sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » Ребенок и компьютер- в плену у умного ящика !


Ребенок и компьютер- в плену у умного ящика !

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Ребенок и компьютер

Священник Игорь ФОМИН

Перегружаемся и едем дальше

– Отец Игорь, Вам приходилось общаться с людьми, которые фанатично увлекаются компьютерными играми?

– Конечно, приходилось. В основном, это люди молодые, которые всю свою присущую возрасту энергию, все силы души тратили на игры. Доходило до смешного. К примеру, один мой юный родственник так глубоко втягивался в игровые переживания, что мог несколько раз подряд пообедать и даже не заметить того.

То есть человек настолько поглощен иллюзорным миром игры, что тот становится для него идолом. Все силы своей души, всю свою любовь он направляет не на реальность, а, по сути, в пустоту. А когда любовь прилагают к пустоте – душа человеческая разрушается, в ней пустота и возникает. Кстати, это касается не только подростков – приходилось мне видеть и весьма немолодых людей, тратящих весь свой душевный потенциал на игры.

Да, конечно, с нашей, христианской точки зрения, такой человек поглощен страстью. Но сам он этого нередко просто не понимает, не видит. Для него это уход от опостылевшей реальности, от давящей атмосферы бездуховности, материальной наживы, всеобщего недоверия. Бумажке больше доверяют, чем живым людям. И если у человека в сердце нет Бога, если там не живет Христос, то ему нужна отдушина, где бы он мог себя, как ему кажется, реализовать, где мог бы отдохнуть от всей этой рутины.

Есть немало взрослых, которые самозабвенно играют в игры. Я знаю многие семьи, в которых эта проблема стоит острейшим образом. Мужчина, глава семьи, который имеет нескольких детей, приходит с работы и сразу садится за игры. И отрывается только посреди ночи. Есть и такое.

Конечно, если человек осознаёт, что с ним происходит – у него всегда есть шанс вырваться, преодолеть свою игровую зависимость. Увы, не все, даже понимая, что к чему, к этому стремятся. Ведь в игре они испытывают положительные эмоции, там они побеждают, а если нет – там всегда можно все переиграть заново.

 

– Вы именно в этом видите вред компьютерных игр?

– Духовный вред – да, в этом. Человек приучается легко относиться к тем или иным ситуациям. Ведь играя, он знает, что это не по-настоящему, что поражение в игровом бою – это не реальная пуля в реальную голову, что все можно переиграть. С другой стороны, в игре он испытывает сильные эмоции – восторг, раздражение, радость. В игре он бесстрашен – но его бесстрашие основано на безответственности.

Однако это взращенное играми бесстрашие человек переносит и в реальную жизнь – вместе с его оборотной стороной, безответственностью. Знаете, есть даже такой анекдот про заядлого игромана, который, попав в дорожную аварию, недоуменно сказал: “Ну и что? Перегружаемся и едем дальше”. Конечно, в жизни до такого не доходит, но, тем не менее, легко видеть, как люди, чья любовь к компьютерным играм переросла в зависимость, перестают чувствовать ответственность за своих близких, за свою работу, а в случае верующих – еще и за свою душу. Все это для него теряет значимость, а главным становится игровое пространство, где он – всесильный владыка, по сути – бог.

А из этого духовного вреда произрастает и вред социальный. Ведь у человека одна жизнь, один разум, одна душа. Вставая из-за компьютера, он не становится другим человеком. В нем остается все то, что возникло в процессе игры. Как он ведет себя внутри компьютерной игры – так же он будет вести себя и снаружи. У него притупляется чувство самосохранения, он с той же игровой легкостью начинает относиться к окружающим. На этой почве, разумеется, тут же возникают конфликты, потому что жизнь – не игра, в жизни то и дело приходится уступать другим, жертвовать своими интересами.

Нередко мне приходилось видеть, как такой “геймер” чем дальше, тем больше раздражается на близких – на родителей, детей, сослуживцев, соучеников. Он привык в игре, что все должно быть “по его”, а тут люди отказываются соответствовать желаемому шаблону, что-то требуют, заставляют. И человек пытается переделать своих близких, сделать их “удобными”. Разумеется, ничем, кроме регулярных скандалов, это кончиться не может.

 

– Но ведь это не только из-за игр бывает...

