Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Февраль)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Февраль)

Сообщений 1 страница 30 из 71

1

"Лучше празднование святому - это подражание ему", - говорит Иоанн Златоуст.
"Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам Слово Божие, и,
взирая на кончину их жизни, подражайте вере их", - наставляет святой
Апостол Павел (Евр.13:7).
Жития святых мужей и жен, героев веры, посвятивших свою жизнь Богу, всегда
будут образцом жизни для православных христиан. Святые - слава Христовой
Церкви, наши отцы, братья, помощники и молитвенники на небесах. Знать их и
их жизнь необходимо для каждого истинно верующего во Христа
.

(Святитель Димитрий Ростовский)

Во славу Божию и на пользу ближнего !

1 фЕВРАЛЯ  -Память:

Прп. Макария Великого, Египетского (390-391)
http://s005.radikal.ru/i211/1001/9e/e7eea19b8a9d.jpg
Преподобный Макарий Египетский1 родился в египетской стране, в селении, носившем название Птинапор2. Они были соименные древним святым праотцам - Аврааму и Сарре, ибо отец преподобного Макария назывался Авраамом (он был пресвитером), мать же Макария носила имя Сарра. Так как супружество родителей Макария было неплодным, то они решили проводить целомудренную жизнь, впрочем, не разлучаясь друг с другом, а проживая вместе. Итак, в течение многих лет жили родители Макария, соединенные духовным сожитием, а не плотским. Они украшали свою жизнь воздержанием и постом, частыми молитвами, неослабным бдением, щедрою раздачею милостыни, странноприимством и многими другими добродетелями. В то время, по Божественному произволению, напали на Египет варвары, которые разграбили все имущество жителей Египта. Вместе с другими и родители Макария лишились всего своего имущества, почему хотели даже удалиться из своего отечества в какую либо иную страну. Но однажды ночью, когда отец Макария - Авраам спал, явился ему во сне Святой патриарх Авраам, в виде почтенного, убеленного сединами, старца в блестящей одежде. Явившийся Святой патриарх утешал Авраама в его несчастии, повелевая ему уповать на Господа и не отлучаться из пределов египетских, но переселиться в селение Птинапор, находящееся в той же стране. При этом патриарх Авраам предсказал родителю Макария, что Бог скоро благословит его рождением сына, как некогда благословил Он самого патриарха Авраама, когда он был пришельцем в земле Ханаанской, дав ему сына в старости (Быт.21:2). Пробудившись от сна, пресвитер Авраам пересказал бывшее ему видение жене своей Сарре, и они оба воздали хвалу Богу. Немедленно после сего Авраам и Сарра переселились в указанное селение Птинапор, которое находилось в недалеком расстоянии от пустыни Нитрийской. Все это произошло по Божественному произволению, дабы имевший родиться от них сын - преподобный Макарий - сильнее возлюбил пустынническое житие, коему он предался, как мы увидим впоследствии, всей душой. Во время жительства родителей Макария в селении Птинапор, случилось, что отец Макария - Авраам так сильно заболел, что был близок к смерти. Однажды ночью, когда он лежал на одре болезни, он увидел, в сонном видении, будто ангел господень вышел из алтаря в храме, где служил Авраам, и, приблизившись к нему, сказал:

- Авраам, Авраам! встань с одра твоего.

Авраам отвечал ангелу:

- Я болен, господин, и потому не могу встать.

Тогда ангел, взяв больного за руку, с кротостью сказал ему:

- Бог помиловал тебя, Авраам: Он исцеляет тебя от болезни твоей и дарует тебе Свое благоволение, ибо жена твоя Сарра родит сына, соименного блаженству. Он будет жилищем святого Духа, ибо в ангельском образе будет жить на земле и многих приведет к Богу.

Пробудившись после сего видения, Авраам почувствовал себя совершенно здоровым; исполнившись страха и радости, он тотчас рассказал своей жене Сарре все, что он видел в видении и что говорил ему ангел. Истинность же сего видения удостоверялась внезапным исцелением его от тяжкой болезни. И оба они, Авраам и Сарра, возблагодарили премилосердого Господа Бога. Вскоре после этого Сарра зачала в старости, и, по прошествии определенного времени, у нее родился ребенок мужского пола, которому нарекли имя Макарий, что значит "блаженный", и просветили его святым крещением.

Когда отрок Макарий достиг совершенного возраста и научился разумению Священного Писания, родители его, как бы забыв предсказанное о нем ангелом, явившимся в видении Аврааму, пожелали, чтобы Макарий вступил в супружество, хотя сам Макарий не имел к этому никакого желания. Напротив, он всеми силами противился уговору своих родителей, желая обручиться единой нетленной невесте - чистой и непорочной девственной жизни. Однако, подчиняясь воле родителей, Макарий повиновался им, предав всего себя в руки Господа и надеясь, что Он укажет ему дальнейший путь жизни. По совершении брачного пира, когда новобрачные были введены в брачную комнату, Макарий притворился больным и не прикоснулся к своей невесте, от глубины своего сердца молясь единому истинному Богу и на Него возлагая свое упование, дабы Господь в скором времени даровал ему оставить мирскую жизнь и сделаться иноком. Спустя несколько дней, случилось одному из родственников Макария отправиться на Нитрийскую гору3, чтобы принести оттуда селитры, которая находилась там в громадном количестве, от чего и самая гора носила название "Нитрийская". По желанию своих родителей, отправился вместе с ним и Макарий. Придя, по дороге туда, к Нитрийскому озеру, Макарий отошел от своих спутников в сторону, желая немного отдохнуть от пути, и заснул. И вот, в сонном видении, пред ним предстал некий дивный муж, блистающий светом, который сказал Макарию:

- Макарий! Взгляни на эти пустынные места и внимательно рассмотри их, ибо тебе предназначено поселиться здесь.

