Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ (родительские субботы)


ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ (родительские субботы)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Вселенская родительская суббота (Мясопустная).

http://i071.radikal.ru/1002/82/a37d57a9591b.jpg

Проповедь протоиерея Александра Глебова в родительскую субботу

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня родительская суббота - день особой сугубой молитвы за тех людей, которые ушли из этого мира в мир иной.

То, что мы называем смертью, не является прекращением человеческого бытия. Смерть это не уничтожение человеческой личности. Смерть это переход человека из одного состояния в другое состояние. Что из себя представляет тот мир, мы не знаем, и даже не можем себе этого представить. Поскольку не обладаем для этого ни знанием, ни опытом пребывания в другом сверхчувственном духовном мире. Как не обладает знанием и опытом пребывания в этом мире ребенок, находящийся во чреве матери своей.

Он не знает и представить себе не может, что есть солнечный свет, что есть этот мир, который во всей своей красоте и многообразии несоизмеримо лучше, чем материнская утроба. Но пока ребенок сам не появится на этот свет и не увидит его, для него само рождение будет означать только одно – смерть. Смерть для того мира, в котором он какое-то время жил, и который он больше никогда не увидит, и в который он никогда не вернется.

Для него рождение это уход в неизвестность. А это значит, что каждый из нас уже переживал на своем собственном опыте уход из одного мира, смерть для него, и рождение в более совершенный и прекрасный мир, в тот самый мир, в котором мы сейчас и живем.

И абсолютно каждому из нас предстоит еще раз в жизни перейти эту грань миров. Умереть для этого, материального мира и оставить в нем то, что делает нас сопричастным физическому миру, то есть свое тело, и войти или родиться в мир духовный, в вечность. И входит в тот мир то, что делает человека сопричастным духовному миру, его душа.

И как не может ребенок, находясь во чреве матери, представить себе жизнь этого мира, пока он не родится в него, и сам не станет его частью, так и мы, живя в этом мире, не можем представить себе жизнь вечную. «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу. Теперь знаю я отчасти, а тогда познаю», - говорит апостол Павел. Это значит, что все наши попытки узнать что-либо о жизни будущего века тщетны, потому что та жизнь до времени от нас сокрыта. Мы смотрим на нее как бы через тусклое стекло, через которое практически ничего не видно, а если и видно, то изображение мутное и сильно искажено.

А потому мы и начинаем гадать, то есть свои собственные представления и фантазии переносим на загробную жизнь. Но это, конечно, совсем не значит, что если мы так думаем, что если нам так кажется, то так оно и есть на самом деле. Каждый из нас войдет когда-то в вечную жизнь, сам станет частью духовного мира, увидит его, как говорит апостол, лицом к лицу. И только тогда, наверное, мы поймем, насколько наши земные представления о вечности далеки от реальности.

Но все-таки отчасти мы имеем знание о жизни человеческого духа после физической смерти. Это знание нам даровал Господь, Который как Бог одновременно присутствует и в том и в этом мире. Он сказал нам о вечной жизни столько, сколько человеку необходимо о ней знать и в той степени, в какой человек может это воспринять и понять.

Но главное, Господь объяснил, что надо делать, чтобы та жизнь была счастливой, чтобы человек обладал вечным блаженством. Из слов Христа, из Его притч мы можем понять, что та вечная жизнь, которая ожидает каждого из нас, далеко не для всех будет одинакова.

Для кого-то она явится блаженством, а для кого-то скорбью. Конечно, и степень блаженства и степень скорби для каждого человека разные. За время своей земной жизни человек должен подготовить свой внутренний духовный мир к дальнейшей жизни, к жизни без тела.

Почему Господь в Евангелии призывает проявлять заботу в первую очередь о душе, не повредить ей. «Что пользы, если человек приобретет весь мир, а душе своей повредит?» – говорит Он. Ибо именно от состояния нашего духовного внутреннего мира зависит и образ нашей вечности. Что посеет человек, то и пожнет. «Сеющий в плоть свою, от плоти пожнет тление, а сеющий в дух, пожнет жизнь вечную», - говорит апостол Павел.

И это действительно так, ведь каждый знает, что человеческое тело, человеческая плоть не живет вечно, оно тленно. И сеющий в нее, то есть человек, приоритетом жизни которого является потребность тела, зов плоти, такой человек, лишившись, в конечном итоге, этого тела переступит порог вечности ни с чем.

Ведь вся жизнь была связана только с потребностями тела, которое уже разлагается в земле. Получается, что жизнь была прожита ради тления. И конечно, такого человека смерть пугает. Ведь смерть это встреча человека с Богом. Вне зависимости от того, верит человек или нет. Там вера больше не нужна, потому что Бога человек уже видит.

Если он не обогатил свой внутренний мир за время земной жизни, если нет ничего общего между его миром и миром Божиим, то как же тогда можно быть вместе? Ну а если на протяжении земной жизни человек созидал свой духовный мир, обогащал его, как говорит апостол, «сеял в дух», то он, конечно, пожнет плоды вечности. Смерть не страшит его. Более того, из опыта святых людей мы знаем, с какой радостью они встречали свой последний час, ибо для них это было в первую очередь рождение в новую вечную жизнь, это встреча со Христом, это обретение Того, к Кому стремился.

Апостол Павел свой взгляд на смерть выразил следующим образом: «Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение. Имею желание разрешиться (разрешиться, это значит, умереть) и быть со Христом, потому что это несравненно лучше». Но вот что еще очень важно понимать.

Да, вечная жизнь человеческого духа зависит от тех усилий, которые были вложены в развитие этого духа во время земной жизни человека. А таковыми усилиями являются исполнение заповедей Божиих, молитва, доброделание, то есть вот то, к чему призывает нас Господь в Евангелии. Но ведь безгрешных-то людей не бывает, как гласит заупокойная молитва: «Нет человека, который бы жил и не согрешил». Каждому из нас будет за что постыдиться, встав перед лицом правды Божией.

А потому для человека, ушедшего в вечность, очень важна поддержка и помощь. И эта поддержка и помощь выражает себя в молитве церкви за усопшего, о прощении его человеческих прегрешений, о вечном упокоении. И Господь слышит такую молитву.

Потому что если мы молимся за другого, то делаем это не потому что это надо нам, а потому что это надо ему. А когда мы проблему другого человека воспринимаем, как свою собственную, то это именуется любовью к ближнему, то есть исполнением основной заповеди Божией. И мы верим, что в ответ на нашу молитву, с которой мы обращаемся к Богу с верою и любовью, Господь дарует тем, за кого мы молимся, вечное упокоение. Аминь.


В преддверии Великого поста

Суббота перед Неделей мясопустной, о Страшном Суде - память совершаем всех от века усопших православных христиан, отец и братий.

Посвящая Неделю мясопустную преднапоминанию последнего Страшного суда Христова, Церковь, ввиду этого суда, установила ходатайствовать не только за живых членов своих, но и за всех, от века умерших, во благочестии поживших, всех родов, званий и состояний, особенно же за скончавшихся внезапной смертью, и молит Господа о помиловании их. Торжественное всецерковное поминовение усопших в эту субботу (а также в Троицкую субботу) приносит великую пользу и помощь умершим отцам и братиям нашим и вместе с тем служит выражением полноты церковной жизни, которой мы живем. Ибо спасение возможно только в Церкви — сообществе верующих, членами которого являются не только живущие, но и все умершие в вере. И общение с ними чрез молитву, молитвенное их поминовение и есть выражение нашего общего единства в Церкви Христовой.

Из книги “Загробная жизнь, или Последняя участь человека” (сост. Е. Тихомиров)

Мясопустная родительская вселенская суббота

Заупокойная служба в субботу мясопустную озаглавлена так: “Память совершаем всех от века усопших православных христиан, отец и братий наших”.

Сделаем небольшую выписку из синаксаря (Синаксарь (от греческого слова “синаксис” – собрание, соединение) значит – чтение, выбраное из писаний святых отцов и церковных преданий. В синаксарях, которые положено читать на утрени по 6-й песни канона, или содержится объяснение празднуемого события (синаксари на все праздники) или значение и причина того или другого учреждения (установления) Церкви (поминовения умерших и т.д.) или заключается толкование, почему с известным днем соединяется такое-то воспоминание [синаксари в недели (седмицы) мясопустную, сыропустную, в три первых дня Страстной недели (седмицы) и другие]. В настоящее время синаксари, как таковые, за службами не читаются. (Однако в некоторых монастырях и храмах имеет место практика чтения житий святых или описаний празднуемых событий. Великим постом, на утрени четверга 5-й седмицы, читается житие преподобной Марии Египетской. – Ред.) на этот день:

“Святые отцы узаконили совершать поминовение о всех умерших по следующей причине. Многие весьма нередко умирают неестественной смертью, например: во время странствования по морям, в непроходимых горах, в ущельях и пропастях; случается, гибнут от голода, на пожарах, на войне, замерзают. И кто перечтет (перечислит) все роды и виды нечаянной и никем не ожидаемой смерти? И все таковые лишаются узаконенного псалмопения и заупокойных молитв. Вот почему святые отцы, движимые человеколюбием, установили, основываясь на учении апостольском, совершать это общее, вселенское поминовение, чтобы никто, – когда бы, где бы и как бы ни окончил земную жизнь, – не лишился молитв Церкви”.

Итак, установление вселенской родительской субботы перед неделей (седмицей) мясопустной восходит к преданию апостольскому, что подтверждается Уставом Святой Церкви, изложенным в V веке преподобным Саввой Освященным на основании древнейшего предания, и обычаем древних христиан собираться в определенные дни на кладбище для поминовения умерших, о чем сохранилось письменное свидетельство IV века (святой Иоанн Златоуст в Словах 62-м и 18-м).

Основанием для установления этого поминовения послужило то, что в воскресный день седмицы сырной (масленицы) Святая Церковь совершает воспоминание Второго пришествия Христова, и потому накануне этого дня, как бы в день, предшествующий Страшному суду Христову, и притом приближаясь к духовным подвигам Святой Четыредесятницы, когда нам следует войти в теснейший союз любви со всеми членами Царства Христова – и святыми, и живущими, и умершими, предстательствует обо всех от Адама до днесь (до нынешних дней) усопших во благочестии и правой вере праотцах, отцах и братиях наших от всякого рода: от рода царей, князей, монашествующих, мирян, юношей и старцев, и всех, яже (кого) вода покры, брань пожат (война истребила), трус объят (землетрясение поглотило), убийцы убиша, огнь попали, бывшие (в) снедь зверям, птицам и гадам, погибшие от молнии и измершие (умершие) мразом (на морозе); яже уби меч, конь совосхити (унёс, похитил), яже удави плинфа (придавила плита, камень) или персть посыпа (землей засыпало), яже убиша чаровная напоения (напитки), отравы, костная удавления, – внезапно умерших и оставшихся без узаконенного погребения, – предстательствует, умоляя Праведного Судию явить им Свою милость в день нелицеприятного всем воздаяния.

В заупокойной ектений в субботу мясопустную взывается (возглашается): “Еще молимся о упокоении душ рабов Божиих, праотец, отец и братий, зде лежащих и повсюду, православных христиан”. При этом поименно воспоминаются по особой книжке (“Реестр, како по всех Высочайших персонах поминовение чинить на вселенских панихидах”) (В настоящее время эта практика не соблюдается. – Ред.) усопшие православные благочестивые Императоры, Цари, Великие князья и благочестивые Императрицы, Царицы, Княгини. В иных храмах при этом ставится перед Царскими дверями стол, на столе Распятие и перед ним - свеча, а иногда и кутия. (Кутия, иначе коливо (т. е. вареная пщеница, смешанная с мёдом), поставляемая как при совершении заупокойной литии, так и панихиды, служит напоминанием о Воскресении умершего. Как зерно, чтобы образовать колос и дать плод, должно быть положено в землю и там истлеть, так и тело умершего должно быть предано земле и испытать истление, чтобы потом востать для Будущей жизни (1 Кор. 15, 36 – 38; Ин. 12, 24). Мёд знаменует сладость благ будущей жизни.) В других храмах ставится перед Царскими дверями только свеча на большом подсвечнике.

Из службы в субботу мясопустную. Стихиры на “Господи, воззвах”:

“Верные! Воспоминая всех усопших от начала мира, которые провели жизнь благочестиво, будем воспевать Спасителя и Господа, усердно прося, чтобы они могли дать ответ в час суда Ему, Самому Богу нашему, Судии всех живущих на земле, чтобы они, радостные, удостоились стать одесную (по правую руку) Его, на стороне угодивших Ему, получили участие (участь) со святыми, в светлом и вечно блаженном Его Царстве Небесном”.

“Спаситель! Ты, искупивший людей Своей Кровию, избавивший нас Своей смертию от горькой смерти и Воскресением Своим дарующий нам жизнь Вечную, – упокой, Господи, всех усопших в благочестии, где бы кто ни окончил жизнь: в пустынях или городах, в море или на суше, всех – царей, священников, архиереев, монахов и мирских, всякого возраста, и удостой их Небесного Твоего Царства”.

“Христе! Через Твое Воскресение смерть уже не владеет скончавшимися в благочестии. Поэтому и молимся Тебе прилежно: упокой рабов Твоих в Твоем блаженном обиталище, там, где пребывает Авраам, – всех, от Адама и до сего дня послуживших Тебе верно, отцев и братьев наших и друзей, и родных, переселившихся к Тебе различным образом. Боже! Удостой их всех Небесного Твоего Царства”.

“Плачу и рыдаю, когда размышляю о смерти и вижу, как в гробах лежит созданная по образу Божию наша красота – безобразная, бесславная, не имеющая уже вида. О, чудо! Что это за таинство совершается над нами? Как это мы предаемся тлению? Как подчинились смерти? Истинно повелением Бога, как писано, дарующего упокоение скончавшимся”.

Тропарь. “Единый Создатель, глубиною мудрости человеколюбиво все устрояющий и всем дарующий полезное, Господи, упокой души рабов Твоих, потому что они возложили свои надежды на Тебя, Творца, Промыслителя и Бога нашего”. (Стихиры и тропарь даны автором на русском языке. – Ред.)

Из канона, певаемого в субботу мясопустную:

“Яже покры вода, и брань пожат, трус же яже объят, и убийцы убиша, и огнь, яже попали верныя, Милостиве, в части учини праведных” (песнь 1, тропарь 4).

“Яже уби меч, и конь восхити, град, снег и туча умноженная, яже удави плинфа или персть посыпа, Христе Спасе наш, упокой” (песнь 4, тропарь 4).

“Умершим напрасно (внезапно) от случаев, от клича же зельнаго (крика сильного), скораго течения, и заушения, удавления же от искренняго (искренний – всякий человек. – Ред.), и лягания (здесь – ото сна), Господи славы, верою усопшим ослаби (прости) во веки” (песнь 8, тропарь 4).

“Умершия Божиим прещением (здесь наказанием): смертных громов всяких с небесе изнесенных, земли разседшейся, морю восшумевшуся, вся верныя, Христе, упокой” (песнь 9, тропарь 3).


Несколько примеров спасительности молитв об умерших.

Святой Григорий Двоеслов, Папа Римский, представляет замечательный пример действия молитвы и жертвоприношений за умершего, случившийся в его монастыре. “Один брат, – говорит он, – за нарушение обета нестяжания (бескорыстия, бедности) лишен был по смерти, в страх другим, церковного погребения и молитвы в течение 30 дней; а потом из сострадания к его душе, в продолжение следующих 30 дней, за него была приносима Бескровная Жертва с молитвой. В последний из этих дней усопший явился в видении оставшемуся в живых родному брату своему и сказал: “Доселе худо было мне, а теперь уже я благополучен, ибо сегодня получил приобщение ” (Беседы, книга 4-я, глава 55).

Тот же святой отец в беседах своих с диаконом Петром повествует о явлении одного умершего пресвитеру, которого он просил помочь ему молитвой о нем к Богу, и в заключение говорит: “Из сего видно, как полезно душам приношение Священной Жертвы, когда и сами духи (умерших) просят о том живущих и указывают на знаки, через кои они очищаются от грехов” (там же).

Блаженный кир (господин – с греч.) Лука рассказывает о самом себе, что когда умер родной его брат в крайнем небрежении (по отношению к вере и Церкви. – Ред.), он просил Бога открыть ему участь умершего. Стоя однажды на молитве, старец увидел душу брата своего в руках бесовских. Тогда он послал некоторых из братий осмотреть келлию умершего. Посланные нашли золото и дорогие вещи, которые старец приказал отнести в ближайший город и раздать бедным и нищим. Сделав это, старец опять стал молиться и увидел судилище Божие и Ангелов света, спорящих с бесами о душе его брата. Бесы вопияли: “Ты праведен, так суди же: душа наша, ибо она творила дела наши”. Ангелы говорили, что она избавлена милостыней, розданной за нее. Бесы противились и восклицали: “Да разве он раздал милостыню? Не сей ли старец?” Устрашенный подвижник отвечал: “Да, я сотворил милостыню, но не за себя, а за сию душу”. Тогда бесы исчезли, и видение кончилось (Пролог, августа 24-го [сентября 6-го. – Ред.] дня).

Преподобный Макарий Александрийский, обратившись с вопросом к сухому черепу, узнал важные истины, касающиеся состояния умерших. Он, между прочим, спросил: “Ужели вы никогда не чувствуете никакого утешения?” (Преподобный обычно совершал молитвы об усопших и желал знать, служат ли они к пользе.). Милосердствующий о душах Господь восхотел открыть это Своему угоднику и, чтобы уверить раба Своего, вдохнул в иссохший череп слова истины: “Когда, – ответствовал череп, – ты приносишь молитвы о мертвых, то мы чувствуем некое утешение” (Слово об усопших в вере).

Святая игумения Афанасия завещала сестрам своего монастыря, незадолго до своей кончины, творить нищим трапезу в течение сорока дней после ее смерти, в память о ней. Но сестры исполняли это завещание только в течение десяти дней, и такое забвение ее воли вызвало святую из другого мира. Явившись в сопровождении двух Ангелов некоторым из сестер, она сказала: “Для чего преступили вы заповедь мою? Да будет вам известно, что творимая до сорока дней за душу милостыня, питание алчущих (нуждающихся в пище и питии) и молитвы священников умилостивляют Бога: если души усопших грешны, то через это они получают от Господа отпущение грехов, а если безгрешны, то благотворительность за (ради) служит ко спасению благотворителям” (Четии-Минеи и Пролог, 12 (25) апреля).

Святая мученица Перпетуя во время общей молитвы в темнице нечаянно произнесла имя своего умершего брата Динократа. Вразумленная этой нечаянностью, она стала молиться о нем Богу и в следующую ночь удостоилась видения. Она видела брата выходящего из темного места, в сильном пламени, мучимого жестокой жаждой, нечистого видом и с раной на лице, с которой он умер. Между ним и святой мученицей была глубокая пропасть, так что ни не могли приблизиться друг к другу, а около того места, где стоял Динократ, был полный водоем (колодезь), край которого был намного выше его роста, почему брат ее никак не мог достать края водоема и напиться из него.

Из этого святая мученица поняла, что брат ее находится в муках, и с сильным воплем и слезами стала ежедневно молиться о его спасении. Вскоре она удостоилась второго видения: темное место, в котором находился ее брат, сделалось светлым, и брат ее, чистый лицом и в прекрасной одежде, наслаждался прохладой; где у него была рана, там остался только след ее; край водоема был только по пояс ему, и на краю водоема стояла полная золотая чаша, из которой он пил, и потом стал веселиться. Этим и кончилось видение, из чего святая Перпетуя поняла, что он освобожден от мук (“Деяния мучеников”, Рюикара. Изд. 1802 г., 3, гл. 7 8; Страдания святой Перпетуи).

Святой Иоанн Милостивый, Патриарх Александрийский, часто совершал Божественную Литургию об усопших и говорил, что она весьма много помогает душам их. В подтверждение этого он приводит следующий пример: “Один узник, за которого родители, считавшие его умершим, трижды в год совершали Божественную литургию – в дни Богоявления, Святой Пасхи и Святой Пятидесятницы, по освобождении из плена, явившись неожиданно к своим родителям, вспомнил, что в эти самые дни приходил к нему в темницу со светильником некий славный муж: оковы спадали с ног его и он делался свободным; в прочие же дни он опять содержим был в оковах, как узник” (Четии-Минеи, ноября 12-го (25-го) дня).

Святой Иоанн Дамаскин повествует о том, что “у одного из святых мужей был ученик, живший беспечно. Что же? Смерть настигла его в такой беспечности. Милосердный Отец Небесный, подвигнутый слезами и воплями старца, открыл (показал) ему того юношу горящим в пламени даже до выи (шеи), подобно немилосердному богачу, упоминаемому в притче о Лазаре. Когда же святой подверг себя строгим подвигам поста и молитвы, с крепким воплем умоляя Бога, то увидел его, объятого пламенем до пояса; наконец, когда святой муж присоединил болезни к болезням (то есть еще более усилил свою молитву), то Бог в видении явил его (юношу) старцу изъятым из пламени и совершенно свободным” (в Слове об усопших в вере).

