Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



СТИХИ!!!

Сообщений 31 страница 60 из 225

31

Как-то шёл по дороге мудрец, любовался красотой мира и радовался жизни. Вдруг заметил он несчастного человека, сгорбившегося под непосильной ношей.

— Зачем ты обрекаешь себя на такие страдания? — спросил мудрец.

— Я страдаю для счастья своих детей и внуков, — ответил человек. — Мой прадед всю жизнь страдал для счастья деда, дед страдал для счастья моего отца, отец страдал для моего счастья, и я буду страдать всю свою жизнь, только чтобы мои дети и внуки стали счастливыми.

— А был ли хоть кто-то счастлив в твоей семье? — спросил мудрец.

— Нет, но мои дети и внуки обязательно будут счастливы! — ответил несчастный человек.

— Неграмотный не научит читать, а кроту не воспитать орла! — сказал мудрец. — Научись вначале сам быть счастливым, тогда и поймёшь, как сделать счастливыми своих детей и внуков!

Стих на тему этой  притчи.

Шел Веселый Человек по извилистой дороге,

Он шагал и улыбался, и не уставали ноги,

Любовался небом синим, слушал песни птиц беспечных, -

Шел себе легко и просто по дороге бесконечной.

А Угрюмый Человек шел веселому навстречу,

Головы не поднимая, и не выпрямляя плечи,

Песен птиц совсем не слышал, в ясном небе видел тучи,

И считал, что в целом мире он - ну самый невезучий!

Так и встретились - Веселый, шел вприпрыжку, напевая,

Да Угрюмый еле плелся, ничего не замечая.....

И спросил тогда Веселый - Друг мой, что ж ты так несчастен?

Тот, вздохнув, ему ответил - Мир вокруг меня ужасен!

Он опасен и обманчив, разве ты не замечаешь?

Я, как преданный родитель, за детей своих страдаю!

Как им выжить в этом мире, не упасть и не сломаться,

А они -  за внуков станут и страдать, и волноваться!

Тут не выдержал Веселый - Посмотри вокруг, дружище!

Теплый день, и светит солнце, что ж ты тучи в небе ищешь?

Не внушай себе и детям, что кругом враги таятся!

Их учи любить и верить, а не только защищаться!

Каждый день - подарок свыше, пусть об этом помнят дети,

И тогда им вправду легче станет жить на этом свете!

Поднял голову Угрюмый, посмотрел вокруг немного,

И усталою походкой зашагал своей дорогой........

http://www.liveinternet.ru/showjournal. … id=1290667

0

32

Этот стих желательно не буквально воспринимать ,в его тсроках глубокий смысл :

Знаешь, любимый, я - КОРОЛЕВА,
От КОРОЛЕВ не уходят налево,
От КОРОЛЕВ ходят только вперед,
Или на ТРОН, или на ЭШАФОТ.
Знаешь, хороший, я - твоя ТАЙНА ,
ТАЙНУ, поверь, не находят случайно.
Ты уже думаешь: «Все, разгадал!»,
Но лишь одно покрывало поднял.
Знаешь, родной мой, я - твоя встреча ,
За этой встречей - небо и вечность,
Следом за ними - море и звезды,
Все слишком сложно? - Все очень просто!
Все очень просто, но неповторимо,
Я - твоя нежность , ты - мой любимый,
Мы - навсегда, без тревоги и гнева,
Ты - мой КОРОЛЬ, ну а я - КОРОЛЕВА!!!

Автор - Елена Билялова.

0

33

Как оценить всё то, что мы имеем:

Любовь, здоровье, близких с нами рядом?

Всегда находим что-нибудь важнее,

Ценнее тех, что ловят наши взгляды.

Нам кажется, что с нами будут вечно

Любимые, родные наши люди.

На них мы смотрим слишком уж беспечно,

Не думая о том, что завтра будет.

Наш гнев порой бывает без причины,

Мы боль свою на них бросаем всуе.

Глаза грустнеют, слёзы у любимых,

Как ручейки бегут следы рисуя.

Остановитесь, им в глаза взгляните,

Вы разглядите в них любовь и ласку,

И никогда от них не уходите,

И никогда не разрушайте сказку.

Возьмите руки их в свои ладони,

Согрейте сердце нежными словами,

И помните, что это очень много,

То, что они сегодня вместе с вами!

0

34

Что хочет женщина

Что хочет женщина зимой?
Почувствовать тепло мужчины,
Прильнуть к его щеке щекой
И греться вместе у камина.

Что хочет женщина весной?
В руках держать цветов букет,
Что принесет он ей одной,
Подарит ей одной рассвет.

Что хочет в жаркий летний день?
Чтобы спасла ее от зноя
Его, его лишь только тень,
Как дуновение прибоя.

Что хочет осенью она?
Шуршать листвою под ногами
Вдвоем. Смотреть, как прячется луна
За кучевыми облаками.

Что хочет женщина всегда?
Желанной быть и быть любимой,
Метель, зной, грозы - не беда,
Лишь бы душа была счастливой.

http://www.liveinternet.ru/users/kudesn … t123639554

0

35

АНГЕЛ
Жил в старой деревне отшельник-горбун.Его опасались, его не любили,
Шли слухи о нем, будто Он – злой колдун,и люди его стороной обходили.
Бродил по деревне Он с ветхим мешком в пальто многолетнем, изъеденном молью.
И если его провожали смешком, Он тихо вздыхал, без обиды, но с болью.
А люди глумились о нем, шепча за спиной:рога у него, мол, под шапкою скрыты,
И оттого этот малый хромой,что у него вместо пальцев копыта.
Однажды в деревню вселилась беда:то всходы пшеницы погибнут под градом,
То летом в июле придут холода,то волки порежут на пастбище стадо.
Настали тревожные, тяжкие дни,придется им туго зимой без зерна.
Не зная что делать, решили они: "Горбун виноват! Смерть тебе, Сатана!
Пойдемте, пойдемте скорее к реке!Он там, он в землянке живет как изгнанник!"
И двинулись скопом. И в каждой руке,зажат был в дороге подобранный камень.
Он шел им навстречу, печален и тих,Он все уже знал, Он не глупый, Он понял.
И Он не свернул, Он не скрылся от них и только лицо свое прятал в ладонях.
Ни разу не вскрикнув под градом камней,Он только шептал: «Пусть простит вас Всевышний!
Камнями по телу, но сердцу больней.На нас не похож, значит, - злой, значит, лишний…»
Закончилась казнь. Кто-то грубо сказал:"Давайте посмотрим уродскую спину!
Ни разу не видел такого горба!" Пальто все в крови он с убитого скинул.
В больном любопытстве томилась гурьба.Вдруг молча, как статуи, люди застыли,
«Злой черт», «Сатана» прятал вместо горба,под старым пальто белоснежные крылья…
И мимо землянки, глаза опустив,проходят жестокие глупые люди.
Всевышний, быть может, им все же простит,но Ангела больше уж рядом не будет.

http://www.liveinternet.ru/users/kudesn … t123639554

0

36

Не обижайте ваших матерей,
Они желали вашего рожденья,
Желали, чтобы вы росли скорей,
Ценили с вами каждое мгновенье.
Не обижайте ваших матерей,
Они с любовью жизнь вам подарили.
Нет никого для них милей, родней,
Не дай вам Бог, чтоб вы о том забыли.
Не обижайте ваших матерей,
Ведь много слез и так уже пролито,
И от того становится больней,
Когда все доброе уж вами позабыто.
Не обижайте ваших матерей,
Пусть радостью у них глаза сияют,
Не огорчайте ваших матерей,
Всю жизнь свою они вам посвящают.
Не обижайте ваших матерей,
Они за вас обет пред Богом дали.
За плечи обнимите их сильней,
Чтоб мамы ваши горечи не знали.
Не обижайте ваших матерей,
Их сердце хрупкое в груди так больно бьется.
Спешите их любовью обогреть –
У них для вас прощение найдется.

0

37

Ангел-хранитель

Я думала, что это светлячок,
А пригляделась, оказалось – Ангел!
Он опустился на моё плечо,
Закрыл глаза и без движенья замер.

И я боялась вздрогнуть и моргнуть,
И даже чуть замедлила дыханье,
Чтоб только не встревожить, не вспугнуть
Такое нереальное созданье!

Прошло мгновенье – он открыл глаза,
Поправил златокудрое колечко
И тихо на прощанье мне сказал:
«Я за тебя замолвлю там словечко».

И улетел в раскрытое окно.
И лишь сквозняк чуть слышно хлопнул дверью.
А мне всё это показалось сном,
Но от чего-то так хотелось верить.

Я всматривалась долго в темноту,
Сквозь облаков прерывистые нити
И всё-таки увидела… звезду,
Он долетел, мой маленький Хранитель.

0

38

М О Л И Т В А

Глаза святой иконы смотрят строго.
Топчусь, не зная, как мне поступить:
Чего еще выпрашивать убого?
О чем еще у Бога мне просить?

Удары сердца – выстрелы из пушки,
И каждый цель стремится поразить.
Платок мне дали местные старушки,
Чтоб голову бесстыжую покрыть.

А в горле ком застрял – и ни словечка…
На волю тихо слезы отпущу,
Дрожащею рукой затеплю свечку
И неумело лоб перекрещу.

http://www.liveinternet.ru/users/kudesn … t123639554

0

39

Иисуса дети

Пришел евангелист в сиротский дом,
Чтоб рассказать детишкам об Иисусе,
Что жизнь и радость вы найдете в Нем,
И не страшны с Ним дьявола укусы.

О жизни говорил на небесах,
О том, что верных после смерти ожидает,
Что с Господом не ведом людям страх,
Что Бог их любит и оберегает.

