вместо тебя". Что же я сделаю? Неужели тут же радостно выскочу, и поспешу вернуться в ряды "лукавого и развращенного рода"? Неужели не останусь разделить с Ним временные страдания, чтобы вместе войти в вечную жизнь?

Протоиерей Александр Шаргунов
Это было после Преображения Господня. Радость Фавора была абсолютно необходима для апостолов, но они не могли остаться в этой славе. Они должны были снова сойти в мир, исполненный зла и страданий. Благодать дается нам для того, чтобы у нас были силы для каждодневной жизни. Мы не можем всегда жить в фаворском свете, но наша жизнь была бы вообще невозможной без этого света. По обыкновению Христа «встретило множество народа» — подобно тому, как в других случаях «множество народа следовало за Ним». Перед нами — смятение людей, не знающих, что делать. А ученики — беспомощны. Христос приходит, чтобы смятение и отчаяние многих сменилось тишиной. Как часто жизнь бывает охвачена распадом, и только Христос, Начальник жизни, Которому принадлежит вся власть на небе и на земле, может восстановить ее.

Отец одержимого бесом отрока умоляет Христа помочь ему. «Умоляю тебя взглянуть на сына моего». Он верит — одного сострадательного взгляда Христа будет достаточно, чтобы исцелить его. Мы должны приходить сами и приносить наших детей ко Христу, чтобы Он взглянул на них. «Он один у меня», — молит отец. Те, у кого много детей, могут смягчить свою печаль об одном — утешением о других. И как горестно состояние отрока! Он — во власти злого духа, «который схватывает его». И когда он схватывает его, тот внезапно вскрикивает. Сколько раз эти крики пронзали сердце любящего отца! Злобный дух «терзает его, так что он испускает пену, и насилу отступает от него, измучив его». Какое зло приносит сатана тем, к чьей душе он находит доступ. Но как блаженны те, кто имеет доступ ко Христу!

Ученики оказались немощны в своей вере. Только что они были посланы Христом в мир и возвратились с радостной вестью, что «и бесы им повинуются». Хотя Христос дал им власть над духами нечистыми, теперь они не могут изгнать этого злого духа. Может быть, поражение наступило вследствие их некоторого превозношения прежними победами. Или у них не было полного доверия силе, которую сообщил им Господь, — во всяком случае, они не подвизались в молитве как должно. Господь обличает Своим пророческим словом этот «род неверный и развращенный» — так запечатлевает Он своих современников — но также и учеников, которые обнаруживают свое бессилие.

Господь тотчас же исцеляет отрока. Христос может совершить для нас то, что ученики Его не могут. Господь принимает веру отца от имени сына. Ради веры отцов Церковь крестит и причащает детей. Господь «запретил нечистому духу». При приближении Господа бес поверг отрока на землю и стал бить, желая разорвать его на части. Но одно слово Христово исцелило отрока и обратило в добро то зло, которое бес причинил ему. Это событие напоминает чудо воскрешения сына вдовы Наинской — вплоть до самого конца: Иисус «отдал отрока отцу его». Победа над диаволом — победа над смертью.

Когда наши дети заболевают, в особенности, если это тяжелая болезнь, и в особенности, если это болезнь греха, мы должны приводить их ко Христу. А когда они выздоравливают, мы должны принимать их как вновь возвращенных нам Богом, как оживших после смерти. Великое утешение — принять их из рук Христовых. Прими это чадо с благодарением и расти его для Христа, ибо ты вновь принял его от Него. Так должны родители принимать своих детей из Христовых рук и, утешившись, снова предавать их в Христовы руки.


**************************************
23 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 53 зач., X, 25-37

25И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что' мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
26Он же сказал ему: в законе что' написано? ка'к читаешь?
27Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.
28Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.
29Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?
30На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.
31По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.
32Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.
33Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился
34и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;
35а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
36Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
37Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал: так поступай, и будешь жить.
Законник этот был человек хвастливый, очень высокомерный, как оказывается из нижеследующего, и сверх того коварный. Посему он приступает к Господу, искушая Его: вероятно, он думал, что уловит Господа в Его ответах. Но Господь указывает ему на тот самый закон, коим он очень надмевался — Смотри, с какою точностию закон заповедует любить Господа. Человек есть совершеннейшее из всех творений. Хотя он имеет и нечто общее со всеми ими, но имеет и нечто преимущественное. Например, человек имеет общее с камнем, ибо он имеет волосы, ногти, кои бесчувственны, как камень. Имеет общее с растением, потому что он растет и питается, и рождает подобное себе, как и растение. Имеет общее с животными бессловесными, потому что имеет чувства, гневается и похотствует. Но, что возвышает человека над всеми прочими животными, он имеет общее и с Богом, именно разумную душу. Посему закон, желая показать, что человек всецело во всем должен предать себя Богу и все душевные силы пленить в любовь Божию, словами “всем сердцем” указал на силу более грубую и свойственную растениям, словами “всею душею” — на силу более тонкую и приличную существам, одаренным чувствами, словами “всем разумением” обозначил отличительную силу человека — разумную душу. Слова “всею крепостию” мы должны применить ко всему этому. Ибо мы должны подчинить любви Христовой и растительную силу души; но как? — сильно, а не слабо; и чувственную, и ее сильно; наконец, и разумную, и ее также всею крепостию, так что мы всецело должны предать себя Богу и подчинить любви Божией нашу силу питательную, чувствующую и разумную. — “И ближнего твоего, как самого себя”. Закон, по причине младенчества слушателей не могший еще преподать совершеннейшего учения, заповедует любить ближнего, как самого себя. Но Христос научил любить ближнего больше, чем и самого себя. Ибо Он говорит: никто не может оказать больше сей любви, как если кто душу свою положит за друзей своих (Иоан. 15, 13). — Итак, законнику говорит: правильно ты отвечал. Поелику ты, говорит, подлежишь еще закону, то ты правильно отвечаешь; ибо по закону ты верно рассуждаешь.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и подошед перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай также.
Законник, получив похвалу от Спасителя, выказал высокомерие. Он сказал: а кто ближний мой? Он думал, что он праведен и не имеет подобного себе и близкого по добродетели; ибо полагал, что праведнику ближний есть только праведный же. Итак, желая оправдать себя и возвыситься пред всеми людьми, он с гордостию говорит: а кто ближний мой? Но Спаситель, поелику Он творец и во всех видит одно создание, определяет ближнего не делами, не достоинствами, но природою. Не думай, говорит, что поелику ты праведен, то и нет тебе никого подобного. Ибо все имеющие одну и ту же природу суть ближние твои. Итак, и ты сам будь ближним их не по месту, но по расположению к ним и заботливости об них. Для того и привожу Я тебе в пример самарянина, чтобы тебе показать, что хотя он различался по жизни, однакож стал ближним для нуждавшегося в милости. Так и ты проявляй себя ближним чрез сострадание и поспешай на помощь по собственному признанию. Итак, сею притчею мы научаемся быть готовыми к милосердию и стараться быть ближними для тех, кои нуждаются в нашей помощи. Познаем и благость Божию в отношении к человеку. Природа человеческая шла из Иерусалима, то есть из безмятежной и мирной жизни, ибо Иерусалим означает: видение мира. Куда же шла? В Иерихон, пустой, низкий и удушливый от жара, то есть в жизнь, полную страстей. Смотри: не сказал Он “сошел”, но “шел”. Ибо природа человеческая всегда склонялась к земному, не однажды, но постоянно увлекаясь страстною жизнию. “И попался разбойникам”, то есть попался бесам. Кто не сойдет с высоты ума, тот не попадется бесам. Они, разоблачивши человека и снявши с него одежды добродетели, потом нанесли ему греховные раны. Ибо они сначала обнажают нас от всякого доброго помысла и покрова Божия, а потом и наносят раны грехами. Природу человеческую они оставили “едва живым” или потому, что душа бессмертна, а тело смертно, и таким образом подчинена смерти половина человека, — или потому, что природа человеческая не совсем была отвержена, а надеялась получить спасение во Христе, и таким образом была не совершенно мертвою. Но как чрез преступление Адама смерть вошла в мир, так чрез оправдание во Христе смерть имела быть упраздненною (Рим. 5, 16-17). Под священником и левитом разумей, пожалуй, закон и пророков. Ибо они желали оправдать человека, но не могли. “Невозможно, — говорит апостол Павел, — чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи” (Евр. 10, 4). Они сжалились над человеком и размышляли, как бы исцелить его, но, побежденные силою ран, опять удалились назад. Ибо это значит (пройти мимо). Закон пришел и остановился над лежащим, но потом, не имея силы уврачевать, отступил. Это и означает (прошел мимо). — Смотри: слово “по случаю” имеет некоторый смысл. Ибо закон, действительно, дан не по особой какой-либо причине, но по причине слабости человеческой (Гал. 3, 19), не могшей сначала принять Христова таинства. Посему и говорится, что священник, то есть закон, пришел уврачевать человека не нарочито, но “по случаю”, что мы обыкновенно называем случайностью. Но Господь и Бог наш, ставший за нас клятвою (Гал. 3, 13) и названный самарянином (Иоан. 8, 48), пришел к нам, совершая путь, то есть предлогом к пути и цели поставив то самое, чтобы исцелить нас, а не проходом только, и посетил нас не случайно (между прочим), но жил с нами и беседовал не призрачно. — Тотчас перевязал раны, не попустивши болезни усилиться, но связавши ее. — Возлил масло и вино: масло есть слово учения, предуготовляющее к добродетели обещанием благ, а вино — слово учения, приводящее к добродетели страхом. Итак, когда слышишь слово Господа: “Приидите ко Мне, и Я успокою вас” (Матф. 11, 28): это — масло; ибо показывает милость и успокоение. Таковы же слова: “Приидите, наследуйте царство, уготованное вам” (Матф. 25, 34). Но когда Господь говорит: идите во тьму (Матф. 25. 41), это — вино, учение строгое. Можешь разуметь и иначе. Масло означает жизнь по человечеству, а вино — по божеству. Ибо Господь иное совершал как человек, а иное как Бог. Например, есть, пить, проводить жизнь не без приятностей и не обнаруживать суровости во всем, как Иоанн, это — масло; а чудный пост, хождение по морю и прочие проявления божеской силы, это — вино. Вину можно уподобить божество в том отношении, что божества в самом себе (без соединения) никто не мог бы стерпеть, если б не было и масла сего, то есть жизни по человечеству. Поелику же Господь спас нас чрез то и другое, то есть божество и человечество, то посему и говорится, что Он возлил масло и вино. И ежедневно те, кои бывают крещаемы, исцеляются от ран душевных, будучи помазуемы миром, тотчас же приобщаясь к церкви и причащаясь божественной крови. Господь посадил нашу израненную природу на Своего подъяремника, то есть на Свое тело. Ибо, сделал нас Своими членами и причастниками Своего тела: нас, долу находящихся, возвел на такое достоинство, что мы одно с Ним тело! — Гостиница есть церковь, всех принимающая. Закон не всех принимал. Ибо сказано: “Аммонитянин и моавитянин не может войти в общество Господне” (Второзак. 23, 3). А ныне во всяком языце бояйся Бога приятен Ему есть (Деян. 10, 35), если желает уверовать и сделаться членом церкви. Ибо она всех принимает, и грешников, и мытарей. Примечай точность, с какою сказано, что привез его в гостиницу и возымел о нем попечение. Прежде чем привез в нее, он только перевязал раны. Что это значит? То, что когда составилась церковь и открылась гостиница, то есть, когда вера возросла почти у всех народов, тогда открылись и дары Святого Духа, и благодать Божия распространилась. Это узнаешь из Деяний Апостольских. Образ гостиника носит в себе всякий апостол и учитель, и пастырь. Им Господь дал два динария, то есть два завета, ветхий и новый. Ибо тот и другой завет, как изречения одного и того же Бога, имеют на себе изображение одного Царя. Сии-то динарии Господь, восходя на небеса, оставил апостолам и последующих времен епископам и учителям. — Сказал: если что из своего издержишь, Я отдам тебе. Апостолы, действительно, издерживали и свое, много трудившись и повсюду рассеивая учение. Да и учители последующих времен, изъясняя ветхий и новый завет, много издержали своего. За это они получат награду, когда Господь возвратится, то есть во второе Его пришествие. Тогда каждый из них скажет Ему: Господи! Ты дал мне два динария, вот я приобрел другие два. И Он так скажет таковому: хорошо, добрый раб!

Святитель Феофан Затворник.
(Еф. 4, 1-6; Лк. 10, 25-37). Вопрошавшему о том, как спастись, Господь с Своей стороны дал вопрос: "в законе что написано? как читаешь?". Этим Он показал, что за разрешением всех недоразумений надо обращаться к слову Божию. А чтоб и самих недоразумений не было, лучше всего всегда читать Божественное Писание со вниманием, рассуждением, сочувственно, с приложением к своей жизни и исполнением того, что касается мыслей - в мыслях, что касается чувств - в чувствах и расположениях, что касается дел - в делах. Внимающий слову Божию собирает светлые понятия о всем, что в нем, и что около и что выше его: выясняет свои обязательные отношения во всех случаях жизни, и святые правила, как драгоценные бисеры, нанизывает на нить совести, которая потом точно и определенно указывает, как когда поступить в угодность Господу, укрощает страсти, на которые чтение слова Божия действует всегда успокоительно. Какая бы ни волновала тебя страсть, начни читать слово Божие и страсть будет становиться все тише и тише, а наконец и совсем угомонится. Богатящийся ведением слова Божия имеет над собою столп облачный, руководивший израильтян в пустыне.

Архиепископ АВЕРКИЙ
РУКОВОДСТВО К ИЗУЧЕНИЮ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НОВОГО ЗАВЕТА
ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ

27. ПРИТЧА О МИЛОСЕРДНОМ САМАРЯНИНЕ

(Луки 10:25-37)

Притчу эту передает только один св. Лука, как ответ Господа на вопрос искушавшего, т.е. желавшего уловить Его в слове, книжника: "что сотворив, живот вечный наследую?" Господь заставляет лукавого законника самого дать ответ словами Второзакония 6:5 и кн. Левит 19:18 о любви к Богу и ближним. Указав законнику на требования закона, Господь хотел тем заставить его глубже вникнуть в силу и значение этих требований и понять, как далеко законник отстоит от исполнения их. Законник, видимо, почувствовал это, почему и сказано, что он, "желая оправдать себя", спросил: "А кто мой ближний?" - т.е. хотел показать, что, если он и не исполняет требований закона, как должно, то - по неопределенности этих требований, так как неясно, напр., кого следует понимать под "ближним". В ответ Господь рассказал чудную притчу о человеке, "впавшем в разбойники", мимо которого прошли и священник и левит, и которого пожалел только самарянин - человек, ненавистный для иудеев и презираемый ими. Этот самарянин лучше священника и левита понимал, что для исполнения заповеди о милосердии нет различия между людьми: все люди в этом отношении для нас равны, все - ближние нам. Как мы видим, притча эта не вполне соответствует вопросу законника. Законник спрашивал: "Кто есть мой ближний?", а притча изображает, как и кто из всех троих, видевших несчастного, сделался ближним для него. Притча, след., учит не тому, кого надо считать ближним, а как самому делаться ближним для каждого человека, нуждающегося в милосердии. Различие между вопросом книжника и ответом Господа имеет большое значение потому, что в Ветхом Завете, ради ограждения избранного народа Божия от дурных влияний, устанавливались различия между окружающими людьми, и "ближними" для еврея считались только его соотечественники и единоверцы. Новозаветный нравственный закон отменяет все эти различия и учит уже всеобъемлющей евангельской любви ко всем людям. Законник спрашивал: кто мой ближний, как бы опасаясь возлюбить людей, которых он не должен любить. Господь не поучает его, что он должен сам сделаться ближним тому, кто в нем нуждается, а не спрашивать, ближний он ему или нет: не на людей должно смотреть, а на свое собственное сердце, чтобы не было в нем холодности жреца и левита, а было милосердие Самарянина. Если будешь рассудком различать между ближними и неближними, то не избежишь жестокой холодности к людям и будешь проходить мимо несчастных, нуждающихся в твоей помощи, как прошел мимо "впадшаго в разбойники" и священник и левит хотя он, как иудей, был им ближний. Милосердие - условие наследования жизни вечной.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь митрополита Антония Сурожского.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Я хочу обратить ваше внимание на две или три черты сегодняшней притчи. Нам сказано, что некий человек шел из Иерусалима в Иерихон. В Ветхом Завете Иерусалим был местом, где пребывает Бог. Это было место поклонения Богу, место молитвы. Человек этот был на пути в низину, с горы Видения он спускался туда, где протекает человеческая жизнь.

На этом пути на него напали, сняли с него одежду, изранили и бросили при дороге. Три человека, один за другим, шли этой дорогой. Все трое побывали там, где живет Бог, все трое были в месте служения Богу, поклонения Ему, в месте молитвы. И двое из них прошли мимо раненого.

Текст так ярко описывает, что священник просто прошел мимо. Нам даже не сказано, что он хоть взглянул на него. Он был человек обеспеченный, ему дела не было, так, во всяком случае, он думал, до человеческой нужды. Он ничему не научился из молитвы Богу, Который - Сама Любовь.

Затем прошел следующий, левит. Человек, сведущий в Писании, но не знающий Бога. Он подошел, постоял над умирающим раненым и пошел дальше. Его ум, казалось ему, поглощен более высокими вещами, чем человеческая жизнь, человеческие страдания.

И, наконец, прошел человек, который в глазах иудеев был презрен в самом своем бытии. Не за свои личные нравственные или иные недостатки, а просто потому, что он был самарянин, отверженный; в Индии его назвали бы парией. Этот человек остановился над раненым, потому что он-то знал, что такое быть отверженным, что такое быть одиноким, что значит, когда мимо тебя проходят с презрением, а порой и с ненавистью.

Он склонился над раненым, сделал, что мог для облегчения его страданий, отвез его в покойное место. И все это он сделал ценой собственной. Он не только оплатил гостиннику уход за раненым, он отдал свое время, свою заботу, свое сердце. Он заплатил всеми возможными способами, какими мы можем заплатить, оказав внимание окружающим нас людям.

Мы провели целое утро в присутствии Самого Бога, в месте, где Он обитает. Мы слышали, как Его голос говорил нам о любви, мы провозглашали, что мы верим в этого Бога, Который Сама Любовь. В Бога, Который отдал Своего Единородного Сына ради того, чтобы каждый из нас, не все мы, коллективно, но каждый из нас, лично, мог получить спасение.

Мы сейчас выйдем из этого храма. В течение предстоящей недели, или до следующего посещения храма мы встретим много людей. Окажемся ли мы подобными священнику или левиту? Пойдем ли мы, размышляя о том, что мы здесь узнали, храня в сердце удивление и радость, но проходя мимо каждого встречного, потому что мелкие заботы могут нарушить наш покой, отвести наши ум и сердце от чуда встречи с Богом, от Его присутствия?

Если так мы поступим, то мы мало, что поняли, если вообще что-то поняли о Евангелии, о Христе, о Боге. А если мы подобно юноше, подобно книжнику, спросим: Но кто мой ближний? Кто тот, ради которого я должен быть готов расстаться с глубочайшими переживаниями моего сердца, с самыми возвышенными размышлениями, с наилучшими моими чувствами? Ответ Христа прост и прям: Всякий. Всякий человек, кто нуждается в тебе на любом уровне. На простейшем уровне пищи или крова, чуткого внимания, заботливости, дружелюбия.

А если однажды, этот день может и никогда не наступить, но может прийти в любой момент, от нас потребуется больше, мы должны быть готовы любить нашего ближнего, как нас тому учит Христос, с готовностью жизнь нашу положить за него.

Положить жизнь не означает умереть. Речь идет о том, чтобы изо дня в день отдавать нашу заботу всем тем, кто в ней нуждается. Тем, кто в печали, и нуждается в утешении; тем, кто в растерянности, и нуждается в укреплении и поддержке; тем, кто голоден, и нуждается в пище; тем, кто обездолен, и, может быть, нуждается в одежде и тем, кто в душевном смятении, и, может, нуждается в слове, которое изольется из той самой веры, которую мы черпаем здесь, и которая составляет самую нашу жизнь.

Выйдем же отсюда, вспоминая эту притчу, не как одну из самых прекрасных, сказанных Христом вещей, но как прямой путь, на который Он призывает нас встать. Она учит нас относиться друг ко другу, оглядеться вокруг внимательным взором, помня, что порой малейшая ласка, одно теплое слово, одно внимательное движение может перевернуть жизнь человека, который в одиночестве стоит перед лицом собственной жизни.

Пусть поможет нам Бог быть подобными милосердному самарянину на всех уровнях и по отношению ко всем людям. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Георгия Митрофанова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Притча о милосердном самарянине, хорошо знакомая каждому христианину, каждый год, каждое десятилетие, наверное, каждый век приобретает для всего христианского человечества особый смысл. Ибо каждый год, каждое десятилетие и каждый век приближает нас к тем последним временам, когда в мире оскудеет любовь.

И мы сейчас, дорогие братья и сестры, живем в одно из тех времен, когда действительно кажется, что любви становится все меньше и меньше. Тем значимее для всех нас задуматься над этой притчей. Ибо она произносилась только для тех, кто был тогда рядом со Христом, кто испытывал Его, искушал Его, но произносилась она, прежде всего для нас с вами.

Итак, ко Христу приходит законник, фарисей, человек, наверняка, глубоко верующий. Верующий в ветхозаветный закон, но не верующий еще во Христа, сомневающийся в том, что этот скромный Плотник, дерзновенно поучающий учителей народа, знает истину. И подойдя, с таким заведомым желанием уничижить Спасителя, показать перед всеми Его незнание, он задает Ему, искушая Его, как сказано в Евангелии, в общем-то, простой вопрос, ответ на который должны были знать все. Вопрос о том, что есть первая заповедь.

И Христос, зная, что этот человек искушает Его, отвечает просто и безыскусно. Так, как должен ответить любой, смиренно исповедующий веру в Бога ветхозаветный иудей. Он говорит о любви к Богу и о любви к ближнему. И все. Эта двойная заповедь о любви к Богу и о любви к ближнему, Ветхим Заветом данная, должна была быть известна всем. Но, видимо, Христос так произносит эти простые слова, что законнику, искушавшему Его, становится очень неудобно, очень стыдно. И, желая оправдаться и перед Христом и перед стоящими вокруг людьми, он задает Ему другой вопрос, на который сам-то он знает ответ. Вопрос о том, а кто есть ближний.

Но Спасителю известны мысли каждого человека. Он знает и все то, что происходит в душе законника. Он уже почувствовал, что горделиво пришедший уничижить Его простым вопросом законник, оказался не только посрамлен сейчас перед лицом многих, Он знает, что и в сердце самого законника произошло какое-то серьезное изменение: что он сам вдруг устыдился своего дерзкого вопроса.

И опять, как будто не замечая, что этот вопрос, обращенный к Нему, имеет какой-то скрытый смысл, Спаситель просто рассказывает притчу, всем нам с вами хорошо известную. Но, наверное, не до конца, не в полной мере осознаваемую и понимаемую.

Ведь перед нами не просто рассказ о добром человеке.

Некто, ехавший по дороге и попавший в серьезные испытания, подвергшийся нападению разбойников, лежит, и возможно даже истекает кровью. Этот человек, может быть, даже умирает на дороге. Наверное, он из благочестивых иудеев, которые в этот момент, когда он оказался избит, измучен и брошен на дороге, молился Богу о помощи.

И вот он видит на дороге священника, затем левита, представителей того самого ветхозаветного духовенства, к которому ветхозаветные иудеи относились с большим почтением, с большим почитанием. Кто, как не они, казалось бы, должны были прийти ему на помощь? Но они проходят мимо.

Эта тема всем нам, христианам, увы, хорошо известна. Наверное, каждый из нас имел случай, возможно, даже не один раз, убедиться в том, что подчас и священник, и дьякон, служащие христианской новозаветной церкви, тоже могут отличаться по своей человеческой немощи таким же бессердечием и бесчувствием, каким отличались их ветхозаветные предшественники.

И тоже, наверное, не раз мимо нас проходили священнослужители, к которым мы, возможно, не в столь драматичной ситуации обращали свои взоры. Это вечная тема и вечный укор всем нам, христианам, и в особенности нам, священнослужителям.

Наверняка, исполнившийся уныния и отчаяния человек, только что отвергнутый священником и левитом, увидел на дороге самарянина, увидел неожиданно. Надо представлять себе, как иудеи относились к самарянам. Ведь самаряне это был народ, который некогда был единым с иудейским народом. Это были те же самые иудеи, которые за несколько веков до описываемых в Евангелии событий, стали вступать в брак с язычниками, и стали исповедовать ветхий закон совсем не так, как это полагалось делать в соответствии с законом Моисея.

Иудеи относились к самарянам даже хуже, чем к язычникам. Самарянин воспринимался иудеем, как враг. И надо думать, что самаряне к иудеям относились не лучшим образом. И вот когда несчастный иудей, видя перед собой заведомого врага, которого его научили ненавидеть, презирать с самого детства, происходит великое чудо.

Этот враг, этот чужой ему человек, не только не проходит мимо него, но спасает его, наверное, от неминуемой гибели. Проявляет к нему доброту, милосердие, сострадание, проявляет то, что всегда оказывалось редким в этом отпадшем от Бога мире.

И после того, как милосердный самарянин привозит раненого иудея в гостиницу и оставляет его там, обеспечивая всем необходимым, он проявляет еще и дальнейшую заботу, обещая хозяину гостиницы оплатить все те расходы, которые тот будет иметь, ухаживая за немощным человеком.

Рассказав эту, простую на первый взгляд, историю, Спаситель задает законнику очень серьезный вопрос: кто же в таком случае есть ближний его? а ведь законник был подобно всем ветхозаветным иудеям воспитан в убеждении, что ближним иудею может быть только иудей, исповедующий закон. Не язычник и не самарянин, потому что они-то закона не знают, они закон не исповедуют.

И здесь законник вынужден произнести слова, за которые его же собратья, законники и фарисеи, могли бы осудить. Он говорит о том, что ближний это самарянин. И в этих словах по существу может быть происходит первое исповедание этим самым законником, фарисеем, веры во Христа Иисуса.

Ибо он пришел искушать Спасителя, а Спаситель открыл ему великую истину, что любовь Божия распространяется на всех людей, что ближние для него это все люди, независимо от того, какой религиозный закон они исповедуют. И далее, Христос, зная всю ту внутреннюю борьбу, которая происходила в душе этого иудея, говорит о том, что тот должен идти и творить такожде. Поступать точно так же, как самарянин.

Однако эти слова обращены и ко всем нам. Мы ведь очень хорошо все это, вроде бы знаем, но очень плохо все это исполняем. Особенно мы, христиане, которые лучше других знают о том, что без любви к ближнему нет спасения, именно мы очень часто искушаем ближних своих, и очень часто пытаемся разделить ближних своих на тех, кто наш, христианин, и на тех, кто не наш, не христианин. И мы не думаем, что мы забываем при этом Новый Завет и возвращаемся в Ветхий Завет.

Как будто не было Господа Иисуса Христа, но был и остается лишь ветхозаветный Закон, который делит людей на своих и чужих. И так поступаем мы не потому, что глубока и истова наша вера, и мы так хотим любить православных христиан. Мы так поступаем просто потому, что мы вообще мало, кого способны любить, мало, кого хотим любить. Потому что это очень трудно любить не только христиан, но и не христиан.

И, как правило, не любя почти никого, мы убеждаем себя в том, что мы любим-то тех, кто достоин любви; ближние наши это те, кто с нами. Кто с нами молится, постится, но отнюдь не те, кто не разделяет с нами труда христианской жизни.

А между тем, большинство из нас принадлежит к тем семьям, которые прошли за предыдущие десятилетия очень сложный путь. Случилось так, что богоборческая власть в нашей стране разделила семьи на христиан и не христиан, на православных и безбожников. И много было вражды в этих семьях. Но часто не потому, что христиане ревновали о своей вере, а потому что они с легкостью шли по пути безбожников и учились ненавидеть.

Много существует дьявольских уловок в лукавом сердце человека, чтобы не быть милосердным самарянином, а быть жестокосердым фарисеем. И очень часто мы изыскиваем самые различные основания для того, чтобы избавить себя от труда милосердия и сострадания. И всякий раз, когда мы пытаемся себя убедить в том, что мы бедны, мы заняты, мы устали, поэтому мы не можем помочь своему ближнему, когда мы не отзываемся на его скорбь, мы должны вспоминать притчу о милосердном самарянине.

Да, к счастью, не каждый день и не всем нам приходится сталкиваться с ситуацией, о которой повествует нам сегодняшнее евангелие. К счастью, очень редко приходится сталкиваться нам с тем, что перед нами лежит умирающий человек и некому, кроме нас ему помочь.

Но ведь в гораздо более простых ситуациях, когда от нас не требуется такое внимание, такая сердечная забота, какая потребовалась от самарянина по отношению к раненому иудею, очень часто в более простых ситуациях мы не делаем практически ничего. Когда от нас требуется даже не какая-то внешняя материальная жертва, а душевное участие, сочувствие человеку, мы проходим мимо. Потому что мы устали, потому что нам трудно, потому что мы пребываем в житейской суете.

И таким образом, мы предаем Христа. Ибо гораздо извинительней было ветхозаветному священнику и левиту пройти мимо их умиравшего пасомого, нежели нам, христианам, которым Христос открыл во всей полноте истину, пытаться не заметить скорби, несчастья нашего ближнего, каким бы он ни был, что бы с ним ни случилось.

Будем помнить об этом, дорогие братья и сестры. И пусть притча о милосердном самарянине сделает нас, христиан, достойными того призвания, которое обратил к нам Спаситель. Пусть в каждом из нас, не обязательно в такой тяжелый момент, о котором повествовалось в сегодняшнем евангелии, но пусть в каждом из нас каждый день хотя бы иногда проступает тот самый милосердный самарянин, которого Бог поставил перед всеми христианами примером сострадания и милосердия. Аминь.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

71

24 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 75 зач., XIV, 12-15

12Сказал же и позвавшему Его: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния.
13Но, когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых,
14и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных.
15Услышав это, некто из возлежащих с Ним сказал Ему: блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Сказал же и позвавшему Его: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы, и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных. Услышав это, некто из возлежащих с Ним сказал Ему: блажен, кто вкусит хлеба в царствии Божием!

На ужине было два разряда возлежащих, звавшие и званные. Господь прежде обратился с увещанием к званным, научил их спасительному смиренномудрию и предложил им пищу неизысканную, а потом воздает почесть позвавшему Его и отплачивает за угощение увещанием, дабы он не делал угощений из-за какого-нибудь людского благоволения и ожидал тотчас воздаяния. Ибо малодушные, приглашая друзей или родных, делают это в видах скорой благодарности, и если не получают оной, то приходят в досаду. А великодушные, терпя до будущей жизни, получают вознаграждение от Того, Кто поистине богат (Ефес. 2, 4. 7). — Господь, говоря сие, отклоняет нас торговать дружелюбием. А некто, услышав сие и подумав, что Бог почтит и угостит праведников чувственными явствами, сказал: “блажен, кто вкусит хлеба в царстве Божием”. Вероятно, он не был духовен, чтоб понять, то есть водился человеческими размышлениями. Ибо душевный человек таков, что ничему сверхъестественному не верит, ибо обо всем судит по законам природы. Бывают три состояния в человеке: плотское, душевное и духовное. “Плотское” — когда кто желает наслаждаться удовольствиями и радоваться, хотя бы это сопряжено было с причинением зла другим. Таковы все любостяжательные. “Душевное” состояние — когда кто не желает ни вредить, ни вреда получить. Такова жизнь по закону природы. Ибо это внушает нам и сама природа. А “духовное” состояние — когда кто ради добра согласен даже потерпеть вред и оскорбление. Первое состояние близко к природе, среднее — сообразно с природою, а третье — выше природы. Всякий, кто мыслит о человеческом и не может понять ничего сверхъестественного, называется душевным (1 Кор. 2, 14), так как он водится душою и духом. Но когда кто водится духом и не живет уже сам, но живет в нем Христос (Галат. 2, 20), тот духовен, тот возвысился над природою. Итак, подумавший, что воздаяние святым будет чувственное, был душевен, так как не мог понять ничего сверхъестественного.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 1, 1-7; Лк. 14, 12-15). В указании кого звать на обед или вечерю, позаимствуй себе правило: не делать ничего для ближних в видах воздаяния от них здесь. Но это не значит, что ты будешь тратиться понапрасну. В свое время все тебе воздано будет. В нагорной беседе о всех богоугодных делах - молитве, посте, милостыне - Господь заповедал творить их тайно, почему? Потому что Отец Небесный поступающим так воздаст явно. Стало быть, всеми трудами жизни своей христианин должен заготовлять себе будущее блаженство, строить себе вечный дом и предпосылать туда провиант на всю вечность. Такой образ действования - не интересанство, потому что собственно интересы ограничиваются здешнею жизнью, а такая жизнь идет в ущерб этим интересам. К тому же, жить так нельзя без веры, упования и любви к Господу. Действование по заповедям в чаянии воздаяния - также отрешенное действование. Между тем, оно ближе и внятнее сердцу, чем что-либо другое, слишком идеальное, как, например, делать добро ради добра. Этого последнего нигде в Писании не найдете. Высшее здесь побуждение: делай все ради Господа и не бойся потерь.

Проповедь протоиерея Александра Глебова

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Если сегодняшний евангельский текст воспринимать буквально, то тогда надо честно признаться, что никто из нас никогда не то, что не исполнял то, о чем сказал Господь, но никогда и не будет этого исполнять; и мысли даже такой не появится.

Ну действительно, какой нормальный человек, празднуя какое-либо знаменательное событие своей жизни, устраивая застолье, пригласит на него не родных и близких людей, а пойдет по подворотням, соберет калек, бомжей и с ними начнет пировать. Представить себе такое неординарное поведение просто невозможно.

Так как же тогда понимать слова Христа из сегодняшнего евангелия, когда Он говорит: «когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых»? Как же это понимать? А понимать это надо в контексте той притчи, которая следует за этими словами. Это притча о званых на пир. Многим она наверное хорошо известна, поскольку дважды в году читается в воскресный день за Божественной Литургией.

Господь сказал следующее. Некий человек решил устроить пир. Во времена Христа не по телефону приглашали в гости, как это мы делаем сегодня, а посылали слугу, который передавал приглашение своего господина. Не принять приглашение считалось оскорбительным. Нужна была очень веская причина, чтобы отказать человеку, пригласившему тебя на пир и при этом не обидеть его.

Но вот в притче все приглашенные отказались прийти на ужин. И свой отказ они пояснили не убедительными причинами, несерьезными, которые не могли служить поводом, чтобы отказать человеку, устроившему ужин и с любовью и радостью ждущему их. Один сказал, что он купил землю и ему надо пойти посмотреть, что это за земля. Другой пояснил свой отказ тем, что он приобрел пять пар волов, и ему надо попробовать, как они работают, как они пашут землю. Третий сказал, что он женился, и у него сейчас медовый месяц, и ему вообще ни до чего. Я, конечно, не дословно, а в более свободном стиле излагаю эту притчу, но смысл тот же самый.

Слуга пришел и передал своему господину, как было воспринято его приглашение. Хозяин пира, конечно, оскорбился, разгневался и сказал следующее: «пойди скорее по улицам и переулкам города, и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых». И вот эти вот увечные, хромые и слепые, они откликнулись на его призыв и пришли на ужин. И тогда господин этого пира горестно заметил, что «много званых, но мало избранных». Вот такая вот притча. Ну казалось бы какое отношение все это имеет к нам с вами?

А отношение это имеет самое прямое. Конечно, когда этот хозяин пира, этот господин приглашал первых, и они отказались, то многие толкователи говорят, что здесь Господь подразумевал представителей иудейского народа, которые призывались первыми Господом ко спасению. Но многие, не все, правда, отвергли это приглашение. И тогда Он приглашает других: слепых, глухих, хромых, убогих. А кто это такие? Это что, просто инвалиды? Как кажется на первый взгляд. Нет. Это те люди, которые не знали истинного Бога, которые были слепы, потому что отошли от познания истинного Бога. Отсюда: они были внутренне больными людьми, они в жизни этой хромали на обе ноги, потому что не имели руки, которая была бы простерта к ним от(?), но их-то Господь и призвал, призвал через своих слуг, через апостолов. И когда-то такими же хромыми и слепыми были и наши предки, славяне – язычники, которые поклонялись идолам, но которые были просвещены светом Христова учения, которые пришли на эту вечерю Господню и стали теми избранными, которые откликнулись на Его призыв.

Да, Господь призывает людей разными способами: и через проповедь Церкви, и через Священное Писание. Часто Он призывает людей через жизненные испытания прийти к Нему. И мы видим, как часто люди оставляют без внимания этот призыв, и откликаются только тогда, когда становится очень плохо или самому человеку, или близким его, или обществу, в котором он живет. А вот оправдывают часто свое нежелание прийти к Господу, теми самыми житейскими проблемами, на которые ссылались гости, приглашенные на пир, из притчи, которую я сегодня прочитал: времени нет, дел много и так далее. А ведь всех дел-то не переделаешь. И ведь должна быть иерархия ценностей, и первая, наверху, на вершине пирамиды этой иерархии ценностей - это Господь и общение с Ним. Конечно, люди знают, что так должно быть, они знают об этой иерархии ценностей, но часто не имеют ни сил, ни желания, ни доброго намерения идти этим путем.

Как говорил блаженный Августин еще до своего обращения, он молился Богу такими словами, он говорил: «Господи, дай мне пожить так, как я живу сейчас; спаси меня, но спаси позже». Удивительная молитва, которая исходила из уст человека, который потом много потрудился на благо Церкви, на благо развития богословия. Но в своей знаменитой работе, знаменитой «Исповеди» он действительно нелицеприятно бичует себя. И как это похоже на нас, как часто мы откладываем это дело спасения, заботу о своей духовной жизни на потом. И вот в сегодняшнем евангелии Господь призывает нас быть рядом с Ним, питаться благодатной трапезой, чтобы оказаться не только в числе званых, то есть не только в числе тех, кто что-то слышал, что-то читал, а оказаться в числе избранных, тех, кто откликнулся на зов Господень, в числе спасаемых, в числе тех, кто наследует это Царство славы. Аминь.

0

72

26 НОЯБРЯ

http://nicholashram.zp.ua/wp-content/uploads/2011/05/evang.-100x100.jpg
(От Иоанна святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Ин., 36 зач., X, 9-16.

9Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет.
10Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.
11Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец.
12А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их.
13А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах.
14Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня.
15Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец.
16Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет.
Кто Мною, дверью, войдет и приведется к Отцу, и станет Его овцою, тот спасется, и не только спасется, но и получит великую неустрашимость, как и Господь, и Владыка. Ибо это обозначает словами: “и войдет, и выйдет”. Так и апостолы смело входили и выходили пред повелителей, и выходили радостными и непобедимыми (Деян. 5, 41). “И найдет пастбище”, то есть обильную пищу. И иначе: так как наш человек двойствен, по выражению апостола Павла, внутренний и внешний (Рим. 7, 22; 2 Коринф. 4, 16), то можно сказать, что входит тот, кто заботится о внутреннем человеке, и тот опять выходит, кто члены, которые на земле, и дела плотские умерщвляет во Христе (Рим. 8, 13). Такой найдет пастбище и в будущем веке, по сказанному: Господь пасет меня, и ни в чем не будет у меня недостатка (Псал. 22, 1).

Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить; Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец; а наемник не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка и оставляет овец и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах.
Так как приставшие к Февде и Иуде, и прочим отступникам были убиты и погибли, то прибавил: вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить, называя ворами их и подобных им. А Я, говорит, пришел для того, чтобы имели жизнь. Они убивали и погубляли своих последователей, а Я пришел, чтобы жили и имели нечто большее, именно, причастие Святого Духа, под чем нужно разуметь и царство небесное. Итак, во Христе все имеют жизнь, ибо все воскреснут и будут жить; а праведники получат и нечто большее, именно, царство небесное. Потом ведет речь и о страданиях и говорит: Я жизнь (душу) Мою полагаю за овец, — выражая сим, что Он идет на страдания не по принуждению, а добровольно. Словом “полагаю” показывает, что никто ее не отнимет у Меня, а Я Сам отдаю ее. Намекает и на мятежников, не раз упомянутых. Они, говорит, не положили жизни за овец, но оставили своих последователей, ибо были наемники. А Сам Господь поступил наоборот. Когда взяли Его, Он сказал: если Меня ищете, то оставьте сих, пусть идут, чтобы исполнилось слово, что никто из них не погиб (Иоан. 18, 8; 17, 12), и притом тогда, когда иудеи пришли на Него хуже, чем волки на овец. Ибо пришли, сказано, с мечами и кольями, чтобы взять Его (Лук. 22, 52). Под волком здесь можно разуметь и мысленного врага, которого Писание называет и львом (1 Петр. 5, 8), и скорпионом (Лук. 10, 19), и змием (Быт. 3, 1; Псал. 90, 13). Говорится, что он “похищает” овцу, когда пожирает кого-нибудь чрез худое дело; “разгоняет”, когда посредством злых помыслов смущает душу. Справедливо можно назвать его и вором, который “обкрадывает” чрез лукавые помыслы, “убивает” чрез соглашение с ними, “погубляет” чрез дело. Иногда приражается к кому-нибудь помысл злобный, это будет воровство. Если человек согласится с лукавым внушением, тогда, можно сказать, диавол убивает его. Когда же человек на деле совершит зло, тогда он погибает. Может быть, и это значат слова: вор приходит только для того, чтоб украсть, убить и погубить. — Господь делает совсем иначе, чем этот вор. Он дает божественную жизнь, освещает и помыслы наши добрыми внушениями, и тела добрыми делами; дает и нечто преизбыточествующее, именно то, что мы может приносить и другим пользу посредством дара учительского, а также и царство небесное, как бы придавая нам некоторую лишнюю награду. Он подлинно добрый Пастырь, а не наемник, каковы начальники иудейские, которые не заботятся о народе, а имеют в виду только то, чтобы получить с него плату. Ибо они искали не пользы народу, а себе прибыли от народа.

Я есмь Пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привесть, и они услышат голос Мой: и будет одно стадо, и один Пастырь.
И отсюда ты можешь узнать различие между пастырем и наемником. Наемник не знает овец, что происходит от того, что он ни надзирает за ними постоянно. Ибо если бы он постоянно смотрел, то знал бы их. А пастырь, каков Господь, знает своих овец, потому и печется об них, и они опять знают Его, потому что пользуются Его надзором и по привычке узнают своего Покровителя. Смотри. Прежде Он узнает нас, а потом уже мы Его. И не иначе можно познать Бога, как быв познанными от Него (1 Коринф. 13, 12). Ибо Он прежде усвоился нам плотию, став Человеком, потом уже мы усвоились Ему, получив дар обожения. Желая показать, что неуверовавшие недостойны быть познанными от Бога и не суть овцы Его, Он сказал: Я знаю Моих, и Мои знают Меня, как написано: познал Господь Своих (2 Тим. 2, 19). Чтобы кто-нибудь не подумал, что Он узнавал, как человек, Он присовокупил: как Отец знает Меня, и Я знаю Отца, то есть: Я так верно знаю Его, как Сам Себя. Часто повторяет: “Я жизнь Мою полагаю за овец” для того, чтобы показать, что Он не обманщик. Ибо выражения: “Я свет, Я жизнь” для немысленных казались надменными. Но слова: “Я хочу умереть” не заключают никакого самохваления, а напротив выражают великое попечение, так как Он хочет предать Себя за людей, которые бросали в Него камнями. — “Есть у Меня и другие овцы”. Это говорит об язычниках. Они не того двора, который под законом. Ибо язычники не ограждаются законом. “И тех надлежит Мне привесть”. Ибо и эти в рассеянии, и те не имеют пастырей. И благоразумные, и способнейшие к вере из иудеев были без пастырей, следовательно, тем более, язычники. Мне “надлежит” собрать и язычников, и иудеев. Слово “надлежит” здесь означает не принуждение, а то, что непременно последует. “И будет одно стадо, и один Пастырь”. Во Христе Иисусе нет ни иудея, ни язычника (Гал. 3, 28), и никакого различия. Ибо у всех один образ, одна печать крещения, один Пастырь, Слово Божие и Бог. Пусть устыдятся манихеи, отвергающие ветхий завет, и услышат, что одно стадо и один Пастырь; ибо один и тот же Бог ветхого и нового завета.

