sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



правильно ли мы исповедуемся?

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Как правильно исповедоваться? (о.Олег Стеняев)

0

32

Украденная пшеница.

Исповедуясь, один человек признался, что украл у своего соседа сто снопов пшеницы.
Перед тем как отпустить его грехи, священник спрашивает:
- И сколько же раз вам пришлось ходить за ними?
- Четыре раза, отец мой. Я прихватывал каждый раз по двадцать снопов.
- Но это будет только восемьдесят снопов!
- Да, остальные двадцать я прихвачу после исповеди.
Тот, кто идет на исповедь, не раскаявшись в своих грехах, чем-то похож на того человека, который снова собирался красть пшеницу. Когда раскаяние искреннее, то грех вызывает чувство отвращения.
http://vk.com/public26919587

0

33

Имеет ли значение, какому священнику исповедоваться? Как этого священника выбрать?

Всем нам знакома православная поговорка: «Где просто — там ангелов со сто». Однако достичь этой ясной, Христовой простоты в церковной жизни ох как непросто, к ней приходится идти сквозь сложности.

http://cs323419.vk.me/v323419796/606d/OWyVmBYsqUs.jpg
Как в той сказке принцу приходится продираться сквозь чащу, чтоб выйти к замку и поцеловать спящую принцессу — так и человеку, приступающему к таинствам Церкви, приходится продираться сквозь оплетшие их, как сорняки, условности и мнимости, предрассудки и суеверия, нажитые на приходах десятилетиями…

Часто все эти сложности и непонятности рождаются с пылу с жару прямо в голове прихожанина, особенно — голове новоначальной.

Был как-то случай: молодой человек, прихожанин, пожаловался, что у него с девушкой трудности — не может никак начать исповедоваться. Когда пришли они вместе, и мы стали разбираться, оказалось, что девушка и верующая, и грамотная, и Евангелие читает, и молится усердно, вот только никак не может священника выбрать, которому исповедоваться…

«Не такие» они все какие-то.

Одного она встретила на рынке в светской одежде, второй слишком молод и на старца не похож, третий в разговоре вместо духовного совета и цитирования св.отцов ей анекдот рассказал, четвертый музыкой увлекается, а батюшке это недолжно… Не выглядят они как священники.

На мой вопрос, как же именно, по ее мнению, должен выглядеть «настоящий» священник, девушка описала мне собирательный образ старца, почерпнутый ею из житий святых. Когда я в ответ говорил девушке о том, что Церковь — не инкубатор, а семья, что она объединяет в себе людей самых разных, что люди и не должны быть одинаковыми, что Бог любит нас, священников или мирян, не за наш статус или функции прежде всего, а за нас самих, и что внешний вид далеко не всегда соответствует внутреннему, хоть в Церкви, хоть в миру, она слушала меня, широко распахнув глаза, видно было, что слышит все это впервые.

Мы говорили с ней долго. До чего-то она доросла, чтоб понять, до чего-то еще нет. Нет, убеждать ее в чем-то, чрезмерно «грузить» тем, что ей пока не по силам, принуждать — я не стал, но информацию к размышлению предоставил, и она ушла, задумавшись… Впоследствии она еще какое-то время ездила по храмам, потом наконец нашла «своего» батюшку, стала регулярно исповедоваться и причащаться, и верю, что у нее все сложилось хорошо, что она нашла свое место в Церкви Христовой.

Как разграничить — и как сочетать в деле исповеди душевное и духовное?

Всё очень просто: не терять связь со Христом. Помнить, что всё своё, в том числе все свои грехи — мы несем к Нему, а не к священнику. Однако и без священника в этом деле не обойтись, просто потому, что Церковь — семья, и дети в ней разные: одни младенцы и питаются пока только молочком, сидя на ручках, а другие могут и взрослую пищу есть, и старшим помогать.

Одни могут исповедоваться любому священнику, невзирая на его внешность, на приязнь-неприязнь к нему как к человеку, понимая, что каются Богу, и исповедоваться умело, называя только грехи как болячки, от которых надо избавиться, не пускаясь в пространные объяснения и разговоры, не испрашивая советов, иным словом, отделяют исповедь — и беседу «по душам» (иногда с нею путают то, что в монашеской литературе называется «откровение помыслов»), вот такая беседа может быть как раз именно с близким батюшкой.

А другие как малые дети, без батюшки не могут, для них личность священника имеет большое значение, и сурово им пенять на «недуховность» нельзя, они еще малы….

Другое дело, что малыш должен расти, и батюшке надо следить, чтоб духовное чадо не особо засиживалось на ручках, норовя пересесть на шею, надо учить его взрослеть, ходить своими ногами, показать ему путь от батюшки — ко Христу, к единому на потребу.