Пробудившись от сна, Макарий стал размышлять о сказанном ему в видении, и был в недоумении относительно того, что с ним произойдет. В то время еще никто не селился в пустыне, кроме Антония Великого и никому неизвестного пустынника Павла Фивейского, подвизавшегося где-то во внутренней пустыне и виденного лишь одним Антонием. Когда, после трехдневного путешествия к Нитрийской горе, Макарий со спутниками возвратился домой, то застал свою супругу страдающей такой сильной горячкой, что она находилась уже при смерти. Вскоре она скончалась на глазах Макария, непорочной девственницей отойдя в вечную жизнь. Макарий возблагодарил Бога, что Он сподобил его видеть кончину жены и в назидание себе так размышлял и о своей смерти:

- Внимай себе, Макарий, - говорил он, - и имей попечение о своей душе, ибо и тебе вскоре предстоит оставить эту земную жизнь.

И с сего времени Макарий уже не стал заботиться ни о чем земном, непрестанно пребывая в храме Господнем и занимаясь чтением Священного Писания. Родители Макария, видя, какой образ жизни он ведет, не осмеливались уже в присутствии его упоминать даже имени женского, но весьма радовались таковой его целомудренной жизни. Между тем Авраам, отец Макария, вступил уже в преклонные лета и сделался сильно болен, так что от старости и болезни лишился зрения. Блаженный Макарий с любовью и усердием ухаживал за своим престарелым и больным отцом. Вскоре старец отошел к Господу, а спустя шесть месяцев после его кончины скончалась о Господе и Сарра, мать Макария. Преподобный Макарий похоронил родителей своих обычным христианским погребением, и сделался совершенно свободным от уз плоти, раздав после погребения их все свое имущество бедным на помин души почивших. На сердце Макария была великая печаль, что теперь он уже не имеет никого, кому он мог бы открыть свою тайну и получить добрый совет для Богоугодной жизни. Посему он усердно стал молиться Богу, чтобы Он послал ему доброго наставника, который руководствовал бы его на пути к спасению.

Спустя некоторое время, наступил День празднования памяти одного святого, в честь которого, по обычаю своих родителей, и Макарий пожелал устроить праздник. В виду сего, он приготовил обед, предназначая его не столько для своих соседей, сколько для нищих и убогих. Присутствуя в этот День за церковным Богослужением, Макарий увидал одного почтенного старца - инока, вошедшего в храм. Инок этот имел длинные седые волосы и бороду, доходившую почти до пояса; лицо его было бледно от продолжительного поста; весь же вид его был благолепен, ибо и внутренний его душевный образ был украшен красотою добродетелей. Этот старец проживал невдалеке от селения Птинапор в пустынном месте, где он имел отшельническую келью. Он никогда никому не показывался из людей, и лишь в настоящий день, по Божественному устроению, пришел в находящуюся в селении церковь, чтобы причаститься Пречистых Христовых Таин. По окончании Божественной литургии, Макарий упросил сего инока придти к нему в дом на общую трапезу. После трапезы, когда все приглашенные Макарием разошлись по домам, Макарий задержал инока и, отведя его в уединенное место, припал к ногам старца и сказал ему:

- Отче! позволь мне завтра утром придти к тебе, ибо я хочу спросить твоего опытного совета относительно дальнейшей моей жизни!

- Приходи, чадо, - отвечал старец, - когда желаешь - и с этими словами ушел от Макария.

На другой День рано утром Макарий пришел к старцу и открыл ему тайну своего сердца, что он желает всеми своими силами работать для Господа, и вместе усердно просил старца научить его, что ему делать для спасения души своей. Душеполезными беседами старец в течение целого дня удержал Макария у себя, и когда зашло солнце, они вкусили немного хлеба с солью, и старец повелел Макарию лечь спать. Сам же старец стал на молитву, устремив ум свой горе; при наступлении глубокой ночи, он пришел в восторженное состояние и увидел собор иноков, одетых в белые одежды и имеющих крылья. Они обходили вокруг спящего Макария и говорили:

- Встань, Макарий, и начни, указанное тебе Богом, служение; не откладывай этого на другое время, ибо ленивый поступает неблагоразумно, а неленивый зарабатывает и его плату.

Это свое видение Святой старец на утро рассказал Макарию и, отпуская его от себя, сделал ему такое наставление:

- Чадо! что имеешь намерение сделать, делай скорее, потому что Бог призывает тебя для спасения многих. Посему с настоящего времени не будь леностен на дела богоугодные!