– Верно. Мы ведь, по сути, сейчас говорим о таких общеизвестных человеческих грехах, как властолюбие, себялюбие и сластолюбие. Они в той или иной мере присущи каждому, они были на протяжении всей человеческой истории. Но игровая зависимость их провоцирует. Ситуация в игре вымышленная, но чувства-то человек испытывает совершенно реальные.

 

– Думаете, игры хуже, чем, скажем, дурные книги или дурные фильмы?

– Да, я полагаю, что дурная игра хуже, чем дурная книга. Даже самая дурная книга все-таки дает пищу для ума, для воображения, заставляет сопереживать героям, внутри себя достраивать изображенный мир. То есть все-таки развивает творческие способности. Игра этого лишена, там все дано в окончательном виде. К фильму это тоже относится, но все-таки и книгу, и фильм мы воспринимаем со стороны, мы не являемся участниками этой вымышленной жизни. А в игре происходит почти полное отождествление игрока с игровым персонажем. Компьютерная игра дает человеку возможность предаться одному из самых страшных пороков – жажде власти. Мне кажется, это куда вреднее, чем самые дурные книги и картины.

Сумма зла не меняется

– Судя по Вашим словам, Вы под компьютерными играми понимаете исключительно “стрелялки”. Но есть же и совершенно безобидные, неагрессивные игры. Например, “квесты”, где герой бродит и решает разные задачи на логику и эрудицию...

– Разумеется, нельзя все игры грести под одну гребенку. Есть более вредные, есть менее. Но я не знаю ни одной игры, которая была бы безусловно полезна. Любая игра заставляет человека провести немало времени перед монитором, отключившись от реальности. А сколько за это время можно сделать, прочитать, посмотреть... Да, есть игры, развивающие эрудицию, но я не думаю, что это лучший способ самообразования. Поймите, я не отрицаю игру как таковую, особенно применительно к детям. Ребенок познаёт мир в игре. Нужно ли с детьми строить зайчиков из кубиков? Конечно, нужно. Это развивает. Но заметьте – из реальных, физических кубиков, которые ребенок держит в руках. Куда полезнее, чем манипулировать картинками на экране.

Кроме того, оценивая пользу или вред конкретной игры, нельзя зацикливаться только на одном каком-то параметре. Например, игра развивает логическое мышление. Но попутно она развивает и тщеславие, и раздражительность, и чувство зависимости. Я не знаю таких игр, польза от которых перевешивала бы вред.

 

Есть мнение, что компьютерные “стрелялки” как раз уменьшают уровень агрессивности, дают человеку возможность разрядки, возможность безопасным для окружающих способом выплеснуть отрицательные эмоции...

– Идея не нова. В Японии есть специальные комнаты, где стоят манекены начальников. Туда можно зайти и побить их палкой. Считается, что это снимает стресс. Но почему-то распространения такой способ в мире не получил.

Мне кажется, это иллюзия – что постреляв в игрушке монстров, ты выпустишь пар. Надо различать человеческие эмоции и их внешние проявления. Можно загнать злые чувства вглубь себя – но там, в глубине, они не погибнут, а напротив, возрастут и рано или поздно выплеснутся наружу.

Понимаете, наше раздражение, наша злость, обиды – все это основано на бездуховности. А бездуховность бездуховностью не лечится. Тут действенны только духовные способы. Ведь что такое раздражение – это недоверие к Богу, неверие в Его любовь к нам, в его Промысел.

И вот что важно: раздражительность и агрессивность – это лишь какие-то самые поверхностные уровни человеческого зла. Только симптомы, но не сама болезнь. И человек, пострелявший монстров, и в этот вечер не покричавший на жену и детей, покричит на них в другой какой-то ситуации. Либо не покричит, а сделает что-то гораздо более злое. Хотя, может быть, не столь яркое, эффектное. Именно потому, что запас зла, который в нем был, никуда не делся. От перемены мест слагаемых зла его сумма не меняется.

Цена вопроса

– Но, может быть, компьютерные игры полезны тем, что отвлекают подростка от улицы, от столкновения с криминалом, в конце концов, от той же наркомании... Ребенок сидит дома, в безопасности...

– Не думаю, что таким путем можно уберечь ребенка от влияния улицы. Да, сперва он сидит дома, погружаясь в мир компьютерной игры. Но потом-то он все равно начинает общаться на эти темы с одноклассниками, находит единомышленников. У него возникают устойчивые интересы, связанные с играми. Вполне возможно, ему захочется посещать компьютерные клубы – потому что там и выбор игр богаче, и технические возможности круче, и можно играть не в одиночку, а в команде. Мне приходилось видеть, что такое эти компьютерные клубы. Там часами сидят дети, начиная с десятилетнего возраста и кончая взрослыми мужиками под тридцать. Накурено так, что хоть топор вешай. И что касается распространения наркотиков – там ничуть не безопаснее, чем в подворотнях.