Святой Григорий Двоеслов повествует о том, что во времена святого Венедикта (Нурсийского; V - VI вв. – Ред.) жили две постницы, имевшие несчастную привычку говорить много не на пользу ни себе, ни другим. Святой старец увещевал их оставить эту привычку и грозил за непослушание отлучением. Не исправившись, они умерли; однако они подлежали отлучению вследствие угрозы праведника; и хотя как постницы они были похоронены в церкви, но, как отлученные, не могли остаться в ней. Когда диакон возглашал “Оглашеннии, (“Оглашенными” в древней Церкви называли готовящихся ко Святому Крещению, получавших наставление (оглашение) в истинах веры Христовой и правилах христианской жизни. – Ред.) изыдите!”, они выходили из церкви, что было открыто многим из христиан. Узнав об этом, преподобный Венедикт послал в церковь, в которой они были погребены, просфору и повелел вынуть из нее часть о упокоении душ их и поминать их при совершении Христовых Таин. После этого никто из верных уже не видел их выходящими из церкви, посему из этого поняли, что вследствие заупокойных молитв Святой Церкви и жертвоприношений, преставльшиеся постницы получили от Бога прощение (Беседы святого Григория Двоеслова, книга 2-я, гл. 23).

Вот еще два примера весьма близких к нам по времени.

Один из афонских схимников (Схимник” – монах, воспринявший “схиму” (великую схиму, или “великий и Ангельский образ”) – так называется высшая степень монашества, соединенная с новыми, строжайшими обетами самоотвержения. – Ред.) открыл Святогорцу, (“Святогорцы” – монахи, иноки, подвизающиеся в обителях Святой Горы Афон (в Греции, на полуострове Агион Орос [греч. – Святая Гора]) - Ред.) известному отцу Серафиму, следующее:

“Причиной моего вступления в монашество было видение во сне загробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я вижу двух юношей, вошедших но мне. Они взяли меня за руки и сказали: “Следуй за нами!” Я, не чувствуя болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало спокойно на постели. Тогда-то я понял, что оставил земную жизнь и должен явиться в Загробный мир. В юношах я узнал Ангелов, с которыми и отправился. Мне показаны были огненные места мучений, я слышал там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне, за какой грех какое предназначается огненное место, добавили: если и ты не бросишь своих привычек к греховной жизни, то вот и твое место наказания!

Вслед за тем один из Ангелов восхитил (взял) из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы был окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы, и вместе с ними мгновенно исчезла вся его чернота, он стал чист и светел, как Ангел; потом Ангелы облекли (облачили) его в блестящее одеяние, подобное свету.

“Что значит это изменение человека?” решили спросить Ангелов. “Эта грешная душа, – отвечали Ангелы, – была отлучена от Бога за свои грехи и должна была вечно гореть в этом пламени; между тем родители сей души много подавали милостыни, много делали поминовений за литургией, совершали панихиды. И вот, ради родительского ходатайства и по молитвам Церкви, Бог умилостивился, и грешной душе даровано совершенное прощение. Она избавлена вечного мучения и теперь предстанет перед Лицом своего Господа и будет радоваться со всеми Его святыми.

Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали и готовили мое тело к погребению” (“Странник”, 1862 г., май).

В одном селе скоропостижно умер дьячок-старик. У него был сын - чиновник. Нечаянная смерть отца поразила сына. Загробная участь умершего не давала покоя доброму сыну почти в течение года. Зная, что в Божественной литургии самое важное время для поминовения умерших есть время пения “Тебе поем, Тебе благословим...”, печальный сын, находясь в это же время в церкви (это было в Духов День), с особым усердием стал молиться Богу о упокоении своего отца. И что же? В ночь на вторник он видит своего отца, который три раза поклонился ему до земли и при последнем поклоне сказал: “Благодарю тебя, сын мой” (“Странник”, 1864 г., декабрь).

К Вселенской поминальной субботе

о.Александр Авдюгин

Не столь давно ездил освящать дом благополучного и материально обеспеченного семейства.
Красивый особняк с дорогой мебелью, продуманной планировкой и оборудованный всем необходимым для комфортной жизни. Особняк украшали практически определившиеся два взрослых чада, солидный хозяин и вполне соответствующая ему хозяйка.
Живут в доме уже не первый год, поэтому, когда после освящения пригласили отобедать, то первое о чем спросил хозяев в завязавшемся за столом разговоре: что стало причиной освящения дома?
Вопрос вполне естественный, так как среди прихожан я их никогда не видел, а с главой семейства общался лишь в его большом рабочем кабинете.
- Понимаете, батюшка, у нас год назад умер отец, - начала повествование хозяйка. – Все было благополучно, но вот уже прошло почти два месяца, как он стал к нам ночью приходить.
- Ко всем сразу или к кому то конкретно? – встрял я с вопросом.
- Да всех он пугает – вступила в разговор дочь семейства, - вот, только к папе раньше не заходил никогда…
- Что, и вы его видели? – обратился я к главе дома.
- Видел. Как вас вижу, видел – ответил он и продолжил. – Знаете, отец, я не верил раньше рассказам ни жены, ни дочек. Думал это у них женские фантазии какие то. Фильмов насмотрелись, да книжек начитались, вот и чудится несусветное. А здесь, на тебе, просыпаюсь три дня назад, я обычно в своей комнате сплю, от чувства, что на меня кто-то пристально смотрит. Открываю глаза – рядом отец покойный что-то мне говорит. Голос слышу, а слова понять не могу… Я даже испугаться толком не успел. Поднялся переспросить, что ему надо, он тут и пропал, как растворился куда-то. Лишь потом до меня дошло, что отца уже год как похоронили.
- Вы его хорошо рассмотрели? – спросил я.
- Да, как вас вижу, - ответил хозяин.
- Понимаете, я когда отдыхать ложусь, телевизор включаю и засыпаю под его бормотание. Если жена не придет, не выключит, он у меня до утра работает. Вот и в ту ночь, когда отец приходил, телевизор работал…
- Знаете, батюшка, не страшно, когда его видишь ночью, - вступила в разговор вторая дочь. - Но вот потом, когда он пропадает, такой, иногда, ужас накатывает… Мы с сестрой раньше по своим комнатам отдельно спали, а теперь вместе. Боимся.
- Действительно испугаешься, - подумал я.
Расспросил, как и отчего умер их дед и отец, отпевали ли. Оказалось, что о смерти своей покойный говорить начал месяца за два, хотя внешне образ его жизни ничем не изменялся. Все думали – чудит дед. А он возьми и умри, прямо в кресле, после обеда с альбомом в руках. Для всех это было столь неожиданно, что и поверить не могли: вот только что с ними говорил за обедом, а тут уже и нет его…
Священника отпеть на кладбище приглашали, но тот отказался ехать, сказал, что там, где трубы с литаврами, ему со своими псалмами делать нечего. Предложил землю с кладбища в храм принести, да и отпеть – «заочно». Так они и поступили.
- Не молились больше о нем дома или в храме?
- Да не научены мы молиться, батюшка. Жена ходила на сорок дней, службу заказывала – начал объясняться хозяин, - да дочки, когда отец начал по комнатам ночью ходить, к вам в храм забегали. Свечи за упокой ставили.
Рассказал я всем им, как поминать надобно, молиться попросил о благополучии души деда своего, да и поехал на приход.
На поминальную субботу, увидел я в храме всю женскую половину того семейства. Уже после панихиды подошел к ним с мыслью, что опять неблагополучно в их доме и оказалось, что ошибся. Вот, что они мне рассказали.
После моего ухода, долго обсуждали в семье происходящее и неожиданно, каждый в отдельности и все месте, вспомнили, что покойный как будто, что-то об альбоме им говорил. О том альбоме с фотографиями, с которым он в руках и умер. Открыли они этот альбом и там, среди пожелтевших листов и ветхих снимков с их далекими предками конвертик лежит, а в том конверте записка к сыну, невестке и внучкам, что-бы когда он умрет, его обязательно отпели, но только не с именем Григорий, а как Дмитрия. Именно так его когда-то окрестили, но так уж сложилась жизнь, что стал он Григорием…
Отпели мы приснопоминаемого Димитрия, в синодик храмовый его записали и не беспокоит он больше семью моих новых знакомых, да и в храм они теперь приходят, о нем и о себе молятся…

Поминовение усопших существует в Церкви христианской со времен апостолов.

Поминовение усопших, как предание апостольское, существует в Церкви христианской с самого ее начала. Доказательство тому содержат древние литургии и свидетельства святых отцов и учителей Церкви.

Это – все древние литургии, как те, которые употребляются или употреблялись в Церкви Восточной, Православной, известные под именами: святого апостола Иакова, брата Господня (В литургии святого апостола Иакова находится следующая молитва об умерших: “Господи, Боже духов и всякия плоти! Помяни православных, которых мы помянули и которых не помянули, от Авеля праведного до сего дня: Сам упокой их в селении живых, во Царствии Твоем, в сладостях рая, в недрах Авраама и Исаака и Иакова, святых отец наших, откуда отбегла болезнь, печаль и воздыхание, где присещает (посещает) свет лица твоего и освещает всегда”.), святого Василия Великого, святого Иоанна Златоуста, святого Григория Двоеслова, – так и литургии Церкви Западной: римская, (древне-) испанская (или – мозарабская), галликанская (литургия не-римского обряда в древней Западной Церкви. – Ред.) и другие. Наконец, литургии различных неправославных христианских Церквей, издревле существующих на Востоке: (сиро-) яковитов, коптов, армян, эфиопов, сирийцев... и других. Все эти литургии многочисленны, разнообразны и содержат в себе молитвы об умерших. А это непререкаемо свидетельствует нам о том, что от дней самих апостолов, передавших Церкви чин Божественной литургии, не было времён, когда бы христиане не молились о своих усопших братиях и прежде всего – при совершении важнейшего из своих Божественных богослужений.

Святой Дионисий Ареопагит говорит: “Священнослужитель творит молитву над усопшим и, по молитве, целует его, а затем – все предстоящие; в молитве же просят бесконечную благость Божию, да простит (Бог) усопшему все грехи, по немощи человеческой соделанные, и упокоит его в свете и стране живых, в недрах Авраама, Исаака и Иакова, в месте, откуда удалены всякая болезнь, печаль и воздыхание...” И несколько далее: “Об упомянутой молитве, которую произносит священнослужитель над покойником, пришедшее к нам от наших богодухновенных наставников предание изложить необходимо”. (О церковной иерархии, глава 8-я)

Святой Афанасий Великий пишет: “Богоглаголивые апостолы, освященные учители и духовные отцы, по достоинству их, будучи исполнены Божественного Духа и по мере вместимости воспринявшие исполнившую их восторга силу Его, богодухновенными устами богоугодно учредили литургии, молитвы и псалмопения и годичные воспоминания об усопших, каковое обыкновение благодатию Человеколюбивого Бога даже доныне усиливается и распространяется от восток солнца до запад, на севере и юге, в честь и славу Господа господствующих и Царя царствующих”. (Приводится у святого Иоанна Дамаскина в Слове об усопших в вере.)

Святой Григорий Нисский: “Ничего без рассуждения, ничего бесполезного не передано от Христовых проповедников и учеников и не принято повсеместно Церковью Божией, но это есть дело весьма богоугодное и полезное – при Божественном и Преславном Таинстве совершать поминовение усопших в правой вере” (Там же, у святого Иоанна Дамаскина).

Святой Иоанн Златоуст: “Не напрасно узаконено апостолами творить перед Страшными Тайнами поминовение усопших: они знали, что великая бывает от сего польза для усопших, великое благодеяние” (Беседа 3-я на Послание апостола Павла к филиппийцам). “Не напрасно бывают приношения за усопших, не напрасно моления, не напрасно милостыни: всё это установил Дух Святой, желая, чтобы мы получили пользу друг через друга” (Беседа 21-я на Деяния апостольские).

Святой Иоанн Дамаскин: “Таинники (те, кому открыты священные тайны) и самовидцы (очевидцы) Слова, покорившие круг земной, ученики и Божественные апостолы Спасителя не без причины, не напрасно и не без пользы установили при Страшных, Пречистых и Животворящих Тайнах совершать поминовение верных усопших, что от конец до конец земли владычествующая Апостольская и Соборная Церковь Христа и Бога содержит твердо и беспрекословно с того времени даже доныне и до кончины мира содержать будет. Ибо вера христианская, чуждая заблуждений, ничего бесполезного не приняла и не стала бы ненарушимо содержать во веки, но всё полезное, богоугодное и весьма спасительное (Слово об усопших в вере. “Христианское чтение”, 1827 г., 26, 309).

Учитель Церкви Тертуллиан: “Приношения за умерших мы творим ежегодно в день их кончины” (О единобрачии, глава 9).

Святой Киприан Карфагенский: “Епископы, наши предшественники, благочестиво рассуждая и заботясь о спасении, определили, чтобы ни один умирающий брат не возлагал после себя (после своей кончины) попечительства и покровительства на священнослужителя; и если бы кто сие сделал, то не творили бы за того приношения, и жертва о успении его не совершалась бы... ” (Послание 66-е к клиру и народу).

Церковный историк Евсевий, епископ Кесарийский: “Весь народ, вместе со священнослужителями, не без слез и глубоких воздыханий, возносил к Богу молитвы о душе царя и этим исполнял желание боголюбезного” (О жизни блаженного (святого равноапостольного. – Ред.) царя Константина, кн. 4-я, гл.71, с.272, по русскому переводу).

Святой Кирилл Иерусалимский: “Поминаем и прежде почивших, во-первых: патриархов, пророков, апостолов, мучеников, чтобы их молитвами и предстательством принял Бог моление наше; потом молим о преставившихся святых отцах и епископах и вообще обо всех из нас прежде почивших, веруя, что превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как Святая предлежит и Страшная Жертва” (Поучение тайноводственное 5-е).

Святой Амвросий Медиоланский: “Даруй, Господи, покой рабу Твоему Феодосию (императору), тот покой, который предуготовал Ты рабам Твоим” (Слово на преставление (императора) Феодосия).

Святой Ефрем Сирин: “Если подзаконные (т. е. живущие под законом, или ветхозаветные. – Ред.) священники служебными приношениями очищали грехи убиенных на брани, как оскверненных беззакониями, о коих упоминается в Писании (2 Мак. 12, 39 – 45), то кольми паче (то тем более) священники Нового Завета Христова могут действительно очищать долги отшедших от земли грешников святыми приношениями и молитвами уст своих” (Завещание, в “Христианском чтении”, 1827 г., 27, 294).

И в другом месте: “Неотступно будем умолять Его (Бога), чтобы изгладил вины паствы Своей – чад избранной и Святой Церкви Его и чтобы очистил грехи умерших, почивших в уповании на Него” (О покаянии, 33, в Творениях святых отец, 16, 343).

...Святой Епифаний Кипрский (Ереси, 75), святой Григорий Богослов (Слово надгробное Кесарию, в Творениях святых отец, 1, 258, 261), блаженный Августин (Исповедь, 9, 13. О граде Божием, 20, 9) и... многие другие отцы и учители Церкви... единогласно учили молиться об умерших.

Основания учения Православной Церкви о ходатайстве живых за умерших, содержащиеся в Священном Писании.

Как праведники, по смерти тела и после частного суда над ними, восходят душами своими на Небо и удостаиваются блаженства, точно так же грешники отходят душами своими во ад – место печали и скорби... Впрочем, преподавая учение о том, что все грешники, после смерти своей и частного суда над ними, равно отходят во ад, Православная Церковь в то же время исповедует, что для тех из них, кто до разлучения с настоящей жизнью покаялся, только не успел принести плодов, достойных покаяния (каковы: молитва, сокрушение о грехах, утешение бедных и выражение в поступках любви к Богу и ближним), остается еще возможность получить облегчение в страданиях и даже совсем освободиться от уз ада.

Такое облегчение и освобождение грешники могут получать не ради собственных каких-либо дел или через раскаяние (ибо после смерти и частного суда нет места ни для покаяния, ни для совершения дел, но... по бесконечной благости Божией, через молитвы Церкви и благотворения, совершаемые живыми за умерших, а особенно силой Бескровной Жертвы, которую, в частности, приносит священнослужитель для каждого христианина о его присных (родных, близких), вообще же за всех повседневно приносит Кафолическая Апостольская Восточная Церковь. (Православное исповедание (Кафолической и Апостольской Церкви Восточной), ч. 1, ответы на вопросы 64, 65. Послание Патриархов Восточно-Кафолическей Церкви о православной вере, член 18. Православно – догматическое богословие, митрополита Московского Макария (Булгакова. – Ред.), т. II, п.258.)

Утешительное учение Православной Церкви о возможности для грешников, умерших с покаянием, получать облегчение и даже совершенное освобождение от мучений ада... – это учение имеет основание в Священном Писании.

Святой апостол Иаков заповедует нам молиться друг за друга (Иак. 5, 16), и святой апостол Павел просит совершать молитвы за всех человеков (1 Тим. 2, 1; ср. Еф. 6, 18 – 19). И тот, и другой апостол заповедуют молиться друг о друге и о всех без ограничения места, времени и других обстоятельств. Мы должны, следовательно, молиться о ближних наших и тогда, когда они живут еще на земле, и тогда, когда они через смерть переселяются в другой мир, потому что живем ли мы, или умираем, мы – всегда Господни (Рим. 14, 8), и умершие, как и живые, для Бога все живы (Лк. 20, 38).

Предостерегая нас от молитвы о ближних, неугодной Богу и бесплодной для них, святой апостол Иоанн Богослов дает нам другую заповедь: “Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился” (1 Ин. 5, 16). Но все умершие с истинным раскаянием свободны от смертного греха уже лишь потому, что они раскаялись: “Ибо грех к смерти есть, – говорят отцы Седьмого Вселенского Собора, – когда некие, согрешая, в неисправлении пребывают и жестоковыйно (упорно) восстают на благочестие и истину... В таковых несть Господа Бога, аще не смирятся и не истрезвятся от своего грехопадения” (правило 5-е).

Следовательно, все умершие с истинным покаянием, хотя бы прежде и находились в смертных грехах, а тем более, если не находились, – принадлежат к числу тех ближних наших, о которых нам заповедано молиться без всякого сомнения и колебания. По этой заповеди апостольской Церковь не совершает молитв лишь об умерших в смертных грехах, в нераскаянности и вне общения с Церковью.

По учению апостольскому, молитвы наши о ближних могут быть для них благотворны даже в нравственном отношении (2 Фес. 1, 11 – 12; Еф. 6, 18 – 19), особенно же “много может усиленная молитва праведного” (Иак. 5, 16), и в частности, наши молитвы о братиях, находящихся в смертном грехе, могут подавать им жизнь (1 Ин. 5, 16).

Следовательно, хотя мы не понимаем (не осознаем, не знаем), каким образом действуют наши молитвы на ближних наших, пока они находятся еще в настоящей жизни, тем не менее молитвы наши действенны и спасительны для них. Точно так же не постигая и того, как могут действовать наши молитвы на братий наших, скончавшихся с истинным покаянием, мы не вправе сомневаться в действительности и спасительности для них этих молитв.

“Если чего попросите во имя Мое, – говорит Христос Спаситель, – Я то сделаю” (Ин. 14, 14). Итак, всякая наша молитва к Богу, а следовательно, и молитва о ближних, как живых, так и умерших, может быть сильна и действенна только тогда, когда возносится во имя Господа Иисуса, Который есть “Един Бог, Един и Посредник между Богом и человеками” (1 Тим. 2, 5).

Господь Иисус Христос примирил нас с Богом и искупил от всякого греха, когда принес Ему на Кресте в Умилостивительную Жертву Самого Себя – Свое Тело и Свою Кровь (Евр. 9, 14, 26; 10, 10); и в Таинстве Евхаристии доныне приносится Богу та же самая Умилостивительная Жертва, преломляется то же самое Честное Тело нашего Искупителя за жизнь мира (Ин. 6, 51) и проливается та же самая Честная Кровь Его во оставление грехов (Мф. 26, 27 – 28; Лк. 22, 19 – 20). Следовательно, если наша молитва как о живых, так и об умерших братиях наших, может быть угодна Богу и благотворна для них, то это преимущественно в то время, когда она бывает соединена с приношением за них Бескровной Умилостивительной Жертвы.

Господь Иисус Христос говорит: “...Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем” (Мф. 12, 31 – 32). Отсюда прямой вывод о том, что по молитвам Церкви могут быть изглажены (т. е. уничтожены) грехи грешников и по их смерти. В Апокалипсисе говорится, что Господь Иисус Христос имеет ключи ада и смерти (Апок. 1, 18); следовательно, Он может отверзать ими врата адовы и освобождать грешников из ада.