Преподав еще Макарий наставления относительно молитвы, бдения и поста, старец отпустил его с миром. Возвратившись от старца домой, блаженный Макарий роздал бедным все свое имущество, не оставив себе ничего даже для насущных потребностей. Освободившись, таким образом, от всех житейских забот и сделавшись и сам как бы нищим, Макарий снова пришел к старцу, для того, чтобы всецело предаться давно желаемому им служению Господу. Старец с любовью принял смиренного юношу, показал ему начатки безмолвного иноческого жития и обучил его обычному иноческому рукоделью - плетению корзин. При этом старец устроил для Макария отдельную келью в недалеком расстоянии от своей, ибо сам любил в уединении служить Господу. Во вновь устроенную келью он отвел своего нового ученика, вновь преподав ему необходимые наставления о молитве, пище и рукоделии. Так блаженный Макарий, с помощью Божьей, начал проходить трудное иноческое служение и День ото дня преуспевал в иноческих подвигах. Спустя несколько времени, в селение Птинапор случилось придти епископу той страны, и он, узнав от жителей селения о подвигах блаженного Макария, призвал его к себе и, против его желания, поставил клириком местной церкви, хотя Макарий был еще молод. Но Святой Макарий, тяготясь должностью клирика, которая нарушила его безмолвное житие, спустя несколько дней, убежал оттуда и поселился в пустынном месте около другого селения. Сюда к нему пришел один благоговейный человек простого звания, который и стал служить Макарию, продавая его рукоделья и покупая на вырученные деньги ему пищу. Ненавистник всякого добра - дьявол, видя, как он побеждается юным иноком, замыслил против него брань и стал усиленно воевать с ним, строя против него многоразличные козни, иногда внушая ему греховные помыслы, иногда же нападая на него в образе разных страшилищ. Когда Макарий бодрствовал ночью, стоя на молитве, дьявол до самого основания потрясал его келью, а иногда, превратившись в змея, ползал по земле и с яростью устремлялся на святого. Но блаженный Макарий, ограждая себя молитвою и крестным знамением, ни за что считал козни дьявола, восклицая, как некогда Давид:

- "Не убоишься ужасов в ночи, стрелы, летящей днем, язвы, ходящей во мраке" (Пс.90:5).

Тогда дьявол, не имея возможности победить непобедимого, изобрел против него новую хитрость, Один из жителей того селения, близ которого подвизался Макарий, имел дочь - девицу, которую один юноша, также живший в этом селении, просил отдать себе в жены. Но так как юноша был очень беден и притом простого звания, то родители девицы не соглашались отдать в замужество за него свою дочь, хотя сама девица и любила того юношу. Спустя несколько времени, девица оказалась непраздною. Когда она стала спрашивать юношу, какой ей дать ответ своим родителям, то последний, научаемый учителем злобы - дьяволом, говорил ей:

- Скажи, что это сделал с тобою живущий около нас отшельник.

Девица послушалась коварного совета, и обострила против невинного инока свой язык, как бы змеиный. И вот, когда родители заметили, что девица должна быть матерью, то с побоями стали ее спрашивать, кто виновник ее падения. Девица тогда отвечала:

- В этом виновен отшельник ваш, которого вы считаете святым. Как-то раз, когда я находилась за селением и подошла к тому месту, где он живет, отшельник встретил меня на дороге и сделал надо мною насилие, а я из-за страха и стыда никому не сказала об этом до сего времени.

Уязвленные этими словами девицы как бы стрелами, родители и родственники ее все вместе бросились к жилищу святого с громкими криками и бранными словами. Вытащив Макария из кельи, они долго его били, и потом привели с собою в селение. Здесь, собрав множество разбитых сосудов и черепков и связав их веревкою, повесили святому на шею и в таком виде водили его по всему селению, без милосердия надругаясь над ним, нанося ему побои, толкая его, терзая за волосы и ударяя ногами. При этом они восклицали:

- Этот монах осквернил нашу девицу, бейте его все!

Случилось в это время проходить мимо одному благоразумному человеку. Увидев происходящее, он сказал бьющим святого:

- Долго ли вы будете бить невинного странствующего инока, достоверно не узнав, справедливо ли обвинение против него? Я думаю, что это искушает вас дьявол.

Но они, не слушая слов сего мужа, продолжали истязать святого. Между тем, тот человек, который ради Бога служил Макарию, продавая его рукоделие, шел в отдалении от святого и горько плакал, не будучи в состоянии воспрепятствовать бить святого и освободить Макария из рук тех, которые "как псы окружили его" (Пс.21:17). А бьющие святого, обернувшись, бросались с бранью, и угрозами и на этого человека.

- Вот, что сделал, - кричали они, - отшельник, которому ты служишь! - и продолжали бить Макария палками, пока не удовлетворили своей ярости и гнева; и Макарий остался полумертвый на дороге. Родители же девицы не хотели и теперь его оставить, но говорили:

- Не пустим его до тех пор, пока он не представит нам поручителей в том, что он будет кормить нашу дочь, которую он обесчестил.

Еле переводя дух, Макарий просил служившего ему человека;

- Друг! будь за меня поручителем.

Последний, готовый даже умереть за святого, поручился за него, и, взяв Макария, совершенно обессилевшего от ран, с великим усилием отвел его в келью. Несколько оправившись от ран, Макарий стал усиленнее трудиться над своим рукоделием, говоря сам себе так:

- Ты теперь, Макарий, имеешь жену и детей, и посему тебе необходимо работать День и ночь, дабы доставлять им необходимое пропитание.