Но есть еще один момент, который родители часто упускают из виду. Предположим, ребенок действительно сидит все время дома, у мощного компьютера, в клубы не ходит, влияния подворотни не испытывает. Но какой ценой? Ценой одиночества. Ну, разве только в школе он видит одноклассников. И это в том возрасте, когда ребенку необходимо общение со сверстниками. Необходимо учиться человеческим отношениям, учиться дружить, ссориться и мириться, вместе что-то создавать, отвечать за других... Иначе говоря, должна происходить социализация подростка. А вместо этого – дома, в четырех стенах, перед компьютером. Потом он окончит школу, станет как бы взрослым – но по сути останется ребенком. Даже не ребенком, а инфантилом. Опыта человеческих отношений он не получил, как вести себя с людьми, не знает, не понимает их, опасностей не чувствует, каких-то возможностей не видит. Все это может кончиться очень печально.

Иногда еще говорят, что, играя в компьютерные игры, ребенок осваивает компьютерные технологии, приобретает нужные для взрослой жизни профессиональные навыки. Так вот, это – чепуха. Умение быстро щелкать “мышкой” еще не означает владения компьютером. Один мой знакомый, высококлассный программист, говорил мне, что запрещает сыну играть на компьютере. Именно с той целью, чтобы тот занялся вместо этого изучением программирования и пошел по отцовским стопам. Игра, оказывается, уводит человека от действительно полезных вещей – от программирования, дизайна, работы с компьютерной графикой и так далее.

 

– А какие ошибки чаще всего совершают родители, пытающиеся бороться с увлечением своих детей компьютерными играми?

– Здесь нельзя действовать голым запретительством. Беда, если родители выбивают из ребенка всякое желание садиться за компьютер. Результат будет прямо противоположным. Обычно увлечение компьютерными играми вспыхивает в том возрасте, когда начинает зарождаться антагонизм к родителям, когда ребенок многое специально делает наперекор, чтобы отстоять свою “самость”. Жесткие (а тем более жестокие) запреты, во-первых, приведут лишь к усиленной жажде играть, а во-вторых, понизят авторитет родителей. Не понимая их подлинных мотивов, подросток сочтет, что они намеренно пытаются его обидеть, что их представления о жизни безнадежно устарели, что они не способны понять ничего современного. В результате – потеря доверия к родителям. Последствия этого оцените сами.

 

– У Вас у самого дети достигли того возраста, когда начинается интерес к компьютерным играм. Как же Вы поступаете?

– Мы с женой, в общем-то, не запрещаем нашим сыновьям (им десять и восемь лет) играть в компьютерные игры. Но незаметно для них проводим некоторую цензуру. Мы говорим с ними об играх, в которые они играют, о фильмах, которые смотрят. Причем не в раздраженном тоне, а показываем, как это выглядит со стороны. Причем как со стороны взрослых, так и со стороны детей. Они знают, что могут нам рассказать что угодно, поделиться своим мнением по любому вопросу, и мы их выслушаем, поймем, не станем ругать и наказывать, даже если нам это категорически не нравится. Поэтому наши слова для них авторитетны.

Я считаю, что абсолютные, железобетонные запреты не дают в воспитании пользы. Гораздо лучше – проявлять внимание к ребенку и добиваться, чтобы он всегда был занят. Видим, что сын начинает дурить – и думаем, а не отдать ли его в какой-либо кружок? Рисование, музыка и так далее.

Понимаете, в воспитании детей очень важно не жалеть себя. Увы, родители слишком часто себя жалеют – в ущерб ребенку. Например, жалко времени отвести его в кружок, съездить с ним на экскурсию... Многие ли готовы перенести важную встречу, потому что с сыном надо куда-то пойти?

Уважаемое государство...

– Это – в семье. А в обществе-то что делать? Надо ли православным людям затевать борьбу против индустрии компьютерных игр?