Что грешники будут гореть в аду,
И ничего тогда уж не исправить.
«А что такое ад?» - вопрос ему
Задал мальчишка с грустными глазами.

«Ад – место, где нет радости, любви,
Где крики боли, стоны и страданье…»
«Про наш детдом, наверно, говорите Вы?» -
Спросило взрослого невинное созданье.

Немой вопрос застыл в его глазах:
«У нас здесь то, о чем Вы говорили:
Здесь слезы, крик и вечный страх,
Обиды, что нас мамы не любили».

И растерялся проповедник наш,
И комом в горле перекрыт дар речи,
Детской наивности рассеялся мираж,
Под тяжестью вопроса сникли плечи.

Как рассказать юнцам тем о любви,
Чтоб Бога как Отца они любили,
Обиды чтоб и ненависть прошли,
И чтобы взрослых всех они простили?

Задумайся и ты об этом, брат,
Что перед Богом за детей все мы в ответе,
Чтоб жизнь детей не превращалась в ад,
Чтоб они знали, что они – Иисуса Дети!

http://www.foru.ru/slovo.16087.3.html

0

40

Однажды вечером в кругу одной семьи,
Шел разговор сердечный откровенный:
Что каждый подарил бы в знак любви
Спасителю сошедшему на землю?

Отец сказал: "Нет в мире ничего,
Чего достоин Он любвеобильный!
Я ноги бы в слезах омыл Его,
Уставшие от стезей мира пыльных."

"А я бы ложе лучшей простыней
Усталому Спасителю покрыла,
Чтобы нашел Он отдых и покой," -
С улыбкой нежной мать проговорила.

И только мальчик маленький молчал,
Задумчиво глядя во тьму, в окошко.
"А ты бы что, сынок, Иисусу дал? -
Спросил отец - Скажи нам честно, крошка."

Ответил тихо мальчик: "У меня
Игрушка есть для сердца дорогая,
Из плюша я отдам Христу коня."
И рассмеялась вся семья родная.

Смеялись долго... Вдруг раздался стук.
Дверь отворилась. Все умолкли сразу.
В глазах отца семьи блеснул испуг:
Вошел унылый бомж в одежде грязной.

В опорках ноги, из прорех торчат
Ступни немытые. Небритый, некрасивый.
Униженность в осанке и в очах.
"Что нужно вам?" - спросил отец брезгливо.

"Нельзя ли мне в сарае вашем ночь
Поспать?" - спросил униженно бездомный
" Нет, нет!" - сказала мать -

"Ступайте прочь!
Мы на ночь не пускаем незнакомых".

"Постойте, дядя!" - мальчик закричал,
Слезу смахнув ладошкою украдкой.-
"Я Богу дать лошадку обещал...
Возьмите, дядя, хоть мою лошадку!..."

Калитка тихо скрипнула опять,
Семья сидеть осталась тесным кругом,
Но глаз не смели ни отец, ни мать
На мальчика поднять; ни друг на друга.

Мы часто в жизни не жалеем слов,
Красивых слов, напыщенных ничтожных.
На деле познаются лишь Любовь
И Доброта, слова без дела ложны.

0

41

Исповедь
Умолк простивший мне грехи.
Лиловый сумрак гасит свечи,
И темная епитрахиль
Накрыла голову и плечи.

Не тот ли голос: «Дева! встань...»
Удары сердца чаще, чаще.
Прикосновение сквозь ткань
Руки, рассеянно крестящей.

(А.Ахматова)
1911
Царское Село


Анна Андреевна Ахматова (23 июня 1899 - 5 марта 1966)

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

В Отделе рукописей и редких книг Государственной публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина хранится большая часть обширного архива Анны Ахматовой. Незадолго до смерти часть рукописей была собрана автором в конверте с надписью: «А. А. Ахматова. Пролог (Сон во сне), 1965». Как явствует из названия, в конверте собраны материалы, имеющие отношение к пьесе «Пролог», над которой Анна Ахматова работала в последние годы жизни. Сорок восемь пронумерованных автором листов включают наброски отдельных сцен из пьесы «Пролог», планы пьесы, прозаическое обрамление к ней под названием «Нечто удивительное» и, наконец, черновые автографы стихотворного произведения «Большая Исповедь».

Возможно, «Исповедь» задумывалась автором как стихотворное вступление к пьесе, на это указывает необычная для Ахматовой нарочитая «театральность» стихов, рассчитанных на произнесение со сцены. Это произведение представляет собой уникальное явление в качестве материала чернового, необработанного, записанного на бумагу впервые.
М. Кралин

«БОЛЬШАЯ ИСПОВЕДЬ»

Вступление

Позвольте скрыть мне всё: мой пол и возраст,
Цвет кожи, веру, даже день рожденья
И вообще всё то, что можно скрыть.
А скрыть нельзя— отсутствие таланта
И кое-что ещё, остальное ж
Скрывайте на здоровье.

1

24 августа 1963

Но говорят — в разбомбленном когда-то,
А ныне восстановленном строеньи
Нашли обрывки старого письма.
Подумаешь ещё — делов палата,
Однако на поверку вышло так.
Знакомым всем тот показался почерк,
И всем мерещилось, что с ним такое
Уже когда-то в жизни приключилось,
И множество подобной чертовни.
(Диктуй, диктуй, я на коленях буду
Тебе внимать — неутолимой жаждой
И я больна — но это скроем мы.)
N захотел тут даже повесть сделать,
Но все заголосили: «Ни за что!»

2

Довольно нам таких произведений,
Подписанных чужими именами,
Всё это нашим будет и про нас.
А что такое «наше»? и про что там?
Ну, слушайте, однако.

Из исповеди

И эта нежность не была такой,
Как та, которую один поэт какой-то
В начале века назвал настоящей
И тихой почему-то. Нет, ничуть —
Она, как первый водопад, звенела,
Хрустела коркой голубого льда,
И лебединым голосом молила,
И на глазах безумела у нас.

3

Всё было очень чинно и достойно:
Двадцатый Век, Москва, весны начало,
Друзья и книги, и в окне — закат.
Нам бы тогда же сделаться врагами,
Почувствовав, что-то здесь неладно,
Но почему-то мы не догадались,
И пропустили время.— Ерунда.
Такое ли ещё бывало в мире,
А впрочем, я не знаю. Не из ада ль
Повеял ветер, или дуновенье
Волшебное вдруг ощутили мы.
Всё кончено. Корабль идёт ко дну,
И маски прочь — и я с тобой в плену.
Ещё я слышу свежий клич свободы,
Мне кажется, что вольность мой удел,
И слышатся «сии живые воды»
Там, где когда-то юный Пушкин пел.

4

Мы, помнится, готовы были оба
Терпеть нежданные дары Судьбы,
Как надлежит и с твёрдостью спокойной,
А может, и насмешливо чуть-чуть.
Но умереть от нежности друг к другу
Боялись мы — и этот страх всё рос
И постепенно заполнял пространство,
Которое и так неодолимо
И траурно лежало между нами…
И пересечь которое, пожалуй,
И в голову нам не могло прийти.
А рядом громко говорила Федра.
Нам, гордым и уже усталым людям,
Свои невероятные признанья,
И «больше не читавшая» Франческа
О первенстве заботилась своём.
Я понимаю, как всё это сложно.
Но всё же попытайся уцелеть.

5

Так вот когда с тобой беда случилась.
Беда случилась — ты её познал.
Теперь ты знаешь, что ни с чем на свете
Её нельзя сравнить и утолить:
Ту жажду, что приходит раз в столетье,
А может быть, и реже, бедный друг.
Ни ветрами свободных океанов,
Ни запахом тропических лесов,
Ни золотом, ни водкою кабацкой,
Ни шкиперским крепчайшим коньяком,
Ни музыкой, когда она небесной
Становится и нас уносит ввысь,
Ни даже тою памятью блаженной
О первой и несознанной любви,
Ни тем, что люди называют славой,
За что иной согласен умереть.
И только мы с тобою знаем тайну,
Как утолить её, но мы не скажем
Под злою пыткой и друг другу даже,
Особенно друг другу.— Замолчи!

Анна Андреевна Ахматова (23 июня 1899 - 5 марта 1966)

Цитируется по: День Поэзии 1968, “Советский писатель”, Москва, 1968, 240 стр.

* * *

Если б все, кто помощи душевной
У меня просил на этом свете,—
Все юродивые и немые,
Брошенные жёны и калеки,
Каторжники и самоубийцы,—
Мне прислали по одной копейке,
Стала б я богаче всех в Египте,
Как говаривал Кузмин покойный.
Но они не слали мне копейки,
А со мной своей делились силой.
И я стала всех сильней на свете —
Так, что даже это мне не трудно.

* * *

Где-то ночка молодая —
Звёздная, морозная,
Ой, худая, ой, худая
Голова тифозная.
Про себя воображает,
По подушке мечется,
Знать не знает, знать не знает,
Что зачем, ответчица,—
Что за речкой, что за садом
Кляча с гробом тащится…
Меня под землю не надо;
Я одна рассказчица.

* * *

Привольем пахнет дикий мёд,
Пыль — солнечным лучом,
Фиалкою — девичий рот,
А золото — ничем.

Водою пахнет резеда
И яблоком — любовь,
Но мы узнали навсегда,
Что кровью пахнет только кровь.
И напрасно наместник Рима
Мыл руки перед всем народом
Под зловещие крики черни,
И шотландская королева
Напрасно с узких ладоней
Стирала красные брызги
В душном мраке царского дома.