Делая корзины, он продавал их чрез указанного человека, а вырученные деньги отсылал на прокормление девице. Когда же ей наступило время рождать, то ее постиг праведный суд Божий за то, что она оклеветала невинного святого. Долго она не могла разрешиться от бремени и страдала многие дни и ночи, горько плача от весьма сильной боли. При виде таких ее мучений, страдали вместе с нею и родители ее и в недоумении спрашивали ее:

- Что это случилось с тобой?

Тогда девица, хотя и сильно не желала того, принуждена была открыть истину. С громкими воплями она сказала:

- О, горе мне окаянной! Я достойна ужасного наказания за то, что оклеветала праведника, сказав, что он виновник моего падения. Не он виновник сего, но тот юноша, который хотел жениться на мне.

Слыша вопли девицы, родители ее и родственники, находившиеся около нее, были сильно поражены ее словами; и напал на них сильный страх, и они весьма устыдились, что дерзнули так оскорбить невинного инока, служителя Господня. В страхе они взывали: "горе нам!" Между тем весть о происшедшем разнеслась по всему тому селению, и все жители его, от мала до велика, стеклись к дому, где жила девица. Услышав там вопли девицы, что отшельник невиновен в ее позоре, жители сильно укоряли себя и весьма скорбели, что без милосердия все они били святого. Посоветовавшись с родителями девицы, все они решились пойти к преподобному Макарию и с плачем припасть к его ногам, прося прощения, дабы не постиг их гнев Божий за то, что они оскорбили невинного человека. Узнав такое решение их, прислуживающий Макарию муж, который и поручился за него, быстро побежал к нему, и радостно сказал ему:

- Радуйся, отче Макарий! - счастлив и радостен нынешний день для нас, ибо Бог сегодня прежнее твое поношение и бесчестие изменил в прославление. И мне уже не надобно более быть поручителем за тебя, ибо ты оказался бесстрастным, праведным и преславным невинным страдальцем. Сегодня суд Божий постиг ту, которая несправедливо обвинила тебя и оклеветала тебя невиновного. Она не может разрешиться от бремени, и призналась, что не ты виновник ее падения, но один юноша. Теперь все жители селения, от мала до велика, хотят придти к тебе с покаянием, дабы прославить Бога за твое целомудрие и терпение и испросить у тебя прощения, чтобы не постигло их какое-либо наказание от Господа за то, что они несправедливо тебя оскорбили.

С прискорбием выслушал слова этого человека смиренный Макарий: он не желал почести и славы от людей, ибо ему гораздо приятнее было принимать от людей бесчестие, нежели честь; посему, с наступлением ночи, он встал и удалился из тех мест, пойдя, прежде всего, на Нитрийскую гору, где он некогда имел во сне видение. Прожив там три года в одной пещере, он пошел к Антонию Великому, постнически подвизавшемуся в пустыне Фаранской4, ибо Макарий уже давно слышал о нем, еще тогда, когда он жил в мире, и сильно желал его видеть. Принятый с любовью преподобным Антонием, Макарий содрался искреннейшим учеником его и прожил у него в течение долгого времени, получая наставления для совершенной добродетельной жизни и стараясь во всем подражать отцу своему. Потом, по совету преподобного Антония, Макарий удалился для уединенной жизни в скитскую пустыню5, где он так просиял подвигами и столь преуспел в иноческой жизни, что превосходил многих братии и получил от них название "юноша старец", так как, несмотря на молодость свою, обнаружил вполне старческую жизнь. Здесь Макарию приходилось бороться с бесами и День и ночь. Иногда бесы явно, обратившись в различные страшилища, с яростью устремлялись на преподобного, иногда в виде вооруженных воинов, сидящих на конях и скачущих на сражение; с великим криком, ужасным воплем и шумом устремлялись они на святого, как бы собираясь его умертвить. Иногда же бесы воздвигали против святого невидимую брань, внушая ему различные страстные и нечистые помыслы, разными хитрыми способами стараясь поколебать эту твердую стену, устроенную Христом и разорить ее. Однако они нисколько не могли преодолеть сего мужественного борца истины, который имел своим помощников Бога и, как Давид, восклицал:

- "Иные колесницами (с оружием), иные конями, а я именем Господа Бога нашего хвалюсь: они поколебались и пали, с Богом я окажу силу" (Пс.19:8-9;59:14) и Он уничтожить всех врагов моих - бесов, столь свирепо нападающих на меня.

Однажды ночью спящего Макария окружило множество бесов, которые будили его и говорили:

- Встань, Макарий, и пой с нами, а не спи.

Преподобный же, уразумев, что это бесовское искушение, не вставал, но, лежа, говорил бесам:

- "Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный отцу вашему Диаволу" (Мф.25:41) и вам.

Но они говорили:

- Зачем ты оскорбляешь нас, Макарий, понося нас такими словами?

- Разве, может быть, - возразил преподобный, - чтобы кто-либо из бесов пробуждал кого-нибудь для молитвы и славословия Божьего или наставлял в добродетельной жизни?

