Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » Памяти новомучеников и исповедников за веру пострадавших..


Памяти новомучеников и исповедников за веру пострадавших..

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Собор новомучеников в Бутове пострадавших.
http://s49.radikal.ru/i124/1004/27/e28c19b88555.jpg

на Бутовском полигоне по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла происходит ежегодно традиционное Патриаршее богослужение - Литургия под открытым небом, посвященная празднованию Собора Бутовских святых, отмечаемая ежегодно в 4-ю субботу по Пасхе.

В начале 90-х годов у южной окраины Москвы в районе ст. Бутово был обнаружен бывший стрелковый полигон НКВД-КГБ, где в 30-40-хх годах XX столетия производились массовые расстрелы и захоронения жертв политических репрессий. Только в период с августа 1937 г. по октябрь 1938 г. здесь было расстреляно 20 765 человек. Общее же число пострадавших и захороненных на этом месте неизвестно, но по некоторым оценкам оно значительно превосходит указанную цифру. Среди расстрелянных преобладают жители Москвы и Московской области, но вместе с ними пострадали жители и уроженцы других областей нашей страны и иностранцы. Это простые рабочие и крестьяне, военные и интеллигенция, известные государственные и общественные деятели, священнослужители. Можно назвать имена: Ф.А.Головина, председателя второй Государственной думы; Н.Н.Данилевского, одного из первых русских летчиков; В.А.Комаровского, искусствоведа, художника и иконописца; художников Александра Древина, Романа Семашкевича, Владимира Тимирева и других.

посмотрите ролик  :'(


К настоящему времени установлены имена около 1000 священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, пострадавших в Бутово за свои религиозные убеждения. 320 из них причислены к лику святых. Это поставило Бутово в исключительное положение, так как на территории России нет больше мест, где почивали бы останки такого количества прославленных святых. Сонм Бутовских мучеников возглавляет священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Петроградский – воин и писатель, медик и живописец, монах и композитор.

В 1995 г. территория захоронения площадью около 6 га была передана Русской Православной Церкви, и трудами общины, созданной из родственников пострадавших, здесь был построен небольшой деревянный храм и начато благоустройство захоронения. С этого времени большинство начинаний и мероприятий на полигоне происходят по инициативе и активном участии общины храма. В последние годы это место становится все более и более посещаемым. Сюда приходят родственники пострадавших, как в этом месте, так и в иных местах, а также те, кому дорога память о многочисленных невинных жертвах минувшего лихолетья.

Усилиями очень небольшой группы людей, допущенных к архивным делам, удалось восстановить историю этого места. Люди эти поразительные. Две женщины, работавшие с документами, и несколько человек из числа родственников пострадавших. Ксения Федоровна Любимова составила картотеку расстрелянных и захороненных на Бутовском полигоне. В настоящее время обработаны еще не все материалы. Создание картотеки потребовало времени, терпения, просто физических сил. Надо сказать, что память у женщин, работающих со следственными делами, необыкновенная. При нас произошел, например, следующий эпизод: приехавшая в Бутово впервые москвичка, ничего до этого момента не знавшая о судьбе своего родственника и только предполагавшая, что он может оказаться здесь, робко назвала фамилию и дату ареста, а в ответ услышала твердо произнесенные имя, отчество и подтверждение: «Да, он – наш».   

Пласт за плаcтом, понемногу открывалось, что представлял собой охраняемый объект «военного назначения». Бывшее имение купцов-промышленников Зиминых, с некогда ухоженным парком и конным заводом, после революции добровольно переданное владельцем новой власти, в 20-е годы было превращено в сельскохозяйственную колонию ОГПУ. А в начале марта 1934-го в Бутово привезли на подводах заключенных из бывшей Екатерининской пустыни, где с 1931 года была устроена тюрьма. Появилась ограда из колючей проволоки. Кое-где были расставлены часовые… И началась стрельба, не прекращавшаяся иногда по нескольку часов подряд. Поначалу дачники не придали ей значения: полигон – это полигон. Подозрения появились тогда, когда поздно возвращавшиеся домой жители стали время от времени видеть черные «воронки», наглухо закрытые фургоны. Иногда по несколько машин одновременно. Случалось, слышали и отдаленные крики. Но время было такое, что боялись даже делиться своими предположениями друг с другом.

Теперь уже известно, что бывшая спецзона НКВД-КГБ в Бутово является крупнейшим в Москве местом массовых захоронений жертв политических репрессий. Среди расстрелянных – великое множество священников, среди которых 6 архипастырей, монашествующие, верующие из числа мирян, люди, служившие при храмах. За несколько лет решениями Архиерейского Собора Русской Православной Церкви и Синода 230 из них прославлены в лике святых.

Пик расстрелов пришелся на время «ежовщины». За год, с июля 1937 – по август 1938 года, на полигоне было расстреляно 20765 человек. Из них около 1000, по материалам следственных дел, пострадали именно за верность Церкви, за веру.

Но, видимо, и в смерти надо было знать беду. Ведь и Господь был распят среди разбойников. Здесь, безымянных могилах-рвах бок о бок, один на другом, лежат останки святых и гонителей веры, жертв и их мучителей. Трудно писать об этом: расстрельные «бригады» выполняли задание «под водку»: настолько жуткой была эта работа. И в задачи некоторых «бригад», как говорят, входила «ликвидация» предыдущих. Таким образом, скрывалось место расстрела людей значительных, отмеченных чем-то, так, чтобы и «концы в воду».

Когда несколько лет назад нынешний настоятель храма в честь новомучеников Бутовских, о. Кирилл Каледа, внук священномученика Владимира Амбарцумова, предпринял попытку вскрыть небольшой фрагмент расстрельного рва, при соблюдении всех мер предосторожности, с приглашением опытных специалистов-антропологов, – тогда была еще робкая надежда обрести мощи – стало ясно, что это невозможно. На квадрате 10 метров было обнаружено около 150 останков тел. Люди лежат в пять слоев. А это значит, что убитые и раненные падали на мертвых.   

При помощи аэрофотосъемки удалось восстановить топографию рвов: их больше десятка. Огромные 60– 70-ти–метровые траншеи шириной в 4- 5 метров , «П»-образной, «Г»образной формы. В них погребены люди 60 национальностей, самых разных общественно-политических взглядов, разного культурного уровня. Бутово стало одним из самых ужасных следствий апостасии 20–30-х годов и одновременно – одним из самых значительных символов верности Христу.
С 2000 года каждую весну Бутовский полигон посещает Патриарх Алексей и совершает под открытым небом торжественное богослужение памяти убиенных. Его Святейшеству сослужит сонм духовенства Москвы и Московской области (более 200 священнослужителей). На богослужении присутствуют несколько тысяч молящихся. Представляется, что Бутово может стать местом памяти не только пострадавших здесь, но и погибших в иных местах. Оно расположено около Москвы и его реально посетить, но вне города, вне городской суеты. В текущем году правительствами Москвы и Московской области планируется провести благоустроительные работы на территории захоронения, главной целью которых является оформление погребальных рвов в виде могильных холмов.

15 мая 2004 г. Патриарх Алексий заложил на Бутовском полигоне соборный каменный храм в честь святых новомучеников и исповедников российских. За прошедший год завершен основной этап капитального строительства храма, и 28 мая 2005 г. Его Святейшество освятил Крест, который был установлен на главном куполе храма.

Малое освящение храма было совершено 11 декабря 2006 года и совпало с днем памяти новомученика митрополита Серафима (Чичагова), расстрелянного в 1937 году на Бутовском полигоне.