Святитель Феофан Затворник.
"Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется" (Ин. 10, 9). Это то же, что в другом месте говорит Господь: "никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин. 14, 6). И еще ближе подтвердил Он то же, когда сказал: "без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15, 5). Тот и христианин, кто весь во Христе, и кто, что ни имеет в себе ценного, все то от Христа имеет. Оправдание у него Христово, и тело его тоже Христово. Спасающийся потому спасается, что облечен во Христа. В этом только положении он имеет доступ к Отцу. Мы - отпадшие от Бога и за то подгневные. Только тогда правда Божия отступает и милость Его простирается к нам и нас приближающихся принимает, когда мы приближаемся во Христе и о Христе. Печать Христова отпечатлевается на всем естестве христианина, и носящий ее пойдет посреди сени смертной и не убоится зла. Для того, чтобы быть такими, мы имеем таинства - крещение и причащение, посредствуемое у грешащих по крещении покаянием. Но это от лица Господа; с нашей же стороны, для принятия их, должны образоваться в духе приимательные расположения - вера, которая исповедует: я погибший и спасаюсь только Господом Иисусом Христом; любовь, которая ревнует все посвящать Господу Спасителю, ничего не щадя; упование, которое, ничего от себя не чая, уверено, что не будет оставлено Господом, но всякую будет иметь от Него помощь - и внутреннюю, и внешнюю - во всю жизнь, пока взято будет туда, где Он Сам.

Проповедь архимандрита Ианнуария Ивлиева
Вот сегодня прозвучало третье из семи, так называемых, «Аз  есмь  изречений», Иисуса Христа. Он уже говорил о Себе, что Он есть Хлеб жизни, Свет миру, теперь Он называет Себя дверью:  Я   есмь   дверь . Что такое хлеб, свет,  дверь , путь знает всякий человек.  И  всякий человек, если он не совсем лишен разума, поймет, что эти предметы могут быть символами жизни.

Но  кто  настолько смел или настолько безумен, чтобы посметь сказать о себе, что он есть хлеб, свет, жизнь для всех людей. Не для какого-то одного человека в сентиментальном смысле, такое бывает: любящие могут говорить друг другу: ты – моя жизнь. Нет, Господь говорит о Себе, что Он есть Жизнь в самом глубоком, в самом прямом смысле,  и  притом жизнь для всех людей. Более того, для всего мира. Как возможно это принять? Как возможно это понять?

« Я   есмь   дверь », - слышали мы. В каком же смысле?

Появляется картина, понятная нам,  и  еще лучше известная жителям Палестины времен земной жизни Иисуса Христа. Вот каменный загон для овец с единственным входом. Этот вход сторожит привратник. Он следит, чтобы никто чужой не проник к овцам. Только один, знакомый ему пастух имеет доступ в этот загон. Пастух, войдя в загон, из множества овец подзывает овец своего стада. Он их знает, зовет по имени и выводит из загона на пастбище. Его овцы послушно следуют за знакомым голосом. А если придет чужак, голоса которого они не знают, испуганно бегут от него.

Несколько удивляет то, что Иисус Христос называет Себя сначала не пастырем, но дверью, пастырем потом.

Дверью. Как это понимать? Дверь, а лучше сказать калитка овечьего загона, ее можно рассматривать, так сказать, с двух сторон. Она позволяет пастуху войти к овцам, и она же позволяет овцам входить в загон и выходить из него. В речи Спасителя учитываются оба эти аспекта.

Когда Иисус Христос утверждает о Себе, что Он есть дверь к овцам или для овец, то Он тем самым выдвигает неслыханное притязание на то, что только Он –  тот  Посредник, через которого люди могут получить доступ к лугам и пастбищам жизни, только Он один дарует возможность жизни, и без Него для людей истинная жизнь недоступна, закрыта. Как пастбище загорожено от овец каменной изгородью. Но через Него также единственный доступ пастыря к людям, в том случае, если этот приход к людям имеет целью их жизнь.

Приходили до Христа, да и после Него, и другие. Но приходили как воры и разбойники с целью украсть, убить, погубить. А потому не шли через дверь, но перелазили через ограду в другом месте.

Было много размышлений, кого следует понимать под ворами и разбойниками, которые приходили перед Иисусом. Разумеется, не может быть и речи о ветхозаветных пророках или о Крестителе. Возможно, подразумеваются фарисеи, которые в евангельском рассказе вступают в спор со Спасителем? Нет, скорее всего, не они.

В те времена, когда израильтяне, в том числе и фарисеи, нетерпеливо ожидали пришествия Мессии, божественного Посланника, на историческую сцену выступало множество претендентов на это звание, множество самозваных христов и спасителей. Ни к чему доброму их выступления не приводили. И уже после того, как прозвучали предупреждающие слова Иисуса Христа о подобных самозванцах, они возникали в истории снова и снова, и то здесь, то там перелазили ограду. Они обещали благо, жизнь, но фактически несли грабеж, насилие и смерть.

Слова Христа в сегодняшнем Евангелии предостерегают от таких ложных «спасителей» в кавычках. И надо сказать, предостерегают не напрасно, потому что люди очень склонны поддаваться пустым обольщениям. Обманщики, сознательные и циничные, а чаще всего сами заблуждающиеся и обольщенные лукавым, многое обещают людям: земное блаженство, здоровье, успехи, справедливость, богатство, власть, наслаждение, прогресс во всем. Они действуют, как сказано в Писании, со всякою силою, и знамениями, и чудесами ложными. Ложными не оттого, что эти чудеса недействительны, но оттого, что они соблазняют и ведут не к истине, а ко лжи и пустоте.

Многое могут эти лжехристы. Но одного они не могут даже пообещать, а если и пообещают, то не могут ни доказать, ни исполнить. Они не могут обещать и исполнить победы над смертью. Они, если угодно, тоже двери, но двери, ведущие в никуда.

Иисус Христос есть дверь истинная, открывающая путь в жизнь. И  кто   войдет  этой дверью, тот  спасется .

Нет. В этом мире он, скорее всего, не наживет себе богатства, не будет купаться в счастьи и благоденствии. Но, входя этой дверью, он уже в этой жизни обретет ту надежду, которой лишены прочие. И уже в этой жизни будет осиян светом грядущего Воскресения. Ибо воистину воскресе Христос. Аминь.


Господь возвещает нам о том, что всегда присутствуют пастыри и воры, которые отличаются друг от друга по тому, как входят во двор овчий. Одни - «инде», через ограду, другие - через дверь. Двор овчий - не поэтически красивое место для Господа. Это место, где надо защититься от разбойников.

Господь предлагает образ христианской жизни, который есть, прежде всего, образ сражения. Не случайно это слово Спасителя прозвучало после жесткого Его столкновения с духовными вождями Израиля, когда Господь исцелил слепорожденного. Того, кто был изгнан из Храма фарисеями как паршивая овца.

«А входящий дверью есть пастырь овцам, ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его». Господь противопоставляет лжепастырям - «ворам и разбойникам», претендующим на духовное руководство народом Божиим, не имея на то подлинных полномочий, - истинного Пастыря, входящего дверью и вводимого придверником. Не услышим слишком поверхностно это «придверник». Все Евангелие ясно обозначает Его - это Отец Небесный. Он послал Господа, Он все предал в руку Его, Он вверил Ему Своих овец. Это вхождение совершается в Духе Святом.

Пастырь зовет Своих овец по имени и выводит их. «И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его; за чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса». Подлинно верующий - это тот, кто слушает голос Господа и следует за Ним. Слово «слушать» повторяется около шестидесяти раз в Евангелии от Иоанна. Христос - Слово, Глагол, Откровение. Он открывает внимательному слуху любящих Его то, что Он слышал от Отца. Слушая это сегодняшнее Евангелие, слышим ли мы, каждый из нас, голос Христа? Сколько времени посвящаем мы подлинному слушанию Слова Божия, голоса Любви и Истины? Часто ли взываем при этом к имени Иисусову с тем поклонением, которое должно приноситься Ему от всех - небесных, земных и преисподних? Внимаем ли проповеди истинных пастырей, таких, как святитель Василий Великий,Иоанн Златоуст которые по дару благодати стали воистину Христовыми устами, потому что дверью вошли в жизнь?

Сию притчу Христос сказал фарисеям, но они не поняли, что Он хотел им сказать. Они не поняли, потому что не хотели понять. Потому что в слепоте своей мнили себя знающими истину. Фарисеи - это во все времена те, кто хотят быть вождями других, но от которых овцы бегут, потому что они недобрые пастыри, воры и разбойники. Вот почему Господь повторяет им: «Истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их». Не эти ли слова вдохновили святителя Василия Великого в его сражении против нечестивого Ария? Если Христос - только творение, только человек, Его претензии, действительно, более чем чрезмерны. Как может Он представлять Себя единственным Пастырем человечества? «Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники». Человек, говорящий такое, либо безумец, либо Он на самом деле носитель истины, Сам - Истина, все на свете меняющая, не сравнимая ни с чем, что знало до сих пор человечество.

В двадцать первом веке мы все слишком хорошо знаем, что люди могут следовать за другими учителями и вождями, многие из которых изображают из себя «спасителей человечества». Но Христос предупреждает нас со всею серьезностью: вас обкрадут, убьют и погубят. Все составители прекрасных обещаний и программ - воры и разбойники. Подобное утверждение Христа не может не шокировать современное сознание, приученное к толерантности и плюрализму. Кто этот Человек, дерзающий говорить с такой уверенностью и претендовать на абсолютную исключительность? Что обещает Он нам - в отличие от всех других?

«Аз есмь дверь». Господь говорит, что Он - дверь, единственная дверь. В других Евангелиях мы уже слышали этот образ двери - узких врат, ведущих в Царство. Но здесь слова Спасителя обретают более глубокий смысл - тот, о котором Он скоро скажет: «Аз есмь путь, истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6). Мы помним в Священном Писании, еще в Ветхом Завете, этот таинственный образ -«врата небесные» (Быт. 28, 17) - откровение Иакову о Божией Матери и Спасителе. Врата Иерусалима описаны у пророка Исаии как вход в место мира, правды, в дом Господень. «Кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет и пажить найдет». Христос - переход, Пасха, дверь, открывающая доступ к новой жизни.

Чтобы лучше понять то, что предлагает нам Господь, мы должны глубоко осознать, что человечество заключено в замкнутое пространство. Мы живем как бы «при закрытых дверях», как сказал современный философ. Даже не знающий истины мыслитель порою точно обозначает ситуацию, в которой оказывается человек без Бога. Да, человечество является как бы пленником безжалостного, ничем не разрываемого круга, например такого: работа, метро, сон - и завтра все сначала. Неужели горизонт человека замыкается в этом узком пределе? Неужели человечество приговорено ходить по этому кругу в ожидании последнего крушения - будь это цунами в масштабе всей планеты или все истребляющий, неизвестного происхождения, огонь? Существует ли выход для человека?

Именно здесь является в нашу жизнь Христос и говорит нам, что Он - дверь, что Он - выход. Образ, который Он предлагает, - образ свободы: «Вы войдете и выйдете». Вы найдете пажить - это образ жизни и свежести. Эта таинственная дверь ведет туда, где чистый воздух, где зелень пастбищ, залитых солнцем. Христос говорит нам, что человечество не должно быть отчаянно замкнуто на себе. Перед ним открывается бесконечное пространство - жизнь впереди. Чудо, по слову святителя Василия Великого, заключается в том, что Бог предлагает Свое собственное пространство для человека. Неужели мы не воспользуемся возможностью войти в эту дверь, в надежде вдохнуть, наконец, полной грудью? От каждого из нас зависит, чтобы эта дверь, открытая в бесконечность, не открылась для нас только в последний день - день нашей смерти. Эта дверь открыта туда, где Бог, - и Христос зовет войти в нее сейчас.

«Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить». Господь снова показывает нам нашу печальную реальность - с тем, чтобы мы лучше могли увидеть, что Он хочет нам дать. В области экономики, политики, науки и техники, искусства человек ищет различные «освобождения», к которым мы не должны относиться свысока, и в которых все христиане принимают то или иное участие. Но Господь говорит нам, что единственное подлинное освобождение - то, которое предлагает Бог. Все остальные обещания свободы, счастья - разного рода обман, вид воровства. Человечество не создано, чтобы довольствоваться затхлым воздухом вчерашнего или нынешнего материализма. Атеизм дает жизнь только урезанного неполноценного человека. Это и означает - убить и погубить его. Человек не живет в полноте, пока не откроется Богу. И Христос - дверь. Кто войдет этой дверью - спасется. Спасется! Без этого перехода он погибнет. Единственная среда обитания человека - Божественная среда. Только там - его радостный бесконечный рост.

«Я пришел для того, чтоб имели жизнь, и имели с избытком». Здесь благословение Господне на все небесное и земное, на то, чтобы наш путь к Богу начался сегодня. Не потому ли вино на браке в Кане Галилейской было дано в таком изобилии - шестьсот литров! И живая вода, предложенная самарянам, потекла, утоляя всякую жажду. А от хлебов, чудесно умноженных, после насыщения всех остается двенадцать коробов. И после чудесной ловли так переполняется лодка от множества рыб, что она начинает тонуть. Но это не просто образы. Реальность еще прекрасней. Есть жизнь с избытком - это жизнь с Богом.

Бог родился на земле. Он смиренно принимает с самого начала все скорби и всю нищету нашего существования. Он с первых дней показывает безусловное послушание всем Божественным установлениям, чтобы мы увидели, как мы должны входить в эту дверь. Без Него ничто не избавит нас от фатального состояния быть только людьми, отпавшими от Бога, и потому теми, кому надлежит умереть. Но Господь Иисус Христос, Богочеловек, соединяется с нашей немощью и вводит нас в Божественную жизнь. Эта дверь открыта в бесконечность и вечность. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов.





А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

73

27 и 28 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 80 зач., XVI, 1-9.

1Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его;
2и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять.
3Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь;
4знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом.
5И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?
6Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят.
7Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят.
8И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.
9И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его: и призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? Дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? Господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь: знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И призвав должников господина своего каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись, скорее напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.
Всякая притча прикровенно и образно объясняет сущность какого-нибудь предмета, но она не во всем подобна тому предмету, для объяснения которого берется. Посему не должно все части притчи изъяснять до тонкости, но воспользовавшись предметом, насколько прилично, прочие части нужно опускать без внимания, как прибавленные для целости притчи, а с предметом не имеющие никакого соответствия. Так нужно поступить и с предложенною притчею. Ибо если мы возьмемся до тонкой подробности объяснять все, кто домоправитель, кто приставил его к управлению, кто донес на него, кто должники, почему один должен маслом, а другой пшеницею, почему говорится, что они должны были по сту, и если все прочее вообще будем исследовать с излишним любопытством, то мы сделаем речь темною, причем, вынужденные затруднениями, может быть, дойдем и до смешных объяснений. Посему настоящею притчею должно воспользоваться столько, сколько можно. Поясню несколько. Господь желает здесь научить нас хорошо распоряжаться вверенным нам богатством. И во-первых, мы научаемся тому, что мы не господа имения, ибо ничего собственного не имеем, но что мы управители чужого, вверенного нам Владыкою с тем, чтобы мы располагали имением хорошо и так, как Он повелевает. Потом научаемся тому, что если мы поступаем в управлении богатством не по мысли Владыки, но вверенное нам расточаем на свои прихоти, то мы такие управители, на которых сделан донос. Ибо воля Владыки такова, чтобы вверенное нам мы употребляли на нужды сослужителей, а не на собственные удовольствия. Когда же на нас доносят и мы имеем быть отставленными от управления имением, то есть исторгнутыми из здешней жизни, когда именно мы будем давать отчет в управлении после преставления отселе, тогда мы поздно примечаем, что нужно делать, и приобретаем себе друзей богатством неправедным. “Неправедным” называется то “богатство”, которое Господь вручил нам для употребления на нужды братьев и сослужителей, а мы удерживаем оное для самих себя. Но поздно мы ощутим, куда нам обратиться, и что в этот день мы не можем ни трудиться, ибо тогда не время делать, ни милостыни просить, ибо неблагоприлично, так как девы просившие (милостыни) названы глупыми (Матф. 25, 8). Что же остается делать? Разделить с братьями это имение, дабы, когда перейдем отселе, то есть переселимся из здешней жизни, бедные приняли нас в вечные обители. Ибо нищим во Христе назначены в удел вечные обители, в которым они могут принять явивших им любовь здесь чрез раздачу богатства, хотя оное, как принадлежащее Владыке, сначала нужно было раздать бедным. Они суть должники по сказанному: “он всякий день милует и взаймы дает” (Псал. 36, 26), и в другом месте: “благотворящий бедному дает взаймы Господу” (Притч. 19, 17). Итак, предварительно нужно было все раздать этим добрым должникам, которые уплачивают во сто крат. Впрочем, когда мы оказываемся управителями неверными, несправедливо удерживая за собою то, что назначено для других, нам не должно навсегда оставаться в этом бесчеловечии, но должно раздавать бедным, дабы они приняли нас в вечные обители. — Когда мы так будем изъяснять эту притчу, то в объяснении не встретится ничего ни лишнего, ни изысканного, ни сногадательного. Впрочем, выражение “сыны века сего догадливее” и далее, кажется, означает нечто другое, и не неудобопонятное или странное. “Сынами века” сего называет тех, кои придумывают все, что на земле полезно для них, а “сынами света” тех, кои из любви к Богу должны преподавать другим духовное богатство. Итак, здесь говорится, что люди, поставляемые в управители человеческим имением, всячески стараются о том, чтобы после отставки от управления иметь утешение, а сыны света, поставляемые, то есть получающие в доверие управление духовным имением, нисколько не думают о том, чтобы после сего получить себе пользу. Итак, сыны века сего суть те, коим вверено управление человеческими делами и кои “в своем роде”, то есть в жизни сей, умно ведут свои дела, а сыны света те, кои приняли имение с тем, чтобы управлять им боголюбезно. Оказывается, что, управляя человеческим имением, мы умно ведем свои дела и стараемся, чтоб иметь какое-нибудь убежище жизни и тогда, когда будем отставлены от сего управления. А когда управляем имением, коим должно распоряжаться по воле Божией, мы, кажется, не заботимся о том, чтоб нам по преставлении из здешней жизни не подпасть ответственности за управление и не остаться без всякого утешения. Потому мы и называемся неразумными, что не думаем о том, что будет полезно для нас после сего. Но будем приобретать себе друзей в нищих, употребляя на них неправедное богатство, данное нам от Бога в оружие правды, но нами удержанное в свою пользу и потому превратившееся в неправду. Если же богатство, праведным путем доставшееся, когда им управляют нехорошо и не раздают нищим, вменяется в неправду и в мамону, то тем более богатство неправедное. Будем же сим последним приобретать себе друзей, дабы, когда умрем и переселимся из здешней жизни или и в другом случае будем малодушествовать от осуждения, они приняли нас там в вечные обители.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 3, 1-13; Лк. 16, 1-9). Притча о неправедном приставнике обличенном. Вишь как ухитрился он выпутаться из беды! Хоть бы всем нам так ухитриться устраивать себе покойное житие по исходе из этой жизни! Но нет, "сыны века сего догадливее сынов света в своем роде". Отчего приставник так всхлопотался? Оттого, что близка была беда. Близость беды возбудила энергию и сообразительность, и он скоро все уладил. А у нас будто не близка беда? Смерть может постигнуть каждую минуту, а за нею тотчас и "дай ответ в управлении твоем". Все это знают, и, однако же, почти никто ни с места. Что это за омрачение? То, что никто не думает сейчас умереть, а полагает, что проживет день - другой; хоть и не определяет срока, а все уверен, что смерть еще впереди. Оттого и беда видится все еще впереди. Беда впереди - и соображения на случай беды отлагаются на будущее время. Целую жизнь оставаться в неисправности никто не думает, а только отлагает на нынешний день. А так как и вся жизнь слагается из нынешних дней и часов, то и не приходит озабоченность, как устроиться на будущее.

Притча о неверном домоуправителе

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О догадливом управителе.

"Один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его". Хозяин призывает управителя, но не разбирается, прав он или виноват, ложный или справедливый был на него донос. Он ставит точку, коротко и ясно требуя сдать дела: "Дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять". И управитель тоже не спрашивает, мол, за что? Он не пытается ни оправдаться, ни покаяться. Он трезво оценивает свое положение, свои силы и возможности: "что мне делать? Господин мой отнимает от меня управление домом: копать не могу, просить стыжусь".

Он весь устремлен вперед: "что делать"? А это - единственный вопрос, на который Господь всегда прямо отвечал, в отличии от иных вопросов. И управитель придумал: "Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда буду отставлен от управления домом". И он призывает "должников господина своего, каждого порознь", и предлагает каждому переписать свою расписку, значительно уменьшив величину долга.

Кажется удивительным, что за этот поступок "похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил". И еще более удивительно, как Господь заканчивает эту притчу: "И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители". Скажут: возмутительно пользоваться неправедным богатством!.. Но вспомним притчу о Блудном сыне, возвращение которого тоже справедливо возмутило старшего брата: свое расточил, и хватило наглости прийти назад, на готовое, не растраченное!

Господь похвалил решимость обоих этих странных героев. Потому что в этих притчах хозяин - не только хозяин, но и отец. И не только отец, но и Отец Небесный. Блудный сын пришел пользоваться именно не своим, и за это был обласкан отцом. И Управитель тоже за чужой счет получил возможность выжить. И тоже получил похвалу. Но Блудный сын расточил все, дошел до конца, так и не сумев приобрести себе расточенным имением друзей. А Управитель был остановлен на этом пути. И вместо того, чтобы напоследок еще что-то хозяйское утащить, он решил этим же имением помочь другим людям.

Конечно, похищается и расточается чужое, хозяйское. Но дело в том, что все, что мы имеем в этой жизни, - вообще не наше. Апостол Павел писал: "Что ты имеешь, чего бы не получил" (1 Кор. 4, 7)? И надо все уметь употреблять для своего действительного блага, чтобы действительно приобрести вечные обители, стяжать молитвенников за себя. Как важно, когда кто-то молится за тебя, или хотя бы поминает добрым словом.

Что же касается справедливости, то, в конце концов, все мы живем за счет замученного за нас Единого Безгрешного, что является вопиющим попранием всякой справедливости!

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Не для того мы приступаем к чтению слова Божия, чтобы поражаться его красотами и глубинами или утешаться сладостными переживаниями. Нет, Божественное Откровение хочет вдохновить нас на истинную жизнь, на исполнение нами нашего христианского долга. Мы, как говорит апостол, — «домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4, 10). Мудрость заключается в том, чтобы употребить, все, что мы имеем в мире, на обретение вечных богатств — делами благочестия, любви. Именно об этой доброй купле говорит преподобный Серафим Саровский в своей знаменитой беседе с Н. А. Мотовиловым «О цели христианской жизни».

Сегодняшняя притча представляет сынов человеческих как управителей земных владений в этом мире. Чем бы мы ни обладали — это собственность Божия, мы только пользуемся ею. Нам показана нечестность управителя. Он расточил имение своего господина, и был обвинен за это. А разве мы не склонны к такой же растрате? Разве мы употребили доверенное нам Богом должным образом? Чтобы не оказаться нам осужденными Богом, мы должны осудить себя. «Что это я слышу о тебе?» — спрашивает с тревогой господин. Он опечален, что ему приходится разочароваться в своем управителе. Но управитель не может отрицать этого, и потому должен дать отчет и в скором времени оставить место.

Помним ли мы, что и нам предстоит скоро оставить свое служение в этом мире? Смерть придет и освободит нас от управления, другие придут на наше место. Это увольнение будет справедливым, мы его заслужим, потому что расточили Господне имение. И когда наше управление будет отнято от нас, мы должны будем дать в нем отчет нашему Господу.

«Что мне делать?» — размышляет управитель в притче. Об этом надо было размышлять раньше, но, как говорится, лучше поздно задуматься, чем никогда. Жизнь продолжается. Но на что он будет жить? Он знает, что у него уже нет сил, чтобы зарабатывать на жизнь трудом: «Копать не могу». А, может быть, дело не в том, что он не может, а что не хочет. Может быть, он просто ленив, или не навык к такой работе? Он понимает, что у него нет смирения, чтобы просить на хлеб у других. «Просить стыжусь». Гордость говорит в нем, хотя стыдиться надо не этого, а нечестного управления.

И вот, он решается войти в дружбу с должниками своего господина. Он списывает их долги наполовину, чтобы сделать их должниками ему. Мы видим, сколь ненадежны наши земные владения, — и, может быть, особенно у тех, кто больше всех имеет их. И какое предательство обнаруживается даже среди тех, кому много доверия.

За что же господин похвалил управителя неверного? Конечно же, не за неверность, а за то, что тот мудро поступил с точки зрения мира сего по отношению к себе. «Ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде». О, если бы мы так же заботились о своей душе и вечности, как они — о своей земной выгоде! Если бы мы были столь же мудры в наших духовных делах, как они — в своих!

Не то, что сыны века сего являют подлинную мудрость. Нет, только в роде своем. В этом они мудрее нас. Мы живем так, будто будем здесь жить всегда, и как будто не будет жизни после смерти. Как сыны света, мы должны бы видеть только вечную жизнь перед собой и, готовясь к ней, по закону света и правды, отправлять все, что мы имеем здесь на земле, на небо. Святые отцы советуют учиться нам ревности о правде у ревнующих о грехе. И даже у самого диавола, который не знает ни сна, ни отдыха, ища совершить новое зло. Так и мы должны непрестанно гореть духом, чтобы устоять в добре. И у самих себя, в этом смысле, мы должны учиться: «Сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, якоже возлюбих иногда той самый грех, и паки поработати Тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому».

«И Я говорю вам, — обращается к нам наш Господь, — приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители». Все перевернуто и искривлено в этом мире, отпавшем от Бога. Но Господь выпрямляет все. То, что мы имеем на земле, принадлежит Господу, но наш долг — служить этим богатством другим. Оно — неправедное, потому что само по себе не может дать никому подлинного счастья. Оно — обманчиво, потому что смерть полностью лишает его. Но когда вы обнищаете, те, кому вы служили им, будут ходатайствовать за вас пред Господом, чтобы приняли вас в вечные обители.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

*********************************

28 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 82 зач., XVI, 15-18; XVII, 1-4

15Он сказал им: вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца' ваши, ибо что высоко у людей, то' мерзость пред Богом.
16Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.
17Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет.
18Всякий, разводящийся с женою своею и женящийся на другой, прелюбодействует, и всякий, женящийся на разведенной с мужем, прелюбодействует.

Глава 17.
1Сказал также Иисус ученикам: невозможно не прийти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят;
2лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих.
3Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему;
4и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: каюсь,- прости ему.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Он сказал им: вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши: ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом.
Фарисеи, в досаде на слова Господа, смеялись над Ним. Ибо им, как сребролюбцам, неприятно было слушать о нестяжательности. Так и сказано: “мерзость грешнику богочестие, и обличение нечестивому раны” (Притч. 9, 7). Господь, обнаруживая скрытое лукавство фарисеев и показывая, что они, хотя и принимают вид праведности, мерзки, однакож, пред Богом по своему самомнению, говорит: вы представляете себя праведниками пред людьми и думаете, будто вам одним дано разуметь то, что нужно, и учить; посему вы и смеетесь над Моими словами, как неразумными, желая почитаться у черни учителями истины. Но не так на деле. Потому что Бог знает сердца ваши и считает вас мерзкими за ваше высокомудрие и пристрастие к людской славе. Ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом. “Мерзость пред Господом всякий надменный сердцем” (Притч. 16, 5). Посему вам, фарисеи, нужно было жить не для людского мнения, “ибо рассыплет Бог кости ополчающихся против тебя” (Псал. 52, 6), но лучше соделывать себя праведными пред Богом.

Закон и пророки до Иоанна: с сего времени царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него. Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет. Всякий разводящийся с женою своею и женящийся на другой прелюбодействует, и всякий женящийся на разведенной с мужем прелюбодействует.
По-видимому, это отдельная речь, не имеющая ничего общего с вышесказанным, но для внимательного она не покажется непоследовательною, а напротив очень связанною с предыдущим. Господь вышесказанными словами учил нестяжательности и богатство назвал неправедным имением, а закон (Левит. 26, 3-9) поставлял благословения и в богатстве (между прочим), и пророки (Ис. 19) обещали в награду блага земные. Дабы кто-нибудь подобно фарисеям не сказал Ему с насмешкою: что Ты говоришь? Ты противоречишь закону: он благословляет богатством, а Ты учишь нестяжательности? — посему Господь говорит: закон и пророки имели время до Иоанна и хорошо так учили, потому что слушатели были тогда в юном возрасте. Но с того времени, как явился Иоанн, почти бесплотный по нестяжательности и нестяжательный почти по бесплотности, и проповедал царствие небесное, блага земные уже не имеют времени, а проповедуется царствие небесное. Посему желающие небес должны на земле усвоить себе нестяжательность. Поелику пророки и закон не упоминали о царстве небесном, то справедливо обещали блага земные людям, еще далеко несовершенным и неспособным представить себе ничего великого и мужеского. Посему, фарисеи, Я справедливо учу нестяжательности, когда несовершенные заповеди закона не имеют уже времени. Потом, дабы не сказали, что наконец все законное отвергнуто как суетное и совершенно пустое, Господь, говорит: нет! напротив, ныне еще более исполняется и совершается. Ибо что закон начертал в тени, говоря образно о Христе или о заповедях, то ныне исполняется, и ни одна черта из того не пропадет. Что там в виде тени указано о Христе, то ныне совершится яснейшим образом. И заповеди закона, данные тогда приспособительно и сообразно с разумением несовершенных, ныне будут иметь смысл высший и совершеннейший. А что закон несовершенным говорил несовершенно, видно из следующего. Например, закон по жестокосердию евреев дал приговор о расторжении брака, именно: муж, если возненавидит жену свою, имел право развестись с нею, дабы не случилось чего-нибудь худшего. Ибо склонные к убийству и кровожадные евреи не щадили ближайших родных, так что закалали в жертву бесам своих сыновей и дочерей. Но это недостаток и несовершенство закона. Тогда было время такого законоположения, а ныне нужно другое учение, совершеннейшее. Посему Я и говорю: всякий, кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует. Посему нет ничего удивительного, если Я учу о нестяжательности, хотя закон ничего о ней ясно не говорит. Вот, закон равнодушно дал заповедь о брачном разводе, для предотвращения смертоубийства в иудеях; а Я, приучая слушателей к высшему совершенству, запрещаю развод без благословной причины и повелеваю так не вопреки закону, но с тем, чтобы не было убийств между мужьями и женами. И Я подтверждаю это, когда учу, чтоб супруги заботились друг о друге и берегли друг друга как собственные члены. И закон желал этого, но поелику слушатели были несовершенны, то Он определил расторгать брак, чтобы по крайней мере при таком условии муж и жена щадили друг друга и не ярились один на другого. — Итак, Христос все требования закона подтвердил; а посему и хорошо сказал, что невозможно пропасть ни одной черте из закона. Ибо как бы она погибла, когда Христос исправил его (закон) в лучшем виде?

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 4, 4-8, 16; Лк. 16, 15-18; 17, 1-4). "Невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят"! стало быть, жить с плеча, нараспашку нельзя. Надо осторожно осматриваться, как бы не соблазнить кого. Разум кичит и ни на кого не смотрит; а между тем возбуждает кругом соблазны делом, а более словом. Соблазн растет и увеличивает беду самого соблазнителя, а он того не чует и еще больше расширяется в соблазнах. Благо, что угроза Божия за соблазн здесь, на земле, почти не исполняется в чаянии исправления; это отложено до будущего суда и воздаяния; тогда только почувствуют соблазнители, сколь великое зло соблазн. Здесь же никто почти и не думает о том, соблазнит ли или не соблазнит он своими делами и речами окружающих. Два греха, в очах Божиих очень великие, ни во что вменяются людьми: это - соблазн и осуждение. Соблазнителю, по слову Господа, лучше не жить; осуждающий уже осужден. Но ни тот, ни другой не помышляют об этом и даже сказать не могут, грешны ли они в чем либо подобном. Какое, в самом деле, ослепление окружает нас и как беспечно ходим мы посреди смерти!


http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Господь обличает фарисеев за то, что они выказывают себя праведниками перед людьми. «Фарисейство — это внешняя видимость, — говорит святитель Феофан Затворник, — а внутри — пустота». Они изображают из себя особую святость и благочестие, чтобы их все видели и хвалили. И действительно, им всюду кланялись, приветствуя их. Но они не могут утаиться от взора Божия. «Бог знает сердца ваши», и в Его глазах — это мерзость. Не безумие ли выказывать себя праведниками в глазах людей и думать, что этого довольно для нас? Бог знает наши сердца и знает все плохое, что есть у нас, как никто другой не может знать. Не должно ли это заставить нас переменить мнение о себе? Если Бог знает наши сердца, у нас есть причины быть более смиренными и не доверять себе. Не безумие ли судить о людях и жить, следуя только людскому мнению, ибо «то, что высоко ценится у людей, то может быть мерзость перед Богом», видящим все в истинном свете. А те, кого люди презирают и осуждают, могут быть одобряемы Богом.

Господь обращает нашу мысль к мытарям и грешникам, которые оказываются более восприимчивы к Евангелию, чем самодовольные фарисеи. «Закон и пророки до Иоанна, — говорит Христос, — с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него». Будь он язычник или иудей, — всякий, сознающий, что у него бессмертная душа. Ныне Царствие Божие благовествуется, и блаженны нищие, плачущие и гонимые. Кто хочет взойти на небо, тот должен прилагать усилие. Духовная жизнь требует трудов, это путь против течения, не так, как плывет большинство.

Но Господь отвергает всякую попытку обесценить закон. «Скорее небо и земля прейдут, чем одна черта из закона пропадет». Нравственный закон непоколебим. Грехи, запрещенные законом, остаются грехами. Ни одна черта не пропадет, напротив, то, что было тенью в Ветхом Завете, раскроется многоцветием в Евангелии. Новый Завет — благовестие любви, это значит — полноты правды, из которого ни одна черточка правды не может пропасть. Христова благодать с корнем исторгает грехи людей, и потому не может быть и речи у нас о снисходительном отношении ко греху.

Всякий грех есть вражда против Бога. Но худший из всех грехов — научить другого человека греху. Мы не можем ждать, что в этом мире исчезнут соблазны. Но горе тому, через кого они приходят. Соблазнители погибнут в пучине под тяжестью собственной вины, которую Господь сравнивает с тяжестью мельничного жернова, повешенного на шею. Соблазнители хуже гонителей. Мы видим, что ныне они утверждают грех как норму. Как говорят святые отцы, в Евангелии сказано, что диавол прежде — отец лжи, и только потом — человекоубийца. Извращая истину и правду Христову, они смущают сердца верных. И если они в Церкви, их собственная жизнь — соблазн не только для внешних.

«Наблюдайте за собою», — говорит Господь. Чтобы не соблазнить никого из малых сих. И чтобы исполняться вам сострадания к согрешающим. «Если согрешит против тебя брат твой, выговори ему, и если покается, прости ему». А если не покается, — молись, чтобы Господь даровал ему покаяние. И если он семь раз в день согрешит и покается, не переставай прощать его. Христианство — это дух прощения, потому что Бог наш есть Бог кающихся. Христианство — это способность видеть в каждом человеке лучшее, что в нем есть, потому что мы — ученики Христовы.


http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь священника Георгия Полякова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

При первом чтении сегодняшнего евангелия от Луки этот отрывок, состоящий из четырех стихов, может показаться совершенно не связанным ни с предыдущим повествованием, ни с последующим текстом. Но это затруднение можно лучше понять и даже усмотреть в нем глубокий смысл, если помнить о главной теме всей 16 главы, рассказывающей о ложном и истинном богатстве, о скоропреходящих и вечных ценностях, от чего страдает человек и разочаровывается, что делает его подлинно счастливым и что его губит.

Предостерегая Своих учеников от ложного блеска земных драгоценностей, способных ослепить духовный взор человека, от ласкающего звона монет, делающего глухим к голосу неба и страданиям ближних, Христос рассказал им дивную и глубоко содержательную притчу о неверном домоправителе, заканчивая словами: «Не можете служить Богу и маммоне».

Другими словами, нездоровая тяга к деньгам уводит человека от Бога. И наоборот, любовь к Богу не позволяет ему видеть в деньгах главную ценность в жизни. Это последнее выражение Христа злобно(?) взорвало рядом стоящих сытых и сказочно богатых фарисеев, которые тоже слушали поучения Назаретянина.

Они негодовали и нагло смеялись над Ним, потому что в их глазах Сам Иисус и Его ученики были бедными людьми. И вот Он, будучи нищим, имеет дерзость учить о достоинстве денег и материальных благах. Они усмотрели в словах Проповедника не только крамолу, но и незнание учения Завета.

Религиозная каста фарисеев считала, что их высокое положение в обществе и личная роскошь есть заслуженная награда от Бога за их праведную жизнь, что их законное богатство зиждется на авторитете Закона и пророках.

В книге Левит Господь обращается к израильскому народу: «Если вы будете поступать по уставам Моим, и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля будет плодородить, и деревья плодоносить; и будет у вас хлеб, виноград, и будете жить на земле вашей безопасно; пошлю вам мир, и никто вас не обеспокоит. Я размножу вас и буду тверд в завете Моем с вами».

Пророк Исаия провозглашал в свое время, что за жертву, которую принесет его народ Богу на горе Сион, Бог сокрушит Египет, и земля Иудина сделается ужасом для них. Богатство и слава будет великой наградой преданным Ему.

Христос, как божественный Сердцеведец, прозревая алчные и ненасытные сердца лицемерных знатоков Писания, которые с благообразным видом внешне ревностно исполняющие всевозможные ритуалы и предписания перед своим народом, внутри были больны страшным недугом, и диагноз этот назывался сребролюбие.

Эта страшная болезнь напрочь ослепила разум и чувства поборников иудейского благочестия. И поэтому каждая их мысль, поступок, сказанное слово, надуманный закон были нездоровы и сводились лишь к одному: к непомерному накопительству материальных благ. Их идеалом был не Бог, а бессмысленная роскошь, в которую они вкладывали все свое сердце. Ловко, хитро они скрывали свои низменные желания за завесой мнимой святости, при этом объясняя народу, что за их праведную жизнь Бог вознаграждает их достатком и высоким положением.

Эту их страшную демоническую ложь Христос обличает словами: «Вы называете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши; ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом». Древние законы действительно обещают богатство в награду праведникам за их добродетель. Но как мнимые религиозные лицемеры с внутренней мерзостью и пустотой могут питать иллюзию надежды о вознаграждении? Ждать нечего; ибо фарисеи сами взяли награды этого мира. Участь их предрешена.

Далее Христос говорит: «Закон и пророки до Иоанна. С сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него. Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет». В Евангелии от Матфея это место звучит примерно так: Не думайте, что Я пришел, нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. В этих словах раскрывается вся сущность земного делания Христа. Если фарисеи только провозглашали закон, даже не пытаясь его осуществить, то Христос всей Своей жизнью исполнил все законы и все пророчества. При этом Он провозглашает Свою новую заповедь любви в генетической связи с прежним миром. Это хорошо выражено Самим Спасителем в Евангелии от Марка: Сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе.

Ветхий Завет был подготовительным началом, первыми ступенями, великого откровения Бога о Себе и спасительным искуплением падшего человечества, которое достигает своего завершения во Христе.

Ветхозаветные законы походили на пустой ненаполненный сосуд, они имели форму без внутреннего содержания. Христос наполнил Собою каждую букву закона глубоким внутренним содержанием и смыслом. При этом все оставалось неприкосновенным, что имело прочную ценность и значение в ветхозаветной религии. Пророки перестали пророчествовать, а закон был лишь детоводителем к великой тайне, которая открылась во всей полноте с явлением Бога в этот мир.

Мессия Христос пришел во исполнение всех пророчеств и наполнил подлинным смыслом и глубоким содержанием весь закон. Отныне не товарно-денежные отношения вершат судьбу мира и человека, а любовь между Богом и Его творением. Отныне не роскошь и высокий сан определяют положение людей в Царстве Небесном, а чистота сердца; отныне не «око за око» и «зуб за зуб», а «кто душу свою положит за брата своего». При этом закон остается в силе и требует неукоснительного и полного исполнения со стороны его последователей. Не скрупулезного и бездушного исполнения, но более глубокого понимания воли Божией.

Закон Израиля надо понимать, как благодатное установление, данное не только верховным Владыкой, но и любящим Отцом. Повиноваться Ему значит соответствовать замыслу, заложенному Творцом в Его творении. И те, кто хочет исполнить волю Бога и ответить на Его любовь, должны идти дальше буквы закона к его исходному предназначению.

Исполнить закон означает воплотить в жизнь предначертанное в Писаниях. Далее Христос приводит следующий стих: «Всякий, разводящийся с женою своею и женящийся на другой, прелюбодействует. И всякий, женящийся на разведенной с мужем, прелюбодействует». Не вступая в спор с фарисеями, Христос заявляет, что развод, по какой бы причине он ни состоялся, не совместим с замыслом Божиим и святостью брака. Разрешение на развод скорее предполагается, чем удостоверяется. Развод – это не воля Божия, а только позволение Моисея в ответ на жестокосердие человеческое. Этим Он показывает, что еще строже понимает требование закона, чем это трактовали фарисеи.

Исполняющего закон Иисус аллегорически сравнивает с тайной брака между мужем и женой. Смеющаяся каста иудейских религиозных лидеров оставалась осмеянной Христом. При их строгом соблюдении внешней чистоты, они были духовными прелюбодеями. При своей огромной роскоши и высоком положении фарисеи были бедными людьми, ибо их главный вор были они сами. Блеск внешних украшений не мог затмить их внутренней мерзости и страшной пустоты. Их долгая жизнь не приблизила даже к порогу Царства Небесного, потому что туда входят не широкими вратами личных достоинств, а вводит туда Христос Спаситель, Которого они отвергли.

Ошибка фарисеев стала их роковой погибелью. Некогда дьявол предложил Христу в пустыне все царствия мира, лишь бы Он поклонился ему. Но Иисус победоносно воздержался от змеиного искуса сатаны и тем посрамил мятущегося властителя ада. Тот же дьявол продолжает слепить мнимыми сокровищами и наше сегодняшнее поколение людей.

Да не соблазнимся этим ложным наваждением и будем верными Христу, дабы унаследовать истинные ценности в вечном Царстве Небесном, уготованном любящим Бога. Аминь.



А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ
АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

74

29 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 49 зач., IX, 57-62.

57Случилось, что когда они были в пути, некто сказал Ему: Господи! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел.
58Иисус сказал ему: лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову.
59А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.
60Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.
61Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.
62Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Случилось, что когда они были в пути, некто сказал Ему: Господи! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. Иисус сказал ему: лисицы имеют норы и птицы небесные гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову. А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди, благовествуй царствие Божие. Еще другой сказал; я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для царствия Божия.
Сей, пришедший к Иисусу и просивший позволения пойти за Ним, пришел с лукавою мыслию. Видя, что за Господом следует много народа, он подумал, что Господь собирает с них деньги, и сам пришел к мысли, что он составит себе имение, если последует за Иисусом. Посему Господь отверг его, говоря ему как бы так: ты думаешь чрез последование за Мною составить себе имение, полагая, что такова Моя жизнь, но на деле не так; Я учу и проповедую такую бедность, что не имею и дома Своего, тогда как прочие животные имеют норы. И таким образом отверг его. — А другому, который и не просил, позволяет следовать. Когда же сей спросил позволения сходить и похоронить отца своего, Господь не позволил, но сказал: оставь мертвым хоронить своих мертвых. Сим намекается, что отец его был неверующий и потому недостойный пропитываться в старости от сына своего, который уверовал. Оставь, говорить, родственникам “мертвым”, то есть неверующим, питать в старости и до гроба неверующего отца твоего. Ибо похоронить здесь означает: иметь попечение до самого гроба, — поелику и в обыкновенной беседе мы говорим: такой-то сын похоронил своего отца, и чрез сие разумеем не то, что он похоронил его и не сделал ему никакого другого добра, но то, что имел попечение об нем до самой смерти и погребения. Итак, пусть эти мертвые, то есть неверующие, похоронят своего мертвеца, то есть твоего отца. А поелику ты уверовал, то, как Мой ученик, проповедуй Евангелие Божие. Господь, сказав это, не запрещает нам питать родителей, но научает нас богопочтение предпочитать неверующим родителям и не иметь никакого препятствия к добродетели, но презирать и самую природу. Так человеку, который просил позволения следовать за Ним, но прежде отдать должное домашним своим, Он не позволил сего, то есть сходить в дом свой и отдать должное или, скажу проще, проститься. Ибо такой человек обнаруживает в себе привязанность к миру и отсутствие апостольского расположения; ибо апостолы, как услышали призвание от Господа, тотчас последовали за Ним, ничем иным уже не занимались, а оставили даже и прощание с родными. И часто случается, что в то время, как человек прощается с своими родственниками, между ними оказываются такие, кои удерживают его от богоподобной жизни. Посему хорошо, имея расположение к добру, тотчас же и совершать оное, нимало не медля. Ибо никто, взявшийся за плуг духовный и снова оглядывающийся на мир, не способен к царству небесному. — Под “лисицами” разумей лукавых бесов; они же называются и птицами небесными, то есть воздушными; ибо сказано: “по воле князя, господствующего в воздухе” (Ефес. 2, 2). Итак, Господь говорит упомянутому человеку: поелику бесы имеют в тебе норы, то Я, Сын Человеческий, не имею, где главу приклонить, то есть в сердце твоем, полном бесов, Я не вижу места для веры в Меня. Ибо глава Христа есть вера в Него. Кто уверует, что Христос есть Бог, тот получает главу Христову. А грешник мертв; он и погребает своих мертвецов, то есть лукавые помыслы, тем, что не исповедует их. Итак, Господь намеревающемуся быть Его последователем запрещает погребать лукавый помысл и скрывать оный, но повелевает обнаруживать его чрез исповедь.

