sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » Почему мы не святые ?(о побуждении к святости)


Почему мы не святые ?(о побуждении к святости)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Мир находится в состоянии дремоты, греховного сна, спит. Будит его Бог войнами, моровыми поветриями, пожарами, бурями сокрушительными, землетрясениями, наводнениями, неурожаями... Увы! Не слышит он гласа Божия!

Люди почивают на одре лени самообольщения, а о спасении и думать забыли.

Люди в продолжение всей земной жизни всего ищут, кроме Христа Жизнодавца, оттого и преданы всяким страстям: безверию, маловерию, корыстолюбию, зависти, ненависти, честолюбию, удовольствиям в пище и питии и другим страстям.

Только при конце своей жизни ищут Христа в причащении, и то по вопиющей необходимости, и то как бы по принятому другими обычаю.

Странно и жалко видеть, из-за каких пустых причин диавол лишает нас любви к Богу и ближнему: из-за земного праха, из-за денег, из-за пищи и пития, одежды, жилища. Стремящийся ко спасению не должен иметь пристрастия не только к пище и питию, к одежде, к просторному и благоукрашенному жилищу, к богатой утвари домашней, но к своему здоровью, даже к своей жизни не должен иметь ни малейшего пристрастия, предав всю жизнь свою в волю Господню.

Пристрастие ко временной жизни, к здоровью ведет ко многим уклонениям от заповедей Божиих, к потворству плоти, к нарушению постов, к унынию, нетерпению, раздражительности.

Ревнующий о благочестии! Тебе придется слышать, и может быть нередко, более от своих домашних, что ты тяжелый, невыносимый человек. Ты увидишь к себе сильное нерасположение, вражду за свое благочестие, хотя враждующие и не будут выражать, что именно за благочестие они враждуют против тебя, - не возмущайся этим и не приходи в отчаяние, потому что диавол в самом деле может преувеличивать до огромных размеров некоторые слабости твои, от которых и ты не свободен, как человек, но припомни слова Спасителя: «Враги человеку домашние его» (Мф 10, 36), и от недостатков исправляйся, а благочестие держи твердо."

Если нищие ежедневно преследуют тебя, это значит - милость Божия непрестанно преследует тебя:

Кто подает милостыню неохотно и с досадою, скупо, тот не познал своих грехов, не познал самого себя.

Милостыня есть благодеяние прежде всего тому, кто ее подает. Милостыни заглаждают грехи, умерщвляют смерть, угашают вечный огонь мучений.

Когда подаешь милостыню, подавай с великодушием, с ласковостью в лице, снабди в большей мере, нежели сколько просят. Не старайся распознать достойного от недостойного: пусть все люди будут у тебя равны для доброго дела. Ибо сим способом можешь и недостойных привлечь к добру, потому что душа, посредством телесного, скоро привлекается в страх Божий.

Итак, чтобы легче было умирать, - а умирать надо всем, - не должно иметь пристрастия ни к чему в мире, надо обуздывать страсти, иметь во всем воздержание, проявлять милосердие к ближним.

Когда видишь болезненное разрушение тела, не ропщи на Господа, а говори: «Господь даде, Господь отъят. Буди имя Господне благословенно». Вы привыкли смотреть на тело свое как на неотъемлемую собственность, но это крайне несправедливо, потому что ваше тело - Божие здание.

Еще одна из скверных привычек - ругательство матерным словом. Во время ругательства у сквернословца уста кровью закапаются, горят веною, и паром скверным смрад исходит из уст его: такому человеку, если не раскается, нельзя в церковь Божию входить и прикасаться к святыне. Ангел Хранитель такого человека плачет, а диавол радуется. От такого человека Матерь Божия молитвенный покров Свой отнимает и Сама отступает от него. Такой человек проклятью себя подвергает. С таким человеком нельзя нам есть и пить, пока не перестанет браниться матерным словом.

За срамословие Бог попускает на человека беды, болезни и многие напасти. Поэтому отстанем от обычая нечестивых людей и послушаем апостола Павла, увещевающего: «Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших» (Еф 4, 29), но лучше Иисусову молитву восприимем в уста свои и в сердце и тем избавлены будем вечной муки во веки веков. Аминь.

Не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его.

Не смотри на женские лица (женщина - на лица мужские), избегай воспоминания о них, - гони и отсекай тотчас же всякий нечистый помысл, лишь только он появится в душе твоей.

Бегай непристойных шуток, разговоров, не читай книг, в которых описывается нечистая любовь.

Человек есть дом Божий, но мы своею похотью превращаем свой дом в жилище страстей, за что и получаем в наказание мертвые плоды при родах жен.

Родители должны хранить себя в чистоте еще прежде зачатия во утробе матерней младенца, должны удаляться неумеренного плотского общения, должны иметь раздельное ложе друг от друга в ночи, предваряющие праздники и воскресные дни, под среды и под пятки и во все четыре поста, установленные Святою Церковью, наипаче же в Великий пост, и неотложно по зачатии плода, во все время беременности до самого рождения и даже до вскармливания младенца матерним молоком, жить в чистоте, решительно не имея сожития.