Община храма святых новомучеников и исповедников российских в Бутове обращается ко всем, кому дорога память о наших невинно пострадавших соотечественниках, оказать помощь в святом деле в благоукрашение храма-памятника.
Проведение богослужения под открытым небом в день празднования Собора Новомучеников, в Бутове пострадавших, возглавляемое Его Святейшеством и в котором участвует сонм духовенства и множество верующих Москвы и Московской области, уже стало традицией.

     А история возникновения этой традиции следующая.
В 1999 году шла активная подготовка к празднованию 2000-летия христианства. И как дар к этому юбилею, Русская Православная Церковь готовила прославление Собора Новомучеников и Исповедников Российских, которое должно было состоятся на Юбилейном Соборе в августе 2000 года. Еще не были точно определены конкретные имена и количество новых святых, но то, что их будет множество, было ясно.
    11 декабря 1999 г. в Бутове совершалось празднование памяти сщмч. Серафима , Митрополита Петроградского (Чичагова), и несколько священнослужителей, принявших в этом участие, выразили пожелание перед прославлением Собора новомучеников совершить торжественное богослужение в память священнослужителей и мирян, пострадавших за Веру Христову в Бутове, с приглашением на него всех желающих. В связи с небольшими размерами бутовского храма, было высказано предложение совершить этого богослужение под открытым небом. Такой опыт уже был, так как первая Божественная Литургия на Бутовском полигоне была совершена летом 1995 года в походном храме Всех святых в земле Российской просиявших.
При обсуждении наиболее удобного для всех времени проведения предполагаемого богослужения, были высказаны следующие доводы. Его необходимо провести после того как стает снег и просохнет земля, но до начала периода летних отпусков. Чтобы на нем могло присутствовать большее количество верующих, оно должно быть совершено в выходные дни, а для того, чтобы дать возможность участвовать в нем духовенству, оно должно быть совершено не в воскресный и не в праздничный день. Исходя из этого остановились, что удобнее всего одна из весенних суббот, тем более, что в субботние дни по уставу положено особое поминовение усопших. Было решено обратиться к Святейшему Патриарху за благословением на совершение такого богослужения в одну из Пасхальных суббот.

Его Святейшество не только благословил совершение этого богослужения, но и откликнулся на просьбу возглавить его. Первое богослужение было назначено на 27 мая, 4-ю субботу по Пасхе. Святейший Патриарх Алексий благословил духовенство и верующих г. Москвы участвовать в богослужении в Бутове, и пригласил на него Митрополита Ювеналия с духовенством и верующими Московской области.
27 мая 2000 г. на Бутовском полигоне, как огромном естественном антиминсе, Святейший Патриарх Алексий совершил Божественную Литургию, на которой поминались "все на месте сем и в иных местах в годину лютых гонений за веру Христову пострадавшие". Его Святейшеству сослужило 8 архиереев и около 240 священнослужителей из Москвы и Московской области. По некоторым оценкам на богослужении присутствовало 4 тысячи человек. Пению хора вторило пение птиц.
После завершения службы священнослужители принимавшие в ней участие высказали предложение о совершении подобных богослужений ежегодно.

    Юбилейным Собором 2000 года в числе великого множества новопрославленных святых были прославлены 129 новомучеников в Бутове убиенных.В начале 2001 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия в субботу 4-ой недели по Пасхе было установлено празднование Собора Новомучеников, в Бутове пострадавших, и в последующие два года в этот день в Бутове совершались праздничные богослужения, возглавляемые Его Святейшеством.
    На богослужении 12 мая 2001 г., проходившем под проливным дождем, Патриарху Алексию сослужил глава Элладской Церкви, Архиепископ Афинский и всея Эллады Христодул, а также 15 архиереев Русской и Элладской Поместных Церквей и около 360 священнослужителей из Москвы и Московской области; молящихся присутствовало 3 тысячи человек. В богослужении 1 июня 2002 г. приняло участие 12 архиереев и 200 священнослужителей, в том числе делегация военных каппеланов Польской Православной Церкви.
По числу принимающих участие в богослужении священнослужителей службы в Бутове одни из самых многочисленных среди богослужений, регулярно проводимых в Русской Православной Церкви, и это соответствует тому месту, которое занимает святая Бутовская земля на духовном небосводе России.
К настоящему времени Полнотой Русской Православной Церкви прославлено 320 новомучеников , в Бутове убиенных. По числу прославленных святых, чьи останки почивают в одном месте, в России нет больше мест, подобных Бутову. Даже Собор Киево-Печерских святых включает имена менее 150 святых.

http://www.pravmir.ru/sobor-novomucheni … radavshix/
http://www.st-nikolas.orthodoxy.ru/newm … htmlПамяти

0

2

http://s10.rimg.info/dd96bee2cb53d8853a348f327bcf2747.gif http://s7.rimg.info/bf9d4fbf7677c340a67b18a6a013d8d6.gif http://s10.rimg.info/dd96bee2cb53d8853a348f327bcf2747.gif
http://gifr.ru/data/gifs/8/f/5/8f5144c316.gif

0

3

Спасибо Аня, давно хотела почитать про  бутовский полигон..  http://s9.rimg.info/6b970442c32dd68f39dddc3cabdde41d.gif  ни разу не была в этом святом месте, хотя от нас это не так далеко находится.. может быть выберусь как-нибудь..
Светлая, вечная память всем пострадавшим!

0

4

во славу Божию! 
читать и смотреть без слез об этом невозможно ! практически ежедневно есть память того или иного новомученника ,о некоторых мы знаем из житий ,а о многих нет,о многих нами не ведомых знает лишь Господь  ..Бутовский полигон -это огромный Крест мощевик , где огромный сонм за веру пострадавших ,молитвенников за нас грешных ..

21 мая 2011 года, в день Собора новомучеников, в Бутове пострадавших, который празднуется ежегодно в 4-ю субботу по Пасхе, Предстоятель Русской Православной Церкви по традиции возглавил служение Божественной литургии под открытым небом на Бутовском полигоне вблизи храма Новомучеников и исповедников Российских
http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175108/2_VSN0017.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175114/2_VSN0042.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175112/2_VSN0048.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175154/2_VSN0091.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175158/2_VSN0135.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175162/2_VSN0119.jpg

икона Новомученников
http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175140/2_VSN0271.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175146/2_VSN0278.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175144/2_VSN0293.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175148/2_VSN0352.jpg

http://p2.patriarchia.ru/2011/05/21/1233175064/2_VSN0511.jpg

0

5

спасибо Аня, за фотоотчет,  http://s8.rimg.info/6d48f845f573540e53e34450c510edd7.gif  я сначала не могла прикинуть, что это сегодняшние фотографии, так как они такие солнечные, а у нас дождик вроде целый день, потом вспомнила, что до обеда было солнечно и тепло..

Ань, не по теме, но может знаешь.. показала мужу фотки, а он спрашивает, что означают палочки у креста (там по-моему что-то наподобие копия и ещё что-то  http://s8.rimg.info/ce4c58c554a2573ffee82c7f76e6b28e.gif  )

0

6

Оля, копие сотника Лонгина и трость с губкой, изображаемые вдоль креста.
на губке подавали уксус помнишь из Евангелия ,а копием пробили ребра ..