По смерти для самих грешников не остается места ни для покаяния, ни для добрых дел. Объяснить возможность отпущения грехов грешникам и освобождения их от уз ада можно лишь тем, что Господь совершает это отпущение и освобождение по молитвам Церкви и в силу Бескровной Умилостивительной Жертвы, приносимой за умерших. О скончавшихся с хулой на Духа Святого, или что то же – в смертном грехе и не раскаявшихся, как сказал Спаситель: хула на Духа Святого не отпустится человеку ни в сем веке, ни в будущем.

Во Второй книге Маккавейской повествуется о доблестном и благочестивом вожде иудейском Иуде Маккавее следующее:

“Выступил же Иуда с тремя тысячами пеших и четырьмястами конных. Когда они вступили в сражение, случилось пасть немногим из иудеев. ...Так как наступал седьмой день, то они очистились по обычаю и праздновали субботу. На другой день бывшие с Иудою пошли, как требовал долг, перенести тела павших и положить их вместе со сродниками в отеческих гробницах. И нашли они у каждого из умерших под хитонами посвященные Иамнийским идолам вещи, что закон запрещал иудеям: и сделалось всем явно, по какой причине они пали. Итак, все прославили Праведного Судию Господа, открывающего сокровенное; и обратились к молитве, прося, да будет совершенно изглажен содеянный грех; а доблестный Иуда увещевал народ хранить себя от грехов, видя своими глазами, что случилось по вине падших. Сделав же сбор по числу мужей до двух тысяч драхм серебра, он послал в Иерусалим, чтобы принести жертву за грех и поступил весьма хорошо и благочестно, помышляя о Воскресении; ибо если бы он не надеялся, что павшие в сражении воскреснут, то излишне и напрасно было бы молиться о мертвых. Но он помышлял, что скончавшимся в благочестии уготована превосходная награда, – какая святая и благочестивая мысль! Посему принес за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха” (2 Мак. 12, 33 – 34, 38 – 45).

У ветхозаветных иудеев было в общем обычае – преломлять хлеб над умершими (Иер. 16, 6; Тов. 4, 17; Сир. 7, 36). Существовал также частный обычай – налагать на себя добровольно пост по случаю неблаговременной кончины кого-либо из близких (1 Цар. 31, 13; 2 Цар. 1, 12; 3, 35). Нет сомнения, что благочестивые из иудеев соединяли с этими обычаями и молитвеные обряды.


Поминовение православного христианина.

“...Прошу всех и молю: нелрестанно о мне молитеся
Христу Богу, да не низведен буду по грехом моим на
место мучения, но да вчинит мя, идеже свет животный”.
(Стихира на отпевании, поемая во время целования умершего)

Связь и общение живых с умершими

После смерти любого из наших присных (близких), как бы ни был такой человек близок к нам в здешней жизни, для нас уже решительно порваны всякие нити или узы нынешних чувственных (осязаемых) связей с ним. Смертью утверждается между живыми и умершими великая пропасть, разобщающая между собой тех и других. Но она разобщает их только физически, а не духовно: духовная связь и общение не прекращаются и не прерываются между продолжающими жить в этом мире и переселившимися в мир Загробный.

“Живем ли, – говорит апостол Павел, – для Господа живем; умираем ли – для Господа умираем; и потому, живем ли или умираем, – всегда Господни” (Рим. 14, 8). Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова “не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы” (Лк. 20, 38).

Все верующие составляют одно духовно-нравственное Царство Божие, одно духовное тело – Церковь, Главой которой является Господь Иисус Христос (Еф. 1, 23; Кол. 1, 18). Итак, основанием связи и общения живых с умершими есть Господь наш Иисус Христос и Его вседейственная благодать. Единый Бог, перед Лицом Которого все живы, есть Творец, Царь, Отец и Спаситель душ, как пребывающих еще на земле в своих телах, так и разрешившихся от уз плоти и находящихся в Загробном мире.

Вера и любовь – вот те духовные узы, которые соединяют живых с умершими. Вера соединяет настоящее с будущим, видимое с невидимым. Вера соединяет человека с Невидимым Богом, с Невидимым Ангельским миром и с переселившимися в Невидимый мир братиями его. Любовь, соединяющая нас здесь на земле, часто до готовности жертвовать жизнью за любимое лицо, продолжается и за гробом. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 8). А проявлением или плодом любви является живое сочувствие, принятие к сердцу (того или иного – физического или духовного. – Ред.) состояния ближнего.

Если душа не потеряла Божественной любви, то где бы она ни была, – за гробом или еще в теле и на земле, она не может не принимать живого, деятельного участия в состоянии душ, ей близких, где бы они ни находились. При этом условии умершие сочувствуют живым и живые должны сочувствовать умершим. Живые и умершие, как члены одного духовного Тела Христова, находятся во взаимном между собой сочувствии: “Страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены” (1 Кор. 12, 26).

“Умершие всегда пребывают с нами своим духом, и мы, живые, верой всегда можем видеть наших усопших и слышать их голос”. (Надгробное слово архиепископа Рижского Платона. “Странник”. 1864, февраль, с. 139.)

“Можно быть далеко и близко к умершему. Чем сильнее любовь к умершему, чем сильнее и наша молитва о нем, тем ближе и умерший к нам. Молитва веры до такой степени может приблизить к нам умершего, что мы сами почувствуем его приближение, почувствуем дыхание души его около нас. Во время молитвы преимущественно сердце подает весть”. (Протоиерея Родиона Путятина (+1869. – Ред.), поучение 263).

В притче о пропавшей овце Господь говорит о том, что святые Ангелы радуются на Небе о каждом кающемся грешнике (Лк. 15, 4 – 7, 10).

Евангелие повествует, что тотчас после смерти Иисусовой “многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов, по Воскресении Его, вошли во Святой Град и явились многим” (Мф. 27, 52 – 53).

“Спрашивается: что привлекло этих воскресших святых (говорю о собственном их движении духовном) во Святой Град и побудило явиться в нем многим? Не глубокое ли участие к бедному городу, не узнавшему своего и всемирного Избавителя Христа? Не стремление ли вошедших в радость Христова Воскресения отцов поделиться этой радостью, по возможности, и со своими живыми детьми? Так может быть сочувственно состояние отшедших в другую жизнь состоянию еще живущих. И таким образом, как мы, живущие, можем самой своей судьбой и деятельностью способствовать или препятствовать успокоению усопших, так и они, со своей стороны, своим состоянием и движениями, во свете Лица Божия, заботливо соучаствуют в нашей судьбе. И вот оба мира, Загробный и наш, земной, находятся во взаимной связи и живом соотношении (общении) между собой” (А. Бухарев. О упокоении и о духовном здравии живых, с. 62).

Но не одни только умершие совершенные, или святые, сочувствуют остающимся на земле грешным собратьям. “По Евангелию Христову, даже дух богача немилосердного, сый (пребывавший) в муках, и притом таких, что для него желанной и, однако, недоступной отрадой было бы хоть одно чувственное (физическое) прикосновение к нему омоченным пальцем или что-нибудь подобное тому в порядке и образе Загробной жизни, озабочивается судьбой своих еще живущих братьев, – жалобно умоляет Авраама послать к ним Лазаря с предостережением, чтобы и они (путем своей жизни и мысли, конечно) не пришли на то же место мучения (Лк. 16, 27 – 28). Положим, что жестокосердая душа богача умоляла об этом отчасти и по мрачному движению зависти к радостной судьбе Лазаря, и бесчеловечного желания ему продолжения земных его озлоблений – как с глубокой духовной проницательностью замечает святой Златоуст (в толковании этого места). Но, судя по ответу Авраамову прямо на его мольбу, никак нельзя вовсе отрицать в богаче немилосердном и действительного беспокойства его за своих братьев. Что же сказать теперь о душах добрых, любящих, всегда на земле бывших в озабоченности судьбой своих возлюбленных (родных и близких. – Ред.)?! (Там же, с. 60 – 61)

Вера (живых) спасает и живых, и умерших.

Совершенные по своей жизни умершие ходатайствуют о нас, живых, а мы, живые, молим Бога об умерших несовершенных, содержимых во аде. Так благоустроительно совершается наше спасение во Христе, Господе нашем, взявшем на Себя грехи всех верующих в Него, находящихся как в этой, земной, так и в Загробной жизни. Он – Бог и Спаситель всех верных Ему.

0

2

......................продолжение темы


О молитвенном поминовении усопших.

Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы (Лк. 20, 38), – сказал Христос Спаситель неверовавшим в воскресение мертвых саддукеям.

Возлюбленные во Христе братия и сестры! Святая Православная Христианская Церковь, твердо веруя этим неложным словам Спасителя, всегда во всеуслышание исповедует непререкаемую истину, что со смертью человека жизнь его не прекращается. Что мы видим умирающим? Только тело, которое взято из земли и опять возвращается в землю. Плоть разлагается и обращается в прах, а сам по себе человек, со всеми своими чувствами и со своей бессмертной душой, продолжает жить, переходя только из этого мира в другой, загробный. Следовательно, общение между живыми и мертвыми смертью не разрушается, а продолжает существовать.

На основании этой истины Церковь всегда, начиная со времен Ветхозаветных, а особенно в Новозаветное время – время Апостольское, совершала и продолжает совершать поминовение и творить молитвы по усопшим единоверным своим братиям. Святая Церковь, принося ежедневные молитвы за усопших своих чад, побуждает к этому и всех верующих, чтобы они едиными устами и единым сердцем возносили к Престолу Божию пламенные молитвы с просьбой о упокоении усопших своих сродников в местах блаженства. К молитве за усопших побуждает нас христианская любовь, которая соединяет нас взаимно во Иисусе Христе во единое братство. Усопшие единоверцы – наши ближние, которых Бог приказывает нам любить, как самих себя. Ибо Бог не сказал: любите ближних, пока они живут на земле. Стало быть, Господь не ограничивает любовь к ближним границами земного бытия, а простирает ее и в вечный загробный мир. Но чем, как не поминовением, чем, как не молитвою, мы можем доказать свою любовь к перешедшим в жизнь загробную? Каждому из нас желательно, чтобы по отшестии нашем из сей жизни наши ближние нас не забывали и молились о нас. Чтобы это исполнилось, надобно и нам поминать усопших. Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2), – говорит Спаситель. Поэтому тех, кто поминает усопших, помянет Господь, помянут и люди по отхождении их из сего мира. Велико утешение и велика награда тому, кто ближнего спасает от временного несчастия, но гораздо большая награда и большее утешение ожидает того, кто своими молитвами поможет усопшему ближнему получить прощение грехов и перейти из мрачных адских темниц в светлые блаженные обители.

Необходимы ли наши молитвы за усопших? Да, необходимы, потому что оказывают им весьма большое благодеяние. Дело в том, что после смерти есть две вечности: или вечное блаженство праведников, или вечное мучение грешников. Известно также и то, что нет на земле человека, который бы пожил и не согрешил. Так что верно утверждение, что во грехах мы рождаемся, во грехах проводим жизнь, во грехах и оканчиваем свое земное существование. Но все ли согрешившие приносят полное и искреннее раскаяние перед смертью? Ведь иногда смерть настигает человека, находящегося в состоянии такой тяжкой болезни, когда у него и память теряется, и душевные силы приходят в полное изнеможение. И ясно, что в таком состоянии человек не может припомнить своих проступков и раскаяться в них, – и он умирает со грехами. Часто смерть поражает человека внезапно, и он, не принеся никакого покаяния, также отходит со грехами. Сам он уже не может помочь себе никакими средствами. Изменить свою участь человек может только, когда он жив, творя добрые дела и моля о своем спасении ко Господу. Вот в таких-то случаях молитва за усопших весьма необходима и доставляет им величайшее благодеяние.

Многих наших присных уже давно нет на земле, однако любящее сердце не может забыть их, рвется к ним, даже, быть может, больше, чем к живым. Подобным образом и усопшие смотрят из потустороннего мира в нашу сторону, горя любовью к тем, кто здесь их сердцу был особенно близок. Если же кто из умерших достиг оправдания перед Богом, то он, отвечая на нашу любовь взаимной любовью, ниспосылает нам свыше небесную помощь; а тому, кто еще не достиг оправдания, в облегчении его загробной участи может очень помочь наша молитва. Придет время, когда мы увидимся с ними. Как же радостно будет услышать от них слово благодарности за молитву! Они скажут: "Вот ты помнил меня, не забыл меня и помог мне во время нужды моей. Благодарю тебя". И напротив: как горько будет услышать упрек тому, кто не молился за умерших! "Вот ты не вспоминал обо мне, не молился обо мне, не помог мне в час нужды моей, упрекаю тебя".

Состояние усопших подобно положению человека, плывущего по очень опасной реке. Молитва за усопших – это как бы спасательный канат, который бросает человек утопающему ближнему. Если бы каким-нибудь образом перед нами отворились врата вечности и мы увидели бы эти сотни, тысячи миллионов людей, рвущихся к мирному пристанищу, – то какое бы сердце не поразилось и не сокрушилось при виде своих единоверных и единокровных близких, без слов взывающих к нашей молитвенной помощи!

О том, насколько необходимы молитвы за усопших, и о том, что существует общение с загробным миром, я приведу вам сейчас чудесную, но истинную повесть из жизни одного храма нашей Русской Церкви. В селе Лысогорка скончался батюшка. На его место был прислан другой священник – молодой, который за первой же службой неожиданно скончался – прямо в алтаре. Прислали еще одного священника, но и с ним случилось то же самое: в первый день его служения, после того, как пропели "Отче наш" и причастный стих, батюшка очень долго не выходил со Святыми Дарами, и когда староста вошел в алтарь, то увидел священника, лежащего во всем облачении у Святого Престола мертвым. Все ужаснулись, узнав об этой таинственной смерти, и, не зная причины ее, говорили, что какой-то тяжкий грех тяготеет над приходом, если жертвою за него стали две молодые ни в чем неповинные жизни. Слух об этом прошел по всей округе, и никто из священников не решался идти на тот приход.

Согласие изъявил лишь один старец-инок. "Мне все равно скоро умирать. Пойду отслужу там первую и последнюю Литургию, смерть моя никого не осиротит".

Во время службы, когда допели до "Отче наш", чувство самосохранения все же заявило о своих правах, и старец распорядился, чтобы открыли и боковые двери, и Царские врата. Во время запричастного стиха он увидел за Горним местом какой-то силуэт. Этот силуэт выступал все резче и резче, и вдруг за Престолом выделился мрачный образ одетого в ризы священника, который был опутан по рукам и ногам цепями.

Дрожа от страха, инок путал слова молитвы. Но через некоторое время все же собрался с силами, укрепился духом и вышел причащать верующих. Все поняли, что с ним случилось что-то неладное.

А призрак все стоял, лязгая цепями, и скованными руками указывал на стоящий в алтаре ящик.

По окончании Литургии иеромонах призвал старосту, и они открыли ящик, в котором оказались… поминальные записки. Дело в том, что когда покойному священнику подавали поминальные записки, он их, не прочитывая, откладывал на будущее время. Теперь старец понял причину видения и стал ежедневно служить панихиды и прочитывать накопившиеся записки.

В следующее воскресение он уже служил заупокойную Литургию по душе усопшего батюшки. Когда запели запричастный стих, силуэт умершего священника появился снова. Но он был уже не трагичным, грозным, каким являлся в первый раз, а со светлым, веселым лицом и без цепей на руках и ногах. После того, как служивший старец-иеромонах приобщился Святых Таин, призрак зашевелился, поклонился ему до земли и исчез.

Мы с вами видим на этом примере, как молитвы за усопших приносят им пользу и облегчают их участь.

Вознесем же, дорогие братия и сестры, молитву ко Христу Богу и от всего сердца возовем: Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная. Аминь.


Над вечным покоем.

У Бога мертвых нет… У Бога все живы… Вдумайтесь в это: миллионы и миллионы отошедших в вечность, и мы, продолжающие свой путь во временном, – все мы вместе составляем одно человечество, все мы живы, хотя и по-разному… Родительские субботы – это все равно, что родительские дни в пионерских лагерях, только тут не старшие приезжают к младшим, а наоборот; и как папа с мамой никогда не приехали бы на родительский день без гостинцев, так и мы должны радовать своих усопших подарками… Но смерть – "тайна великая есть", и не всегда знаем толком, чем порадовать своих родных, "присоединившихся к большинству". Как всегда, в случаях затруднения мы просим совета у батюшки – на этот раз у протоиерея Николая Головкина, настоятеля храма свв. апп. Петра и Павла в Шуваловском парке. Отец Николай десять лет служил в церкви на Северном кладбище и не понаслышке знает, что такое кладбищенское служение православного священника.

- Батюшка, а ведь вам, наверное, тяжело было ежедневно сталкиваться с людским горем, со смертью… Известно ведь, что многим из нас достаточно только мельком увидеть похороны, гроб, венки, плачущих родственников, чтобы потом на целый день выйти из колеи…

- Да, людского горя, что и говорить, я повидал много… Думаю, что за все годы моего священства я служил заупокойные службы не менее 15 тысяч раз. Кто-то может подумать, что такой большой опыт очерствляет душу, а я с таким мнением не соглашусь. Через несколько лет подобного служения чужое горе начинаешь чувствовать, может быть, и не столь остро, как в начале, но зато более глубоко, более тонко: начинаешь видеть, что каждый человек страдает по-разному – кто-то сильнее, кто-то слабее, кого-то выражает свое горе бурно, кто-то уходит в себя, словно сам ложится в могилу… Горе во многом раскрывает человеческую душу напоказ другим. Перед глазами проходят сотни усопших – и ведь не все они достигли старости. Далеко не все! Невольно задумываешься и о своей судьбе, начинаешь ясно понимать, что смерть может застигнуть тебя в любую минуту. С какой душой придется тогда отправиться на суд? Да, кладбищенское служение приучает священника всегда держать в памяти близость смертного часа. Я благодарен за это годам службы на Северном кладбище.

- Расставание с усопшим всегда печально, даже если твердо надеяться на будущую радостную встречу… Случалось ли вам всей душой сопереживать горю родственников покойного, которого вы лично и не знали, ощущать их беду, как свою?

- Случалось, разумеется, случалось… Бывало даже, не мог петь от слез, а ведь я вообще-то не отличаюсь чрезмерной чувствительностью. Но представьте себе: перед вами в гробу лежит девушка в подвенечном наряде – в белом платье, в фате… Невеста. Погибла по дороге в загс: дорога была скользкая, машина врезалась в столб, жених остался жив, а она… Вся церковь, смотря на эти похороны, плачет навзрыд, и я пытаюсь сдержать слезы только той мыслью, что ведь надо продолжать службу, надо молиться… Случалось отпевать женщин, которых смерть застигла во время беременности: тут как бы два человека в одном гробе лежат, -разве можно на такое смотреть безучастно? Вспоминаю и такой случай: пятидесятилетняя мать хоронит двадцатипятилетнего сына, плачет, не хочет утешиться… Проходит не более месяца – и вот она сама лежит передо мною во гробе, и я ее отпеваю: не выдержало материнское сердце навалившегося горя…

- А случалось ли, что отпевание проходило тихо, светло, не трагично?

- Это если праведника отпевают… Они не так уж редки в нашей жизни – праведники. А еще на душе бывает покойно, если все, провожающие усопшего, – верующие, церковные люди, когда все они молятся вместе со священником, многие даже коленопреклоненно, – тогда чувствуешь, что и душа усопшего тоже здесь, в храме, и тоже молится с нами. Если весь род у человека церковный, то тут и умирать не страшно: родные отмолят. Тихо и мирно проходит обычно отпевание стариков. Они прожили длинную жизнь, немало наработались, немало настрадались и уже ждали смерти, как отдыха… Да и родные были готовы к их кончине – острого горя тут не увидишь…

- Говорят, что по лицу покойного можно определить его загробную участь…

- Ну, что вы… Мы же не ангелы. Мы и в живых-то людях ошибаемся, – и не только в случайных знакомых, а в тех, кого знаем много лет, кого, казалось бы, изучили до мелочей… Не надо фантазировать, не надо предугадывать суд Божий.

- Есть такая жесткая, даже жестокая, русская поговорка: "Жил грешно и умер смешно". Вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным?

- Есть еще такая поговорка: "О мертвых или хорошо, или никак". Я далеко не всегда знаю, как умер тот человек, которого мне приходится отпевать. Передо мной усопший, и я как священнослужитель обязан помолиться Господу о его упокоении – вот и все. По-разному люди встречают смерть. Не зря же мы просим в молитвах "христианския кончины живота нашего, непостыдны, мирны, и доброго ответа на страшном судищи Христове". Это важно. Все мы не хотим уйти в мир иной внезапно. Все мы знаем за собой множество грехов, и даже после исповеди у нас остается смутное чувство неудовлетворенности: что-то недосказали, что-то не прочувствовали до конца… Как с такой душой на суд Божий? Вот что страшно.