Во время беременности мать должна все внимание свое сосредоточить на том, как бы сохранить во чреве младенца, вспоминая, что он - будущий храм Божий и жилище Духа Святого.

Мать-христианка должна беречь не только физическую жизнь и здоровье, но особенно духовно-нравственную жизнь, помня, что во время утробной жизни младенец воспринимает духовно-нравственные качества своей матери. Питаясь ее физическими соками, он питается и ее духовною природою, живя ее жизнью. Вот почему христианка во время ношения должна как можно чаще и усерднее Богу молиться, почаще и подольше размышлять о премудрых свойствах и делах Божиих, а также непременно должна вести жизнь умеренную и строго воздержную, помня, что от всего этого зависит характер и нравственно-духовный облик ее младенца.

Родители должны крестить своих детей по возможности сейчас же по рождении.

Некрещеные дети должны быть рассматриваемы наравне с мертворожденными. Давать им христианские имена и поминать их на церковных богослужениях также не следует; судьба их такова же, как и мертворожденных, то есть они не будут наказаны, так как не сотворили еще по малолетству грехов, но и полного блаженства не могут быть удостоены, как не очищенные от первородного греха.

За нарушение чистоты супружеской жизни родителями родятся дети не на утешение, а на скорбь и слезы им и во вред отечеству своему: они бывают растленны нравом, способны воспринять всякое зло от юности своей, также часто родятся мертвыми. Нередко же в родах с ними и сама мать умирает в тяжких страданиях.

Таковы плоды за нарушение супружеских правил, за несоблюдение постов и всякое невоздержание, ибо чадородие есть дар Божий, а не человеческое изобретение.

Господь дал жену мужу в помощницу для взаимного сожития, благословив их, рече им: «Растите и множитесь» по естественному закону природы, для всех тварей Богом данному, а не ради похотного сладострастия, не ведающего ни времени, ни меры. Бессловесные животные поднесь строго соблюдают сей закон, ибо по зачатии плода до времени исхода его, и даже до вскармливания млеком, решительно не допускают сожития.

Человек же бывает иногда хуже скота несмысленного, увлекаясь страстным похотением, забывая свое достоинство, данное ему от Бога, создавшего человека по образу и подобию Своему. Злоупотребляя природою в оскорбление чести своей, человек вызывает на весь род свой (до четвертого колена) праведный гнев Божий.

Каким страшным бедствиям подвергается семейство, нарушившее правило и чистоту супружества! Предает их Господь в неискусен ум творити неподобная: является неверность супругов, нестроения и всякие беды. Детей постигают неисцелимые болезни, затем преждевременная смерть мужа или жены, а также чад их возлюбленных.

Посему умоляю вас, покайтесь от всего сердца вашего, исповедуйте свои грехи отцу духовному, исправьте житие свое во всем и храните свято супружество во всякой чистоте и правде Божией, ходя по заповедям Божиим, тогда узрите на себе и на чадах ваших благословение свыше в род и род, по неложному обещанию Господа нашего Иисуса Христа.

Из видения Григория, ученика святого Василия Нового, о Страшном Суде, видно, что младенцам, не просвещенным святым крещением, Господь в будущей жизни дает покойное место и участь наслаждений вечной жизни в небесных селениях. Эти свидетельства дают некоторое утешение для родителей, скорбящих о загробной участи умерших младенцев, не просвещенных святым крещением.

С другой стороны, такая смерть младенцев попущена Богом не иначе, как за грехи их родителей, а потому родители должны принести чистосердечное покаяние свое пред Богом в грехах, исправить свою жизнь частыми и усердными молитвами в церкви и дома, соблюдением постов, любовью к ближним, подаянием милостыни.

Молитва матери за мертворожденное дитя: «Боже Милосердный, помилуй чадо мое, умершее во утробе моей, и за веру и слезы мои, не лиши его света Твоего Божественного».

В воскресении не будет ни старых, ни малых. Преждевременно родившиеся предстанут такими же, как и совершеннолетние.

Родители и воспитатели! Со всею заботливостью остерегайте детей своих от капризов, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят сердце свое злобою, заглушат совесть, рано потеряют святую, искреннюю, горячую любовь сердца, а по достижении совершенного возраста горько будут жаловаться на то, что в юности слишком много лелеяли их, потворствовали капризам их сердца.

Каприз - зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу.

Родители не только за грехи свои будут наказаны, но и за детей своих, если не воспитали их в благочестии.

Напрасно мы привыкли представлять себе святых не иначе, как окруженных разными знамениями и чудесами небесными, ничего не ядущими, никогда не спящими, ходящими по водам и пр. Не все святые были чудотворцами, как и не все прославившиеся в жизни чудотворениями были святыми. Бог только того и хочет и требует от нас, чтобы мы были святыми. Святыми можно быть не удаляясь от общества и не бросая мир. Веруй от души всему тому, чему учит Святая Церковь, и живи так, как она требует; иначе - будь истинным христианином, и ты будешь святым.