0

7

Спасибо Аня, я про копие так и подумала, а про трость с губкой не догадалась  http://s8.rimg.info/ce4c58c554a2573ffee82c7f76e6b28e.gif

0

8

http://s8.rimg.info/8ef08e148e7c96f3b2d661491386b894.gif 


Крест схимнический или “Голгофа”

Надписи и криптограммы на Русских крестах всегда были гораздо разнообразнее, чем на Греческих.
http://biblia.org.ua/img/cross1/Image580.gif
С XI-го века под нижней косой перекладиной восьмиконечного креста появляется символическое изображение головы Адама, погребенного по преданию на Голгофе (по-евр. — “лобное место”), где и был распят Христос. “На том месте, где я буду погребен, будет распято Слово Божие и оросит Своею кровию мой череп”, — пророчествовал Адам. Эти его слова проясняют сложившуюся на Руси к XVI-му веку традицию производить около изображения “Голгофы” следующие обозначения: “М.Л.Р.Б.” — место лобное распят бысть, “Г.Г.” — гора Голгофа, “Г.А.” — глава Адамова; причем кости рук, лежащие перед головой, изображаются: правая на левой, как при погребении или причащении.

Буквы “К” и “Т” означают копие сотника Лонгина и трость с губкой, изображаемые вдоль креста.

Над средней перекладиной помещаются надписи: “IС” “ХС” — имя Иисуса Христа; а под ней: “НИКА” -Победитель; на титле или около нее надпись: “СНЪ” “БЖIЙ” — Сын Божий или аббревиатура “I.Н.Ц.И.” — Иисус Назорей Царь Иудейский; надписание же над титлой: “ЦРЬ” “СЛВЫ” — Царь Славы.

Вопрос о причине начертания нижней перекладины наклоненной достаточно убедительно разъясняется литургическим текстом 9-го часа службы Кресту Господню: “Посреде двою разбойнику мерило праведное обретеся Крест Твой: овому убо низводиму во ад тяготою хуления, другому же легчашуся от прегрешений к познанию богословия”. Иными словами, как на Голгофе для двоих разбойников, так и в жизни для каждого человека крест служит мерилом, как бы весами его внутреннего состояния.

Одному разбойнику низводимому во ад “тяготою хуления”, произнесенного им на Христа, он стал как бы перекладиной весов, склонившейся вниз под этой страшной тяжестью; другого разбойника, освобожденного покаянием и словами Спасителя: “днесь со Мною будеши в раю” (Лк. 23; 43), крест возносит в Царство Небесное.

Такие кресты положено вышивать на облачении великой и ангельской схимы; три креста на парамане и пять на кукуле: на челе, на груди, на обоих плечах и на спине.

Крест “Голгофа” также изображается на погребальном саване, который знаменует сохранение обетов, данных при крещении, подобно белому савану новокрещаемых, означающему очищение от греха.

“Крест хранитель всей вселенной, Крест красота Церкви, Крест, царей держава, Крест верным утверждение, Крест ангелом слава, Крест бесом язва”, — утверждает абсолютную Истину светилен праздника Воздвижения Животворящего Креста.

Восьмиконечие - наиболее соответствует исторически достоверной форме креста, на котором был уже распят Христос, как свидетельствуют Тертуллиан, святой Ириней Лионский, святой Иустин Философ и другие. “А когда Христос Господь на плечах Своих носил крест, тогда крест был еще четырехконечном; потому что не было еще на нем ни титла, ни подножия. (...) Не было подножия, потому что еще не поднят был Христос на кресте и воины, не зная до какого места достанут ноги Христовы, не приделывали подножия, закончив это уже на Голгофе”, — обличал раскольников Святитель Димитрий Ростовский (Розыск, кн. 2, гл. 24). Также не было еще и титла на кресте до распятия Христа, потому что, как сообщает Евангелие, сначала “распяли Его” (Ин. 19; 18), а потом только “Пилат написал надпись и поставил (своим распоряжением) на кресте” (Ин. 19; 19). Именно сначала по жребию поделили “одежды Его” воины “распявшие же Его” (Мф. 27; 35), а уж только потом “поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский” Мф. 27; 37

Итак, четвероконечный Крест Христов, несомый на Голгофу, который все, впавшие в беснование раскола, называют печатью антихриста, именуется в Святом Евнгелии все же “крестом Его” (Мф. 27; 32, Мк. 15; 21, Лк. 23; 26, Ин. 19; 17),то есть также, как и с табличкой и подножием после распятия (Ин. 19; 25). На Руси крест этой формы (рис. 27) употреблялся чаще других.

0

9

вот тут у нас еще есть более подробное описание всей символики  Крест Господень:  Почитание Креста Христова

0

10

http://s8.rimg.info/6d48f845f573540e53e34450c510edd7.gif   http://s8.rimg.info/6d48f845f573540e53e34450c510edd7.gif   http://s8.rimg.info/6d48f845f573540e53e34450c510edd7.gif

0

11

Скорбный путь жен новомучеников и исповедников Российских

Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь.

Пс. 33: 20

Проидохом скозе огнь и воду, и извел еси ны в покой.

Пс. 65: 12

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100416/41662.p.jpg
Жены новомучеников и исповедников Российских прошли горький и скорбный путь. Высокий подвиг несли они посреди безбожного мира, воспитывая детей, терпя лишения, притеснения властей, голод и нищету.

Совершая свой крестный путь, подчас унывая и скорбя, они не малодушествовали, но находили в себе силы молиться и славословить Бога. Как выжили они? Как оставались верными Христу? Об этом наша статья.

В семье известного московского священника и талантливого проповедника отца Михаила Шика после его первого ареста осталось трое детей. Оказавшись почти без средств к существованию, его матушка ездила с полугодовалой дочкой из Сергиева Посада в Москву на работу. Она оставляла девочку у родственников и бежала в Исторический музей, где водила экскурсии. А затем с продуктами и пеленками в рюкзаке, с маленькой дочкой на руках возвращалась в Посад. «Уныние не было ей свойственно, – пишет ее дочь Елизавета в своих воспоминаниях. – После моего рождения мама писала отцу в тюрьму: “Дай тебе Бог терпения. А я сквозь тоску о тебе чувствую себя счастливой безмерно, счастливой тобой и знаю, что впереди – радость свидания, и верю, что она не отнимется от нас, и молюсь, только бы нам самим ее не отравить…”» Отец Михаил был расстрелян в 1937 году на полигоне Бутово под Москвой. Матушка Наталья Дмитриевна искала его по разным тюрьмам. Так и не узнав о судьбе мужа, она перед смертью написала ему трогательное прощальное письмо: «Дорогой мой, бесценный друг! Вот уже и миновала последняя моя весна. А ты? Все еще загадочна, таинственна твоя судьба. Все еще маячит надежда, что ты вернешься. Но мы уже не увидимся, а как хотелось тебя дождаться. Но не надо об этом жалеть. Встретившись, расставаться было бы еще труднее, а мне пора… Имя твое для детей священно. Молитва о тебе – самое задушевное, что их объединяет. Иногда я рассказываю им что-нибудь, чтобы не стерлись у них черты твоего духовного облика».

Память о дорогом человеке всегда в сердце любящего, и даже в преддверии могилы все мысли – о нем. Не перестаешь удивляться высокому духу и благоговейным отношениям друг к другу этих святых людей. Между ними была та любовь, которая, по слову апостола Павла, «никогда не перестает» (1 Кор. 13: 8), а переходит в вечность.

Матушка Александра Сергеевна Голышева хранила последнее письмо отца Николая за иконами как святыню. В этой прощальной записке батюшки, написанной им из тюрьмы незадолго до расстрела, открывается его удивительное смирение и безграничная любовь к семье. «Обо мне не беспокойтесь…» – пишет отец Николай. Понимая, что его ожидает («едва ли уцелею»), он говорит: «Забота о вас. У вас нет ничего…» Последние слова записки – почти молитва: «Храни вас Господь, мои дорогие, крепитесь и молитесь за меня, не поминайте меня лихом… Простите меня Христа ради… Целую вас и молю Бога, чтобы Он сохранил вас. Не забывайте Бога, Божию Матерь и святителя Николая, под покровительство святителя Николая я вас отдаю. До гроба любящий вас папочка».