увеличить

0

42

М. И. Цветаева: "Исповедь души высокой…" (Лирика А. Ахматовой)
Сочинение

Почему Ахматова? Ведь столько написано, опубликовано работ о "Музе плача". Все дело в Личности, в Поэте с большой буквы, поэтому тема неисчерпаема, и каждый находит в ней свои грани и аспекты. Сегодня, когда девальвируются многие нравственные, духовные ценности, происходит "амортизация" души, и все это списывается на "трудное", "переходное" время, стоит вспомнить, что пришлось пережить Анне Андреевне Ахматовой и сохранить при этом чувство собственного достоинства, благородство, порядочность и талант. Обращение к этой теме вызвано еще одним обстоятельством: современностью поэзии Ахматовой. Любовь, Родина, искусство, дом — темы, близкие и волнующие не только молодых людей, вступающих в жизнь, но понятные и тем, чья жизнь и судьба уже состоялись. Жизненный путь Ахматовой, определивший ее творчество, был очень сложен. Революция для многих творцов стала своеобразным испытанием и Рубиконом, и Ахматова — не исключение. События 1917 года раскрыли новые грани души и таланта той, для которой в стихах, по ее собственному признанию, — "связь… с временем, с новой жизнью…народа". Мужество, твердость, гордое терпение, определившаяся гражданская и творческая позиция проявляются в 20-е, когда после выхода трех сборников Ахматову почти перестали печатать. А что для поэта может быть страшнее, чем перестать звучать?!

Однако впереди ждали новые испытания и потери. И она, страшившаяся того, что ее творчество в сознании читателей останется неподвижным и, стало быть, быстро забудется, бесстрашно создавала свой "Реквием". Об этой поэме я и хочу написать. Это произведение не только о судьбе сына и о своей личной судьбе, оно о судьбах многих и многих людей. Ахматова написала поэму, повинуясь велению сердца, совести и отзываясь на голос времени. Два с половиной десятилетия Анна Ахматова хранила "Реквием" в памяти, страшась доверить бумаге строки, которые могли обернуться смертным приговором. Стихи поэмы слагались тогда, когда "улыбался только мертвый", когда

Звезды смерти стояли над нами,

И безвинная корчилась Русь

Под кровавыми сапогами

И под шинами черных "марусь".

С первых строк поэмы звучит тема смерти: идущие к тюрьме "мертвых бездыханней", в ночи — "звезды смерти", в Крестах — "неповинные жизни кончаются". "Надо память до конца убить", — в страшную минуту говорит Ахматова. Но память неубиенна, ее хранитель — поэт, слово о мертвых обративший к живым. В поэме у палачей нет ни имен, ни лиц. Лишь однажды прозвучит имя черной силы — "ежовщина". Нелюди невидимы, но явственны их деяния, застывающие в неопределенно-личных предложениях: "Словно с болью жизнь из сердца вынут, Словно грубо навзничь опрокинут…", "Уводили тебя на рассвете…". Ахматова обращает свою поэму, свой крик души, свой "Реквием " к "невольным подругам двух моих осатанелых лет" и к себе сегодняшней — "нет, это не я, это кто-то другой страдает", и к той, "царскосельской веселой грешнице", которую навсегда вытеснила из мира стоящая под Крестами (тюрьмой в Ленинграде) женщина, трехсотая с передачей для сына. Поэма обращена к сыну, к тем, кого "Хотелось бы всех поименно назвать. Да отняли список, и негде узнать". В "Реквиеме" впервые звучит голос Ахматовой-матери и жены. Именно тогда она обрела горькое право, "как стрелецкие женки, под кремлевскими башнями выть". Трагедия матери усугублялась осознанием того, что ее сын — заложник, его мукой оплачена ее мнимая свобода:

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

Спасет поэта вера. Ее молитва — "не о себе одной, но обо всех стоявших с ней в бесконечной очереди "под красною ослепшею стеной ". Обретя горькое единство с людьми, она и у них может попросить: "Муж в могиле, сын в тюрьме, помолитесь обо мне". Как Блок в "Двенадцати" бесстрашно шагнул навстречу революции и, растворившись в стихии, стал ее частью, так и Ахматова, погрузившись в бездну горя, обрела право говорить от имени народа. Подобно поэме Блока, "Реквием" — это лирические "мгновения", обретшие эпическую широту и мощь.

"Реквием" сложился из отдельных стихотворений, написанных в 1935–1940 гг., и окончательно сформировался к началу 60-х годов. Наше время открыло возможность ощутить его как целостное произведение, которое утверждает победу над злом: победу художника и победу самого времени.

Мужество Ахматовой как поэта, создавшего "Реквием", неотделимо от личной трагедии автора. И "Реквием", заключенный, казалось бы, в раму отошедшей эпохи, продолжает кричать, рыдать, взывать о несчастье матери, о беде народа. Впервые в русской литературе колокольным поминальным звоном зазвучал "Реквием" как память о невинно убиенных. Поэма Ахматовой — это торжественная молитва: "Покой вечный дай им, Господи".

:'(

0

43

М.Цветаева.

http://s48.radikal.ru/i119/1010/79/6d8b9156c20f.jpg

Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь!
С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре! - Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...
- Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!
Декабрь 1920

*******

 

Как правая и левая рука -
Твоя душа моей душе близка.

Мы смежены, блаженно и тепло,
Как правое и левое крыло.

Но вихрь встает - и бездна пролегла
От правого - до левого крыла!
10 июля 1918

*************

Я с вызовом ношу его кольцо

— Да, в Вечности — жена, не на бумаге.—

Его чрезмерно узкое лицо

Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,

Мучительно - великолепны брови.

В его лице трагически слились

Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.

Его глаза — прекрасно-бесполезны! —

Под крыльями распахнутых бровей —

Две бездны.

В его лице я рыцарству верна.

— Всем вам, кто жил и умирал без страху.

Такие — в роковые времена —

Слагают стансы — и идут на плаху.

Коктебель, 3 июня 1914

0

44

Сергей Есенин

http://imglink.ru/pictures/20-10-10/b76b269a04d1389a708c60d186803aaa.jpg

Гляну в поле, гляну в небо -
И в полях и в небе рай.
Снова тонет в копнах хлеба
Незапаханный мой край.

Снова в рощах непасеных
Неизбывные стада,
И струится с гор зеленых
Златоструйная вода.

О, я верю - знать, за муки
Над пропащим мужиком
Кто-то ласковые руки
Проливает молоком.

**********
Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот - и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в Бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта - ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились -
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,-

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

**********
Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.

Много дум я в тишине продумал,
Много песен про себя сложил,
И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве,
И зверье, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь.
Оттого пред сонмом уходящим
Я всегда испытываю дрожь.

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле.
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле.
***********

По дороге идут богомолки,
Под ногами полынь да комли.
Раздвигая щипульные колки,
На канавах звенят костыли.

Топчут лапти по полю кукольни,
Где-то ржанье и храп табуна,
И зовет их с большой колокольни
Гулкий звон, словно зык чугуна.

Отряхают старухи дулейки,
Вяжут девки косницы до пят.
Из подворья с высокой келейки
На платки их монахи глядят.

На вратах монастырские знаки:
"Упокою грядущих ко мне",
А в саду разбрехались собаки,
Словно чуя воров на гумне.

Лижут сумерки золото солнца,
В дальних рощах аукает звон...
По тени от ветлы-веретенца
Богомолки идут на канон.

************

Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон.

Тянется деревня с праздничного сна,
В благовесте ветра хмельная весна.

На резных окошках ленты и кусты.
Я пойду к обедне плакать на цветы.

Пойте в чаще, птахи, я вам подпою,
Похороним вместе молодость мою.

Троицыно утро, утренний канон.
В роще по березкам белый перезвон.

***********

Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: "Вишь, какой убогой,-
Знать, от голода качается, болезный".

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь...
И сказал старик, протягивая руку:
"На, пожуй... маленько крепче будешь".

0

45

Крепись, душа. Сдержи потоки слез
В людской толпе - она слезам не верит.
Пусть плачет дождь тихонечко у двери,
Как плакал в Гефсимании Христос.
   
Пусть плачет дождь, а ты не плачь, не надо!
Вдруг разглядев никчемность бытия,
Пересмотри судьбу от «А» до «Я»
И согласись, что ты у двери ада.
   
Признай, душа, что ты, увы; пуста, 
Что голодна, хотя хватает хлеба.
Признай, что неспроста печально небо,
Когда роняет слезы высота.
   
Я верю, что дожди нам даны свыше.
Проснись, душа! Проснись от суеты!
Попробуй с Ним заговорить на «ты».
Он плачет, Он зовет тебя - ты слышишь?

Елена КРОХАЛЕВА

http://imglink.ru/pictures/01-11-10/6e39c929eedf7326bd18d9e1bbdc7cb1.jpg

0

46

Разговор с Ангелом

Тихой ночью, когда фонари
Дарят тусклые взгляды прохожим,
Опустился мой Ангел с небес
И заметил шрамы на коже...

- Обожглась?
- Нет... Скорее ошпарилась...
Окатила, крутым кипятком,
Свое сердце, что глупо подставилось
Под сапог - мягкотелым щенком...

- Больно?
- Нет... Не придумали слова -
Описать эту страшную пытку,
Где оставили вены наголо
И безжалостно тянут... как нитку...

- Страшно?
- Нет... Разве можно бояться,
Когда дальше одна пустота...?

Виновато взглянул мой Ангел
В зарубцованные глаза:

- Как же я не сумел уберечь
Твои дни от терзанья такого?
Что ты хочешь - скажи! Не молчи!

- Повтори все, пожалуйста, снова...

http://imglink.ru/pictures/18-11-10/9c563590edd53be9c09a69b04dbb144c.jpg

0

47

Дети - это счастье, дети - это радость,
Дети - это в жизни свежий ветерок.
Их не заработать, это не награда,
Их по благодати взрослым дарит Бог.