- Все же, наверное, священнику нужно иметь какое-то представление об усопшем. Вот, некоторые батюшки даже не берутся отпевать стариков, которые хотя и были крещены во младенчестве, но потом прожили жизнь, не задумываясь о Боге…

- Нет, это, пожалуй, неправильно: если человек был крещен, то отпеть его надо. Не нам его судить. Этим старикам, прожившим жизнь по велениям безбожной власти, – Бог судья, а нам следует проявить к ним возможное милосердие.

- Все же, когда молишься за упокой души таких людей, невольно посещают сомнения: кто я такой, чтобы отмолить безбожника? Я же не праведник, не Серафим Саровский, чтобы своей молитвой из ада людей поднимать. Да доходят ли мои молитвы до Бога?

- Доходят. Не сомневайтесь: каждая наша молитва усопшему как бальзам на рану. Но, конечно, до Серафима Саровского нам далековато, а потому на помощь нужно звать соборную церковную молитву: пусть вся Церковь поминает покойного на проскомидии. Такая молитва – великая сила. И милостыню за усопшего нужно подавать – это тоже очень действенно. Не отчаивайтесь: Господь видит вашу любовь к покойному, видит ваше старание облегчить его участь и не оставит его без милости.

- Некоторые священники не советуют поминать в заупокойных молитвах слишком многих людей: нужно все-таки хорошо знать человека, чтобы просить о нем Бога…

- Да. Но этот совет относится к мирянам, Церковь же может молиться о всех. А нам брать на себя заботы о малознакомых и вовсе незнакомых людях – опасно. Если человек был неблагочестивым и за ним ходили целые рои бесов, то, конечно, эти бесы будут мстить молящемуся. Они – не бездельники. А вы и знать не будете, откуда пришла беда, и не подготовитесь к ней. Другое дело, если вы молитесь за своего близкого, заведомого грешника: тут вы уже готовы к искушениям, любовь даст вам сил, и Господь, видя вашу решимость, пошлет вам Свою помощь.

- То есть не стоит молиться и о своих родственниках, если мало знал? О прадедах, которых не помнишь?..

- Прадед по прямой линии – это тоже близкий родственник. За него нужно молиться обязательно. Ну, а совсем дальние и почти не знакомые родственники – тут уж вы решайте сами…

- Все же иногда Церковь отказывается отпевать некоторых людей, даже крещеных в Православие. О том, что не отпевают само-убийц, всем известно, а случалось ли вам отказывать в отпевании еще кому-нибудь?

- Случалось грозить этим. Я служил тогда в одном деревенском храме Новогородской епархии. Деревня большая, хорошая, храм открыт с 1946 года, а потому с церковной жизнью крестьяне знакомы не пона-слышке… И вдруг я узнаю, что среди моих дорогих прихожан распространен такой страшный грех, как колдовство! Считается обычным делом наслать на человека порчу… Ну, не на человека, так на его корову. И никто не видит в этом ничего особенного. Дошло до того, что и мне самому однажды подложили под крыльцо дохлую черную кошку. Тогда на проповеди я прямо сказал нашим бабушкам: "Все мы ожидаем христианской мирной кончины и погребения по православному чину, но некоторые из здесь присутствующих могут этого избежать. Я знаю, что вы колдуете, водитесь с нечистой силой, причиняете людям зло, и потому отпевать вас не буду!" Этим же вечером пришла ко мне одна перепуганная старушка, принесла в подарок целую сумку копченой рыбы и долго умоляла: "Батюшка, я не знала, что колдовство – грех! Делала и то, и это… Каюсь! Только отпойте меня!" Между прочим, колдуны могут лишиться не только отпевания: от них и сама смерть бежит. В том же селе одна старуха дожила до 102 лет, и при этом с 90 лет не могла пошевелиться, встать с кровати. Измучалась сама и измучила своих близких… И однажды она послала родственников за священником: решила исповедоваться. Я пришел… С той поры прошло много лет, женщина та давно умерла, поэтому расскажу, что от нее услышал: оказывается давным-давно эта бабушка погубила колдовством свою молодую невестку… Выходит, что наказанием за грех может быть не только смерть, но и слишком долгая жизнь. Эта женщина преставилась через несколько дней после исповеди…

- Кто-то из священников после панихиды старается утешить близких покойного, а кто-то, наоборот, старается говорить пожестче: мол, и вас ждет смерть, покайтесь, пока не поздно!.. Вы обычно как говорите?

- Разные бывают родственники, разные похороны. Искреннее горе хочется облегчить словом утешения, а если видишь, что отпевание для этих людей – лишь докучная формальность, то тут можно воззвать к их совести. И в любом случае я стараюсь рассказать людям, как нужно молиться об усопшем православному человеку: три дня непрерывно читать Псалтырь, прерываясь только на то время, когда священник служит панихиду или литию, заказывать сорокоусты – можно в нескольких храмах и монастырях одновременно…

- Какие предрассудки, связанные с похоронным обрядом, до сих пор держатся у людей?

- Много предрассудков, много… Кто-то кладет в гроб платочек, чтобы не плакать, кто-то даже связывает покойным руки… Расчески кладут в гроб, сигареты… А на самом-то деле покойнику (если он мирянин) всего-то и нужно, что крест, который вкладывается ему в руки. Иногда кладут иконку Спасителя: в некоторых епархиях это допускается, в некоторых нет, это где как принято, – но вот именную икону класть в гроб ни в коем случае нельзя. На лоб покойнику надевают венчик, в руку дают разрешительную молитву. Если его соборовали перед смертью, тогда на закрытый гроб или на покрывало выливается соборное масло. И освященный песок высыпается крестообразно с молитвой: "Господня земля…"

- А может быть все эти народные обычаи и не опасны? Чем мы навредим покойному, если положим в гроб расческу?

- Прежде всего нужно помнить, что действия эти уж, во всяком случае, не душеспасительны, то есть пользы они точно не принесут. Зачем тратить время на такие игрушки, когда можно действенно помочь душе умершего – помолиться, заказать сорокоуст, подать милостыню… Ну, и мы-то с вами понимаем, что все это "народное творчество" идет от язычества, а значит, для православного неприемлемо. Тут недалеко – опять-таки – до колдовства, и люди нередко переходят эту тонкую грань между "невинным народным обычаем" и оккультизмом: например, воду, которой омывали покойника, используют для того, чтобы навредить своим врагам…

- От пьянства на поминках народ уже, наверное, не отучить?

- Ну, в разных кругах – это по-разному… Когда я служил в той новгородской деревне, меня всегда приглашали на поминки – таков там был обычай: без батюшки поминки не начинать. Я приходил, служил литию, а потом обращался к собравшимся со словами: "С апостольского времени покойных поминали вином, – но не крепкими напитками! – поэтому постарайтесь, чтобы поминки не превратились в попойку. Старайтесь быть сдержанными, не засиживайтесь за столом: пришли, помянули добрым словом и ушли". Потом я пел "Ныне отпущаеши", пригубливал немножко вина и уходил. И надо сказать, что все гости – крестьяне, с суровыми лицами, загрубевшими руками – вели себя очень скромно, внимательно, с почтением слушали меня, и поминки проходили прилично… Так что те, кто говорит, будто весь русский народ давно спился и не мыслит жизни без бутылки – просто выдают желаемое за действительное. Русский народ жив, и наши умершие – такая же часть его, как и мы с вами. Мы молимся за них – они за нас, и все вместе мы молимся за нашу Родину… Даст Бог, по этим совместным молитвам Россия снова поднимется на ноги.

"...И о всех, кого некому помянути".

От того, может быть, так тянет к себе кладбище, что оно означает для кого ближайшее, для кого отдаленное, но для всех неминуемое будущее. Ходишь по дорожкам, вроде как выбираешь себе место. Тихо, спокойно и на тесном городском, и, конечно, на просторном сельском. Кресты, памятники, оградки. Засохшие живые цветы и выцветшие искусственные.

Особенно хорошо на кладбищах поздней осенью. Выпало немного снега, он лежит светлыми пятнами между могил. И всюду золотая пестрота умирающих листьев.

Но ни мрамор памятников, ни громкие фамилии лежащих под ними так не останавливают и так не волнуют меня, как безымянные холмики чьих-то могил. Кто там в земле? Кто-то же плакал здесь, кто-то же приходил сажать бессмертники, поливать цветы. И почему больше не приходят? Где они? Умерли и сами? Уехали? А может, просто так задавлены бытом, жизнью, что и умирать не думают и сюда не ходят.

В Димитриевскую родительскую субботу отец Александр служил поминальный молебен. Я ему помогал. Перед началом написал большущий список имен своих родных и близких, уже ушедших в глубины земли. Но у самого батюшки списки поминаемых были вообще огромными, целые тетрадки имен усопших, убиенных, за Царя и Веру, за страну нашу Российскую пострадавших. Батюшка читал и читал. Молящиеся все передавали и передавали ему через меня листочки-памятки. Торопливо взглядывал я на них: там значились имена воинов, младенцев, даже и безымянных младенцев, погибших до рождения и безчисленные ряды имен, имен, имен… Иногда грамотно: Иоанна, Симеона, Евфимия, Иакова, а иногда просто: Фисы, Пани, Саши…

Батюшка читал и читал. Вспомнил я иностранца, стоявшего со мною однажды на субботнем богослужении. Сказал он: "У нас все службы не более двадцати минут". А тут только зачитывание поминаемых имен заняло более получаса.

Так вот, зачем я все это вспомнил? Именно – из-за одних слов батюшки. Заканчивая поминовение, он, принимая в руки кадило и вознося его молитвенный дым, возгласил: "Молимся Тебе, Господи, и о всех православных, кого некому помянути".

И вот это, "некому помянути", довело до слез. Но как же некому? А мы? Мы, предстоящие престолу, в купели крестившиеся, как и те, безымянные для нас, но Господу ведомые? Мы же повторяем слова: "Имена же их Ты, Господи, веси". Мы же с ними встретимся, мы же увидимся.

Будем поминать всех от века почивших. Как знать, может, и наши могилки травой зарастут. Вдруг да и нас будет некому помянути.

Память нашего сердца.

В сердце каждого из нас хранится память о наших сродниках. Даже в те страшные годы, когда уничтожались наши кладбища, рушились памятники и ломались могильные кресты, люди все равно не забывали, где захоронены их родственники и хранили это знание в своей памяти. Передавали его из уст в уста, из поколения в поколение. Именно таким образом сохранилась память об убиенных сорока мучениках, погребенных на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга, теперь там восстановлены захоронения, поставлены кресты. Так же и Левашовская пустошь под Санкт-Петербургом: знали люди о том, что там погребены тысячи невинно убиенных, хотя их отвозили туда тайно, расстреливали по ночам в этом отдаленном, пустынном место. Однако люди знали, тайно молились о погребенных там. Теперь это – место молитвы, нашей памяти, там стоят кресты, возжигаются свечи, священнослужители служат панихиды по невинно убиенным. Мы всех их помним в своих молитвах.

У всех нас глубоко в сердце жива память о почивших близких. Наша православная вера дает нам надежду, что все верующие в Господа нашего Иисуса Христа будут живы во веки. Праздник Светлой Пасхи свидетельствует нам и о Воскресении Господа, и о том, что Иисус Христос Своим Воскресением и мертвых воздвиг от смерти. Евангелие повествует нам, что по Воскресении Господь сошел во ад и вывел праведных из ада, усопшие восстали из гробов, и многие видели этих людей шествующими по иерусалимским улицам.

И наши сродники жили той же верой, что и мы с вами: молились о здравии и об упокоении, как теперь мы молимся о них. Но и мы когда-то уйдем, и кто-то будет молится о нас. Мы ликуем Воскресению Христову и веруем в вечную жизнь с Ним, а для усопших это является уже реальностью.

И мы помним их в молитвах, идем к ним на кладбище, где христосуемся с ними как с живыми. И в этот момент на кладбище у нас нет слез, потому что они с того света посылают нам надежду. По слову Господню, во Второе пришествие Иисуса Христа на землю все мертвые восстанут из гробов, обретут плоть, уже иную, преображенную, обожженную. Не то наше тленное тело, которое подвергнется разложению.

Все мы ожидает Духа Утешителя, и мертвые, которые ожидают Его, дабы услышать весть о том, что Церковь молится о них.

Великим постом у нас есть родительские субботы, в которые мы молимся о своих усопших. В Великий пост наша молитва особенная, особые силы даются нам, вдохновляют нас, с таким же глубоким чувством молимся мы и об усопших. Это подразумевает и заповедь Христова: возлюби ближнего как самого себя. Молитесь друг о друге, – заповедал нам Господь.

Если даже мы и не пошли на кладбище, потому что обычно они находятся в отдалении, но у нас есть молитвенная память, мы спешим в храм, чтобы помянуть своих усопших. Да, мы ухаживаем за могилками, сажаем цветы, но отдаем предпочтение молитве, ходатайству пред Господом, дабы Он улучшил положение усопших. Украшение могилы все же не помогает душе, не улучшает участь почившего. Это больше нужно нам, живым, как исполнение долга перед почившими.

Наши храмы в родительские субботы заполняются народом Божиим, возжигается множество свечей, делаются пожертвования, пишется множество записок, мы всех помним. Люди давно истлели, а мы помним их и поминаем в церкви. Это напоминает, что жива их душа.

Этот умилительный обычай дает нам возможность общаться с умершими как с живыми через молитву. В эти поминальные дни Господь словно открывает перед ними двери в дом молитвы, где они крестились, причащались, общались с Богом.

Эти поминовения кроме духовного смысла несут нам еще огромную информацию о жизни будущего века. Кроме того, заставляют задуматься о нашей здешней, земной жизни, о том, как нам ее провести. Мы ведь помним добрые дела усопших, это урок для нас: чтобы тебя помнили хорошо, надо приносить людям добро. И о тебе будет кому помолиться.

Это утешает нас, свидетельствует, что наши ближние живы. Так и святые угодники своими чудотворениями, исцелениями свидетельствуют о том же. В этом смысл наших родительских поминовений.

ТАКЖЕ ИНФОРМАЦИИ ОЧЕНЬ МНОГО НА САЙТЕ "КАК ПОМОЧЬ ДУШЕ УМЕРШЕГО"   http://memoriam.ru/main/help_soul

Родительские субботы, или дни поминовения усопших
Церковь имеет особую, материнскую, заботу об усопших своих чадах, при этом в равной степени о давно умерших и скончавшихся недавно, о простых мирянах и о царях с патриархами. Эта забота согласуется с учением о бессмертии души, Страшном суде и Царствии Небесном. Повлиять на свою участь душа усопшего уже не в состоянии, только мы, живущие на земле, можем им помочь. Наши молитвы, частные и церковные, милостыня, добрые дела, совершаемые ради того или иного умершего, приносят его душе упокоение и радость в загробном мире.
Для общих церковных молитв установлены особые дни: Мясопустная родительская суббота; 2-я, 3 и 4-я субботы Великого поста; Радоница; Троицкая родительская суббота; Дмитриевская родительская суббота. Кроме Радоницы, которая бывает во вторник, все эти дни — субботние.
Для церковного поминовения прихожане готовят записки с поминовением усопших. Кроме того, готовятся пожертвования. Как правило, это продукты, приносимые в храм на канун  На канун принято приносить хлеб, блины, фрукты, конфеты и т.д. Можно приносить муку для просфор, кагор на литургию, свечи и масло для лампад. Вечером накануне родительских суббот служится парастас — это заупокойная утреня. Все тропари, стихиры, пение и чтение парастаса посвящены молитве за умерших.

Утром в родительские субботы обязательно служится заупокойная литургия, во время которой поминаются все усопшие христиане. После такой литургии бывают еще общие панихиды.
Радоница — это пасхальный день поминовения усопших. Радоница всегда совершается на десятый день Пасхи, во вторник второй пасхальной недели. Накануне вечером служится парастас, а утром—литургия и панихида. К обычным, заупокойным, молитвам на Радоницу прибавляются еще и пасхальные песнопения. В этот день принято посещать могилы родных и близких. Не нужно делать это на Пасху.
Кроме перечисленных, есть еще особые дни. На Усекновение главы Иоанна Предтечи 11 сентября поминаются особо воины, погибшие на войне и умершие от ран. В день Победы, 9 мая, также поминаются погибшие воины, умершие в госпиталях, лагерях и без вести пропавшие во дни Великой войны.

Все молитвы об усопших совершаются о душах православных христиан, то есть крещеных людях, которые не самонасильственным образом ушли в мир иной. Самоубийцы не поминаются в Церкви, кроме особых случаев, о которых можно узнать только у священника.

Наша помощь усопшему

Умер кто-то из близких... Рано или поздно мы все сталкиваемся с таинственным явлением смерти. И всякий порядочный человек, в меру своих сил и возможностей, старается отдать усопшему последний долг, достойно проводить его в путь всея земли. Мы заботимся об изготовлении гроба, организации похорон, устройстве поминальной трапезы.
Только вот порой не отдаем себе отчета, что самому усопшему ни гроб, ни поминки не требуются. Нагим человек выходит из материнской утробы, нагим возвращается во чрево земли. И только одно ему от нас нужно, и нужно чрезвычайно. Это молитва.
После смерти тела душа или наследует вечное блаженство, или отходит на вечную муку. Это зависит от того, как была прожито земная краткая жизнь. Но немало зависит и от молитвы за умершего.
Есть в Житиях Святых рассказ о преподобном Макарии Великом, который молился за всех, ушедших в мир иной. Однажды в пустыне он увидел череп, который силой Божией поведал Макарию о том, что даже самые лютые грешники по его молитвам получают некоторые облегчения от страданий.
Первейшей и непреложной обязанностью всякого верующего является организация отпевания своего усопшего сродника. Экономить можно на чем угодно, но только не на отпевании! Оно должно совершаться на третий день смерти, не раньше (при этом день кончины - первый, даже если человек умер за несколько минут до полуночи); лучше, если оно произойдет в храме или на кладбище. В крайнем случае можно отпеть заочно.
Во чтобы то ни стало нужно предать усопшего земле. Кремация - чуждый Православию обычай, заимствованный от восточных культур. Даже если усопший завещал кремировать себя, нарушить эту волю не грешно.
В девятый и сороковой день после смерти нужно заказывать в храме панихиды - моления о прощении грехов усопшего. Особенно важен сороковой день, в который совершается частный суд Божий над душой, определяется ее участь до Второго Пришествия Христа.
Заупокойная молитва будет действеннее, если в памятные дни кто-либо из родственников почившего причастится Святых Христовых Тайн.
Панихиды нужно совершать и в дальнейшем, в дни рождения, смерти, именины покойного. Подавать записки в алтарь и ставить свечи о упокоении можно каждый день.
На кладбище нельзя оскорблять память почившего пьянством, лить водку на могильный холм. Лучше затеплить свечу, помолиться, прибрать могилу. Дома, на поминках, русские люди вкушают особую пищу - кутью (рис с медом или изюмом), блины, кисель. В постный день и пища должна быть постной.
Хорошо заказывать в храме долгосрочные поминовения - на сорок дней (сорокоуст), полгода или год. В монастырях принимаются вечные (пока стоит обитель) поминовения усопших.

Можно ли отпевать иноверцев?
Этот вопрос неоднократно поднимался и в прошлом, и в наши дни. Обратим внимание на то, что спрашивается не о том, можно ли вообще молится об умерших иноверцах, а можно ли их отпевать и служить по ним панихиды. Необходимо различать эти два вопроса: просто молитвы за умерших инославных христиан и совершении над ними православного чина. Частная, келейная молитва об инославном усопшем не запрещается - можно поминать его дома, у гроба прочесть псалмы... Но чин отпевания и панихиды составлены с уверенностью, что умерший и отпеваемый есть верный член Православной Церкви.

Охраняя чистоту своего Православного учения и всего богоустановленного порядка жизни, Церковь искони запрещала епископам, клирикам и мирянам вступление в молитвенное общение не только в храме, но и на дому со всеми еретиками, раскольниками и отлученными от церковного общения. Строгость, с какой Церковь оберегала своих чад от опасности заражения какой-либо ересью, простиралась до того, что священнослужителям было возбранено совершать молитву или священнодействие даже только в присутствии еретиков. В основе этих канонических постановлений лежит вечное слово Христово: "аще и Церковь не послушает (брат твой), буди тебе, якоже язычник и мытарь" (Мф. 17,18).