О любви как о великом Божием даре писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «И делаются человеку человеки своими на время по плоти, на веки по духу». Эта любовь являет чудеса, она и по смерти дарует общение любящим душам.

Священномученик Василий Надеждин в последнем письме из Соловецкого лагеря дает своей супруге, можно сказать, духовное завещание: «Благословляю тебя за твою любовь, за твою дружбу, за твою преданность мне… Да будет воля Божия! Мы дождемся радостного свидания в светлом Царстве любви и радости, где уже никто не сможет разлучить нас, – и ты расскажешь мне о том, как прожила ты жизнь без меня, как ты сумела по-христиански воспитать наших детей, как ты сумела внушить им ужас и отвращение к мрачному безбожному мировоззрению и запечатлеть в их сердцах светлый образ Христа…»

Матушка священника Сергия Сидорова, проходившего последние годы своего служения во Владимирской области, не писала запросы в НКВД о судьбе мужа: он, по свидетельству дочери Веры, сам сообщил супруге во сне о своей гибели. Такое общение возможно при условии, если люди живут одной духовной жизнью и вся она – в Боге.

Матушка священномученика Илии Четверухина, московского священника, погибшего в лагере на Вишере в 1932 году, вспоминает слова из канона Святой Пятидесятницы: «Разлучения вам не будет, о друзи…» «Скоро 15 лет, как батюшка отошел ко Господу, – пишет Евгения Леонидовна, – но я не чувствую с ним разлуки, я точно продолжаю с ним жить одной жизнью. Я часто слышу внутри себя его ободряющий голос, когда переживаю какие-нибудь трудности: “Ничего, мамаша, ты у меня молодец”. Так он мне, бывало, говаривал, и мне легче становится от этого. А если я делаю что-то не так, как надо, как хотел бы он, вижу во сне, что он где-то далеко от меня, и больно сжимается сердце».

Были случаи, когда мученики заботились о воспитании своих детей и после смерти. Дочь отца Михаила Шика вспоминает: «Мама уже после папиного ареста отказалась продолжить подписку на “Пионерскую правду”, сказав, что во сне отец выговаривал ей за эту подписку, так как каждый человек выписывает газету своей партии, а мы в этой “партии” не состояли».
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100416/41663.p.jpg
ротоиерей Александр Парусников с младшими детьми (слева направо: Екатерина, Иван,

Лишения и скорби учат переоценивать отношения к земным ценностям и душевным мирским привязанностям. До своего ареста протоиерей Илия Четверухин любил подолгу сиживать в библиотеке, в это время семья не должна была его тревожить. Впоследствии он признавался сыну: «Любовь к книгам мешала мне должным образом любить вас, мои дорогие». Матушке же он писал: «Прости меня, если я делил любовь свою между тобою и библиотекой. Теперь ты у меня – единственное сокровище». «Ах, как я тоскую по тебе! – говорит он в другом письме. – Не по свободе, не по дому, не по книгам, а только по тебе! Если бы ты была здесь, около меня, я был бы счастлив!»

Порой семьи священников терпели нужду в самом необходимом. Дочь священномученика Димитрия Кедроливанского из села Круги Егорьевского района носила платье, сшитое из подрясника отца. А в семье тверского священномученика Николая Морковкина было шестеро детей, когда власти, обложившие их семью непомерным налогом, решили изъять и зимнюю ватную рясу батюшки, которую матушка хотела было перекроить дочерям на пальто. Сердце родителей дрогнуло. «Вот эти-то вещи мы с женой и решили не отдавать ради защиты детей», – рассказывал впоследствии отец Николай. За это священника и его матушку отправили в ссылку, оставив детей одних. Позже, из заключения, батюшка напишет в письме: «Теперь я стал богаче, но не тем преходящим, что гниет и тлеет, а тем, что остается до гробовой доски, то есть богатством жизни духовной». О супруге своей он говорил: «Я думал, что она не перенесет такой, кажется по нашему разумению – тяжелый, крест… Но каждому верующему в Бога крест дается по силам, и каждому человеку, имеющему веру хотя бы с зерно горчичное, все возможно».

Священномученик Илия Четверухин незадолго до смерти сказал своей жене во время свидания в лагере: «Здесь я прохожу вторую духовную академию, без которой меня не пустили бы в Царство Небесное».

Удивительна стойкость и мужество, с каким принимали испытания многие семьи священников. Убожество внешней обстановки не угнетало и не озлобляло их. Дочь отца Сергия Сидорова Вера вспоминает, что мама, смеясь, называла их комнату «логово». Родители спали на полу, покрываясь всем, чем могли, так как одеяла и простыни были совсем ветхими; вся их одежда висела на гвоздях, а вещи четверых детей, спавших на лавке и кроватях, хранились в ящиках из-под посылок. Как-то в их комнату пробрался квартирный вор. Он очень сконфузился, увидев такую нищету. Заметив подошедшую матушку Татьяну, он только сказал: «Ничего, нужды бояться не надо, все устроится».

Страдания закаляли дух этих людей, поднимали их над мирской суетой, освобождая от земных попечений.

Как-то отца Сергия спросили, как он, имея такую большую семью, решился стать священником. Если его «возьмут», то на кого он оставит своих детей? Отец Сергий ответил: «На Царицу Небесную. Если я погибну, то за Ее Сына. Так неужели вы допускаете мысль, что в таком случае Она оставит моих детей? Никогда! Спасет и защитит». Через два месяца отца Сергия арестовали, и он погиб. Но «вера отца в то, что Царица Небесная спасет и защитит его детей, оправдалась, – писала его старшая дочь Вера. – Сколько было в ту пору уничтоженных семей. Взяли мужа, потом жену, а детей – в детдом, где они забудут все, что связано с семьей, ее преданья, ее святыни. Нас не тронули, хотя многих жен священников отправили в лагеря».

В житиях святых новомучеников часто встречаются моменты, когда их матушки умоляют ради семьи поменять место служения или перейти на обычную работу, оставив службу. Но осуждать их за этот естественный страх за себя и за своих детей нельзя. «Бояться не стыдно, – говорит отец Сергий Сидоров, – все мы люди, и люди слабые, а вот малодушествовать нельзя. Бог-то ведь с нами, и нигде Он нас не оставит».

Известный поэт XIX века А.Н. Майков писал:

Чем ночь темней, тем ярче звезды.
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог…

И действительно, Бог не оставлял этих людей в самых трудных обстоятельствах. Вера помогала им выживать и творила чудеса. Воистину «уповающего на Господа милость обыдет».

«Помню, это было месяцев через шесть после ареста отца, – пишет Вера Сидорова. – Мы очень нуждались, денег не было ни копейки, кругом долги. Мама сидела на кровати и кормила грудью трехмесячного Сережу (пятого ребенка, который так и не увидел своего отца), а я занималась чем-то. Вдруг мама говорит мне: “Вера, поищи в сундуке под бельем: может быть, там случайно остался хоть один сверток…” “Свертком” мы называли мелочь, закрученную в бумажку, которую отец получал за службу. В свертках были и медные монеты, и серебряные. Но я знала, что в нашем единственном сундуке, где лежало белье… давно уже ничего не осталось. Я сказала об этом маме, но она возразила мне: “Ты помолись Николаю Угоднику. Он – покровитель семьи Сидоровых, а ты – ребенок, он лучше тебя услышит и, может быть, поможет нам. Поищи свертки». Я тихонечко помолилась, открыла сундук и стала рыться среди невероятно старых и рваных наших рубашек и простыней. И вдруг – до сих пор у меня сжимается сердце – кричу маме: “Сверток!” Разворачиваю. В нем 20-копеечные монеты! Начинаю дальше искать и вижу: один, второй, третий свертки лежат в уголках сундука, и в каждом не медные, а серебряные монеты! Мама не верила мне, когда я кричала ей об этом: ведь не один раз перерывался сундук за последние месяцы, все давным-давно было истрачено… “Благодари, Вера, святителя Николая”, – сказала мне мама. Свертков семь нашла я тогда».