– Я думаю, самое лучшее, что мы можем сделать – это воспитывать своих детей в русских православных традициях. Ведь запретить продажу компьютерных игр мы не сможем – это все равно, что грудью останавливать паровоз. В эту индустрию вкладываются огромные деньги, и еще большие деньги на этом зарабатываются. Но православный человек должен очень внимательно относиться к современным реалиям. Вырваться из них мы не можем, но можем не увлекаться ими. Мы должны всматриваться в себя, в себе самих преодолевать душевную привязанность к этим реалиям – например, к массовой культуре, в том числе и к компьютерным играм. А преодолев это в себе, легче уже понять, как помочь в этой ситуации нашим близким.

Конечно, это не означает полной социальной пассивности. В каких-то случаях можно и митинговать, и писать протесты. В том числе и против тех компьютерных игр, которые пропагандируют какие-то страшные пороки, которые пропагандируют насилие и ненависть в обществе, в которых есть недвусмысленное кощунство над нашей верой. Впрочем, не думаю, что такое будет происходить часто. Все-таки большинству производителей компьютерных игр не нужны явные конфликты с законом.

Вообще, человек, который болеет за свое общество, должен жить в нем, жить по его законам, придерживаться его социальных норм. Именно тогда он имеет моральное право сказать: “Дорогое, уважаемое государство! А вот это нам, членам общества, совершенно не нравится. Оградите нас от этого”. И никуда не денутся – оградят. Рано или поздно.

 
Журнал «Фома»

ВСЕ ЗА И ПРОТИВ (аргумены)  http://azbyka.ru/tserkov/lyubov_i_semya … -all.shtml

0

2

Игры наших детей!! (кем станут наши дети позором и болью или отрадой и утешением )

0

3

о зависимости детей от телевизора и компьютера, о последствиях этой зависимости

0

4

Я ВЫШЕЛ… ИЗ ЖИЗНИ
Рассказ
Елена Живова

10 октября, 02:28

– Стас! Стас, ты меня слышишь?

– …да, мам….

– Сколько можно?! Уже половина третьего ночи! Тебе завтра в институт!

– Сейчас…

Оксана, тяжело вздохнув, вышла из комнаты. Уже как четвертый год ее восемнадцатилетний сын словно ушел от реальности. Стаса не интересовало ничего: футбол он забросил, ЕГЭ завалил, в физтех не поступил – пришлось довольствоваться одним из расплодившихся, как грибы после дождя, платным институтом, который занимал треть школы и располагался недалеко от их дома.

Она зашла в спальню, посмотрела на безмятежно спящего мужа и открыла окно. В лицо ей подул резкий холодный ветер и ударили крупные капли дождя. Что делать? Как вырвать сына из нереального мира?

Стаса не интересовало ничего. Даже Настя, с которой он дружил еще с девятого класса, к ним давно уже не заходит, потому что со Стасом невозможно разговаривать: уткнулся в монитор, и всё – будто бы его нет. Общается только с компьютером: без конца играет в какие-то игры, подрабатывает, создавая непонятно что – то ли сайты, то ли страницы, пишет что-то в форумах и соцсетях…

Что же делать?

– Оксана, закрой окно, – прошептал муж. – Почему ты не спишь?

– Стасик так и не ложится, представляешь? У него сессия скоро, завтра снова первую пару проспит.

Оксана обернулась и посмотрела на мужа, но он уже опять спал, укрывшись с головой.

Тогда она встала и снова пошла в комнату сына. Зайдя к нему, она подошла к окну и открыла его. Занавески всколыхнулись от ветра.

– Мам, ну ты чего? Закрой окно, холодно! – недовольно пробурчал сын.

– Иди к отцу. Он зовет тебя, – твердо сказала Оксана, глядя в пол.

Стас тихо зарычал, что-то нажал на клавиатуре и встал.

– Захвати с собой чашку.

Сын посмотрел на нее взглядом, полным непонимания.

– Да-да. Отнеси чашку на место. Поставь в раковину. А я пока соберу белье для стирки…

– Какое белье, мам? Ты же всё постирала сегодня вечером!

– А вот полотенце. Ты им уже неделю пользуешься!

– Так ты мне его вчера дала!

– Вот и захвати его! Отнеси в ванную, повесь на крючок: вещи должны находиться на своих местах.

– Мам, да что случилось-то? – спросил Стас, потирая глаза кулаками.

– Иди к отцу, узнаешь!

Стас накинул полотенце на плечо, взял чашку и вышел из комнаты, покачав головой.

Оксана кинулась к компьютеру. Она вынула свой телефон и быстро записала вымышленное заковыристое имя сына «ВКонтакте», никнейм в каком-то форуме и Скайпе.