Будучи вне Церкви при жизни, еретики и раскольники еще дальше отстоят от нее после смерти, ибо тогда для них закрывается сама возможность покаяния и обращения к свету истины.
Вполне естественно поэтому, что Церковь не может приносить за них умилостивляющей бескровной жертвы и никакой молитвы вообще: последняя явно возбраняется апостольским словом (1 Иоан. 5, 16). Следуя апостольским и отеческим заветам, Церковь молится только о упокоении православных христиан, в вере и покаянии скончавшихся - как живых членов Тела Христова. Сюда могут относиться и те, кто прежде были в числе отпадших, но потом раскаялись и соединились с Церковью.

Верная во всем духу древней Вселенской Церкви, наша Русская Православная Церковь не только воспрещала отпевать инославных - римо-католиков, протестантов, армян и т.п., но даже совершать по ним панихиды. По чувству христианского милосердия она стала допускать в отношении к ним одно снисхождение - если умрет иноверец "христианского исповедания", и для погребения его не будет священника или пастора того исповедания, к коему принадлежит умерший, то православному священнику разрешается, облачившись в фелонь, проводить тело усопшего до кладбища и пением Трисвятого сопроводить опускание гроба в могилу. Внесение тела усопшего иноверца в православный храм не допускается.

Широта православной христианской любви, во имя которой иные призывают допустить церковную молитву за умерших христиан любого исповедания, не может простираться до пренебрежения православным учением веры, сокровище которой хранит в течение веков наша Церковь.Иначе сотрется всякая грань, отделяющая Единую Истинную Церковь от тех, кто оторван от благодатного союза с нею
Из сказанного ясно, что тем более воспрещается всякая церковная молитва за усопших мусульман, буддистов, иудеев и других иноверцев, не признающих Господа Иисуса Христа.

0

3

ТРОИЦКАЯ ВСЕЛЕНСКАЯ
РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА

По Уставу Вселенской Православной Церкви накануне праздника Святой Пятидесятницы (Троицы) совершается заупокойное богослужение, как и в день первой Вселенской Родительской Субботы, бываемой на мясопустной седмице перед Неделей (Воскресением) о Страшном Суде. Эта Родительская Суббота получила название Троицкой и также, как и Мясопустная, предваряет собой вхождение в пост, который начинается через седмицу и именуется Апостольским.

Это поминовение усопших ведет свое начало со времен апостольских. Как об установлении мясопустной Родительской Субботы сказано, что "Божественные отцы прияли ее от священных апостолов", так можно сказать и о происхождении Троицкой Субботы. В словах св. ап. Петра, произнесенных им в день Пятидесятницы, есть важное указание на начало обычая поминовения усопших в день Пятидесятницы. Апостол в этот день, обращаясь к иудеям, говорит о Воскресшем Спасителе: Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти (Деян. 2, 24). А постановления Апостольские повествуют нам о том, как апостолы, исполняясь Духом Святым в Пятидесятницу, проповедовали иудеям и язычникам Спасителя нашего Иисуса Христа, Судиею живых и мертвых. Поэтому

Святая Церковь издревле призывает нас совершать перед днем Пресвятой Троицы поминовение всех от века усопших благочестивых праотец, отец, братий и сестер наших, т. к. в день Пятидесятницы запечатлелось искупление мира освятительной силой Животворящего Пресвятого Духа, которая благодатно и спасительно простирается, как на нас,живущих, так и на умерших. Как в Мясопустную субботу, представляющую как бы последний день мира, так и в Троицкую, представляющую собой последний день Церкви Ветхозаветной перед раскрытием во всей силе царства Христова в День Пятидесятницы, Православная Церковь молится о всех усопших отцах и братиях. В самый же праздничный день возносит о них, в одной из молитв, воздыхание ко Господу: "Упокой, Господи, души рабов Твоих, прежде усопших отец и братий наших, и прочих сродников по плоти, и всех своих в вере, о них же и память творим ныне".

В День Пятидесятницы искупление мира было запечатлено освящающей и совершительной силой Животворящего Пресвятого Духа, благодатно и спасительно простирающейся на живущих и умерших. Поэтому и Святая Церковь, как в Мясопустную субботу, представляющую как бы последний день мира, так и в Троицкую, представляющую собой последний день Церкви Ветхозаветной перед раскрытием во всей силе Церкви Христовой в День Пятидесятницы, молится о всех усопших отцах и братиях, а в самый День Пятидесятницы возносит о них молитвы Господу. В одной из эти молитв говорится "Упокой, Господи, души рабов Твоих, прежде усопших отец и братий наших, и прочих сродников по плоти, и всех своих в вере, о них же и память творим ныне".

Святая Церковь возносит непрестанные молитвы об отшедших отцах и братьях наших при всяком Богослужении. Но, кроме того, Церковь творит в определенные времена особое поминовение всех от века умерших отцов и братьев по вере, удостоившихся христианской кончины, равно и тех, которые, застигнутые внезапной смертью, не были напутствованы в загробную жизнь молитвами Церкви. Совершаемые при этом панихиды называются вселенскими.
      В родительские дни всегда можно увидеть множество людей, которые идут на кладбища, чтобы почтить память своих усопших родственников, прибрать на могилках. Но также очень важно в этот день придти в храм Божий к началу Божественной литургии, подать записку с именами усопших и помолиться о их упокоении, или хотя бы поставить свечку. Записки можно отдавать сразу в несколько храмов, потому как, чем больше будет возноситься молитв, тем лучше это для наших близких. Именно молитвы наши за усопших являются главной и неоценимой помощью отшедшим в мир иной.
      В эти дни многие из нас заняты своими садами, и поэтому, к сожалению, не все находят время прийти в храм помолиться именно в день родительской субботы. Но это можно сделать и накануне, в пятницу - подать записку, чтобы за наших близких мог помолиться священник. За этим вечерним Богослужением также следует панихида по усопшим. А также хорошо, если мы будем молиться о них каждый день на домашней молитве.
      Очень хорошо говорит об этом святой праведный Иоанн Кронштадтский: "Молись Господу об упокоении праотцев, отец и братий своих ежедневно утром и вечером, да живет в тебе память смертная, и да не угаснет в тебе надежда на будущую жизнь после смерти, да и ширяется ежедневно дух твой мыслит о скоропреходящем житии твоем".
      Кроме того, весьма полезно подавать милостыню нищим с просьбой помолиться об усопшем. А также жертвовать на церковь и, когда во время Богослужения будут молиться о всех благоукрасителях, благоустроителях и жертвователях храма сего, то вас и ваших близких обязательно будут поминать.

По Уставу Вселенской Православной Церкви накануне праздника Святой Пятидесятницы (Троицы) совершается заупокойное богослужение, как и в день первой Вселенской Родительской Субботы, бываемой на мясопустной седмице перед Неделей (Воскресением) о Страшном Суде. Эта Родительская Суббота получила название Троицкой и также, как и Мясопустная, предваряет собой вхождение в пост, который начинается через седмицу и именуется Апостольским.

Это поминовение усопших ведет свое начало со времен апостольских. Как об установлении мясопустной Родительской Субботы сказано, что "Божественные отцы прияли ее от священных апостолов", так можно сказать и о происхождении Троицкой Субботы. В словах св. ап. Петра, произнесенных им в день Пятидесятницы, есть важное указание на начало обычая поминовения усопших в день Пятидесятницы. Апостол в этот день, обращаясь к иудеям, говорит о Воскресшем Спасителе: Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти (Деян. 2, 24). А постановления Апостольские повествуют нам о том, как апостолы, исполняясь Духом Святым в Пятидесятницу, проповедовали иудеям и язычникам Спасителя нашего Иисуса Христа, Судиею живых и мертвых. Поэтому Святая Церковь издревле призывает нас совершать перед днем Пресвятой Троицы поминовение всех от века усопших благочестивых праотец, отец, братий и сестер наших, т. к. в день Пятидесятницы запечатлелось искупление мира освятительной силой Животворящего Пресвятого Духа, которая благодатно и спасительно простирается, как на нас,живущих, так и на умерших. Как в Мясопустную субботу, представляющую как бы последний день мира, так и в Троицкую, представляющую собой последний день Церкви Ветхозаветной перед раскрытием во всей силе царства Христова в День Пятидесятницы, Православная Церковь молится о всех усопших отцах и братиях. В самый же праздничный день возносит о них, в одной из молитв, воздыхание ко Господу: "Упокой, Господи, души рабов Твоих, прежде усопших отец и братий наших, и прочих сродников по плоти, и всех своих в вере, о них же и память творим ныне".

Источник: сайт Храма Христа Спасителя

        Пока человек жив, он способен каяться в грехах и творить добро. После смерти эта возможность исчезает, но остается надежда на молитвы живых. Господь Иисус Христос неоднократно совершал исцеления больных по вере их близких. Жития святых содержат множество примеров того, как по молитве праведников облегчалась посмертная участь грешников, вплоть до их полного оправдания. Если же молитва совершается о человеке, уже помилованном Богом и находящемся в райских обителях, она все равно не останется напрасной, а обратится на благо молящемуся. Как говорил святитель Иоанн Златоуст: "Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим вместо слез, вместо рыданий, вместо пышных гробниц - нашими о них молитвами, милостынями и приношениями, дабы таким образом и им и нам получить обетованные блага". Молитва за усопших - это наша главная и неоценимая помощь отошедшим в мир иной. Умерший не нуждается, по большому счету, ни в гробе, ни в могильном памятнике, ни, тем более, в поминальном столе - все это лишь дань традициям, пусть и весьма благочестивым. Но молитва за усопших - это долг всякого православного.
        Чтобы правильно помянуть усопшего в грядущую Димитриевскую субботу, нужно прийти в храм к началу службы и подать заупокойную записку с его именем в церковный киоск. Церковь поминает своих чад поименно, потому что Бог - наш Отец и для Него каждый человек как родное дитя, незаменим, неповторим в своей личности, а личность человека запечатлевается его именем. В заупокойных записках имена пишутся полностью и в родительном падеже (например: о упокоении - Людмилы, Михаила и т.д.). У священнослужителей нужно указывать сан, дети до семи лет именуются младенцами, от 7 до 16 лет - отроками или отроковицами, если со дня кончины не прошло 40 дней - нужно добавлять слово "новопреставленный". Имена пишутся православные, т.е. данные при Святом Крещении. За усопших, имена которых написаны в записках, священником из просфоры вынимается частица и, с молитвой о прощении грехов, омывается в Крови Христовой. Очень хорошо подать нищим посильную милостыню с просьбой молиться об усопшем. Можно пожертвовать на помин души какую-либо снедь, для этого в храмах существуют особые панихидные столики. Самым простым и распространенным способом жертвы за умершего является возжжение свечи. В каждом храме есть канун - особый подсвечник в виде прямоугольного столика с небольшим Распятием. Именно сюда ставят свечи с молитвой об упокоении, здесь совершаются панихиды и заочные отпевания.
        После богослужения православные христиане идут на кладбище. Из любви к усопшему нужно соблюдать в чистоте и порядке его могилу - место будущего воскресения. Надо особо следить, чтобы крест на могиле не покосился, всегда был окрашен и чист. Придя на кладбище, хорошо зажечь свечу и хотя бы кратко помолиться об умершем. Если есть возможность - попросить священника совершить на могиле Литию (краткую заупокойную службу). Затем прибрать могилу или просто помолчать, вспоминая дорогого человека. Есть и пить (особенно водку) на кладбище христианину не подобает. Не нужно оставлять на могиле еду, дабы могила не попиралась, например, собаками. Продукты следует отдавать нищим.
        Ходатайствуя за умерших, живые становятся исполнителями заповеди о любви и, значит, становятся "участниками небесных наград". Молитвы за умерших нужны не только им, но и нам, потому что настраивают душу на небесное, отвлекают ее от суетного, согревают сердце любовью к Богу. К тому же они располагают души к исполнению заповеди Христовой - готовиться к исходу на всякий час. И это дает нам силы уклоняться от зла и воздерживаться от грехов.
        Даже если ваши близкие умерли некрещеными, и Церковь их поминать не может, вы можете помолиться за них сами, дома, так же, как и за крещеных. Но лучше сделать это, придя в храм и на могилу в Димитриевскую родительскую субботу.

Источник: "Православная газета" г.Екатеринбург

Евангелие, чтомое на заупокойной литургии в родительскую субботу
(Ин., 5, 24-30)

24 Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь.
25 Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут.
26 Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе.
27 И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий.
28 Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия;
29 и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло - в воскресение осуждения.
30 Я ничего не могу творить Сам от Себя. || Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца.

О ПОМИНОВЕНИИ УСОПШИХ

Никто не поленится помянуть своих родителей; но поминать надо и всех православных христиан, и не в этот только день, а во всякое время, на всякой молитве. Сами там будем, и понуждаемся в молитве этой, как бедный в куске хлеба и чаше воды. Помни, что молитва об усопших и сильна общностью - тем, что идет от лица всей Церкви. Церковь дышет молитвой. Но как в естественном порядке, при беременности мать дышет, а сила дыхания переходит и на дитя, так и в благодатном порядке Церковь дышет общею всех молитвою, а сила молитвы переходит и на усопших, содержимых в лоне Церкви, которая слагается из живых и умерших, воюющих и торжествующих. Не поленись же на всякой молитве усердно поминать всех отшедших отец и братий наших. Это будет от тебя им милостыня. . .
Феофан Затворник

МОЛИТВА ОБ УСОПШИХ

Боже духов и всякия плоти, смерть поправый и диавола упразднивый, и живот миру Твоему даровавый; сам, Господи, упокой душу усопшаго раба Твоего (усопшия рабы Твоея или усопших раб Твоих), [имя рек], в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, содеянное им (ею или ими), словом, или делом, или помышлением, яко благ и человеколюбец Бог прости. Яко несть человек, иже жив будет и не согрешит. Ты бо един без греха, правда Твоя, правда во веки, и слово Твое истина.


Святитель Иоанн Златоуст

Утешение в смерти близких

Будем оплакивать не умирающих, а тех, которые оканчивают жизнь в пороках. Если же ты, жена, нуждаешься в защите и потому плачешь о муже, то прибегни к общему для всех Защитнику, Спасителю и Благодетелю — Богу, к этой непреоборимой защите, готовой помощи, благонадежному покрову, вездесущему и отвсюду нас окружающему. Но привычное обращение с ним, скажешь, вожделенно и приятно? И я знаю это; но если ты умеришь скорбь свою рассудком и размыслишь о Том, Кто взял его, и что ты, перенесши великодушно, принесешь свою волю в жертву Богу, то будешь в состоянии избежать и этой волны, и то, что совершает время, совершит твое любомудрие; если же ты будешь чрезмерно скорбеть, то хотя время прекратит твою скорбь, но ты не получишь такой награды. Вспомни, как Авраам заклал сына своего и не плакал, не произнес ни одного жалобного слова. Но, скажешь, это был Авраам? Ты призвана к еще большим подвигам. Иов, хотя скорбел, но столько, сколько свойственно отцу чадолюбивому и заботливо пекущемуся об умерших; а то, что ныне делаем мы, свойственно врагам и неприятелям. Ибо если бы ты стал плакать и рыдать о человеке, введенном в царские чертоги и увенчанном, то я не назвал бы тебя другом его, а явным врагом и неприятелем. Но я, скажешь, оплакиваю не его, а себя! И это не свойственно любящему — желать, чтобы он еще сетовал о тебе и подвергался неизвестности будущего, тогда как ему следует быть увенчанным и идти к пристанищу, или чтобы он обуревался волнами, тогда как ему можно быть в пристани. Но я не знаю, скажешь, куда отошел он? Как не знаешь, скажи мне? Он жил праведно или нет; поэтому известно, куда отойдет он. Потому самому, скажешь, я и сокрушаюсь, что он умер грешником. Зто — одна отговорка и предлог; если бы ты поэтому оплакивал умершего, то тебе надлежало бы исправлять и усовершать его при жизни; но ты заботишься только о себе, а не о нем. Впрочем, если он умер грешником, то и в таком случае надобно радоваться, что прекратились грехи его и что он не приложил зла ко злу, и помогать ему, сколько возможно, не слезами, а молитвами, молениями, милостынями и приношениями. Ибо все это установлено не напрасно; не напрасно совершаем при Божественных таинствах поминовение об усопших и ходатайствуем за них, умоляя предлежащаго Агнца, вземшаго грехи мира, но для того, чтобы им было от того некоторое утешение; не напрасно предстоящий пред жертвенником, при совершении страшных таинств, взывает: о всех во Христе усопших и память о них творящих. Если бы о них не совершались поминовения, то и не произносились бы эти слова. Наши действия — не зрелищные представления; — да не будет, — они совершаются по устроению Духа.

Будем же помогать умершим и совершать о них поминовение. Ибо если детей Иова очищала жертва отца, то почему ты сомневаешься, что когда и мы приносим жертву за умерших, то им бывает некоторое утешение? Бог часто подает благодать одним за других. Зто объяснил Павел, когда сказал: дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас (2 Кор. 1, 11). Не обленимся же помогать умершим и приносить за них молитвы; ибо предлежит общее очищение вселенной. Посему мы и молимся тогда с дерзновением о всей вселенной и именуем их вместе с мучениками, исповедниками и священниками. Ибо все мы — одно Тело, хогя члены одни других превосходнее.

Так, отвсюду возможно снискивать им прощение: и от молитв, и от приносимых за них даров, и от признаваемых вместе с ними. Почему же ты скорбишь, почему плачешь, когда столько можешь снискать прощения умершему? Потому ли, что ты осталась одна и потеряла защитника? Не говори этого; ты не потеряла Бога и доколе имеешь Его, Он Сам будет для тебя больше мужа, и отца, и сына, и зятя; ибо и при их жизни Он же делал для тебя все. Так помышляй и говори подобно Давиду: Господь просвещение мое и спаситель мои, кого убоюся? (Пс. 26, 1) И еще: Ты еси отец сирых и судия вдовиц (Пс. 67, 6). Моли Его о помощи; Он теперь тем более будет промышлять о тебе, нежели прежде, чем в большем ты находишься затруднении.

Или ты потерял сына? Не потерял; не говори так. Это сон, а не смерть, переселение, а не потеря, переход от худшего к лучшему. Не раздражай Бога, но умилостивляй Его; если перенесешь великодушно, то отсюда будет некоторое утешение и умершему, и тебе; если же нет, то ты еще более прогневаешь Бога, подобно как если бы, видя, что господин наказывает раба, ты озлобился на него, то раздражил бы его еще более против себя самого. Не поступай же так, но благодари Бога, дабы таким образом рассеялось облако твоей печали; скажи, подобно блаженному Иову: Господь дал, Господь и взял (Иов. 1, 21); представь, сколь многие, более угодившие Богу, даже вовсе не имели детей и не назывались отцами. И я, скажешь, не желал бы иметь их; потому что лучше не испытывать удовольствия, нежели, испытав, лишиться его. Нет, увещеваю тебя, не говори этого, не раздражай Господа; но благодари за то, что получил, благословляй и за то, чего не удержал до конца. Не говорил Иов: лучше было бы не иметь, как говоришь ты, неблагодарный, но и за то благодарил: Господь дал, и за это благословлял; Господь взял: да будет имя Господне благословенно! И жене, заграждая уста и вразумляя ее, он сказал такие чудные слова: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? (2, 10) И после, когда он подвергся еще тягчайшему искушению, также не поколебался, но терпел столь же великодушно и славословил Бога. Так поступай и ты и помышляй в себе самом, что не человек взял, но Бог, Который сотворил его, Который более тебя печется о нем и знает, что ему полезно, а не враг какой-нибудь или человек недоброжелательный. Вспомни, сколь многие дети, оставшись в живых, делали родителям жизнь не в жизнь. Но, скажешь, добродетельных разве ты не видишь? Вижу и их, но состояние твоего сына безопаснее, нежели их; они теперь заслуживают похвалу, но конец их неизвестен; а за него тебе уже не надобно бояться и трепетать, чтобы чего-нибудь с ним не случилось, чтобы какая-нибудь не произошла с ними перемена. Также рассуждай и о жене доброй и заботливой, и за все благодари Бога. Если бы ты лишился и жены, благодари Его; может быть, Бог хочет привести тебя к воздержанию, призывает к большим подвигам и освобождает тебя от уз. Любомудрствуя таким образом, мы и здесь приобретем душевное спокойствие, достигнем и будущих венцов.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

О МОЛИТВЕННОМ ПОМИНОВЕНИИ УСОПШИХ.
ПРОПОВЕДЬ В МЯСОПУСТНУЮ РОДИТЕЛЬСКУЮ СУББОТУ

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы (Лк. 20, 38), - сказал Христос Спаситель неверовавшим в воскресение мертвых саддукеям.