Протоиерей Александр Парусников с младшими детьми (слева направо: Екатерина, Иван,

В семье подмосковного священника Александра Парусникова, где было десять детей, произошло не менее удивительное чудо. Представители власти увели из семьи корову, что привело близких отца Александра в сильное смятение. На беспокойство матушки он ответил: «Сашенька, Бог дал, Бог взял. Благодарственный молебен давайте отслужим». С тех пор, как у них не стало коровы, каждый день на крыльце появлялась корзинка с бутылью молока и двумя буханками хлеба. Старшие дети долгое время дежурили у окна, выходящего на крыльцо, чтобы узнать, кто приносит им хлеб и молоко. Бывало, до глубокой ночи высматривали, но так им и не удалось увидеть благодетеля.

Господь укрепляет веру в Своих чадах. Но находясь рядом, милосердный Бог часто испытывает нас: как несем мы свой крест, с каким сердцем встречаем невзгоды и страдания. С. Бехтеев очень точно сказал о нелегком этом бремени в одном из своих стихотворений:

Оттого в этот страшный, томительный час
Так мучительна тяжесть креста,
Что весь ад сатаны ополчился на нас
За служенье заветам Христа.

У многих тогда были минуты уныния, когда казалось, что не на что и не на кого надеяться. «Все погибло, мы умрем от голода», – бывало, говорила своим детям матушка Татьяна Сидорова. Но через некоторое время она находила силы смеяться и подбадривать детей. Это та сила внутренней устойчивости, сила духа, основанная на готовности все переносить и все терпеть ради Господа, которая не дала погибнуть многим людям в страшные годы гонений. Это к таким людям относятся слова апостола Павла: «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем» (2 Кор. 4: 8–9). Не перестаешь удивляться, как, находясь в таком положении, эти святые люди не теряли веры, а еще более укреплялись в ней. После смерти матушки уфимского священника Петра Варлаамова Анны Ивановны (она осталась после ареста мужа одна с пятью детьми: старшей было 8 лет, а младшему – 7 месяцев) в ее бумагах была найдена написанная ее рукой молитва, которой она молилась ко Господу после ареста мужа: «Благодарю Тебя, Господи Боже, за все: за жизнь, за невзгоды, прожитые мною, за разлуку с любимым мужем (священником) моим, за муки и радость… за все Тебя благодарю».

Жены святых мучеников и исповедников часто с покорностью воле Божией принимали испытания. Многие из них, прощаясь с мужьями, вполне осознано говорили: «Иди страдать за Христа» (Из жития священномученика Николая Поспелова). Матушки своей верой, стойкостью и терпением лишений и скорбей разделяли участь любимых мужей, становились бескровными мученицами. В самые трудные минуты, когда священники стояли перед выбором: сохранить себе жизнь с условием отречения от сана или погибнуть, обрекая семью на страдания, матушки нередко поддерживали их в исповедании веры. Так, супруга священномученика Валериана Новицкого, получив от мужа из тюрьмы записку, в которой он волнуется о будущей судьбе своих детей, ответила: «Не отрекайся от Бога, ни от священнического сана. Мне поможет Господь».

Как понять нам, людям XXI века, святых новомучеников? Не странно ли это: благодарить Бога, когда погибает любимый человек и единственный кормилец; служить благодарственный молебен, когда из семьи, где десять детей, уводят единственную корову; радоваться жизни и рождать детей, когда нищета и голод? Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что свой крест, то есть все скорби и страдания земной жизни, кажется тяжелым до тех пор, пока человек не научается нести его с терпением и смирением во Имя Христа. «Когда же свой крест преобразится в крест Христов, то получает необыкновенную легкость. “Иго Мое благо, и бремя Мое легко есть”, – сказал Господь». Об этом же говорит и апостол Павел: «По мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» (2 Кор. 1: 5). Известный подвижник наших дней протоиерей Николай Гурьянов, тоже прошедший непростой жизненный путь, написал стихотворение, которое замечательно дополняет нашу тему:

Путь Божий

К Горе Святой, ко Граду Божью
Различных множество дорог,
Но всех начало у подножья
Креста, на коем распят Бог!

И без венца из острых терний,
Без ран, и оцта, и гвоздей,
Без мук сердечных и томлений
До райских не дойти дверей.

Все ж бремя легкое Христово
Не тяжко будет нам нести,
Если сумеем Его слово
Себе на память привести:

Что скорби праведников многи,
Но Он от всех избавит сих,
И что тернистые дороги
Введут в покой и радость их,

Что Царство Божие открыто
Для тех, кто узким шел путем,
И что для нас теперь сокрыто,
Тому разгадку там найдем,

Что там, где вечное сияет
Светило Божией любви,
Блаженство рая ожидает
Страдальца – путника земли.

http://www.pravoslavie.ru/put/46720.htm

0

12

Собор новомучеников и исповедников Российских

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100376/37696.b.jpg

Новомученики

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100376/37606.p.jpg
Клеймо с иконы "Собор новомучеников и исповедников Российских". Расстрел крестного хода в Астрахани. 1919 г.

Говорят, блаженная Ксения, проведшая многие дни своей жизни на Смоленском кладбище, часто ходила среди могил, повторяя странную фразу: «Кровь! Сколько крови!» Теперь нам понятен смысл этих слов. России предстояло умыться кровью, напиться крови, захлебнуться кровью в ходе революционного эксперимента, проведенного с планетарным размахом. Обычно о чем-то страшном, что пришлось пережить, люди говорят: «Это не должно повториться». Всматриваться в трагедии тяжело, разбираться в причинах и следствиях страшно. Лучше вот так, в порыве секундного ужаса, отвернуться от темы, тряхнуть головой, словно отгоняя страшное сновидение, и сказать: «Это не должно повториться».

Должно или не должно, это не нам решать. Если у исторического явления есть глубокие причины и если причины эти не то что не устранены, но даже не осознаны, то явление просто обречено на повторение. Вернее, люди обречены на повторное переживание однажды разразившейся беды. Вывод простой: хочется или не хочется, нравится или не нравится, но всматриваться в собственные трагедии и анализировать их придется.

Если в XVIII столетии святой человек предвидел потоки крови, имевшие пролиться в столетии XX-м, то дело ведь не только в прозорливости святого человека. Дело также и в тех исторических ошибках, которые, наслаиваясь и накапливаясь, готовы со временем слепиться в ком и, сорвавшись с горы, расплющить все, что на пути попадется. Мы не видим цельной картины мира. Наш взгляд выхватывает дробные его части, и сердце питается не ощущением целого, а осколками бытия. Поэтому в повседневности мы не способны ни на прозорливость, ни на глубокое предчувствие. Те же люди, которые вникали в глубинную суть процессов, почти в один голос предупреждали о грозовых тучах, собирающихся над Отечеством. Итак, урок номер один. История – не фатальный, заранее предсказанный процесс. Это живая ткань, образованная сцеплением свободно действующих воль. На историю можно и нужно влиять. А там, где она «вдруг» являет свой звериный облик и начинает пожирать ничего плохого не ждавших обывателей, – там обыватели виновны. Не потрудились, значит, распознать признаки времени, не потрудились и усилия приложить в нужном направлении.