Засунув телефон в карман джинсов, она вышла из комнаты Стаса и столкнулась с ним в коридоре.

– Мам, я не понял. Отец спит.

– Значит, уснул, пока ждал тебя.

– Да что случилось-то?

– Завтра узнаешь. А сейчас немедленно ложись спать!

– Достали, – прошипел Стас, оправляясь в свою комнату.

– И тебе тоже спокойной ночи, – сказала Оксана.

Войдя в спальню, она открыла свой ноутбук, вышла со своей страницы «ВКонтакте» и создала новую. Долго не раздумывая насчет фотографии, зашла на какой-то немецкий сайт знакомств и взяла оттуда несколько фото симпатичной, но не вульгарной девушки лет двадцати.

Оксана заполнила свой профиль и зашла на страницу сына.

– Привет!

Она просматривала страницу сына и ждала ответа минут пять. Стас не отвечал. На всякий случай она вышла из комнаты и посмотрела под дверь, ведущую в комнату сына. Из-под нее мерцал голубоватый свет.

Она вернулась, взяла ноутбук и устроилась в кресле, уютно поджав под себя ноги.

– Эй! Привет, как дела? Чем занимаешься?

Сын так и не ответил, но она заметила, что он добавил ее в друзья. Ого! У него 1328 друзей… И когда он успевает со всеми дружить?

Оксана зашла на один из форумов, где общался Стас, и поискала его ник в списке пользователей.

Интересно, что он там пишет? Оксана прищурилась:

trooper33: Есть проблема: не могу подогнать изображение под ячейку! Делаю в dreamweaver cc. предпросмотр – показывает полосы, в верхнем изображении тоже, просто там фон общий и не так заметно. Скрин, который я прилепил, это хром, та же ерунда в опере. И разумеется, всё проверяется на тестовом локальном сервере апач.

Daivik: Может, символы лишние есть в коде?

trooper33: Откуда им взяться? Я ничего, кроме расширения файла, не менял, содержимое файла вообще не трогал.

Daivik: Скопируй код в блокнот; теоретически всё лишнее он должен отсечь.
trooper33: Проверил, но полосы как на локалхост, так и напрямую; в этот раз пробовал в IE.

Daivik: Скинь файл сюда.

Оксана зевнула, закрыла окно, потом зашла на страницу сына «ВКонтакте» и увидела, что он ей так и не ответил. Она нашла его профиль в еще одной из соцсетей и открыла фотоальбом. В нем не было ничего, кроме картинок с изображением каких-то чудищ или космических мутантов.

10 октября, 02:55

Стас сидел за компьютером и писал в Скайпе Ворону. Ворон был один из его лучших он-лайн друзей, с которым они год назад проходили «Аллодов».

– Клевая фишка.

– И не говори.

– И хде ты ее достал?

В этот момент «ВКонтакте» его начала доставать какая-то чикса, и он отвлекся. Что она хочет? Поговорить? Некогда ему. Добавив чиксу в друзья, Стас заметил, что Джек прислал ему какое-то фото. Он открыл его. Поугорав минуту, Стас заметил, что в Скайпе появилось еще несколько сообщений, и тут же раздался характерный звук: аська.

Стас, вздохнув, начал отвечать. Глаза уже слипались, голова болела, в глазах что-то мельтешило, но Ворону надо было ответить, и Дрону тоже…

Через несколько минут он увидел, что и Дрон, и Ворон, и Джек, и остальные были в офф-лайне. Стас удивился: вышли, да еще все сразу. Хотя…

Это же он вышел! Просто выпал из сети. Какие-то проблемы с сетью. А, ладно. Всё равно пора спать. Стас выключил компьютер и, как был, в шортах, футболке и носках, упал поверх постели и тут же провалился в тяжелый сон.

Оксана, увидев, что сын выключил свет, снова подключила вай-фай и села, положив ноутбук на колени. Когда она наконец изучила профиль сына, его форумы и игры, уже начало светать.

10 октября, 11:03

Стас словно бы очнулся от тяжелого сна, придавившего его, будто булыжник, и прислушался. Будильник на айпаде только что отзвонил свое. Если мать дома, то однозначно придется тащиться в институт…

В голове, где-то слева, пульсировала боль, появившаяся еще вчера. Дневной свет слепил глаза.

– Стас, ты проснулся?

– Да, мам.

– Тогда собирайся скорее. Завтрак на столе. Выходим через двадцать минут, я тебя подвезу до института, – сказала Оксана, расчесывая волосы. Ее «каре» было безупречным.