Так что выбирать ли себе батюшку для исповеди или идти к первому попавшемуся — можно и так, и так. В живой жизни все единообразно и по шаблону не бывает, а что может быть живее жизни в Церкви, живее веяния Духа Святого в ней? Главное — не зацикливаться на вопросе о батюшке. А любить и искать всеми силами — Христа, со всей верой, чаянием, молитвой, на какую способны. Если с этой точки зрения смотреть на сложности церковной жизни, то многие из них разрешаются сами собой. Потому что, как известно, любящему Бога всё споспешествует во благое.

Священник Сергий Круглов

http://luminaortodoxiei.com/ru/статьи/с … священники

0

34

Урок

Под праздник исповедуют двое - младший священник отец Алексий и протоиерей Михаил Милянский, харизматичный велегласный батюшка, нечасто появляющийся на приходе в силу больших епархиальных послушаний. Отец Алексий первый год после хиротонии, тонкий и звонкий, с проглядывающим из-под бороды румянцем. Он исповедует долго, прикрыв глаза худой ладонью, кивает сочувственно и даже виновато.

Протоиерей же напротив прям, суров и бесстрастен, только иногда взыграет бровью и становится страшно, что не получить тебе разрешительной молитвы.

Очередь к отцу Алексию тает: остались бабка Галина, четверо детей Кругликовых и тетка - захожанка с плохо оттертой ядрено-розовой помадой. Хвост к отцу Михаилу уперся в притвор и прибывает. Алтарник Саша уже два раза проходил вдоль очереди, уговаривая разделиться поровну. Линия тогда дергается, чуть изламывается, и тут же, как мячик на резинке отпружинивает назад.

Бабка Галина глуховата, но все еще в звонком голосе, так что тайна ее исповеди звенит в диаметре не меньше трех метров и достигает порой ушей фигуранток, бабгалиных приходских подруг. Юный батюшка густеет румянцем, гладит старуху по плечу, а та кричит и кричит Богу, все, что набралось за неделю.

Дети Кругликовы , одинаково кудрявые, подпрыгивающие и изобретательные, в очереди на исповедь становятся мирными и задумчивыми и превращаются в четыре копии своего отца - молодого профессора логики Кругликова (сам он стоит к протоиерею).. Отец Алексий сначала наклоняется, а потом садится на корточки и так и исповедует всех четверых, глаза в глаза, поднимаясь только что бы накрыть каждую кудрявую голову епитрахилью. Со стороны выглядит будто мальчишки- ровесники присели поговорить.

Тетка с розовой помадой на исповеди в первый раз и отец Алексий рад, потому что очередь за ней так никто и не занял. Она не знает с чего начать, говорит, что вообще-то не грешная, просто жизнь сложная и муж гуляет, может сглазили ее и что от этого нужно делать? Батюшка цитирует святителя Филарета и что-то приводит из Антония Сурожского говорит о грехе суеверия и всепрощении, о любви и стяжении Духа Святаго, о том, как любовь милосердствует и как коротка земная жизнь. Тетка слушает, плачет, кивает головой и прежде, чем встать под епитрахиль с последней надеждой спрашивает нет ли все же чем на мужа побрызгать, чтоб не бегал.

Отец Алексий остается у аналоя один. Он колеблется и не знает нужно ли взять крест и Евангелие и идти в алтарь или стоять , потому что исповедь в самом разгаре, и очередь к отцу Михаилу не уменьшилась. Алтарник Саша еще раз бежит к хвосту -увещевать. Но у каждого есть своя причина непременно попасть к самому протоиерею Милянскому, который, кажется, настолько погружен в исполнение таинства, что не замечает происходящего в правом приделе.

Проходит не менее четверти часа, когда отец Михаил неожиданно прерывает исповедь мужчины в кашемировом черном пальто и жестом просит подождать. Протоиерей резким быстрым шагом - шелковая ряса крыльями- направляется к аналою отца Алексия. Очередь недоумевает, перешептывается, на полпути из алтаря останавливается Саша.

Отец Михаил снимает очки, склоняет голову и долго исповедуется на глазах своего упрямого горделивого прихода ошеломленному юному батюшке, младшему священнику Алексию.

Очередь нестройной волной движется в правый придел.

Наталья Лосева

http://cs323419.vk.me/v323419796/6066/uU0o4X0wvNo.jpg

0

35

"Если, вроде бы, никаких явных грехов нет, то это не значит, что мы живем достойно той высокой святости, к которой призывает нас Господь. «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет. 1, 16). Это призыв ко всем христианам. «У меня нет грехов», — могу я услышать от пришедшего на исповедь. «Если грехов нет, можно икону с тебя писать?», — спрашиваю я в таком случае.

При частой исповеди есть возможность обратить внимание на то, что, вообще, мы в целом оказываемся недостойны звания христианина. Мы не молимся так, как призывал нас Господь. Мы не любим людей так, как призывал нас Господь. Мы не относимся к другим людям и к Богу так, как этого ждет от нас Бог. Мы думаем о себе, о своих проблемах. Погрязли в своих заботах и эгоизме.