Святитель Феофан Затворник.
(Гал. 3, 8-12; Лк. 9, 57-62). "Никто возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия". То есть, кто думает спасаться, а между тем оглядывается и на то, что должно бросить для спасения, тот не спасается, не идет, не направляется в Царствие Божие. Надобно уже окончательно порешить со всем тем, что несовместно с делом спасения. Задумавшие спасаться и сами это видят, но расставанье с некоторыми привязанностями отлагают все до завтра. Вдруг порвать все - представляется слишком большой жертвой. Хотят отрешаться исподволь, чтоб и другим не бросалось в глаза, - и всегда почти проигрывают. Заводят порядки спасительные, а сердечные расположения оставляют прежними. На первых порах несообразность очень резка: но "завтра" и обещаемое изменение их заграждает уста совести. Таким образом, все завтра да завтра, - совесть устает толковать все одно и то же и, наконец, замолкает. А тут начинают приходить мысли, что и так можно оставить. Мысли эти крепнут, а затем и навсегда устанавливаются. Образуется лицо внешне исправное, но с внутреннею неисправностью. Это раскрашенный гроб перед очами Божиими. Главное то беда, что обращение таковых бывает также трудно, как и тех, которые ожестели в грехах открытых, если еще не труднее. . . А думается, что все ничего.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Александра Глебова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

«Лисицы имеют норы, и птицы небесные гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить главу», - говорит Господь в сегодняшнем евангелии.

Вот действительно, читая страницы евангельской истории и размышляя о том, что совершил Господь, мы упускаем из вида и совсем не задумываемся о тех, не то, что некомфортных, а тяжелых условиях, в которых Христос Спаситель осуществлял Свое общественное служение.

Ведь последние три года жизни Он был человеком, по сути, бездомным. Конечно, в Назарете остался дом, в котором Христос был воспитан и жил вместе со Своей Пречистой Матерью и Иосифом-Обручником. Но с тех пор, как Он покинул этот дом с момента крещения в Иордане и до смерти на кресте, а этот временной срок как раз и определяется в три года, этот основной этап Своей жизни Христос провел, переходя с места на место, находя кров у тех, кто с радостью Его принимал.

И из таких близких друзей Спасителя мы знаем благочестивую семью в местечке Вифания, недалеко от Иерусалима, это Его друг Лазарь и две его сестры, Марфа и Мария. Это были люди, двери дома которых, были всегда открыты для Господа, Он в любое время был там самым радостным и самым желанным гостем. Из Евангелия мы знаем, что Христос нередко останавливался в их доме.

Среди тех, кто принимал Христа и давал Ему кров, были люди не только благочестивые, но и те, переступать порог дома которых, а тем более, делить с ними трапезу, было чем-то вызывающим. К такой категории лиц относились мытари, люди, всеми презираемые за их поборы, за их сотрудничество с оккупантами.

Но Христос как бы публично пренебрегал этими сложившимися у иудеев стереотипами о чистых и нечистых, о праведных и грешных, и никогда не отказывался, когда кто-либо из таких, как бы мы сейчас сказали, деклассированных элементов, приглашал Его к себе в дом.

Достаточно хотя бы вспомнить посещение Христом мытаря Алфея, который впоследствии стал апостолом и евангелистом Матфеем, или историю с обращением Закхея, мытаря, которое имело место быть также, когда Господь гостил у него в доме.

Посещение таких людей, конечно, вызывало негодование в первую очередь у фарисеев. Но Христос как бы не замечал их гнева и всегда приходил к тем, кто звал Его, не взирая на лица. Те, кто впускали Христа под свой кров, обретали счастье, покой, исцеление физических и духовных недугов. Часто их жизнь кардинально менялась, менялась, конечно, к лучшему.

И такие евангельские истории не просто зафиксированных факт того, что было во время земной жизни Христа Спасителя, это, конечно, пример и призыв, обращенный ко всем нам, не запирать двери своего сердца, а впустить Христа, Который, как Он Сам говорит, стучится в эти двери: «Се, стою у дверей и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мной».

От нас зависит, откроем мы Ему двери или нет. Но многочисленные евангельские примеры поучают нас, что если пустим Христа под кров своей души, то обретем счастье, покой, мир, исцеление. – Мы обретем Царство Божие внутри себя, как его обретали те, кто в евангельские времена открывал двери своего дома, дабы дать кров Божественному Страннику, Которому не было места на этой земле, где голову приклонить.

Есть в сегодняшнем евангелии фраза Христа, которая на первый взгляд может вызвать недоумение или непонимание: «а другому сказал: следуй за Мной. Тот сказал: Господи, позволь мне пойти прежде похоронить отца моего. но Иисус сказал ему: Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие».

Действительно, на первый взгляд очень жестокие слова. Христос призывает к следованию за Собой и проповеди Царствия Божия, то есть по сути к апостольскому служению какого-то человека, имя его не называется; мы не знаем, кто он такой. И вот этот некто просит Христа как бы отсрочить свое призвание, объясняя это очень веской причиной – смертью отца и своей необходимостью исполнить свой сыновний долг и похоронить его. Но Христос настаивает на немедленном следовании этого человека за ним: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие».

Опять-таки непонятно, как это мертвых могут погребать мертвые? Как известно, умерших погребают живые. Как же тогда понимать все сказанное Христом?

А понимать это надо вот как. Когда на призыв Спасителя некто говорит: «Господи, позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего, то это совсем не значит, что у этого человека умер отец, и Христос проявляет к сыну какое-то непонятное жестокосердие, запрещая похоронить родителя. И это даже не означает, что отец у него находится при смерти, болеет или очень старый.

Похоронить родителей на языке того времени означало пребывать с родителями до их смерти. И не потому что их смерть уже не за горами, не потому что родители старые, немощные, требующие за собой ухода больные люди. Нет, это могли быть вполне дееспособные, здоровые и далеко не старые люди. Но тем не менее сын по тем или иным причинам принял для себя решение не покидать их до самой их смерти.

Такое отношение к родителям, конечно, очень похвально, но Христос указывает, что есть в этом мире нечто большее, ради чего стоит покинуть отчий дом. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов. Здесь речь идет, конечно, о духовно мертвых людях.

Мы все понимаем, что такое физическая смерть, как отделение души от тела, но существует также и духовная смерть, как отделение человеческого духа от Бога. Ведь Бог-то это источник жизни: «Святым Духом всяка душа живится», - гласит церковная молитва, мы называем Святой Дух Животворящим. А если нет связи человеческого духа и Духа Божия, то тогда нет для человеческого духа источника жизни. А если потерян источник жизни, то наступает смерть, духовная смерть, как отдаление человеческого духа от Духа Божия.

И именно о таких духовных мертвецах говорит Господь в сегодняшнем евангелии. Он как бы говорит этому человеку: «Я тебя призвал, ты откликнулся на Мой призыв верою, твоего сердца коснулась благодать Божия, твой дух ожил. Так иди и делай то, что Я тебе говорю, проповедуй Царство Божие. Оставь все остальное для других. Ведь каждому в этом мире свое: кому-то погребать мертвецов, а кому-то проповедовать вечную жизнь».

И уж если Господь призывает на высшее служение, не стоит сожалеть или оглядываться на прошлое, о чем, кстати, и говорит Господь далее в сегодняшнем евангелии: «Никто, возложивший руку свою на плуг, и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия».

В Евангелии есть еще рассказ, который как бы является эталоном того, как должен человек откликнуться на призыв Божий. Это рассказ о призвании апостолов. Когда Христос, проходя мимо Галилейского моря сказал двум рыбакам, братьям, Петру и Андрею очень туманную фразу: «Идите за Мной, и Я сделаю вас ловцами человеков». И ведь они действительно, оставили свои сети и пошли за Ним. В дальнейшем Христос увидел опять-таки двух братьев, Иакова и Иоанна и отца их Заведея; Он призвал Иакова и Иоанна, и они тут же оставили отца своего и следуют за Ним.

Но что означало для них оставить все и пойти за Христом? Ведь у них были семьи, какие-то обязанности в отношении своих близких. Рыбная ловля была их работа, средство к существованию, способ выжить, и вдруг: оставьте все это и идите за Мной. Куда идти? Зачем? Какая перспектива дальше? Чем можно объяснить столь неоправданный с житейской точки зрения поступок?

Объяснить это можно только одним – их доверием ко Христу. Верой в то, что Он не оставит ни их и ни тех, кем они жертвуют ради следования за Христом. И действительно, Господь не посрамил их веру.

Сегодняшнее евангелие говорит о том, что в жизни нашей должны быть приоритеты. И высшей и абсолютной ценностью для нас должен быть Бог, Его слово и Его воля. И если впускаем мы Его в свое сердце, откликаемся на Его призыв, доверяем Ему, то Он не оставит ни нас, ни наших близких. И непонятными для нас, иногда даже какими-то нелогическими путями, Он дарует нам все необходимое; и даже может быть гораздо большее, чем необходимое.

Но главное, Господь нам дарует Свою благодать, которая преображает человеческую жизнь, исполняет ее смыслом и радостью. И обретают эту благодать те, кто откликнулся на призыв Христа следовать за Ним, и с верою и любовью служат Ему. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Три разных человека желают следовать за Христом. Один горит желанием немедленно все оставить. Но, кажется, его желание слишком поспешно, он не подумал, что это ему будет стоить. Он дает Христу широкие вдохновенные обещания: «Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел». Такой и должна быть на самом деле решимость учеников Христовых. «Они следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел». Но Господь заботливо предупреждает не обещать с самого начала слишком много в этом следовании за Ним. Ибо Сын Человеческий, Сын Адама, приобщившись нашей плоти и крови, принял на Себя предельную нищету. Творец мира не имеет на земле для Себя даже того, что имеют лисицы и птицы, и Ему негде главу преклонить. Когда мы хотим быть со Христом, мы думаем только о небесах нашей веры. Но мы должны знать, говорит Христос, что это будет означать скорби и нищету, и тесноту.

А другой человек говорит, что он бы пошел за Христом, если бы ему прежде позволили пойти и похоронить своего отца. Но Господь сказал ему: «Следуй за Мной, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов». На первый взгляд может показаться, что это жестокие слова. Человек обращается ко Христу: «Мой отец при смерти, дай мне исполнить мой священный долг». Однако Сердцеведец Господь видит, что если он сейчас не пойдет за Ним, он никогда не пойдет. Существует такое широкое ученичество — откладывать на другой день начало серьезной христианской жизни. И так мы можем обманываться всю жизнь. Не то, что мы можем пренебрегать нашими естественными обязанностями. Но если самые дорогие и самые близкие люди встают на нашем пути ко Христу, надо, чтобы мы забыли о матери и об отце. Особенно если Сам Христос зовет: «Иди, благовествуй Царствие Божие».

Третий человек хочет следовать за Христом, но ему надо прежде проститься с домашними своими. Для него быть со Христом — тревожное, опасное предприятие. Как будто он собирается умереть. И потому он должен проститься с близкими. Но Господь говорит ему: «Никто, возложивший руку на плуг, не оглядывается назад». Ибо невозможно, так поступая, провести прямую борозду, и земля будет непригодна для сеяния.

Не годится для неба тот, кто, устремляясь к небу, оборачивается назад и смотрит по сторонам. Есть такие люди, которые всегда идут, повернувшись назад, и думают с грустью, что они оставили. Путь христианина — не назад, а вперед. И как кто-то из древних отцов сказал: «Не в сторону заката, а в сторону рассвета». И только тот, кто стоит до конца, спасется.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

75

30 НОЯБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 66 зач., XII, 16-21

16И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле;
17и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих?
18И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю бо'льшие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро мое,
19и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.
20Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?
21Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих. И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.
Сказав, что жизнь человека не становится продолжительнее от изобилия имения, (Господь) приводит и притчу в подтверждение своих слов. И смотри, как Он изображает нам ненасытимые помыслы безумного богача. Бог творил свое намерение и явил особенное благоутробие. Ибо не в одном местечке, но во всем поле богача был хороший урожай; а он был так бесплоден в милосердии, что, прежде чем получил, удерживал уже за собою. — Посмотри и на удовольствия богача. Что мне делать? Не эти ли самые слова произносит и бедняк? Что мне делать? мне нечего есть, нечем одеться. Вникни, пожалуй, и в слова богача: что мне делать? мне некуда собрать плодов многих. Хорошо же спокойствие! И бедняк говорит: что мне делать? я не имею... И богач говорит: что мне делать? я не имею... Что же мы получаем от того, что очень много собираем? Спокойствием мы не пользуемся, и очевидно, от забот; разве только собираем себе множество грехов. “Сломаю житницы мои и построю большие”. А если на будущее лето урожай в поле будет еще более, ты опять сломаешь и опять построишь? И какая нужда ломать и строить? Утробы нищих, вот тебе житницы. Они могут и вместить многое, они и неразрушимы и нетленны, ибо небесны и божественны, так как питающий бедного — питает Бога. — Вот и еще безумие богача. “Хлеб мой и все добро мое”. Он не считает их даром от Бога, ибо, в противном случае, располагался бы относительно их, как приставник Божий, а считает их плодом собственных трудов. Посему, присвояя их себе, и говорит: “хлеб мой и добро мое”. Я, говорит, не имею никакого сообщника, не буду ни с кем делиться. Все это добро — не Божие, а мое; посему я один буду и наслаждаться им, а Бога не приму участником в наслаждении им. Это явно безумно. — Посмотрим еще далее. “Душа! много добра лежит у тебя на многие годы”. Сам назначает себе долголетнюю жизнь, как будто и долголетие он получил от возделываемой им земли. Неужели и это — произведение твое? Неужели и это — добро твое? “Ешь, пей, веселись”. Прекрасные же блага души! Есть и пить есть благо души неразумной. Впрочем, поелику ты и сам имеешь такую душу, то справедливо предлагаешь ей такие блага. Но благо души разумной состоит в том, чтобы уразумевать, рассуждать, увеселяться законом Божиим и благими размышлениями. Для тебя недостает, безумный, есть и пить, ты предлагаешь душе своей и следующее затем постыдное и скаредное удовольствие? Ибо очевидно, что Господь словом “веселись” обозначил страсть распутства, которая обыкновенно следует за пресыщением яствами и питиями (Филип. 3, 19. Ефес. 5, 18). “Но Бог сказал ему: безумный, в сию ночь душу твою возьмут у тебя”. Сказано так: “но Бог сказал ему”, не потому, будто бы Бог беседовал с богачом, а слова сии имеют такой смысл, что, когда богач так гордо помышлял в себе, тогда Бог сказал ему (ибо это подразумевает притча). Бог называет богача безумным, потому что он в душе своей полагал советы самые безумные, как мы показали. Ибо всякий человек безумен и суетен, как и Давид говорит: “суетится человек”, и причина сему та, что “собирает и не знает, кому достанется то” (Псал. 38, 7. 8). Ибо как не безумен тот, кто не знает, что мера жизни в руках одного Бога и что никто сам себе не может определить жизни? — Обрати внимание и на слово: возьмут. Страшные ангелы, как бы жестокие сборщики податей, возьмут у тебя душу твою против воли твоей, поелику ты из любви пожить присвоял себе здешние блага. У праведника не отнимают душу, но он предает ее Богу и Отцу духов с радостию и веселием и не чувствует неприятности при отложении тела, ибо он тело имеет как бы легкую тяжесть. Но грешник, оплотянив душу, сделав ее телом и землею, чрезвычайно затрудняет отделение оной. Посему и говорится, что душу “возьмут” у него, как бы у какого упорного должника, преданного в руки жестоких сборщиков. Приметь и сие. Не сказал Господь: Я возьму душу у тебя, но “возьмут”. Ибо “души праведных в руце Божией” (Прем. Солом. 3, 1). И поистине от такового “ночью” истяжут душу, ибо он не имеет озаряющего света богопознания, но находится в ночи богатстволюбия и омраченный ею захватывается смертию. Так, кто собирает сокровища для себя, тот по справедливости называется безумным, и не успевает привесть в исполнение свои намерения, но в самое время составления планов решительно исторгается из среды живых. Но если бы он собирал для бедных и для Бога, с ним не было бы так поступлено. Посему будем стараться “богатеть в Бога”, то есть на Него уповать, Его считать нашим богатством и хранилищем богатства. Не будем говорить: блага “мои”, но: блага Божии. Если же блага Божии, то не будем отчуждать Бога от Его благ. Богатеть в Бога значит веровать, что если я и все (свое) отдам и истощу, то и тогда ни в чем необходимом у меня не будет недостатка. Ибо сокровищница моих благ есть Бог: я отворяю и беру, что нужно.


Святитель Феофан Затворник.

(Еф. 5, 9-19; Лк. 12, 16-21). Сказав притчу о разбогатевшем, который собирался только есть, пить и веселиться, и за то поражен был смертью, не дожив до предположенных утех, Господь заключил: "Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет". "Так", то есть, таковы бывают, или такая участь постигает и тех и других. Богатеющие с богозабвением только и думают о плотских утехах. Желающие избежать этой горькой участи пусть "собирают" не "себе, а богатеют только в Бога". А так как богатство от Бога, то, когда оно течет, и посвящай его Богу, и выйдет святое богатство. Все избытки разделяй с нуждающимся: это будет то же, что данное Богом возвращать Богу. Кто бедному дает, Богу дает. Истощая как будто богатство, таковой истинно богатеет, богатясь добрыми делами, - богатеет ради Бога, в видах угождения Ему, богатеет Богом, привлекая Его благоволение, богатеет от Бога, Который верного вмале поставляет над многими; богатеет в Бога, а не себе, ибо не считает себя хозяином, а только приставником и расходчиком, вся забота которого состоят в том, чтобы удовлетворить всех приходящих к нему с нуждою, а что-либо особенно истратить на себя боится, считая это неправым употреблением вверенного ему достояния.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Берегитесь любостяжания — говорит сегодня всем людям Христос — ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имений. Наблюдайте за собой, чтобы в сердце ваше не проникли принципы мира сего, чтобы они не стали господствовать в нем. Счастье человека не зависит от богатства. Жизнь души, вне всякого сомнения, не связана с богатством, потому что ее потребности невозможно удовлетворить ничем материальным. Да и жизнь тела не заключается в том, чтобы иметь материальное изобилие. Можно жить весело и легко, довольствуясь малым. Как говорит Писание, лучше блюдо с зеленью и со святой любовью, чем роскошный пир с ненавистью (Притч. 15, 17).

И с другой стороны, как говорится, все предлежит богачу — но не дал ему Бог здоровья, и не может он ни к чему прикоснуться. Можно иметь все богатства земли и быть самым несчастным человеком на свете. Чтобы предостеречь нас от опасности любостяжания, от которой погибает мир, Господь рассказывает притчу о жизни и смерти одного богатого человека. И оставляет нам самим судить, был ли этот человек счастлив.

Его богатство заключалось в изобилии плодов земных. У него было много земли, и его земля была плодородной, и он приобретал все больше и больше, пока не получил совершенно неслыханный урожай. Он даже растерялся от такого успеха, и жизнь его мгновенно лишилась покоя и дневного, и ночного. «Что мне делать, — рассуждал он сам с собой, — и некуда мне собрать плодов моих».

Господь на небесах видит и знает все наши намерения и помышления сердечные, и мы ответственны за них пред Господом. Оттого, что мы глубоко помышляем иногда в себе, как бы делая окончательный выбор, может решиться наша конечная участь, земная и вечная. Так, по всей вероятности, и произошло с этим богачом: по внутреннему его состоянию определен был Господом ему смертный приговор.

Этот человек, получив богатый урожай, естественно, собирается расширить свои зернохранилища. И может быть, многие спросят: а в чем, собственно, дело? Человек ведь на самом деле получил хороший урожай, и он должен о нем позаботиться, чтобы ничего не пропадало. И мы видим, какие рождаются у этого человека планы. «Вот что я сделаю, — говорит он, — сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой, и все добро мое, и буду жить в довольстве и покое». Он откровенно хвастается, он полон самодовольства, решительно и бесповоротно определяет: вот что я сделаю. А не подумает о том, чего от него хочет в такой важный момент жизни Бог.

Его поведение — открытый вызов всему, чему учит слово Божие. Он идет путем, прямо противоположным тому, что мы знаем из учения Христова. Его решение поэтому вполне безумное. Безумие было с его стороны, говорят святые отцы, плоды земные называть своими плодами, своим добром. Все, что мы имеем, дано нам в долг. Но все это принадлежит Господу Богу, а мы только приставники при добре Господнем. Ему и в голову не пришло при таком избытке поделиться с теми, кто ничего не имеет. Вместо того, чтобы принести благодарение Богу за радостную возможность давать другим, чтобы и другие вместе с ним радовались и благодарили Бога, он прилагает все усилия, для того чтобы все сохранить для одного себя. Он ведет себя как вор, у Бога укравший. И краденое хочет сокрыть в надежном месте. Безумием была с его стороны уверенность, что добра хватит на многие годы, в то время как в один час все может быть сожжено дотла. Может быть, от удара молнии внезапной, нечаянной грозы. А может быть, от тли, которая неприметно все изъест.

Я знал одну бабушку, которая во время войны хранила в амбаре за десятью замками «на черный день» зерно, когда внуки ее недоедали. А потом, наконец, открыла и увидела, что вместо зерна осталась одна труха, и в ней копошатся черви. Помню также рассказ одного благочестивого человека. Он со слезами изумления и благодарности рассказывал о том, как буквально за несколько дней до революции сгорела у его отца большая мельница. Вначале все были в ужасе, а потом увидели, что это спасло его и всю его семью от гибели, когда всех, имеющих богатство, в этом селении расстреляли или сослали на гибель в концлагерь. Уместно вспомнить в связи с этим наставление святых отцов о том, что когда при нечаянной утрате земных богатств мы благодарим Бога, Он вменяет нам это благодарение в добровольную раздачу богатства нашего как милостыни.

Притча о безумном богаче напоминает нам, на каких шатких основаниях стоит этот безумный мир, в котором мы живем, где все определяется земным успехом, и вся мудрость жизни заключается в том, как достигнуть этого успеха. Нам понятно, что эта притча о большевиках, о «новых русских», о сегодняшней Америке, об американизации и маммонизации всего сегодняшнего мира. Безумный богач — это современный преуспевающий в какой угодно области человек. Он знает, какую новейшую технику употребить, как обработать, как удобрить почву, если речь идет конкретно об этом деле, какие семена выбрать для более благоприятного урожая. И так во всех областях жизни, в любой сфере. Это самое главное для человека. Человек этому научился, он достигает успеха. И кажется, все общество может этому научиться.

Кажется, нет предела богатству этого человека и этого общества. Оно стоит как беспощадный идол, ослепляя ум и воображение новыми грандиозными проектами перестройки мира. Америка сейчас, кажется, достигает успеха в самой высочайшей степени. Время от времени Господь ставит человека, народы перед крушением всего, пока все не сокрушит, пока не остановит нас совсем и не напомнит нам о главном — о нашей бессмертной душе.

Самое большое безумие безумного богача было сказать своей душе: «Душа, покойся, ешь, пей, веселись». Как будто человек живет, чтобы есть! Если бы он сказал: «Тело мое, покойся, ешь, пей, веселись, у тебя хватит добра на многие годы», в этом был бы еще какой-то смысл. Но что душе от какого угодно количества зерна или золота? Разве может душа питаться подобной пищей? Если бы у этого человека была душа свиньи, она могла бы удовлетвориться тем, чтобы есть и пить. Потому что душа человека может питаться только правдой и добром, делами милосердия, которые она совершает, чистотой, молитвой, словом Божиим, любовью, Богом.

Когда Господь говорит: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое», и когда Он говорит: «Пийте от нея вси», тогда душа вместе с телом может есть и пить, и веселиться о Господе на многие годы и на веки вечные. А надежды только на земное счастье безумны. Приходит день, когда Бог называет самого носителя этих надежд именно таким именем: «Безумный, в сию ночь душу твою возьмут у тебя, а то, что ты собрал, кому достанется?»

Он думал среди бессонной ночи, что собрал добра на многие годы, но он должен будет расстаться с этим добром в сию же ночь. Он думал, что будет наслаждаться им сам, но он должен оставить его, и притом неизвестно кому. Кому, в самом деле, достанется это добро? На что употребят нетрудовое богатство его дети, ради которых он столько старался? Будут ли они более мудрыми или еще более безумными? Сколь многие, если бы они могли заранее видеть, кому достанется их дом после смерти, или то, как губительно будет для их собственных детей это богатство, предпочли бы спалить его своими собственными руками, чем собирать его в течение всей своей жизни, готовя вечный огонь для своих детей через это богатство!

Что ты сделал с душой? Что ты сделал со своей жизнью? «Дай Мне отчет в твоем управлении», — скажет каждому из нас Господь (Лк. 16, 2). Смысл притчи в том, что человек встретил Бога и увидел, что ничего не имеет, и пустота эта обнаружилась вечным адом. В то время как Господь хочет дать человеку все, и всего Себя отдает.

«Так бывает со всяким, — говорит Господь нам, — кто собирает сокровище для себя, а не в Бога богатеет». Таков путь и таков конец всякого уповающего на земное богатство человека. Он собирает для себя, в то время как тайна жизни, все ее богатство заключается в самоотдаче. Он не в Бога богатеет, не трудится ради таких богатств, которые будут с ним и тогда, когда он оставит землю и сможет их взять с собой.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Ильяшенко
В Евангелии Господь рассказывает нам притчу о неразумном богаче, у которого уродился богатый урожай. И вот он стал думать, что ему сделать, – урожай такой огромный, что даже в прежние житницы не помещается. Он решил сломать их, построить одну большую житницу, наполнить ее богатством и сказать себе: ”Вот, душа, у тебя есть много богатства на лета многа, ешь, пей и веселись.” А Господь говорит ему: ”Неразумный, в ночь сию у тебя истяжут душу твою, с чем ты явишься? Кому это богатство достанется? С чем ты предстанешь пред Богом?”

Богатство, о котором говорит Спаситель, не столько материальное, речь идет скорее о том духовном хламе, которым заполнены наши души.

Душу можно сравнить с бездонным колодцем, где внизу – чистая, родниковая, целебная вода. Но весь он забит хламом, мусором, грязью. Все это гниет, отравляет воду так, что ей нельзя пользоваться. До нее и не добраться, потому что в колодце столько мусора нашего самодовольства.

Все, что отделяет нас от Господа – наша гордость, раздражительность, малодушие, маловерие – это тот хлам, который забивает чистый источник живой воды, который Господь вложил в душу каждого человека.

Каждый человек хранит в себе образ Божий. Это драгоценный, чистый, благодатный источник, который должен приносить радость тем, кто общается с таким человеком. Но мы такие ограниченные, самодовольные богачи, которые богаты только своими недостатками, а всех остальных осуждаем. Если ты носишь в себе какую-то тьму, тогда ты не увидишь света и в других, а будешь видеть лишь эту тьму и будешь считать, что все остальные такие же, как и ты. Это богатство обездоливает человека, лишает его радости жизни и, самое страшное, лишает его наследия Царствия Небесного. Это греховное богатство только отравляет жизнь нам и всем окружающим.

Праздник, который мы сегодня празднуем, как раз совершенно противоположен этой притче.

Притча – это предостережение всем нам, а Пречистая Дева, у которой колодец Ее души никогда ничем не был замутнен, напояет всю вселенную чистотой и милостью, благостью. Ее родители, святые праведные Иоаким и Анна, получили от Бога дар – своего младенца, и они возвращают этот дар Богу, приводят этого удивительного младенца в храм, потому что все от Бога и мы должны посвящать Богу.

И вот произошло таинственное чудо, Божественная Отроковица – Пречистой Богородице тогда было всего три годика – сама поднялась по ступеням Храма, прошла весь Храм и вошла во Святая Святых – так нам передает Предание.

Может быть, это было аллегорией, потому что трудно себе представить, что в том Иерусалиме, который был наполнен фанатичными людьми, иудеи могли допустить, чтобы кто-то вошел во Святая Святых. Туда мог входить только один архиерей, и то один раз в году. Что-то таинственное произошло, может быть, ангелы Божии сокрыли Пречистую Отроковицу от взоров этих фанатичных иудеев. Может быть, имеется в виду, что вход во Святая Святых – это движение ее души навстречу Богу, как бы вхождение Пречистой в таинственную Божественную жизнь, к которой Она всегда стремилась.

Богородица нам соприродна, она – дочь обыкновенных родителей, праведных, но обыкновенных. И Она, соприродная нам, возводит человеческое естество в глубины Богообщения. Праздник Введения Богородицы во храм и есть начало нашего спасения.

С сегодняшнего дня, – а церковный день начинается с вечера, – уже поются рождественские ирмосы “Христос раждается…”, потому что с этого начинается главизна нашего спасения. И вот этот праздник призывает нас в ту меру, которая дана каждому из нас, стремиться к чистоте души, к Богообщению, к тому, чтобы приносить ту радость, которую дает Благодать Божия. Она сообщается человеку, который ищет ее и трудится над тем, чтобы очистить свою душу – этот колодец – от хлама.

Дай Бог, чтобы этот праздник просиял и в наших душах, дай Бог, чтобы и мы силой Божией по молитвам Божией Матери очищались, просветлялись, и чтобы достойно встретили светозарный праздник Рождества Христова. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

76

1 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 86 зач., XVII, 20-25.

20Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придет Царствие Божие приметным образом,
21и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть.
22Сказал также ученикам: придут дни, когда пожелаете видеть хотя один из дней Сына Человеческого, и не увидите;
23и скажут вам: вот, здесь, или: вот, там,- не ходите и не гоняйтесь,
24ибо, как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой.
25Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Быв же спрошен фарисеями, когда придет царствие Божие, отвечал им: не придет царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, царствие Божие внутрь вас есть. Сказал также ученикам: придут дни, когда пожелаете видеть хотя один из дней Сына Человеческого, и не увидите: и скажут вам: вот, здесь, или: вот, там, — не ходите и не гоняйтесь: ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой. Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим.
Господь часто в Своем учении упоминал о царствии Божием. Но фарисеи, при слухе об оном, смеялись над Господом и посему приступили с вопросом, когда оно приидет, в виде насмешки над Ним, как над чудаком, проповедующим о необычайном и странном предмете. Ибо никто из прежде бывших учителей и пророков не упоминал о нем (царствии Божием). Или, быть может, имея в уме намерение свое по немногом времени убить Его, приступают к Нему с вопросом, чтоб им укольнуть Его и осмеять, как бы так говоря: Ты ведешь речи о царствии, когда же настанет это царствие Твое? Ибо на утро Ты предан будешь нами на смерть, воздет будешь на крест и много иного бесчестия приимешь. Что же Христос? Он не отвечает безумным по их безрассудной мысли и безумию (Притч. 26, 4), но оставляет их блуждать относительно подобно-именности царствия, и не открывает им ни того, о каком Он царствии говорит (ибо они и не приняли бы), ни того, что царствие сие не похоже на царство мирское, но есть царствие премирное (Иоан. 18, 36). Умолчав о сем, так как они по произвольной своей глухоте недостойны были слышать о сем, Господь о времени пришествия царствия говорит, что оно неизвестно и не подлежит наблюдению; поелику царствие Божие не имеет определенного времени, но для желающего присуще во всякую пору. Ибо царствие Божие, без сомнения, составляет жизнь и устроение себя по образу ангелов. Тогда, говорится, поистине Бог царствует, когда в душах наших не находится ничего мирского, но когда мы во всем ведем себя выше мира. А такой образ жизни мы имеем внутрь себя, то есть, когда захотим. Ибо для веры не нужно ни продолжительного времени, ни путешествий, но вера, и в след за верою жизнь богоугодная, близки к нам. О сем самом апостол сказал: “близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем” (Римл. 10, 8). Ибо, чтобы уверовать и, уверовав, ходить достойно звания, это внутрь нас. Итак, фарисеи глумились над Господом за то, что Он проповедует царствие, о котором никто не проповедовал. Но Господь объявляет, что они не понимают такого предмета, который находится внутрь их и которого желающему очень удобно достигнуть. Ныне, когда Я нахожусь среди вас, вы, несомненно, можете получить царствие Божие, если уверуете в Меня и решитесь жить по Моим заповедям. “Сказал также ученикам: придут дни” и прочее. То есть: и вам присуще царствие Божие, доколе Я нахожусь с вами. Присуще оно вам не потому только, что вы уверовали в Меня и последовали Мне, но и потому, что вы живете теперь с совершенною беззаботливостию, так как Я пекусь и помышляю об вас. Но когда Я не буду с вами, придут такие дни, что вы преданы будете опасностям, ведены будете к владыкам и царям. Тогда вы, как царствия Божия, пожелаете теперешней безопасной жизни, какую ведете при Мне, и многократно пожелаете получить хотя бы один из Моих дней, то есть дней Моего пребывания с вами, как дней безопаснейших. Хотя они (ученики Господа) и в то время, как с Ним были, вели жизнь не без трудов и опасностей, а терпели бегство с бегущим и оскорбление с оскорбляемым, но если прежние их приключения сравнить с будущими опасностями, то окажется, что они тогда были очень безопасны. Посему и при таком образе жизни, то есть при небольших опасностях и трудах, царствие Божие было внутрь апостолов; между тем как после воскресения они были как бы пленники и изгнанники. Сими словами Господь приготовляет сердца апостолов к трудам и терпению и прежде сказывает им, чтоб они не соблазнялись (Иоан. 16, 1). “И скажут вам. — говорит, — вот, здесь, или: вот, там, — не ходите и не гоняйтесь”. Не слушайте, говорит, ничьих убеждений, будто Я пришел здесь или там. Ибо второе Мое пришествие, блистательнейшее и славнейшее, не ограничится каким-нибудь местом, а как молния не скрывается, но является с одного края земли на другом краю, так светло и явно будет и второе Мое пришествие и ни для кого не будет сокрыто. Итак, не сдавайтесь на соблазны лжехристов. Прежде Я явился в яслях и тридцать лет был в уничижении, но тогда будет не так: Я прииду во всей славе, в сопровождении ангельских воинств и в одно мгновение. Потом, поелику предсказал им страшные бедствия, утешая их и убеждая переносить оные мужественно, выставляет им Себя в пример. Не дивитесь, говорит, если случатся с вами такие трудности, что заставят вас пожелать возвращения теперешнего Моего пребывания с вами. Ибо и Я Сам, имеющий явиться как молния, прежде должен много пострадать и быть отверженным, и потом придти в этой славе. Пусть же это будет для вас убеждением к добродетели и ободрением к терпению, то есть смотрите на Меня и уповайте, что и вам за перенесение опасностей и за отвержение достанется в удел слава, подобно как и Мне.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 5, 1-10; Лк. 17, 20-25). Сказав, что Сын Человеческий явится в день свой, как молния, мгновенно освещающая всю поднебесную, Господь прибавил: "Прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим". По связи речи видно, что это "надлежит пострадать" должно предшествовать явлению Господа во славе. Следовательно, все время до того дня - время страданий Господа. В Своем лице Он пострадал в одно известное время, после же того, страдания Его продолжаются в лице верующих, - страдания рождения верующих, их воспитание в духе и охранения от вражеских действий, внутренних и внешних; ибо союз у Господа с своими не мысленный только и нравственный, а живой, ради которого все касающееся их воспринимается и Им, как главою. Исходя из этой мысли, нельзя не видеть, что Господь точно много страдает. Самые чувствительные скорби, это - падения верующих; еще более чувствительны для Него отпадения от веры. Но это - заключительные уязвления; постоянные же стрелы - скорби и соблазны и колебания веры неверием. Речи и писания, дышащие неверием, - разженные стрелы лукавого. В нынешнее время много кузниц завел лукавый для кования таких стрел. Сердца верующих болят, бывая поражаемы ими и видя поражения других; с ними и Господь болит. Но явится день славы Господа - тогда откроются тайная тьмы, и страдавшие возрадуются с Господом. До того же времени надо терпеть и молиться.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Фарисеи спрашивают Господа, когда придет Царствие Божие. Может быть, им было известно, что Христос учил Своих учеников молиться о его пришествии, и ученики проповедовали, что оно приблизилось. «Так когда же, — говорят фарисеи, — откроется слава его?» Господь отвечает вначале фарисеям, а потом обращается к Своим ученикам, и то, что Он говорит тем и другим, — Он говорит нам.

Прежде всего, Царство Мессии — духовное Царство. Они спрашивают, когда оно придет. «Вы не знаете, о чем вы спрашиваете», — говорит Христос. — Оно может придти, а вы не будете знать об этом». Потому что у него нет внешней пышности, как у земных царств, о достижениях которых трубят повсюду. «Нет, — говорит Христос, — его явление будет тихим, оно не придет приметным образом». Они желали удовлетворить свое любопытство относительно времени его наступления. Христос хочет показать непонимание ими его природы. Когда Мессия, Царь мира, придет установить Свое Царство, нельзя будет сказать: «Вот, оно здесь, или вот, оно там», как если бы речь шла о земном царе, обходящем свои владения. Так делают те, кто заботится более всего о «внешней видимости» Церкви, говорит святитель Феофан Затворник. Царство Божие оказывает на людей духовное воздействие. «Царство Божие внутрь вас есть». Оно — не от мира сего. Его слава не поражает человеческое воображение, но движет дух, и власть его распространяется на души и на совесть. Царство Божие не изменит внешнее положение людей, но их сердца и жизнь. Оно тогда придет, когда тщеславных и гордых соделает смиренными, глубокими, небесными. Царство Божие совершается в перемене сердец. А все внешние революции — только переворачивание гробов покрашенных.

В некоторых древних рукописях Евангелия Христос говорит: «Царство Божие — посреди вас». «Вы спрашиваете, когда оно придет, и не знаете, что оно уже начало утверждаться посреди вас. Оно уже действует в вашем народе, но, увы, не в ваших сердцах». Нам хорошо знакомо безумие многих слишком усердных исследователей относительно времени наступления того, что впереди их, и не замечающих, что оно уже — посреди их.

Господь говорит, что установление этого Царства встретится со многим противостоянием и противодействием. Ученики думали, что теперь вся их жизнь будет исполнена славы и благодати, но Христос говорит им, что все будет иначе. «Придут дни, когда пожелаете видеть хоть один день из дней Сына Человеческого, и не увидите. Вначале вам будет действительно сопутствовать чудесный успех (и так было, когда тысячи прилагались ежедневно к Церкви). Но не думайте, что так будет всегда. Придет время, когда из-за умножения беззаконий охладеет во многих любовь». Господь смотрит далеко вперед, на тех Своих учеников, которые будут у Него в последующие века. Придет такое отступничество, и наступят такие гонения, что христиане будут желать увидеть хоть один из тех прежних дней — то победоносное торжество Церкви, которое они когда-то видели. Мы не должны думать, что дело Христово побеждено, оттого что оно не всегда видимо и не всегда преобладает в мире.

Придет время, когда Христос и Царство Его не надо будет искать в том или ином месте, но Его явление будет во всех местах сразу. «Когда скажут вам: Он здесь или Он там, — не ходите и не гоняйтесь. Ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой».

«Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим». И если Господу это предстоит, ученики Его не должны ожидать ничего другого. Путь Церкви к славе вечной Пасхи не может не быть крестным.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О том, где находится Царство Небесное.

Однажды фарисеи спросили Господа Иисуса Христа: "Когда придет Царствие Божие"? Вопрос "когда?" может означать и "когда по времени"? и "при каких условиях"? Но Господь не ответил ни в первом, ни во втором смысле. Он неожиданно сказал, что Царствие Божие вообще нельзя понимать, как нечто внешнее. Оно не приходит, как приходит день, как приходят одно за другим времена года. И даже нельзя сказать, что оно вообще придет: "Не придет Царствие Небесное приметным образом, и не скажут: "вот, оно здесь", или: "вот, там". Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть". Заметим, что именно уже есть "внутрь вас". И поэтому даже и не дожидаться надо, когда оно, наконец, внутри нас образуется и появится, но - ужаснуться той мысли, что его в нас может не быть!

Человек вообще только тогда поистине живет, когда живет настоящим моментом. Как в притче: какое дело самое важное? - которое делаешь в данный момент. Какой человек самый главный? - который сейчас рядом.

Однажды послушник спросил старца: "Как спастись? - А для этого надо угомониться. - А как это? - Вот, ты сейчас послушник, а, наверное, ждешь, когда тебя постригут? - Да. - А потом будешь ждать, когда тебя в иеродиаконы произведут, а потом в иеромонахи? - Да. - Вот, сейчас пост, а ты, наверное, хочешь, скорей бы Пасха? - Да. - И ждешь, когда лед сойдет, и паломники станут приезжать? - Да. - А вот когда тебе будет все равно, что пост, что Пасха, что лето, что зима, послушник ты или игумен, - вот тогда ты и угомонишься, и встанешь на путь спасения...

Иначе говоря, все и всегда должно быть пронизано светом Царствия Небесного. В любом событии должно быть ощущение радости и достаточности, ощущение Божьего присутствия и Божьей победы. И даже не "должно быть", а - есть на самом деле. Ведь кому ответил Господь, что "Царствие Божие внутрь вас есть"? Даже не ученикам, а - врагам, фарисеям. Потому что поистине оно есть в каждом, и для каждого. Надо только протянуть руку и взять. Только щелкни выключателем, и зажжется свет. И напрасно будем ожидать, что река времени сама по себе принесет нечто доброе. Даже если где-то по этой реке и плывет к тебе счастье, то одновременно и тебя, заснувшего и бездействующего, эта же река с такой же скоростью сносит по течению вниз.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ
АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

77

2 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 86 зач., XVII, 20-25.

20Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придет Царствие Божие приметным образом,
21и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть.
22Сказал также ученикам: придут дни, когда пожелаете видеть хотя один из дней Сына Человеческого, и не увидите;
23и скажут вам: вот, здесь, или: вот, там,- не ходите и не гоняйтесь,
24ибо, как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой.
25Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Быв же спрошен фарисеями, когда придет царствие Божие, отвечал им: не придет царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, царствие Божие внутрь вас есть. Сказал также ученикам: придут дни, когда пожелаете видеть хотя один из дней Сына Человеческого, и не увидите: и скажут вам: вот, здесь, или: вот, там, — не ходите и не гоняйтесь: ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой. Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим.
Господь часто в Своем учении упоминал о царствии Божием. Но фарисеи, при слухе об оном, смеялись над Господом и посему приступили с вопросом, когда оно приидет, в виде насмешки над Ним, как над чудаком, проповедующим о необычайном и странном предмете. Ибо никто из прежде бывших учителей и пророков не упоминал о нем (царствии Божием). Или, быть может, имея в уме намерение свое по немногом времени убить Его, приступают к Нему с вопросом, чтоб им укольнуть Его и осмеять, как бы так говоря: Ты ведешь речи о царствии, когда же настанет это царствие Твое? Ибо на утро Ты предан будешь нами на смерть, воздет будешь на крест и много иного бесчестия приимешь. Что же Христос? Он не отвечает безумным по их безрассудной мысли и безумию (Притч. 26, 4), но оставляет их блуждать относительно подобно-именности царствия, и не открывает им ни того, о каком Он царствии говорит (ибо они и не приняли бы), ни того, что царствие сие не похоже на царство мирское, но есть царствие премирное (Иоан. 18, 36). Умолчав о сем, так как они по произвольной своей глухоте недостойны были слышать о сем, Господь о времени пришествия царствия говорит, что оно неизвестно и не подлежит наблюдению; поелику царствие Божие не имеет определенного времени, но для желающего присуще во всякую пору. Ибо царствие Божие, без сомнения, составляет жизнь и устроение себя по образу ангелов. Тогда, говорится, поистине Бог царствует, когда в душах наших не находится ничего мирского, но когда мы во всем ведем себя выше мира. А такой образ жизни мы имеем внутрь себя, то есть, когда захотим. Ибо для веры не нужно ни продолжительного времени, ни путешествий, но вера, и в след за верою жизнь богоугодная, близки к нам. О сем самом апостол сказал: “близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем” (Римл. 10, 8). Ибо, чтобы уверовать и, уверовав, ходить достойно звания, это внутрь нас. Итак, фарисеи глумились над Господом за то, что Он проповедует царствие, о котором никто не проповедовал. Но Господь объявляет, что они не понимают такого предмета, который находится внутрь их и которого желающему очень удобно достигнуть. Ныне, когда Я нахожусь среди вас, вы, несомненно, можете получить царствие Божие, если уверуете в Меня и решитесь жить по Моим заповедям. “Сказал также ученикам: придут дни” и прочее. То есть: и вам присуще царствие Божие, доколе Я нахожусь с вами. Присуще оно вам не потому только, что вы уверовали в Меня и последовали Мне, но и потому, что вы живете теперь с совершенною беззаботливостию, так как Я пекусь и помышляю об вас. Но когда Я не буду с вами, придут такие дни, что вы преданы будете опасностям, ведены будете к владыкам и царям. Тогда вы, как царствия Божия, пожелаете теперешней безопасной жизни, какую ведете при Мне, и многократно пожелаете получить хотя бы один из Моих дней, то есть дней Моего пребывания с вами, как дней безопаснейших. Хотя они (ученики Господа) и в то время, как с Ним были, вели жизнь не без трудов и опасностей, а терпели бегство с бегущим и оскорбление с оскорбляемым, но если прежние их приключения сравнить с будущими опасностями, то окажется, что они тогда были очень безопасны. Посему и при таком образе жизни, то есть при небольших опасностях и трудах, царствие Божие было внутрь апостолов; между тем как после воскресения они были как бы пленники и изгнанники. Сими словами Господь приготовляет сердца апостолов к трудам и терпению и прежде сказывает им, чтоб они не соблазнялись (Иоан. 16, 1). “И скажут вам. — говорит, — вот, здесь, или: вот, там, — не ходите и не гоняйтесь”. Не слушайте, говорит, ничьих убеждений, будто Я пришел здесь или там. Ибо второе Мое пришествие, блистательнейшее и славнейшее, не ограничится каким-нибудь местом, а как молния не скрывается, но является с одного края земли на другом краю, так светло и явно будет и второе Мое пришествие и ни для кого не будет сокрыто. Итак, не сдавайтесь на соблазны лжехристов. Прежде Я явился в яслях и тридцать лет был в уничижении, но тогда будет не так: Я прииду во всей славе, в сопровождении ангельских воинств и в одно мгновение. Потом, поелику предсказал им страшные бедствия, утешая их и убеждая переносить оные мужественно, выставляет им Себя в пример. Не дивитесь, говорит, если случатся с вами такие трудности, что заставят вас пожелать возвращения теперешнего Моего пребывания с вами. Ибо и Я Сам, имеющий явиться как молния, прежде должен много пострадать и быть отверженным, и потом придти в этой славе. Пусть же это будет для вас убеждением к добродетели и ободрением к терпению, то есть смотрите на Меня и уповайте, что и вам за перенесение опасностей и за отвержение достанется в удел слава, подобно как и Мне.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 5, 1-10; Лк. 17, 20-25). Сказав, что Сын Человеческий явится в день свой, как молния, мгновенно освещающая всю поднебесную, Господь прибавил: "Прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим". По связи речи видно, что это "надлежит пострадать" должно предшествовать явлению Господа во славе. Следовательно, все время до того дня - время страданий Господа. В Своем лице Он пострадал в одно известное время, после же того, страдания Его продолжаются в лице верующих, - страдания рождения верующих, их воспитание в духе и охранения от вражеских действий, внутренних и внешних; ибо союз у Господа с своими не мысленный только и нравственный, а живой, ради которого все касающееся их воспринимается и Им, как главою. Исходя из этой мысли, нельзя не видеть, что Господь точно много страдает. Самые чувствительные скорби, это - падения верующих; еще более чувствительны для Него отпадения от веры. Но это - заключительные уязвления; постоянные же стрелы - скорби и соблазны и колебания веры неверием. Речи и писания, дышащие неверием, - разженные стрелы лукавого. В нынешнее время много кузниц завел лукавый для кования таких стрел. Сердца верующих болят, бывая поражаемы ими и видя поражения других; с ними и Господь болит. Но явится день славы Господа - тогда откроются тайная тьмы, и страдавшие возрадуются с Господом. До того же времени надо терпеть и молиться.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Фарисеи спрашивают Господа, когда придет Царствие Божие. Может быть, им было известно, что Христос учил Своих учеников молиться о его пришествии, и ученики проповедовали, что оно приблизилось. «Так когда же, — говорят фарисеи, — откроется слава его?» Господь отвечает вначале фарисеям, а потом обращается к Своим ученикам, и то, что Он говорит тем и другим, — Он говорит нам.

Прежде всего, Царство Мессии — духовное Царство. Они спрашивают, когда оно придет. «Вы не знаете, о чем вы спрашиваете», — говорит Христос. — Оно может придти, а вы не будете знать об этом». Потому что у него нет внешней пышности, как у земных царств, о достижениях которых трубят повсюду. «Нет, — говорит Христос, — его явление будет тихим, оно не придет приметным образом». Они желали удовлетворить свое любопытство относительно времени его наступления. Христос хочет показать непонимание ими его природы. Когда Мессия, Царь мира, придет установить Свое Царство, нельзя будет сказать: «Вот, оно здесь, или вот, оно там», как если бы речь шла о земном царе, обходящем свои владения. Так делают те, кто заботится более всего о «внешней видимости» Церкви, говорит святитель Феофан Затворник. Царство Божие оказывает на людей духовное воздействие. «Царство Божие внутрь вас есть». Оно — не от мира сего. Его слава не поражает человеческое воображение, но движет дух, и власть его распространяется на души и на совесть. Царство Божие не изменит внешнее положение людей, но их сердца и жизнь. Оно тогда придет, когда тщеславных и гордых соделает смиренными, глубокими, небесными. Царство Божие совершается в перемене сердец. А все внешние революции — только переворачивание гробов покрашенных.

В некоторых древних рукописях Евангелия Христос говорит: «Царство Божие — посреди вас». «Вы спрашиваете, когда оно придет, и не знаете, что оно уже начало утверждаться посреди вас. Оно уже действует в вашем народе, но, увы, не в ваших сердцах». Нам хорошо знакомо безумие многих слишком усердных исследователей относительно времени наступления того, что впереди их, и не замечающих, что оно уже — посреди их.

Господь говорит, что установление этого Царства встретится со многим противостоянием и противодействием. Ученики думали, что теперь вся их жизнь будет исполнена славы и благодати, но Христос говорит им, что все будет иначе. «Придут дни, когда пожелаете видеть хоть один день из дней Сына Человеческого, и не увидите. Вначале вам будет действительно сопутствовать чудесный успех (и так было, когда тысячи прилагались ежедневно к Церкви). Но не думайте, что так будет всегда. Придет время, когда из-за умножения беззаконий охладеет во многих любовь». Господь смотрит далеко вперед, на тех Своих учеников, которые будут у Него в последующие века. Придет такое отступничество, и наступят такие гонения, что христиане будут желать увидеть хоть один из тех прежних дней — то победоносное торжество Церкви, которое они когда-то видели. Мы не должны думать, что дело Христово побеждено, оттого что оно не всегда видимо и не всегда преобладает в мире.

Придет время, когда Христос и Царство Его не надо будет искать в том или ином месте, но Его явление будет во всех местах сразу. «Когда скажут вам: Он здесь или Он там, — не ходите и не гоняйтесь. Ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой».

«Но прежде надлежит Ему много пострадать и быть отвержену родом сим». И если Господу это предстоит, ученики Его не должны ожидать ничего другого. Путь Церкви к славе вечной Пасхи не может не быть крестным.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О том, где находится Царство Небесное.

Однажды фарисеи спросили Господа Иисуса Христа: "Когда придет Царствие Божие"? Вопрос "когда?" может означать и "когда по времени"? и "при каких условиях"? Но Господь не ответил ни в первом, ни во втором смысле. Он неожиданно сказал, что Царствие Божие вообще нельзя понимать, как нечто внешнее. Оно не приходит, как приходит день, как приходят одно за другим времена года. И даже нельзя сказать, что оно вообще придет: "Не придет Царствие Небесное приметным образом, и не скажут: "вот, оно здесь", или: "вот, там". Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть". Заметим, что именно уже есть "внутрь вас". И поэтому даже и не дожидаться надо, когда оно, наконец, внутри нас образуется и появится, но - ужаснуться той мысли, что его в нас может не быть!

Человек вообще только тогда поистине живет, когда живет настоящим моментом. Как в притче: какое дело самое важное? - которое делаешь в данный момент. Какой человек самый главный? - который сейчас рядом.

Однажды послушник спросил старца: "Как спастись? - А для этого надо угомониться. - А как это? - Вот, ты сейчас послушник, а, наверное, ждешь, когда тебя постригут? - Да. - А потом будешь ждать, когда тебя в иеродиаконы произведут, а потом в иеромонахи? - Да. - Вот, сейчас пост, а ты, наверное, хочешь, скорей бы Пасха? - Да. - И ждешь, когда лед сойдет, и паломники станут приезжать? - Да. - А вот когда тебе будет все равно, что пост, что Пасха, что лето, что зима, послушник ты или игумен, - вот тогда ты и угомонишься, и встанешь на путь спасения...

Иначе говоря, все и всегда должно быть пронизано светом Царствия Небесного. В любом событии должно быть ощущение радости и достаточности, ощущение Божьего присутствия и Божьей победы. И даже не "должно быть", а - есть на самом деле. Ведь кому ответил Господь, что "Царствие Божие внутрь вас есть"? Даже не ученикам, а - врагам, фарисеям. Потому что поистине оно есть в каждом, и для каждого. Надо только протянуть руку и взять. Только щелкни выключателем, и зажжется свет. И напрасно будем ожидать, что река времени сама по себе принесет нечто доброе. Даже если где-то по этой реке и плывет к тебе счастье, то одновременно и тебя, заснувшего и бездействующего, эта же река с такой же скоростью сносит по течению вниз.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ
АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

78

2 ДЕКАБРЯ
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
От Луки святое благовествование
Лк., 87 зач., XVII, 26-37

26И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: 27ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех.

28Та'к же, ка'к было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; 29но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех; 30так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится.

31В тот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их; и кто будет на поле, также не обращайся назад.

32Вспоминайте жену Лотову.

33Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее.

34Сказываю вам: в ту ночь будут двое на одной постели: один возьмется, а другой оставится; 35две будут молоть вместе: одна возьмется, а другая оставится; 36двое будут на поле: один возьмется, а другой оставится.

37На это сказали Ему: где, Господи? Он же сказал им: где труп, там соберутся и орлы.

Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Лк.17:26. И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого:
Лк.17:27. ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех.
Лк.17:28. Тáк же, кáк было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили;
Лк.17:29. но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех;
Лк.17:30. так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится.
И здесь Господь указывает на внезапность и неожиданность Своего пришествия. Ибо как при Ное внезапно пришел потоп и погубил всех, так будет и пришествие Его. Примерами этими, то есть примером людей предпотопных и содомлян (пред пожаром), намекается и на то, что в пришествие антихриста между людьми умножатся все неприличные удовольствия, что люди будут распутны и преданы преступным удовольствиям, как и апостол сказал, что «в последние дни... люди будут... более сластолюбивы, нежели боголюбивы» (2Тим.3:1–2, 4). И неудивительно, что при царстве обольстителя процветет зло. Ибо он есть пристанище злобы всякого греха. Что же иное постарается он вселить в жалкое поколение тогдашних людей, как не свои свойства? Ибо от нечистого, что может сделаться чистым? Итак, люди погрязнут тогда во всяком чувственном наслаждении, подобно как при Ное, и не будут ожидать никакой неприятности, даже не поверят, если кто-нибудь заговорит им о приключении какой-либо беды, подобно людям, жившим в дни Ноевы и во дни Лотовы.
Лк.17:31. В тот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их;
В тот день пришествия антихристова «кто будет на кровле», то есть на высоте добродетели, тот не сходи с оной, не спускайся за каким ни есть житейским предметом. Ибо все житейские предметы называются сосудами для человека, служащими иному к добродетели, а иному к злодеяниям. Итак, стоящий на высоте добродетели, не сходи ни за чем житейским и не спадай со своей высоты, но противься злобе и не ослабевай.
и кто будет на поле, также не обращайся назад.
Подобно и тот, «кто будет на поле», да не обращается назад. Ибо находящемуся в поле, то есть в мире сем возделывающему добродетель не должно обращаться назад, но должно простираться вперед, как и в другом месте сказано: «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк.9:62).
Лк.17:32. Вспоминайте жену Лотову.
Господь представляет в пример жену Лотову. Она, обратившись назад, стала соляным столпом (Быт.19:26), то есть, не удалившись от злобы, осталась при ее солености, сделавшись совершенно злой, и, погрязнув и оставшись во зле, составляет памятник поражения, которое она потерпела.
Лк.17:33. Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее.
Потом Господь присовокупляет относящееся также к вышесказанному: «Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее». Никто, – говорит, – в гонение антихриста не старайся сберегать свою душу, ибо таковой погубит ее. А кто предаст себя на смерть и вообще на бедствия, тот спасется, не преклоняясь пред мучителем из любви к жизни. Выше Господь сказал, что стоящий на высоте добродетели не должен сходить с оной за житейскими предметами, не должен увлекаться ни приобретением, ни имуществом и из-за них ослабевать в борьбе. Подобно и теперь, простираясь далее, говорит: и что Я говорю, не сходи за сосудами? Нет, не оставляй добродетели и из-за внешних благ, ни даже из-за самого сбережения души не решайся преклониться пред обольстителем и гонителем.
Евангелист Матфей (Мф.24) говорит, что все это Господь сказал о пленении Иерусалима, намекая на осаду от неприятелей и на то, что при нашествии римлян должно бежать от них без оглядки: находящимся на кровле не нужно сходить в дом, чтобы взять что-нибудь из житейского, но должно тотчас бежать, ибо тут не время спокойствия, чтобы собирать сосуды; равным образом, находящимся в поле не нужно возвращаться домой, а даже и тому, кто будет дома, нужно бежать. Ничего впрочем нет удивительного, если это сбылось при взятии Иерусалима и опять сбудется в пришествие антихриста, особенно же, если пред самым временем кончины (мира) имеет быть невыносимо тяжела скорбь.
Лк.17:34. Сказываю вам: в ту ночь будут двое на одной постели: один возьмется, а другой оставится;
И отсюда мы научаемся тому, что пришествие Господа воспоследует неожиданно и внезапно. Ибо сказание, что «двое... будут... на одной постели», показывает беззаботность людей. Равно и молотье обозначает неожиданность пришествия. Научаемся еще и тому, что пришествие последует ночью. Итак, Господь говорит, что и из богатых, покоящихся на постели, одни спасутся, а другие нет. Некогда Господь говорил, что богатые с трудом спасаются (Мф.19:23–24). Теперь Он показывает, что не все богатые погибают, не все бедные спасаются, но и из богатых один возьмется и будет восхищен «в сретение Господу» (1Сол.4:17), как легкий духом и небесный, а другой оставится внизу, как осужденный.
Лк.17:35. две будут молоть вместе: одна возьмется, а другая оставится;
Лк.17:36. двое будут на поле: один возьмется, а другой оставится.
Подобным образом и из бедных, которые означены мелющими, один спасется, а другой нет. Ибо не все бедные праведны: иные из них бывают воры и подрезывают кошельки. Молотьем указывается на многотрудность жизни бедных.
Лк.17:37. На это сказали Ему: где, Господи? Он же сказал им: где труп, там соберутся и орлы.
Когда ученики спросили Господа, куда взяты будут сии, Он отвечал: «где труп, там... и орлы»; то есть, где Сын Человеческий, там все святые, легкие и высоколетающие, тогда как грешники тяжелы и потому остаются нанизу. Как тогда, когда лежит мертвое тело, все плотоядные птицы слетаются к нему, так и тогда, когда явится с небес Сын Человеческий, умерший за нас и вмененный в труп, соберутся все святые и самые Ангелы. Ибо с ними придет Он в славе Отца и в несказанном блистании. Хотя Он наименовал это время ночью, но Он назвал его так потому, что оно неожиданно и что грешников тогда обнимет тьма. Но праведникам свет воссияет, да и сами они просветятся, как солнце (Мф.13:43).

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
Лк. 17, 26-37). "Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее". Нужно понимать так: сберегать душу свою значит жалеть себя; а губить душу - не жалеть себя; надобно только подразумевать: на пути заповедей Господних, или в работании Господу. И выйдет так: кто работает Господу в исполнении Его заповедей, не жалея себя, тот спасается; а кто жалеет себя, тот погибает. Стань жалеть себя, непременно уж окажешься нарушителем заповедей, и, следовательно, рабом неключимым; а неключимому рабу какой приговор? "Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов". Потрудитесь наблюсти за собою хоть в продолжении одного дня, и увидите, что саможаление кривит все дела наши и отбивает охоту делать их. Без труда и напряжения ничего не сделаешь; а понудить себя жаль, - вот и остановка. Есть дела, которые, хочешь - не хочешь, надо делать. Такие дела делаются неопустительно, хоть и трудновато. Но тут саможаление побеждается саможалением. Не станешь делать - есть будет нечего. А так как дела заповедей не такого рода, то при саможалении они всегда опускаются. И на худые дела поблажка тоже делается из саможаления. Жаль отказать себе в том, чего захотелось - желание и исполняется; а оно или прямо грешно, или ведет ко греху. Так жалеющий себя всегда - что должно, того не делает, а что не должно, в том себе поблажает, и выходит никуда негожим. Какое же тут спасение?

Сегодняшнее Евангелие — о бедствиях, грядущих на вселенную. Как это было, например, с жителями Содома, которые были злы и сильно согрешили против Господа? Обратите внимание, что эти люди были многократно предупреждены. Ной был проповедником правды допотопному миру, а Лот — содомлянам. Они слушали предупреждение Божие, они внимали ему. Они любили повеселиться и при этом были весьма деловыми людьми. Если бы, как жители Ниневии, они покаялись в молитве и посте, то могли бы в безопасности есть и пить, потому что в одном этом нет греха для человека. Но они продолжали грешить, наслаждаясь миром и безопасностью, пока не совершился над ними суд. И мы видим, как Бог заботится о сохранении Своих. Ной вошел в ковчег, и был спасен. Лот вышел из Содома и избавился от смерти. Гибель, которой они нисколько не страшились, наступила внезапно. Пришел Потоп, и погубил всех грешников земли. Огонь и сера пролились с неба и погубили всех грешников Содома. Господь показывает, сколь неожиданной будет гибель тех, кто сегодня бесстыдно грешит и смеется над покаянием.

«Так будет и в тот день, — говорит Христос, — когда Сын Человеческий явится». Человечество предупреждено Самим Христом. Апостолы, мученики, святые, преподобные и праведные повторяли это во всех веках после Него. Неужели все напрасно? Казалось бы, слово Спасителя, сказанное Им при всех, разбудит многих, если не всех. Но что мы видим?

Накануне последнего Божия посещения ученики Христовы и их последователи должны отделить себя от неверующих иудеев и идти туда, куда укажет им Господь. Это их бегство из Иерусалима должно быть быстрым. Не должно быть никакого промедления из-за заботы о мирских делах. «В тот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их». Лучше будет им оставить все имение свое, чем стеречь его и погибнуть с неверующими в Господа. Их заботой будет — поступить как Лот и его семейство. «Спасайтесь от рода сего развращенного». И когда будет исход, они не должны думать о возвращении. «Вспоминайте жену Лотову» и не оглядывайтесь назад, как она. Не жалейте оставить место, предназначенное к гибели.

Не надо оглядываться назад, чтобы не возникло искушение вернуться назад. Господь говорит, что не будет другой возможности спастись. «Кто станет оберегать душу свою (жизнь свою), тот погубит ее». Но кто будет рисковать своей жизнью, тот сохранит ее, потому что ему дано будет узнать вечную жизнь.

Все, кто старается жить по правде Божией, несомненно, спасутся, но многие из них — с трудом. Когда Божии суды открываются все попаляющим пламенем, Господь хранит Своих: «В ту ночь двое будут на постели: один возьмется, а другой оставится». Рано или поздно обнаружится, что Господь знает, кто Его, а кто — нет. Это разделение совершится во всех местах, всюду, где распространится Царство Божие. «Где, Господи?» — сказали они. Ответ Спасителя — звучит как пословица: «Где труп, там соберутся и орлы». Святые отцы дают двойное толкование этих слов. Где бы ни скрывались нечестивые, суды Божии найдут их. Как орлы устремляются на добычу, так правда Божия настигнет всякое зло.

Где бы ни находились верные, хранимые Господом, они радостно встретят Христа лицом к лицу. Где Христос, там соберутся верующие в Него — у Креста, который просияет вечной славой Его. Все, запечатленные именем Христовым, встанут рядом с Ним и примут от Него благословение бесконечной любви.

Протоиерей Александр Шаргунов

0

79

3 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 90 зач., XVIII, 15-17, 26-30

15Приносили к Нему и младенцев, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же, видя то, возбраняли им.
16Но Иисус, подозвав их, сказал: пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие.
17Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него.

26Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?
27Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.
28Петр же сказал: вот, мы оставили все и последовали за Тобою.
29Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, 30и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Приносили к Нему и младенцев, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же, видя то, возбраняли им. Но Иисус, подозвав их, сказал: пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть царствие Божие; истинно говорю вам: кто не примет царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него.
Пример детей также ведет к смиренномудрию. Господь сим научает быть смиренными, принимать всех и никого не презирать. Ученики считали недостойным Такого Учителя — приносить к Нему детей. А Он показывает им, что нужно быть так смиренными, чтоб не гнушаться и самыми малыми. Таким образом, не отвергнув младенцев, но с удовольствием приняв их, Господь “делом” учит смиренномудрию. Учит Он и “словом”, говоря, что таковых есть царствие небесное, кои имеют расположение детское. Дитя не превозносится, никого не унижает, незлобиво, бесхитростно, ни в счастии не надмевается, ни в скорби не уничижается, но всегда совершенно просто. Посему, кто живет смиренно и незлобиво, и кто принимает царствие Божие как дитя, то есть без коварства и любопытства, но с верою, тот приятен пред Богом. Ибо кто излишне любопытствует и всегда спрашивает: как это? — тот погибнет с своим неверием и не войдет в царствие, которого не хотел принять в простоте, без любопытства и со смирением. Посему все апостолы и все в простоте сердца уверовавшие во Христа могут быть названы детьми, как и Сам Господь назвал апостолов: “Дети! Есть ли у вас какая пища?” (Иоан. 21, 5). А мудрецы языческие, доискивающиеся премудрости в таком таинстве, каково царствие Божие, и не хотящие принять оное без рассуждения, по справедливости отторгнуты от этого царствия. Господь не сказал: “этих” есть царствие, но “таковых”, то есть кои добровольно приобрели себе незлобие и смиренномудрие, которое дети имеют по природе. Итак, все церковное, что составляет царствие Божие, будем принимать без любопытства, с верою и смирением. Ибо любопытство свойственно самомнению и самомудрованию.

Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу, Петр же сказал: вот, мы оставили все и последовали за Тобою. Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для царствия Божия и не получил бы гораздо более в сие время и в век будущий жизни вечной.
После того, как богач, услышав об отречении от богатства, опечалился, Господь чудесным подобием объясняет, как трудно имеющим богатство войти в царствие Божие. Не сказал Он, что им (богатым) невозможно войти, но трудно. Ибо таковым не невозможно спастись. Раздав богатство, они могут получить небесные блага. Но сделать первое нелегко, потому что богатство связывает крепче клея, и тому, кем оно возобладало, трудно отказаться от него. Ниже Господь объясняет, как это бывает невозможно. Удобнее, говорит, верблюду сквозь игольные уши пройти, нежели богатому спастись. Верблюду пройти сквозь игольные уши решительно невозможно, будешь ли разуметь под верблюдом самое животное, или какой-то корабельный толстый канат. Если же удобнее верблюду поместиться в игольные уши, нежели богатому спастись, а первое невозможно, то тем более невозможно спастись богатому. Что же нужно сказать? Прежде всего то, что богатому действительно невозможно спастись. Не говори мне пожалуй, что такой-то, будучи богат, роздал, что у него было, и спасся. Ибо он спасся не в богатстве, но когда сделался бедным, или спасся как домоправитель, но не как богатый. А иное дело домоправитель, иное богач. Богач сберегает богатство для себя, а домоправителю вверено богатство для других. Посему и тот, на которого указываешь, если спасся, то спасся не с богатством, но, как мы сказали, или тем, что отказался от всего, что он имел, или хорошо распоряжался имением, как домоправитель. Потом заметь и то, что богатому невозможно спастись, а имеющему богатство трудно. Господь как бы так говорит: кто одержим богатством, кто находится у него в рабстве и подданстве, тот не спасется; но кто имеет богатство и держит его в своей власти, а не сам у него находится под властию, тому трудно спастись по немощи человеческой. Ибо невозможно не злоупотребить тем, что мы имеем. Поелику, доколе мы имеем богатство, дьявол старается уловить нас, чтоб мы употребляли оное вопреки правилам и закону домоправления, — и трудно бывает избегнуть его сетей. Посему бедность доброе дело, и она почти неискусима. “Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу”. Кто имеет человеческий образ мыслей, то есть увлекается дольним и пристрастен к земному, тому, как сказано, спастись невозможно, а для Бога это возможно; то есть, когда кто будет иметь советником своим Бога и в учители себе возьмет оправдания Божии и заповеди о нищете, и будет призывать Его в помощь, тому возможно будет спастись. Ибо наше дело желать добра, а совершать оное дело Божие. И иначе: если мы, возвысившись над всяким человеческим малодушием относительно богатства, пожелаем даже друзей приобресть себе неправедным богатством, то мы спасемся и провождены будем ими в вечные обители. Ибо лучше, если мы откажемся от всего или, если не откажемся от всего, по крайней мере сделаем бедных соучастниками, и тогда невозможное сделается возможным. Хотя не отказавшись от всего нельзя спастись, но по человеколюбию Божию возможно бывает спастись и в том случае, если несколько частей уделить на действительную пользу. — При сем Петр спрашивает: “вот, мы оставили все”, и спрашивает не для себя только, но для утешения всех бедных. Дабы не одни богатые имели благие надежды получить много, как отказавшиеся от многого, а бедные не имели надежды, как отказавшиеся от малого и посему малую награду заслужившие, для сего Петр спрашивает, и слышит в ответ, что и в нынешнем, и будущем веке получит воздаяния всякий, кто бы ни презрел ради Бога свое имение, хотя бы оно было и мало. Ты не на то смотри, что оно мало, но что это малое заключало в себе все средства человека к жизни, и что, как ты надеялся на многое и великое, так он этим немногим и малым надеялся поддержать свою жизнь. Не говорю уже о том, что имеющий малое имеет большую к нему привязанность. Это видно на отцах. Имея одно дитя, они обнаруживают к нему большую привязанность, нежели тогда, когда у них детей бывает больше. Так и бедный, имея один дом и одно поле, сильнее их любит, нежели ты многие. Если и не так, а у обоих равномерна привязанность, то равно достойно и отречение. Посему и в настоящем веке они получают во много раз большее воздаяние, подобно как сии самые апостолы. Ибо каждый из них, оставив хижину, ныне имеет блистательные храмы, поля, приходы, много жен, привязанных к ним горячностию и верою, и вообще все прочее. Да и в будущем веке получат они не множество подобных полей и телесных наград, но вечную жизнь.

Святитель Феофан Затворник.
(1 Тим. 5, 22-6, 11; Лк. 18, 15-17, 26-30). "Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него". Как же это принимать, как дитя? А вот как: в простоте, полным сердцем, без раздумываний. Рассудочный анализ неприложим в области веры. Он может иметь место только в преддверии ее. Как анатом все тело разлагает о подробности, а жизни не видит, так и рассудок - сколько ни рассуждает, силы веры не постигает. Вера сама дает созерцания, которые в целом представляют веру, всецело удовлетворяющею всем потребностям естества нашего, и обязуют сознание, совесть, сердце принять веру. Они и принимают, и приняв, не хотят уже отстать от нее. Тут происходит то же, что с вкусившим приятной и здоровой пищи. Вкусив однажды, он знает, что она пригодна и принимает ее в ряд питающих его веществ. Химия, ни прежде, ни после, не помощница ему в этом убеждении. Убеждение его основано на личном опыте, непосредственно. Так и верующий знает истинность веры непосредственно. Сама вера вселяет в нем непоколебимое убеждение, что она вера. Как же после того вера будет верою разумною? В том и разумность веры, чтоб непосредственно знать, что она вера. Рассудок только портит дело, охлаждая веру и ослабляя жизнь по вере, а главное кичит, и отгоняет благодать Божию: зло в христианстве первой важности.

Проповедь протоиерея Виталия Головатенко.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Не однажды Христос ставил Своим ученикам и окружающему Его народу в пример детей, их непосредственность и свежесть восприятия окружающего мира, самих себя и Бога. Вот и сейчас Он говорит: «Истинно говорю вам, кто не примет Царства Божия как дитя, тот не войдет в него».

И в самом деле, давайте внимательнее присмотримся, вслушаемся, вдумаемся в собственное наше восприятие Царствия Божия: как мы его понимаем? Не бывает ли так, что мы придумываем это царство для себя таким, каким мы хотим его видеть, в котором нам было бы удобно? Иными словами, не уподобляемся ли мы тем иудеям времен мессианской эпохи, времени ожидания пришествия Спасителя, которые видели в Мессии Спасителя только для избранных, то есть для самих себя, а не для всех людей?

Они ожидали Мессию как земного царя. Не Царя Царства Небесного, а земного иудейского царя, который весь мир покорит иудеям, и то не всем иудеям, а избранным, настоящим чадам Авраама, каковыми они себя считали. И они на мессианском пиру воссядут рядом с Ним, ближе всех к Нему, а остальные все народы и недостойные с их точки зрения их соотечественники и соплеменники будут либо служить им как рабы, либо вообще будут уничтожены.

Вот и мы. Не представляем ли мы себе Царство Небесное, как царство для нас, для избранных, для благочестивых, для набожных, для послушных. Иными словами, не ждем ли мы Мессию для себя и Царства Небесного только для себя? Это ведь в сущности и есть тот предрассудок, который мешает нам видеть истину. А дети лишены подобных предрассудков, ну если, конечно, таковые не внушены им их родителями и наставниками, то есть если эти дети не оказываются соблазненными. И тогда, как Христос предупреждает в другом Своем слове, горе такому соблазнителю, «который соблазнит единого от малых сих».

Так вот, слышащие это слово, изумляются, кто же может спастись? То есть кто же может, будучи взрослым, сформировавшимся человеком вдруг стать ребенком? Обратиться, то есть перемениться и стать ребенком и по-младенчески чисто, непосредственно, без всякого лукавства, без всякой задней мысли, без всякого двоедушия и лицемерия воспринимать истину такой, какая она есть?

И Христос, понимая, о чем вопрос, отвечает: «Невозможное человекам возможно Богу». Другими словами, да, это трудно, это невозможно, но если вы захотите до такой степени обратиться, до такой степени измениться, чтобы стать детьми, то Бог вам поможет. Он силен это сделать. Он силен обратить вас по восприятию вашему истины в ее чистоте в детей. И тем самым, восприняв истину не такой, какой вы хотели бы ее видеть, а такой, какая она есть, и приняв ее до конца, вы сможете войти в Царствие Божие.

Петр, словно возражает и говорит: Ну вот мы оставили все и последовали за Тобою. Обратите внимание, как мудро отвечает Христос. Он не говорит, да, вы войдете в Царство Небесное обязательно. Нет, Бог ничего не гарантирует и не предрекает нечто окончательно. Он знает, что человек переменчив в своих состояниях, в своих настроениях, и тот же Петр, который действительно всегда стоял горой и скалой за Христа, за Учителя, за Его учение, трижды отречется в критический момент. Но Христос очень мудро отвечает: Нет никого, кто оставил бы все самое дорогое ради Царствия Божия, и не получил бы гораздо более оставленного и теперь и в будущей жизни вечной.

И вот здесь еще один камень преткновения. Давайте задумаемся, а для какого царствия мы действительно готовы все оставить? Если ради своего придуманного царствия Божия, то сколько бы мы ни оставляли, это будет в конечном итоге лицемерием с нашей стороны. Потому что мы оставляем все это не ради Царствия Божия, а ради своего представления о Царствии Божием, то есть ради самих себя. И не Царствие Божие наша конечная цель, а «я» в Царствии Божием. То есть мы опять возвращаемся к проблеме собственного эгоизма, который и здесь нас подстерегает, даже во святом Царствии Божием.

И вот, чтобы этого не случилось с нами, Христос и указывает нам простой путь: обратиться и стать как дети, отбросить все свои предрассудки, предрассуждения, мнения собственные свои о Царствии Небесном и о Нем как о Царе этого Царствия, и воспринимать Его в чистоте, без всякой примеси своего, эгоистического, того, что нам ближе, что мне по сердцу, что мне милее.

Если мы будем к себе внимательнее, то обнаружим, что читая Священное Писание, особенно Евангелие, мы не все воспринимаем одинаково. Какое-то слово нам очень близко, очень дорого и зажигает душу, а иное порой даже вызывает какой-то внутренний протест. И не стоит как-то стараться обойти все это, замазать проблему, перешагнуть через себя. В конце концов она обязательно созреет и может стать непреодолимой преградой на пути в Царствие Небесное.

Нужно обязательно вернуться к этому месту, еще и еще раз его прочитать, вчитаться в него, вдуматься и попытаться понять, что же мне мешает принять это слово Христа или дело Его. Не этот ли мой внутренний эгоизм, не какой-то скрытый предрассудок о Христе и о Его учении? Потому что, только преодолев себя, преодолев свое эгоистичное представление о Христе и о Его Царстве, мы действительно сможем войти в него.
И да поможет нам на этом пути Бог. Аминь.

Проповедь протоиерея Льва Большакова.

«Приносили к Нему и младенцев, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же, видя то, возбраняли им. Но Иисус, подозвав их, сказал: пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им; ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него… Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу. Петр же сказал: вот, мы оставили все и последовали за Тобою. Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной».

Так вот. О том, как приобретается Царство Божие. Оказывается, мы необходимо должны приобретать Царство Божие через потерю здесь того, к чему прилепились наши сердца и чем они нагрузились. Нагрузились самостностью, гордыней и всем тем, что отяжеляет и как-то старит душу, что отличает ее от детскости.

Ну конечно, мы все здесь понимаем, что речь идет не о детскости как не вполне развитом уме или слабости. Речь идет о детскости, как о чистоте, искренности, а главное, как о способности к вере. В каком смысле? В каком смысле можно говорить о вере дитяти? Пусть, скажем, о ребенке, который не научен христианской вере? В каком смысле он учит нас вере? А в том смысле, что вера непременно в себе содержит доверие. Верность солдата и доверие ребенка. Без доверчивости к Богу веры нет. Она, конечно, проверяется и верностью.

И, в конце концо,в завершение того, что мы читали сегодня, говорит именно об этом. На вопрос Петра, который удивляется: «вот, мы оставили все и последовали за Тобою». Он, действительно, как верный воин Христов последовал за Ним. И на вопрос этот Господь отвечает: «истинно говорю: нет никого, кто не оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной».

Итак, оскудение этой жизни, потеря в этой жизни, которая совершается ради верности Богу, не от отвращения к тому, кого мы любим, не от пренебрежения благами бытия земного, а потому что это бывает, очень часто бывает, необходимо, чтобы совершить главное. Чтобы остаться воином Христовым, бывает необходимо оскудеть имением своим, радостью своей, и сердечной и телесной. И это одновременно с тем, что надо иметь в себе и детскость доверия, внутреннюю чистоту.

Когда ребенок глядит на мать, или чего-то от нее ожидает, или от отца, он ожидает от нас так, как если бы мы были всемогущи. Разве есть сомнение в том, что мама сделает, если он ожидает от нее этого? Или отец защитит? Ему довольно быть на плечах у отца, чтобы ликовать, как он возвысился, и сердце ребенка спокойно и радостно.

Ребенок не задет теми искушениями, нечистотой и всякими соблазнами, которыми просто пронизано искушенное, к сожалению, сердце взрослого человека. Потому что он их не знает, не грешит, потому что не знает греха, не обучен ему. Как заставить себя разучиться греху, забыть его, не прилепляться к нему? Это же усилие ежесекундное: все время в себе расчищать место для Бога. Божий ли свет коснется души, которая каким-нибудь порочным впечатлением помрачилась? Нет, не коснется. Значит, стоит ради того, чтобы свет Божий коснулся души моей, постоянно оберегать ее от соблазна, как бы отталкивать его, отгонять его. Тот же Господь и поможет такому усердию.

Не в том тут только дело, в этом отрывке ведь и говорится о детях в храме, чтобы нам не возбранять детям присутствовать на нашем богослужении и вообще бережно относиться к их присутствию среди нас - это, конечно, само собой. Но и в том дело, чтобы в себе ту чистоту, которую принимает Господь, уберечь от изъяна. А когда она уже изъедена как-то, так Господь вернет ее, если мы того захотим, и будем бороться за нее, усердствовать в этом. И при этом сохранить в себе мужество: все оставить ради Царства Божия.

Положим, если такая мысль в голову явится неожиданно, может и напугать: что мне придется оставить, что оторвут от моего сердца, если сейчас оно к чему-то прилепилось, и любит, и связано с чем-то. Не надо заранее так думать. Мы должны ко всему отнестись с благоговением, с благодарностью Богу за те радости, которые Он нам дает. Но на каждый день достаточно своих забот, своих жертв. И в тот момент, когда Господь от нас требует выбрать между Царством Божиим и самостью, мы, если будем верны Богу, найдем способ собрать мужество и выбрать Божие. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов
Кто узнал благодать Божию, будет естественно желать, чтобы Христос благословил и его детей. Мы видим, как приносят ко Господу младенцев, вероятно, еще не умевших ходить, может быть, даже грудных. Но никто не бывает слишком мал или слишком юн, чтобы нельзя было ему предстать пред Господом.

Одно благодатное прикосновение Христа исполняет детей блаженства. «Их приносили к Нему, чтобы Он коснулся их». Мы не должны удивляться, что когда мы обращаемся ко Христу или желаем, чтобы наши дети были с Ним, это может вызвать чье-то недовольство. Увы, порой даже в Церкви. «Ученики, видя это, возбраняли им». Многих из тех, кому возбраняют ученики, их Учитель зовет к Себе. Господь говорит: «Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им». Пусть никто и ничто — ни при каких переменах времени — не мешает детям приходить ко Христу! Дети тех, кто принял крещение и принадлежит Царству Божию, должны так же принадлежать этому Царству. «Подобно тому, как дети свободных рождаются свободными», — говорит святой Иоанн Златоуст.

И те взрослые наиболее приятны Господу, кто с детской верой принимает Его. «Кто не примет Царства Божия как дитя, не войдет в него», — говорит Христос. Это значит — с благодарностью и смирением, с радостной готовностью ответить всею своею жизнью на дар Христов. Пока не достигнет человек этого устроения всецелой самоотдачи, вон не сможет никогда войти в Его Царство.

Как достигнуть этой детской легкости, кто же может спастись, — вопрошают ученики, когда Господь в продолжении Своей мысли приводит притчу о верблюде и иголке и о гибельном уповании на земное богатство, на свои собственные силы. Если человек стоит перед выбором — отвергнуться всего или лишиться Христа, то кто может спастись? Они понимают, что Христос не может требовать неразумного. Но они знают также, как сильно сердца человеческие привязаны к миру, и как многие готовы отчаяться, видя невозможность одолеть земное притяжение. Поистине есть такие трудности на пути нашего спасения, которые не могут быть никогда преодолены. Только всесильной благодатью Божией. «Невозможное человекам возможно Богу». Его благодать может так воздействовать на душу, что она перерождается в самой своей основе, во всех своих наклонностях и предпочтениях, и устремляется в сторону, противоположную греху.

В нас есть склонность говорить слишком много о том, что мы оставили и утратили ради Христа. И даже Петр, как мы видим, обнаруживает это: «Вот мы оставили все и последовали за Тобою». Он не мог умолчать о своей любви ко Христу, проявившейся в оставлении всего и следовании за Господом, куда бы Он ни пошел.

Что бы мы ни оставили ради Христа, нам будет с избытком воздано в этом мире и в будущем. Нет никого, кто оставил бы удобства и выгоды или своих близких ради Царства Божия и не получил бы во много раз больше в это время, в радости покаянием очищенного сердца и общения с Богом, — несравненного ни с чем воздаяния за все свои потери. А в век будущий — жизни вечной, того, к чему устремляются сердца младенцев и святых.

***
«Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним». Что значит это прикосновение? Мы знаем, что прикосновением Господа много раз совершались чудеса. Однако здесь не сказано, что дети были больны. Очевидно, родители искали для своих детей через это прикосновение защиты от бед. Чтобы никакое зло не могло прикоснуться к ним. Они верили, что благословение Христово благотворно подействует на их души. И потому принесли детей ко Христу, чтобы Он прикоснулся, зная, что Он может прикоснуться к их сердцам, когда родители еще не могут наставить их. Потому святая Церковь с самого начала совершает крещение маленьких детей и причащает их – ради веры родителей и восприемников. Теперь, когда Христос пребывает в славе на небесах, мы можем приносить к Нему наших детей, зная полноту и вездеприсутствие Его благодати и обетование, данное нам и детям нашим.

Господь восходит ко Кресту. Час, ради которого Он пришел в мир, приближается. Именно в это время приходят к Нему матери со своими детьми. «Ученики же не допускали приносящих». Они знали, что тучи сгущаются над головой их Господа. И они не хотели, чтобы Ему теперь бессмысленно досаждали. Не понимая, что именно в это время для Него было утешением видеть детей рядом с Собой. Мы знаем, с какой исключительной заботой и любовью Христос относился к детям, а дети – к Нему. Когда Он родился в мир, тысячи Вифлеемских младенцев, как Его телохранители, по выражению святителя Филарета Московского, жизнь свою положили, чтобы спасти Его от меча Ирода. И вместе с ангелами Рождественской ночи сподобились воспеть: «Слава в вышних Богу». Христос решительно вмешивается – Он не может допустить, чтобы Его ученики отгоняли детей. «Увидев то, Иисус вознегодовал». Христос очень гневается на Своих учеников, если они препятствуют кому-то приходить к Нему. «Пустите детей приходить ко Мне». Те, кого мир не принимает в расчет, первыми входят в Царство Божие.

Во все времена мы должны помнить о пении «осанна» младенцев и грудных детей при входе Господа в Иерусалим. Господь пришел, чтобы установить Царство Божие среди людей, и возвестил, что это Царство принадлежит детям. И у всех, кого Христос благословляет, должно быть по-детски доверчивое сердце. «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». Это значит, у нас должно быть такое же отношение ко Христу и Его благодати, какое имеют маленькие дети к родителям, няням и учителям. Мы должны быть любознательными по отношению к духовному как дети, учиться как дети и верить как дети тому, что нам Церковь преподает. Ум ребенка – чистая бумага, на ней можно писать что угодно. И таким же должен быть наш ум по отношению к тому, что хочет написать на нем Святой Дух. Дети исполнены доверия. Ребенок не ждет плохого ни от кого. Он может подружиться с любым незнакомцем. Он не научился еще подозревать мир во зле. Он верит в лучшее в других. Мы знаем, как опасно это может быть для него, особенно в сегодняшнем мире, и потому должны сознавать, насколько велика наша ответственность за детей. Дети незлопамятны. Как часто родители бывают несправедливы к своим детям, но дети зла не помнят. Так что им даже не нужно прощать. «Прощайте, и простится вам» – таков путь в Царство Небесное. Дети подчиняются власти, и такими же должны быть мы. Маленькие дети полностью зависят от попечения и мудрости своих родителей, их носят на руках, они принимают то, что им дают. И так же мы должны принимать Царство Божие, со смиренным преданием себя Христу и радостной зависимостью от Него. Мы должны возлюбить чистое словесное молоко, и узнать, что нас как маленьких детей из ложечки, постоянно питает Своей Пречистым Телом и Кровью Господь.