Возлюбленные во Христе братия и сестры! Святая Православная Христианская Церковь, твердо веруя этим неложным словам Спасителя, всегда во всеуслышание исповедует непререкаемую истину, что со смертью человека жизнь его не прекращается. Что мы видим умирающим? Только тело, которое взято из земли и опять возвращается в землю. Плоть разлагается и обращается в прах, а сам по себе человек, со всеми своими чувствами и со своей бессмертной душой, продолжает жить, переходя только из этого мира в другой, загробный. Следовательно, общение между живыми и мертвыми смертью не разрушается, а продолжает существовать.

На основании этой истины Церковь всегда, начиная со времен Ветхозаветных, а особенно в Новозаветное время - время Апостольское, совершала и продолжает совершать поминовение и творить молитвы по усопшим единоверным своим братиям. Святая Церковь, принося ежедневные молитвы за усопших своих чад, побуждает к этому и всех верующих, чтобы они едиными устами и единым сердцем возносили к Престолу Божию пламенные молитвы с просьбой о упокоении усопших своих сродников в местах блаженства. К молитве за усопших побуждает нас христианская любовь, которая соединяет нас взаимно во Иисусе Христе во единое братство. Усопшие единоверцы - наши ближние, которых Бог приказывает нам любить, как самих себя. Ибо Бог не сказал: любите ближних, пока они живут на земле. Стало быть, Господь не ограничивает любовь к ближним границами земного бытия, а простирает ее и в вечный загробный мир. Но чем, как не поминовением, чем, как не молитвою, мы можем доказать свою любовь к перешедшим в жизнь загробную? Каждому из нас желательно, чтобы по отшестии нашем из сей жизни наши ближние нас не забывали и молились о нас. Чтобы это исполнилось, надобно и нам поминать усопших. Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2), - говорит Спаситель. Поэтому тех, кто поминает усопших, помянет Господь, помянут и люди по отхождении их из сего мира. Велико утешение и велика награда тому, кто ближнего спасает от временного несчастия, но гораздо большая награда и большее утешение ожидает того, кто своими молитвами поможет усопшему ближнему получить прощение грехов и перейти из мрачных адских темниц в светлые блаженные обители.

Необходимы ли наши молитвы за усопших? Да, необходимы, потому что оказывают им весьма большое благодеяние. Дело в том, что после смерти есть две вечности: или вечное блаженство праведников, или вечное мучение грешников. Известно также и то, что нет на земле человека, который бы пожил и не согрешил. Так что верно утверждение, что во грехах мы рождаемся, во грехах проводим жизнь, во грехах и оканчиваем свое земное существование. Но все ли согрешившие приносят полное и искреннее раскаяние перед смертью? Ведь иногда смерть настигает человека, находящегося в состоянии такой тяжкой болезни, когда у него и память теряется, и душевные силы приходят в полное изнеможение. И ясно, что в таком состоянии человек не может припомнить своих проступков и раскаяться в них, - и он умирает со грехами. Часто смерть поражает человека внезапно, и он, не принеся никакого покаяния, также отходит со грехами. Сам он уже не может помочь себе никакими средствами. Изменить свою участь человек может только, когда он жив, творя добрые дела и моля о своем спасении ко Господу. Вот в таких-то случаях молитва за усопших весьма необходима и доставляет им величайшее благодеяние. Многих наших присных уже давно нет на земле, однако любящее сердце не может забыть их, рвется к ним, даже, быть может, больше, чем к живым. Подобным образом и усопшие смотрят из потустороннего мира в нашу сторону, горя любовью к тем, кто здесь их сердцу был особенно близок. Если же кто из умерших достиг оправдания перед Богом, то он, отвечая на нашу любовь взаимной любовью, ниспосылает нам свыше небесную помощь; а тому, кто еще не достиг оправдания, в облегчении его загробной участи может очень помочь наша молитва. Придет время, когда мы увидимся с ними. Как же радостно будет услышать от них слово благодарности за молитву! Они скажут: "Вот ты помнил меня, не забыл меня и помог мне во время нужды моей. Благодарю тебя". И напротив: как горько будет услышать упрек тому, кто не молился за умерших! "Вот ты не вспоминал обо мне, не молился обо мне, не помог мне в час нужды моей, упрекаю тебя". Состояние усопших подобно положению человека, плывущего по очень опасной реке. Молитва за усопших - это как бы спасательный канат, который бросает человек утопающему ближнему. Если бы каким-нибудь образом перед нами отворились врата вечности и мы увидели бы эти сотни, тысячи миллионов людей, рвущихся к мирному пристанищу, - то какое бы сердце не поразилось и не сокрушилось при виде своих единоверных и единокровных близких, без слов взывающих к нашей молитвенной помощи! О том, насколько необходимы молитвы за усопших, и о том, что существует общение с загробным миром, я приведу вам сейчас чудесную, но истинную повесть из жизни одного храма нашей Русской Церкви. В селе Лысогорка скончался батюшка. На его место был прислан другой священник - молодой, который за первой же службой неожиданно скончался - прямо в алтаре. Прислали еще одного священника, но и с ним случилось то же самое: в первый день его служения, после того, как пропели "Отче наш" и причастный стих, батюшка очень долго не выходил со Святыми Дарами, и когда староста вошел в алтарь, то увидел священника, лежащего во всем облачении у Святого Престола мертвым. Все ужаснулись, узнав об этой таинственной смерти, и, не зная причины ее, говорили, что какой-то тяжкий грех тяготеет над приходом, если жертвою за него стали две молодые ни в чем неповинные жизни. Слух об этом прошел по всей округе, и никто из священников не решался идти на тот приход. Согласие изъявил лишь один старец-инок. "Мне все равно скоро умирать. Пойду отслужу там первую и последнюю Литургию, смерть моя никого не осиротит". Во время службы, когда допели до "Отче наш", чувство самосохранения все же заявило о своих правах, и старец распорядился, чтобы открыли и боковые двери, и Царские врата. Во время запричастного стиха он увидел за Горним местом какой-то силуэт. Этот силуэт выступал все резче и резче, и вдруг за Престолом выделился мрачный образ одетого в ризы священника, который был опутан по рукам и ногам цепями. Дрожа от страха, инок путал слова молитвы. Но через некоторое время все же собрался с силами, укрепился духом и вышел причащать верующих. Все поняли, что с ним случилось что-то неладное. А призрак все стоял, лязгая цепями, и скованными руками указывал на стоящий в алтаре ящик. По окончании Литургии иеромонах призвал старосту, и они открыли ящик, в котором оказались... поминальные записки. Дело в том, что когда покойному священнику подавали поминальные записки, он их, не прочитывая, откладывал на будущее время. Теперь старец понял причину видения и стал ежедневно служить панихиды и прочитывать накопившиеся записки. В следующее воскресение он уже служил заупокойную Литургию по душе усопшего батюшки. Когда запели запричастный стих, силуэт умершего священника появился снова. Но он был уже не трагичным, грозным, каким являлся в первый раз, а со светлым, веселым лицом и без цепей на руках и ногах. После того, как служивший старец-иеромонах приобщился Святых Таин, призрак зашевелился, поклонился ему до земли и исчез. Мы с вами видим на этом примере, как молитвы за усопших приносят им пользу и облегчают их участь. И не случайно мы говорим об этом именно сегодня. Потому что сегодня Святая Церковь отмечает особый день, называемый мясопустной родительской субботой, и собирает православных для совместной молитвы пред Престолом Божиим о единоверных наших братиях, отошедших в жизнь вечную. А завтра Святая Церковь воспоминает страшное Второе Пришествие Господа и кончину мира. Побуждая своих членов быть готовыми ко Страшному Суду, Святая Церковь просит нас помолиться Праведному Судии об усопших наших сродниках, да простятся им все согрешения и да очистится пред ними путь перехода из мрачного подземелья в светлые обители Отца Небесного. Вознесем же, дорогие братия и сестры, молитву ко Христу Богу и от всего сердца возовем: Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная. Аминь.

Источник: сайт Храма Христа Спасителя

0

4

ДИМИТРИЕВСКАЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА
Суббота в конце октября(по ст.ст) еще до вхождения ее в церковный календарь широко отмечалась на Руси как день поминовения усопших родителей.

Димитриевская суббота, бывшая первоначально днем поминовения православных воинов, установлена великим князем Димитрием Иоанновичем Донским. Одержав знаменитую победу на Куликовом поле над Мамаем, 8 сентября 1380 года, Димитрий Иоаннович, по возвращении с поля брани, посетил Троице-Сергиеву обитель. Преподобный Сергий Радонежский, игумен обители, ранее благословил его на брань с неверными и дал ему из числа братии своей двух инооков - Александра Пересвета и Андрея Осляблю. Оба инока пали в битве и были погребены у стен храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Сименове монастыре. Совершив в Троицкой обители поминовение православных воинов, павших в Куликовской битве, великий князь предложил Церкви творить это поминовение ежегодно в субботу перед 26 октября, в день святого Димитрия Солунского - день тезоименитсва самого Димитрия Донского.

Велика была рабость победы, но в многие тысячи православных семей пришла горечь утрат и этот частный родительский день стал на Руси по сути вселенским днем поминовения.

Впоследствии, православные христиане стали в этот день творить память не только православных воинов, за Веру и Отечество жизнь свою на брани отдавших, но - вместе с ними - и всех, вообще, усопших братий своих.

Димитриевскую субботу всегда проводили торжественно: ходили на могилы родных, служили панихиды, устраивали тризны, женщины причитали.

В этот день, как и в другие родительские дни (на мясопустную и Троицкую субботы, в субботы 2-й, 3-й и 4-й седмиц Великого поста), православные христиане молятся об упокоении душ почивших людей, преимущественно родителей. Но Димитриевская суббота несет в себе еще особый смысл: установленная после Куликовской битвы, она напоминает нам о всех тех, кто погиб, пострадал за Православие.

Пока человек жив, он способен каяться в грехах и творить добро. После смерти эта возможность исчезает, но остается надежда на молитвы живых. Господь Иисус Христос неоднократно совершал исцеления больных по вере их близких. Жития святых содержат множество примеров того, как по молитве праведников облегчалась посмертная участь грешников, вплоть до их полного оправдания. Если же молитва совершается о человеке, уже помилованном Богом и находящемся в райских обителях, она все равно не останется напрасной, а обратится на благо молящемуся. Как говорил святитель Иоанн Златоуст: «Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим вместо слез, вместо рыданий, вместо пышных гробниц — нашими о них молитвами, милостынями и приношениями, дабы таким образом и им и нам получить обетованные блага». Молитва за усопших — это наша главная и неоценимая помощь отошедшим в мир иной. Умерший не нуждается, по большому счету, ни в гробе, ни в могильном памятнике, ни, тем более, в поминальном столе — все это лишь дань традициям, пусть и весьма благочестивым. Но молитва за усопших — это долг всякого православного.
          Чтобы правильно помянуть усопшего в грядущую Димитриевскую субботу, нужно прийти в храм к началу службы и подать заупокойную записку с его именем в церковный киоск. Церковь поминает своих чад поименно, потому что Бог — наш Отец и для Него каждый человек как родное дитя, незаменим, неповторим в своей личности, а личность человека запечатлевается его именем. В заупокойных записках имена пишутся полностью в Родительном падеже (Людмилы, Михаила). У священнослужителей нужно указывать сан, дети до семи лет именуются младенцами, от 7 до 16 лет — отроками или отроковицами, если со дня кончины не прошло 40 дней — нужно добавлять слово «новопреставленный». Имена пишутся православные, т.е. данные при Святом Крещении. За усопших, имена которых написаны в записках, священником из просфоры вынимается частица и, с молитвой о прощении грехов, омывается в Крови Христовой. Очень хорошо подать нищим посильную милостыню с просьбой молиться об усопшем. Можно пожертвовать на помин души какую-либо снедь, для этого в храмах существуют особые панихидные столики. Самым простым и распространенным способом жертвы за умершего является покупка свечи. В каждом храме есть канун — особый подсвечник в виде прямоугольного столика с небольшим Распятием. Именно сюда ставят свечи с молитвой об упокоении, здесь совершаются панихиды и заочные отпевания.
          После богослужения православные христиане идут на кладбище. Из любви к усопшему нужно соблюдать в чистоте и порядке его могилу — место будущего воскресения. Надо особо следить, чтобы крест на могиле не покосился, всегда был окрашен и чист. Придя на кладбище, хорошо зажечь свечу, помолиться об умершем. Если есть возможность — совершить Литию. Затем прибрать могилу или просто помолчать, вспоминая дорогого человека. Есть и пить (особенно водку) на кладбище христианину не подобает. Это языческие традиции ,которые оскверняют память об умершем .Не нужно оставлять на могиле еду, лучше отдать ее нищим.
          Ходатайствуя за умерших, живые становятся исполнителями заповеди о любви и, значит, становятся «участниками небесных наград». Молитвы за умерших нужны не только им, но и нам, потому что настраивают душу на небесное, отвлекают ее от суетного, согревают сердце любовью к Богу. К тому же они располагают души к исполнению заповеди Христовой — готовиться к исходу на всякий час. И это дает нам силы уклоняться от зла и воздерживаться от грехов.
         Даже если ваши близкие умерли некрещеными, и Церковь их поминать не может, вы можете помолиться за них сами, дома, так же, как и за крещеных. Но лучше сделать это, придя в храм и на могилу в Димитриевскую родительскую субботу.
Как правильно подавать записки "О ЗДРАВИИ" и "ОБ УПОКОЕНИИ" http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=61#p1457

Вечная Память всем усопшим !!! Упокой Господи души усопших православных Христиан ,воинов во Царствии Твоем ,аще возможно есть помилуй!!!

0

5

в продолжении темы ..
"весь мир одна большая могила"

0

6

За упокой: 1 Сол., 270 зач., IV, 13-17. Ин., 16 зач., V, 24-30*

Первое послание к Фессалоникийцам святого Апостола Павла
13Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды.
14Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним.
15Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших,
16потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; 17потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем.

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших (περί των κεκοιμημένων - усопших).

Здесь апостол ведет речь о воскресении. Если и прежде им было говорено об этом, все же он думал теперь открыть некоторую тайну. Или, они знали все касающееся воскресения, но плакали, от чего он теперь и врачует. Но так как незнание многих вещей печалит нас, а знание, напротив, облегчает печаль, то он говорит: не хочу оставить вас в неведении. Не сказал: αποθανόντων - об умерших, но: κεκοιμημένων - об усопших, показывая и самим выражением, что будет воскресение.

Дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды.

Какой надежды? Надежды на воскресение. Ибо те, которые не имеют надежды на воскресение, должны скорбеть. Послушаем и ужаснемся. Чему же? Потому ведь ты не хочешь оставить их в неведении, чтобы они не скорбели? Ведь ты не говоришь: дабы вы не подверглись наказанию, но дабы не скорбели. Так говорит потому, что эта скорбь влечет наказание.

Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним.

Как, говорит, Он воскресил Господа, пострадавшего телесно и умершего, так воскресит и нас. Посмотри, так как воскресение Господа уже совершилось, то как он смело говорит о Нем: умер - απέθανε; между тем о нас, так как наше воскресение еще имеет быть, говорит усопшие - τους κοιμηθέντας, указывая этим на возможность пробуждения. Ибо, говорит, неужели отходящий ко сну не надеется, что встанет? Слова умершие (κοιμηθέντας - усопшие) в (δια) Иисусе приведет можно понимать двояко: или приведет чрез Иисуса, то есть Сын будет для них посредником воскресения и представит их пред лице Отца; или: умерших в Иисусе, то есть верных. Ибо имеющие в себе Христа и умирают (κοιμώνται) в Иисусе. Итак, апостол говорит здесь о частном воскресении, то есть славном, которое принадлежит верным и которое будет с Господом. Приведет с Ним, то есть с Господом восхитит их отовсюду на облаках. Хотя фессалоникийцы и знали о всеобщем воскресении, но апостол желает теперь утешить их указанием на то, что воскресение верных будет в славе и чести, чтобы они не скорбели. Все воскреснут, но не все в славе, а только верные, то есть те, которые соединяют дела с учением. Обрати внимание на все следующее.

Ибо сие говорим вам словом Господним.

Намереваясь сказать нечто необычайное, удостоверяет в этом словом Божиим: ибо не от себя говорю, но чему научился от Христа. Это, как и следующее: блаженнее давать, нежели принимать (Деян.20:35), он ясно слышал от своего Учителя. Прочее же он вещал по внушению Духа.

Что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших (κοιμηθέντας).

Что говорил в Послании к Коринфянам: вдруг, во мгновение ока (1Кор.15:52), это говорит и теперь. Так как казалось трудным, чтобы воскресли которые истлели, то он говорит, что живущие не предварят их; но для Бога легко привести как оставшихся целыми, так и истлевших. Говоря: мы живущие, не на себя указывает; ибо не имел оставаться в живых до всеобщего воскресения, но на верных: поэтому и прибавил: оставшиеся до пришествия Господня. Ибо, говоря мы, указывает на всех имеющих дожить до того времени. Но святой Мефодий под живущими разумеет души, уча так, что души не явятся прежде тел; потому что прежде пробудятся тела, чтобы с ними соединились души, о которых апостол и сказал, что они останутся в живых, ибо души бессмертны.

Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба.

Ты, говорит, не сомневаешься в том, что я говорю: и Сам Господь повелит это. Как же повелит? Во гласе Архангела, который начальствует над другими ангелами и взывает: готовьте всех, ибо Судия предстоит. Много будет труб, но Судия сойдет при звуке последней. Как у Отца на Синайской горе были и трубы, и ангелы, служившие Ему, так и Сын будет иметь это, как Царь. Или: повеление Божие сделает то, что земля возвратит тела, изменившиеся в нетление; а глас архангела, в сослужении ангелов, совершит то, что повсюду рассеянные соберутся в одно.

И мертвые во Христе воскреснут прежде.

Мертвые во Христе, то есть верные. Так как они должны быть восхищены на облаках, то и воскреснут первыми. Остальные - последними, так как они не имеют ни быть восхищенными, ни встречать.

Потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем.

Хотя мертвые восстанут первыми, однако и мы, живущие, конечно, достойные, подобно им, будем восхищены на облаках, как и Господа подъяло облако. Если Господь имеет сойти, то для чего будут восхищены верующие? Чести ради. Ибо, как когда царь въезжает в город, почетные граждане выходят к нему навстречу, а преступники внутри ожидают судию, так и тогда будет. Грешники, хотя бы они были и христиане, ожидают внизу, а праведники восхищаются, и таким образом получают блага во всем обилии, всегда пребывая со Христом.

*********

а) Учение о втором пришествии Христовом (4, 13—18)

   Предполагается, что солуняне, услышав от Апостола проповедь о втором пришествии Господа, вообразили, что оно совершится непременно в пределах их жизни и что причастниками благ его будут только те, которые будут живы в тот момент. Из этой мысли рождался вопрос: что же будет с умершими уже, а от незнания, как решить его, — беспокойство об участи их, вместе же с тем и о своей, потому что всякий мог умереть раньше. Апостол пишет применительно к сему: придет Господь, но царство Его будет не на земле. Он снидет с неба; к Нему в сретение восхищены будут и живые, и умершие, кои для того воскреснут прежде,—и там всегда пребудут с Господом. Этим уяснялась оставшаяся темною для солунян сторона второго пришествия и разгонялось всякое беспокойство об умерших. Но само пришествие не представлялось в полной картине, чего Апостол и не имел в виду; здесь указаны только два момента его — начало и конец. Средины производства суда — не коснулся Апостол. И сказанного достаточно было для успокоения беспокоившихся.