Можно ли говорить, что я — Христианин? Что я достоин Причастия? Нет, конечно, нельзя. И вот с этим чувством осознанного, проговоренного перед священником недостоинства человек идет ко Христу, испрашивая у Него прощения. Подходит, уже примиренный, к Чаше. Это главный момент.

Не должна прерываться связь между исповедями, человек должен помнить, в чем он просил прощения у Бога на предыдущей исповеди, что изменилось с того момента.

важно не превращать исповедь в приятельскую беседу со священником, а исповедоваться честно, действительно от сердца. Я знаю, некоторые духовники даже не здороваются с прихожанами перед исповедью, чтобы не превратить исповедь в беседу: «Здравствуйте! Как дела? Как жена? Как дети?». Человек просит прощения у Бога в присутствии священника. А священнику Бог дал власть вязать и решить, то есть прощать или не прощать грехи от имени Бога. Это та власть, от осознания которой должно становиться страшно и человеку, пришедшему на исповедь и самому священнику."

Протоиерей Максим Первозванский

http://cs421422.vk.me/v421422796/7286/9ZXHcuSyFW4.jpg

0

36

Передо мной исповедальный аналой
И в облачении священник, Богом данный.
Вокруг народ, собравшийся толпой, -
Прощенья миг для каждого желанный.
Мне в ожиданьи кузнецы погибельных страстей
Огромной цепью сковывают душу.
Смеются, издеваются над ней
И душат оную, невыносимо душат.
Неистово кричат: «Зачем сюда пришла?!
Здесь не ищи себе успокоенья!
Кого-то может быть и разрешат,
Себе же ты не вымолишь прощенья!»
Глазами в пол вперившись от стыда,
Я делаю последний шаг вперед посильный.
Склоняюсь к аналою чуть дыша
И замираю под епитрахилью.
Душа, бесчинствам собственным внемля.
Стесняясь, их чуть слышно излагает
И чувствует, как трепетно, любя
Над ней иерей молитвенно вздыхает.
Евангелие мокрое от слез,
А им конца и края все не видно.
Ах, сколько, принимая Богом данный крест,
Его, не выдержав, бросала - как обидно!
И вот, от лицезренья множества грехов,
От всей своей ничтожности сознанья.
Из-под гнетущей тяжести оков
Возносится к Спасителю рыданье.
Но близится развязка тяжкой муки сей.
И надо мною гласу тихому внимаю:
(Что может на земле быть этих слов милей?)
«Я - недостойный иерей ... Прощаю, разрешаю...»

http://dg55.mycdn.me/getImage?photoId=510715227729&photoType=0

0

37

Многие ищут, как необходимого, духовника высокой жизни и, не находя такого, унывают, и потому редко, как бы нехотя приходят на исповедь. Это большая ошибка. Надо веровать в самое таинство исповеди, в его силу, а не в исполнителя таинства. Необходимо лишь, чтобы духовник был православный и законный. Не надо спорить, что личные качества духовника много значат, но надо веровать и знать, что Господь, действующий во всяком таинстве Своею благодатью, действует по Своему всемогуществу независимо от этих качеств.

Очень дорого иметь благоговейного духовника, с которым можно было бы посоветоваться и выяснить те или иные вопросы жизни духовной и просто побеседовать, дабы согреть духовною беседою холодное сердце и получить подкрепление духовное в скорбях, нас окружающих, – но если не можем сразу найти такого, весьма неразумно совсем не прибегать к исповеди. Это подобно тому, если кто, не имея хорошего веника для уборки своего дома, совсем не будет вычищать его. Нет хорошего веника, возьми какой есть. Лишь бы было в доме чисто; или, не имея хороших дров, совсем не будет топить дом и будет мерзнуть.

Другие хотят сделать каждую исповедь беседою духовною. Может быть, это и хорошо, и даже иногда необходимо, но не всегда есть к тому возможность по времени и другим причинам. По существу же это две вещи различные.

…Кто в простоте сердца скажет свои согрешения с сокрушением и смиренным чувством, с желанием исправиться, тот получит прощение грехов и мир совести своей силою благодати Божией, действующей в таинстве.

Из наставлений прп. Никона Оптинского

0

38

подробности на исповеди

0

39

"Важно не превращать исповедь в приятельскую беседу со священником, а исповедоваться честно, действительно от сердца. Я знаю, некоторые духовники даже не здороваются с прихожанами перед исповедью, чтобы не превратить исповедь в беседу: «Здравствуйте! Как дела? Как жена? Как дети?». Человек просит прощения у Бога в присутствии священника. А священнику Бог дал власть вязать и решить, то есть прощать или не прощать грехи от имени Бога. Это та власть, от осознания которой должно становиться страшно и человеку, пришедшему на исповедь и самому священнику."

Протоиерей Максим Первозванский

http://cs7004.vk.me/c322229/v322229230/5427/Nd3jMCrZxlQ.jpg

0