Из книги «Близок к нам Господь: Жизнеописание, воспоминания духовных чад и труды схиигумена Саввы (Остапенко)», выпущенной Сретенским монастырем.

проповеди схиигумена Саввы в аудио на предании.ру

0

2

2)

возникает вопрос: что же происходит с человеком, когда он вдруг становится отличным от других? Когда это отличие замечают те, кто с ним общается, а после кончины обнаруживают, что обращение к нему с молитвой приносит просимое? Почему кто-то из земнородных становится святым, как это происходит?

«Несть человек, иже жив будет и не согрешит», говорится в дивной молитве, которую мы читаем на заупокойном богослужении. Это означает, что и святые согрешали, и нет ни одного человека безгрешного, кроме Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери, — все остальные несут на себе печать греха и умножают его своими ошибками, своими собственными грехами.

Что же означает тогда человеческая святость? Каким должен быть ориентир в жизни, чтобы достичь этой духовной высоты? Некоторые считают, что это непременно отречение от всего, что в мире: затвор, великие подвиги, истязание плоти… Но это совсем не так. Действительно, мы знаем много примеров того, как затворники, подвижники, преподобные отцы, — те, кто обуздывал голос плоти жестким воздействием своей воли на инстинктивное человеческое начало, — достигали святости. Но ведь святости достигали и другие — великие князья и полководцы, святители и многие миряне.

Чтение из Евангелия от Луки (Лк. 14:16-24) помогает нам понять, как нужно жить для того, чтобы быть с Богом. А быть с Богом — это и означает идти по пути духовного совершенствования, вершиной которого является человеческая святость. Вы слышали сегодня замечательную притчу о званных на вечерю. Один не мог придти, потому что женился; другой — потому что купил пять пар волов и нужно было их испытать; третий — потому что купил землю… И тогда господин, приглашавший на брачный пир, повелевает своему рабу пойти на улицы и в переулки и пригласить первых встречных — увечных, нищих, хромых, слепых, и наполнился брачный пир…

А почему именно это Евангельское чтение помогает нам понять, может быть, самое главное, что нужно иметь в виду тем, кто желает восходить по лестнице совершенства? А потому, что в Евангелии очень ясно говорится, что Бог должен быть для человека основной доминантой жизни. Бога ни на что и никогда разменивать нельзя. Связь с Ним, молитвенная связь, общение с Ним являются величайшей ценностью человеческого бытия, и большей ценности нет, потому что Бог — источник жизни. Он Промыслитель рода человеческого, человеческой истории и бытия всей вселенной, и нет более великого дела, чем иметь общение с Богом.

Иногда нам кажется, что самым важным делом является общение со светским начальником, от которого зависит наша судьба. Чего мы только ни делаем, чтобы угодить этому начальнику: и подарки, и знаки внимания, и стараемся дисциплинировано исполнять его указания, и выстраиваемся в струнку, и глаза горят, когда на него смотрим! И если втайне спросить такого человека, что для тебя самое главное, он скажет: это и есть самое главное, ведь от начальника зависит мое будущее, мое личное благополучие, благополучие моей семьи, возможность продвигаться по служебной лестнице; поэтому я все делаю для того, чтобы угодить ему.

Но Господь притчей, которую мы сегодня слышали, убеждает нас, что самое главное дело в жизни — это стремление угодить Богу, откликнуться на Его призыв, построить свою жизнь по Его закону. Нет большей ценности — все остальное не на порядок, а на сотни порядков ниже; и те, кто понимает это, те, кто таким образом выстраивает свою жизнь, и становятся святыми.

Не следует понимать эту притчу так, что Спаситель осуждает покупку земли, или пяти пар волов, или женитьбу. Не говорит господин пира: плохо, что ты купил землю; не надо было покупать волов, да и жениться не следовало. Нет таких слов в Евангелии! Но Господь выстраивает приоритеты и говорит: приобретая землю, трудясь на ней, получая образование, воспитывая детей, строя себе дом, делая свою карьеру, не забывайте, что самое главное — это откликнуться на Божественное приглашение стать участниками брачного пира, откликнуться на призыв Бога быть с Ним, верить в Него, и этой вере подчинять свою жизнь.

Когда мы вступаем на этот путь, нам, конечно, не становится легче в преодолении своих личных слабостей, заблуждений, искушений. Предстоит борьба. Но верующий человек, отдающий свой ум и свое сердце Богу, доверяет Ему. Он слышит Божественное слово, он старается претворить в жизнь Божий закон, Божественные заповеди. А когда для воплощения Божественного предначертания не хватает сил, верующий человек обращается к Господу с покаянием, с мольбой о помощи, и в ответ на эти усилия Господь приклоняет Свою милость и помогает верующему обрести то, что без Бога обрести невозможно.