Из всех виновных в революции, а как следствие – братоубийственной войне, репрессиях, гонении на Церковь, пока что названо только одно действующее лицо – интеллигенция. Она сама облегчила поиск виновных, поскольку слова осуждения прозвучали именно из уст ее лучших, прозревших посреди несчастий представителей. Интеллигенции ставится в вину ее безбытность, оторванность от народной жизни, филантропическая мечтательность. «Русскими быть перестали, западными людьми так и не сделались. Жар сердца истратили на влюбленность в чужую социальную мечту». Подобные «филиппики» в адрес профессуры, писателей и ученых можно продолжать и продолжать. Слова эти справедливы.

Революция стала плодом мысленного заблуждения, плодом уверования в ложь. А в любом народе функция переработки идей, различения добра и зла в области ума принадлежит не всем вообще, но представителям интеллигенции в первую очередь. Но справедливым будет заметить, что не на одной интеллигенции лежит тяжесть исторической ответственности.

Церковь Русская, то есть люди, ее составлявшие и наполнявшие, так ли уж свободны от ответственности? Неужели мы вправду думаем, что дело все в масонском заговоре, кознях германской контрразведки, пломбированном вагоне и прочем? Я лично так не думаю. Сама церковная жизнь наша в общих чертах несколько долгих столетий повторяла ошибки, свойственные интеллигенции. Вот слова человека, которого нельзя обвинить в нелюбви к Родине и в незнании ее истории: «Богословская наука была принесена в Россию с Запада. Слишком долго она оставалась в России чужестранкой. Она оставалась каким-то инославным включением в церковно-органическую ткань. Превращалась в предмет преподавания, переставала быть разысканием истины или исповеданием веры. Богословская мысль отвыкла прислушиваться к биению церковного сердца. И у многих верующих создавалась опасная привычка обходиться без всякого богословия вообще, заменяя его кто чем: Книгою правил, или Типиконом, или преданием старины, бытовым обрядом или лирикой души. Душа вовлекается в игру мнимостей и настроений» (Флоровский Г. Пути русского богословия). Если уж церковное сознание отвлечено от трезвого пути отцов в сторону «мнимостей и игры настроений», то кто способен будет противостать мысленным соблазнам и разукрашенной лжи?!

Церковь боролась за истину и противостояла лжи, видела надвигающуюся беду и предупреждала верных чад. Но делалось это не в стройном порядке и не единым фронтом. Борцы были похожи, скорее, на одиноких защитников Брестской крепости, воевавших до конца, и умирали за истину. Иногда их встревоженный голос и их подчеркнутое одиночество были до неразличимости подобны близкому к отчаянию одиночеству ветхозаветных пророков. Те кричали во весь голос и приходили в ужас от того, что их не понимали. Было подобное и в нашей истории.

Ну, а потом пришла беда. Пришла вначале так, что всем казалось: стоит завтра проснуться, и все будет по-старому. Но просыпались – а лучше не становилось. Становилось хуже, и уже боялись ложиться спать, а, уснувши, не хотели просыпаться.

Смерть стала привычной, голод стал обыденным, в человеке уже трудно было признать существо, сотворенное «по образу и подобию Бога». И полилась кровь. Мы далеки от мысли, что все убиенные и замученные святы. Голгофа убеждает нас в этом. Два злодея, одинаково наказанных за одинаковые злодеяния, висят по обеим сторонам от Безгрешного Иисуса. Оба рядом с Мессией, оба в муках заканчивают жизнь. Казалось бы, их загробная участь должна быть одинакова. Но вместо этого одному обещано в сей же день быть со Христом в раю, а другой вынужден разрешиться от тела и продолжить муку, теперь уже только душевную.

Само по себе страдание не спасает. И «если кто подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2 Тим. 2: 5). За Христа страдали не все. Кто-то страдал за свои грехи, кто-то платил за свои ошибки, многим пришлось платить за чужие ошибки и за чужие, столетиями накопившиеся грехи. Разобраться в этом хитросплетении судеб нам не дано – не под силу. Бог один знает все. Мы же, не зная все о всех, знаем многие имена людей, действительно умерших за Господа: тех, кто перед расстрелом молился; кто терпеливо переносил ссылки и тюрьмы; кто не озлобился; кто и по смерти жив и совершает чудеса. Это великая княгиня Елисавета, до последнего вздоха перевязывавшая раны тем, кто вместе с ней был сброшен в шахту под Алапаевском. Это Киевский митрополит Владимир, благословивший убийц пред своим расстрелом. Это архиепископ Фаддей, утопленный палачами (!) в выгребной яме. Это еще многие сотни и тысячи священников, монашествующих и мирян, с чьими жизнеописаниями стоит знакомиться, ибо они – мученики Господни, и знакомиться долгие годы, ибо много их.

Им во многом было тяжелее, чем мученикам древности. Те часто жили в ожидании гонений, внутренне готовились к ним, как к вполне реальному, а то и неизбежному исходу земной жизни. Наши же страдальцы в большинстве случаев и представить не могли, что их православное Отечество станет одним большим концлагерем, а некоторые еще вчера верующие соседи – палачами и предателями.

В войне немалую роль играет фактор внезапности. Обескуражить противника, напасть неожиданно почти всегда означает смять его ряды, обратить его в бегство. В духовной войне законы те же. Лукавый долго готовился и внезапно напал. Но смял и обратил в бегство далеко не всех. Даже те, кто не верил в катастрофу, не был к ней приготовлен, быстро избавились от иллюзий, поправили фитили в светильниках и приготовились к смерти.

***

«Вот ты попал в руки врага, – писал Сенека Луцилию, – и он приказал вести тебя на смерть. Но ведь и так идешь ты к этой цели!»

Красивая мысль, с которой трудно спорить. К смерти нужно готовиться всю жизнь. Только вот есть у красивых мыслей свойство улетучиваться при приближении настоящей боли, реальной угрозы, подлинного страдания. Да и народ наш, прошедший через огненное испытание, вовсе не принадлежал к школе стоиков, равно как и к любой другой философской школе. У терпения и мужества нашего народа иные корни – евангельские. Отсюда же та неистребимость народной жизни, которая неизменно возрождалась после жестоких испытаний до сих пор и обещает надежду на полнокровное бытие в будущем. Именно память о новомучениках и молитвенное общение с ними способны сообщить Русской Церкви особенную глубину и мудрость, необходимые для творческого решения проблем, стоящих перед лицом современности.

Мы представляем себе их лица на пожелтевших фотографиях, когда читаем в Писании о тех, что «замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» (Евр. 11: 35–37).

***

В отношении новомучеников можно совершить две страшные ошибки. Первая именуется преступным забвением, при котором никто особо не помнит о трагическом прошлом и живет так, словно ничего не случилось. Вторая ошибка более опасна, поскольку более похожа на истину. Назовем ее так: превозношение чужими заслугами. Это когда мы недрожащим голосом гордо заявляем, что, дескать, велика наша вера и Церковь наша велика (между строк подразумевается, что и сами мы велики), раз такие испытания пережили и перетерпели.

Почитание новомучеников не должно мешать оставаться вопросу: да как же это все могло произойти в православной стране?!

Это почитание должно совершаться с содроганием при мысли о величине страданий и масштабе гонений.

И еще один вопрос должен звучать коли не вслух, так в совести: а мы сегодня все ли правильно делаем? Не ждет ли и нас очередное огненное испытание? Ошибки наши не придется ли омывать своей кровью тем, кто придет после нас?