Он принял детей и дал им все, что нужно. «И, обняв их, возложил руки на них и благословил их». Его просили, чтобы Он прикоснулся к ним, а Он сделал большее. Он обнял их, а в одной из древних рукописей сказано «взял их на руки». Мы знаем это изображение в катакомбах Спасителя, прижимающего агнцев к Своей груди. Есть овцы, и есть агнцы. Было время, когда Сам Христос был носим на руках праведного старца Симеона. Теперь Он берет этих детей, не жалуясь на тяжесть ноши, но радуясь ей. Он «возложил руки на них и благословил их». Блаженны дети, чья жизнь определяется этим Господним благословением.

И невозможно поверить, что кто-то, называя себя христианином, не любит детей. Кто не любит детей, тот не христианин и не человек.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ :  АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

80

4 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28,

38В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой;
39у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.
40Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне.
41Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, 42а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.

27Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!
28А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.
Велико благо и от гостеприимства, как показала Марфа, и не нужно пренебрегать им; но еще большее благо - внимать духовным беседам. Ибо тем питается тело, а сими оживляется душа. Не для того, - говорит, - существуем мы, Марфа, чтобы наполнять тело разными яствами, но для того, чтобы творить полезное душам. Примечай и благоразумие Господа. Он ничего не сказал Марфе прежде, чем от нее получил повод к упреку. Когда же она покусилась отвлечь свою сестру от слушания, тогда Господь, воспользовавшись поводом, упрекает ее. Ибо гостеприимство дотоле похвально, доколе оно не отвлекает и не отводит нас от того, что более нужно; когда же оно нам начнет препятствовать в важнейших предметах, тогда довольно предпочесть ему слушание о божественных предметах. Притом, если сказать точнее, Господь возбраняет не гостеприимство, но разнообразие и суетность, то есть развлечение и смущение. Для чего, - говорит, - Марфа, ты заботишься и печешься о многом, то есть развлекаешься, беспокоиться? Мы имеем нужду в том только, чтоб сколько-нибудь поесть, а не в разнообразии яств. - Иные слова "одно только нужно" разумели не о пище, но о внимании к учению. Итак, сими словами Господь научает апостолов, чтобы, когда они войдут в чей-либо дом, не требовали ничего роскошного, но довольствовались простым, не заботясь более ни о чем, как о внимании к учению. - Пожалуй, разумей под Марфой деятельную добродетель, а под Марией - созерцание. Деятельная добродетель имеет развлечения и беспокойства, а созерцание, став господином над страстями (ибо Мария - значит госпожа), упражняется в одном рассмотрении божественных изречений и судеб. - Обрати внимание и на слова: "села у ног Иисуса и слушала слово Его". Под ногами можно разуметь деятельную добродетель, ибо они означают движение и хождение. А сидение есть знак неподвижности. Итак, кто сядет при ногах Иисусовых, то есть, кто утвердится в деятельной добродетели и чрез подражание хождению и жизни Иисуса укрепится в ней, тот после сего доходит до слышания божественных речений или до созерцания. Поскольку и Мария прежде села, а потом слушала слова. - Итак, если ты можешь, восходи на степень Марии чрез господство над страстями и стремление к созерцанию. Если ж это невозможно для тебя, будь Марфой, прилежи деятельной стороне и чрез то принимай Христа. - Приметь сие: "которая не отнимется у неё". Подвизающийся в делах имеет нечто такое, что отнимается у него, то есть заботы и развлечение. Ибо, достигши до созерцания, он освобождается от развлечения и суетности, и таким образом у него нечто отнимается. А подвизающийся в созерцании никогда не лишается сей благой части, то есть созерцания. Ибо в чем больше он будет успевать, когда достиг самого высшего, разумею, созерцания Бога, что равно обожению? Ибо кто удостоился зреть Бога, тот становится богом, так как подобное объемлется подобным.

Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

Тогда как фарисеи и книжники порочат чудеса Господа, жена, лицо бесхитростное и простое, прославляет Его. Где те, кои говорят, что Господь явился призрачно? Ибо вот свидетельство, что Он и сосцами питался! А Он ублажает тех, кои соблюдают слово Божие, впрочем, отнюдь не с тем, чтобы Мать Свою лишить ублажения, но с тем, чтобы показать, что и Она не получила бы никакой пользы от того, что родила Его и питала сосцами, если бы не имела всех прочих добродетелей.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//55/646/55646080_1267040678_810.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Евангельская Мария вся устремлена к Богу, ее взор обращен к Нему. Она у ног Господа, чтобы лучше слушать слово Его. Он — Сам Слово, и она хочет не просто слушать Слово, но, слушая, принимать Господа в Себя. Она принимает Его в доме видимом, чтобы принять Его в доме, который есть она сама. Она исполнена любви, для нее естественно сидеть у ног Его. И Господь говорит в ответ на ее любовь. Чтобы стать зримой, любовь, исходящая от Господа, должна иметь любовь приемлющего ее. Его любовь подобна светильнику, который Он доверяет ее хранению. Она — хранительница Его любви, потому что она уже любит. Господь дает Ей, потому что она уже имеет. Как Он Сам говорит: «Имеющему будет дано». Она слушает слова — в их совершенстве и новизне. Каждое слово отмечено тем, что оно Господне. Каждое слово исполнено вечного значения, оно всегда совершенно, и всегда исходит из своего источника. Господь открывает Себя любовью. Он без конца дает людям новое выражение любви, которое они могут понять. Его слово будет хранить это сияние до скончания мира. Потому что Господь — в том, что Он говорит. Она восприемлет в слове Господа Его Самого. Через слово она питает свою душу Господом. Точно так же Пречистая Дева «входит воспитатися во Святое Святых». Ее жизнь и Ее помыслы — в Господе. Она будет жить у ног Господа, внимая Его словам, рядом с Его Божеством. Как удивительно это событие, происходящее в доме Марфы, где сестра ее Мария являет для нас прообраз другой Марии — Божией Матери!

Марфа тоже действует любовью. И она все делает ради служения Господу. Она пригласила Господа и устроила Его встречу со своей сестрой. Но потом она более занята не столько Самим Господом, сколько Его нуждами. И наступает момент, когда она не видит ничего, кроме своего служения, которое всецело совпадает с ее собственными желаниями. Сам Господь как бы совершенно исчезает. Она удаляется от Него. Марфа не понимает состояния своей сестры. Вначале, когда она пригласила Господа в свой дом, и Мария села у Его ног, все было в порядке. Теперь она хочет установить свой собственный порядок, как она сама его определяет. Она обращается ко Господу, но не для того, чтобы обратить внимание на Него, но для того, чтобы Он обратил Свое внимание на нее и на ее дела. Не Он уже решает, а она. Она принуждает Его сказать слова, которые желала бы услышать от Него: «Господи, или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне». Она не понимает, что заповедь Господня — любовь, и что Мария отвечает этой заповеди. Любовь для нее может быть только деятельной. И она хочет предложить ее всем, согласно своим понятиям. Если Господь присутствует здесь, Он должен оценить значение дел и потребовать, чтобы были дела.

Господь говорит, и Мария слушает. Марфа прерывает слово Господа. Она перебивает молитву. Время молитвы должно быть всегда даром Господа. Он определяет меру, продолжительность и глубину молитвы. Слова, которые Он произносит, — слова любви. Они приводят к любви. Кто прерывает беседу Господа с Его избранными учениками, не почитает дело любви. Время, посвященное молитве, — время любви Господней. И Мария — вся слух. Она несома словом Божиим, в ней нет ничего, что требовало бы перерыва для общения с Господом. И Господь сказал ее сестре в ответ: «Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется от нее».

Господь позволяет Марфе вмешаться. Нельзя сказать, что это вмешательство — по воле Господней. Оно — не по Его воле. Но Он употребляет его на пользу, направляя Марфу на истинный путь. Ответ Господа очень серьезен и значителен. Он соединяет на все времена жизнь деятельную и созерцательную. Господь показывает Марфе, что ее намерения чрезмерны, что она слишком многое решает по своему разумению. То, что Марфа требует от Марии, она по существу требует и от Господа — чтобы Он замолчал. Пусть Он перестанет говорить, чтобы Мария занялась делом. Пусть Мария перестанет сидеть у ног Господа и пусть Господь перестанет говорить слова благодати и любви.

Но поскольку Марфа не удалена от Господа, и в конце концов ищет истинного блага, — ведь у нее есть вера, и она по-своему любит Господа, — она слышит слово, обращенное к ней. Теперь слово Христово производит в ней благодатное действие. Она слышит упрек, но как воздаяние за него, она слышит также это важное слово о «едином на потребу». «Одно только нужно». Из этого «единого на потребу» она не исключена. Но это «единое на потребу» — в Господе, и оно устанавливает общение между Господом и Марией. Это «единое на потребу» — в целостности Его любви, содержащей Его истину. И оно открывает Его общение с Отцом и Духом Святым, но также и со всеми людьми. Это «единое на потребу» обозначает нашу жизнь как путь, как восхождение во Святое Святых. Все двери открыты ему, но только в любви и истине. Это «единое на потребу» совершенно сокровенно и обретается в сокровенном общении. Оно единое, как един Бог в Троице. Это «единое на потребу» соединяет Господа и Марию, но обращено ко всем. Господь обращается к Марфе, чтобы и она вошла в то, что «одно только нужно» и что защищено Его любовью.

Часть, которую избрала Мария, — Господь Бог, «лучшая часть». И поскольку Господь Бог — превечная любовь, и Он приходит к людям любовью, и путь Его — только любовь, в Нем нет ничего кроме любви. Любовь — это лучшая часть, которую избрала Мария. Избрать — означало для нее предать себя вольно любви, чтобы посвятить свою жизнь тому, на что укажет любовь. Она входит в поток любви, и этот поток пронизывает ее. И полнотою любви она постигает то, что Господь предлагает ей. Избрать этот ответ любви Господу было для нее лучшей частью, потому что это была часть Господа, потому что это было самое великое, что Он предлагает людям.

Мы не можем не сознавать, до какой степени эти слова относятся к Пречистой Деве Марии. Эта любовь явилась в тайне Ее Введения во храм, в Ее вхождении во Святое Святых. И «сие не отнимется от Нее». Ибо эта часть принадлежит Богу. Она должна остаться с Ней, иначе умалится Господь. Потому что Его любовь не может сообщаться людям, если останется без ответа. Он сохранил эту лучшую часть для избранной Им от всех родов, избравшей Его более всех людей. В этой лучшей части сокрыто самое глубокое, что есть в тайне Его Воплощения. И потому Он нуждается в свидетельстве Марии и другой Марии, Божией Матери, и всех верующих во имя Его. Господь нуждается в этом служении. И, принимая это служение под Свой Божественный покров, Он открывает одновременно, что иерархия ценностей в Церкви должна определяться согласно Его разумению, а не разумению человеческому. Каждый из нас должен быть на страже того, чтобы Мария (и другая Мария) могла исполнить свое служение в мире.

Все, что мешает любви, может исходить только от недостатка любви. Господь содержит в Своих руках жизнь Марфы и жизнь Марии, и всех нас. Но только в благодатном созерцании, в пребывании во Святое Святых — вечная судьба человека. Господь укрепляет призвание Марии и расширяет его, давая в нем Марфе место, которое ей принадлежит. И ей Он обещает участие в Божественной жизни, при условии, что она не будет вмешиваться в то, что составляет «единое на потребу», но поможет осуществить его.

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О двуедином служении

Почти на все Богородичные праздники на литургии читается Евангелие, которое на первый взгляд не имеет прямого отношения к Божией Матери. Читается о том, как Господь однажды был в доме женщины по имени Марфа, и как сестра ее Мария "села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении". А в конце этого чтения присоединяется отрывок из другой главы, где упоминается о Божией Матери, но вроде бы даже и не к славе Ее. Там Господь, по-видимому, не одобрил восклицание некоей женщины: "Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие"!

Но тексты эти глубоко не случайны. В Марфе и Марии воплотились два пути, которые всегда стояли перед человеком в христианском обществе: либо трудиться в миру во славу Божию, либо всецело посвятить себя Богу. И на том и на другом пути можно спастись. Но и для Марфы, и для Марии есть опасность - считать свой путь единственным угодным Богу. Причем, увидеть и оценить духовное не каждому дано, и чаша весов человеческой славы обычно склоняется в сторону внешнего. Укорила именно Марфа Марию, сказав: "Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить"? И поэтому Господь укорил именно Марфу: "Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется от нее". До этого Господь ничего не говорил Марфе, не осуждал ее трудов. И несомненно, если бы Мария укорила Марфу, дескать, скажи ей, Господи, пусть все бросит и тоже посидит послушает, - то Господь и ее укорил бы, мол, ты сидишь, а она трудится...

А Пресвятая Дева Мария сподобилась послужить и Человечеству Иисуса Христа: носить Его во чреве, питать грудью, одевать, готовить Ему еду. И Она же с самого начала молитвенно и созерцательно предстояла пред Его Божеством. А для нашего спасения одинаково необходимы: и спасающее Божество Господа Иисуса, и Его жертвенное Человечество. И возражая женщине, возвеличившей только чрево и сосцы, Господь вовсе не уничижил этого. Он просто уравновесил весы, положив на другую чашу: "Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его". И то, что сказала женщина, и то, что сказал Господь, - всецело относится к Пресвятой Деве, ибо Она с самого начала "сохраняла все слова сии в сердце Своем" (Лк. 2, 52).

И как Господь подчеркивает не увиденное людьми, точно так же и Сама Мария, когда пришла к Елизавете и услышала восторженную похвалу Себе как Божией избраннице, - в ответ воспела хвалу Богу, избравшему Ее: "Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем!.."

// Которая одна только во всем мире смогла соединить в Себе два великих, ни для кого более не совместимых служения, Божественное и Человеческое. Как и Сам Господь Иисус Христос, рожденный Ею, Один только во всем мире соединил в Себе Бога и Человека.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

81

5 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 95 зач., XIX, 12-28.

12Итак сказал: __ некоторый человек высокого рода отправлялся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство и возвратиться; 13призвав же десять рабов своих, дал им десять мин* и сказал им: употребляйте их в оборот, пока я возвращусь.
14Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, сказав: не хотим, чтобы он царствовал над нами.
15И когда возвратился, получив царство, велел призвать к себе рабов тех, которым дал серебро, чтобы узнать, кто что приобрел.
16Пришел первый и сказал: господин! мина твоя принесла десять мин.
17И сказал ему: хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов.
18Пришел второй и сказал: господин! мина твоя принесла пять мин.
19Сказал и этому: и ты будь над пятью городами.
20Пришел третий и сказал: господин! вот твоя мина, которую я хранил, завернув в платок,
21ибо я боялся тебя, потому что ты человек жестокий: берешь, чего не клал, и жнешь, чего не сеял.
22Господин сказал ему: твоими устами буду судить тебя, лукавый раб! ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял;
23для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я, придя, получил его с прибылью?
24И сказал предстоящим: возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин.
25И сказали ему: господин! у него есть десять мин.
26Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет;
27врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною.
28Сказав это, Он пошел далее, восходя в Иерусалим.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Итак сказал: некоторый человек высокого рода отправлялся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство и возвратиться; призвав же десять рабов своих, дал им десять мин и сказал им: употребляйте их в оборот, пока я возвращусь. Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, сказавши: не хотим, чтобы он царствовал над нами.
Мне кажется, что люди сии, слыша о царствии Божием, понимали оное чувство о благоволении будто бы Божием на освобождение народа еврейского, посему и предполагали, что Иисус, восходя в Иерусалим, примет это царство. Но Господь, дабы показать им, что они рассуждают неразумно, ибо царствие Его не чувственное, а вместе выразить и то, что Ему, как Богу, известны их помыслы, говорит настоящую притчу, выводя Себя в лице человека высокого рода. Ибо хотя Он соделался человеком, но не отступил и от высоты и благородства божества. Совершив же таинство домостроительства во плоти, снова отправился в дальнюю страну, то есть, дабы и по человечеству сесть с плотию одесную престола величия на небесах (Евр. 8, 1). Ибо как Бог — Он всегда восседал с Отцом, а как человек — Он тогда сел, когда вознесся, ожидая, доколе враги положены будут под ноги Его (Евр. 10, 12. 13). А это будет в конце мира, когда все и нежелающие покорятся Ему, уверовав, что Господь Иисус Христос во славу Бога Отца (Филип. 2, 11). “Граждане” его суть иудеи, ненавидящие Его. “И видели, — говорит Он, — и возненавидели и Меня, и Отца Моего” (Иоан. 15, 24). Они не хотели, чтоб Он царствовал над ними. Посему, отрекаясь от Его царства, и говорили Пилату: “нет у нас царя”, и опять “не пиши: Царь Иудейский” (Иоан. 19, 15. 21). Однако же Захария взывает: “Ликуй от радости, дщерь Сиона: се Царь твой грядет к тебе праведный и спасающий” (Зах. 9, 9); и Исаия: “вот, Царь будет царствовать по правде” (32, 1); и Давид: “Я помазал Царя Моего над Сионом” (Псал. 2, 6). Иудеи возненавидели Господа, а Он рабам Своим дал десять мин. “Рабы” Его суть те, коим вверены служения в церкви. Говорится, что их “десять”, по причине совершенства церковного предстоятельства. Ибо порядок в церкви имеет совершенное устроение предстоятелей, и не было нужно их ни больше, ни меньше. Например, мы видим в церкви три следующие действия: очищение, просвещение и совершение, три и степени, между которыми разделены эти действия. Диаконы очищают оглашением и учением, пресвитеры просвещают крещением, архиереи на священные степени поставляют и совершают, то есть рукополагают. Видишь ли, степени соразмерены с действиями, и степеней предстоятелей ни больше, ни меньше? Сим-то рабам Господь раздает десять “мин”, то есть дарований, которые каждому даются на пользу (1 Кор. 12, 7). Ибо всяк, кому вверено предстоятельство, хотя бы недостоин был, имеет дарование от самого помазания, и это есть поистине великое таинство человеколюбия и домостроительства Божия.

И когда возвратился, получив царство, велел призвать к себе рабов тех, которым дал серебро, чтобы узнать, кто что приобрел. Пришел первый и сказал: господин! мина твоя принесла десять мин. И сказал ему: хорошо, добрый раб: за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов. Пришел второй и сказал: господин! мина твоя принесла пять мин. Сказал и этому: и ты будь над пятью городами. Пришел третий и сказал: господин! вот твоя мина, которую я хранил, завернув в платок, ибо я боялся тебя, потому что ты человек жестокий: берешь, чего не клал, и жнешь, чего не сеял. Господин сказал ему: твоими устами буду судить тебя, лукавый раб: ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял; для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтоб я, пришед, получил его с прибылью? И сказал предстоящим: возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин. И сказали ему: господин! у него есть десять мин. Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет: врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною. Сказав это, Он пошел далее, восходя в Иерусалим.
“Когда возвратится” Христос, благородный и по человечеству (ибо Господь происходил из царского рода), и по божеству, во второе Свое пришествие, когда Он явится с апостолами Царем, грядущим во славе Отца, и когда поклонится пред Ним всякое колено, тогда точно потребует отчета и от рабов, кои получили дарования. Открывается, что один принес пользу многим и умножил дарование в десять раз; другой также принес пользу, но меньшему числу; а третий решительно никому не был полезен, но время деятельности провел в праздности. Посему тот, кто принятое им умножил в десять раз, поставляется над десятью городами, то есть получает власть над десятью городами, следовательно, во много раз награждается. Сообразную награду получает и следующий за ним. А тот, который не принес никакой прибыли, осуждается. Посмотрим, что он говорит: “господин, вот твоя мина”, возьми ее; “я хранил ее, завернув в платок”. На главу Господа умершего положен был плат (Иоан. 20, 7), и лицо Лазаря во гробе обвязано было платком (Иоан. 11, 44). Посему нерадивец сей справедливо говорит, что он завернул дарование в платок. Ибо, сделав оное мертвым и бездейственным, он употребления из него не сделал и прибыли не принес. “Ибо я боялся тебя, — говорит, — потому что ты берешь, чего не клал”. Многие отзываются таким предлогом. Не желая быть кому-нибудь полезными, они говорят: где Бог не посеял даровитости и способности, там не ищи жатвы. Такого-то Он не создал даровитым и способным к научению: что же от меня требовать пользы ему? Посему и Господь говорит: ты учи и отдай серебро Мое труженикам, то есть всем людям, назначенным для получения пользы. Ибо каждый человек поставлен от Бога торжником, чтобы в великой рабочей мира сего делать обороты. И “чтобы я, пришед, получил его с прибылью”, то есть вытребовал бы обратно с прибылью. Нам должно делать свое дело, а о последующем Бог будет судить тех, кои не пожелают воспользоваться. Дарование отнимается и дается доброму делателю. Хотя он и имеет, но посему-то самому ему полезно получить больше. “Имеющему дано будет”, то есть кто чрез хорошие обороты составил богатые средства, тому дано будет и больше. Ибо, если он малое увеличил в десять раз, то, очевидно, удесятерив большее, доставит господину еще больше прибыли. А от нерадивого и ленивого, и не постаравшегося принятое им умножить, и то самое, что он имеет, возьмется, дабы не лежало без пользы имение господина, когда оно может быть отдано другому и во много раз увеличено. Мы понимаем это не о слове только и учении, но и о нравственных добродетелях. Ибо и в них Бог дал нам дарования, одному поста, другому милостыни, иному кротости, иному смирения. И если мы будем бодрствовать, то умножим сии дарования; если же будем небрежны и добровольно умрем, то впоследствии будем слагать вину на Бога, как обыкновенно мы говорим: что ж мне делать? если такой-то будет свят, то потому, что Бог благоволит ему, и он свят; а мне не благоволит, и я не свят; и тот был Петр, иной Павел. Безумный человек! Самая мина (данная тебе) делает тебя Петром и Павлом. Делай по силе и принеси что-нибудь давшему, если не столько, сколько Петр и Павел: ибо они получили по мине, и ты мину. И потом, нисколько не подвигнувшись на делание добра, ты обвиняешь Бога! Посему, оказываясь недостойными дарований, мы лишаемся оных. “Врагов” же “моих”, говорит, тех, кои не хотели, чтоб я царствовал над ними, “приведите” сюда “и избейте” предо мною: то есть иудеев, которых Он предаст погибели, послав их в огнь вечный. Да, несчастные и здесь, то есть в мире сем, они избиты были римскими войсками, и еще хранятся и будут храниться на избиение там.

Святитель Феофан Затворник.

(2 Тим. 1, 1-2. 8-15; Лк. 19, 12-28). Притча о десяти минах изображает всю историю человечества до второго пришествия Христова. Господь говорит в ней о Себе, что Он идет через страдания, смерть и воскресение к Отцу Небесному принять царство над человечеством, которое все - Его родовое достояние. Оставшиеся на земле делятся на две половины: на рабов, поработивших себя Господу через послушание вере, и на нехотящих иметь Его царем и работать Ему, ради неверия своего. Тем, которые приступают ко Господу верою, с готовностью работать Ему, даются дары Святого Духа в св. таинствах: это мина - и каждый верующий получает ее на служение в кругу верующих. Когда все из рода человеческого, способные покоряться Господу, покорятся Ему, тогда Он снова придет, как принявший Царство. Первым делом Его будет рассудить рабов, кто что приобрел данною благодатью, а потом последует суд и над теми, которые не захотели иметь Его царем, т. е. , или не уверовали, или отпали от веры. Напечатлей эти истины в уме своем и не отводи от них внимания, ибо тогда будет решение, которому уж не жди перемены. Бегай неверия; но и веруй не праздно, а приноси и плоды веры. Обретши тебя верным вмале, Господь и над многим тебя поставит.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Эта притча — о нашей жизни и смерти, и о Втором Пришествии Христовом. Когда Христос вознесся на небо, Он был подобен этому человеку, отправившемуся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство. Отправляясь в путь, Он позаботился о том, чтобы снабдить Свою Церковь всем необходимым во время Своего отсутствия. «Призвав же десять рабов своих, дал им десять мин». Мы знаем, что мина — это денежная единица того времени, как и «талант», про который мы слышим в параллельной притче Евангелия от Матфея. Ни один человек не лишен своей мины, своего таланта. Господь никого не забывает, от каждого желая получить отдачу по его силам. Он хочет, чтобы мы не пребывали в праздности, а умножали Его дарования.

Далее мы слышим о гражданах страны, ненавидевших этого господина «высокого рода» и продолжавших враждовать против него, даже после его ухода. «Не хотим, чтобы он царствовал над нами», — сказали они. Это исполнилось в неверности богоизбранного народа после Вознесения Господня. Иудеи в большинстве своем не захотели склонить свою выю под иго Христово. И это относится ко всем неверующим во Христа. Они не возражают, чтобы Христос спас их, но не хотят, чтобы Он был их Царем. Участь этих людей — вечные муки и смерть: «Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною».

И вот мы видим из притчи, что один из рабов оказался ленивым и лукавым. Он возвращает своему господину всего лишь одну мину, которая была ему дана и которую он «хранил, завернув в платок». Кажется, что он как будто ничего плохого не сделал, но Господь выносит ему строгий приговор: «Возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин… сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет». Дар и ответственность — нераздельны. Неверный раб думал только о себе и о своей безопасности. Он ничем не рисковал и ничего не достиг. Его не интересовало дело Господа, он не думал о спасении своей души, а только о спасении своей шкуры. Тот, кто боится подвергнуть опасности свою жизнь, не будет рисковать ради Господа.

И суд над ним совершается согласно его выбору. То, что было дано ему, отнимается от него. Ибо «кто спасет свою жизнь, тот погубит ее», говорит Господь. Внешняя тьма, в которую извержен раб лукавый и ленивый, — образ окончательного отделения от Господа, от света Его Божественного добра.

Эта притча — о том, как велика наша ответственность пред Богом и другими людьми. И страшен суд над нашей не имеющей извинения безответственностью. «Для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я, придя, получил его с прибылью?» — спрашивает Господь. Все определяется не внешними результатами, а мерой верности Господу, отдачей своей жизни другим людям. Сколь многие из нас и в храм Божий ходят, и все соблюдают, но как-то осторожно, с оглядкой, будто боятся слишком много сделать для Бога. Они вполне благочестивые христиане, но им страшно, как бы вдруг Господь не потребовал от них все, что у них есть, их самих. В то время как Господь говорит: «Сыне, дай Мне твое сердце».

Жизнь, отданная другим, это и есть обретение всего, что хочет нам дать Господь. Есть в духовной жизни непреложный закон: чем больше мы отдаем другим людям, тем больше приобретаем сами. Это закон горения — свечи, пламенеющего сердца, когда оно может, отдавая себя другим, рождать бесчисленное количество вновь горящих свечей, посвященных Богу.

Нет такого человека, который не мог бы по дару Христа этому научиться. Каждый из нас, получивший свое дарование от Господа, призывается к служению другим людям, ибо через эту отдачу себя он приобщается любви Христовой — тому богатству, которое у Него есть. А лукавый и ленивый раб думал только о себе. Не было у него благодарности Богу, и это лишило его Царства Небесного.

Если я, подобно лукавому и ленивому рабу, буду, по-видимости, соблюдать все положенное по закону, думая только о том, как бы избежать наказания и опасаясь всякого риска, — как узнаю я о непостижимой никаким умом отдающей себя до конца любви Христовой? Как на Страшном Суде не окажусь вне милосердия Божия?

Тайна жизни заключается в любви — в том, чтобы быть благодарным Богу за все Его дары. Быть способным принести их Ему без остатка и узнать, что радость нашего Господа, которую Он приобрел дорогою ценою, нам принадлежит. И для того дается нам жизнь, чтобы мы могли войти в эту радость и быть сонаследниками Господа нашего вовеки.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь священника Георгия Полякова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Только что прочитанный текст Евангелия от Луки повествует нам, как Христос рассказал дивную и весьма глубокую по своему содержанию притчу о минах. Поводом для ее произнесения послужили слова, сказанные Иисусом в доме Закхея: «ныне пришло спасение дому сему».

Его слушателями были не только ученики, а вероятно и бывшие у Закхея гости, которые поняли это возвещение в том смысле, что Христос скоро откроет Царство Божие для всего иудейского народа. В это время в иудейском обществе царил дух ожидания политических и исторических перемен. Победоносные слова Христа были восприняты как надежда о скорейшем освобождении евреев от ненавистного ига Римской Империи. Чтобы рассеять их ложный восторг и направить размышления собравшихся к более глубокому пониманию сказанного, Иисус и рассказал им притчу о минах.

Речь идет о человеке высокого рода, который отправлялся в дальнюю страну для того, чтобы получить себе царство и снова возвратиться. Подобный образ взят, скорее всего, от положения в то время царской власти в Иудее. Иудейские цари должны были отправляться для утверждения в своем царском достоинстве в Рим. Так делал Архелай, сын Ирода Великого, так поступил и Ирод Антипа, тетрарх Галилеи. Но перед отъездом богатый господин призвал к себе 10 рабов своих и дает каждому мину, приказав, чтобы серебро, данное им, было пущено в оборот. Мина – это 100 драхм, около 25 рублей. Одна мина в то время равнялась оплате за три месяца работы на полях.

Но вот, граждане, получив наказ господина, возненавидели высокорожденного своего хозяина и послали вслед за ним посольство, сказав: не хотим, чтобы он царствовал над нами.

Прошло определенное время. И господин тот возвратился в свою страну и настойчиво требует дать ему отчет, кто и как использовал свое серебро. «Заметьте, - говорит Ориген, - не к господину идут на отчет, а сам господин приходит к ним». А это значит, никуда не скрыться, никуда не спрятаться и придется держать ответ перед всемогущим хозяином о его поручении. Одни догадались, что от них будет потребован отчет, и поступили благоразумно, приумножив свою мину, пустив ее в оборот. Ростовщичество у евреев было строго запрещено, но оно дозволялось по отношению к язычникам.

В книге Второзакония указывается: «Иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост». И далее: «с иноземца взыскивай, а что будет твое у брата, прости». Несмотря на все подобные постановления в то время, однако, ростовщичество процветало неограниченно, пишут многие историки. Не подлежит сомнению, что еврейские ростовщики по всей Палестине занимались такого рода предприятиями. Хорошо зная подобное проявление жизни, господин и указывает своим рабам совершать финансовые сделки. В переводе с греческого подобное выражение более точно означает рождение, рост, прибыль.

«Первый пришел, - повествует евангелист Лука, - и сказал: «господин! мина твоя принесла десять мин». «Хорошо, добрый раб! - незамедлительно последовала похвала, - за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов».

Да, это была воистину царская награда, достойное достойному, заслуженное заслуженному. Но вот пришел ленивый раб, и прежние ласковые, нежные, тихие речи сменяются грозным дыханием бури. От радости с первым верным тружеником не оставалось и следа. Лукавый раб закопал свою мину в землю и еще обвинил хозяина в жестокости и несправедливости по отношению к нему.

Закопать талант – это был обычный способ того времени, чтобы сохранить деньги в потаенном месте, известном только самому закапывающему. В ответ звучит грозный приговор: «Возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин…приведите и избейте его пред моим взором».

У евангелиста Матфея повествуется подобная притча по содержанию, но она заканчивается так: «выбросите его в тьму внешнюю». Подобное выражение встречается только у евангелиста Матфея. Тьма внешняя это тьма вне дома. Это образное выражение указывает на темные улицы восточного города и на положение человека вне Царства, вне радости, вне жизни. Тьма – это состояние мучения, смерти, ада, где нет Господа, где нет Бога, Творца и Подателя всего видимого и невидимого.

Притча о десяти минах ярко и проникновенно изображает всемирную историю всего человечества до второго пришествия Христова. Прежде всего она обращена к израильскому народу, который отверг Мессию, как Бога, как Спасителя. Еврейский народ, доверившись своим лицемерным и духовно слепым религиозным законодателям, был тем лукавым и ленивым рабом, участь которого предрешена. Пройдет немного времени и громогласное «распни» полностью затмит разум иудеям.

Возможно эту трагедию предвидел Христос, сказав в этой притче такие слова: «твоими устами буду судить тебя, лукавый раб». А в момент Своей крестной агонии с болью и состраданием добавит: «прости им, Отче, ибо не ведают, что творят».

«Притча о минах не оставляет своих рассуждений на внешней одной мысли, - пишет святой Василий Великий, - но предполагает шествие ума к предмету рассуждения». Христос, Который вчера, сегодня той же и вовеки обращается с глубоким проникновенным и живым Своим словом и к нашему поколению, ко всему человечеству в целом. Сказанная Христом притча о минах затрагивает основную и важную сторону бытия: как жить в этом мире? Различные дары Господь щедро преподает каждому человеку и его задача свободно использовать в своей жизни степень Божественной благодати. В каждом прожитом дне, в каждом совершенном поступке, в каждом сказанном слове, в каждой выраженной мысли надо стремиться приумножать данный Богом талант. Это творческий акт, добровольный, но обязательный.

Никто в этом мире не забыт. Каждому дается проявление духа на пользу. «Одному дается Духом слово мудрости, - пишет апостол Павел в своем Послании к Коринфской Церкви, - другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно».

Таланты, данные Богом каждому человеку, изо дня в день надо приумножать в поте лица, чтобы они влились в общую Божественную стихию. Ибо в этом и заключается смысл и завершение человеческой жизни. В этом предел человеческих исканий и полнота человеческого счастья. В этом его блаженство и несказанная радость. Там, на Синайских высотах, через древний Израиль Бог поставил перед человечеством право выбора. «Жизнь или смерть предложил Я тебе, благословение или проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое».

Наверное самый тяжелый труд задал Бог человеку - научиться отличать истинную жизнь от ложной, которая есть смерть. Люди зажигаются горячей верой, душа как чаша переполняется радостью от благодати Божественной, умиротворением, детской невинностью, девством, святостью, но эта ревность постепенно угасает, остывает, охлаждается. Наступает полная духовная деградация, неверие, распущенность, откровенная безнравственность, утрата страха Божия, реальное слабоумие.

В чем причина? В чем корень непостоянства Творцу? Где и когда человек стал лукавым и ленивым делателем нивы Божией? Наверное, оттого, что человек, соблазняясь своей техногенной жизнью, оценив свои достижения и достоинства, возомнил себя центром своей жизни, стал глух к голосу неба.

Духовное делание прекратилось. Требование к себе смягчилось. Гордыня возымела его на мнимый пьедестал святости. В результате сам человек лишает себя дара благодати, духовной крепости, чистоты жизни. Он становится сосудом порока и греха.

Никто не знает, когда придет Судия, никто не знает, когда вострубит Ангел с небес, но будет это точно. Поэтому нам не надо расслабляться, впадать в духовную спячку. Надо быть всегда бдительным, быть подвижником. Нельзя верить и духовно жить время от времени в зависимости от своего настроения, желания, разумения.

Христос сказал: Я есть путь. И этот путь есть вся наша жизнь в Нем без остановки, без передышки, без остатка. Путь туда через Гефсиманию к Голгофе, на крест, к Богу, ибо только там и с Ним воскресение, Пасха, вечность в Царстве Небесном. На этом нелегком пути встречаются сомнения, колебания, овраги, пустыри, перекрестки и коварные развилки, падения, возвращения. Но главное, не совершать одно – губительной остановки, мертвого внутреннего застоя, быть глухим к голосу своей совести, избегать(?) смертельной беспечности и самовозвышения.

И Господь ответит на крик нашей души, наполнит дни нашей жизни смыслом и содержанием, коснется светлым и живительным даром наше сердце божественной благодатью. И тогда мы убережемся от участи нерадивого раба, зарывшего талант своей жизни в прахе земном. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

82

6 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 51 зач. (от полу́), X, 19-21.

19се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам;
20однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.
21В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

се даю вам власть наступать на змей и скорпионов, и на всю силу вражию, и ничто не повредит вам; однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах.

Прежде сказал евангелист, что Господь послал семьдесят учеников, а теперь говорит, что они возвратились с радостию о том, что они не только от других каких болезней исцеляли, но избавляли еще от большого зла — от демонов. Смотри, как они далеки от высокомудрия; ибо они говорят Господу: “о имени Твоем” повинуются нам бесы, по твоей благодати, а не по нашей силе. А Господь сказал им: не дивитесь тому, что бесы вам повинуются, ибо начальник их давно низвержен и не имеет никакой силы. Хотя для людей это и не было видно, но для Меня, созерцающего и невидимое, это было видно. Как молния спал с неба сатана потому, что он был светом, архангелом и денницею, хотя теперь и стал тьмою. Если же он спал с неба, то рабы его, разумею бесов, чего не потерпят? Некоторые слова “с неба” разумеют так: от славы. Так как семьдесят сказали Господу, что им бесы повинуются, то Он говорит: это и Я знал, ибо Я видел, как сатана спал с неба, то есть лишился славы, которую он имел, и чести. До пришествия Христова его чтили как Бога, а теперь он спал с неба, то есть перестали его почитать за Бога и думать, что он живет на небе. — Се даю вам власть попирать силы его. Ибо змеи и скорпионы суть полки бесов, пресмыкающиеся долу, и те из них, кои язвят более видимым образом, суть змеи, а те, кои более скрытым образом поражают, суть скорпионы. Например, бес блуда и убийства есть змей, ибо он побуждает на видимые злодеяния; а тот бес, который под предлогом болезни, например, преклоняет человека пользоваться банями, благовонными мазями и другими негами, может быть назван скорпионом, так как он имеет скрытое жало и тайно старается ужалить плоть, чтобы послушавшего его ввесть в большее преступление. Но благодарение Господу, давшему власть наступать на них! Впрочем, научая учеников не высокомудрствовать, Господь говорит: однако же не тому радуйтесь, что бесы вам повинуются (ибо от сего получают благодеяние другие, именно получающие исцеление), но более тому радуйтесь, что имена ваши написаны на небесах, написаны не чернилами, но Божиею памятью и благодатию. Дьявол спадает с неба, а люди, на земле живущие, написываются на небесах. Итак, истинная радость в том, что имена ваши написаны на небесах и не забываются Богом.

В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение.
Как добрый отец, увидев детей, успевших в чем-нибудь достойном похвалы, радуется, так и Спаситель возрадовался тому, что апостолы удостоились таких благ. Посему Он благодарит Отца за то, что такие таинства утаены “от мудрых”, то есть фарисеев и книжников, истолковывавших закон, и от “разумных”, то есть учеников этих же книжников. Ибо кто учит, тот мудр, а кто учится и понимает уроки, тот разумен; например, Гамалиил — мудр, а Павел — разумен, ибо первый — учитель, а второй — разумеет то, чему наставляет первый — Господь называет учеников Своих “младенцами”, потому что они были не из искусных в законе, а были избраны большею частою из простого класса народа и из рыбарей. Впрочем, они могли быть названы младенцами и по их незлобию. А те (фарисеи и книжники) не были настоящими мудрецами и разумными, а только казались. Итак, сии таинства утаены от мудрых и разумных, которые казались таковыми, а на самом деле не были. Ибо, если бы они были таковыми, то таинства были бы открыты им. “Ей, Отче” благодарю Тебя, “ибо таково было Твое благоволение” то есть, что такое у Тебя было благоволение и хотение и так было угодно Тебе.

Святитель Феофан Затворник.
(Гал. 5, 22-6, 2; Лк. 10, 19-21). "Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче, ибо таково было Твое благоволение". Вот суд над человеческой мудростью и разумностью. И он видимо исполняется. Откровение теперь перед глазами в Божеских писаниях, и разумники читают его, но не понимают. Дивиться надобно: писано просто, а им все представляется там не так, как написано; словно ослепило их. Младенцы видят и понимают; а для них открытое сокрыто. Такой порядок угодно было учредить Отцу Небесному; стало быть, и нечего спорить. Если бы совсем не было открыто существенно нужное, ну тогда разумники могли бы еще возражать; а то открыто - приходи и бери, затем открыто, чтоб ты брал: стань только младенцем. "Как - я?. . . Ни за что!" Ну, как хочешь; и оставайся себе премудрым и разумным, ничего, однако же, существенно нужного не понимающим и не вмещающим в своей голове, блуждающим среди призраков и иллюзий, порождаемых твоим умничанием и держащих тебя в полном ослеплении, по которому ты думаешь, что ты зрячий, а ты слеп, "мжай", то есть кое-что видишь, как сквозь густую мглу. Но это не указывает тебе настоящей дороги и не ведет к цели, а только держит в неисходном кругу самопрельщения. Избави нас, Господи, от такого страшного состояния!. . .

Протоиерей Александр Шаргунов
Господь благословляет апостолов на новое служение, распространяя его на весь мир. «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов». Они уже употребили эту власть против сатаны, и сейчас Христос наделяет их большей властью. На нашей войне, как на всякой войне, есть сражения наступательные и оборонительные. Прежде всего Господь дает власть наступать — наступать на змей и скорпионов, на всех злых духов, на древнего змия. И Он обещает защитить нас при обороне: «Ничто не повредит вам». Если злые люди — змеи по отношению к христианам, как это особенно ярко проявляется во время гонения на Церковь, если вы живете среди скорпионов, вы можете презирать их ярость и попирать ее. Они могут шипеть, но не могут повредить вам.

Однако смысл и радость нашей жизни — не в этом. «Однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются», — говорит ученикам Господь. Не о том только радуйтесь — главным образом, не о том, — «но радуйтесь более всего, что имена ваши написаны на небесах». Как имена Ангелов, их имена написаны в Книге Жизни, в Книге Агнца. Власть стать чадами Божиими должна цениться больше, чем власть творить чудеса. Потому что мы слышали от Господа о тех, кто во имя Его изгонял бесов и оказался отвергнутым Им в последний день. Но те, чьи имена написаны на небесах, никогда не погибнут. Они — овцы стада Христова, которым Он дает вечную жизнь. Его любовь — путь превосходнейший, более славный, чем дар говорить языками человеческими и Ангельскими.

И мы слышим благодарение, которое Господь приносит Своему Небесному Отцу. Благодарение Богу — тайна Ангелов и святых человеков, потому что, как говорит святитель Григорий Богослов, когда мы благодарим Бога, мы становимся едиными с Ним. С самого начала все разумное творение благодарит Бога. А теперь будет учиться ему во веки веков у Христа. «Он возрадовался духом» — в Духе Святом. Радость Христа — радость Бога, которой Ангелы и люди призваны приобщиться. Прежде чем принести благодарение Отцу, Он исполнился радости. Ибо хвала и благодарение Бога — естественный язык святой радости. Эта радость — корень и источник благодарения. Он благодарит Бога за то, что открыто Отцом через Сына: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли». Ибо советы Божии о примирении человека с Богом уже открылись некоторым из сынов человеческих, которые могут научить также и других. Бог открывает Ангелам и святым то, что было сокрыто от начала мира. Тайны Божии открываются младенцам — тем, кто были младенцами по разумению, пока Бог Духом Святым не вознес их на небесную высоту. Мы должны благодарить Бога за честь, которую Он даровал человеческому и Ангельскому смирению, призывая всех научиться от Него, потому что Он кроток и смирен сердцем. Чтобы все увидели на Кресте Его, что сила Божия поистине в немощи совершается. Он открыл это младенцам, но утаил от мудрых и разумных, языческих философов и иудейских раввинов. Он не открыл им тайну Евангелия. Он не употребил их знания и таланты для проповеди Его Царства. Вы скажете: а как же апостол Павел и другие, подобные ему? Да, Павел был ученейшим мужем среди мудрых и разумных, но он стал как дитя, когда стал апостолом, и ничего не хотел знать, кроме Христа и Христа распятого. Бог показывает в этих Своих судах Свое державное владычество. «Ей, Отче, ибо таково было Твое благоволение». Если Бог дает благодать и познание Своего Божественного Сына тем, кто меньшие, и не дает тем, кто, как нам кажется, с большим успехом мог бы донести спасительное благовестие до других, мы должны со смирением это принять. Он передает Свое Евангелие в руки тех, кто будет действовать с Божией силой, а не с человеческим искусством, которое может быть только препятствием.

Будем молить сегодня наших Ангелов, чтобы и нам даром Божиим было дано знать тайны Царства Небесного и по мере нашего смирения другим открывать их. Радость и благодарение святых и Ангелов превосходит все, когда они видят перед собой Бога и Господа. И когда мы не в суд и во осуждение причащаемся Святых Христовых Таин, соединяясь с Богом, Церковь небесная и земная немолчно вопиет: «Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже!»