– У меня голова болит…

– Да что с тобой такое? Снова давление? – Оксана присела на кровать сына и прикоснулась рукой к его лбу.

В последнее время Стас жаловался на головную боль, резь, потемнение и мельтешение в глазах, часто поднималось давление. Поход к неврологу ничего не дал: доктор рекомендовала лекарства и полный отказ от телевизора хотя бы на время, пока эти неприятные симптомы не исчезнут. Оксана попыталась ограничить общение Стаса с компьютером, но сын будто озверел. В тот вечер Оксана и Стас поругались.

– Телевизор я не смотрю и смотреть не буду, а по поводу компьютера врач ничего не говорила! – кричал он.

– Но врач – женщина пожилая, и она, разумеется, не имела понятия, что ты проводишь перед монитором по пятнадцать часов в сутки! Монитор – это тот же телевизор для глаз и нервной системы! – пыталась убедить сына Оксана, но тщетно.

Никаких аргументов Стас слышать не хотел. Вот и сейчас, глядя на него, бледного, с черными кругами под глазами и трясущимися руками, ей было не по себе.

– Говорила тебе, не сиди столько за компьютером! Сейчас принесу тонометр, – сказала она.

– Принеси… но в инст я сегодня идти уж точно не в состоянии…

Оксана вернулась, положила тонометр на кровать сына и начала мерить ему давление. Через минуту глаза ее округлились:

– Почти 150 на 100! Опять! Может, скорую вызвать?

– Не надо, мам… я полежу, и всё пройдет, – Стас зевнул и попросил: – Закрой жалюзи.

– Выпьешь таблетку и лежи. А я схожу в супермаркет, у нас кончился стиральный порошок, нет хлеба и яиц. Сегодня приедет Света. Моя подруга, тетя Света, помнишь?

– Да… тощая такая?

– Она кардиолог. Посмотрит тебя.

– Ладно… – Стас перевернулся на живот и прикрыл глаза.

– Только не вздумай включать компьютер! Если включишь – я просто разобью его молотком, и всё! – погрозила пальцем Оксана и, накинув тонкий ремень сумочки на плечо, вышла из квартиры.

На душе ее было тревожно.

10 октября, 12:15

Стас, полежав еще полчаса, встал и пошел на кухню. Он выпил остывший чай и с отвращением посмотрел на тарелку овсянки. Впрочем, свою любимую яичницу с беконом, заботливо приготовленную мамой, он тоже есть не стал – его подташнивало, и голова не только болела, но и кружилась: в этот раз проверенная таблетка облегчения почему-то не принесла.

Он посидел на кухне, положив голову на стол, еще какое-то время и встал.

10 октября, 12:20

Мобильный телефон в сумочке Оксаны звонко запиликал, когда она уже подходила к кассе.

– Оксанка, привет!

– Привет, Светлана! Ну что, заедешь сегодня?

– Уже выехала. Подъезжаю. Что купить?

– Прекрати, у нас всё есть!

– Тогда куплю яблок. Ты жаловалась, что отекаешь. Яблоки – лучшее средство от отеков!

– Не надо… есть у нас яблоки… – сказала Оксана, зажав телефон между щекой и плечом: подошла ее очередь, и надо было быстро выгрузить покупки из тележки. Продавщица с укором смотрела на нее.

– Яблок много не бывает! – весело сказала Света и отключилась.

10 октября, 12:38

Стас сидел в своем любимом кресле перед компьютером, слушая привычное жужжание процессора, без которого он не мог жить. Голова всё еще кружилась и болела, но, наверное, сейчас уже всё пройдет: должна же когда-то подействовать эта таблетка!

В Скайпе призывно мигали желтым светом не прочитанные еще со вчерашнего дня сообщения. Стас ответил сначала Дрону, потом Ворону. Обоих еще не было в сети.

Зато был Джек. Он прислал три новые фотографии, которые показались ему какими-то слишком красными. Стас посмеялся и зашел на почту. Ничего особенного там еще не появилось – так, какие-то рассылки и новости. Самое интересное, как обычно, начиналось после двух часов дня, когда все уже окончательно просыпаются. Стас зевнул – дышать было как-то непривычно тяжело. Просмотрев новые темы в форуме программистов, он начал было отвечать на наиболее интересные, как вдруг почувствовал, что его пальцы работают неестественно быстро. Гораздо быстрее, чем мысли, – мысли, напротив, стали какими-то медленными, а потом вовсе остановились, и Стас увидел, что в он-лайне опять никого нет.