  Стих 13. Не хощу же вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите, якоже и прочии не имущии упования.
   Не хощу не ведети — обычный святому Павлу оборот речи, когда он хочет обратить особое внимание своих читателей на какой-либо предмет, вновь ли он рассуждает о нем, или только напоминает.
   Не хощу не ведети; следовательно, хочу, чтоб вы знали, хочу преподать вам точное понятие о положении умерших для вашего успокоения. В бытность свою у них он не успел преподать им всего о сем предмете. Теперь дополняет недостающее, приводившее в смущение солунян. Пояснеем дела Апостол хочет доставить им утешение.
   Не ведети о умерших; относительно умерших, названы здесь (с греческого) усопшими, как прилично назвать их, пиша к верующим в есение, о коем здесь начинается речь. Под умершими, по ходу речи, разумеет здесь Апостол верующих, христиан, хотя, конечно, он учил повсюду, что все люди — не христиане только, но и иудеи и язычники, — не только бессмертны по душе, но имеют воскреснуть и с телом, чтоб принять должное воздаяние за все, что с телом наделали, доброе ли то или злое (2 Кор. 5, 10). Не о всех же здесь речь, а только о верующих, потому что до других не было дела в этом случае.
   Да не скорбите. Желание расположить солунян благодушно переносить смерть близких заставило писать Апостола. Цель у него — устранить неумеренную скорбь об умерших, в какую повергало солунян неведение о том, как умершие сделаются причастниками вечного во Христе блаженства. Он как бы говорит: я поясню это — и вам нечего будет скорбеть. «Ибо,—как говорит Златоуст, — многие предметы повергают в скорбь потому только, что мы не знаем их, но когда хорошо узнаем их, отлагаем скорбь». Неведения, или неверия, о воскресении не видно у солунян; и Апостол «говорит с ними так не потому, что они не верили в воскресение, но потому, что, несмотря на сие, оплакивали умерших» (Златоуст).
   Якоже прочии, не имущии упования. Эти прочие,— и из иудеев часть, потому что и между ними саддукеи отвергали воскресение мертвых,— и все язычники, кои и понятия не имели о воскресении, самую же загробную жизнь загромождали безобразными мечтами, подавшими повод многим и совсем отвергать бессмертие. Почему Апостол именует их упования не имущими (Еф. 2, 12). Их писатели говорят: надежды — удел живых, умершие же безнадежны (Феокрит). Солнце заходит и восходит; нам же, коль скоро однажды померкнет луч жизни, предлежит непробудно спать вечную ночь (Катул). Никто еще не возвращался из тех, коих однажды охватила хладная пауза жизни (Лукреций).— Таким свойственно оплакивать умерших, «потому что все умершие для них ничто» (Златоуст). Христианам, чающим по смерти лучшего образа бытия, не скорбеть, а радоваться должно об отходящих, что совершили течение и идут получать уготованный венец (2 Тим. 4, 8).
   Какая мысль у Апостола в этом сравнении: якоже прочии? Хочет ли он устранить всякую скорбь, говоря: чтоб вы совсем не скорбели, как скорбят не имущий упования; или говорит только: да не скорбите в такой степени и в таком Духе, как скорбят те? Блаженный Феодорит принимает последнее: «Апостол не вовсе запрещает печалиться, но отвергает неумеренность скорби и утешает упованием воскресения. Ибо не имеющим сего упования извинительно предаваться умеренной печали. Посему-то не сказал: об умерших, но об усопших,— в самом наименовании заключая утешение: ибо за сном следует пробуждение». Святой Златоуст настаивает на первом: «Скорбеть об умерших свойственно не имеющим упования. И подлинно, душа, совершенно не знающая о воскресении и эту смерть почитающая смертию (то есть уничтожением), естественно скорбит об умерших, как о погибших, сетует и безутешно плачет; а ты, чающий воскресения, чего плачешь?»
   По духу веры и упования христианского, последнее уместнее для христиан; ибо для них смерть потеряла свое жало. И кто ясно с убеждением созерцает, что ожидает христиан по смерти, тот плакать об умерших не станет. Первое — поблажливее немощам нашим. Можно так: начинай с умеренной скорби и восходи к благодушию пред лицом смерти, провожая умерших, как провожают отправляющихся в иную страну на лучшую жизнь.

  Стих 14. Аще 6о веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия во Иисусе приведет с Ним.
   Скорбь об умерших производит, во-первых, разлука с ними, во-вторых, неизвестность, что с ними будет. Первую причину скорби обессиливает Апостол в настоящем стихе, говоря, что, когда явится Господь, Бог приведет умерших опять к нам во взаимообщение; вторую — в последующих стихах, говоря, что они, воскресши, вместе с живыми восхищены будут на облаках в сретение Господу и там всегда с Ним пребудут.
   Цель у Апостола в этом стихе — не доказать воскресение умерших, а только привесть на память всю истину и яснее ее представить, чтоб само собою вышло: так чего же вам скорбеть-то? — Уяснение и оживление в сознании сей истины производит он поставлением ее в связи с воскресением Господа и кратким изречением, как молниею освещает всю область жизни и смерти. Воскресение мертвых не здесь только, но и везде поставляет святой Павел в зависимости от воскресения Иисуса Христа (Рим. 8, 11; 1 Кор. 15, 12 — 23; 6, 14; 2 Кор. 4, 14). Христос воскресший есть Начаток (1 Кор. 15, 20). Его воскресение есть задаток воскресения всех. Страхом смерти содержимые чрез веру в Господа воскресшего возникают к надежде воскресения и жизни вечной. «Если Христово воскресение кажется нам достойным веры, то нельзя не веровать, что и мы улучим воскресение, потому что для нас домостроительствуется тайна вочеловечения» (Феодорит). Но воскресение Христово есть не основание только веры в воскресение всех, а и причина самого воскресения. Ибо Христос Господь и все верующие в Него составляют единое тело, живо сочетанное. Где глава, там и члены; Глава воскрес, Он привлечет к Себе и члены. Только всякий в своем чине: начаток Христос, потом же Христу веровавший в пришествие Его (1 Кор. 15, 23). «Он всех людей воскресил Своею плотию (положил основание сему воскресению), почему и называется перворожденным из мертвых (Кол. 1, 18)» (Дамаскин).
   Не напрасно помянул святой Павел и о смерти Господа. Смерть Его входит в состав надежды. Он умер за грехи наши, кои очищаются верою в крестную смерть Его. Это и красит благими надеждами веру в будущую жизнь. Жизнь эту мрачит страх наказания за грехи; смерть же Господа отревает сей страх. Смерть Господа не случайна, а необходима, как и воскресение. Тою и другим дух настраивается к надежде и стоит в ней.
   После слов: аще веруем следовало бы ожидать: должны веровать, что и Бог и прочее. Но святой Павел говорит прямо: так и Бог умершия во Иисусе приведет с Ним. По несомненной уверенности в этом он не говорит, что должны веровать или надеяться, а выставляет самое дело, надеемое и веруемое. Ему нужно было вывесть не веру из веры, а дело из дела. Умер Господь Иисус и воскрес; умерли уверовавшие в Него — и воскреснут. Но о Господе говорит, что Он умер и воскресе — Сам: умер Своею волею и воскрес Своею силою; верующие же будут воскрешены силою Божиею. Почему и говорит: тако и Бог приведет их.
   Приведет — или в круг живых: нет их теперь, отошли от нас, а тогда Бог опять приведет их к нам и увидимся. «Слова: приведет с Ним, дают разуметь, что они будут собраны из многих мест» (Златоуст). Или — приведет в царствие Господа Иисуса, да будут с Ним там, где и Он, как причастники благ, стяжанных Им для верующих в Него Своею смертию и воскресением. Сопоставляя же сие слово с предыдущим, нельзя не видеть, что оно стоит вместо — воскресит; приведет чрез воскресение, или воскресивши прежде. «Приведет или пред Свое лице, или к воскресению» (Экумений). Слова нашего перевода: умершия в Иисусе, по-гречески стоят δια `Ιησου — чрез Иисуса. Объясняя это выражение, древние наши толковники, вслед за святым Златоустом, слова δια `Ιησου — соединяют или с умершия, в смысле: умершие в Иисусе, то есть в вере в Иисуса Христа,— или с приведет, в той мысли, что Бог умерших приведет к жизни с телом чрез Иисуса Христа, ибо «Сын есть виновник воскресения и того, что мы узрим Отца» (Экумений); «Он будет посредником воскресения умерших и представит их пред лице Отца» (Феофилакт). Святой Златоуст, приведши это двоякое объяснение дает, кажется, преимущество первому, ибо, минуя последнее, останавливается вниманием только на первом, говоря: «Как же верные умирают во Иисусе? — Очевидно, имея Христа в себе».— Оно согласнее с строем речи в этом тексте, а подобозначащее себе выражение имеет ниже, в 16 стихе: мертвые о Христе.
   Слова Апостола, что Бог приведет умерших во Христе, подают повод вопросу: что же будет с умершими не в Иисусе, или с неверующими? — Экумений решает его так: «Что же, скажет кто, разве не всеобщее будет воскресение, как будто неверующие не воскреснут? — Нет, не то, — а что не все приведутся. Ибо приведену быть означает восхищение на облаках и приведение пред лице Судии. Верные, не ложно носящие сие имя, восхищены будут на облацех в сретение Христа, а неверные долу будут ожидать прибытия Его, не будучи достойны сретить Его». Мысль эту заимствовал он у святого Златоуста, который пишет: «Апостол говорит здесь не о воскресении только, но о воскресении и чести, какою будут окружены верующие в состоянии прославления. В воскресении, говорит, будут участвовать все, но в славе — не все, а только усопшие во Христе. И так как он хочет утешить их, то утешает не только говоря о воскресении, ибо они уже знали о нем, но и о великой чести и скорости, с какою последует воскресение».

   Стих 15. Сие бо вам глаголем словом Господним, яко мы живущии и оставшии в пришествие Господне, не имамы предварити умерших.
   Сказал Апостол, что умершие во Христе введены будут опять в круг жизни с телом — во взаимообщении со всеми, теперь показывает, как это совершится, стихи 15 и 16. Но, объясняя это, открывает новые черты в явлениях последних дней, какие доселе были неведомы. Господь сказал, что в свое время избранные будут собраны со всех концов мира, чтоб блаженствовать с Ним (Мф. 24, 31; Мк. 13, 27), но что будет с теми, коих застигнет второе пришествие Господне живыми, не было сказано нигде. Это открывает Апостол теперь, говоря не от себя, а от лица Господа словами Его: Сие бо вам глаголем словом Господним,— словом, от Господа слышанным,— говорим так, как повелел Господь.
   Какое это слово Господне? — Одни полагают, что это то же слово, которым Сам Господь живописал Свое второе пришествие, как значится в евангелии. Но там ничего не говорится об обстоятельствах, о которых пишет Апостол здесь. Другие — под словом Господним разумеют слово, от Господа исшедшее, но не сохраненное в Евангелии, подобно: блаженнее есть паче даяти нежели приимати (Деян. 20, 35). На этом, конечно, можно было бы остановиться, если б не было из уст самого Апостола известно, что он получал от Господа непосредственные откровения (1 Кор. 11, 23; 2 Кор. 12, 1; Галл. 1, 12). Это последнее и должно признать единственно верным истолкованием слов: словом Господним. И это тем более обязательно, что Апостол сам указывает на соприкосновенное сему, же событию обстоятельство как на откровение. Се тайну вам глаголю:вcu бо не успнем, вcu же изменимся (1 Кор. 15, 51). Тайну же как иначе знать, как не по откровению?! Святой Златоуст пишет: «Намереваясь сказать нечто необычайное, присовокупил удостоверение: мы говорим не сами от себя, но узнавши от Христа. Пророки, желая показать достоверность того, о чем намеревались говорить, прежде всего иного говорят: видение, еже виде Исайя (Ис. 13, 1); или: слово Господне, еже бысть ко Иеремии (Иер. 1, 1); и еще: тако глаголет Господь (Ис. 8, 11). Многие видели и Самого Бога, сидящего на престоле (Ис. 6, 1), насколько возможно было им видеть Его. Но Павел, который не сидящего видел, а имел в себе самом Христа глаголющего, вместо того, чтоб сказать: тако глаголет Господь, говорил: понеже искушения ищете глаголющаго во мне Христа (2 Кор-13, 3), и еще: Павел, посланник Иисус Христов (2 Кор. 1, 1), и чрез это показывал, что он ничего не говорит от себя, потому что посланник передает только слово пославшего. И еще: мнюся бо и аз Духа Божия имети (1 Кор. 7, 40). Так все вещал он по внушению Духа. Но то, что говорит теперь, он слышал от Бога (вещавшего к нему раздельными словами)».
   Мы живущии оставшии в пришествие Господне. Слова сии подают повод думать, будто Апостол был убежден, что он и все верующие, в его время, доживут до второго пришествия Господня, что оно совершится при их жизни на земле. Но такого убеждения в нем предполагать нельзя, ибо это значило бы определять время пришествия Господня, а он сам говорит, что времени сего определять не следует. Таким образом, он был бы в противоречии самому себе. Почему некоторые слово: оставшии разумеют так, как бы стояло: оставшись, в случае если останемся, если доживем до второго пришествия Господня. Строй греческой речи не мешает такому переводу. И святые отцы, видя, что пришествие Господне не совершилось в пределах жизни Апостола, полагают, что, говоря так, «он не о своем лице говорил, а о людях, имевших дожить до того времени» (Феодорит). «Употребив выражение: мы, он имел в виду не себя, но разумел верных» (Златоуст). «Поелику говорил о живых (которые живы будут в пришествие Господне) и сам еще был жив, то и употребил общеобычное слово: мы живущии» (Дамаскин). Другие не допускают условия и видят у Апостола положение решительное, безусловное. И на это можно согласиться. Господь сказал: бдите, яко не весте дне ни часа в оньже Сын Человеческий приидет (Лк. 12, 40). Потому что час неизвестен, никто не мог его определить; но потому же самому всякий должен ожидать его, быть наготове, так себя иметь, как бы сию минуту имел застигнуть его последний день, и думать о себе и говорить, как о застигаемом сим днем, как о присущем уже пришествию Господа. В этом смысле и Апостол говорит о себе и о всех верующих, как о застигаемых пришествием Господним. Как тогда Апостол с тогдашними верующими, так и во всякое время все верующие должны себя иметь в сердце своем таковыми же. Вот-вот придет Господь,—и с нами, оставшимися в пришествие Господне, будет то и то. — Что доселе, ни при каких верующих, не случилось сего, не следует, что оно не сбудется при нашей жизни, и наш долг — в сердце иметь себя застигаемыми пришествием Господним — от этого не теряет своей обязательной силы. В этом смысле в Новом Завете последний день всюду представляется наступающим (1 Кор. 15, 51-52; 1 Пет. 4, 7; 1 Ин. 2, 18; Иак. 5, 8).
   Не имамы предварити — не упредим, чтобы скорее, полнее их вкусить блаженной жизни с Господом, как бывает на ристалищах, где перегнавший других и скорее их достигший до положенного знака получает премию с исключением из участия в ней других.

  Стих 16. Яко Сам Господь в повелении, во гласе Архаггелове, и в трубе Божии снидет с небесе, и мертвии о Христе воскреснут первее.
   Что оставшиеся живыми в пришествие Господне не предварят умерших, это доказывает Апостол, представляя главные моменты того великого последнего события: явится Господь, воскреснут умершие, они и оставшиеся живыми восхищены будут на облаках в сретение Господу. В этом, самом дорогом преимуществе верующих, живые не будут предпочтены никакою особенностию пред умершими.
   Яко Сам Господь. — Лицо, в коем сосредоточиваются все стремления и надежды христиан — начало и совершитель пакибытия, решитель окончательной участи всех.
   В повелении, во гласе Архангелове, в трубе Божии. В этом или представляются только стороны и черты величия, благолепия и славы явления Господня в последний день, в противоположность смиренному сошествию Его для воплощения и в соответствии явлению Бога на Синае, или изображаются разные действия Божеские в возустроении всяческих в новом виде. В повелении, коим Бог, в Троице покланяемый, изречет определение, что время кончилось, настал момент, да воскреснут мертвые и все да явится в обновленном виде. Во гласе Архангелове. Божие повеление принято будет первым Архангелом, конечно, Михаилом, блюстителем народа Божия,— прежде Израиля, потом христиан (Дан. 9, 21; 10, 5, 13, 21; 12, 1). Принятое повеление будет возвещено гласом Архангела — прочим воинствам небесным, которые посредством труб Божиих разгласят повеление Божие во все концы земли. Под трубою здесь разумеется не одна труба, «труб будет много; Господь же снидет по последней трубе» (Златоуст). Божиею называется она, как передающая Божие повеление, с силою Божиею действующая. Труба будет проводником силы Божией, все проникающей и все оживляющей; она возбудит умерших и соберет их 'вместе с живыми воедино. Труба и в Ветхом Завете была органом созывания народа Божия для выслуша-ния воли Божией и исполнения ее (Лев. 25, 9; Чис. 10, 2; 31, 6). И мертвии о Христе воскреснут первее. То же и в другом месте говорит Апостол: вострубит и мертвый востанут нетленны (1 Кор. 15, 52). Слово: первее не то значит, что прежде воскреснут умершие о Христе, то есть верующие христиане, а потом и нехристиане, как бы оставался между тем и другим воскресением какой промежуток времени, который иные расширяют даже на тысячу лет, на что никакого здесь нет намека. Апостол хочет сказать только, что прежде мертвые воскреснут, потом последует восхищение их вместе с живыми на облаках. О неверующих здесь не поминается, потому что их не касалась речь; слово Апостола к верующим было только о воскресении верующих. Но этим не исключается общее всех воскресение.
   Фотий у Экумения говорит: «Господь снидет при Своем повелении, Архангеловом воззвании и возглашении труб. Повелевает Господь, Владычнее повеление провозглашает Архангел, передают его, как эхо, все чины небесные. Господь велит, Архангел передаст повеление Владыки тем, кои под Ним, а те прозвучат его во все концы мира. — И мертвии восстанут и соберутся со всей вселенной. Так подробно изображает он воскресение мертвых, чтобы глубже напечатлеть их в душах христиан. Голос Архангела повелит собраться всем ангелам и всех приготовить к принятию Судии, готового явиться. Чтобы земля отдала принятых ею изменившимися в нетление, это совершит повеление Христово, а чтоб собрать воедино рассеянных до последних земли, это сделают ангелы, по гласу Архангела, посредством трубы Божией. Прообразом этих труб служили трубы Синайские. И когда приближается Царь, трубят в трубы». Святой Златоуст: «Какое значение имеет глас Архангела? — Такое же, как и то, что сказано о девах: востаните, прииде жених. Се Жених грядет, исходите во сретение (Мф. 25, 6). Или об этом он здесь говорит, или о том, что тогда, когда ангелы будут служить воскресении, совершится нечто подобное тому, что бывает при царе. Именно, Бог скажет: да воскреснут мертвии! И это будет приведено в исполнение не силою ангелов, а силою Его слова: как если б царь повелел и сказал: пусть выйдут заключенные, и пусть слуги изведут их, то сии последние исполнили бы это не своею властию, а вследствие повеления царского. Об этом и в другом месте говорит Христос: послет Аггелы Своя с трубным гласом велиим и соберут избранныя Его от четырех ветр, от конец небес до конец их (Мф. 24, 31).— И повсюду узришь ангелов, поспешающих исполнить повеление Божие. Воскресить есть дело Всемогущего Бога, повелевающего земле возвратить вверенное, безо всякого содействия слуг, подобно тому, как было и тогда, когда Господь воззвал к Лазарю: Лазаре, гряди вон! (Ин. 11, 43), а привести воскресших будет дело слуг». Феодорит: «Сам Господь всяческих прежде всего явится сходящим с небес и повелит Архангелу возопить и воскресить мертвых. Трубы же будут повсюду звучать нечто великое и дивное. — Если при звуке, какой на горе Синайской соразмерен был с слухом живших тогда, народ не перенес чрезмерности страха, но сказал великому Моисею: глаголи ты с нами, и да не глаголет к нам Бог, да не когда умрем (Исх. 20, 19); то кто перенесет глас, который тогда прозвучит? — И мертвии о Христе воскреснут первее: мертвыми называет Апостол верных, не только уверовавших во Евангелие, но и просиявших под законом и до закона».