Но бесы продолжали призывать его на молитву, и в течение долгого времени не могли сего сделать. Тогда, исполнившись ярости и не вынося пренебрежения от Макария, они во множестве устремились на него и стали наносить ему побои. Святой же возопил к Господу:

- Помоги мне, Христе Боже мой, и "окружаешь меня радостями избавления, ибо псы окружили меня, раскрыли на меня пасть свою" (Пс.31:7; 21:14,17-18).

И внезапно все множество бесов исчезло с великим шумом.

В другой раз случилось, что Макарий набрал в пустыне много пальмовых ветвей для плетения корзин и нес их в свою келью. На пути его встретил дьявол с серпом и хотел ударить святого, но не мог. Тогда он сказал Макарию:

- Макарий! Из-за тебя я терплю великую скорбь, потому что не в состоянии победить тебя. Вот и я, все, что делаешь ты, делаю. Ты постишься, ничего вовсе не ем и я; ты бодрствуешь, и я никогда не сплю. Одно, впрочем, есть, в чем ты превосходишь меня.

- Что это такое? - спросил его преподобный.

- Смирение твое, - отвечал Дьявол, - вот почему я и не могу бороться с тобою.

Когда преподобному Макарий исполнилось сорок лет, он получил от Бога дар чудотворения, пророчества и власть над нечистыми духами. В то же время он был посвящен в сан священника и сделан настоятелем (аввой) иноков, проживающих в скиту. О его пище и питье, т. е. о том, как он постился, не надлежит много и говорить, потому что даже и самые немощные из братий его скита не могли быть укоряемы ни в объедении, ни в употреблении какой-либо изысканной пищи. Хотя это происходило отчасти и по недостатку в тех местах какой-либо изысканной пищи, но главным образом - ради соревнования пребывающих там иноков, которые старались не только подражать в постничестве один другому, но и превзойти друг друга. О других же подвигах Макария, этого небесного человека, среди отцов ходят различные сказания. Рассказывают, что преподобный непрестанно возносился умом в горняя и большую часть своего времени устремлял свой ум к Богу, нежели к предметам мира сего. Часто Макарий посещал и учителя своего Антония Великого и получал от него много наставлений, ведя с ним духовные беседы. Вместе с двумя другими учениками преподобного Антония и Макарий сподобился присутствовать при блаженной кончине его и, как некое богатейшее наследство, получил посох Антония, которым тот поддерживал в дороге свое немощное тело, удрученное старостью и постническими подвигами. Вместе с сим посохом Антония преподобный Макарий принял сугубо и дух Антония Великого, как некогда воспринял таковой пророк Елисей после Ильи пророка (4Цар.2:9). 6 Силою сего духа Макарий сотворил многие дивные чудотворения, к повествованию о которых мы теперь и переходим.

Один нечестивый египтянин распалился нечистою любовью к замужней красивой женщине, но никак не мог склонить ее к измене мужу, ибо она была целомудренна, добродетельна и любила своего мужа. Сильно желая овладеть ею, египтянин этот отправился к одному чародею с просьбою, чтобы он посредством своих волшебных чар устроил так, чтобы женщина эта полюбила его, или же, чтобы муж ее возненавидел ее и прогнал от себя. Чародей, получив от того египтянина богатые подарки, употребил свои обычные волшебства, пытаясь силою волшебных чар соблазнить целомудренную женщину на дурной поступок. Не будучи в состоянии склонить непоколебимую душу женщины к греху, чародей очаровал глаза всех, смотревших на женщину, устроив так, что она казалась всем не женщиною, имеющею человеческий вид, но животным, имевшим вид лошади. Муж той женщины, придя домой, с ужасом увидал вместо своей жены лошадь и сильно удивлялся, что на постели его лежит животное. Он обратился к ней со словами, но не получил никакого ответа, только заметил, что она приходит в ярость. Зная же, что это должна была быть его жена, он понял, что это сделано по чьей-либо злобе; посему он весьма огорчился и проливал слезы. Потом он призвал в свой дом пресвитеров и показал им свою жену. Но они не могли понять, что пред ними человек, а не животное, так как и их глаза были очарованы, и они видели животное. Прошло уже три дня с того времени, как женщина эта стала всем казаться лошадью. В течение этого времени она не принимала пищи, потому что не могла есть ни сена, как животное, ни хлеба, как человек. Тогда муж ее вспомнил о преподобном Макарии, и решился отвести ее в пустыню к святому. Надев на нее узду, как бы на животное, он пошел к жилищу Макария, ведя за собою жену, имеющую вид лошади. Когда он приближался к кельи преподобного, иноки, стоявшие около кельи, негодовали на него, зачем он желает с лошадью войти в монастырь. Но он сказал им:

- Я пришел сюда для того, чтобы животное это, по молитвам святого Макария, получило милость от Господа.

- Что же дурного случилось с нею? - спросили иноки.

- Это животное, которое вы видите, - отвечал им человек, - моя жена. Как же она обратилась в лошадь, я не знаю. Но вот уже три дня прошло с того времени, когда это случилось, и она все это время не вкушает никакой пищи.