Стоит сказать об очень простых и таких важных словах, которые мы слышали сегодня в послании апостола Павла к Колоссянам: «Оставьте всякий гнев, ярость, злобу, сквернословие уст ваших, и не говорите друг другу лжи» (см. Кол. 3:8-9). Если бы люди исполнили этот завет апостола, как изменилась бы наша жизнь! Разве говорили бы мы о коррупции, о бесчувствии чиновников? Разве говорили бы мы о потоках клеветы и лжи в общественном пространстве, в Интернете? Разве ужасались бы мы всему тому, что происходит сегодня с человеческой личностью, когда кощунственная злоба возводится едва ли не в идеал? Ничего этого бы не было, если бы мы оставили всю скверну, как это нам предлагает апостол. Но оставить мы не можем, ведь мы поглощены заботами о земле, о волах, об устроении жизни, о зарплате, о карьере — чем только мы ни озабочены!

Святитель Иоанн Златоуст говорит пронзительные слова, что человек, живущий так, поклоняющийся многим своим потребностям и устремлениям, теряет свою свободу, потому что служит не одному, не двум, не трем господам, а бесконечному множеству господ, ведь каждая его потребность становится господином, оккупируя человеческое сознание и направляя волю ко злу.

Но святым становится тот, кто обретает свободу — в первую очередь свободу от внешних обстоятельств, от порабощения внешней каждодневной суете, от служения маммоне, от служения всему тому, что реально порабощает человека. Быть святым — значит быть свободным человеком, которым невозможно манипулировать, который не является рабом греха, который, живя простой человеческой жизнью, имея, может быть, и землю, и волов, и жену, и семью, и автомобиль, и работу, и деньги на счету, остается свободным человеком, потому что он подчиняет себя воле Божией, а всё остальное вторично. И самый простой человек обретает способность стать святым, и у него словно вырастают крылья — только потому, что он в первую очередь преклоняет главу свою пред Богом и принимает Его закон жизни.

Вспоминая святых праотцев, святых ветхозаветной Церкви, вспоминая святого Спиридона Тримифунтского, мы прославляем сегодня святых угодников Божиих, которые откликнулись на Божий призыв, памятуя, что главной ценностью для человека является общение с Богом и жизнь с Ним. Пусть пример этих святых угодников, слова Евангелия и апостольского послания помогут и нам в наш мятущийся и часто так страшно заблуждающийся век не терять Божией правды, а вместе с ней и свободы, которая сопровождает человека в его пути к Богу. Аминь.

0

3

3)

Почему верующие не живут свято? Хочется, чтобы жизнь православных была несомненным примером и идеалом для окружающих — а часто бывает совсем наоборот. Почему так происходит, как разбудить свою совесть, можно ли разбудить совесть окружающих ?

Многие — и критики Церкви, и сами люди церковные – сетуют на то, что христиане не живут свято, далеки от того идеала, который сами же и задают, призывают равняться на него людей внешних и нецерковных, и очень часто людей внешних и нецерковных под этот идеал даже «стригут», как на Прокрустовом ложе, а сами таковыми не являются.

Про это сказано и написано очень много. Хотелось вспомнить одну простую вещь, про которую часто забывают, хотя все ее знают: о том, что святость и праведность — это не совсем одно и то же.

Так, конечно, любят отговариваться все грешники. Когда их обличают в грехах, они сразу начинают увиливать и говорить: «А вот мы не праведники, а святые!» — изначальная презумпция святости.

И действительно, святые — это взятые в удел, отделенные от мира. Если мы видим перед собой человека, который уже по своему статусу является христианином, отделенным от всего мира, взятым Богом в удел, и не соответствует идеалу святости, то такого человека надо пожалеть вдвойне, потому что святым всегда быть тяжелее, чем несвятым. Быть взятым в удел от мира – это всегда какое-то дополнительное страдание, какой-то пресс. Это тяжело, попросту говоря.

Почему люди, христиане, этому не соответствуют? Многим из христиан кажется, что были какие-то лучшие времена, какой-то золотой век, в котором святости было больше, люди были крепче, небо было выше, трава была зеленее. Так это или нет, на самом деле, никто не знает. Было это так или нет? Были ли когда-то времена более крепкой веры?

Известно только одно: что Церковь, как и человек, тоже имеет свой возраст. Ведь Церковь — тело, Тело Христово, то есть человеческое. У него было время юности, время зрелости. В юности любовь была крепкой, было горение духа. Потом произошли в жизни всякие события, и не только тело Церкви, но и само человечество постарело, износилось…

А любовь никуда не делась, она осталась, просто на нее слишком много наложилось за всю прошедшую жизнь человека.

А святость определяется как раз этой любовью, горением духа ко Христу.