Дети, как ни странно, также испытанье.
Дети, как деревья, сами не растут.
Им нужна забота, ласка, пониманье.
Дети - это время, дети - это труд.

Дети - это чудо, доброты посланье,
Лучики восхода, капельки любви.
Дети - это каждой девушки желанье
(Даже карьеристки, в глубине души).

Дети - это ночью частые вставанья,
Дети - это соски, колики, горшки.
Дети - это споры в вопросах воспитанья,
Мамины молитвы, папины посты.

Дети - это ласка, искренность и дружба.
Спорят понарошку, любят так всерьёз.
С ними нам лукавить, прятаться не нужно -
Детскими глазами видно нас насквозь.

Дети - это папы часто нету дома,
Дети - это мама дома целый день.
Дети - это часто узкий круг знакомых,
Собственные планы двигаются в тень.

Дети - это будто жизнь пошла сначала:
Первые улыбки, первые шаги,
Первые успехи, первые провалы.
Дети - это опыт, дети - это мы.

(не знаю автора,мне прислали))

0

48

Пожаловался голосом плачевным
Знакомый мой, отнюдь не юных лет:
-Обидно мне, что я такой никчемный,
Ни богомаз, ни певчий, ни поэт.

Я посмотрел с немалым удивленьем:
-У Бога нет лишенцев. И, прости,
Выходит, целомудрие, смиренье
Уже никак к дарам не отнести?

Мирская честь - опасная услада.
Стремиться к ней - приваживать беду.
Скажи, какая гению отрада,
Когда душа находится в аду?

Основа - жизнь. В поделье мало проку.
И главного Всевышний не лишил:
Пиши поэму житием высоким,
Возобновляй иконный Лик души...

*****

* * *
А первый снег, а первый снег потает,
А снег второй, а снег второй сойдёт.
А третий снег, а третий снег оставит
В душе моей нерадостный полёт.

А первый дом согреет и отправит,
Мать перекрестит с отчего крыльца.
А дом казённый болью напитает,
А в третьем – коридоры без конца.

А первый друг о верности забудет,
А друг второй, увы, не так поймёт.
А третий друг, конечно, не осудит –
Он просто не узнает и пройдет.
26 декабря 1992. Каменец

* * *
Пожалей, дорогой, пожалей
Всё кругом до последней былинки.
Мудрость Божия здесь на земле
Познаётся не только в великом.

Ничего не растёт просто так,
Потому не сломай без потребы
Одиноко торчащий сорняк,
Прославляющий землю и небо.

Лунный воздух и млечную сыпь
Вобрала, засветясь золочёным,
Обречённая капля росы
На последнем листе обрёченном.

Листопада сокрытая боль
Под покровом зимы затихает...
За тебя, дорогой, и с тобой
Всё живое, томясь, воздыхает.

И грустит под Полярной звездой
Дольний мир и в погибель несётся...
«Первый мир был потоплен водой,
А второй для огня бережётся».

Так склонись, молчаливо склонись
Пред судами Творца в покаянье.
Помолись, дорогой, помолись,
Да замедлит Господь с воздаяньем.
23 января 1991. Лисьё-Печоры

****
* * *
Прелесть – уклонение от Правды
В помышленьях и делах – во всём,
Прелесть в этой жизни ходит рядом
С фарисеем, но не с мытарём.

Прелесть по наружности святая,
Но смиренья ей не понести.
Из одной в другую попадаем,
Чтобы третью встретить на пути.

Если ты уже в её тенетах,
В прелести себя не сознаешь.
Прелесть – как земля у горизонта,
И рукой коснёшься – не дойдешь.

Прелесть не скупится на причуды,
Всё в чужом обличье предстаёт.
Если ж кто признал себя прельщённым,
Тот обрёл свободу от неё.
30 марта 1991. Лисьё

* * *
Тридцать семь – хорошее число.
До него не дотяну немного.
Впрочем, и за это Слава Богу,
Что грустить – хорошее число.

Изрекли светила приговор
(Медицина всё на свете знает),
Но живу, однако, до сих пор, –
Может быть, земля не принимает?

Пожил я. Чего греха таить,
И такую истину взлелеял:
Умирать не в радость, да и жить
Тоже не намного веселее.

Слишком рано выстрадал ответ,
Не изгнав мучительную жажду,
И кромешный мрак, и Чистый Свет
Довелось увидеть не однажды.

И лукавых старцев лицезреть
Во святых обителях случалось.
(Где была тогда подруга-смерть,
Что ж тогда некстати затерялась?)

Утешенье! На кругу земном
Сквозь мои просачивалось пальцы.
Дом печали, мой желанный дом,
Принимал меня как постояльца.

Жизнь моя! И грех и благодать!
Жизнь моя! Паденья и восстанья!
Слава Богу, я пришёл страдать,
Находя отраду в покаянье.

Тридцать семь – хорошее число.
До него не дотяну немного.
Впрочем, и за это Слава Богу,
Чту грустить – хорошее число.
1997, Санкт-Петербург

иеромонах Роман  http://www.tropinka.orthodoxy.ru/zal/po … /index.htm

0

49

Нас всех друг другу посылает Бог.
На горе иль на радость – неизвестно,
Пока не проживем цикличный срок,
Пока мы не ответим свой урок
И не сдадим экзамен жизни честно.

Мы все друг другу до смерти нужны,
Хоть не всегда полезность очевидна,
Не так уж наши должности важны,
И не всегда друг к другу мы нежны –
Бывает и досадно, и обидно.

Как знать: зачем друг с другом мы живем?
Что вместе держит нас, соединяет?
По жизни мы идем, и день за днем
Себя друг в друге лучше узнаем
И шляпу перед зеркалом снимаем.

Нас манит даль непройденных дорог,
А друг в дороге – радость и подмога.
И не сочтем высокопарным слог:
Нас всех друг другу посылает Бог.
И слава Богу – нас у Бога много.

0

50

Я знаю, где находится Душа.
   Пусть и звучит такое, может, странно.
   Идите с миром, скепсисом дыша,
   кому смешно... доказывать - не стану.
   
   Она - с ладонь размером... Где-то там,
   где сердце... Может, чуть повыше.
   Там, где болит... и давит по утрам,
   когда понять не смеешь: как так вышло...
   
   И радоваться может! Полный вдох... и...
   и... полетела... через все дороги,
   запреты все, законы и преграды..,
   и в музыку - слова, в картины - взгляды...
   
   Во сне - она летать умеет птицей,
   счастливая Душа, над облаками..,
   дельфином океанами промчится...
   и... в сердце возвращается стихами.
   
   Вот только... если вдруг картечью в птицу,
   или дельфина - крепкой подлой сетью... -
   душа рискует и не возвратиться,
   и станет пусто там, чуть выше сердца.
   
   А ранить душу... станет так метаться,
   сбивая ритм, перекрывая воздух!
   И в ком в гортани станет превращаться,
   беззвучным воем доверяясь звёздам.
   
  Не выстрели, прошу... Не бей наотмашь!
   Семь раз отмерь, обдумай, не спеша...
   Когда-то вот такой же птицей может
   вдруг оказаться и ТВОЯ Душа...

0

51

Нас всех друг другу посылает Бог.
На горе иль на радость – неизвестно,
Пока не проживем цикличный срок,
Пока мы не ответим свой урок
И не сдадим экзамен жизни честно.

Мы все друг другу до смерти нужны,
Хоть не всегда полезность очевидна,
Не так уж наши должности важны,
И не всегда друг к другу мы нежны –
Бывает и досадно, и обидно.

Как знать: зачем друг с другом мы живем?
Что вместе держит нас, соединяет?
По жизни мы идем, и день за днем
Себя друг в друге лучше узнаем
И шляпу перед зеркалом снимаем.

Нас манит даль непройденных дорог,
А друг в дороге – радость и подмога.
И не сочтем высокопарным слог:
Нас всех друг другу посылает Бог.
И слава Богу – нас у Бога много.

*******
НЕ БОЙСЯ ДУШУ РАСПЛЕСКАТЬ,
НЕ БОЙСЯ ВЫРАЗИТЬ УЧАСТЬЕ.
БЫТЬ МОЖЕТ В ТОМ И БЛАГОДАТЬ,
БЫТЬ МОЖЕТ, В ТОМ И НАШЕ СЧАСТЬЕ.
И СОСТРАДАНЬЯ НЕ СТЫДИСЬ,
ЧТО ОТ ЧУЖОГО ГОРЯ ПЛАЧЕШЬ.
И ОБЕЗДОЛЕННОГО ЖИЗНЬ
НА БЕЛОМ СВЕТЕ ЧТО – ТО ЗНАЧИТ.
ТЫ ОТМАХНУТЬСЯ НЕ СПИШИ
ОТ ПРОСЬБЫ ( НЕ МОЕ МОЛ ДЕЛО)…
ЧТОБЫ ТЕПЛО ТВОЕЙ ДУШИ
КОГО – ТО ЧУТОЧКУ СОГРЕЛО.
СПЕШИ, СПЕШИ ДОБРО ТВОРИТЬ
НЕ РАДИ СЛАВЫ И НАЖИВЫ.
ПУСТЬ ДАЖЕ БОЛЬ В ТЕБЕ ГОРИТ,
СТРАДАЕМ, ПЛАЧЕМ – ЗНАЧИТ, ЖИВЫ.
ЗАБРЕЖЖИТ РОБКО СВЕТ ВДАЛИ,
И ТЫ ПОЗНАЕШЬ МЕРУ СЧАСТЬЯ.
ПОКА ДУША ТВОЯ БОЛИТ,
ТО И СВЕЧА ТВОЯ НЕ ГАСНЕТ!