Выслушав его рассказ, братия тотчас поспешили к преподобному Макарию, чтобы рассказать ему о сем, но ему уже было откровение от Бога, и он молился за женщину. Когда иноки рассказали святому происшедшее и указывали ему на приведенное животное, то преподобный сказал им:

- Вы сами подобны животным, так как глаза ваши видят скотский образ. Она же, как создана женщиною, так и остается ею, а не изменила своей человеческой природы, но лишь кажется животным вашим глазам, обольщенным волшебными чарами.

Затем преподобный освятил воду и с молитвою вылил ее на приведенную женщину, и тотчас она приняла свой обычный человеческий вид, так что все, смотря на нее, видели женщину, имеющую лицо человека. Повелев дать ей пищи, Святой сделал ее совершенно здоровою. Тогда и муж, и жена и все видевшие это кредитное чудо возблагодарили Бога. Макарий дал наставление исцеленной женщине, чтобы она как можно чаще ходила в храм Божий и причащалась Святых Христовых Таин.

- Это случилось с тобою, - сказал преподобный, - от того, что прошло уже пять недель, как ты не причащалась Божественных Таин.

Сделав наставление мужу и жене, Святой отпустил их с миром.

Подобным образом исцелил Макарий и одну девицу, которую один волшебник превратил в ослицу, и которую в таком виде привели к святому родители ее. Другую же девицу, всю гнившую от ран и струпьев и кишевшую червями, о сделал совершенно здоровою, помазав ее святым елеем.

К преподобному Макарию приходило весьма много разных людей - одни просили его молитв, благословения и отеческого наставления, другие, чтобы исцелиться от своих недугов. По причине такого множества приходившего к нему народа, Макарий имел мало времени, чтобы в уединении предаваться Богомыслию. Поэтому преподобный выкопал под своею кельей глубокую пещеру, длиною около полстадии7, куда и скрывался от постоянно приходящих к нему и нарушающих его Богомыслие и молитву.

Преподобный Макарий получил от Бога такую благодатную силу, что мог воскрешать даже мертвых. И вот, один еретик, по имени Иеракит, который учил, что воскресения мертвых не будет, пришел из Египта в пустыню и смущал умы братий, проживавших там. Потом пришел к преподобному Макарию и, в присутствии многочисленных братии, состязался с ним о вере. Будучи сам искусен в слове, он насмехался над простотою речей преподобного. Преподобный Макарий заметив, что братия начинает колебаться в вере от речей сего еретика, сказал ему:

- Какая польза препираться нам словами, более для колебания слушающих наш спор, чем для утверждения в вере? Пойдем на могилы скончавшихся о Господе братии наших, и кому из нас дарует Господь воскресить мертвого, то тогда все убедятся, что вера того правая и свидетельствуется Самим Богом.

Братия одобрили эти слова преподобного, и все отправились на кладбище. Там преподобный Макарий сказал Иеракиту, чтобы он вызвал из гроба какого-нибудь усопшего из братии. Но Иеракит сказал Макарий:

- Сначала ты это сделай, потому что ты сам назначил такое испытание.

Тогда преподобный Макарий простерся на молитву к Господу и, после продолжительной молитвы, возвел свои глаза горе и воззвал к Господу:

- Господи! Ты Сам яви ныне, кто из нас двоих правильнее верует (в Тебя), яви же сие, устроив так, чтобы восстал из гроба один из лежащих здесь мертвецов.

Помолившись так, преподобный назвал по имени одного недавно погребенного инока, и мертвый тотчас ответил на его голос из гроба. Тогда иноки поспешно раскопал могилу и нашли в ней своего собрата воскресшим. Развязав бывшие на нем повязки, они вывели его живым из могилы. При виде столь дивного чуда, Иеракит пришел в такой ужас, что обратился в бегство. Все иноки гнали его, как прогоняют врагов, и отогнали далеко за пределы той земле.

В другой раз преподобный Макарий также воскресил еще другого умершего, о чем повествует авва Сисой8.

- Я находился, - рассказывает он, - с преподобным Макарием в скиту. Наступила в это время пора жатвы хлеба. Семеро из братии нанялись для жатвы. Во время ее одна вдова подбирала за нами колосья и при этом все время плакала. Преподобный Макарий, призвав хозяина нивы, спросил его:

- Что это такое произошло с сей женщиной, и почему она непрестанно плачет?

Хозяин нивы рассказал преподобному, что муж той женщины, взяв на сохранение у одного человека деньги, внезапно умер, не успев открыть своей жене, куда он положил взятое им. Посему и желает заимодавец тот взять эту женщину с ее детьми в рабство. Тогда Макарий сказал ему:

- Скажи женщине, чтобы она пришла к нам на то место, где мы отдыхаем в полдень.

Когда она исполнила слова преподобного и пришла к нему, преподобный Макарий спросил ее:

- Отчего ты постоянно плачешь, женщина?

- От того, - отвечала вдова, - что мой муж внезапно умер, а незадолго до смерти взял у одного человека на сохранение золото и не сказал мне о том, куда положил взятое золото.

- Покажи нам, где погребен твой муж, - сказал Макарий.

Взяв с собою братию, преподобный пошел на указанное место. Подойдя к могиле мужа той вдовы, преподобный сказал ей:

- Ступай к себе домой, женщина!