Это было время, когда создавались всенощные, и всенощные эти были не просто двухчасовым стоянием в храме, а всю ночь. Люди были готовы день и ночь пребывать вместе, потому что они любили Христа, они слушали о Нем, они говорили о Нем, они преломляли хлеб, освящали вино, совершали Евхаристию.

Так же парень днем и ночью стоит  возле дома девушки, смотрит в окно, пишет смс-ки. Проходит время. Может быть, все закончилось хорошо, и они поженились. Или все завершилось не очень хорошо — они расстались. Если они поженились, все входит в свое русло, он перестает торчать под окнами, забывает день свадьбы. Если они расстались, то все закончится хорошо уже с другой девушкой, и он забудет день свадьбы с нею… зато появится что-то другое.

Поэтому не живущих свято христиан жалко.

Все идет так, как оно идет. Никто из нас не достоин похвалы, все достойны только жалости. И особенно святые — взятые Богом в удел.

Очень часто спрашивают: «Как пробудить свою совесть? Что с этим охлаждением делать?»

Я думаю так: если человек уже задался вопросом, как пробудить свою совесть, то уже две трети пути пройдено. Совесть уже пробудилась. Все остальное доделает Господь, и личные усилия человека. Потому что, если человек задает вопрос, как пробудить совесть, он обязательно найдет способ к ее пробуждению.

Он будет мучиться, переживать, понимать, что раз что-то внутри болит — пусть не совесть (она спит, ее нет, я бессовестный), а душа — значит, там что-то живое. Вот из этого живого и вырастет совесть, даже если ее нет.

Если человек задался таким вопросом о себе, это замечательно. А вот когда человек задается таким вопросом о других: «Что делать, чтобы пробудить совесть в моих детях, в моем муже?» — тут я не знаю, что делать. Можно поймать ближнего своего, сделать ему лоботомию, чтобы он стал послушным.

Приходит женщина, говорит: «Батюшка, как мне мужа в храм привести?» Как-как?.. Палкой по голове дать, как отвернется, а пока валяется в отключке, связать и привезти в багажнике. Такая православная «расчлененка».

Как ты его приведешь? Не знаю. Человек — это самая великая загадка. Тот самый камень, который Господь создал и поднять не может, о который Он спотыкается все время.

И точно таким же камнем наш ближний является не только для Бога, но и для нас. Что с ним делать? Любить. Любовью чего-то можно добиться. А всем остальным — неизвестно.

С любовью другое. Пробудить чью-то совесть любовью можно, но неизвестно, когда это произойдет; неизвестно, останешься ли ты сам живой в процессе этого любления; далеко не факт, что ты получишь в результате не то что вознаграждение или благодарность, а хотя бы передышку на пять минут в процессе этого труда над ближним. То есть любовь — это дело нудное, рискованнное, опасное.

А других способов пробудить в ближнем своем совесть я не знаю

источник

0

4

Каждый христианин должен находить для себя обязанность и побуждение непременно сделаться святым. Если же вы живете без старания и без надежды быть святыми, то вы христиане лишь по имени, а не по существу, а без святости никто не увидит Господа, то есть, не достигнет вечного блаженства. Верно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников (1 Тим. 1, 15). Но мы обманываемся, если думаем, что спасаемся, оставаясь грешниками. Спасает Христос грешников тем, что дает им средство сделаться святыми.
(свт. Филарет Московский. Слово, сказанное 23 сентября 1847г.).

****
Достижение святости - это удел не одних лишь монахов, как некоторые думают; к святости призваны и семейные люди, обладающие всякими профессиями, живущие в миру, потому что заповедь о совершенстве и святости дана не одним лишь монахам, а всем людям.
(свмч. Онуфрий Гагалюк)

0

5

Подражай святым

Нелегко сразу подражать Христу. Подражай сначала своим добрым соседям. Пусть это будет первой ступенью. Подражай добрым людям твоего народа. Пусть это будет вторая ступень. Потом подражай великим святым Церкви. Это будет третья ступень. И, наконец, подражай Христу. Это - вершина, на которую невозможно подняться одним рывком. Непрестанно трудись над своей душой, как трудишься над плодоносным садом, который легче всего зарастает сорняками именно потому, что плодоносный. Пусть все твои труды, внутренние и внешние, будут направлены на возделывание души, потому что это единственное, что можно спасти от безпощадности смерти. Но не ожидай, что сможешь убелить свою душу без долгой и трудной духовной брани, которая очищает души. Конечно, весь твой труд может оказаться напрасным без животворящей благодати Божией. Именно благодать и есть то же, что вода при стирке полотна. Прачка трудится руками, использует мыло, доску, корыто, но промывает, отбеливает только вода. Так же и с тобой: тебе принадлежит пост, молитва, покаяние и добрые дела, но благодать суть Божия вода, что омывает, чистит и убеляет. Потому и молится пророк: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей… омый мя… и паче снега убелюся (Пс. 50, 3, 4, 9).