0

52

Спаси, Господь, и сохрани
Моих друзей и их семейства,
Стеной высокой заслони
От вездесущего злодейства,

От бед, болезни, нищеты,
От черной зависти и лести,
Обмана, грязной клеветы,
Измены низкой, злобной мести.

Здоровье крепкое им дай -
На долгий век его пусть хватит,
Душевный мир и через край
Твоей небесной Благодати.

Пошли им Ангела в пути,
Пусть их хранит и в дождь и грозы,
И обогреет на груди
Зимой в суровые морозы.

0

53

С вечера поссорились супруги,

Говорили много резких слов.

Сгоряча не поняли друг друга,

Напрочь позабыли про любовь.

Утром мужу на работу рано,

А на сердце — горечи печать.

За ночь глупость ссоры осознал он,

Подошел жену поцеловать.

Не спала, но все же притворилась,

Отвернула в сторону лицо.

В глубине обида затаилась,

Как удав, свернувшийся кольцом.

Дверь закрыл — ни слова на прощанье,

Со двора на окна посмотрел…

Если б они знали, если б знали,

Что ушел из дома насовсем.

А жена привычными делами,

Как всегда, своими занялась:

Детское бельишко постирала,

Борщ сварила, в доме прибралась.

Чистый пол, помытая посуда,

И с работы скоро муж придет.

— Я с ним разговаривать не буду,

Пусть прощенья просит, пусть поймет.

Гордость в сердце вздыбилась высоко:

— Первою к нему не подойду!

По ролям разыгрывалась ссора

В воспаленном дьяволом мозгу.

Шесть пробило, семь и пол — восьмого…

Неподвижна дверь, молчит порог.

И в тревоге что — то сердце ноет,

Где же задержаться так он мог?

Вдруг какой — то крик и суматоха,

Чей — то голос, плачущий навзрыд,

И соседский мальчуган Алеха

Крикнул запыхавшись: " В шахте взрыв!»

Взрыв. Совсем коротенькое слово,

Сердце будто в клочья порвало.

Нет, она к такому не готова!

Может, жив он, может, повезло.

И в слезах по улице бежала,

Вспоминая с болью прошлый день,

Как в обиде злилась и кричала,

Застилала разум злобы тень.

Заведенной куклой повторяла:

— Мой родной, о только бы не ты.

Я б к твоим ногам сейчас упала,

Прошептав короткое " прости».

Им бы знать вчера, что будет завтра,

По-другому все могло бы быть.

Смерть, как вор, приходит, так внезапно,

Не оставив шанса долюбить.

Прогремит неумолимо грозно

Приговор. Его не изменить.

Исправлять ошибки слишком поздно,

С этой болью ей придется жить.

Люди, будьте к ближним своим мягче,

Относитесь с нежностью, добром

И не обижайте, а иначе

Можно горько каяться потом…

0

54

День пролетел, в который раз не спится,
Горят глаза печальных фонарей.
Мне эта ночь дана, чтоб помолиться
За тех, кому сегодня тяжелей,

За тех, кто не прогнулся от страданий,
Кому сейчас и горше, и больней
Кто, проходя горнило испытаний,
Становится и чище, и светлей.

В который раз мне всколыхнула душу
Чужая боль жестокостью своей.
Я свой режим сегодняшний нарушу
И помолюсь за близких и друзей.

И пусть мне невдомёк, чем обернётся
Болезненная эта круговерть,
Я верю – всё хорошее вернётся,
А ради веры стоит потерпеть.

Сегодня эта ночь совсем не в тягость,
И ум не спит, и сердцу не до сна,
И я вхожу в молитвенную радость,
И дух мой выливается в слова.

Поможет Бог пройти земные муки,
А тем, кому совсем невмоготу,
Он говорит: «Я вас возьму на руки
И сквозь все ваши беды пронесу!»

0

55

ПОКАЯНИЕ

Господи, услыши и помилуй!
Слабость мою в грех мне не вмени,
Дай мне веру, а в вере дай силу,
Помышленья сердца измени.
Чтоб ничто плохое не пристало -
Научи неправду различать,
Чтоб с молитвой день я начинала,
Призывая Божью благодать.
Чтоб могла молитвою святою
Злое в своем сердце побеждать,
Чтобы в покаяньи пред Тобою
Я спешила на колени стать.
И по жизни, полной искушений,
Сам, Господь, всегда меня веди,
И в минуты скорби и сомнений
Ты всегда на помощь мне приди.
А нечистый помыслы смущает
И стремится увести с пути,
Красотою лживой соблазняет,
Чтобы в мрак от Света увести.
Если даже соблазнит лукавый
Чем-то неугодным для Тебя-
Не отринь мя, Господи Всеправый,
Дай мне силы превозмочь себя.
Пусть блестящей, лживой мишурою
Манит мир, от Света уводя,
Пусть так хочется свернуть порою,
По пути тернистому идя,
Не остави, Боже Милосердный,
В сердце Светом Истины войди,
Чтоб молилась с верою усердно,
Ты меня от мрака уведи.
Господи, Ты сердце моё знаешь!
Видишь, как стараюсь, как стремлюсь,
Верю, что меня не покараешь,
Верю, что с дороги не собьюсь.
Боже, вновь и вновь Тебя прошу:
Дай мне искреннее покаянье,
Чтобы смрад греховный,
что в себе ношу,
Верой обратить в благоуханье.
Вся духовная моя нечистота
Пусть смоется Твоей святою кровью,
Чтоб начать всё с чистого листа
С верою, надеждой и любовью!

0

56

"ПЯТОЧКА МАТУШКИ МАТРОНЫ."
ПОЭМА.

1. ПРОКИМЕН

В этой жизни — всё от Бога,

ты Ему не прекословь.

Судит грешников Он строго,

дарит праведным любовь.

Вот край неба озарился

алой краскою густой —

то Господь наш воцарился,

мир украсив красотой.

Радуйся любому мигу,

верь, что ты — заслужишь рай.

Только жизни чудо-книгу —

в грязь грехов не замарай…

2. ЗАПЕВ

Доброе утро, Матронушка!

Вот и закончилась ночь.

Снова родная сторонушка

просит тебя ей помочь.

Доброе утро, родимая!

Солнышко вышло в свой путь.

Радостью неукротимою

вновь наполняется грудь.

Ветви к окошечку ластятся,

чуя порыв ветерка.

Божья посланница — ласточка

мчится, быстра и легка.

Утро над Тульской губернией.

Из отступающей мглы

выбежав к берегу, белые

светят берёзок стволы.

Как разговор меж соседями,

глас петушиный звенит

над Епифаново, Себино

и — улетает в зенит,

чтоб средь эфира небесного

слиться с плывущей без слов

богохвалебною песнею

храмовых колоколов.

В их перезвонах полощется

вся наша Родина-мать.

От самой маленькой рощицы

и до Москвы с Красной площадью —

всюду живёт Благодать!

Слухами и отголосками

полнится мир наших дней.

Славят Матрону Московскую

все, кто услышал о ней!

Как же не славить угодницу,

если молитвам её

внемлет Сама Богородица,

нам исправляя житьё?

Мир не улучшить «зачистками»,

как редактурою — стих.

Нет у нас лучших защитников,

кроме небесных святых.

Скольких уж — от огородника

до моряков средь воды —

помощь Николы Угодника

выручила из беды!

Если же вдруг тебе именно

хвори подбросит судьба —

сразу же к Пантелеимону

в небо уходит мольба.

Лишь попроси — и откликнется

каждый из Божьих святых!

Вот и Матрона-молитвенница —

нам помогает средь них…

…С солнца, как с ангела пёрышко,

лучик слетел золотой.

— Доброе утро, Матронушка! —

шепчет Москва с теплотой.

— Доброе утро, сердечная! —

вторит Россия ей вслед,

глядя в бескрайние, вечные

выси, струящие свет.

Гнётся над далями радуга,

тихо колышется рожь.

Господи! Сколько же радости

Ты от щедрот всем даёшь!..

Город дымит в небо трубами,

мир сатанеет в борьбе.

Господи! Сколько же трудностей

ждёт на пути нас к Тебе!..

Как в этой жизни утешиться,

сладить с бедой и войной?

Может, Россия и держится

чьей-то молитвой одной.

Может, родная сторонушка

лишь потому и стоит,

что о ней в небе — Матронушка

тихо молитву творит…

3. ТРОПАРЬ

Ведёт нас по жизни дорога крутая и скользкая.

Бывают такие грехи, что не смыть и постом.

Но в радости Тульская область и область Московская —

у них есть святая ходатайка перед Христом!

Не ведая света, поскольку пришла в мир незрячею,

она могла видеть и души, и судьбы людей…

Теперь рядом с Богом она — и молитвой горячею

спасает всех нас от наставших губительных дней.

4. НАЧАЛО ПУТИ

Рожденье ребёночка полнит надеждою дом,

даруя в подмогу ещё одного человека,

что важно в деревне, где тяжким семейным трудом

крестьяне свой хлеб на полях добывали от века.

По этой причине все ждали в роду сыновей,

чтоб крепкие руки прибавить к семейному делу.

И свёкор не мог не нахмурить в расстройстве бровей,

узнав, что невестка опять родила ему девку.

Попробуй-ка кучу детей прокорми да одень,

когда вся надёга — на руки свои да на Бога.

Ведь кто бы там ни был, а есть все хотят каждый день,

но с сына хоть помощь, а с дочек — какая подмога?

Порой постирают, чуть-чуть постоят у плиты,

а то всё поют возле речки, веночки сплетая,

иль ходят с парнями в обнимочку до темноты….

Но это — коль зрячи. А что делать, если — слепая?