Затем, помолившись, Макарий воззвал к мертвецу, спрашивая его, где положил он взятое им золото. Тогда мертвый отвечал из могилы:

- Я спрятал его в своем доме в ногах под моею постелью.

- Почивай опять, - сказал ему авва Макарий, - до дня всеобщего воскресения!

Братия, увидав такое чудо, от сильного страха упали к ногам преподобного. Старец в назидание братии сказал:

- Все это произошло не ради меня, ибо я - ничто, но ради вдовицы сей и детей ее сотворил Бог чудо сие. Знайте же, что Бог соизволяет безгрешной душе, и чего она ни попросил от Него, получаете.

Затем, преподобный пошел к вдовице и указал ей, где скрыто взятое ее мужем золото. Та взяла спрятанное сокровище и отдала владельцу его, и, таким образом, избавила от рабства как себя, так и детей своих. Услыхав о таком дивном чуде, все прославили Бога.

Руфин пресвитер9 повествует еще и о воскрешении преподобным Макарием третьего мертвеца. Однажды, - рассказывает он, - невинный человек был обвинен в убийстве, случившемся в тех местах, где была келья преподобного. Обвиняемый прибежал к жилищу Макария, куда за ним пришли и те, которые хотели схватить его, как убийцу и предать законному суду. Он же божился и клялся, что невиновен в крови убитого, но обвинители старались представить его виновным. Когда и обвинители и обвиняемый в течение продолжительного времени спорили между собою, преподобный Макарий спросил:

- Где погребен убитый?

Узнав место погребения, преподобный встал и отправился туда вместе с пришедшими к нему. Помолившись долгое время над могилой коленопреклоненно, преподобный сказал предстоящим обвинителям:

- Сам Господь ныне явит, действительно ли этот человек, обвиняемый вами в убийстве, виновен в нем.

Воззвав, затем, громким голосом, Макарий назвал убитого по имени. И тот отвечал из могилы на его зов, и преподобный спросил его:

- Верою Иисуса Христа, Сына Божьего, повелеваю тебе ответить нам, тем ли человеком убит ты, который приведен сюда.

Тотчас мертвец ясным голосом ответил из могилы, что он убит не этим человеком, и его обвиняют в убийстве напрасно. Все пришедшие на могилу, пораженные сим дивным чудом, пали на землю. Припав, затем, к ногам преподобного, они стали усиленно просить его, чтобы он вторично вопросил мертвеца о том, кем он убит. Но преподобный Макарий ответил им:

- Не буду спрашивать о сем, ибо достаточно для меня того, что я избавил от гибели невинного человека, виновного же предавать суду не буду.

Палладий в Лавсаике10 повествует еще о преподобном Макарии следующее.

Один раз к преподобному был приведен матерью, одержимый бесом, юноша. Он был связан и его держали двое сильных мужей. В него вселился бес обжорства: так он съедал три огромных хлеба и выпивал большой сосуд воды и все это извергал вон, обращая все съеденное и выпитое как бы в какой пар или дым. А пища и питие истреблялись в нем, как бы огнем. Если же мать того юноши не позволяла ему столь много есть и пить, то он употреблял в пищу даже свои испражнения. Она с плачем умоляла преподобного Макария, чтобы он помиловал сына ее и исцелил его от такого ужасного беснования. Преподобный начал усердно молиться за юношу к Господу и, спустя два дня, юноше уже сделалось легче, и он меньше стал просить есть и пить. Тогда преподобный спросил мать юноши:

- Сколько ты желаешь, чтобы съедал твой сын?

- Десять литр11 хлеба, - отвечала женщина.

Но преподобный с укоризною сказал ей:

- Зачем ты желаешь столь много, женщина?

После семидневного поста и усердной молитвы к Богу, преподобный изгнал из юноши беса - и, по молитвам преподобного, юноша стал насыщаться в день тремя литрами хлеба. Сделав наставление юноше проводить жизнь свою не в праздности, но жить трудом рук своих, преподобный, по благодати Божьей, совершенно исцелив его, передал его матери и отпустил обоих с миром.

В прологе о преподобном Макарии рассказывается еще следующее. Однажды преподобный находился в пути и, когда его застигла ночь, он вошел на языческое кладбище, чтобы там переночевать. Найдя там одну старую кость умершего язычника, преподобный положил ее себе в изголовье. Бесы, видя таковое дерзновение Макария, ополчились на него и, желая его устрашить, стали кричать, называя кость женским именем:

- Ступай мыться в баню.

На этот призыв ответил демон, который находился в мертвой кости, положенной преподобным Макарием под голову.

- Странника я имею над собою, - Преподобный не устрашился сих бесовских козней, но с дерзновением стал бить взятую им кость, сказав:

- Встань и иди, если можешь.

Лишь только он произнес эти слова, бесы громкими голосами возопили и закричали ему:

- Во всем ты побеждаешь нас, Макарий, - и отступили от преподобного посрамленные.

В другой раз преподобный Макарий шел по пустыне и нашел высохший человеческий череп, лежавший на земле. Повернув его своим жезлом, преподобный услыхал, как будто он издал какой-то звук. Тогда Макарий спросил череп:

- Кто ты такой?

- Я, - отвечал тот, - был начальником языческих жрецов, обитавших на сем месте. Когда ты, авва Макарий, исполненный Духа Божья, умилосердившись над находящимися в муках в аду, молишься за нас, мы тогда получаем некоторое облегчение.