Николай Сербский

0

6

На каждом из нас лежит обязанность подражать тем святым, имена которых мы носим. Батюшка о. Макарий носил имя преп. Макария Египетского, житие коего сейчас читалось. Вы слышали, как читали, как сказал Преподобному диавол:

— Ты мало спишь, а я вовсе не сплю; ты много постишься, а я вовсе ничего не ем. Одним ты меня побеждаешь...

— Чем?, – спрашивает Святой.

— Смирением, – отвечает диавол.

Вот эту-то добродетель смирения, подражая житию своего Святого, и положил в основание своего подвига наш приснопамятный старец о. Макарий. Ибо если смирение необходимо для всех христиан вообще, то для иноков в особенности. Есть смирение – все есть, нет смирения – ничего нет. Смиренный высок перед Богом, хотя бы он был и совершенно неграмотный. У о. Макария в письмах постоянно напоминается о смирении. Будем почаще заглядывать в них и учиться смирению хотя из книги, а потом, по милости Божией, понемногу будем вводить его и в свою жизнь. Да поможет нам Господь молитвами приснопамятного старца о. Макария, и да утвердит в этой высокой добродетели смирения...

(Симфония к беседам преподобных оптинских старцев..)
http://www.optina.ru/lec_vars/10/

0

7

Если хочешь увидеть Святого - стань святым.(Иоанн Златоуст)

0

8

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//55/646/55646080_1267040678_810.gif
Проповедь протоиерея Георгия Митрофанова

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодняшняя неделя называется Неделей Всех Святых. Когда мы произносим эти слова: все святые, то, как правило, нам представляются иконописные лики угодников Божиих, к которым мы обращаем свои взоры, когда нам трудно или, наоборот, очень радостно. Когда нам хочется ощутить присутствие Божие в нашей жизни, когда нам хочется ощутить рядом с собой тех людей, которые действительно были праведны. И это естественное наше религиозное чувство, обращенное к святыне, к сожалению, очень часто вызывает у нас ощущение того, что святые это кто-то такой, кто достаточно далек от нас, кто велик, праведен, свят, тот, по сравнению с которым мы с вами оказываемся грешными и немощными. Это верно, но верно не до конца. И даже более того. Если мы только так воспринимаем святых Христовой церкви, мы совершаем глубокую ошибку. Мы грешим против истины, ибо все мы призваны быть святыми. И нет у нас иного пути для спасения, кроме как идти по пути святости.

Так говорит Спаситель. Так говорит святой апостол Павел, который прошел очень трудный путь от гонителя церкви до одного из величайших святых. И значит, нам с вами тоже нужно идти по пути святости. Очень часто мы, обращаясь к святым с чувством собственной ничтожности и немощи, как будто лишаем себя необходимости совершенствоваться. Да, мы грешны и немощны, а святые такие совершенные, пусть же они все сделают в этом мире за нас. Мы служим молебны, мы читаем молитвы, обращенные к святым, и считаем, что все этим и заканчивается в нашей жизни.

Но подобно тому, как даже Господь наш Иисус Христос нуждался в помощи Своих учеников, в помощи святых апостолов, точно так же и христианские святые нуждаются в нашей с вами помощи, в нашем соработничестве по отношению к их делу. И очень часто мы не даем им того, чего они ожидают от нас. Не даем и вместе с тем хотим получить от них помощь, заступничество; хотим, чтобы они делали то, что обязаны делать мы, преображая этот мир.

Сегодняшнее евангельское чтение как раз и указывает нам, может быть, самую главную, самую трудную для нашего человеческого восприятия сторону святости.

Не случайно, если мы возьмем Святое Евангелие, то увидим, что сегодняшнее Евангелие состоит из трех отрывков, которые находятся в разных частях Евангелия, два в одной главе, а третий отрывок – в другой. Но Церковь именно так составила сегодняшнее евангельское чтение, чтобы мы узнали о том, что же такое святость и что же такое путь к святости.

Сначала Господь нам говорит, что нам необходимо исповедовать веру в Него, и тогда Он прославит нас перед Отцом небесным. И наоборот, если мы не будем исповедовать веру в Господа, то и Господь наш Иисус Христос перед лицом Своего небесного Отца не узнает нас, отстранится от нас. И это естественно. Потому что если мы не будем исповедовать веры в Господа, не будем и теми самыми святыми, которые свои Богу. Задавая себе вопрос о том, а исполняем ли мы это очень важное условие святости, мы, наверное, склонны сказать, что да, уж это-то мы делаем, уж веру в Господа мы исповедуем: в храм ходим, крест носим и часто, к месту и не к месту, говорим, что мы – православные христиане.

Но вместе с тем может быть здесь и заключается одно из наших заблуждений. Ношение креста, посещение храма, даже регулярное причащение и исповедь еще не исчерпывают в полной мере того, что называется путем к святости. Можно носить крест, можно ходить в храм, можно исповедоваться и причащаться и при этом не только не быть святым, но быть очень грешным человеком.