И лишь после того, как вопросы эти прозвучали, мнится мне, можно порадоваться. Ибо мы «приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех – Богу, и к духам праведников, достигших совершенства» (Евр. 12: 22–23).
Протоиерей Андрей Ткачев

http://www.pravoslavie.ru/put/44613.htm


Свидетельство о жизни
Интервью с игуменом Дамаскиным (Орловским), членом Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви

Интервью с игуменом Дамаскиным (Орловским), членом Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви, председателем Фонда "Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви", автором семи книг "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия", изданных в 1992-2002 годах.

- Мученики за веру всегда имели особое значение для Церкви Христовой, и не случайно Литургия должна совершаться на мощах мучеников. Что такое новомученики и исповедники для нашей Церкви сегодня?

- Церковь, по слову святителя, стоит на крови мучеников, и это не только в переносном смысле, а и в прямом, буквальном смысле. Божественная литургия совершается на антиминсе, в который по установившейся древней традиции зашивают мощи именно мучеников. Русская Православная Церковь, несмотря на то, что она по занимаемому пространству и количеству членов больше всех остальных Поместных Церквей вместе взятых, хотя и сравнительно молодая, и поминается не первой при поминании патриархий, на протяжении своей истории заимствовала мощи для антиминсов. Но после канонизации 2000 года у нас появилось столько мощей мучеников для совершения литургии, что хватит на все престолы вплоть до Второго Пришествия Христова.

Большое видится на расстоянии, и сейчас это не вполне осознается современниками, но в ХХ веке в России просияло в несколько раз больше святых, чем за предыдущие 900 лет существования Русской Церкви. И больше, чем в любой другой Поместной Церкви, ведь помимо святых, канонизированных поименно, прославлены и безымянные святые.

По слову Симеона Нового Богослова, не желающий с любовью через смиренномудрие достичь единения с последними из святых, никогда не соединится с прежними и предшествующими святыми. Ведь если человек не узнает и не принимает святость столь близкую к нему, как он может постичь святость далеко от него отстоящую.

Опыт новомучеников и исповедников гораздо ближе к нашей жизни, чем опыт древних святых. Условия жизни и подвига Сергия Радонежского, например, или даже более близкого к нам, батюшки Серафима Саровского настолько отличаются от нашей современной жизни, что для нас практически невозможно приблизиться к их опыту. А канонизированные в 2000 году святые жили в ту же историческую эпоху, что и мы, и мы можем войти в их опыт. Среди них есть очень разные святые, в них отразилось все многообразие русского человека, и каждый может найти кого-то, близкого себе.

- Чем, по-вашему, можно объяснить крушение Российской империи, православной монархии, и возникновение богоборческого государства, где сразу начались жесточайшие гонения на христиан?

- Для того чтобы понять, почему появляются мученики, надо понять, что Церковь - не от мира сего, и Главой ее является сам Господь. Мир сей, все время живущий во всякого рода грехах и лежащий во зле, всегда воевал и будет воевать против Христа и Его Церкви. Это непреложно от начала основания Христовой Церкви и до ее конца. Иногда эта война переходит в открытую попытку уничтожения Церкви и всех последователей Христовых, и тогда начинается эпоха мученичества, исповедания веры и верности Христу.

Что касается духовного состояния России до революции и русских людей, живших тогда, то его отнюдь нельзя назвать благополучным. Система государственного управления тогда подошла к тупику, который мог окончиться только революцией. "Православная монархия", устроенная по западноевропейскому образцу, вследствие чего спокойно смотрела на крепостное право, заводившая нехристианские учреждения, не могла уже далее существовать. Нравственное и духовное состояние русского человека, в частности крестьян, также было не столь уж благополучно, и об этом свидетельствуют многие современники. Среди правящего дворянства православно верующих в ХIХ веке было уже меньшинство. Что касается крестьян, то, начиная со второй половины ХIХ столетия, благодаря реформам в области народного образования, произошло массовое расцерковление народа. Народное образование стало почти исключительно прерогативой Министерства народного просвещения и попало в руки неверующих чиновников, которые насаждали отнюдь не православный образ мыслей у народа, при этом Православная Церковь от воспитания и просвещения народа была решительно отстранена, и влияние церковноприходских школ в начале ХХ века было сведено к нулю. Так что к началу ХХ века два поколения детей, воспитанных в таких школах, оказались вполне готовыми к участию в безбожной антицерковной революции.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100206/20626.p.jpg

Соловецкий концлагерь. Сетевязательная мастерская. Архипастыри и пастыри Русской Православной Церкви.

- Вы исследовали много историй жизней новомучеников и исповедников, расскажите, как человек становится святым? Тем более, что их пример - это близкие к нам исторические реалии.

- Любой православный человек стремится жить благочестиво, стремится исполнить заповеди Христовы, потому как ничего надежнее жизни с Господом в этой короткой жизни нет, и человек должен успеть научиться жить церковной жизнью, жизнью во Христе. Если благочестивого человека застает время гонений, то он может сподобиться мученического венца, а если человек духовно ленился и не вполне подвизался, то перед мученическим концом ему представляется возможность духовно напрячься и в последние дни своей жизни всё же показать верность Христу.

- А в чем особенность мученического и исповеднического подвига в условиях ХХ века?

- Надо сказать, что в отличие от раннехристианских времен, когда мученический подвиг был публичным, в ХХ веке он стал безвестным. И даже в 2000 году канонизация стольких святых стала для многих людей открытием. То есть этот подвиг был даже более сугубым, ведь в тех исторических условиях у человека было больше поводов отступиться, ведь никто бы ничего не узнал. Но отступников в Русской Церкви оказалось немного, потому и просияло столько святых.

- Какое значение имеют эти новые русские святые, тысячи святых, для современного православного человека? Осознаем ли мы это значение в достаточной степени?

- Первое значение - это то, что наши мученики последнего времени, как и древние, свидетельствуют об истине. Второе - это то, что мученики и исповедники Русской Православной Церкви - это молитвенники о нас и наши заступники. И третье - это то, что мученики, их жизнь, их исповеднический подвиг являются образцом для нас самих, они зовут нас подражать их подвигу и убеждают, что это возможно. Мученики и вообще святые являются для людей одновременно и некоторыми маяками, помогающими не заблудиться среди бушующих вод моря житейского. Ориентируясь на них, можно видеть, что важно, что не важно, как они с точки зрения своей веры и своего благочестия видели вопросы, задаваемые человеку современным миром.

Это те значения мучеников и исповедников, понимание которых лежит на поверхности. Но есть и еще одно существенное значение. Представьте на минуту, что не было бы этого подвига мучеников и исповедников в ХХ веке, не было бы православных людей, верных Истине, а все люди уступили бы безбожию, пренебрегли бы христианскими идеалами, сами пошли бы до конца за безбожниками. Если бы это произошло, то какая бы история у нас была сейчас, где бы мы были и были бы вообще. Мученики и исповедники показали подвиг верности Христу, это - свидетельство о жизни и дееспособности самого человечества. Не было бы их, не было бы и истории, как она была когда-то прервана всемирным потопом. Если есть мученики у Церкви, значит, еще есть жизнь на земле, значит, Слово Божие еще обитает с нами и ведет нас к спасению, к жизни вечной. Когда же не будет этого, то тогда Господь явится для Страшного суда.

Однако сейчас мы плохо осознаем значение мучеников и тем самым не являем в себе такой христианской добродетели как благодарность. Мы слепы в том смысле, что не видим опасности своего существования в настоящем времени. Если бы мы такую опасность видели, то прибегали бы с молитвой к мученикам, как ближайшим своим современникам и сродникам, старались бы использовать их опыт, обогатиться им, ибо и они жили в эпоху торжествующего безбожия, но только ныне Господь их молитвами на время дал людям некоторое облегчение.