   Стих 17. Потом же мы живущии оставшии, купно с ними восхищени будем на облацех в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем.
Потом мы живущии...  Умершие воскреснут, что же будет с живыми, в соответствие воскресению тех, об этом не говорит здесь Апостол, поспешая сказать, что с теми и с другими будет вместе. В послании к Коринфянам пишет Апостол, что, в то время как умершие воскреснут, живые изменятся в тот же образ бытия, какой восприимут воскресшие. Се тайну вам глаголю:вcu бо не успнем, вcu же изменимся, вскоре, во мгновении ока, в последней трубе; вострубит бо, и мертвии востанут нетленни, и мы изменимся (1 Кор. 15, 51—52). После того, как одни воскреснут, другие изменятся и все собраны будут воедино, последует суд и разделение добрых от злых. Апостол не касается сего, ибо это не ходило в его цели, и поскорее переносит внимание на последний, утешительнейший для верующих момент сего страшного последнего события - на сретение Господа и всегдашнее с Ним пребывание. Сравнявшись в образе бытия с умершими, живые равное с ними будут иметь преимущество сретить Господа на облаках.
   Купно с ними — равно с ними, ничего лишнего пред теми не достанется нам. Восхищены будем — подымемся в сродное воскресшим в обновленном естестве место. Так сказано, чтоб означить быстроту движения, соответственно стремлению и неудержимому желанию любящих Господа быть с Ним. Восхищены на облаках. На облаках Господь вознесся (Деян. 1, 9), и опять приидет на облаках же (Деян. 1, 11; Мф. 24, 30); на облаках и верующих сподобит сретить Его. «Как Сам Владыка вознесся на светлом облаке, так уверовавшие в Него, как воскрешенные из мертвых, так и живые еще, носимые на облаках, сретят - Судию вселенной и с Ним пребудут в бесконечные веки» (Феодорит). В сретение Господне. Господь снидет с неба — взять Своих; а они потекут с земли в сретение Ему, как девы в притче (Мф. 25, 1—6). Место сретения и возможно только на воздусе, наверху, в высших сферах атмосферы, при переходе в небесные жилища. Но здесь только сретятся, а не пребудут. С Господом будут, но не на воздухе, а там, где и Он. Он одесную Отца, а они окрест Его, или о страну Его, всякий в своем чине. И так всегда с Господем будем — причастниками Его славы и блаженства. Сретившись с Господом, став близ, лицом к лицу, в блаженном обращении, уже не разлучимся с Ним. Это верх чаяний, воодушевляющих христиан! — Так обетовал Сам Господь: приду и поиму вы к себе, да идеже есмъ Аз, и вы будете (Ин. 14, 3). О сем молился Он к Отцу: Отче, ихже дал ecu Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою, юже дал ecu Мне (Ин. 17, 24). Этим утешал верующих в скорбях их ради веры святой Апостол: аще чада, и наследницы; наследницы убо Богу, снаследницы же Христу, понеже с Ним страждем, да и с Ним прославимся. Непщую бо, яко недостойны страсти нынешняго времени к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 17 — 18, подобно — Кол. 3, 3 — 4; 2 Тим. 2, 12). Святой Златоуст пишет: «Если Господь намерен сойти, то для чего мы будем восхищены? — Чести ради. Ибо и тогда, когда царь въезжает в город, то почетные граждане выходят к нему навстречу, а преступники внутри ожидают Судию; и тогда, когда возвращается нежный отец, дети и те, которые заслуживают название детей, выезжают на колеснице к нему навстречу, чтобы видеть и приветствовать его, а те из домочадцев, которые оскорбили его, остаются дома. — Мы понесемся на колеснице Отца. Ибо как Он (Отец) подъял Самого (Господа) на облаках (Деян. 1,9), так и мы восхищены будем на облаках. Видишь, кая нас ожидает честь! Мы встретим Сходящего и, что всего радостнее, так с Ним будем. Кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его (Пс. 105, 2)? Каких благ удостоил Он род человеческий! Прежде воскреснут умершие и, таким образом, вместе все встретят Его. Авель, умерший прежде всех, выйдет тогда навстречу вместе с оставшимися в живых, так что они при этом не будут иметь никакого преимущества, но истлевший, столько лет лежавший в земле, встретит Его вместе с живыми, равно как и все прочие».
   Фотий у Экумения решает естественно рождающийся при сем вопрос, почему Апостол говорит только об участи верующих в последний день, не поминая об участи Неверов и злых. «Замечаешь ли, что, описывая воскресение, Апостол не упоминает об имеющих воскреснуть для наказания и мук? — Это делает он, как думаю, по трем причинам.— Во-первых, он пишет к солунянам о воскресении в утешение им. Пишущему же с целию утешения неуместно было поминать о вещах горьких и прискорбных. Чрез это он более увеличил бы скорбь, а не доставил утешения. Во-вторых, он писал о воскресении к верующим,— и прилично не упоминал о тех, кои имеют быть отведены в муку. Ибо верующие, по заповедям Господним живущие, не будут подлежать никакому наказанию, но будут пребывать в вечной радости и вечном блаженстве. Почему не было нужды поминать о мучениях сторонних лиц пиша к верующим о славе, блаженстве и радостях, уготованных верным. В-третьих, самое воскресение он истолковывает здесь, как оно есть само в себе и для чего есть. Воскресению же Бог определил быть во спасение людей, чтоб они вкушали вечные блага в неизреченной славе, а ад Он уготовал для диавола и аггелов его, как говорится в Евангелии, а не для людей. Если иные своими неправдами вместо уготованных им благ избирают то, что уготовано для диавола, то это бывает помимо желания человеколюбивого Владыки. Почему святой Павел, пиша о самом существе воскресения и о том, чего ради определил его Создатель всех, справедливо умалчивает о тех, кои пойдут в муку вечную».

   Стих 18. Темже утешайте друг друга в словесех сих.
   Вот цель, по которой святой Павел коснулся воскресения верующих и их блаженной участи по воскресении! Утешайте друг друга; чтоб не скорбеть об умерших, как прочие, не имеющие упования. Утешайте друг друга — менее смущенные и более спокойные, передавая другим слова веры о воскресении, повторяя их пред ними с сердечным убеждением, рассеивайте мрак скорби У Других. Утешайте в словесех сих — этими словами, которые я вам передал, этим учением, этим изображением светлой участи воскресших верных, говоря друг другу: вот что будет! Прилично ли нам скорбеть? — Утешать себя этим можно не только скорби об умерших, но и во всякой другой скорби. Ибо ничто не сильно так растворять горечь скорбей, как уверенность, что здешняя жизнь не есть окончательная, что будет другая, в которой воздано будет скорбным здесь неизъяснимым блаженством, коль скоро скорбящие искренни в правой вере и правы в жизни. Особенно это утешительно терпящим напраслины.

0

7

О Димитриевской Родительской Субботе


ДМИТРИЕВСКАЯ СУББОТА — день поминовения усопших.

Православная церковь называет всех усопших – «родителями», потому как они уже не принадлежат нашему миру, а относятся к «роду отцов», а потому нужно благоговеть к их памяти.
Суббота - это этот день недели, является днем покоя, и призван символически отражать состояние душ умерших христиан, которые ждут всеобщего воскресения мертвых.

Дмитриевская родительская суббота была установлена специально в память о воинах, погибших на поле Куликовом, защищая отечество. Монастырское предание говорит нам о том, что и сам Преподобный Сергий совершал богослужение во время сражения и молился о воинах,полагаших на поле брани души свои. Об этом же нам повествует и Житие Преподобного:
"Святой Сергий, обладая, даром прозорливости, знал обо всех событиях на поле боя, как будто бы они происходили рядом с ним. Предстоя вместе с братией Богу с молитвой о победе над погаными, он издалека, с расстояния во много дней ходьбы, видел происходившее. По прошествии немногого времени, когда безбожники были окончательно разбиты, святой поведал братии о храбрости Великого князя Димитрия Ивановича, со славой победившего поганых, назвал по именам русских воинов, павших от руки врагов, и принес за них заупокойные молитвы.
Достохвальный победоносный Великий князь Димитрий, одержав славную победу над враждебными варварами, с великой радостью, торжествуя, вернулся в свое отечество. По возвращении он незамедлительно посетил святого старца Сергия, с ним вместе прославил Всесильного Бога, благодарил старца и братию за благой совет и молитвы, с сердечной радостью рассказал о битве с татарами – как Господь возвеличил на нем Свою милость"

http://cs315426.userapi.com/v315426269/3456/aLG5oM8vEQY.jpg

0

8

Рассказы о святых. Великомученик Димитрий Солунский (димитриевская суббота)

0

9

Тут только есть верующие и неверующие. Там - все верующие

Одно из самых тягостных зрелищ на свете - поминки, совершаемые атеистами. Вот все пришли домой от свежей могилы. Встает старший, поднимает рюмку... И в этот момент все просто физически ощущают, что что-то могут и должны они сделать для того, с кем только что они простились.

http://cs7001.vk.me/c315525/v315525796/57c7/9zQLdr5RhTI.jpg

Молитва об ушедших - это потребность сердца, а не требование церковной дисциплины. Сердце требует: помолись!!! А рассудок, покалеченный еще школьными уроками безбожия, говорит: "незачем, молиться некому и не о ком: небеса полны разве что радиоволнами, а от того человека, с которым мы жили еще три дня назад, не осталось уже ничего, кроме того безобразия, которое мы только что засыпали землею". И вот даже на лицах людей отражается эта внутренняя ошибка. И звучат столь ненужные слова: "Покойный был хорошим семьянином и общественным работником"...

Нас не было - нас не будет. Так не есть ли человек, чья жизнь нелепо мелькает меж двумя пропастями небытия, не более чем "покойник в отпуске"?.. Я умру, а мир останется полным, как новехонькое яйцо. Борис Чичибабин однажды дал безжалостно-точное определение смерти, как она предстает неверующему человеку:

Как мало в жизни светлых дней, Как черных много! Я не могу любить людей, Распявших Бога! Да смерть - и та! - нейдет им впрок Лишь мясо в яму, Кто небо нежное обрек Алчбе и сраму.

Что люди выносят с кладбища? Что сам ушедший смог обрести в опыте своего умирания? Сможет ли человек увидеть смысл в последнем событии своей земной жизни - в смерти? Или и смерть - "не впрок"? Если человек перейдет границу времени в раздражении и злости, в попытке свести счеты с Судьбой, - в Вечности отпечатлеется именно такой его лик... Поэтому-то и страшно, что, по мысли Мераба Мамардашвили, "миллионы людей не просто умерли, а умерли не своей смертью, т.е. такой, из которой никакого смысла для жизни извлечь нельзя и научиться ничему нельзя". В конце концов, то, что придает смысл жизни, придает смысл и смерти... Именно ощущение бессмысленности смерти делает столь тяжелыми и неестественными похороны атеистов.

Для сравнения сопоставьте Ваше ощущение на старом кладбище, где покой людей, сторожат могильные кресты, с тем, что чувствует Ваше же сердце при посещении советских звездных кладбищ. Можно с мирным и радостным сердцем гулять - даже с ребенком - по кладбищу, скажем, Донского монастыря. Но не чувствуется мира на советском Новодевичьем...

В моей же жизни был случай прямой такой встречи. В 1986 году в пожаре в Московской духовной академии сгорели пятеро семинаристов. Хоронили их на городском кладбище Загорска. И вот, впервые за десятилетия на это кладбище пришли священники - не таясь, в облачениях, с хором, с молитвой. Пока студенты прощались со своими однокурсниками, один из монахов отошел в сторонку и тихо, стараясь быть максимально незаметным, стал ходить среди соседних могил. Он кропил их святой водой. И было такое ощущение, что из-под каждого холмика доносится слово благодарности. В воздухе как бы растворилось обещание Пасхи...

Или вот иной пример неуничтожимости человека. Попробуйте, взяв в руки книгу, помолиться об ее авторе. Берете в руки Лермонтова - скажите про себя, раскрывая нужную Вам страничку: "Господи, помяни раба твоего Михаила", Прикасается Ваша рука к томику Цветаевой - вздохните и о ней: "Прости, Господи, рабу Твою Марину и приими ее с миром". Все будет прочитываться иначе. Книжка станет больше самой себя. Она станет встречей с человеком.

Пушкин (упокой, Господи, раба Твоего Александра!) среди обстоятельств, которые человека делают человеком, называл "любовь к отеческим гробам". Каждого человека ждет отправление "в путь все. земли" (Иис. Нав. 23,14).

Не может быть вполне человеком тот, кого никогда не посещала мысль о смерти, кто никогда в тайнике своего сердца не повторял те слова, которые произнес преп. Серафим Саровский: "Господи, как мне умирать будет?"

Событие смерти, ее таинство - одно из важнейших событий во всей жизни человека. И потому никакие отговорки типа "некогда", "недосуг" и т.п. не будут приняты ни совестью, ни Богом, если мы забудем дорогу к родительским могилам. Надеюсь, мы никогда не доживем до тех лет, когда исполнится мечта Елены Рерих: "кладбища вообще должны быть уничтожены как рассадники всяких эпидемий".

Для восточного мистицизма тело человека - лишь тюрьма для души. По высвобождении - сжечь и выбросить. Для христианства тело - храм души. И верим мы не только в бессмертие души, но и в воскресение всего человека. Потому и появились на Руси кладбища: семя бросается в землю, чтобы с новой космической весной взойти. По слову ап. Павла, тело - храм духа, живущего в нем, а, как мы помним, "и храм поруганный - все храм". И потому тела дорогих людей у христиан принято не бросать в огненную бездну, а класть в земляную постель...

Перед началом и в дни Великого Поста, перед тем, как мы сделаем первый шаг навстречу Пасхе, звучит под сводами храмов слово нашей любви ко всем тем, кто прежде нас шел дорогой жизни: "Упокой, Господи, души усопших раб Твоих!". Это - молитва обо всех, ибо, по замечательному слову Анастасии Цветаевой, "тут только есть верующие и неверующие. Там - все верующие". Теперь они все видят то, во что мы только веруем, видят то, во что когда-то они же запрещали веровать нам. И, значит, для всех них наше молитвенное воздыхание будет драгоценным даром.

Дело в том, что человек умирает не весь. В конце концов, еще Платон спрашивал: почему, если душа всю жизнь борется с телом, то с гибелью своего врага она должна сама исчезнуть? Душа пользуется телом (в том числе и мозгом и сердцем), как музыкант пользуется своим инструментом. Если струна порвалась, мы уже не слышим музыки. Но это еще не основание утверждать, что умер сам музыкант.

Люди скорбят, умирая или провожая умерших, но это не есть свидетельство о том, что за дверью смерти только скорбь или пустота. Спросите ребенка в утробе матери - желает ли он выходить оттуда? Попробуйте описать ему внешний мир - не через утверждение того, что там есть, (ибо это будут реалии, незнакомые ребенку), а через отрицание того, что питает его в материнском чреве. Что же удивляться, что дети плача и протестуя, приходят в наш мир? Но не таковы ли скорбь и плач уходящих?

Лишь бы рождение не сопровождалось родовой травмой. Лишь бы дни подготовки к рождению не были отравлены. Лишь бы не родиться в будущую жизнь "извергом".

Мы вообще, к сожалению, бессмертны. Мы обречены на вечность и на воскрешение. И как бы нам не хотелось прекратить свое существование и не нести наши грехи на Суд - вневременная основа нашей личности не может быть просто унесена ветром времени... "Хорошие новости из Иерусалима" состояли в том, что качество этого нашего приснобытия может стать иным, радостным, бессудным ("Слушающий слово Мое на Суд не приходит, но пришел от смерти в жизнь" - Ин. 5,24).

Или непонятно, что такое душа? Есть ли она? Что это такое? - Есть. Душа - это то, что болит у человека, когда все тело здорово. Ведь говорим же мы (и ощущаем), что не мозг болит, не сердечная мышца - душа болит. И напротив - бывает, что при муке и скорби что-то в нас радуется и чисто поет (так бывает с мучениками).

"Смерти нет - это всем известно. Повторять это стало пресно. А что есть - пусть расскажут мне..." - просила Анна Ахматова. О том, "что есть", и говорят родительские субботы, восходящие к празднику Успения. Праздник... Но это ведь день кончины Богоматери. Почему же - праздник?

А потому, что смерть не есть единственный способ кончины. Успение - антоним смерти. Это, прежде всего - не-смерть. Два этих слова, различающихся, в языке любого христианского народа, означают радикально противоположные исходы человеческой жизни. Взращивает человек в себе семена любви, добра, веры, всерьез относится к своей душе - и его жизненный путь венчается успением. Если же разрушение он нес себе и окружающему миру, раной за раной уязвлял свою душу, а грязь из нее, неухоженной и заросшей, выплескивал вовне - конечный, смертный распад завершит его прижизненное затухание.

Отныне (в смысле - со времени воскресения Христа) образ нашего бессмертия зависит от образа нашей любви. "Человек поступает туда, где ум имеет свою цель и любимое им" - говорил преп. Макарий Египетский.

На иконе Успения Христос держит на руках младенца - душу своей Матери. Она только что родилась в Вечность. "Господи! Душа сбылась - умысел твой самый тайный!", - можно было бы сказать об этом миге словами Цветаевой.

Душа "сбылась", исполнилась - и в слове "успение" слышатся отголоски не только "сна", но и "спелости" и "успеха".

"Время умирать" (Эккл. 3,2). Может быть, самое разительное отличие современной культуры от культуры христианской - в неумении умирать, в том, что нынешняя культура не вычленяет в себе это время - "время умирать". Ушла культура старения, культура умирания. Человек подходит к порогу смерти, не столько стараясь всмотреться за его черту, сколько без конца оборачиваясь назад и с ужасом вычисляя все разрастающееся расстояние от поры своей молодости. Старость из времени "подготовки к смерти", когда "пора о душе подумать", стала временем последнего и решительного боя за место под солнцем, за последние "права"... Она стала временем зависти.

У русского философа С Л. Франка есть выражение - "просветление старости", состояние последней, осенней ясности. Последняя, умудренная ясность, о которой говорят строки Бальмонта, списанные "современностью" в раздел "декадентства":

День только к вечеру хорош. Жизнь тем ясней, чем ближе к смерти. Закону мудрому поверьте - День только к вечеру хорош.

С утра уныние и ложь И копошающиеся черти... День только к вечеру хорош. Жизнь тем ясней, чем ближе к смерти.

Здесь приходила к человеку мудрость. Мудрость - это, конечно, не ученость и не энциклопедичность, не начитанность. Это - знание немногого, но самого важного. Потому-то к монахам - этим "живым мертвецам", при постриге как бы умершим для мирской суеты и потому ставшим самыми живыми людьми па земле, - и ездили энциклопедисты за советом. Гоголь и Соловьев, Достоевский и Иван Киреевский, лично беседовавший с Гегелем и Шеллингом, своих главных собеседников нашли в Оптиной пустыни. Потому что здесь разговор шел "о самом важном". Самым важным Платон - отец философов - называл вот что: "Для людей это тайна: но все, которые по-настоящему отдавались философии, ничего иного не делали, как готовились к умиранию и смерти".

В середине нашего века константинопольский патриарх Афинагор I так говорил о времени умирания: "Я хотел бы умереть после болезни, достаточно долгой, чтобы успеть подготовиться к смерти, и недостаточно длительной, чтобы стать в тягость своим близким. Я хотел бы лежать в комнате у окна и видеть: вот Смерть появилась на соседнем холме. Вот она входит в дверь. Вот она поднимается по лестнице. Вот уже стучит в дверь... И я говорю ей: войди. Но подожди. Будь моей гостьей. Дай собраться перед дорогой. Присядь. Ну вот, я готов. Идем!"...

Помещение жизни в перспективу конца делает ее именно путем, придает ей динамику, особый вкус ответственности. Но это конечно, лишь, если человек воспринимает свою смерть не как тупик, а как дверь. Дверь же - это кусочек пространства, через который входят, проходя его. Жить в двери нельзя - это верно. И в смерти нет места для жизни. Но есть еще жизнь за ее порогом. Смысл двери придает то, доступ к чему она открывает. Смысл смерти придает то, что начинается за ее порогом. Я не умер - я вышел. И дай Бог, чтобы уже по ту сторону порога мог я произнести слова, начертанные на надгробии Григория Сковороды: "Мир ловил меня, но не поймал".

Автор: диакон Андрей Кураев

0

10

У нас нередко на субботы мясопустную и Пятидесятницы смотрят только как на просто родительские субботы, предназначенные главным образом, если не исключительно, для поминовения наших сродников и друзей. Такое отношение показывает только незнакомство с совершенно исключительным содержанием службы этих двух суббот, непонимание намерения Церкви относительно этих двух нарочитых дней.

Святая Церковь, представляя нам очень много случаев к молитве о наших близких, дорогих усопших и к поминовению их по именам, вместе с тем в своих заупокойных песнопениях и молитвах постоянно поучает нас одновременно молить Господа и об упокоении всех преждепочивших православных христиан. Этим она напоминает нам, что кроме любимых наших сродников и друзей у нас есть еще множество братии во Христе, которых мы, и не видавши их, должны любить, о которых, даже и не зная их имен, мы должны молиться. Так устанавливает она и старается поддержать такой порядок, при котором молитва о каждом православном христианине будет непрестанно возноситься даже и тогда, когда не останется в живых никого из лично знавших его, когда забудется на земле имя его, — молитва о нем будет непрестанно возноситься до скончания века.

Свт. Афанасий (Сахаров) «О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви»

http://cs417922.vk.me/v417922796/623d/cmfjHbEev2c.jpg

0

11

http://cs409721.vk.me/v409721716/513f/B1xAWsapISI.jpg

0

12

Учение Церкви о смерти. Усопшие

О том, как относиться к смерти, что происходит с усопшими, как им помочь, о загробной жизни, о домашних молитвах, чтении Псалтири, церковном отпевании, поминовении самоубийц, о значении третьего, девятого, сорокового дней после смерти, о погребении, как правильно провожать человека в последний путь, о заочном отпевании, о кремации, о значении места захоронения, о молитвах на кладбище, о трапезе, застолье или пьянке после погребения, о христианских поминках и языческих тризнах, о милостыне за почивших, сорокоусте, частном суде, записках об упокоении, о подготовке к смерти, родительских субботах, мыслях о смерти, радонице, особых днях поминовения усопших, поминовении православных воинов, о панихиде, посещении кладбищ, уходе за могилками, о распитии спиртного на кладбище, о ритуальных службах...
"Помни о смерти - и вовек не согрешишь"
"Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века"

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ (родительские субботы)