Легко ли девчоночке жить в этом мире без глаз,

не видя ни солнца, ни поля, ни рощи опавшей?..

Но Бог Всемогущий всё видит и знает за нас,

и Сам управляет грядущею участью нашей.

Соседки Наталье шептали тайком: «Не чуди,

слепую в приют отнеси — и язык на замочек!..»

Но мать целовала дитя в бугорок на груди,

что в форме креста выступал, и лишь плакала молча.

Малышка себя от рождения странно вела,

как будто в утробе ещё все посты изучила —

и в постные дни материнскую грудь не брала,

а среду и пятницу с истовой строгостью чтила.

Когда же крестили Матрону, такой аромат

поплыл по часовне — как поле цветов распустилось!

И свет над купелью увидел собравшихся взгляд,

и стало всем ясно, что это — Господняя милость.

И батюшка, чин совершавший, народу сказал,

что эта девчушка — ограда для всех и опора.

В ней сила такая, что ей и не надо глаза —

они лишь помеха порой для духовного взора.

Все дети, как дети — им только б играть целый день,

бездумно носиться по улицам да веселиться.

И только Матроне не скучно ничуть и не лень

часами сидеть у икон и беззвучно молиться.

Бывало, братишки проснутся — лампадка горит,

Матрона сидит у стола перед образом Бога

и так до рассвета о чём-то всё с Ним говорит,

а после вернётся в постель и подремлет немного.

Однажды пришла к ней крестьянка: «Дитя, помоги!

Мой муж захворал — у него без особой причины

(видать, за грехи) отказали вдруг обе ноги,

а время — сбирать урожай. Как тут быть без мужчины?

Хочу я назавтра к тебе его в дом привезти,

а вдруг — ты поможешь?..» — На что ей Матронушка молвит:

«Не надо везти. Должен сам он ко мне приползти.

И пусть всю дорогу Христа о спасении молит.

Я тоже молитву к моленью его приложу.

Ведь я — не Господь, чтоб вершить исцеления чудо.

Я только молиться могу. Но я так вам скажу,

что Бог никому не сказал: — Убирайся отсюда! —

Он всем помогает. Он каждого любит из нас!..» —

И, выполнив просьбу Матронину, муж-паралитик

с молитвой прополз всё село — и в обеденный час

добрался, почти задыхаясь, до нужной калитки.

«Ты слышишь, хозяйка? Я в гости пришёл, открывай!» —

кричит он Матроне, а та отвечает с порога:

«Так что ж ты разлёгся? А ну-ка быстрее вставай!

Ты спутал, наверно, ведь там — не постель, а дорога!»

Святую молитву над чашкой с водой совершив,

дала ему выпить и нежно так провозгласила:

«Вставай, мой родимый. Ведь ты, слава Господу, жив.

По вере твоей возвращает Господь тебе силы».

И встал мужичок. И, Господним дивясь чудесам,

обратно пошёл по дороге знакомым селеньем.

Уверенно, сам, лишь хвалу вознося небесам,

домой дошагал, поразив всех своим исцеленьем…

С тех пор потянулись к Матроне, едва рассветёт,

все те, кому помощь нужна или вещее слово.

Тем надо здоровье, тем — знать, что их в будущем ждёт,

тем — что нынче сеять, а тем — покупать ли корову.

Она, словно в книгу, смотрела в грядущую жизнь,

и там узнавала, кого что вдали ожидало.

Кому-то давала совет: поскорее женись,

кого-то о скором несчастии предупреждала.

Она говорила: «Я знаю тот мир, где живу.

Господь меня как-то вознёс над твердыней земною.

Я видела улицу нашу, село и Москву,

и всё это помню, как будто оно предо мною».

Духовному зренью доступно не то, что глазам,

пророкам сквозь годы открыты дела и явленья.

Порой прозорливец не ведает толком и сам,

о чём говорит — так темны и туманны виденья.

Так местным помещикам как-то Матрона совет

дала: всё продать и скорее бежать за границу.

Но те — отмахнулись… Прошло всего несколько лет —

и серп революции выкосил их, как пшеницу.

Святой Иоанн, окормлявший Кронштадтский собор,

сказал о Матроне: «Вот — столп, что придёт мне на смену!»

Он тоже имел проникавший в грядущее взор,

и завтрашний день видел лучше, чем зрители сцену.

Он знал: жизнь слепой — будет очень и очень трудна,

а груз испытаний превысит в ней всякую меру.

Но кто скажет точно: быть может, когда б не она —

то как бы Россия спасала тогда свою веру?..

5. ТРОПАРЬ

Люди — это лиственная крона.

Вера — это древа крепкий ствол.

Ты сейчас находишься, Матрона,

там, где Божий высится престол.

От рожденья зренья не имея,

дар прозренья свыше обретя,

ты жила, глядеть сквозь дни умея

и сквозь годы помыслом летя.

Помогай же, старица святая,

всем, кто ныне милость свыше ждёт.

Пусть молитвы лестница витая

их в покои Бога приведёт.

Ты — при Нём. Ты вечно на посту.

Встреть их там. И проводи к Христу.

6. ИСТОРИЯ ХРАМОВОЙ ИКОНЫ

Святые — они хоть такие же с виду, как мы,

но им Божьим промыслом дивно даруется свыше,

живя вместе с нами среди богоборческой тьмы,

грядущее видеть и голос Божественный слышать.

Не сразу и скажешь — то благо иль тягостный труд?

Но как же душе не кричать, узнавая заране,

когда твои близкие лягут в постель и умрут

иль враг на страну нападёт в предрассветном тумане.

Вот так и Матронушка, чуя душой в небесах

грозу для России, что сжечь всё живое рискует,

сказала, что надо для храма икону писать,

где Мать-Богородица души погибших взыскует.

Послав свою матушку к местному батюшке в дом,

она ей велела найти небольшую иконку:

«На полке в шкафу, где покоится Библии том,

её обнаружишь, когда сдвинешь книги в сторонку».

И мать, хоть смутилась, но к батюшке всё же пошла

(коль просит блаженная — тут ничего не попишешь!).

Он шкаф ей открыл. И, взглянув, она тут же нашла

иконку с тревожным названьем «Взысканье погибших».

«Знать, нас ожидают тяжёлые дни впереди,

где литься слезам и стоять бесконечному стону», —

подумал священник и гостье промолвил: «Иди

и деньги проси у людей на святую икону».

Вот так и собрали на грунт и на краски рубли,

село обойдя, где немало людей тогда жило.

И с собранной суммой в корзинке к Матроне пришли,

она посмотрела — и рубль один отложила.

«Вот этот — верните. Я чую: он будет не впрок!..»

(Потом все узнали: крестьянин, что дал ту монету,

при этом ругательство в адрес просящих изрёк —

замучили, мол, попрошайки… чумы на вас нету!..)

И так же — копейку велела назад отнести.

(И тоже узнали, что тот, кто её людям подал,

от жадности плакал, её отпустив из горсти,

хотя перед этим — корову на ярмарке продал.)

Но как бы то ни было, денег хватало пока.

На них в Епифани найти богомаза сумели.

«Способен Заступницу так написать, чтоб века

и грунт не отпал, и у красок цвета не тускнели?» —

спросила Матрона его. И художник, смутясь,

кивнул — мол, сумею… Она ж его вновь поучала:

«Но только сперва исповедайся. Смой с души грязь,

иначе сто раз начинать будешь дело сначала…»

И мастер — ушёл. И к работе тотчас приступил,

молитвы творя и святые псалмы напевая.

Но, как ни старался, а весь его творческий пыл —

как ливень, в песок уходил, ничего не давая!

И он приуныл. И, не зная, что делать, решил

оставить работу, о чём и поведал Матроне.

А матушка молвит: «Ну что же ты? Грех совершил —

да так, не раскаявшись, и приступаешь к иконе.

Ведь я же тебе говорила: покайся сперва,

а ты хотел образ писать, моей просьбе не внемля!..»

И пал перед нею художник, как в поле трава

под острой косою ложится на тёплую землю.

«Прости меня, матушка! — только и молвить он смог. —

но разве я думал, что ты видишь души до донца?»

«Да я — лишь девчонка, — вздохнула Матрона. — А Бог —

любого просветит насквозь ярче майского солнца!

Иди и не бойся. Господь столько раз уж спасал

того, кто раскается…» — И богомаз окрылённо

покаялся в храме и быстро потом написал

икону Заступницы так, как хотела Матрона.

Господь в Своей милости неизмеримо велик,

когда посылает прощение нам, окаянным.

Не просто был чудным — но был чудотворным тот лик,

что создал художник, очистив свой грех покаяньем.

От новой иконы по храму текла благодать,

и та благодать людям души и плоть исцеляла.

Когда погибал урожай, а дождя не видать —

она на сухие поля щедрый дождь посылала.

У Бога для нас уготовано столько любви

и столько чудес ожидает заветного мига,

что только лишь имя святое в мольбе призови —

и счастье откроет страницы свои, будто книга.

Весь мир наш — творенье небесного Бога-Отца!

Россия написана Им, как святая икона,

ей дадено свыше сиять над Землёй до конца,

как краски на образе, что заказала Матрона…

7. КОНДАК

К служенью Христову с рождения будучи призвана,

прошла ты смиренно дорогой великих скорбей,

явив силу веры. И ныне повсюду ты признана

святою, что всем помогает молитвой своей.

Мы любим тебя. И к тебе обращаемся вновь:

сподоби нас тоже изведать Господню любовь.

8. НАДО ЕХАТЬ

В семнадцать лет к несчастью слепоты

пришли ещё болезни, и в итоге —

развеяв в прах о юности мечты,

вдруг у Матроны отказали ноги.

Ещё до революции она

всем говорила, что настанут годы,

когда забудет Господа страна,

и всё зальют собой безбожья воды.