Вдруг он почувствовал, как в голове будто что-то взорвалось. Несколько секунд всё вокруг было багряным. Боль была страшной, но прошла быстро, и тут же всё стало каким-то безжизненно-серым, даже не серым, а нереально бесцветным – весь мир словно погас. Стас посмотрел на монитор.

Morok: Ты глянь, он отключился, реально!

dEmon_ad: А по-моему, включился))))))))

Morok: Похоже на то)

dEmon_ad: Да, он уже с нами)). Ну и что будем делать?

Morok: Эй, парень!

dEmon_ad: Сидит, смотрит. Но эмоций – ноль))

Morok: Еще бы, после апоплексического удара!)))))

dEmon_ad: Для него он, похоже, станет апокалипсическим)))

Morok: Ахаха))))))))))))))))))))))

   
Стас смотрел немигающими глазами в монитор. По абсолютно белому экрану, похожему на аквариум с мутной жидкостью, ползли черные, как маленькие гадюки, слова, складываясь в короткие бессмысленные предложения. Похоже, он попал в какой-то чат. «Что это за чат?» – подумал Стас.

Stas: Что это за чат?

Ресницы закрытых глаз Стаса дрогнули: он увидел свои мысли, написанные на бездонно-белом экране маленькими буквами.

dEmon_ad: Ага, очнулся, дружочек!

Morok: Вот ты и попался!

dEmon_ad: Неужто не признал свой собственный чат? Ржунимагу!)))))

Stas: Мой чат? Да я в этом чате впервые!

Morok: Да ладно! Ты с нами вместе в этом чате несколько лет, просто не замечал его)))

Stas: Откуда взялся вирус? Наверное, Джек вместе с фотами перекинул…

dEmon_ad: Что ты, что ты? Какой такой вирус? Мы самые что ни на есть настоящие!))

Morok: Точно! А вот ты, любезнейший, уже через несколько минут сам превратишься в вирус!))

dEmon_ad: Ахаха, в дохлый вирус!))))))

Stas: Кто вы?

Morok: Мы – это ты!;)

Stas: Морок? Димон? Не понимаю… Я не помню вас. Где мы могли общаться раньше?

dEmon_ad: Я не Димон, я ДЕМОН! Буковку исправь и ударение правильно поставь! Может, тогда что-то поймешь?)

Stas: Что вам от меня надо?

dEmon_ad: Уже ничего)))

Morok: Почти ничего, ты практически готовенький, немного осталось))

Stas: Я вас не знаю, правда. Где мы пересекались? Вы из World of Tanks?

Morok: Подсказать ему, что ли?)

dEmon_ad: Подскажи, всё равно он почти готов)))

Morok: Не знаешь, что такое морок? Погугли))) Ты провел в мороке несколько последних лет своей собственной жизни и не заметил этого))). А демон – мой братишка))! Ну, теперь догадался, откуда мы?

Stas: Бред какой-то…

dEmon_ad: Бред?? А ты всмотрись в мой ник)), прочти его до конца и поймешь, откуда мы)

Morok: Не парься, поймет совсем скоро, счет идет уже на минуты)))))))))))

10 октября, 12:55

Оксана и Светлана, смеясь, зашли в квартиру.

– Стасик! Иди сюда, поздоровайся! Тетя Света приехала, привезла тебе яблоки! Стас!

Оксана зашла на кухню. Сына там не было.

– Ты в комнате? Неужели снова сел за компьютер?! С таким давлением? – она открыла дверь в комнату Стаса и побелела, увидев сына, обмякшего в огромном черном кресле, высокие подлокотники которого не дали ему упасть.

– Стас! Что с тобой?

– Срочно звони в «Скорую»! – крикнула Света.

10 октября, 14:05

   
– Не понял? – переспросил муж.

Оксана, сжав онемевшими пальцами маленький белый телефон, уже готовый треснуть, повторила:

– Геморрагический инсульт. Он в реанимации.

Оксана уронила телефон на кафельный пол, закрыла лицо руками и села, сотрясаясь от рыданий, на одно из стоящих в ряд железных кресел.

– Але? Але! – слышала она непривычно громкий, взволнованный голос мужа, раздававшийся из телефона.

Светлана подняла телефон.

– Привет, это Света.

– Что со Стасом? Он выздоровеет?

– Прости, Миша. Не рискну прогнозировать. Он в коме.