Такими были и фарисеи, исполнявшие закон. Исповедовать веру в Господа означает стремиться к святости. Стремиться каждым днем, каждым мигом своей жизни в этом мире являть тот возвышенный идеал, который был нам дан во Христе. Есть ли это у нас? если мы честно зададим себе этот вопрос и честно ответим на него, то мы должны будем сказать, что нет. К сожалению, мы далеки от того, чтобы исповедовать по-настоящему веру в Господа.

Называть себя христианами очень легко. Сейчас – легче, чем в предыдущие годы. Иногда это даже модно называть себя христианином, но исповедовать Христа гораздо сложнее.

И далее Спаситель еще более уточняет то, что значит вера в Господа, что значит быть христианином. Он говорит о том, что Бога надо возлюбить больше, чем своих близких, больше, чем отца и мать, больше, чем сына и дочь. Многие века противники христианства указывали на эти слова Христа и говорили: какой же ничтожный злобный, мелкий бог у христиан, который требует от человека отбросить все естественные человеческие чувства: любви к своим близким, к своим родителям, к своим детям, и требует, чтобы любили только Его.

Но на самом деле Христос призывает нас к другому. Он ведь не говорит о том, что мы должны не любить своих близких, своих родителей, своих детей, а любить только Его. Он говорит о том, что мы должны любить Его больше, чем своих близких. Как правило, большая часть людей, особенно людей не церковных, не знают высшей добродетели, не знают высшего счастья, кроме любви к своим детям или к своим родителям. Им кажется, что выше этого не может быть действительно ничего.

Так рассуждают люди не только сейчас. Так рассуждали они и раньше. И для ветхозаветных людей почитание своей семьи, почитание родителей, любовь к своим детям, была одной из важнейших семейных обязанностей. И вот именно к ним обращается Христос. Обращается к одной из самых главных добродетелей ветхозаветного еврейства и говорит о том, что Бога все-таки надо любить больше.

И это очень верные слова. Потому что многие из нас, любящие своих родителей, любящие своих детей, любят их не по-христиански. Они их любят как нечто свое близкое и дорогое. Дети любят родителей за то, что ощущают в них источник силы, защиты, получают от них помощь. А родители часто любят детей, самоутверждаясь в них, видят в них возможность добиться в этой жизни того, чего не получили они; любят своих детей, превращая их в свои игрушки, развлекаясь.

Это не подлинная христианская любовь.

Но даже если подлинная христианская любовь посещает человека и он видит, в своих детях, например, не свое достояние, а творение Божие, которое временно вверяется ему Богом, даже тогда он должен помнить о том, что любовь к Богу должна быть гораздо больше.

И опять-таки, если мы спросим себя об этом, то мы должны будем признать, что иногда мы даже и родителей и детей своих по-настоящему не любим. Даже когда мы любим своих родителей по-настоящему, Бога мы не любим в той мере, в какой любим их.

И это укор всем нам. Это значит, что в данном отношении мы далеки от того, исполнять важнейшее условие христианской веры, христианской святости. Потому что очень легко любить нам тех, кого мы видим, с кем мы общаемся в этом мире. Но как нам полюбить Того, Кто невидим в этом мире, и Кто вместе с тем сотворил этот мир и нас. Как нам любить Того, благодаря Кому мы каждый день дышим, думаем, чувствуем, переживаем и Кто смиренно сокрыт от нас.

Очень часто ребенок бросается к своему родителю именно потому, что для него в родителе сконцентрирован весь мир, все величие, вся красота этого мира. Но ведь Бог, сотворивший нас и все, что нас окружает, гораздо выше наших земных родителей. Но Он смиренно скрывается от нашего взора. И мы не только не любим, мы даже не боимся Его, настолько мы привыкли к тому, что Он безвозмездно, бескорыстно, подчас ничего не требуя от нас, дает нам все.

И в словах Спасителя мы вдруг слышим призыв Господа к нам. Он ожидает от нас того, что мы будем любить Его. Не бояться Его, не пресмыкаться перед Ним, как это делают язычники перед своими идолами, но любить Его. Способны ли мы на это? Если мы будем честны, то мы скажем, что эта способность в нас очень мало развита.

А далее еще очень глубокие слова Спасителя. О том, что же собственно ожидает апостолов. Ведь апостолы говорят Спасителю, что действительно в прямом смысле слова оставили свои дома, свои семьи, взяли на себя крест, подобно Христу Спасителю, и отправились вслед за Ним. Что же их ожидает? Спаситель произносит еще одни, уже, может быть, не так легко представимые и легко понятные, но очень значимые слова. Он говорит о том, что именно апостолам надлежит судить весь народ израильский, все двенадцать колен Израиля. Он говорит о том, имея прежде всего в виду мировоззрение ветхозаветных людей. Но к нам, христианам, эти слова Спасителя также обращены. Они обращены к нам и открывают нам нашу грядущую судьбу. Если будем в полной мере следовать за Христом, если мы в полной мере уподобимся Христу, то на нас и великое право и великая обязанность судить весь род человеческий. Как собственно и судят его святые угодники Божии.