Где были храмы, прорастёт трава,

монастыри закроются надолго,

даже небес померкнет синева

и кровь людская потечёт, как Волга…

Шли в дом к ней люди: «Матушка, скажи…» —

прося взглянуть в грядущее сквозь время.

И только братья, как на ворох лжи,

рукой махали на её прозренья.

В дни Октября уйдя в большевики,

они с душой отдались новой страсти,

и им обоим было не с руки

иметь сестру, что не признала власти.

Сорвав с себя нательные кресты,

они вершили новые порядки.

И ей сказали: «Хоть сестра нам ты,

а будет надо — шлёпнем без оглядки!..»

Молясь о душах братьев день-деньской,

она решила ехать из деревни

и поселиться где-то под Москвой

или в самой столице нашей древней.

Ну что ж цепляться за своё село

и братьев злить? Они ведь тоже — люди.

Такое время. Миром правит зло.

Ну, а Москва — она блаженных любит…

И, в узелок пожиточки сложив,

она пустилась в дальнюю дорогу…

Кто верит в Бога — тот молитвой жив

и жизнь свою вручает в руки Богу.

9. ПОД МОСКОВСКИМ НЕБОМ

Московское утро прохладой

встречает далёких гостей.

Столица Матронушке рада,

скрывает её от властей.

Бежит о ней слава повсюду,

везде её любят и чтут.

Москва истомилась по чуду,

во всякой семье его ждут.

(За ним — и к Матроне идут.)

Властям это всё непонятно,

им только б сажать да карать.

Дана резолюция внятно:

«Смутьянку Матрону — убрать!

Москва — это символ порядка,

его эталон. Потому —

не может здесь жить тунеядка,

упечь её срочно в тюрьму!..»

Летят по столице приказы,

шныряют «ищейки» с утра.

Но так за всё время ни разу

не взяли её опера.

Она же спокойно молилась,

почти не смыкая очей,

и, веря в Господнюю милость,

жила, не боясь «стукачей».

Бывало, начнёт собираться,

хозяевам скажет: «Пора!» —

и тут бесполезно стараться

её задержать до утра.

Едва лишь к каким-то знакомым

отправят её впопыхах,

как видят — милиция к дому

спешит, наводя на всех страх:

«Ведите к своей тунеядке,

сейчас мы её упечём!..»

А те — как ведут игру в прятки:

«О чём вы? Мы тут ни при чём!»

Стоят и руками разводят,

невинно глядят на гостей.

Те нервно по дому походят —

ну нет никого, хоть убей!

Уедут, всех взглядом пронзая.

А люди потом много дней

гадают: «Откуда же знает

Матрона, что едут за ней?..»

Но раз как-то — очень уж скоро

пришёл участковый. Никто

не сбегал за таксомотором,

чтоб матушке вызвать авто.

Увидев Матрону в кровати,

он грозно сказал ей тогда:

«Ну что же, гражданочка, хватит

скрываться вам здесь от суда!

Готовьте вещички в дорогу!..»

А матушка, власть не кляня,

в ответ: «Коль угодно так Богу,

то что ж… Но взгляни на меня:

считай, что без ног, и слепая —

куда убегу, скажи, я?..

Но вижу: по дому ступая,

упала супруга твоя.

Коль хочешь спасти, то будь мудрым —

не медли, беги прямо в дождь.

А буду нужна я — ты утром

вот здесь же меня и найдёшь.

Сейчас же — беги, что есть мочи,

пока она не умерла…»

И тот, побледнев сразу очень,

помчался, забыв про дела.

Влетел он, весь бел от испуга,

в квартиру, и видит — в углу

лежит без сознанья супруга,

почти не дыша, на полу.

Схватил он её — и в больницу,

спеша своё счастье спасти.

(Чуть позже он начал молиться

и в строгости душу блюсти.)

И, шаг совершая опасный,

пришёл он к начальству, и там —

сказал: «Я ей счастьем обязан,

в обиду Матрону не дам!»

И, глядя на это, начальство

(ведь тоже всё — русский народ!),

сказало ему: «Не печалься,

пускай она мирно живёт.

Но пусть переедет куда-то,

чтоб слух о ней малость заглох.

К Никитским воротам, к Арбату,

на Сходню иль, может, в Загорск…»

Матроне не раз приходилось

сниматься с насиженных мест.

Но, веря в Господнюю милость,

покорно несла она крест.

При этом не просто терпела —

учила других не тужить,

лечила им душу и тело,

давала советы, как жить.

Шутила порой: «Вы держитесь

покрепче за пятку мою,

потянет меня Вседержитель —

и будем все вместе в раю!»

Кто жил рядом с ней, те дивились,

за нею следя в тишине,

как губы её шевелились,

молитву творя и во сне…

…Вокруг же, Антихриста потчуя

плодами безбожных трудов,

десятками храмы-то отчие

сносились с лица городов.

Как будто случилось смещение

в умах у народа в те дни —

в тюрьму отправлялись священники,

считались врагами они.

И, слыша, как Русь вокруг корчится,

Матрона учила народ,

что время безбожия кончится,

и снова к нам вера придёт.

Но эта дорога — не быстрая,

придётся немало терпеть.

И храмы впоследствии выстроят,

и свечки в них будут гореть.

Но прежде, чем богослужения

опять зазвучат по стране,

пройти суждено сквозь сражения

народу в священной войне.

Но немцам Москва не откроется,

ведь будут её охранять —

покров Пресвятой Богородицы

и Божья небесная рать.

Бежать из Москвы не советую.

Молитесь — и мы победим.

Мы нашей молитвой заветною —

заслон для врага создадим…

(…Неведомо, кем нам оставлено

свидетельство это — о том,

что, якобы, видели Сталина,

к Матроне входящего в дом.

Верховный спросил у провидицы,

оставить Москву — или нет?

И как ей грядущее видится,

хотя бы на несколько лет.

В ответ она пухленьким пальчиком

вождя постучала по лбу:

«Не будь испугавшимся мальчиком,

возьми в свои руки судьбу.

Москву оставлять — дело гиблое,

ты силы и дух собери,

да русскими славными гимнами

с небес наших тучи сотри.

Осилишь врага богомерзкого!

На помощь к тебе уж спешат

войска под знамёнами Невского —

они ход войны и решат.

Война — испытанье не лёгкое,

но, как говорит мне Господь,

врага в его собственном логове

тебе суждено побороть…»)

…Во время войны бесконечно

шли к матушке жёны солдат.

Мол, жив ли мой муж — иль навечно

остался, где залпы гремят?

И каждой она говорила —

кто жив, кто убит, кто в плену.

И каждой — иль веру дарила,

иль сил, чтоб осилить войну…

10. МАТУШКИНЫ ЗАВЕТЫ

Приводили к Матроне больных,

и она их водою лечила.

Изгоняла злой дух из иных,

а других святой вере учила.

«Крест — замок на дверях в твою жизнь,

нет замка — и весь мир твой разрушен.

Где бы ни был ты — чаще крестись,

чтобы бес не вошёл к тебе в душу».

«Твоё тело, болящая плоть —

это дом для души твоей вечной,

что тебе дал на время Господь.

Не губи его стены беспечно».

«Не чурайся больных навещать,

делай это охотно и часто.

Надо всех в этой жизни прощать

и оказывать помощь несчастным».

«Снам значения не придавай —

это душу смущают нам бесы.

Что увидел — с утра забывай,

кроме лика Царицы Небесной…»

Перед тем, как уйти в мир иной,

она всем, кто вокруг, говорила:

«Приходите ко мне, как к живой,

пусть ваш дух не смущает могила.

Как сейчас я молюсь за вас — здесь,

так и, в небо уйдя, не забуду.

Пойте Богу хвалебную песнь,

и я вам — вечной помощью буду…»

11. ВСЕРОССИЙСКАЯ СВЯТАЯ

Блаженная матушка Матрона почила 2 мая 1952 года.

4 мая в Неделю жён-мироносиц при большом стечении народа состоялось её погребение на московском Свято-Даниловском кладбище.

Блаженная предсказывала: «После моей смерти на могилку мою мало будет ходить людей, только близкие, а когда и они умрут, запустеет моя могилка, разве изредка кто придёт... Но через много лет люди узнают про меня и пойдут толпами за помощью в своих горестях и с просьбами помолиться за них ко Господу Богу, и я всем буду помогать и всех услышу».

8 марта 1998 года в неделю Торжества Православия по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II на Даниловском кладбище в Москве были обретены честные останки подвижницы благочестия XX века блаженной старицы Матроны.

2 мая 1998 года Русская Православная Церковь прославила Матрону Московскую в лике святых. Её мощи были торжественно перенесены в Свято-Покровский женский монастырь.

А в октябре 2004 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил блаженную Матрону Московскую к лику общецерковных святых. По словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, если бы блаженная Матрона не помогала, не укрепляла бы верующих, то «оскудела бы тропа народная к раке с её мощами, но люди идут из разных городов и весей, ибо получают молитвенную поддержку на своём жизненном пути».
День памяти святой отмечается 2 мая.

12. МОЛИТВА СВЯТОЙ МАТРОНЕ МОСКОВСКОЙ

О, блаженная мати Матрона!

Спит в земле твоя бренная плоть.

А душа твоя нынче — у трона,

на котором сидит Сам Господь.

Посмотри своим взором чудесным,

сколь грехов мы скопили в запас.

Не бывать нам в чертогах небесных,

если ты не попросишь за нас.

Вознеси о нас, матушка, слово —

чтобы к Богу вернуться нам снова…

13. ПО МОЛИТВАМ БЛАЖЕННОЙ

Нас жизнь порою больно бьёт под-дых —

да так, что мы едва ту боль выносим.