– Почему? Ты можешь мне объяснить, что с ним? Света, он выживет?

– Понимаешь, Миша, при объеме кровоизлияния более 70 мл шансы выжить у человека минимальны, а в случае выживания будет глубокая инвалидность…

– Але? Света, объясни мне всё, пожалуйста! Неужели шансов нет?

– Ты сейчас успокойся, пожалуйста. Бывает, конечно, и такое, что в первые дни имеется тяжелое течение, много дней человек находится в коме, но потом ситуация меняется, происходит восстановление мышления и двигательных способностей…

Светлана дошла до конца коридора, завернула за угол, и Оксана больше не слышала ее голос.

Неожиданно она почувствовала, как кто-то прикоснулся к ней, и обернулась.

– Вы верите в Бога? – спросил мужчина в зеленой пижаме.

Оксана встала и, вытирая слезы, пожала плечами.

– Верите или нет? – повторил мужчина.

Она молчала, перебирая пальцами ремень сумочки.

– Я работаю в реанимации почти пятнадцать лет. Вашего сына спасет только чудо.

– Какое… чудо? – спросила Оксана, еле шевеля ссохшимися губами.

– У него третья степень комы. Начинайте молиться.

– Какая?

– Третья. Глубокая. С угнетением рефлексов.

– Долго он еще будет в реанимации?

– Это во многом зависит от вас.

– Почему я не могу забрать его домой? Ему будет лучше дома. Я буду ухаживать за ним сама, – Оксана всхлипнула, губы ее скривились, но она сдержалась.

– Шансов выжить дома у него нет никаких, – сказал реаниматолог.

– Но почему? Мы вызовем ему врачей на дом, – прошептала Оксана, вытирая слезы рукавом голубого шелкового пиджачка.

– Потому что ему необходимо поддержание жизненно важных функций: искусственное аппаратное дыхание, средства коррекции работы сердца и тонуса сосудов, парентеральное питание. Вы можете обеспечить ему всё это в домашних условиях? – устало спросил мужчина.

– Нет, но…

– Продолжить? Ему необходима профилактика застоя в легких, профилактика образования пролежней… в общем, начинайте молиться прямо сейчас. А то потом может быть поздно.

Оксана вздрогнула.

– Как молиться? – спросила она.

– Очень просто. Прямо здесь. В этом коридоре можно сидеть круглосуточно. Вот Евангелие и Псалтырь, начинайте читать прямо сейчас, – сказал реаниматолог, протягивая Оксане небольшую книгу.

Оксана взяла книгу, раскрыла ее на первой попавшейся странице и прочла:

«Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк. 9: 23–24).

10 октября, 23:05

За больничным окном уже давно стемнело. Муж, приехавший к ним после работы, час назад уехал домой, а Оксана всё читала. Она не сразу заметила подошедшего к ней реаниматолога. Увидев его, она поднялась и, заложив большим пальцем руки книгу, спросила:

– Пожалуйста, скажите, как правильно молиться?

Он посмотрел на Оксану. В его взгляде она увидела уже не только сострадание, но и радость:

– Вы молитесь правильно.

– Но я просто читала…

– Ваш сын пять минут назад пришел в себя, хотя с точки зрения медицины в это сложно поверить.

Оксана взволнованно бросилась к двери, ведущей в отделение.

– Нет, к нему пока ни в коем случае нельзя. Сейчас он спит.

– Что я могу для него сделать? – прошептала Оксана, вытирая заблестевшие на глазах слезы.

– Он крещенный?

– Да.

– Принесите ему крестик на веревочке. И, самое главное, продолжайте молиться!

<...>

7 января, 11:05

Стас лежал на кровати в своей комнате и смеялся.

– Лови, лови! – Настя, улыбаясь, трясла перед его лицом маленьким звонкоголосым колокольчиком. Привязанные к нему длинные ленточки касались носа Стаса, и ему было щекотно. Он отмахивался от ленточек ладонями, но никак не мог ухватить их.

– Этот колокольчик мне подарил отец Роман! Он сказал, что к Пасхе ты выздоровеешь, и мы пойдем в храм вместе! – подмигнула Настя.

– Хорошо, – ответил Стас и, приподнявшись, чмокнул Настю в румяную, пахнущую морозом щеку: она только что пришла с рождественской службы.

Елена Живова

29 ноября 2013 года

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66209.htm

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » Ребенок и компьютер- в плену у умного ящика !