Понятие суда для нас ассоциируется чаще всего с наказанием, приговором. Но суд христианский это какой-то иной суд. И наше отношение к прославленным святым иное, нежели к земным судьям. Да, мы понимаем, что они выше нас, святее нас, и вместе с тем мы прибегаем к ним за помощью, за участием. Мы верим в то, что, видя наши грехи, они простят нас. И вот это для нас, христиан, должно быть путеводной звездой на самом главном нашем пути, пути, который может нас привести к тому, что когда-то и нас Господь поставит перед выбором судить людей или оправдать.

Эта возможность определить судьбу человека, изречь свой суд над ним дается уже каждому из нас, и мы судим людей прежде всего, осуждая их, забывая о том, что Господь наш Иисус Христос, когда судил человеческий род, прежде всего судил его законом любви. Он любил его и прощал. Именно таков будет суд святых.

Но мы-то с вами способны вершить такого рода суд или нет? Если мы опять-таки зададим себе этот вопрос, то опять вынуждены будем признать, что нет. Осуждать мы можем очень хорошо. А судить милосердно, с любовью и всепрощением нам почти не удается никогда.

Задавая себе эти три вопроса, которые не могут не возникнуть под впечатлением сегодняшнего Евангелия в Неделю Всех Святых, давайте подумаем над тем, а исполняем ли мы эту главную христианскую заповедь: стать святым. И пусть эта мысль сопровождает нас постоянно. Мы должны помнить, что не только мы нуждаемся в святых, но и святые нуждаются в нас. Не только мы нуждаемся в Боге, но и Бог нуждается в нас. И единение наше произойдет только одним образом, если мы будем святыми. Если мы войдем в тот великий сонм всех святых Христовой Церкви, которым молится Церковь сегодня и которые молятся о Церкви сегодня и с которыми мы сегодня вместе с вами все обращаемся к Господу. Аминь.

0

9

“Ваше призвание — святость,” внушает нам Апостол. Высокого душевного состояния требует от нас наша вера.
Но дерзаем ли мы думать о себе, что мы способны собственными силами достигать порога у входа в святость? Не будем так самонадеянны. Мы для того-то и находимся в Церкви, чтобы она освятила нас. А личная наша задача скромна: очищать поле своей души, как очищается почва для цветника, для огорода. Освящаемся мы в наших личных искренних молитвах, в таинствах Церкви, в богослужении. И укрепляемся мы молитвенным общением со святыми Небесной Церкви и, преимущественно, неустанными молитвенными обращениями к Заступнице нашей Пресвятой Богородице, — и этим путем отдаем себя под влияние их святости. Скажем словами преп. Иоанна Дамаскина: приносящий молитвы Богу и святым так сам освящается ими, как приносящий кому-либо благовонное миро незаметно принимает на себя и в себя аромат мира. И скляница мира, которое женщина возлила на ноги Спасителя и отерла их своими волосами, облагоухала руки и волосы ее самой. Так в двустишии русского поэта: “Простой цветочек дикий нечаянно попал в один пучок с гвоздикой. И что же? От нее душистым стал и сам.”

Что же такое святость святых? Аскетизм ли и умерщвление плоти? Уход от мира? Совершение ли чудес?
То, и другое, и третье находит себе место в христианстве. Но не они являются сущностью святости.

Святость есть исполнение Нагорной проповеди Спасителя. Святость есть чистота мыслей, чувств и воли. Святость есть правдивость, искренность, опасение перед малейшим оттенком лжи, обмана, хитрости или, как говорят, “задней мысли” и расчета. Святость есть безбоязненное исповедание веры. Святость есть желание добра ближнему и дальнему. Святость есть “правда, мир и радость о Духе Святом.” Ее плоды по Апостолу: “любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.” Святость возвышает веру святых в “видение божественных тайн.” Святость не есть выражение подъема той или иной способности человека, а составляет преображение его природы в целом и имеет право быть названа “цветом человечества.”

Как же нам подниматься мыслями и сердцем к святым Церкви Христовой? Они, живя в Боге, как бы в окружающем их воздухе, зовут к тому же и нас. Они открывают нам, в чем состоит истинное счастье человека. Они убеждают нас в истинности нашего церковного пути. Одна и та же святость дышит как со страниц Евангелия, так и из чистых и светлых молитв и песнопений, оставленных для нас святыми отцами Церкви и находящихся в постоянном богослужебном пользовании Церкви. Влиянием их святости проникнуты также другие чисто-назидательные их творения, а затем, и благочестивые повествования о их жизни. С каждым шагом следования этим путем крепнет вера христианина, а с нею и надежда перехода за порог земной жизни к Невечернему Свету, согласно обетованию: “по вере вашей будет вам.”

Протопресвитер Михаил Помазанский

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » Почему мы не святые ?(о побуждении к святости)