И потому мы Бога и святых

о ниспосланье чуда слёзно просим.

Кто нам ещё поможет? Лишь они.

Без них мы, сами, ничего не можем.

И если в дом приходят злые дни —

мы тут же всех угодников тревожим.

Бьёт время зла на мировых часах!

Как от него держать нам оборону?

У москвичей есть помощь в небесах:

когда им трудно — все зовут Матрону.

Она приходит. В снах ли, наяву —

недуги лечит, возвращает силы.

Переживает за свою Москву,

а вместе с ней — за весь народ России.

К ней приезжают из далёких мест.

(В стране так много бедных и увечных!)

Что нас спасает? Вера лишь да крест.

Как хорошо, что эта сила — вечна!

Десятки, сотни, множество людей

идут к Матроне, — им нужна подмога.

Кто просит сил, кто денег, кто детей,

и обо всех Матрона молит Бога.

Господь нас любит. А Матрону — чтит.

И посылает по её молитвам

тем — от напастей нерушимый щит,

тем — без царапин проходить по битвам.

Не сосчитать, как много человек

она спасла от самых злых болезней!

Погряз в пороках XXI век,

а её помощь людям — всё чудесней.

Жизнь так похожа на смертельный бой,

на битву до последнего патрона.

Любить людей. И жертвовать собой

нас учит своим подвигом Матрона…

14. ВЕЛИЧАНИЕ

Величаем тебя, преподобная мати Матрона,

славим имя твоё и твой образ в лучах золотых.

Над Россией горит, как алмазная чудо-корона,

целый сонм её дивных, её чудотворных святых.

Величаем тебя, пресвятая блаженная наша,

сохранившая душу и плоть до конца в чистоте.

Ты была для людей — добродетелей полная чаша,

и, живя в простоте, пребывала душой во Христе.

О себе не горюя, людей потаённые судьбы

сквозь года и туманы душа различала твоя…

В этом грешном миру — мы вовек своим ближним не судьи,

потому что над каждым есть общий для всех Судия.

Величаем тебя за твой долгий молитвенный подвиг.

Стоит горю случиться — к тебе за советом идём.

Тебя любит Москва. Тебя Родина знает и помнит.

И растёт твоя слава на этой земле день за днём.

Мы приносим тебе — величанья свои и цветы…

Помолись о России с небесной своей высоты…



15. ЭПИЛОГ

Матушка Матронушка,

солнышко встаёт.

Над родной сторонушкой

иволга поёт.

Входит утро в силушку

и ему видна

наша мать-Россиюшка —

отчая страна!

Реки под мосточками,

рощи и поля,

Тульская, Московская,

русская земля…

Глядя в очи солнышка

после долгой тьмы,

о тебе, Матронушка,

вспоминаем мы.

Нам с тобою к Господу

лучше виден путь.

И признанья острые

входят в нашу грудь.

В храм ходить нам — некогда,

совесть нас — не жжёт,

кто ж из нас калекою

жизнь свою живёт?

Видя зорким зрением

мир во все концы,

мы бредём за временем

хуже, чем слепцы.

Лишь к тебе и тянемся

в этой жизни мгле.

Знаем: не останемся

сами на земле.

Хоть сплошною полночью

взгляд твой опалён,

но твоею помощью

мир не обделён.

Ведь душа трудимая —

видит зорче глаз...

Помолись, родимая,

за незрячих нас.

Уж светила прячутся

в складках бытия,

лишь святая пяточка

светит нам твоя.

Нечем нам утешиться,

кончив путь большой,

потому и держимся

за неё душой.

Отыграли в ладушки.

Близок судный час.

Помоги нам, матушка.

Помолись о нас…

16. ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПОЭМЕ

Открой судьбы своей тетрадочку —

в сплошном грехе и даль, и близь.

Лишь на Матронушкину пяточку

теперь надейся и молись.

Как много в жизни проворонено!

Чтоб душу вызволить свою —

держись за пяточку Матронину,

и с ней окажешься в раю.

С судьбою не играя в пряточки,

отвергнув похоть, зло и ложь,

держись за матушкину пяточку —

и тем спасенье обретёшь.

Наш век прольёт немало кровушки.

Но, веря в Божьи чудеса,

держись за пяточку Матронушки —

и будешь с ней на небесах.

Все дни истратив без остаточка,

что приобрёл в своей судьбе?

Одна лишь матушкина пяточка

сулит спасение тебе.

Отринь грехов орду несметную,

взывай к Спасителю: «Прости!»,

и эту пяточку заветную —

не отпусти, не отпусти…

Николай ПЕРЕЯСЛОВ

0

57

Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой горбольницы —
(Это ветхий, очень старый дом,
Где скрипят тоскливо половицы)
— Как пройти отсюда на массаж?
— Выше…выше… прямо и направо…
Лестничный пролет. Второй этаж.
За стеклом хирурги-костоправы.
Все не то… А это что за вход?
(осторожно дверцу открываю)
— Девушка, у нас сейчас обход.
Не мешайте!
Я и не мешаю.
— Вы к кому?
— Да, в общем, ни к кому…
— Ах, наверно, Вы из меценатов?
— Из кого? Простите… не пойму…
— Проходите в первую палату!
Ладно… От чего бы не пройти,
Раз уж так активно приглашают?
Господи, куда твои пути
Приведут сегодня? Я не знаю.
В коридоре сумрачная тишь,
Ожиданье придавило плечи.
Вдруг, смотрю - застенчивый малыш
Осторожно вышел мне на встречу.
(гoда два ему, а, может, три)
Застеснялся, поспешил обратно.
— Стой, хороший мой! Не уходи!
Но мальчонка убежал в палату.
— Девушка, не стойте у дверей!
Проходите и располагайтесь.
Здесь пятнадцать отказных детей.
Поиграйте с ними, не стесняйтесь.
— Что сказали вы? Мне не понять…
«Отказных»? Что значит это слово?
— Господи, ну бросила их мать!
(надо ж быть такою бестолковой)
— Бросила? Как это?
— Да вот так!
Вы как будто первый день на свете!
Ведь в России форменный бардак
(Все мы, в чем-то, брошенные дети)
Надо мной разверзлись небеса -
Как во сне я шла по коридору,
И упрямо горькая слеза
Застилала свет, мешала взору…
Пять кроваток к ряду у стены -
(В них лежат трехмесячные крошки).
Дети спят, возможно, видят сны,
Тихо солнце льётся из окошка.
Медленно на цыпочки встаю:
Кто там плачет?
— Ладушка, проснулась?
Успокойся. Баюшки-баю…
Ах, как сладко-сладко потянулась!
Я беру на руки малыша:
Так, штанишки мокрые… Бывает.
— Ну не плачь, — шепчу я, чуть дыша, -
Мы сейчас пеленки поменяем.
«Доченька» хорошая моя, -
Подношу к губам твои ладошки, -
Мама здесь, сегодня мама — я.
Всё по правде, всё не понарошку.
Девочка глядит в мои глаза,
И в улыбке растянулся ротик…
Я молчу - не знаю, что сказать,
Робко глажу спинку и животик.
Маленькими ручками дитя
Обхватило вдруг меня за шею,
И прильнуло с нежностью, любя.
(я собою больше не владею)
.....
Вот вошел в палату карапуз,
Ножками едва передвигая:
— Стоп… Не падать! Господи Иисус!
Что мне делать с вами? Я не знаю!
Сколько здесь печальных добрых глаз!
Как согреть вас всех, помилуй, Боже…
— Я иду… бегу к тебе… сейчас…
— Как его зовут?
— Его? Сережа.
- Ну, Сергунька, ты уже большой,
Нам ходить давно пора учиться!
Дай мне ручку… шаг… теперь второй…
Так, еще… а ну-ка не лениться!
Молодец, Серега, ты герой!
Скоро будешь бегать — не догонишь…
Леночка, не плакать - я с тобой,
Не вертись! — бутылочку уронишь!
Пей, моя родная, молочко,
Подрастай. И будь всегда здорова!
Знаю-знаю, это не легко…
Ну-ка пей! - уважь труды коровы…
…………………
Я вчера ошиблась этажом
В здании тридцатой горбольницы.
Ночь… Гроза… И первый майский гром…
(мне сегодня слишком плохо спится…)

0

58

Наталья Пискунова,
г. Санкт-Петербург.

†††
Когда поймем, что все не так
и все не к месту,
Что все богатства наши -
хлам пустой,
И виновато пропоет вослед оркестру
Священник «Со святыми упокой…»
Мы закричим, когда закроет тело
Цветов последних пестрое шитье.
Душа моя, сего ли восхотела?
Где было покаяние твоё?
Зачем ты променяла рай и вечность
На беды и печали жизни той,
В которой дней и мыслей
быстротечность
И смех пустой?
Зачем гналась за прибылью и славой,
От похотей и праздных слов пьяна?
И в том, что Бог взошел
на крест кровавый,
Твоя вина.
Ты каждым вздохом,
помыслом и делом
Готовила гееннское жилье.
Душа моя, сего ли восхотела?
Где было покаяние твоё?

0

59

:cool: отличные стихи (последний очччень)!

0

60

Иеромонах Роман

Шел по селам и весям бродяга,

Лет за сорок, болящий мужик.

Глянешь бегло – простой бедолага,

А присмотришься – светится лик.

Полотенцем повязан заветным,

Всем кивает: - «Долги оплачу.

Я богатый богатством несметным,

Дайте хлеба кусок богачу».

Люди что-то ему подавали

И смеялись над ним, кто как мог.

Даже в мыслях своих не держали,

Что богатство убогого – Бог.

3 апреля 2001 г., скит Ветрово.

0