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕАПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

83

7 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 71 зач., XIII, 10-17

10В одной из синагог учил Он в субботу.
11Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться.
12Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего.
13И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога.
14При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходи'те исцеляться, а не в день субботний.
15Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?
16сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?
17И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

В одной из синагог учил Он в субботу; там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки; и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер, не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу, и не ведет ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.
Недуг этот с упоминаемою женщиною случился по насилию диавольскому, как и Господь говорит: “которую связал сатана вот уже восемнадцать лет”. Быть может, сатана мучил ее потому, что она оставлена была Богом за какие-нибудь преступления. Ибо он, когда попущается ему свыше от Бога, причиняет всевозможные неприятности телам людей (Иов. 2, 6. 7). Он и в начале был виновником того, что мы лишились нетления, в котором были созданы (Прем. Сол. 2, 23), и что мы соединены теперь с телом болезненным и способным к недугам. Ибо мы это разумеем под кожаными ризами (Быт. 3, 21). Господь самым богоприличным и полновластным повелением прогоняет болезнь этой женщины и возлагает на нее руки, дабы мы познали, что силу и действие Слова носила эта святая плоть. Ибо она была собственная Его плоть, а не другого кого, существующего отдельно от Него и собственнолично, как представляется нечестивому Несторию. Такова благость Господа, и так Он помиловал создание Свое! А сатана, сначала связавший женщину, в досаде на ее освобождение, так как он еще более зла желал причинить ей, связывает завистью начальника синагоги и его устами хулит чудо. Так он везде противится добру! Сей негодует на то, что исцеление совершено в субботу, но Господь обличает его прекрасным примером неразумных животных. Посему не только он, но и все прочие, противившиеся Иисусу, стыдились при таких словах Его. Ибо очень неразумно было возбранять исцеление человека в субботу потому, что будто бы в субботу предписано хранить бездействие. Итак, противившиеся Иисусу стыдились этих слов Его, а народ радовался о делах Его. Тогда как те не радовались о делах, но растаевали завистью при чудесах Христовых, народ, получая пользу от знамений, пользуясь исцелениями, радовался. — Понимай, пожалуй, чудеса эти и относительно внутреннего человека. Ибо душа бывает скорчена, когда она склоняется к заботам только о житейском и не помышляет ни о чем небесном или божественном. Почему и говорится, что она болит восемнадцать лет. Ибо кто погрешает в соблюдении заповедей закона Божия, которых “десять”, и слаб в уповании на “восьмой” век, о том говорится, что он скорчен восемнадцать лет. Ужели не скорчен тот, кто, будучи привязан к земле, и постоянно согрешая, нарушает заповеди и не принимает будущего века? Но Господь исцеляет такую душу в субботу и в синагоге. Ибо когда кто соберет в себе помыслы исповедания (ибо Иуда означает исповедание) и будет хранить (субботу), то есть бездействие во зле, тогда Иисус исцеляет его не словом только, говоря ему: освобожден ты от недуга своего, но и возложением рук.


Проповедь митрополита Антония Сурожского.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Исцеление Спасителем Христом в субботний день женщины, которая 18 лет была согнута болезнью, – один из многих примеров подобных исцелений именно в день субботний. То есть в день, когда по израильскому закону человеку не полагалось совершать никаких дел, полагалось отдыхать. Этот отдых был установлен как бы символом того, что в седьмой день Господь почил от дел Своих, сотворив мир.

Этот день субботний, этот седьмой день был днем, когда человек должен был отдохнуть. Не просто отвернуться от тех трудов, которые приносили ему наживу или были всецело обращены к земле, но собрать в себе новые силы жизни. такое же установление было о земле. Седьмой год был годом отдыха земли. Поле, которое пахали шесть лет, на седьмой год не пахали: давали ему поотдохнуть и только на восьмой год, то есть в первый год новой седмицы его вновь вспахивали. И опять центр тяжести этого закона в том, чтобы в этот год собрались новые жизненные силы и потом могли бы расцвести. И те исключения, относящиеся к отдыху седьмого дня, которые мы находим в Ветхом Завете, именно те, которые поминает Спаситель, направлены к тому же. В день субботний разрешалось отвязать своего осла, своего вола, вести свой скот на водопой, потому что это был день, когда жизнь должна была восторжествовать над трудом. Не праздный отдых, а собирание новых жизненных сил. И Христос так часто совершает чудо в этот седьмой день, как бы подчеркивая, что в этот седьмой день должна вернуться жизнь, должна вернуться целостность, должна вернуться сила всем, кто ее утратил, всем, в ком она начинала погасать.

Но есть еще и другое значение, как мне кажется, этому чудотворению Христову в субботний день. Когда Бог почил от дел Своих, Он не оставил сотворенную Им землю, сотворенный Им космос на произвол судьбы. Он продолжал окружать его заботой и любовью. Но конкретную заботу о земле Он вручил человеку, который принадлежит как бы двум мирам. С одной стороны он от земли, он принадлежит всеми ряду живых существ, который Бог сотворил. А с другой стороны он принадлежит миру духовному. Он не только создан по образу и подобию Божию, но в нем живет дух, который делает его своим и родным Самому Богу. И призвание человека было в том, как говорит святой Максим Исповедник, чтобы, будучи одновременно гражданином царства духа и гражданином земли, соединить землю и небо так, чтобы земля была пронизана Божественным присутствием, пронизана была духом жизни.

Седьмой день – это вся история, во главе которой должен был стоять человек, как бы путеводя весь мир в Царство Божие. но человек своего призвания не исполнил. Он изменил и Богу, и земле, и своему ближнему; и он предал землю под власть темных сил. Он совершил предательство. И земля, ее исторические судьбы и личная судьба человека уже под властью сил зла.

И когда родился Христос, единственный безгрешный, единственный подлинный истинный человек, Он стал средоточием истории, Он стал главой сотворенного мира, Он стал его путеводителем. И поэтому столько чудес совершается Им именно в субботний день, тот день, который есть символ всей человеческой истории. Этими чудесами Он говорит о том, что порядок подлинной истории в Нем восстановлен и Им восстанавливается везде, где человек отвернется от зла, перестанет быть предателем, и войдет в труд Божий о претворении земного мира в мир небесный. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов
Слово Божие напоминает нам о необходимости молитвы. Христос в день субботний по обычаю Своему вошел помолиться в синагогу. Хотя Он молится в пустыне, в уединенных местах, но вместе с верующими людьми Он приходит и в церковь. Не потому что имеет в этом нужду, а чтобы показать нам, как мы должны поступать. Каждый воскресный и праздничный день мы должны обязательно быть в храме. Эта заповедь — наряду с самыми главными древними, ставящими предел распада жизни человеческой, — такая же, как «не убивай», «не воруй», «не блуди».

Об этом сегодняшнее Евангелие. Господь исцеляет женщину от тяжкой болезни. Она была одержима духом немощи, была связана сатаною, согнута к земле в течение восемнадцати лет. Она с трудом передвигалась. И все-таки пришла в храм Божий. Как приходилось удивляться этому раньше, когда в храме были в основном бабушки. Немощные, дряхлые, действительно еле ходят, но ни одной службы не пропускают! И утром, и вечером — потому что душа влечется туда, где Господь, где открывается истинная жизнь. И никакая немощь не является для них преградой. Тем более должно быть стыдно нам, когда Бог не отнял еще у нас здоровье, грубо нарушать одну из основных Его заповедей — пропускать праздничные и воскресные богослужения.

Господь совершает чудо над этой женщиной ради ее верности заповеди Божией. Хотя она уже ни на что не надеется, она готова до смерти нести иго своей немощи. Но ей важно придти туда, где возвещается слово Господне, где дается самое главное для человека. В одно мгновение эта женщина исцеляется, выпрямляется и возносит хвалу Богу.

А состояние ее действительно было ужасное. Согнутая к земле, она ходила почти на четвереньках. Издалека можно было подумать, что это движется какое-то животное. Таково духовное состояние человека после его отпадения от Бога. Не может он выпрямиться, поднять лицо к небу, увидеть лицо другого человека. Только то, что внизу, питает и вдохновляет его. Вся радость его в том, что дает земля. А то, что выше, жизнь вечная, небесная радость, — это недостижимо для него. Как животное стал человек, согнут в три погибели, хотя физически иногда может поднимать голову свою очень высоко.

Святитель Николай (Велимирович), сербский святой, недавно прославленный Церковью, говорит, что, глядя на это чудо, мы можем понять нелепость учения материалистов, рассуждающих о том, что человек произошел от обезьяны: ходил тысячелетиями на четвереньках и потом постепенно выпрямился. В одно мгновение Господь выпрямляет человека, согнутого к земле. И в одно мгновение Он создает человека таким, каким он и должен быть, чтобы участвовать в жизни, созданной для него Господом.

Все видят, как эта женщина выпрямляется и возносит хвалу Господу. И мы видим кроме явления света явление мрака. Как помрачается начальник синагоги, блюститель Божия Закона! Боясь обличить Самого Христа (потому что не находит он для этого внутренних сил), он обращается к народу: «Есть шесть дней, в которые можно исцелять, а седьмой — день покоя, день субботний; и никто не может нарушать его».

Смотрите, что происходит. Свет чуда ослепляет этого учителя веры, и он хочет закрыть его и от других людей. Кому не ясно, что здесь действует Сам Бог. Но начальник синагоги хочет превратить Божие чудо в обыкновенное, ничего не значащее событие. Внешнее соблюдение правил для него дороже всего на свете, и он готов запретить Самому Богу совершать в субботу дела милосердия.

Женщина уже не надеялась ни на что. Но Господь Сам ее позвал. И Сам, прежде чем она обратилась к Нему, совершил это чудо. Если не подойдет к нам Господь, мы погибнем в наших грехах. «Истинно говорю вам, — говорит Он Сам, — если вы не узнаете, что это Я — что Моя благодать, Моя сила, Моя любовь действует в этих знамениях и чудесах, — вы погибнете в грехах ваших».

Благочестие и любовь — это одно и то же явление. Смысл благочестия заключается в любви, в сострадании к другому человеку. Господь говорит: если у кого из вас есть скот какой-нибудь, ослик или вол, неужели в день субботний вы не отвяжете его, чтобы отвести на водопой? Каждый человек это делает, дико было бы и жестоко по отношению к животному не напоить его. Неужели эту дщерь Авраамову, которую связал сатана и мучает уже в течение восемнадцати лет, нельзя освободить от страдания! Не для того ли существует покой субботы? Тайна милосердия Божия, жизнь вечная — вот что такое этот «покой». И только через сострадание, через подлинное благочестие мы можем войти в него.

Господь обличает грех лицемерия. Из всех грехов это самый отвратительный. Мы помним, с каким гневом Господь многократно повторяет: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры». Он никому из простых людей не говорит этих слов: «горе вам» — только фарисеям. Потому что «внешняя видимость при внутренней пустоте» явится «тайной беззакония» в Церкви. «Слушайте слово Господне, — предупреждает пророк Исаия. — Ваших собраний праздничных не могу терпеть — они беззаконие. Праздники ваши ненавидит душа Моя — они бремя для Меня, Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои. Ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь, перестаньте делать зло, научитесь делать добро. Ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1, 14—18). И тогда явится милость Господня, и совершится чудо. Бог есть огонь, говорит преподобный Серафим, не обряды, не пост и молитва, не добрые дела, а огонь, сокрытый в них. Не присутствие наше внешнее на празднике, а присутствие праздника в нас.

Тайна чуда заключается, говорит святой праведный Иоанн Кронштадтский, в нелицемерной искренней молитве. Когда его спрашивали: «За что Господь Вам дает такой удивительный дар?», он отвечал: «Это милость Божия. Я же стараюсь только всегда искренне, от всего сердца молиться и не допускать ни капли фальши в отношениях с Богом и с людьми». Где прямота этих отношений, там свет Христов, там раскрывается чудо любви Божией, там выпрямляются согнутые грехом к земле души.

Женщина, приняв дар исцеления, благодарит Господа. И весь народ изумляется тому, что Господь совершил. Человек, милостью Божией получивший исцеление, не может не благодарить Бога. Это естественно для него. И это есть признак его исцеления, потому что никто не способен приносить хвалу Господу, пока не исцелится его больная душа. Благодать Христова может выпрямить все, что грех искривил в нашей жизни.

Святитель Николай (Велимирович)
Господь наш Иисус Христос посетил землю в силе и смирении, чтобы научить людей боголюбию и человеколюбию.

Люди сами по себе бессильны; боголюбие исполняет их сил. Люди сами по себе кичливы; человеколюбие исполняет их смирения.

Боголюбие порождает и человеколюбие. Ощущение Божественной силы порождает смирение. Всякое человеколюбие без боголюбия ложно; а всякая иная сила, кроме Божественной, кичлива и немощна.

Но человек избрал нечто третье, не являющееся ни боголюбием, ни человеколюбием. Он избрал самолюбие – стену, отделяющую его от Бога и людей и обрекающую на полное одиночество.

Любя исключительно себя самого, человек не любит ни Бога, ни человека. Он не любит человека даже в себе самом. Он любит лишь свое мнение о себе, свой самообман. Если бы он любил человека в себе, то в то же время он любил бы в себе и образ Божий и вскоре стал бы боголюбивым и человеколюбивым. Ибо он искал бы и в других людях человека и Бога, предметы своей любви.

Но самолюбие вообще не является любовью – оно есть отречение от Бога и презрение к людям, явное ли или тайное.

Самолюбие не любовь, но болезнь, и болезнь тяжкая, неминуемо влекущая за собою и другие. Как при оспе жар неизбежно охватывает все тело, так при самолюбии пламя зависти и гнева овладевает всею душою. Самолюбивый человек полон зависти к тем, кто лучше его: или богаче, или образованнее, или более уважаем людьми. А от зависти неотделим и гнев, как жар от пламени; потаенный гнев, который время от времени пробивается на поверхность и, пробившись, обнажает все уродство больного сердца человеческого, отравленного ядом самолюбия.

Сегодняшнее Евангелие рисует нам ясную картину, с одной стороны, предивного человеколюбия Христова и, с другой стороны, отвратительного фарисейского самолюбия с завистью и гневом.

Во время оно, в одной из синагог учил Он в субботу. Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи; она была скорчена и не могла выпрямиться. Субботний день был для иудеев днем соборной молитвы, как для нас, христиан, – день воскресный. И хотя Господь наш Иисус Христос часто уединялся в пустынных местах, где целые ночи проводил в молитве, Он не уклонялся и от соборной молитвы в синагоге с народом. И вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу (Лк.4:16). Таким образом, Он имел обычай ходить в дом молитвы и не избегал молитвы общественной. Несмотря на то, что Господь не имел в этом нужды, Он поступал так по смирению и для примера нам. Сегодня вы от многих услышите гордые слова: «Я молюсь у себя дома, ни к чему мне идти в храм на молитву!» Так говорит неразумие и гордость. А пример Господа нашего Иисуса Христа ясно нас учит, что нужно делать и то, и другое: и тайно молиться в одиночестве, и явно в храме с другими братиями.

Но Господь ходил в церковь не только для того, чтобы молиться, но и для того чтобы учить людей. Сколько раз Он толковал в церкви Священное Писание, сколько предивных поучений дал людям, сколько изрек сладчайших слов, не записанных в Евангелии! И дивились словам благодати, исходившим из уст Его (Лк.4:22). Многие, весьма многие из сих животворящих слов благодати до нас не дошли, однако и дошедших достаточно для нашего умудрения и спасения.

Но Господь наш Иисус Христос ходил в церковь еще и для того, чтобы, если представится случай, своею силою помогать людям и таким образом свидетельствовать о Своем Божестве и мессианстве. Так Своим могуществом Он сотворил дело, о котором и повествуется в сегодняшнем Евангелии. В синагогу пришла и одна женщина, скорченная злым духом, скорченная не на неделю, месяц или год, но на целых восемнадцать лет. И не могла выпрямиться. С головою, пригнутой к коленям, эта несчастная не могла увидеть ни звездного неба над собою, ни человеческих лиц вокруг. Так злой дух постарался изуродовать потомков Адама и Евы, соблазняя их ложным обещанием, что они будут как боги, если только его послушают! И вместо того чтобы стать богами, праотцы человечества тотчас облеклись в звериную шкуру и в прах, а сия дочь их была так отвратительно скорчена, что, должно быть, внушала ужас людям и страх животным. Вот божественное достоинство, которое диавол обещал людям! И не могла выпрямиться. Восемнадцать лет не могла выпрямиться, но ползала по земле, согнутая, как тетива, с головой, склоненной к коленям. Разве это можно назвать жизнью? Нет, не жизнью, но наказанием. Недуг этой женщины был таким страшным и таким долгим, что видящие ее первый раз от нее шарахались, а знающие ее давно уже смотрели на нее не как на человеческое создание, но как на сухое искривленное дерево, которое остается только срубить и бросить в огонь. Это жестокосердие людей по отношению к уродам воистину не менее уродливо, чем само уродство. Но се, Человеколюбец, с вниманием и сожалением взглянувший на это несчастное человеческое создание и увидевший в нем не сухое искривленное дерево, но дочь Авраамову, душу, сотворенную Богом и достойную милости Божией.

Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. Сие дивное чудо сотворил Господь не по мольбе и не по вере женщины, но по Своему собственному побуждению и могуществу. Не является ли это ясной отповедью злорадно желающим умалить Божественное величие чудес Христовых, говоря, что якобы они были возможны только в результате самовнушения тех, над кем совершались? Где хоть капля какого-нибудь знахарского самовнушения у этой скорченной женщины? Она не могла даже видеть лица Христова от своего недуга. Она не просила Христа о милости и ни одним знаком не выразила свою веру в Него. Кроме того, эта женщина не была рядом со Христом, и не сама она приблизилась к Нему, но Он ее подозвал. Как пастырь, что увидел свою овцу, запутавшуюся в терниях, едва живую и безгласную, и сам первый позвал ее! Так и милосердный Господь, Пастырь Добрый, сам позвал свою овцу, которую связал сатана. Прежде всего Он обращается к ней: женщина! Он не говорит: калека! или: уродка! или: тень жизни! или: грешница! Но: женщина! Самим этим словом Господь ей возвращает ее утраченное достоинство. Затем Он освобождает ее от недуга и, наконец, возлагает на нее Свои пречистые руки. Чтобы был совершен дар Небесного Подателя земнородным! Сначала – сочувственный взгляд, затем – всемогущее слово, и в конце – милующая рука! Все то, чего эта женщина была лишена целых восемнадцать лет, Он дает ей. Ибо если кто-нибудь когда-нибудь и жалел ее, сожаление это было не чистым, но смешанным со страхом за себя и гордостью. Если кто-нибудь когда-нибудь и обращался к ней, то делал это по необходимости и тут же убегал от нее. А если кто-то, по необходимости же, вынужден был дотронуться до нее, то дотрагивался кончиками пальцев и спешил вымыть руки. А Господь наш Иисус Христос нарочно подзывает ее к Себе, и говорит ей цельбоносные слова, и возлагает на нее обе Свои цельбоносные руки. Он обращается с этой неизвестной женщиной, как отец со своей дочерью. Если бы таковая милость была направлена на сырую землю или на яркое солнце, земля бы сотряслась и солнце заплакало. Но эта милость была направлена на скорченную женщину, и женщина тотчас выпрямилась. Как кривой позвоночник выпрямился, не сломавшись? Как неподвижная шея повернулась без боли? Должны были пройти миллионы лет, говорят бессловесные умы в наше время, чтобы обезьяний позвоночник выпрямился и обезьяна стала человеком! Говорят так, не зная силу и могущество Бога Живаго. Взгляните, потребовалась, вероятно, всего секунда, чтобы от одного слова Господа нашего Иисуса Христа выпрямился позвоночник этой женщины, намного более кривой, чем обезьяний! Но как выпрямился позвоночник? Как повернулась шея? Как урод стал здоровым человеком? Как была отвязана связанная овца? Как безгласная мумия обрела голос и решилась заговорить? Обо всем этом не спрашивай, но иди и славь Бога, как славила эта женщина. И она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. Смотрите, как у нее с исцелением тела исцелилась и душа! Ибо лишь здоровая душа умеет прославлять Бога за всякое благо, с какой стороны и от кого бы оно ни приходило, в то время как душа больная, забывая Подателя всех даров, Бога, благодарит и прославляет смертные руки, через которые Бог часто посылает людям Свои дары. А Господь наш Иисус Христос как раз и хотел научить людей воздавать хвалу и славу Богу. Так, Он повелел исцеленному Гадаринскому бесноватому: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог (Лк.8:39)! И повсюду, где Господь творил дивные чудеса, люди удивлялись и прославляли Бога. Потому Христос и мог, прощаясь с этой жизнью, сказать Отцу Небесному: Я прославил Тебя на земле (Ин.17:4)! Не служит ли все сие укором нам, которые, если сделают какое-либо добро людям, требуют, чтобы вместо Бога благодарили их? Всякое благо, принимаемое нами от людей, мы не от людей принимаем, но через людей. Это Отец посылает Своим чадам подарки через Своих же чад. Ибо есть Его радость и Его благоволение так поступать. Ему подобает вся слава и хвала во все времена и во веки веков.

Но этим Евангельский рассказ не заканчивается. До сих пор мы слушали о чуде Света, а теперь давайте услышим о чуде тьмы.

При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Это говорит озлобленный сын тьмы. Словно бес, вышедший из скорченной женщины, вошел в него! Это говорит самолюбие, сопровождаемое своими неразлучными спутниками: завистью и гневом. Христос исцеляет, а он различает дни. Христос освобождает от сатанинских уз жизнь человеческую, а он различает дни! Христос изгоняет злого духа из болящей, а он гневается, что бес изгнан не через ту дверь! Христос отверзает людям небо и являет Бога Живаго, а он сердится, что Господь отверз небо утром, а не вечером! Христос со свечою входит в темницу к узникам, а он укоряет Господа: почему Тот не отложил посещения до другого дня! Воистину, сей начальник синагоги есть в своем роде чудотворец! Чудеса, задуманные в его сердце в это мгновение, были ужасающи; правда, ему не хватало сил для их совершения. В это мгновение, если б он мог, он бы превратил и Христа, и исцеленную женщину, и весь дивящийся народ в прах и дым. И если бы он мог, он заранее отдал бы приказ, чтобы половина города провалилась под землю, лишь бы не произошло то, что произошло при нем, немощном и злобном свидетеле. Но все сии черные диавольские чудеса лежали, бессильные, в его сердце и едва могли доползти до языка и назвать себя по имени. А имя им было сатана, и фамилия – ад. Видите, как трусливо и подло оскорбленное самолюбие! Этот самолюбивый начальник синагоги не решается упрекнуть Христа, но упрекает народ. На самом деле в сердце он упрекает лишь Христа, а не народ, но языком говорит иначе. Ибо чем тут виноват народ? Если кто еще и виновен в сем благом деле, то выпрямленная женщина. Но чем виновата и бедная женщина? Она не бежала за Христом и не просила ее исцелить. Напротив, Христос подозвал ее и исцелил, без всякой с ее стороны надежды и неожиданно для всех, собравшихся в синагоге. Таким образом, ясно, что если кто-то и виноват во всем происшедшем, то это Христос. И все же начальник синагоги не смеет взглянуть в очи Христу и сказать: «Ты виновен!» – но направляет свое жало на весь народ и его упрекает. Можно ли представить лицемерие более очевидное и подлое? Потому Господь и называет его лицемером:

Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? Господь знает сердца человеческие, и Он знает, что начальник синагоги в сердце упрекает Его, хотя языком адресует свой упрек народу. Зная сие, Господь не может позволить, чтобы народ терпел укоризну за то, за что лишь Он Сам ответственен. Светлейший солнца и чистейший хрусталя Господь не может лицемерить, то есть прикидываться ничего не понимающим и молчать, когда из-за Него ругают других. И поэтому, в то время как бессильный и безответный народ молчит и терпит несправедливый упрек со стороны своего начальника, Господь отверзает уста и отвечает. Лицемер! – обращается Он к начальнику синагоги, ибо читает в его сердце. Разве в субботу нельзя помогать людям, если можно скоту? Вол и осел ни одного дня не остаются привязанными к яслям и оставленными в темноте без света и воздуха, а женщина сия восемнадцать лет не развязана от сатанинского проклятия, и ты еще злишься, что и ей дана свобода? Воистину и тебя сатана связал не меньше, чем ее. Ей он голову привязал к коленям, а тебе – душу к субботе. И вот она освобождена, а ты остался связанным. Почему и ты не освобождаешься? Суббота дана людям, чтобы они помнили о Боге более, чем в другие дни. Не напоминает ли сие дело исцеления женщины о Боге более, чем сегодняшняя суббота, и более, чем все субботы от Моисея и доныне? Итак, не больше ли сие дело и субботы? И разве не видишь ты, что здесь Тот, Кто больше субботы? И не только субботы, но и храма (Мф.12:6)? Разве не чувствуешь ты, маленький начальник синагоги, что пред тобою стоит Начальник душ человеческих? О, если бы ты знал, как быстро пред Его очами все дни и ночи стекаются к устью вечности!

Но посмотрите, как Господь оказывает бедной женщине еще одну честь: Он называет ее дочерью Авраамовой! Этим Он хочет не только подчеркнуть ценность живой человеческой души вообще, в сравнении с бессловесными тварями, каковыми являются вол и осел, но и показать, насколько сия скорченная и связанная женщина выше лицемерного начальника синагоги. Что она была благочестивой и богобоязненной, видно, во-первых, из того, что, несмотря на свой страшный недуг, она старалась приходить в синагогу – слушать слово Божие и молиться Богу; а во-вторых, еще и из того, что, исцелившись и выпрямившись, она тотчас стала славить Бога. Так и праотец Авраам был благодарен Богу за всякое благо и терпелив в страданиях, нисколько не ослабевая в своей вере в Бога. Таким образом, она является истинной дочерью Авраамовой, не только по крови, но и по терпению и набожности; и более верной дочерью Авраамовой, чем этот начальник, который, как вообще все иудейские начальники, кичился своим происхождением от Авраама. В действительности же он есть изменник по отношению к Аврааму, а сия женщина – истинная дочь Авраама. Так как же ей не помочь? Чем тут мешает суббота? Суббота была отведена человеку для отдыха. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его (Исх.20:11). Но разве не должна отдыхать и душа, а не только тело? А для души отдых – не лежание и безделье, как для тела, но дела благие, дела милосердия, дела богоугодные. Сие есть истинный отдых души, ибо сие укрепляет ее здравие, дает ей силы и радует. Несомненно, в день праздничный мы должны делать добро скоту, но тем более мы должны делать его людям. Не запрещает Господь в день праздничный заботиться о воле и осле, отвязывать их от яслей и вести поить, но тем более повелевает делать добрые дела людям. Таков был смысл празднования седьмого дня, таков был дух закона Божия. В своей духовной помраченности и моральной гибели старейшины иудейские уже могли видеть только букву закона, и эту букву обожествлять. И вот закон, вместо того чтобы быть водителем по пути сей жизни, превратился в труп, который они тащили за собой. Вместо того чтобы быть пламенной свечою во мраке, закон стал для них холодным пеплом в золотом сосуде, которому они покланялись, как некогда их предки – золотому тельцу. Но в данном случае ярость начальника синагоги против Христа была вызвана не столько ревностью о законе, сколько больным самолюбием. Как кто-то в синагоге может оказаться могущественнее, мудрее, милостивее его? Наружно он ревнует о законе Божием, а между тем языком цедит гной из своего покрытого язвами сердца! Еще и поэтому Христос называет его лицемером.

Своим ответом, острым как меч и ясным как солнце, Господь заставил замолчать и постыдил не только начальника синагоги, но и всех Своих противников.

И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его. Как легко защитить человеколюбивое дело! Бог стоит за таким делом, как свидетель и щит, и благое дело дает языку необоримое красноречие. Зная все тайны на Небе и на земле, Господь знает и сию тайну, вызывающую сомнение у маловерных, требующих адвоката и для злого, и для доброго дела. Потому Господь и советует своим ученикам, чтобы они, когда приведут их в синагоги, в судилища, к начальствам и властям, не заботились, как или что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас (Лк.12:11-12; Мф.10:19-20)! Взгляните, как архидиакон Стефан отвечает своим мучителям! И как отвечают бывшие рыбаки, Петр и Иоанн! И как отвечает апостол Павел! Так не отвечают люди, научившиеся по книгам, но лишь наученные Духом Божиим. Так не говорят адвокаты и вообще смертные люди – но Сам Бог. Еще в ветхозаветные времена премудрый царь пророчески изрек Евангельскую истину, сказав: Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка (Притч.16:1). Ответ Христа начальнику синагоги был таков, что вызвал стыд у противившихся и радость у всего народа. Народ радуется, ибо видит в Его речах сияние победы добра над злом, как до этого увидел его в Христовом чуде над скорченной женщиной и во многих других Его славных делах. И весь народ радовался о всех славных делах Его. Только одно славное дело было сотворено и разглашено – следовало другое, за ним третье, и так далее. Одно чудо подтверждало другое; каждое последующее свидетельствовало об истинности предыдущего; а все вместе они давали радость безрадостным, надежду безнадежным, утверждали веру в маловерных, укрепляли добрых на добром пути и отвращали заблудших с пути ложного, повсюду вызывая между людьми разговоры, что Бог посетил Свой народ и что приблизилось Царство Божие.

Сегодняшнее Евангелие весьма назидательно, даже если читать его поверхностно; но оно имеет и свой глубинный смысл, необыкновенно поучительный для нашей духовной жизни. Скорченная женщина означает скорченный ум всякого, кто не стоит близ Господа нашего Иисуса Христа. Человек со скорченным умом не может своими силами потянуться к Богу и Небу, он непрестанно пресмыкается по земле, питаясь землей, учась от земли, тоскливо веселясь от земли. В то же время скорченный ум является стесненным и ограниченным, ибо он делает себя зависимым от чувств. Он верит только чувствам. Он ищет своих предков среди животных, а удовольствия – в пище и питии. Он не знает ни о Боге, ни о духовном мире, ни о жизни вечной, а потому не знает и о высшей, небесной радости. Он безутешен, труслив, полон мук, тоски и злобы. Господь наш Иисус Христос подзывает к Себе такой ум, чтобы выпрямить его, просветить и обрадовать. Если тот приблизится к Нему быстро, как эта скорченная женщина, то воистину будет выпрямлен, просвещен и обрадован и изо всех своих сил станет благодарить и прославлять Бога. Если же не придет к Нему, то помрачится и окончательно умрет во грехе своем, как сказал Господь неверующим иудеям: и умрете во грехе вашем (Ин.8:21). Так происходит с умом чувственным, земным, скорченным, пресмыкающимся по земле. Но не лучше и уму малосильному и грехами расслабленному, не верующему в истинность даже того, что он признает истиной, но не имеющему сил стряхнуть с себя ложь и к Истине приблизиться. И когда он слышит зов Истины, он сразу находит отговорку, отвечая: «Сегодня суббота, не могу – ты меня позвала в неподходящий день!» Или: «Жестоки твои речи, не могу – ты должна позвать меня другими словами!» Или: «Я молод и полон жизни, не могу – ты со своим зовом должна подождать, пока я еще немного позабавлюсь ложью!» Или: «У меня жена и дети, не могу – ты должна сначала о них позаботиться и только тогда меня звать!» Или что-то другое, десятое, сотое! Расслабленный ум всегда отыщет какой-нибудь смешной повод, чтобы не следовать за Истиной. А Истина зовет раз, и другой, и третий – и уходит, и расслабленный ум остается пресмыкаться во прахе и умирать во грехе. А к тому, кто в этой жизни отверг призыв Истины, неожиданно придет смерть, возьмет его и затворит за ним врата земной жизни. И такой человек не дождется ни возвращения в сию жизнь, ни покаяния в жизни вечной, ни милости на Суде Божием.

А смерть близ есть, и Суд Божий близ – два страшных напоминания о том, что и наше покаяние должно быть близ. Если наше покаяние не будет ближе и быстрее смерти и Суда Божия, то оно навсегда останется вдали от нас. Сейчас оно в наших руках, и мы еще какое-то краткое время можем пользоваться им. Так поспешим же воспользоваться покаянием, ибо оно есть первое, начальное лекарство для души человеческой. Стоит только покаяться – и тогда сразу пред нами распахнутся более удаленные двери, и будет нам указано, что делать дальше. Пока человек находится в этом смертном теле, его дух всегда скорчен, в большей или меньшей степени. Но Христос призывает всех скорченных духом, душою и умом. Он Единый может выпрямить то, что искривили мир сей и силы адские. «Человек! Женщина! Дитя!» – зовя нас, Он хочет этими именами возвысить наше достоинство и скрыть наши истинные имена, постыдные и греховные: «Слепцы! Калеки! Прокаженные! Нищие!» – и молчащие трубы духа, забитые грязью, выпрямить, очистить и сотворить звонкими трубами славы Божией. Чтобы и мы, трубя о ней, прославили на небесах, в царстве светлых ангелов и просветленных святых, Христа Бога нашего. Ему же подобает честь и слава, со Отцем и Святым Духом – Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

84

8 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 97 зач., XIX, 37-44.

37А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они,
38говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!
39И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим.
40Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют.
41И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем
42и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих,
43ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду,
44и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то', что ты не узнал времени посещения твоего.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних! И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют.
Вифания, по толкованию, означает “дом послушания”, а Виффагия — “дом челюстей”, место приличное священникам. Ибо священникам давались челюсти, как предписано в законе (Второз. 18, 3). Челюстями обозначается учительское слово, которое растирают и утончают душевные челюсти. Итак, где дом учительского слова и покорности сему слову, туда посылаются ученики Господа и разрешают людей, связанных греховными сетями и многими житейскими заботами, и из рабов многих господ и богов делают их почитателями одного Господа Иисуса и одного Бога Отца. А где нет ни дома послушания, ни слово учительское не принимается, там ничего подобного не бывает, и осленок не отвязывается. Посланных “двое”. Сим означается, что приведению язычников ко Христу и покорности Ему служат два чина, пророки и апостолы. Приводят осленка из некоторого “селения” (деревни), дабы мы знали, что народ языческий был в большой простоте и невежестве. Ибо он никогда не подчинялся ни Моисееву учению, ни пророческому, но он был необученный осленок. Если же, как сказал другой евангелист (Матф. 21, 15), и дети взывали: “осанна Сыну Давидову”, то и они могут означать тот же самый новый народ, который, веруя в Иисуса, явившегося плотию от семени Давидова, воссылал славу Богу, по написанному: “поколение грядущее восхвалит Господа” (Псал. 101, 19). Постилание одежд, кажется, то означает, что достойные воспевать Иисуса, совлекаясь ветхого человека, подстилают и подчиняют его Иисусу, дабы, наступив на него, освятил его и дабы плоть не восставала против духа, так чтобы и сами они могли сказать: повинухся Господеви и умолих Его (Псал. 36, 7). — Говоря, что все множество учеников хвалило Бога, Лука называет “учениками” всех вообще последователей Иисуса, не двенадцать только и не семьдесят, но весь народ, который, или нуждаясь в чудесах, или по временам увлекаясь учением, следовал за Иисусом. В том числе естественно замечались и дети, как передают прочие евангелисты (Матф. 21, 15). Движимые Богом, дети исповедуют Иисуса Царем, грядущим “во имя Господне”, то есть Богом, и говорят: “мир на небесах”. Иначе: прежняя вражда, которую мы имели с Богом, прекращена. Ибо не было на земле Царя-Бога. А теперь, когда Бог грядет по земле, поистине мир на небеси, и посему “слава в вышних”, так как и ангелы прославляют то единодушие и примирение, которое даровал нам едущий на осле Царь и Бог. Ибо то самое, что на земле является истинный Бог и ходит в нашей стране, стране врагов Своих, показывает, что между Им и нами заключено примирение. — Фарисеи роптали на то, что народ называл Иисуса Царем и восхвалял Его, как Бога; ибо (по их мнению) торжественное усвоение Ему имени Царя было знаком возмущения и хулы на Господа. Но Иисус говорит: “если они умолкнут, камни возопиют”. Или: люди говорят сие не из угождения Мне, но произносят это славословие потому, что их убеждают к сему и побуждают все те знамения и силы, какие они видели.

И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего.

Господь, как человеколюбивый, плачет об городе; ибо не желал погибели жителей оного за дерзкий против Него поступок. Итак, плачем Он обнаруживает сострадательное сердце. А что Он жалел их и не только прежде распятия, но и после распятия, жаждал их обращения, это видно из того, что Он предал их римлянам спустя столько лет, ибо протекло тридцать пять лет. Без сомнения, Он отлагал наказание не по другому чему, как по сильному желанию их обращения. Итак, Он плачет о бесчувственности Иерусалима и говорит: “о если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему”. То есть, о если бы ты хотя ныне узнал, что служит к твоей пользе и ведет к миру и спокойствию, именно — что нужно уверовать в Меня и удалиться от злого умысла против Меня! А теперь сокрыто от очей твоих то, что на тебя придут нестерпимые бедствия за твое отвержение Меня и что ты потерпишь вот то и то за то, что не уразумел времени “посещения” своего, то есть Моего явления, когда Я пришел посетить тебя и спасти. Итак, тебе должно было узнать, что служит к твоему благосостоянию, то есть уверовать в Меня, и ты был бы безопасен со стороны римлян и свободен от всякого повреждения. Ибо все уверовавшие во Христа остались свободными от плена, так что если бы все уверовали, то никто и не попался бы в плен.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Когда Христос приближался к Иерусалиму, Бог вложил в сердца всего народа – все в это время стали Его учениками, не двенадцать только учеников, – в радости велегласно славословить Бога за все чудеса, какие они видели, в особенности за воскрешение Лазаря.

Торжество Христа и радостная хвала любящих Его – вызывают раздражение у гордых фарисеев. «Некоторые фарисеи из среды народа» исполнились ярости против Него. Они требуют, чтобы Он не принимал приветствие народа, но запретил им. Но Господь отвергает презрение гордых и приемлет хвалы смиренных. Приносят ли люди сегодня хвалу Христу или нет, Он хвалим, превозносим во вся веки. «Если они умолкнут, камни возопиют», и мы услышим «Хвалите имя Господне» среди небесного полиелея. Фарисеи хотели бы заставить замолчать хвалящих Господа, но не в силах этого сделать. Ибо как Бог «из камней сих может воздвигнуть чад Авраама», так из уст младенцев Он может совершить хвалу.

Но мы должны увидеть, что великий Посланник небес совершает Свой торжественный вход в Иерусалим не для того, чтобы принять в нем почести, а для того, чтобы быть отвергнутым им. Тем не менее сердце Господне переполнено любовью к этому месту и заботой о нем. «Когда Он приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем». Может быть, когда Господь спускался с горы Елеонской, открылась Ему панорама города, и Он увидел, что этому народу предстоит. Святые отцы говорят, что мы нигде не найдем в Евангелии, чтобы Христос смеялся, но можем часто видеть Его в слезах. Христос плакал, когда все вокруг Него радовались, и это показывает, что значат для него одни наши внешние восторги и похвалы среди праздников церковных. Никакой другой город не оплакивал так Господь как Иерусалим.

О если бы богоизбранный народ увидел, какие возможности открывает для него этот день! Но это сокрыто от глаз его. Как кратко обозначает Господь судьбу Израиля: «Если бы ты знал!» – столь же кратко, как участь бесплодной смоковницы: «Да не будет от тебя плода вовек!» Иерусалим, город священного мира, сам готовит себе погибель, потому что отвергает то, что служит миру его. Есть время Божия посещения, когда благодатный мир, предлагаемый Богом, должен быть узнан нами. Горе нам, если сокрыто от наших глаз, что ныне – время благоприятное, ныне – день спасения. Грех и безумие мира, противящегося благодати – великая печаль для Господа, и таковым это должно быть для нас. Господь не хочет, чтобы кто погиб, и плачет о погибающих душах, которые остаются нераскаянными.

Но Иерусалиму не избежать дня своего разорения. Да, после апостольской проповеди многие обратятся ко Господу и уверуют. Но в целом народ и его духовные вожди как бы примут печать неверия. И Господь праведно воздаст им за их слепоту и ожесточение. Мы знаем, что отвержение Божия спасения часто приводит к временному осуждению народа. Так произойдет и с Иерусалимом. Римляне будут осаждать этот город, «обложат его окопами, окружат его и стеснят отовсюду, и побьют детей его». Полководец Тит прикажет своим воинам перекопать город, плуг пройдет посреди его. И не только город, но и живущих в нем сравняет с землей. Не останется здесь камня на камне, и это все будет за то, что они не познали времени Божия посещения. Святые отцы говорят о долготерпении Божием – это произошло только через сорок лет после крестной смерти Спасителя. Господь терпеливо ждал, не покается ли этот любимый Им, избранный народ, не обратится ли к Нему. И только после этого, не дождавшись, предал их город уничтожению. В другом Евангелии – Евангелии от Матфея – об этом грядущем событии сказано, что царь, «послав войска свои, сжег город их» (Мф. 22, 7). Но разве римская армия была армией Христа? Конечно, она была армией Христа, говорят святые отцы, – точно так же, как и армии Вавилона, Ассирии, Египта, которые в свои исторические эпохи были посланы Господом к избранному народу, чтобы вразумить его, привести к покаянию. Бичом Божиим были эти язычники. Так же все, что в истории нашего народа происходило – татаро-монгольское иго, и Смутное время, и коммунистическое нашествие, и теперешнее новое иго, более страшное, чем все прежние. Все послано Богом, чтобы мы покаялись в том, что мы, отвергаем приглашение Божие к Его вечной радости.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Александра Глебова.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Сегодня Церковь назидает нас евангельским повествованием, которое невольно вызывает у нас предпасхальные ассоциации. Это рассказ о торжественном входе Спасителя в Иерусалим. Напомню, что в честь этого события установлен великий двунадесятый праздник, который так и называется – Вход Господень в Иерусалим, или, как мы чаще говорим, Вербное воскресенье. И празднуется Вход Господень в Иерусалим за неделю до Пасхи.

Господь, конечно, не первый раз посещает Иерусалим. Но обычно Он приходил как обыкновенный паломник, богомолец; молился в Храме. А вот здесь Он входит в город совершенно по-другому. Люди приветствуют Его, приветствуют как царя, как триумфатора, как победителя, постилают свои одежды под копыта осленка, на котором Он едет, срезают пальмовые ветви, восклицают «Осанна в вышних! Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядый во имя Господне!» Что все это означает? Что означает такая встреча? Ведь раньше ничего подобного не было. Для столь торжественной и необычной встречи была очень веская причина, и евангелист Иоанн Богослов прямо говорит об этой причине народного восторга. Он пишет: «Они так потому встречали Его, ибо слышали, что Он воскресил Лазаря». То есть они встречали Христа как победителя смерти.

И действительно, накануне Господь совершил то, что никто никогда не совершал – Он воскресил человека, Своего друга, которого звали Лазарь, через четыре дня после его смерти, когда в организме уже вовсю шли необратимые процессы разложения. Когда Христос подошел к пещере, где был погребен Лазарь, и произнес: «Лазарь, выйди вон», и завернутый в плащаницу мертвец поднялся, наверное, у людей, которые все это видели, волосы зашевелились на голове от ужаса. Ведь это не дочь Иаира, девочка, которая только что умерла, и не сын наинской вдовы, который тоже только что умер, и тело его, что называется, еще не успело остыть. Это четырехдневный смердящий труп, и Господь вызвал его к жизни. И как известно, вести между людьми распространяются очень быстро, и весть о воскрешении Лазаря мгновенно дошла до Иерусалима. Вот почему и встречал народ Христа с таким ликованием – как царя, как триумфатора, как победителя, и победителя не человека, а самой смерти.

Ну а что же Господь? Он не разделяет всеобщего ликования. Во-первых, Он въезжает в Иерусалим не на белом коне, как положено триумфатору, а на осленке. Он тем самым дает понять, что не желает принимать тех почестей, которые народ обращает к Нему. Да и лицо Спасителя не излучает радости. Напротив, Он опечален. Более того – некоторые замечают слезы на Его глазах. Почему? Да потому, что Он знает, что ожидает Его через несколько дней. Что будут кричать эти же самые люди, которые сегодня кричат: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядый во имя Господне!», что они же будут кричать в ответ на вопрос Пилата, отпустить ли вам Царя Иудейского? Они будут требовать «Распни, распни Его!» Почему же так? Сегодня «Осанна», завтра – «Распни»? Иногда это объясняют тем, что человек непостоянен, и что от любви и восхищения до ненависти один шаг. Но, наверное, вопрос здесь значительно сложнее, чем просто такое объяснение. Кто встречал Христа в Иерусалиме? Его встречал народ, который стоял по обе стороны дороги, по которой Он ехал в город. Это были люди, которые, конечно, не понимали до конца, Кем является Господь; они считали Его пророком, они считали Его могущественным человеком, Который, поскольку мог воскресить умершего, так тем более сможет избавить их от римского угнетения, Который воздаст за все обиды. Но в любом случае это был народ. А вот когда они перед дворцом Пилата кричали «Распни, распни Его», это был уже не народ. Это была толпа. А толпа – это страшное явление. Люди перестают себя контролировать; у них появляется стадный инстинкт. И вот здесь толпа может сделать все, что угодно, надо только грамотно управлять ей. Сметут кого угодно и что угодно, готовы на все – с моста начнут прыгать за компанию. И давайте вспомним, когда Господь умер на кресте, то, как говорит Евангелие, «многие возвращались в Иерусалим с плачем и били себя в грудь». То есть они опять перестали быть толпой и вновь стали людьми.