С игуменом Дамаскиным (Орловским) беседовала Анастасия Верина
Игумен Дамаскин (Орловский)

***************
Церковь стоит на крови мучеников. Еще в первые века было замечено, что кровь мучеников – это семя христиан, ибо вера распространяется благодаря тем, наверное, можно сказать, фанатикам, которые настолько доверяют Богу, что готовы за Него отдать свою жизнь (в этом смысле слово «фанатос», которое современной идеологической обработкой потеряло свой изначальный смысл, применяется как нельзя лучше: собственно говоря, фанатики – это мученики, которые готовы до смерти быть верными Христу; мы поем на греческом языке тропарь Воскресению Христову «фаната фанатон патисас» – «смертию смерть поправ»).

Протоиерей Евгений Попиченко

Кровь мучеников – это семя Церкви, и поэтому всегда самое великое, самое главное богослужение – Евхаристия совершалась на мощах святых. И в первые века это были мощи новомучеников. Сейчас это сохранилось в священнодействии, когда в антиминс, который полагается на престол, всегда вкладывают частицы мощей святых угодников Божиих. Господь по временам дает Церкви переживать те или иные испытания, гонения, чтобы золото в горниле очищалось от примеси, приобретало большую ценность, большую красоту, большую твердость.

Так и прошлый век явил миру сотни тысяч новомучеников и исповедников Российских. Многие из них явлены, гораздо больше остались в тайне. Но давно замечено, что с появлением сведений о новом исповеднике, страдальце за веру, в нашей Церкви появляется новый храм – в Православном Свято-Тихоновском богословском университете существует кафедра изучения подвигов новомучеников и исповедников Российских, и заведующий этой кафедрой профессор Н.Е.Емельянов давно установил такую закономерность. В базе данных находится около 30 тысяч сведений об исповедниках, страдальцах за веру. Собственно, за последние 20 лет более 30 тысяч храмов было открыто в пределах нашего государства.

Надо подумать, почему Господь попустил такие лютые скорби и страдания. Ведь все происходит по промыслу Божию: волос с головы человека не падает без воли Отца Небесного. Почему? На примере целой страны Господь показал, что такое коммунизм, отступление от Бога, тоталитарный режим, строительство светлого будущего, рая на Земле – без Бога. Надо понимать, что, по-видимому, очень уж была затяжная и, наверное, смертельная болезнь, если Господь так жестко смирил русский народ десятилетиями лютых, совершенно безысходных гонений. Некуда было совершенно уйти человеку, который взял на себя бремя веры во Христа.

Так и в жизни каждого человека. Если мы видим тяжесть того или иного испытания, надо понимать, что у Бога не было, по-видимому, других лекарств – как в истории апостола Петра. Когда на Тайной Вечере Господь Своим ученикам говорил: «В эту ночь Я буду взят от вас, и вы все рассеетесь, разбежитесь, вы все уйдете», Петр, по своей горячности и, наверное, по гордости, сказал: «Даже если все отрекутся, я не отрекусь, я жизнь свою положу за Тебя». Господь сказал ему: «Душу свою положишь? В эту ночь, прежде чем трижды петух возгласит, ты трижды отречешься от меня». И все остальные ученики говорили, что они точно так же не отрекутся от Христа.

Господь предвидел, что будет с Его учеником Петром, но не уберег его от этого жуткого испытания смирением. И понятно, что когда Петр все-таки совершает предательство Христа, то он выходит вон «плакася горько». Заплакал, ибо он любил Христа всей своей горячей душой, всем своим сердцем. В отличие от другого апостола, Иуды, который не любил Христа, и понятно, что падение и отречение от Бога в дальнейшем повлекло и его отчаяние, и самоубийство. Петр не отчаялся, и когда на море Тивериадском он встретился со Христом, Господь его трижды спрашивал: «Любишь ли Меня паче сих?» (больше твоих друзей). Петр Ему говорил: «Господи, Ты знаешь все, Ты веси, и я полюбил Тебя». И Господь восстанавливает его в апостольском достоинстве, потому что покаяние Петра, его смирение, принятие им горького лекарства, уврачевало, наверное, самую страшную духовную болезнь. Гордыню.

Так и в жизни каждого человека – Господь пытается привести его ко спасению, к познанию духовной истины. А человек упирается, он сопротивляется воле Божией практически на всех путях. И поэтому еще святой мученик Уар сказал: «Милостив и человеколюбив Господь, Он не оставит тебя до тех пор, пока не сокрушит или сердца твоего, или костей твоих». А здесь надо понимать еще и такую последовательность: всякий тяжкий грех разрушает человеческую душу, отрывает её от Бога и Церкви. И совершенно не случайно, не на пустом месте вырабатывались каноны, то есть духовные законы.

Ну, например, за обращение человека к экстрасенсам, к целителям или, в прошлом, к колдунам, всякого рода ворожеям он отлучался от Церкви, от святого Причастия на семь лет. За блуд – на пятнадцать. За убийство, аборт – на двадцать лет. Это было не формальное какое-то законодательство, было опытно замечено, что это необходимый период, который человек пребывал в состоянии кающегося. Он ходил в храм, допущен был до других таинств церковных, до покаяния, но святая евхаристия, святое причастие было на какое-то время для него недоступно: этот период был нужен для восстановления, для заживления ран, которые человек нанес самому себе теми или иными смертными грехами.

Понятно, что сейчас такие меры неприемлемы, поскольку люди крайне расслаблены, немощны и просто не понесут такой груз. Но нужно понимать, что такое понятие, как епитимья, духовное упражнение, всегда должно присутствовать. Потому что грех требует духовного уврачевания, и если человек добровольно, осознанно берет на себя подвиг покаяния и покаянного труда, например, милостыни, поклонов, определенных молитв, определенного настроя духовной жизни, то Господь в этом случае попускает такое промыслительное смирение.

Один священник принимал Исповедь у женщины с такими тяжкими грехами, что даже видавший виды пастырь был потрясен тяжестью состояния её души. И по окончании он сказал: «Я не могу вам дать никакой епитимьи, но я понимаю, что за такие грехи, наверное, Господь какую-то епитимью возложит. И вы должны к этому быть готовы. Или руку сломаете, или квартиру ограбят, или с работы выгонят, или еще что-нибудь в таком роде». На этом расстались. Проходит какое-то время, месяц-другой, женщина появляется и радостно говорит: «Батюшка, вы меня помните?» Он отвечает: «Что-то припоминаю…» Она говорит ему: «Вот вы говорили мне про Божественную епитимью, так все и получилось. Я и руку сломала, и с работы выгнали, и квартиру ограбили. И я это все принимаю, как из рук Божиих, потому что понимаю: все это делается для лечения моей души...».

Так и нашу страну Господь провел через жуткие испытания, прижигая язвы, которые не могли быть исцелены иначе. Будем помнить святых новомучеников и исповедников Российских – их подвигом, их верой Церковь выжила, сохранилась. Церковь передана нам, дорогие братья и сестры, но за нами придут наши дети и внуки, и нам нужно много потрудиться, чтобы передать живую веру, живую жизнь Православной Церкви последующим поколениям. За молитвы святых новомучеников и исповедников Российских да утвердит Господь Церковь Русскую!

0

13

Претерпевшие до конца

0

14

Патриарх совершил литургию на Бутовском полигоне
2012 г

Проповедь патриарха  после литургии на Бутовском полигоне
2012 г

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » Памяти новомучеников и исповедников за веру пострадавших..