Но, наверное, все-таки в связи с этой историей не о людях тех стоит вспоминать, которые давным-давно умерли, и костей от них уже не осталось. А вот вывод для себя из их жизни стоит сделать. Ведь история должна нас учить. Правда, мудрецы говорят, что история учит тому, что она никого ничему не учит. К сожалению, это правда. И мы с вами мало чем отличаемся от тех людей, которые жили много-много веков тому назад. Разве не бывает у нас с вами такого же резкого перехода от доброжелательства к неприязни, от радости к унынию? Бывает. Разве не бывает у нас искреннего раскаяния в грехах своих, слезных обещаний не совершать чего-либо – но через какое-то время все опять возвращается на круги своя, и мы опять встаем на путь греха? Конечно, бывает. Люди все сотканы из противоречий, и это особенно хорошо заметил и выразил апостол Павел. Он говорит: «Итак, доброго, чего я хочу, не делаю; злое, чего я не хочу, делаю. Бедный я человек!» И вот это противоречие он видел в том грехе, который живет в человеке. Это и есть основа раздвоения человеческой личности; это основа всех противоречий, который раздирают нас и от которых мы страдаем, ибо не обладаем внутренней целостностью. И вот задача Церкви и состоит в воссоздании полноценной, целостной человеческой личности; чтобы не происходило в нас этого болезненного разделения; чтобы не было этого влечения к добру, но творения зла. А ведь наше предстояние перед Богом – это и есть попытка преодолеть в себе греховное начало, то есть победить с Божьей помощью это раздвоение, этот внутренний конфликт, в котором перевешивает то одна, то другая чаша весов. А пока в этой внутренней борьбе побеждает то одна, то другая сторона, радость нашей жизни всегда будет сменяться унынием, любовь – ненавистью, спокойствие – раздражением и так далее. И вот грядущий Великий пост дает нам хорошую возможность для укрепления целостности и положительных изменений нашей внутренней жизни, нашего внутреннего мира. Воспользуемся этой возможностью. Аминь.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Проповедь протоиерея Александра Дягилева

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы с вами слышали отрывок из конца 19-й главы Евангелия от Луки, где описывается вход Господень в Иерусалим. Господь сходил с Елеонской горы, которая отделяет Иерусалим от небольшой деревни Вифания. Там, в Вифании, Он оставался на ночь в доме Марфы, Марии и Лазаря, которого, как мы знаем, Он воскресил из мертвых. Об этом сказано в Евангелии от Иоанна. В Евангелии от Луки этих подробностей нет, но есть описание того, что шли они из Вифании через Елеонскую гору, и вот со склона Елеонской горы, обращенного к Иерусалиму – как раз там находится Гефсиманский сад, многие места, связанные с жизнью Господа, Он любил бывать в этом месте – так вот, с этой горы открывается прекрасный вид практически на весь Иерусалим. Большинство самых красивых и живописных фотографий Иерусалима, которые вы можете увидеть, сделаны фотографами в наши дни именно с этой горы.

И вот Иерусалим как на ладони перед Господом. И какие же слова мы слышим? Господь заплакал и сказал: «О, если бы ты, хотя бы в этот твой день, узнал, что служит миру твоему!» (Я напомню, что слово «Иерусалим», «Ерушалаим» переводится как «священный мир») «Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя и стеснят тебя отовсюду и разорят тебя (…) за то, что ты не узнал времени посещения твоего». Господь предсказывает события 70-го года после Рождества Христова, когда произошло именно это.

Мы знаем, что когда Господь воскрес из мертвых, и затем, когда в день Святой Пятидесятницы на апостолов сошел Святой Дух, и они заговорили на разных языках, многие иудеи уверовали во Христа, многие крестились. В книге Деяний святых апостолов описывается, как апостол Павел прибыл в Иерусалим, и апостол Иаков указал ему на христиан Иерусалима со словами: «Смотри, сколько тысяч иудеев, и все они уверовали». Иудеохристианская община была очень сильной; изначально она составляла большинство в христианстве. Но благодаря проповеди апостолов, особенно апостола Павла, среди язычников, со временем ситуация стала меняться. Однако поначалу, мы знаем, даже апостолы продолжали посещать ветхозаветный храм; мы знаем, что сами себя они поначалу воспринимали как иудеи, и когда они приходили в какой-либо город, первым делом они шли проповедовать в синагогу, а уж потом к язычникам. Окончательного разрыва между иудеями и христианами в 1-м веке еще не происходило. Иудеи еще не совсем поняли, что такое христианство, и что оно проповедует; и сами себя еще не считали чем-то отдельным от христианства. Таким образом, поначалу христиане в основном были те иудеи, которые признали, что Мессия, то есть Христос, пришел и воскрес из мертвых.

Но в 70-м году ситуация изменилась. Христиане перед осадой города покинули его, а те, кто некогда кричал: «кровь Его на нас и на детях наших», они и их дети остались в городе. Это было через сорок лет после событий Распятия и Воскресения. Осада Иерусалима длилась очень долго. Тех, кто пытался сдаваться, почти всех распинали – целые леса, которые росли вокруг Иерусалима, были вырублены специально для крестов. Чудом сохранился от вырубки Гефсиманский сад. Местность вокруг Иерусалима стала пустыней. Вокруг города стояли тысячи крестов с распятыми на них людьми. И вот так получилось, что те, кто кричал «распни, распни Его», потом оказались распяты сами – они или их дети. Это была страшная трагедия. Но именно после этого иудеи уже не считали христиан своими. После этой трагедии было еще одно восстание Бар-Кохбы, который себя провозгласил Мессией, то есть Христом. Это было в начале 2-го века. И мы видим, что уже он считал христиан своими врагами.

Господь плачет о городе, Он знает, что какая судьба ему предстоит, Он знает, какая трагедия ждет этот город. Он, Мессия, Христос, Спаситель пришел на землю, чтобы принести мир. Но сатана борется с Ним – через людей, через обстоятельства, делая все, чтобы люди не принимали Христа. И очень часто получается так, что люди отвергают то, что несет им благо, и оказываются обречены на страшное зло. И когда задают вопрос, почему в этом мире творится зло, ответ может быть только один: не потому, что Бог это зло допускает, а потому, что люди отвергают Бога. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

85

9 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 98 зач., XIX, 45-48

45И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих,
46говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников.
47И учил каждый день в храме. Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его,
48и не находили, что бы сделать с Ним; потому что весь народ неотступно слушал Его.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Господь, со славой вошедший во Иерусалим, в доказательство Своей власти творит то, что дом Отца Своего очищает от торгашей. Он сделал это и в начале проповеди, как говорит евангелист Иоанн (2, 13-18). А теперь снова делает то же, во второй раз. Это служит к большему обвинению иудеев, что они не уцеломудрились от первого Его открытого вразумления, но продолжали торговать в храме и называли Его противником Божиим, тогда как Он почитает Отца и Бога до такой степени, что дом Его очищает от торгашей. В обличение их Он приводит и слова Исаии: "дом Мой назовется домом молитвы" (56, 7). А они безумно спрашивают Его: "какою властью Ты это делаешь?" Однако же им можно было понять, что поскольку Он привел слова пророка во свидетельство, что дом Божий есть дом молитвы, а не торжище и вертеп разбойников (ибо любостяжание и торгашество свойственны разбойникам)

Святитель Феофан Затворник.
(2 Тим. 3, 16-4, 4; Лк. 19, 45-48). "Дом Мой есть дом молитвы". И точно, только войди в храм, и уж позывает тебя на молитву. Все тут так расположено и так делается, чтоб располагать и споспешествовать молитве. Потому, если хочешь возгреть молитву в сердце своем, ходи чаще в храм Божий. Дома так не помолишься, как в храме. Есть такие, которые и дома тепло молятся, но если дома так, то насколько выше того в храме? Но бывая в храме, не телом только бывай в нем, а более духом. Стань, где потише, и зря умом Господа перед собою, изливай перед Ним душу свою. Мечтания разгоняй, забот не допускай, и одному делу внимай - делу молитвы. Поднимай тяжелую душу горе, и дебелость ее разбивай созерцанием вещей Божественных. Если есть что за тобою, сними с себя покаянием и обетом исправления. Если совесть не сыта, подбавь дел самоотвержения и любви. Стоя в храме, заготовляйся и на все время как будешь вне храма, не отступать от Господа мыслью, а всегда видеть Его перед собою, чтоб не подвиглись стопы твои с правого пути на неправый. От этого, когда придешь в храм, тебе легче будет держать себя в нем как должно. А от достодолжного пребывания в храме, опять легче будет тебе удержать внимание перед Господом, когда будешь вне храма. . . И так пойдет все выше и выше расти твое пребывание в Господе, а больше этого чего еще желать?

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Протоиерей Александр Шаргунов
Господь являет ревность о чистоте Храма. Он очищает Храм от тех, кто оскорбляет его святыню. «Войдя в храм, Он начал выгонять продающих в нем и покупающих». В чистоте храма несравненно большая слава, чем в его богатстве. И Христос объясняет нам, почему Он изгоняет этих торговцев. храм — это «дом молитвы», отделенный от всего, для общения с Богом. А покупатели и продавцы сделали его «вертепом разбойников» своими сделками, которые они заключают здесь. Они не только мешали входящим в Храм молиться. Звон монет среди молитв уже провозвещал величайшее в истории человечества преступление, когда Он будет продан за тридцать сребреников и разорится храм Его Божества. И доныне так, ибо корень всех зол есть сребролюбие.

«Господь учил каждый день в Храме». И доныне каждый день учит, словом, таинствами, Своим незримым благодатным присутствием, показывая нам, как надо дорожить чистотой храма. В том, что принадлежит единому Богу, мы не должны давать место диаволу. Ибо начальники церковные, первосвященники и книжники, и старейшины народа противились Христу и искали, как погубить Его, потому что Он не давал им жить и учить других, как они хотят. И вот поразительные слова: «Весь народ неотступно слушал Его». По этой причине враги Христовы не находили, как убить Его. Пока не пришел Его час, любовь народа ограждала Его. Но когда Его час пришел, влияние первосвященников на народ превозмогло, и все кричали Пилату: «Распни, распни Его». Там, где сознательно допускается смешение чистоты с нечистотой, побеждает диавол. Пока не придет Христос и не изгонит его, чтобы спасти нас.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Александра Дягилева

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы с вами слышали отрывок из конца 19-й главы Евангелия от Луки, где повествуется о том, как уже после Входа Господня в Иерусалим, Господь, войдя в храм, стал выгонять продающих и покупающих в храме, и учил их, говоря: «не написано ли: дом Мой есть дом молитвы для всех народов, а вы сделали его вертепом разбойников». Часто люди, когда читают этот отрывок из Писания, думают: как же так, эти слова Евангелия нарушают, в храме свечками торгуют? Начнем с того, что мы свечами в храме не торгуем. Свечка – это ваше пожертвование на храм. Если вы придете, помолитесь и не купите при этом ни одной свечки, это не значит, что Бог не примет ваши молитвы. Если вы просто опустите денежку в кружку для пожертвований, это тоже будет ваша жертва. Формы жертв – разные. Сейчас церковная свеча приобрела, скорее, символический смысл, потому что существует электричество, существует электрическое освещение. Во многих современных храмах большие окна, и дневной свет хорошо освещает храм. Но в древние времена, когда не было больших окон, не было больших стекол, а особенно, когда первые христиане молились в катакомбах, свеча – это был реальный вклад в то, чтобы в том месте, где собираются мои братья и сестры для молитвы, для причастия, было чуть-чуть светлее. Свеча – это именно пожертвование, и изначально так и было. А в наши дни почему-то люди ее начинают чуть ли не обожествлять, считая, что Богу именно свечки нужны. Как часто приходится сталкиваться с тем, что люди ходят в храм именно для того, чтобы «поставить свечку». И при этом начинают возмущаться: как же так, почему свечки – продают? Но еще раз повторю: в храме свечки не продают, это – ваше пожертвование. И мы всегда подчеркиваем – большая ли свеча, малая ли свеча или вообще вы свечку не приобрели, для дела вашего спасения это не важно. Вы можете выразить свою жертву или благодарность Богу любым другим способом.

Но почему же Господь так поступил в храме? А именно потому, что в храме стали действительно заниматься бизнесом – продавали жертвенных животных; при этом считалось, что животное, которое должны были принести в жертву Богу, должно было быть куплено за особые, специальные, священные деньги, а не за римские динарии с изображением языческого императора. Поэтому здесь же были, как бы сейчас сказали, валютные «обменники», где динарии меняли на эти самые священные специальные деньги, а потом уже на эти деньги покупали жертвенных животных. И так далее. Храм Божий был буквально превращен в базар; разные продавцы как на базаре предлагали лучший курс обмена, лучшую цену за то или иное животное и так далее. Был шум, был гам, было блеяние. Священники понимали, что так быть не должно. Именно поэтому, когда Господь стал изгонять торгующих, они не стали протестовать, потому что они понимали, что Он делает то, что они должны были бы сделать. Но дело в том, что и им перепадало кое-что из того, что выручали от этой торговли торгующие в храме. И Господь подчеркивает, что храм должен быть местом молитвы, а не местом бизнеса.

И, кажется, это все понятно. Но, с другой стороны, давайте задумаемся вот о чем: а зачем мы порой приходим к Богу? Очень часто, признаемся, в надежде получить какую-то материальную выгоду; чтобы Господь помог вылечиться от болезни, сдать экзамен или еще что-нибудь. Братья и сестры, наша вера видна тогда, когда у нас все хорошо, а мы о Боге не забываем. А когда человек вспоминает о Боге только тогда, когда ему плохо, это еще не признак веры. Мы должны приходить к Богу потому, что мы любим Его, а не потому, что хотим получить от Него какую-то материальную или иную выгоду в этой жизни. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

86

10 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 99 зач., XX, 1-8

1В один из тех дней, когда Он учил народ в храме и благовествовал, приступили первосвященники и книжники со старейшинами,
2и сказали Ему: скажи нам, какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию?
3Он сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном, и скажите Мне:
4крещение Иоанново с небес было, или от человеков?
5Они же, рассуждая между собою, говорили: если скажем: с небес, то скажет: почему же вы не поверили ему?
6а если скажем: от человеков, то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк.
7И отвечали: не знаем откуда.
8Иисус сказал им: и Я не скажу вам, какою властью это делаю.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

В один из тех дней, когда Он учил народ в храме и благовествовал, приступили первосвященники и книжники со старейшинами и сказали Ему: скажи нам, какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию? Он сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном, и скажите Мне: крещение Иоанново с небес было или от человеков? Они же, рассуждая между собою, говорили: если скажем: с небес, то скажет: почему же вы не поверили ему? А если скажем: от человеков, то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали: не знаем откуда. Иисус сказал им: и Я не скажу вам, какою властью это делаю.
Господь, со славою вшедший во Иерусалим, в доказательство Своей власти творит то, что дом Отца Своего очищает от торгашей. Он сделал это и в начале проповеди, как говорит евангелист Иоанн (2, 13. 18). А теперь снова делает то же, во второй раз. Это служит к большему обвинению иудеев, что они не уцеломудрились от первого Его открытого вразумления, но продолжали торговать во храме и называли Его противником Божиим, тогда как Он почитает Отца и Бога до такой степени, что дом Его очищает от торгашей. В обличение их Он приводит и слова Исаии: “дом Мой назовется домом молитвы” (56, 7). А они безумно спрашивают Его: “какой властью Ты это делаешь?” Однако же им можно было понять, что поелику Он привел слова пророка во свидетельство, что дом Божий есть дом молитвы, а не торжище и вертеп разбойников (ибо любостяжание и торгашество свойственны разбойникам), то какая же, наконец, нужда спрашивать Его, какою властию Он это делает, когда можно прямо заключить, что так повелевает Бог чрез пророка? А они спрашивают: какою властию Ты это делаешь? Закон, говорят, распоряжаться во храме предоставил происходящим от Левии, как же Ты, не происходящий от Левиина колена, делаешь это и похищаешь священные права? Но, о иудеи, вспомните слова Давида: “Ты священник во век по чину Мелхиседека” (Псал. 109, 4). Мелхиседек назван священником. А Мелхиседек не был священником ни по закону, ни по происхождению от Левиина колена. Ибо как быть сему, когда он за столь много лет был прежде Левия? Потом, с чего ты требуешь от Христа порядка законного? Бог законам не подлежит. Когда нужно было, Он повелел, чтоб священники были из колена Левиина, а теперь отменяет тот закон и предъизбирает священство Мелхиседека. Посему и продающих жертвенных животных, как то: овец и голубей, Он выгоняет, с одной стороны, чтоб сохранить благолепие и благоприличие храма, а с другой, чтоб и то показать, что не должно уже веровать в умилостивление Бога жертвами животными. Итак, Господу легко было ответить им, что “так сказано”, и сказать, что так повелевает пророк, или лучше, Бог. Однакож, чтоб обличить их в постоянном противлении Духу Святому и в том, что они не хотели веровать не только древнему пророку Исаии, быть может, ими и забытому, но и так недавно явившемуся, почти невещественному и бесплотному Иоанну, для сего на вопрос их с своей стороны дает им настоящий, достойный удивления, вопрос. Сим вопросом Он и им заграждает уста, и нам показывает, что если они не поверили такому пророку, каков Иоанн, по их мнению больший Его, когда сей свидетельствовал о Нем, то как же поверили бы они Его ответу на то, какою властию Он это делает? Ибо что бы Он ни сказал, они, во всяком случае, могли перетолковать это и осмеять, подобно тому, как они презрели и слова Иоанна, бывшего у них в большой славе.

Святитель Феофан Затворник.
(2 Тим. 4, 9-22; Лк. 20, 1-8). Священники, книжники и старцы не веровали в Господа. Дабы возвести их к вере, Он предложил им вопрос: "крещение Иоанново с небес было или от человеков"? Рассудите об этом безпристрастно, и рассуждение ваше приведет вас к вере. Что сказано о явлении Иоанна, то можно сказать о всяком событии, сопровождавшем пришествие Господа во плоти, и о самом пришествии, со всеми его соприкосновенностями. Рассуди всякий о всем этом, - вывод будет один: "воистину Он был Сын Божий". Могут приходить разные мысли, рождаться недоумения, встречаться будто несообразности, но в конце всех исследований выйдет одно всестороннее убеждение, что нельзя иначе думать, как так, как изображено в Евангелиях и апостольских писаниях. "Велия благочестия тайна: Бог явися во плоти", оставаясь тайною сама в себе, будет ясна для ума по нравственной необходимости, какую наложит на него собственное его исследование, исповедать так, а не иначе. Неверы или совсем не исследуют всего как должно, или исследуют поверхностно, чужим умом, или принимают несчастное настроение, противоположное требованиям веры и, чтоб оправдать свое неверие, довольствуются самою малостью для отрицания веры. И верующих колеблют речи неверов по той причине, что верующие, довольствуясь простою верою, не разъясняют для себя оснований веры. Речи те застают их врасплох, оттого они и колеблются.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Первосвященники и книжники со старейшинами, призванные стоять на страже чистоты богооткровенной веры, соединяются вместе против Христа. Они нападают на Него во время Его проповеди. Они сами не принимают Его благовестия и другим не дают. Мы видим, что на этот раз Господь проповедует в храме, который Он называет «домом молитвы». Пусть это будет в напоминание нам, что слово Божие и молитва — нераздельны. Как говорит преподобный Исаак Сирин: «Никогда не приступай к чтению слова Божия, не помолившись, — да не раскаешься».

Враги Христовы намеревались властью своей заставить замолчать Христа, но Он Своею мудростью заграждает им уста. «Какою властью Ты это делаешь, и кто дал Тебе эту власть?» — спрашивают они Господа и Бога. Хорошо было бы, если бы те, кто действует со властью, задавали такой вопрос себе: «Кто дал нам эту власть?» Как бы нам не лишиться ее?

Каким надмением исполнены они: у Господа нет никакой власти, потому что Он не получил ее от них. Замысел уловить Господа очевиден. Если Он не ответит, это будет молчаливым признанием, что Он восхитил ее. Если скажет, что от Бога, можно будет потребовать от Него новых знамений или обвинить Его в богохульстве.

Господь на вопрос отвечает вопросом. Его вопрос — о крещении Иоанновом — было ли оно с небес или от людей? Если бы они ответили на вопрос Христа, то нашли бы ответ на свой. Потому что Предтеча свидетельствовал о Христе.

И вот они начинают «рассуждать между собой» — не для того, чтобы выяснить истину, а для того, чтобы одержать верх над Господом. Единственное, что их заботит, — их собственный престиж и безопасность. Если они признают, что крещение Иоанново было от Бога, Христос спросит перед всем народом: «Почему же вы не поверили ему?» Можно было бы сказать, что крещение Иоанново было от людей, но они боятся народа, который почитает Его за пророка. Оказывается, у народа может быть более истинное понятие о вере, чем у первосвященников и книжников, хотя в надмении своем они говорят: «Этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин 7, 49). Они уклоняются от открытого отрицания истины — не из-за страха Божия, но страха человеческого. Сколько в мире мы знаем подобного отступничества!

Они говорят: «Не знаем». И это звучит как «и знать не хотим». Потому что они лгут — они знают, что крещение Иоанново было от Бога.

Так Христос избегает сетей, которые они поставили Ему, и по праву отказывает им в их домогательстве: «И Я не скажу вам, какой властью Я это делаю». Они не могли постигнуть власть Христа, потому что им не нужна была истина. Кто отвергает истину и правду, уже известную ему, никогда не узнает большего. Кто не хочет жить по закону совести и стыда, не прикоснется благодати. Заберите талант от скрывшего его в землю. Кто не хочет прозреть, останется слепым

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Виталия Головатенко.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Неоднократно вставал вопрос о том, кто такой Иисус? Зачем Он пришел в этот мир? Мессия ли Он? Или просто один из многих самозванцев, который тогда действительно было великое множество, и каждый провозглашал себя Мессией; и каждый предлагал путь к освобождению Палестины от оккупации Римской и к восстановлению царства Израильского.

Но не один из лжемессий не поражал и не убеждал так словом и властью, как Иисус. Ни один из них не явил столько чудес, столько силы в милосердии и столько власти в учении. И, конечно же, Иисус из Назарета, сын бедного плотника, принципиально отстранявшийся от этого образа мессии, которого ожидали: мессию-завоевателя, мессию-покорителя, мессию-воителя – вот такой образ умаленного мессии, униженного, страшно раздражал. И, прежде всего, раздражал людей знающих, вернее, считавших себя знающими. И в первую очередь, конечно, столичных, книжников, фарисеев, первосвященников, которые считали себя лучшими из лучших.

И неоднократно они к Нему приступали с требованием явить знамение. Раз Ты Мессия, Ты обязан, вот так они к Нему приступали, обязан явить нам знамение, чтобы мы поверили в то, что Ты Мессия.

Но Христос всякий раз уклонялся от такого самоудостоверения. Потому что Он прекрасно понимал, кто стоит за этими вопросами. Он помнил второе искушение дьявола в пустыне: порази их чудом (фокусом), и они пойдут за Тобой.

И вот считанные дни остаются до Креста, и еще раз к Нему приступают. И уже приступают в храме. Приступают первосвященники, книжники и старейшины, то есть действительно цвет тогдашнего официального иудаизма. И они, придя к Нему такой почтенной делегацией, спрашивают Его, вопрошают: скажи нам, какою властию Ты это делаешь? Или кто дал Тебе власть эту?

Ну что же, осталось в самом деле не так много до Креста и до этой страшной смерти, до самой позорной смерти. И вот это искушение снова пришло к Христу в храме, в дома Отца Его. Снова Его искушает сатана явить Себя миру официально в храме. А ведь по тогдашним представлениям о Мессии Он и действительно должен был явиться в храме во всем блеске и величии Мессии.

С другой стороны, если это действительно были люди грамотные и образованные и наученные в Писании, могли ли они и в самом деле не понимать, не видеть, Кто перед ними. Ведь к тому времени Христос явил множество чудес. И одно из последних, которое потрясло буквально всю Палестину, это воскрешение четверодневного умершего Лазаря.

Многие толкователи Священного Писания, начиная от святых отцов и до наших современников, убеждены, что как раз вот эти-то люди, книжные, грамотные, отлично понимали, что перед ними действительно Мессия. Но вся трагедия их была в том, что они не хотели такого Мессию. Он был им неудобен и даже не нужен. Вот почему после чуда воскрешения Лазаря они вообще задумали убить Его, просто уничтожить физически, потому что Он им мешал.

Они ожидали другого мессию, который их, избранных чад Авраама, возвысит над всеми и посадит справа и слева от себя на мессианском пиру. Но Иисус вовсе не собирался так поступать, действовать по их указке, по их схеме. И вот это-то вызывало раздражение. И Иисус прекрасно знал, что они знают, Кто Он, и что они требуют от Него это удостоверение, заставляя Его действовать по своей схеме, испытывая Его.

И поэтому, а поскольку вокруг народ, и этот народ очень живо реагирует на всякое слово Иисусово, так вот, Иисус, зная настроение их, и лукавство их, и их лицемерие, говорит им: хорошо, Я вам скажу, какой Я властью это делаю. Но сначала ответьте Мне только на один вопрос.

И Он задает им вопрос в сущности о том, кто такой Иоанн? Самозванец или действительно пророк? И ставит их в неловкое положение. Потому что они прекрасно понимают, что Иоанн - тоже пророк, и что они не поверили опять-таки крещению Иоанна только потому, что Иоанн был Предтечей Иисуса из Назарета, то есть истинного Мессии. И если бы они поверили Иоанну, то им ничего бы не оставалось делать, как поверить и Христу, Иисусу из Назарета, Которого Иоанн неоднократно называл Агнцем Божиим, то есть Мессией.

И поэтому они, посовещавшись, отвечают Ему: мы не знаем. Но это неправда – они знают. И Иисус знает, что они знают. И вот поэтому Он им и отвечает также просто: если вы не хотите говорить правду, то и Я вам не скажу, какой Я властью это делаю.

Казалось бы, какое это отношение имеет к нам? Мы же не современники Христа, и мы Его не отвергаем, мы Его уже приняли.

Тем не менее, это может иметь отношение к нам. Если мы в чем бы то ни было перед Богом лицемерим. Если мы делаем вид, что мы чего-то не знаем про себя, что мы чего-то в себе не замечаем, что мы что-то считаем в себе неважным или второстепенным. Или что, да может мой грех, не такой уж и большой грех. Вот когда мы так лукавим или лицемерим перед Богом, и, тем не менее, просим Его о помощи, просим Его помочь нам, очистить нас от нашего греха, Господь и нам не отвечает. И препятствием этого молчания со стороны Бога является наше лукавство, наше лицемерие. Когда мы притворно говорим Богу: но я ведь не знаю, откуда это во мне. Или: но я ведь не знаю, грех это или нет.

И вот поэтому, первое условие для приближения к Богу, для того, чтобы Господь смог поступить с нами по Своей воле, есть искренность. Искренность и нелицемерие в момент нашего приближения к Богу. Когда мы приступаем к Таинствам. К Таинству Покаяния ли, к Таинству Причащения ли – в любом случае, прежде всего мы должны быть искренни. Нам может не хватать слов для выражения того или иного нашего состояния, нам может не хватать знания – это все Господь восполнит. Но если у меня нет искренности, если я не откровенен перед Богом, то Господь ничего не сможет сделать. Потому что это только моя добрая воля. И только от меня зависит, с каким сердцем я приближаюсь к Богу.

Да будут же намерения наши искренни и нелицемерны. Да будем же мы всегда стараться приступать к Богу в чистоте и простоте наших сердец и наших помышлений. Аминь.


А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

87

11 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 100 зач., XX, 9-18.

9И начал Он говорить к народу притчу сию: один человек насадил виноградник и отдал его виноградарям, и отлучился на долгое время;
10и в свое время послал к виноградарям раба, чтобы они дали ему плодов из виноградника; но виноградари, прибив его, отослали ни с чем.
11Еще послал другого раба; но они и этого, прибив и обругав, отослали ни с чем.
12И еще послал третьего; но они и того, изранив, выгнали.
13Тогда сказал господин виноградника: что мне делать? Пошлю сына моего возлюбленного; может быть, увидев его, постыдятся.
14Но виноградари, увидев его, рассуждали между собою, говоря: это наследник; пойдем, убьем его, и наследство его будет наше.
15И, выведя его вон из виноградника, убили. Что же сделает с ними господин виноградника?
16Придет и погубит виноградарей тех, и отдаст виноградник другим. Слышавшие же это сказали: да не будет!
17Но Он, взглянув на них, сказал: что значит сие написанное: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла?
18Всякий, кто упадет на тот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

И начал Он говорить к народу притчу сию: один человек насадил виноградник и отдал его виноградарям, и отлучился на долгое время; и в свое время послал к виноградарям раба, чтобы они дали ему плодов из виноградника; но виноградари, прибивши его, отослали ни с чем. Еще послал другого раба; но они и этого прибивши и обругавши отослали ни с чем. И еще послал третьего; но они и того изранивши выгнали. Тогда сказал господин виноградника: что мне делать? пошлю сына моего возлюбленного; может быть, увидевши его, постыдятся. Но виноградари, увидевши его, рассуждали между собою, говоря: это наследник; пойдем, убьем его, и наследство его будет наше. И выведши его вон из виноградника, убили. Что же сделает с ними господин виноградника? Придет и погубит виноградарей тех и отдаст виноградник другим.
Притча сия кратка, но научает нас многому и великому, именно, что Бог имел и доказал особенное промышление об евреях, что они издавна склонны к убийству, что один Бог ветхого и нового завета, что язычники будут введены, а иудеи отвергнуты. Виноградник есть самая церковь иудейская, виноградари книжники и фарисеи, эти передовые люди и приставники народные. Или: каждый сам по себе есть виноградник и виноградарь, ибо каждый из нас возделывает самого себя. Человеколюбец, отдав этот виноградник делателям, “отлучился”, то есть оставил их действовать по собственному их произволу. Он посылает разных “рабов”, то есть пророков, чтоб иметь хотя малую какую-нибудь прибыль; ибо желал, сказано, получить “плодов”, а не все плоды. Какой же от нас Богу плод, как только не Его познание? И оно есть нам прибыток; однакож Он спасение наше и нашу пользу поставляет Своими. Злые делатели причиняли обиды посланным, избивали их и отсылали ни с чем, то есть дошли до такой неблагодарности, что не только уклонились от добра и не дали никакого доброго плода, но и зло совершили, что заслуживает большего наказания. После того, как пророки перенесли такое ужасное зло, посылается Сын. “Может быть, — говорит, — постыдятся” Сына Моего. Говорит “постыдятся” не потому, будто не знает будущего, именно, что с Ним поступят гораздо хуже, чем с пророками, но потому, что так должно было быть, именно они должны были устыдиться Его. Если же они до того были бесстыдны, что и убили Его, то это служит к большему их обвинению, потому что и после того, как Бог высказал, что хорошо было устыдиться Сына, они положили приговор противный. Такой оборот речи находится во многих местах Писания, например: “может быть, послушают” (Иерем. 26, 3); “будут ли они слушать?” (Иезек. 2, 5. 3. 11). В сих местах Бог говорит так не по незнанию будущего, но для того употребляет такой образ выражений, дабы кто не сказал, что предвидение Божие было необходимою причиною непослушания. “Убили” Сына, “выведши его вон из виноградника”. Удобно можно сказать: вон из Иерусалима; ибо Христос “вне врат” пострадал (Евр. 13, 12). Но поелику выше под виноградником мы разумели народ, а не Иерусалим, то едва ли не ближе к делу сказать, что народ хотя убил Его, но вне виноградника, то есть не своеручно нанес Ему смерть, а предав Его Пилату и язычникам. Итак, Господь пострадал вне виноградника, то есть не от рук народа, ибо ему нельзя было никого убивать, посему Он умер от рук воинов. Некоторые под виноградником разумели Писания. Итак, Господь пострадал вне Писаний, то есть Его убили неверующие Моисею. Ибо если бы веровали Моисею и обращались в Писаниях, исследуя оные, то не убили бы Владыку Писаний. — Сказав это, присовокупляет и тот приговор, который имеет произнесть над ними, именно, что “отдаст виноградник другим”, то есть другим даст ту благодать, чтоб называться Моим народом. Смотри: те, кои говорят, что виноградник означает Писание, кажется, ближе угадывают смысл, как отсюда оказывается. Ибо Писание, отобранное от евреев, передано нам. А иной смелый, пожалуй, скажет, что виноградник есть все духовное, заключается ли оно в Писании и законах, или в деяниях и историях, чего всего иудеи лишились, а мы тем наслаждаемся.

Слышавшие же это сказали: да не будет! Но Он, взглянув на них, сказал: что значит сие написанное: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла (Псал. 117, 22)? Всякий, кто упадет на тот камень, разобьется; а на кого он упадет, того раздавит.
Как слышишь, евангелист Лука говорит, что Господь сказал сии слова: господин виноградника погубит неблагодарных виноградарей и отдаст виноградник другим, и что фарисеи, услышав сие, сказали: “да не будет”. А евангелист Матфей говорит иначе, именно: Господь спросил, что сделает с виноградарями теми хозяин виноградника? А иудеи в ответ сказали: злодеев предаст смерти и виноградник отдаст другим (см. Мф. 21 гл.). Не противоречие ли это? Отнюдь нет. Ибо вероятно случилось то и другое: сначала сами они произнесли приговор, как передает евангелист Матфей; а потом, догадавшись, к кому относится притча, именно, что она на них-то и сказана, сказали опять то, что передает теперь евангелист Лука, именно: “да не будет”. Что же Христос? Он приводит и другое свидетельство из псалмов Давида, Себя называя камнем, а самих учителей строящими, подобно как и пророк Иезекииль говорит: “и когда он строит стену, они обмазывают ее грязью” (Иезек. 13, 10), то есть говорящие в угоду и прикрывающие недостатки народа, и потому как бы помазывающие грязью повреждения народа, как бы какой стены. Как же “отвергли” сей камень? Когда говорили: “не от Бога этот Человек” (Иоан. 9, 16). — Господь говорит здесь о двоякой погибели. Одна — погибель душ их, которую они потерпели за то, что соблазнились. Ибо всякий, падающий на сей камень, разобьется. Другая — погибель от пленения, которое навел на них камень сей за свое уничижение от них. Ибо на кого, сказано, упадет, того раздавит. Иудеи раздавлены и рассеяны так, как мякина, от одного гумна — Палестины — во весь мир. Примечай же то, что прежде они упали на камень сей, то есть соблазнились, а потом уже камень упал на них и наказал. Ибо прежде совершается мною грех, а потом меня постигает праведное наказание от Бога. Но иудеи отвергли сей камень. А он был так хорош и избран, что положен во главу угла, и совокупил и соединил две стены, то есть ветхое и новое. Хотя им должно было послушать Исаии, говорящего: “Его чтите свято, и Он — страх ваш, и Он — трепет ваш! И будет Он освящением и камнем преткновения, и скалою соблазна” (Исаии 8, 13. 14). Но они и тогда, как поняли, что на них говорит Господь притчу сию, злоумышляют против Него, и наложили бы на Него руки, если бы не побоялись народа. И закон говорит: “не умерщвляй невинного и правого” (Исх. 23, 7); но его они не слушают, а боятся гнева людского и, уклоняясь от видимого наложения рук, устрояют иные ковы против Него.

Святитель Феофан Затворник.
(Тит. 1, 5-2, 1; Лк. 20, 9-18). Притча о винограднике изображает ветхозаветную церковь; делатели - это тогдашняя ее иерархия. А так как она не соответствовала своему назначению, то совершился приговор над нею: взять у ней виноградник и отдать другим. Эти другие были сначала св. Апостолы, потом их преемники - архиереи со всем священством. Виноградник Божий - один от начала мира, и назначение делателей его одно было, есть и будет до скончания века - приносить Господину винограда плод - спасенные души. Это задача христианской иерархии, следовательно и нашей. В какой мере исполняется она - все мы видим. Что же сказать на это? Во многом - слава Богу! - но во многом-многом нельзя не пожелать лучшего. Это особенно касается проповеди слова Божия. Где-то слышится проповедь; а между тем это единственный садовый нож в руках делателей винограда Божия. Как бы и над нами не исполнилось: "придет господин виноградника и погубит виноградарей тех и отдаст виноградник другим". Но как бы сами не ворвались эти иные и не погубили не только делателей, но и самый виноград. . .

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Эту яркую притчу мы все хорошо знаем. Она в немногих словах раскрывает судьбу Израиля, и не только его. Но прежде всего — Израиля.

Виноградник, который насадил Господь, возлюбленный виноградник, как говорит пророк Исаия (Ис. 5, 1), есть Израиль. А Господин виноградника — Сам Бог. И Бог отдает виноградник делателям — духовным вождям Своего народа. Слуги, которых посылает Бог в виноградник, — пророки. Одних из них избивают, других убивают. А Господь, долготерпеливый и многомилостивый, снова и снова посылает слуг, чтобы устыдились виноградари и вспомнили о том, что им надлежит делать. И, наконец, Сын, Которого посылает Господин виноградника, есть не кто иной, как Господь наш Иисус Христос.

Самое страшное заключается в том, что люди, к которым был послан Сын Господина виноградника, абсолютно точно знали, что это Сын. Это самое поразительное в притче. Они ищут убить Сына Божия не потому, что не знают, что Он Мессия, а потому что знают, что Он Мессия. Тут нет никакой путаницы, каких-то случайных совпадений. Они точно знают, что Он Собой представляет, не сомневаются в Его чудесах, видят силу Божию, которая в Нем действует. И именно оттого, что они знают, что это не лжемессия какой-нибудь, а подлинный Мессия, они ищут Его убить.

Эти люди думают, что появилась реальная возможность убить Бога и стать свободными. Мы с вами часто говорим о той свободе, которая сейчас проповедуется в мире, как о новом всепобеждающем учении XXI века. Это та самая свобода, когда человек хочет, чтобы Бог ему не мешал, чтобы Бога можно было изгнать из своей жизни, убить в конце концов и остаться с дарами, полученными от Бога. Суть этой свободы, говорят они, заключается в том, что человек, если он хочет осуществить себя, раскрыть свою природу до конца, не должен иметь никаких нравственных или религиозных ограничений. Ради такой свободы совершилось злодеяние, о котором слышим мы сегодня в Евангелии.

Мы знаем, что это пророчество исполнилось, когда первосвященники и книжники-фарисеи взяли Христа и предали Его на смерть. Но мы должны также знать и то, что все продолжается до последнего раскрытия «тайны беззакония», как в истории Израильского народа, так и в истории всех народов, которые не приняли Христа. Святой Иоанн Златоуст говорит, что дары Божии непреложны. И когда богоизбранный народ направляет свои дары исключительно на земное, он может больше всех преуспевать в земном. «Ибо сыны века сего догадливее сынов света в роде своем» (Лк. 16, 8). Мы видим, как осуществляют сегодня сыны века сего свое господство во всем мире.

Слушая притчу, мы думаем, что мы, православные христиане, являемся как раз тем народом, которому передан этот виноградник, и он должен принести стократный плод. И это действительно так. Но вот о чем нам нельзя никогда забывать. Если мы, зная Христа, зная о тайне Его смерти и Воскресения, причастные благодати Христовой Церкви, не живем по нашей вере — мы сознательно отвергаем Бога. Зная путь Божий, избираем свободно и сознательно свой собственный путь. «Тайна беззакония» совершается на разных уровнях — не только во внешнем мире, но и внутри самой Церкви.

«Камень, который отвергли строители, — говорит Христос, — сделался главой угла. От Господа бысть сей и есть дивен во очесех наших». В течение всей истории происходит это отвержение Христа. Мы видим попытки уничтожить Его, истребить имя Его из памяти человеческой в нашем Отечестве в минувшем веке. Но всегда Христос, распятый и поруганный, оказывается Господином истории, Он в центре всего, что происходит, Судия и Царь мира.

Господь говорит, что всякий, кто преткнется об этот камень, — разобьется, а тот, на кого этот камень упадет, того он сокрушит (Мф. 21, 44). Камень — это Христос и заповеди Его. Сознательное отвержение заповедей Божиих подобно попытке пробить головой каменную стену. Это есть не что иное, как беснование, самоуничтожение впадающих в безумие. Падения и соблазны могут быть иногда как бы по неведению, когда человек внезапно претыкается. Но бывает и сознательное противление Христу. И тогда этот камень, который есть Христос, всей правдой, всей любовью Своей падает на всякую неправду, на всякое упорное отвержение дара спасения и сокрушает противящихся Ему.

Страшно преткнуться о камень заповедей Божиих, но бесконечно страшнее — когда это становится окончательным выбором. Когда человек принимает сторону того, кто обладал некогда всеми дарами света, а стал падшим Ангелом, тьмою и врагом Божиим. Таинственно совершается Промысл Божий в истории, и одновременно он слишком очевиден.

«Горе тому, через кого соблазн приходит», — говорит Господь. И не меньшее горе тому, кто без сопротивления поддается соблазнам. Но всякому, кто устремляется строить жизнь по правде Христовой, подается неодолимая крепость от Господа и радость, которой никто не может отнять.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова.

Однажды Господь рассказал притчу о том, как некий человек сдал свой виноградник в аренду "и отлучился на долгое время". Потом он неоднократно посылал рабов, чтобы получить оговоренную плату, а напоследок послал и сына. Но арендаторы то били, то убивали посланных. Убив же сына, рассчитывали вообще завладеть виноградником. Удивительно, как они не подумали, что в конце концов хозяин непременно "придет и погубит виноградарей тех, и отдаст виноградник другим"? Народ, слушавший эту притчу, сразу понял, что именно так оно и будет.

Но еще удивительнее, что первосвященники и книжники, хотя и "поняли, что о них сказал Он эту притчу" (Лк.20,19); хотя и узнали заранее, какой у нее конец, - все же дерзнули прожить эту притчу до конца, все же искали, "чтобы наложить на Него руки" (Лк.20,19). Вот так ослепляют страсти: страсть иметь, страсть властвовать. По причине такого безнадежного ослепления Господь и отнял у иудейских первосвященников и книжников владение Своим виноградником, Своей церковью. Теперь виноградник Господа состоит уже из всех народов, и трудиться в нем определено епископам и пресвитерам Христовой церкви. Но теперь Господь особенно заботится, чтобы не вышло как с теми, первыми арендаторами.

Чтобы стать ветхозаветным священником, достаточно было быть потомком Аарона из колена Левия, не иметь телесных недостатков и быть женатым на девице. Теперь, предписывая Титу поставить "по всем городам пресвитеров", Павел особо указывает на те качества, которыми должен обладать всякий кандидат в священный сан. В то время лишь сами Апостолы были носителями полноты Христовой власти на земле. Частью этой власти они наделяли тех, кого называли епископами или пресвитерами. Эти два слова тогда означали две стороны одного служения. Епископ - "надзирающий" над порученной ему общиной. Он же и - "пресвитер", старший, начальствующий в ней. Когда Апостолов не стало, их место заняли те, кого стали называть "епископами". А "пресвитерами" стали называть тех, кого епископы, в свою очередь, наделяли частью своей власти.

Итак, священнослужитель должен быть, во-первых, "непорочен", "не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец". Он не должен быть одержим страстями, потому что, как мы убедились, двум господам служить совершенно невозможно. Или платишь "положенное" Богу, или - своей страсти. Или выполняешь Божью волю, или убиваешь Его посланников.

А еще служитель Божий должен быть "страннолюбив", то есть всегда готов дать приют братьям христианам, странствующим по причине гонений или церковной потребы. А сребролюбец, не желающий ничем поделиться, или пьяница, скрывающий свой порок, как откроет двери своего дома?

Также священнослужитель (ныне это относится только к пресвитерам и диаконам) должен быть "муж одной жены", то есть женат первым браком. Потому что жизнь в одном браке говорит о верности, о постоянстве, о том, что человек не ходит на поводу своих очей.

Должно и "детей иметь верных, не укоряемых в распутстве или непокорности". Какие у человека дети - во многом говорит о его способности учить. А главное воспитание - воспитание своей жизнью.

Священнослужитель должен быть "любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержен". Особо важно, чтобы он держался "истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении, и противящихся обличать".

На епископах и пресвитерах - великая ответственность. Данный нам в аренду виноградник даже вдвойне не наш, потому что как бы еще раз куплен Хозяином, ценою Крови Своего Сына. И как же должна вопиять эта Кровь в ответ на всякий отказ дать Богу законных "плодов из виноградника", а тем боле - на всякий помысел, будто виноградник Божий принадлежит нам!

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

88

12 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 101 зач., XX, 19-26.

19И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.
20И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.
21И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; 22позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?
23Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?
24Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.
25Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.
26И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.
Как слышишь, евангелист Лука говорит, что Господь сказал сии слова: господин виноградника погубит неблагодарных виноградарей и отдаст виноградник другим, и что фарисеи, услышав сие, сказали: “да не будет”. А евангелист Матфей говорит иначе, именно: Господь спросил, что сделает с виноградарями теми хозяин виноградника? А иудеи в ответ сказали: злодеев предаст смерти и виноградник отдаст другим (см. Мф. 21 гл.). Не противоречие ли это? Отнюдь нет. Ибо вероятно случилось то и другое: сначала сами они произнесли приговор, как передает евангелист Матфей; а потом, догадавшись, к кому относится притча, именно, что она на них-то и сказана, сказали опять то, что передает теперь евангелист Лука, именно: “да не будет”. Что же Христос? Он приводит и другое свидетельство из псалмов Давида, Себя называя камнем, а самих учителей строящими, подобно как и пророк Иезекииль говорит: “и когда он строит стену, они обмазывают ее грязью” (Иезек. 13, 10), то есть говорящие в угоду и прикрывающие недостатки народа, и потому как бы помазывающие грязью повреждения народа, как бы какой стены. Как же “отвергли” сей камень? Когда говорили: “не от Бога этот Человек” (Иоан. 9, 16). — Господь говорит здесь о двоякой погибели. Одна — погибель душ их, которую они потерпели за то, что соблазнились. Ибо всякий, падающий на сей камень, разобьется. Другая — погибель от пленения, которое навел на них камень сей за свое уничижение от них. Ибо на кого, сказано, упадет, того раздавит. Иудеи раздавлены и рассеяны так, как мякина, от одного гумна — Палестины — во весь мир. Примечай же то, что прежде они упали на камень сей, то есть соблазнились, а потом уже камень упал на них и наказал. Ибо прежде совершается мною грех, а потом меня постигает праведное наказание от Бога. Но иудеи отвергли сей камень. А он был так хорош и избран, что положен во главу угла, и совокупил и соединил две стены, то есть ветхое и новое. Хотя им должно было послушать Исаии, говорящего: “Его чтите свято, и Он — страх ваш, и Он — трепет ваш! И будет Он освящением и камнем преткновения, и скалою соблазна” (Исаии 8, 13. 14). Но они и тогда, как поняли, что на них говорит Господь притчу сию, злоумышляют против Него, и наложили бы на Него руки, если бы не побоялись народа. И закон говорит: “не умерщвляй невинного и правого” (Исх. 23, 7); но его они не слушают, а боятся гнева людского и, уклоняясь от видимого наложения рук, устрояют иные ковы против Него.

И наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя. И они спросили Его: Учитель! Мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь, и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь: позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете? Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы. Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И не могли уловить Его в слове пред народом, и удивившись ответу Его, замолчали.
Фарисеи приготовили сеть, которой, по их мнению, Господу трудно избежать, но в сети сей “запуталась нога” их (Псал. 9, 16). Смотри, какое лукавство! Если Господь скажет, что должно давать подать кесарю, тогда обвинят Его пред народом в том, что Он в рабство приводит народ, который есть семя Авраамово и никому не работал (Иоан. 8, 33). Если Он запретит давать подать, в таком случае, как возмутителя, поведут Его к правителю. Но Господь избегает сетей их как “серна”, ибо так назвала Его невеста в Песни Песней (2, 9), и научает, что телесная подчиненность владеющему нашими телами, царь ли он, или тиран, нисколько не препятствует нам духовно благоугождать Богу духов. “Итак, отдавайте, — говорит, — кесарево кесарю, а Божие Богу”. И смотри, не сказал: “давайте”, но “отдавайте”. Это, говорит, долг: посему и уплати должное. Государь твой хранит тебя от неприятелей, жизнь твою делает мирною: за это ты обязан ему податью. И иначе: то самое, что ты вносишь, то есть монету, ты имеешь от него же самого. Итак, монету царскую ему (царю) и возврати опять. Между тем ты и для себя извлек из нее выгоду, разменивая ее и добывая необходимое для жизни. — Так точно и Божие должно воздавать Богу. Он дал тебе ум: возврати Ему оный разумною деятельностию. Он дал тебе рассудок: возврати Ему оный, не уподобляясь неразумным животным, но поступая во всем как одаренный разумом. И вообще Он дал тебе душу и тело: возврати Ему все и восстанови для Него образ Его, живя по вере, с надеждою, в любви. — И в ином смысле должно отдавать кесарево кесарю. Каждый из нас носит на себе или образ Божий, или образ князя мира. Когда мы уподобимся кесарю, становясь сыновьями дьявола, мы носим на себе его образ. Сей-то образ должно отдавать ему и отвергать, дабы он имел свое при себе, а в нас не находил ничего принадлежащего ему. Чрез это и образ Божий может сохраниться у нас в чистоте. Посему и апостол Павел убеждает, дабы мы как носили образ земного, так носили и образ небесного (1 Кор. 15, 49); и в другом месте: “отложить прежний образ жизни ветхого человека” (Ефес. 4, 22). Что здесь выражено словом “отдавать”, то у Павла словом “отложить”, и что здесь названо образом “кесаря”, то там образом “земного”, без сомнения, Адама согрешившего, и “ветхого человека”. Ибо образ земного не что иное, как тление и грех, каковой образ мы имеем потому, что уподобились отступнику, а не Царю. Фарисеи не могли уловить Иисуса в слове пред народом. Ибо особенное старание у них было о том, дабы оклеветать Его пред народом, как порабощающего народ римлянам. А сего они не могли достигнуть по причине премудрого Его ответа.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Есть слова, которые меняют течение истории. К таким относится слово Христа: «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Оно определяет решительно отношения между религией и политикой, между Церковью и государством. Оно дает христианству принципиально другое направление, отличное, например, от ислама.

Где и когда Христос произнес это слово, которое стало законом? В Иерусалиме, за несколько дней до Своих крестных страданий, когда с разных сторон все делали, чтобы избавиться от Него. И изыскивали, как скомпрометировать Его. Ловушка была построена весьма искусно. Платить подати императору, римской оккупационной власти означало признать ее как законную власть. Однако фанатично настроенные иудеи выступали против этого. Они предпочитали террор, вооруженную борьбу против римлян. Многие из них кончили жизнь на кресте, как два разбойника, казненных одновременно с Господом.

Фарисеи, задававшие вопрос Господу, были за компромисс: ради сохранения мира, считали они, надо платить налоги. Когда придет Мессия, Он освободит Свой народ от римского ига. Если Христос объявит Себя Мессией, Он должен отказаться платить подати. Если Он так сделает, они могут предать Его римлянам как бунтовщика. Если Он не сделает так, Он не есть обещанный Искупитель.

Господь, видя их намерение, обличает их в лицемерии: «Покажите римскую монету. Разве вы не видите на ней изображение и подпись римского императора? Зачем же вы берете эту монету в руки, в то время как изображение человека запрещено иудеям? Монета принадлежит императору, так отдавайте ее ему! Но более существенно, чтобы вы отдали Богу то, что Ему принадлежит».

Этим словом Христос разделил раз и навсегда политику и религию, государственное служение и служение Богу. Император заставлял поклоняться себе как Богу, повиновение ему было культом. Все диктаторы пытались завладеть не только деньгами своих подданных, но также их душой. Они хотели обладать одни всем человеком. Полностью. Так поступал Гитлер и так поступал Ленин. Вот почему Церковь Христова была им ненавистна.

С одной стороны, Христос требует от Своих учеников повиноваться гражданской власти, даже если речь идет о чужеземном господстве вроде римской оккупационной власти. С другой стороны, Он ясно говорит, что человек должен поклоняться только Богу: воздавать Богу Богово. На монетах изображение и надписание императора, так отдавайте их ему, потому что они принадлежат ему. Вы же носите в себе изображение Божие, образ Божий, ибо человек создан по образу Божию. Отдавайте же ваши сердца, вашу жизнь Тому, Кому они принадлежат.

«Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Эти слова всегда напоминают нам, что человек больше, чем экономика, деньги, политика. Они тоже важны, но все должно быть на своем месте. Они — только средства и никогда не могут быть смыслом и целью человеческой жизни. Как говорят святые отцы, поставь первое на первое место, и остальное само займет свое место.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Проповедь священника Георгия Полякова.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В окружении огромного стечения народа и религиозных законодателей Писания Христос, благовествуя в храме, произнес дивную и яркую притчу о злых виноградарях, в которой простыми и доступными словами, Он наполняет ее историческими событиями прошлого, философски комментирует настоящее и пророчески предсказывает будущее этого мира и всего человечества. Последние слова этого эсхатологического повествования окончательно взорвали хрупкое терпение негодовавших книжников и первосвященников, что до краев наполнило их озлобленные сердца лютой ненавистью к Проповеднику. И они, как повествует евангелист Лука, решили наложить на Него руки.

Фарисеи поняли, что о них сказана притча и начали искать и мучительно тужиться, прикладывая все свои лукавые способности, как хитрее сформулировать вопрос, в который бы как в смертельные сети уловить так ненавистного им популярного и общеизвестного Проповедника. Чтобы все злодеяния выглядели естественно и наверняка, при этом не кидая тень на себя, как пишет евангелист Матфей, они посылают к Иисусу своих учеников с иродианами. Ханжи и льстецы, мелочные иерархи и равнодушные к религии люди, ревностные приверженцы теократии и беззастенчивые карьеристы соединились между собой, чтобы в своих смертельных объятиях погубить так ненавистного им Христа.

Фарисеи отстаивали чистоту религиозной веры и противились любым попыткам римлян оказать хоть какое-нибудь воздействие на образ жизни иудеев.

Иродиане, о которых упоминает только евангелист Матфей, были политической партией приверженцев Ирода, идумейского князя вследствие римского вмешательства сделавшегося иудейским царем. К религиозной жизни иудейского народа они не имели почти никакого отношения, если не считать их откровенного презрения к закону Моисея. В действительности они были нисколько не лучше провинциальных придворных. Это вообще были люди, нагревшие руки около жалких тиранов, которые старались поддерживать их ради собственных выгод. Усилить фамилию Ирода дружбой с римлянами, добиться этого (…?) соглашения к подавлению всяких национальных еврейских стремлений было главной их задачей. Чтобы достигнуть этого, они спешно поменяли свои семитские имена на греческие, усвоили языческие обычаи, посещали амфитеатры, приняли символы языческого господства. Если столь ревностные фарисеи могли даже на самое короткое время сблизиться с такими людьми как иродиане, одно существование которых было жестоким оскорблением их гордого самолюбия и высокомерия, то это дает нам возможность точнее понять, сколь сильна была фарисейская ненависть к Иисусу Христу.

Две партии, относившиеся друг к другу с непримиримой враждой, теперь примирились в заговоре, чтобы погубить общего врага. Иродиане подошли к Спасителю, стараясь не возбуждать особых подозрений в своих злых помыслах. Но фарисеи, непременно желая вывести Иисуса из себя, не явились к Нему лично, а подослали своих младших учеников, которые должны были приблизиться к Назаретянину с видом невинной простоты людей, желавших научиться.

Намереваясь ввести Христа в заблуждение, как будто между ними и иродианами возник спор и не знают, как его закончить, а потому и предложили предмет раздора на окончательный и высокий суд Великого Пророка. Коварство фарисеев, пишет святитель Иоанн Златоуст, не знало границ. Хотя они льстиво и делали вид, что уважают Его мнение, они подошли к Нему осторожно, почтительно, вежливо: Учитель, - тихо обратились мнимые спорщики с наигранной серьезностью, - мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лицо, но истинно пути Божию учишь, - они как будто хотели пригласить Его без страха и бесстрастно разрешить их мучившие сомнения, и что Его мнение поможет им руководствоваться в нравственном вопросе практической важности. Но за этой змеиной лестью сейчас же показались ядовитые зубы, - позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? Речь шла о ежегодной подати, которую римский император взимал с иудеев с 63 года до Рождества Христова. А уже с 6-го года по Рождестве Христовом вопрос о подати сделался жгучим. По этому поводу в стране произошло волнение, пишет евангелист Лука в Деяниях своих, вождем которого сделался Иуда Галилеянин. Собранные деньги поступали прямо в императорскую казну. Этот налог был крайне непопулярен среди иудеев, так как символизировал их рабство Риму.

Вопрос о подати для фарисеев носил религиозный характер, для иродиан – политический. Обе партии обратились к Иисусу одновременно, чтобы поставить Его перед сложной дилеммой, религиозной и политической одновременно. Расчет противников был тонкий: ответь Иисус: «да», это бы Его резко скомпрометировало в глазах народа, ответь: «нет», это молниеносно дало бы повод к обвинению Его в политической неблагонадежности. Третьего выхода, казалось, не было. Но Иисус в Своем ответе идет именно третьим путем, непредусмотренным Его противниками. Он требует принести Ему динарий. У евреев на монетах обычно не делалось никаких изображений лиц, потому что это считалось идолопоклонством. Асмонеи чеканили свои монеты только с надписями на еврейском и греческом языке изображали сосуд с манной, жезл Аарона и прочее. На римских монетах, которыми уплачивалась подать, были изображения императоров с различными надписями.

Посмотрев на динарий, Христос спросил Своих вопросителей: Чье на нем изображение и чья надпись? Они отвечали: кесаревы. На данной монете очевидно было изображение цезаря Тиберия, правившего Римом с 14 по 37 год по Рождестве Христовом. И следовательно, надпись на ней гласила: Тиберий, Кесарь Август, сын божественного Августа. Эта надпись была продиктована римским культом императора, которому поклонялись как божеству, что было особенно отвратительно в глазах иудеев. А на обратной стороне значилось: Первосвященник. Спаситель просто, ясно и понятно сказал: отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Он тем самым решил хитроумный вопрос. Это был воистину Божественный ответ. Простота его заключала в себе глубокую мудрость и содержание. Был дан основной христианский принцип, усвояющий целую большую область чрезвычайно сложных и запутанных отношений гражданской жизни. неожиданный ответ крайне удивил и достаточно удовлетворил всех окружающих, несмотря на разницу их убеждений и взглядов.

Римские подати платились римской монетой – динарием. То есть кесарю отдавалось кесарево. Уплата же сборов на храм, на жертвоприношения и другие потребности религиозного культа производились обязательно древнеиудейской монетой – священным сиклем. То есть Божие отдавалось Богу. Подать не была добровольным даром, но законной обязанностью, не жертвой, но политической необходимостью, связанной с римским подданством. Фарисеи слушали и молчали, а окружающие дивились глубине Его мудрости, с какой Он разрешил лукавый и лицемерный вопрос.

Но Господь не ограничился этим. Он прибавил еще более глубокие и многозначительные слова: а Божие Богу.

Эта прибавка слов выходила далеко за пределы предложенного Ему частного вопроса и касается большой и сложной области отношений христианства, гражданской и религиозной власти, устанавливало общее правило этих отношений. Вопросы и проблемы, которые поднимаются в этом сюжете, актуальны и для нашего поколения и для наших дней. Надо различать грань между гражданским и духовным институтом и ясно видеть область их требования.

По отношению к гражданской власти мы обязаны исполнять все ее требования, постановления, законы, и в то же время с высокой степенью ответственности исполнять все заповеди Божии, подчинять свою волю воле Божией, любить (?) любовью Бога и человека.

История Церкви показала, что служение кесарю вовсе не препятствует истинному служению Господу Богу.

Апостол Павел в своем послании к Римской Церкви пишет: отдавайте всякому должное: кому подать – подать, кому оброк – оброк, кому страх – страх, кому честь – честь.

Но, живя в этом мире, мы видим, что и те и другие обязанности неоднородны между собой, как по своему происхождению, так и по содержанию. Господь в Своем ответе ясно их различает. Необходимо и нам различать эти обязанности, чтобы ясно видеть к какой области, гражданской или религиозной, относится то или другое требование. В противном случае, легко запутаться и не найти правильной линии христианского поведения, особенно когда эти сферы наглядно противоречат друг другу. Апостолы на заре христианской эры, исполненные Духа Святаго, невзирая на мученическую кончину и гонение сильных мира сего, избирали Божие и благовестили слово Бога смело, мужественно, дерзновенно. На своем Соборе они постановили для будущих последователей Христа: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам.

Сегодняшний евангельский ответ Христа вопрошающим фарисеям приоткрывает великую тайну антропологии самого человека. Ибо сама природа людская устроена Творцом так, что он и духовен и телесен. Он принадлежит одновременно двум мирам, небесному и земному. Вкушая пищу, мы поддерживаем свою плоть, причащаясь – душу. И чтобы Дух Божий царствовал в нас, чтобы вкушать радость Небесного Царства уже в этом мире, надо изо дня в день, как учил старец Серафим Саровский, стяжать Дух Святой, Который через нас изобильно изливается в стихию этого мира, наполняя все гармонией, смыслом, полнотой. От свободной воли, от свободного выбора человека зависит, чтобы Божие творение наполнялось всегда Богом. Аминь.

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0

89

13 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 67 зач., XII, 32-40.

32Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство.
33Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает,
34ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет.
35Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи.
36И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придёт и постучит, тотчас отворить ему.
37Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдёт бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им.
38И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те.
39Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой.
40Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам царство. Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает; ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет.
Господь желающих быть учениками Его называет “малым стадом” или потому, что в мире сем святых весьма мало по причине требуемой произвольной нищеты и нестяжательности, или потому, что их меньше, чем ангелов, которых сонмы не имеют числа и несравненно превышают число нас. А что ангелов гораздо больше, это видно из притчи, в которой Господь сказал, что пастырь об одном заблудшем было и снова найденном радуется более, нежели о девяносто девяти не заблудших (Лук. 15, 7). Ибо отселе видно, что как единица относится к девяносто девяти, так и род человеческий к миру ангельскому. “Не бойся”, говорит, малое стадо, то есть не сомневайся, что Бог будет промышлять о тебе, хотя бы ты сам и не заботился о себе. Почему? Потому, что Отец благоволил дать вам царство. Если Он дает царство, то тем более подаст предметы земные. Итак, не думай, что если ты усвоишь себе нищету, то не будет Промыслителя о тебе, но продавай имение, давай милостыню и сделай сокровище неистощимым. Потом убеждает нас и непререкаемыми умозаключениями. Здесь, говорит, моль съедает, а на небе нет. Итак, не безумно ли слагать сокровище в таком месте, в котором оно повреждается? Потом, поелику моль не съедает золота, Он присовокупил: “куда вор не приближается”. Ибо если моль не съедает золота, то вор похищает его. Потом, поелику не всех же обкрадывают, Он присовокупляет еще большее и совершенно неопровержимое основание. “Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет”. Пусть, говорит, будет и так, что и моль не съест, и вор не подойдет, но самое порабощение сердца закопанному в землю сокровищу и повержение в землю богоподобного существа души какого достойно наказания? Не тем ли больше наказание (предлежит) тому, кто имеет ум? Где сокровище ваше, там и сердце ваше. Если сокровище в земле, то и сердце в ней; если сокровище на небе, то и сердце — горе. Кто же не изберет лучше быть горе, чем под землею, быть ангелом, чем кротом, живущим в подземных норах?

Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи; и вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой; будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.
Господь, сделав ученика Своего свободным от лишнего, упразднив от всякой житейской заботы и надмения и таким образом сделав его легким, делает его уже и слугою. Ибо кто желает служить, тот должен быть легким и расторопным. Посему, говорит: “да будут чресла ваши препоясаны”, то есть вы всегда являйтесь готовыми на дела своего владыки, и “светильницы горящи”, то есть не живите во тьме и без рассуждения, но свет разума пусть указывает вам все, что должно и что не должно делать. Итак, мир сей есть ночь. Препоясанные по чреслам суть ведущие деятельную жизнь. Ибо таково одеяние рабочих. Им нужны еще и светильники горящие. Ибо при деятельной жизни нужно и дарование рассуждения, то есть, чтобы деятель мог распознавать не только то, что должно делать, но и то, как должно делать. Ибо многие делали доброе, но делали не хорошо. Таковые хотя и были препоясаны по чреслам, поелику они действовали, но светильников горящих не имели, то есть не имели разумного рассуждения, а впадали или в гордость, или в другую пропасть безумия. Приметь и то, что прежде препоясываются чресла наши, потом светильники зажигаются. Ибо прежде бывает деятельность, потом созерцание, которое есть озарение ума нашего. Ибо светильник, ум наш, тогда называется горящим, когда сияет в нем свет Божий. Итак, будем тщательно упражняться в добродетели, дабы нам иметь горящими оба светильника наши, то есть слово внутреннее и слово произносимое, внутреннее — все озаряющим в душе, а произносимое — блистающим на языке. Ибо внутренний светильник нас просвещает, а слово учительское и произносимое светит прочим. — И мы должны быть подобны людям, ожидающим возвращения своего господина с брака. Кто ж иной этот господин, как не Христос Иисус? Он, восприяв человеческую природу как бы невесту и соединив с Собою, сотворил брак, прилепившись к ней в плоть едину. Да и не один брак творит Он, а многие, ибо на небе каждодневно уневещивает Себе души святых, которые Павел или подобный Павлу представляет ему чистыми девами (2. Кор. 11, 2). Возвращается Он с небесного брака, может быть, открыто пред всеми, при кончине вселенной, когда придет с неба во славе Отца, а может быть, невидимо и неожиданно являясь во всякую пору, при кончине каждого в частности. Итак, блажен тот, кого Он найдет препоясанным по чреслам, то есть готовым служить Богу деятельною частию христианского любомудрия, и имеющим горящий светильник слова и рассуждения, не только творящим доброе, но творящим оное хорошо и сверх того принявшим созерцание как бы некоторый светильник. Ибо чрез препоясание по чреслам у нас становится горящим и светильник созерцания, и даже два светильника, внутренний и износимый вовне. — Для такого слуги сам Господь становится слугою. Ибо сказано: “и посадит их, и подходя станет служить им”. Бог препоясуется, потому что не всю полноту благ источает нам, но сдерживает оную. Ибо кто может вместить Бога, каков Он есть? Это видно и на серафимах, которые покрываются от превосходства божественного света (Исаии 6, 2). Добрых рабов Он полагает на ложе, то есть всех во всем успокаивает. Ибо как лежавший на ложе все тело успокаивает, так и в будущее пришествие все святые будут успокоены во всех отношениях. Здесь они не находят отдохновения для тела, а там вместе с душами и тела их, духовные и божественные, наследовав нетление, будут наслаждаться совершенным покоем, и Бог будет все во всех их (1 Корин. 15, 28). Господь “станет служить” достойным (рабам), — воздавая им равное. Как они служили Ему, так и Он послужит им, предлагая им изобильную трапезу, и подавая наслаждение духовными дарованиями. — Под “второю и третьей стражею” можешь разуметь разные времена нашей жизни. Объясню примером. Как не спящий во вторую и третью стражу считается самым неусыпным, ибо эти часы ночи в особенности доставляют людям сон, и сон первый: так разумей, пожалуй, что и при различных состояниях нашей жизни есть времена, которые, если мы окажемся в оные бодрствующими, делают нас блаженными. Похитил ли кто у тебя имение? Дети ли у тебя умерли? Оклеветал ли кто тебя? Если ты в таких обстоятельствах не ниспал, но оказался бдящим пред Богом и Владыкою и не допустил себе ничего сделать вопреки Его заповедям, то Он поистине нашел тебя бдящим “во вторую и третью стражу”, то есть во время тяжелое, в которое нерадивые души падают и засыпают сном смертным. Итак, необходимо бодрствовать. Ибо мы подобны хозяину дома. Если он не спит, то вор не может похитить ничего из его имения; если же он сонлив, то вор все заберет и уйдет. Некоторые разумеют здесь под татем диавола, под домом — душу, а под хозяином дома — человека. Однакож такое разумение, кажется, не подходит к связи речи. Здесь татю уподобляется пришествие Господа, по его неожиданности, как и один из апостолов говорит: “день Господень, как тать ночью” (2 Кор. 3, 10). И здесь же, смотри, как Господь объясняет, кто такой вор. “Будьте же, — говорит, — и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий”. — Некоторые же говорят, что под бдящими в первую стражу разумеются те, кои внимательнее прочих, под бдящими во вторую стражу — те, кои уступают им, а под бдящими в третью стражу — те, кои стоят ниже и сих. А другие изъясняли стражи о различных возрастах: первую — о юности, вторую — о мужестве, а третью — о старости. Итак, блажен тот, кто в каком бы то ни случилось возрасте найден будет бдящим, а не беспечным относительно добродетели.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Святитель Феофан Затворник.
(Еф. 1, 16-23; Лк. 12, 32-40). "Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи". Надо быть готовым на всякий час: не знать когда придет Господь или для последнего суда, или для взятия тебя отсюда, что для тебя все одно. Смерть все решает; за нею итог жизни; и что стяжешь, тем и довольствуйся всю вечность. Доброе стяжал - блага участь твоя; злое - зла. Это так верно, как верно то, что ты существуешь. И решиться все это может сию минуту, - вот в эту самую, в которую ты читаешь эти строки, и затем - всему конец: наложится печать на твое бытие, которой никто уже снять не сможет. Есть о чем подумать!. . Но надивиться нельзя, как мало об этом думается. Что за тайна деется над нами! Все мы знаем, что вот-вот смерть, что избежать ее нельзя, а между тем совсем почти никто о ней не думает; а она придет внезапно и схватит. И то еще. . . когда даже схватывает смертная болезнь, все не думается, что конец пришел. Пусть решат это психологи с ученой стороны; с нравственной же нельзя не видеть здесь непонятного самопрельщения, чуждого только внимающим себе.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Протоиерей Александр Шаргунов
«Не бойся, малое стадо!» Когда мы исполняемся страхов при мысли о грядущих бедствиях, мы заранее ищем способы, как их избежать, — в то время как они существуют, может быть, лишь в нашем воображении. Потому «не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство». Стадо Христовых словесных овец в этом мире — малое стадо. Церковь — виноградник, сад, занимающий небольшое место по сравнению с дикой пустыней этого мира. Но хотя она — малое стадо, зорко исчисленное ее врагами, воля Божия, чтобы мы не боялись. «Не бойся, малое стадо, ты — под защитой и водительством Великого и Доброго Пастыря. Бог уготовал Царство для тех, кто принадлежит к Христову малому стаду». Царство дается по благоволению Отца. Не за наши заслуги, а по благодати. Надежда на будущее Царство должна заставить умолкнуть страхи Христова малого стада в этом мире. Не бойтесь приближающихся бедствий, они не могут встать неодолимой преградой между вами и Царством!

Господь призывает нас трудиться для нашей души, приготовляя себе сокровище на небесах. «Продавайте имения ваши и давайте милостыню». Хотя бы то, что не нужно вам, дайте нуждающимся. Продавайте не так, как это делают многие известные вам богачи, чтобы на вырученные деньги еще больше обогатиться, но так, чтобы обрести сокровища, которые обогатят нас в вечности. То, что мы имеем на небесах, не может быть никогда истрачено, не может быть никем украдено, оно — вне досягаемости врагов. Наши сокровища на небесах, если наши сердца — там, когда мы здесь. Но если наши сердца настроены на приобретение только земного — рано или поздно мы расстанемся с небесным и земным.

Потому вся наша жизнь должна быть в готовности к встрече с Господом. «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи». Как бы ни было поздно, нам нельзя спать, мы должны бодрствовать в ожидании своего Господина, чтобы достойно принять Его. Христос ушел от нас на небо, но Он возвратится. И вся наша жизнь — ожидание Его Пришествия в славе. Час возвращения нашего Господа неизвестен. Он может быть в глубокой ночи, во вторую стражу — перед наступлением полуночи, или в третью стражу — сразу же после полуночи. «В час, в какой не думаете, придет Сын Человеческий». Это значит, что если вы не думаете о Христе всякий час, когда бы Христос ни пришел, будет для вас нежданным.

Блаженны рабы, которых Господь найдет бодрствующими и узнающими Его при приближении, по первому стуку в дверь. И больше чем это. «Он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им». Неудивительно, когда друг жениха прислуживает жениху за трапезой. Но кто видел, чтобы господин прислуживал своим рабам? Было такое однажды, когда Господь наш Иисус Христос, показуя Свое смирение, препоясался и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан (Ин. 13, 4—5). Эта Тайная Вечеря — образ жизни будущего века. И нам уже сейчас дано приобщаться ей в ожидании Господа славы.

0

90

14 ДЕКАБРЯ

http://uploads.ru/i/T/W/D/TWDCx.jpg
(От Луки святое благовествование)
ЕВАНГЕЛЬСКОЕ чтение дня:
Лк., 91 зач., XVIII, 18-27

18И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

19Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог; 20знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.

21Он же сказал: все это сохранил я от юности моей.

22Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.

23Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.

24Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!

25ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

26Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?

27Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение блж.Феофилакта Болгарского:

Лк.18:18. И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Человек сей, по мнению некоторых, был какой-нибудь злой хитрец и искал, как бы уловить Иисуса в словах. Но вероятнее то, что он был сребролюбец, поскольку и Христос обличил его именно таковым. Да и евангелист Марк говорит, что некто, подбежав и пав на колена, спросил Иисуса, и, «взглянув на него,... Иисус... полюбил его» (Мк.10:17, 21). Итак, человек сей был любостяжателен. К Иисусу приходит он с желанием узнать о вечной жизни. Быть может, и в сем случае он руководился страстью к приобретению. Ибо никто так не желает долгой жизни, как человек любостяжательный. Итак, он думал, что Иисус укажет ему способ, по которому он будет вечно жить, владеть имуществом и таким образом наслаждаться. Но когда Господь сказал, что средство к достижению жизни вечной есть нестяжательность, то он, как бы упрекая себя за вопрос и Иисуса за ответ, отошел. Ибо он нуждался в вечной жизни, потому что имел богатства на много лет. А когда он должен отказаться от имения и жить, по-видимому, в бедности, то что ему за нужда в вечной жизни?

Лк.18:19. Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог;

Приходит он к Господу, как просто к человеку и учителю. Поэтому Господь, чтобы показать, что к Нему не должно приходить как просто к человеку, сказал: «никто не благ, как только один Бог». Ты, – говорит, – назвал Меня «благим», к чему же еще прибавил: «учитель»? Кажется, ты принимаешь Меня за одного из многих. Если же так, то Я не благ: ибо из людей собственно никто не благ; благ только один Бог. Поэтому, если хочешь называть Меня благим, называй Меня благим как Бога, а не приходи ко Мне, как просто к человеку. Если же ты считаешь Меня одним из обыкновенных людей, то не называй Меня благим. Ибо один только Бог поистине благ, есть источник благости и начало самоблагостыни. А мы люди, если и бываем добры, то не сами по себе, но по участию в Его благости, имеем доброту смешанную и способную преклоняться на зло.

Лк.18:20. знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.

Закон запрещает прежде то, во что мы удобнее впадаем, потом уже и то, во что впадают немногие и нечасто: например, прелюбодейство, поскольку оно есть огонь с внешней и внутренней стороны, убийство, поскольку гнев есть великий зверь; а воровство менее важно, и во лжесвидетельство можно нечасто впадать. Поэтому первые преступления запрещаются прежде, так как мы легко впадаем в оные, хотя в других отношениях они и более тяжки. А сии, то есть воровство и лжесвидетельство, Закон поставляет на втором месте, так как оные совершаются не часто и менее важны. Вслед за сими преступлениями Закон поставил грех против родителей. Ибо хотя грех этот и тяжек, но не часто случается, так как не часто и не много, но редко и мало оказывается таких зверообразных людей, чтоб решились оскорблять родителей.

Лк.18:21. Он же сказал: всё это сохранил я от юности моей.
Лк.18:22. Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.

Когда юноша сказал, что он сохранил все это от юности, то Господь предлагает ему верх всего, нестяжательность. Смотри, Законы предписывают истинно христианский образ жизни. «Все, – говорит, – что имеешь, продай». Ибо, если что-нибудь останется, ты, значит, раб того. И «раздай» не родственникам богатым, а «нищим». По моему мнению, и слово «раздай» выражает ту мысль, что расточать имение нужно с рассуждением, а не как попало. Поскольку же при нестяжательности человек должен иметь и все прочие добродетели, постольку Господь сказал: «и следуй за Мною», то есть и во всех прочих отношениях будь Моим учеником, всегда следуй за Мной, а не так, чтобы сегодня следовать, а завтра нет.

Лк.18:23. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.

Как любостяжательному, начальнику Господь обещал сокровище на небесах, однако ж, он не внял, ибо был рабом своих сокровищ, поэтому и «опечалился», услышав, что Господь внушает ему лишение имущества, тогда как он для того и вечной жизни желал, чтоб при большом обилии богатства ему и жить вечно. Скорбь начальника показывает, что он был человек благонамеренный, а не злой хитрец. Ибо из фарисеев никто никогда не печалился, а скорее они ожесточались. Не безызвестно мне, что великий светильник вселенной Златоуст принимал, что юноша сей желал истинной вечной жизни и любил оную, но одержим был сильной страстью, сребролюбием, однако ж не неуместна и предложенная теперь мысль, что он желал вечной жизни, как человек любостяжательный.

Лк.18:24. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!

После того, как богач, услышав об отречении от богатства, опечалился, Господь чудесным подобием объясняет, «как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие». Не сказал Он, что им (богатым) невозможно войти, но «трудно». Ибо таковым не невозможно спастись. Раздав богатство, они могут получить небесные блага. Но сделать первое нелегко, потому что богатство связывает крепче клея, и тому, кем оно возобладало, трудно отказаться от него. Ниже Господь объясняет, как это бывает невозможно.

Лк.18:25. ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Верблюду пройти сквозь игольные уши решительно невозможно, будешь ли разуметь под верблюдом самое животное, или какой-то корабельный толстый канат. Если же удобнее верблюду поместиться в игольные уши, нежели богатому спастись, а первое невозможно, то тем более невозможно спастись богатому. Что же нужно сказать? Прежде всего то, что богатому действительно невозможно спастись. Не говори мне, пожалуй, что такой-то, будучи богат, раздал, что у него было, и спасся. Ибо он спасся не в богатстве, но когда сделался бедным, или спасся как домоправитель, но не как богатый. А иное дело домоправитель, иное богач. Богач сберегает богатство для себя, а домоправителю вверено богатство для других. Поэтому и тот, на которого указываешь, если спасся, то спасся не с богатством, но, как мы сказали, или тем, что отказался от всего, что он имел, или хорошо распоряжался имением, как домоправитель. Потом заметь и то, что богатому невозможно спастись, а имеющему богатство трудно. Господь как бы так говорит: кто одержим богатством, кто находится у него в рабстве и подданстве, тот не спасется; но кто имеет богатство и держит его в своей власти, а не сам у него находится под властью, тому трудно спастись по немощи человеческой. Ибо невозможно не злоупотребить тем, что мы имеем. Поскольку, доколе мы имеем богатство, диавол старается уловить нас, чтоб мы употребляли оное вопреки правилам и закону домоправления, – и трудно бывает избегнуть его сетей. Поэтому бедность доброе дело, и она почти неискусима.

Лк.18:26. Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?
Лк.18:27. Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

Кто имеет человеческий образ мыслей, то есть увлекается дольним и пристрастен к земному, тому, как сказано, спастись невозможно, а для Бога это возможно; то есть, когда кто будет иметь советником своим Бога и в учители себе возьмет оправдания Божии и заповеди о нищете, и будет призывать Его в помощь, тому возможно будет спастись. Ибо наше дело желать добра, а совершать оное дело Божие. И иначе: если мы, возвысившись над всяким человеческим малодушием относительно богатства, пожелаем даже друзей приобрести себе неправедным богатством, то мы спасемся и провождены будем ими в вечные обители. Ибо лучше, если мы откажемся от всего или, если не откажемся от всего, по крайней мере сделаем бедных соучастниками, и тогда невозможное сделается возможным. Хотя не отказавшись от всего нельзя спастись, но по человеколюбию Божию возможно бывает спастись и в том случае, если несколько частей уделить на действительную пользу.

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif

Протоиерей Александр Шаргунов
"Ко Христу приступает некто из начальствующих, который желает знать, что он должен делать, чтобы достигнуть Царствия Небесного. Немногие из начальствующих с нелицемерным почтением относились ко Христу, но этот был один из немногих. Хороший вопрос задает он Спасителю, самый главный вопрос: что мне делать, чтобы наследовать вечную жизнь? Пока человек не созреет до такого вопроса, все остальные вопросы, которыми он задается, имеют весьма относительное значение.

«Учитель благий, что мне делать, чтобы иметь жизнь вечную?» Всякий, кто хочет наследовать вечную жизнь, должен обратиться ко Христу как к своему Учителю. Нигде нельзя научиться, как узнать путь на небо, кроме как став учеником Христовым. Мы — ученики Христовы, и, как говорят святые отцы, все определяется тем, насколько в нас есть это острое чувство ученичества. И когда мы приходим к Нему, мы должны до конца довериться Тому, Кто не только Божественная мудрость, но и Божественная любовь. Он один благ. «Что ты называешь Меня благим — говорит Он, — если ты не знаешь, что Я Бог?» Если кто ищет совершенную красоту или истину, или любовь, он должен понять, что никто, кроме Христа, не имеет этой красоты, истины, любви.

Наш Учитель, Христос, открывает на новой глубине как будто известную всем тайну вечной жизни. Вы все знаете заповеди Божии: не убивай, не воруй, не блуди, не лжесвидетельствуй, чти отца и матерь твою. Кто хочет наследовать жизнь вечную, пусть управит себя по пути заповедей. Кажется, сегодня не нужно никому объяснять, что последует с каждым человеком, с целым народом, со всем родом человеческим, если эти заповеди не знают и знать не хотят. Присутствие вечной смерти становится явным уже здесь, на земле. И мы видим, как мало, все меньше, становится людей, которые идут прямым, единственно спасительным путем. Этот начальствующий, приступающий ко Христу — один из немногих, и мы ждем, что Христос похвалит его и скажет ему: если ты будешь поступать и в будущем так же, ты наследуешь вечную жизнь.

Однако Господь внезапно предлагает, чтобы этот человек на самом деле стал Его учеником: «Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною». Широка заповедь Господня зело, и глубока. Недостаточно не допускать грубых грехов, надо постигнуть духовное богатство, которое заключено в этих заповедях.

Как часто люди полагают, что у них нет никаких особенных грехов только потому что они духовно слепы! Так и этот начальствующий говорит: «Все это я сохранил от юности моей». Он хвалится тем, что рано вступил на путь добродетельной жизни, что он продолжает ее до сегодняшнего дня, и что он ни в чем ни разу не согрешил. Если бы он знал глубину Божественной заповеди и глубину своего сердца, если бы он хоть на малое время стал учеником Христовым, он сказал бы совершенно противоположное: «Все это я нарушил от юности моей».

Все обнажается в свете заповеди о любви. Внезапно наш выбор делается предельно простым: что нам дороже — этот мир или жизнь будущего века? Кто любит Христа, тот пойдет за Ним, чего бы это ни стоило ему. Никто не может наследовать вечной жизни, если не хочет следовать за Агнцем, куда бы Он ни пошел...
Есть немало людей, которые ведут во многом добродетельную жизнь. И все-таки они погибают оттого, что им недостает одного-единственного. Так произошло с этим начальствующим. Он порывает со Христом из-за того, что Христос может разлучить его с его богатым имением. Многие не хотят оставить Христа и все же оставляют Его. Когда наступает решительный выбор, они предпочитают отказаться от Бога, нежели от своего благополучия или успеха, или греховной привязанности к какому-нибудь человеку.

Как трудно тому, кто надеется на богатство, войти в Царствие Небесное! Не просто имеющему богатство, потому что речь идет о власти богатства НАД человеческой душой. А богатство, как и бедность, как здоровье или болезнь, как счастье или несчастье, сами по себе не могут человеку препятствовать или помогать в его восхождении к Богу. Другое дело, когда человек относится к богатству как к своей собственности. Диавол всегда имеет власть над таким человеком с помощью этого богатства. И, как говорят святые отцы, нам принадлежит только то, что мы отдали другим — принадлежит в вечности. Любое богатство — это дар Божий, и когда мы его отделяем от Бога, мы предаем свою жизнь власти диавола.

Христос говорит, что богатство является великим препятствием на пути к небесам. Он видит, как опечалился этот человек, и жалеет его. Но именно поэтому Он говорит: «Как трудно богатому войти в Царствие Божие». Его богатство не помешало ему услышать зов Христа, но сделало его неспособным ответить на него. С какой яркостью и силой показывает Христос трудность спасения для надеющихся на богатство: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царствие Божие»!

«Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?» Святой Иоанн Златоуст говорит, что ученики испугались не за себя, а за других людей. Из любви к другим людям они изумились этим страшным словам Христа, как будто они были более милосердными, чем Христос. Как будто они больше любили людей, чем Человеколюбец Христос. Они не знали еще, говорит Святитель, силы любви Божией до конца и потому испугались этих слов. Как трудно, бесконечно трудно для каждого человека взойти на небо! Если каждый будет поставлен перед выбором: все раздать или порвать со Христом, то кто может спастись?

Мы не можем сказать, что то, что требует Христос, является слишком суровым или неразумным. Но мы знаем, как наши сердца привязаны к миру и как легко нам придти в отчаяние перед этой неодолимой реальностью. Да, чем больше мы стараемся исполнить заповедь Божию, тем больше мы понимаем: есть такие трудности, которые невозможно преодолеть ни богатому, ни бедному, кроме как благодатью Божией, которая всесильна.

Никто не благ, как только один Бог. Каково Его милосердие, такова и сила. Мы слышали уже эти слова, когда Архангел Гавриил был послан к праведной Елисавете, уготовляя человечество к принятию в мир Христа: «Не изнеможет у Бога всяк глагол». Невозможное человекам возможно Богу. Его благо, Его благодать так может воздействовать на душу, что человек и жизни своей не пожалеет ради Христа. И подобно апостолам, как ребенок, с детской доверчивостью будет хвалиться перед Богом: «Вот, мы оставили все — что нам будет?»

Что бы мы ни оставили ради Господа из нашего богатства — ума, сердца и тела — ничто не может пропасть. Что бы мы ни оставили ради Христа, несомненно, воздастся с щедростью Богом, в этом мире и в будущем. Нет никого, кто оставил бы дом или близких для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время — в радости общения с Богом и с другими людьми — и в век будущий жизни вечной — того, к чему устремлялся взор и сердце некоего из начальствующих.

Нашему Богу все возможно. Всесильным словом Своим Он создал небо и землю, и Своею всемогущей рукою содержит весь мир. Он, Всесильный, может воистину спасти нас, и не хочет, чтобы кто из людей погиб. Какое бы место мы ни занимали на земле, что бы с нами ни происходило, Он может спасти нас. Он печалится больше нас о нас, когда мы, опечаленные, уходим от Него, и Он радуется вместе со всеми святыми и Ангелами, когда мы идем к Нему.

Мы думаем, что наша праведность может поставить нас рядом с Богом, что наши добродетели, наше благочестие, наши знания, наша ревность — сделают нас достойными вечной жизни. Мы не понимаем, что все обнажено перед Его очами, и что в нас нет по-настоящему ничего доброго, что «нет праведника ни единого». Если бы мы только поняли, что Бог пришел оправдать грешного, мы бы оставили всю нашу праведность, все наше ложное благочестие, и предстали пред Ним как грешные, и последовали за Ним. Мы не можем наследовать жизни вечной, пока не поймем, что наш грех слишком велик, чтобы быть омытым чем-либо кроме Крови Христовой, и что вечная жизнь принадлежит только Христу и тем, кто с Ним.

Протоиерей Александр Шаргунов

А ТАКЖЕ АПОСТОЛЬСКОЕ  ЧТЕНИЕ И ТОЛКОВАНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

0