- Какое же облегчение получаете вы, - спросил Макарий, - и каковы ваши мучения, расскажи мне?

- Как далеко отстоит небо от земли, - отвечал со стоном череп, - так велик огонь, среди которого мы находимся, палимые отовсюду с ног до головы. При этом мы не можем видеть лица друг друга. Когда же ты молишься за нас, мы видим немного друг друга, и это служит нам некоторым утешением.

Услыхав такой ответ, преподобный прослезился и сказал:

- Проклят тот день, когда человек преступил Божественные заповеди.

И снова он спросил череп:

- Есть ли какие-либо другие мучения, лютейшие ваших?

- Внизу, намного глубже под нами, находятся многие другие, - отвечал, тот.

- Кто же находятся среди тех лютейших мучений? - спросил Макарий.

- Мы, незнавшие Бога, - ответил череп, - хотя и немного еще ощущаем милосердие Божье. Те же, которые познали имя Божье, но отверглись его и заповедей его не соблюдали, мучаются внизу нас гораздо более тяжкими и лютейшими мучениями.

После сего преподобный Макарий взял тот череп, закопал его в землю и удалился оттуда.

Преподобный Макарий, - повествует еще о нем Руфин, - проживал в великой пустыне, имея там келью, а монастырь его находился ниже в другой пустыне; в нем было много братии. Однажды Макарий сидел на дороге, ведущей в монастырь. Вдруг он видит дьявола, идущего в человеческом образе, одетого в мохнатую одежду и всего обвешанного тыквами. Макарий спросил его:

- Куда ты идешь, дышащий злобою?

- Иду искушать братию, - отвечал тот.

- Для чего ты несешь эти тыквы, надетые на тебе? - спросил Макарий.

- Я несу, - отвечал дьявол, - кушанья братии.

- Во всех ли тыквах находятся кушанья? - спросил преподобный.

- Во всех, - отвечал дьявол, - если кому-нибудь не понравится одно, я предложу другое, третье и т. д., чтобы каждый попробовал, хотя одного.

Сказав это, дьявол удалился.

Преподобный же остался на дороге, желая видеть возвращение дьявола. Увидев, что он возвращается, Макарий спросил:

- Хорошо ли сходил в обитель?

- Плохо, - ответил дьявол, - да и как я мог достигнуть успеха?

- Почему же? - спросил преподобный.

- Потому, что все иноки ополчились на меня, - отвечал дьявол, - и никто меня не принял.

- Неужели ты не имеешь ни одного инока, который бы слушался тебя? - спросил снова Макарий.

- Только одного и имею, - отвечал Дьявол, - который меня слушается. Когда я прихожу к нему, он вертится около меня, как волчок.

- Какое он носит имя? - спросил преподобный.

- Феопемпт! - отвечал Дьявол; и, сказав это, удалился.

Тогда авва Макарий встал и пошел в дальнюю пустыню в названный монастырь. Братия, услышав, что к ним идет преподобный, с пальмовыми ветвями вышли ему на встречу, и каждый из них приготовил свою келью, думая, что у него преподобный захочет остановиться. Но Макарий спросил иноков:

- Кто из вас называется Феопемптом?

Когда ему указали Феопемпта, он вошел к нему в келью. Тот принял преподобного с великою радостью. Оставшись наедине с Феопемптом, преподобный Макарий спросил его:

- Как ты поживаешь, брат?

- Хорошо, - отвечал тот, - по молитвам твоим, отче!

- Не искушают ли тебя, - спросил преподобный, - какие-либо греховные помыслы?

Стыдясь открыть свои греховные помышления, инок ответил:

- Нет! Теперь меня ничто не искушает.

Тогда преподобный Макарий сказал с вздохом:

- Вот уже сколько лет я подвизаюсь в посте и молитве, так что меня все почитают, но все же, несмотря на мои старые годы, меня сильно искушает бес любодейства.

На это Феопемпт сказал:

- Действительно, отче, и я сильно охвачен духом любодейства.

Преподобный таким же образом спрашивал инока и о других грехах, смущающих его душу, пока тот не исповедал ему все свои согрешения. После сего преподобный спросил инока:
- Сколько времени ты постишься?

- До девятого часа, - отвечал тот.

- Постись до вечера, - сказал преподобный - и поучайся из святого Евангелия и из других святых книг, чтобы всегда упражняться в Богомыслии. Если же на тебя нападут какие-либо греховные помыслы, борись с ними и некогда не спускайся умом долу, но устремляй свой ум всегда горе, и Господь тебе поможет.

Утвердив, таким образом, Феопемпта, преподобный возвратился в свою пустыню. Там, сидя при дороге, он снова увидал дьявола, идущего в монастырь. Преподобный спросил его:

- Куда ты идешь?

- Иду искушать братию, - отвечал дьявол.

И, сказав так, пошел дальше. Когда же возвращался, преподобный спросил его:

- Как ты нашел братию?

- Теперь все ополчились против меня, - отвечал дьявол, - даже и тот, который прежде был моим другом и всегда слушался меня, и тот теперь, не понимаю, кем-то развращен и совершенно не слушается меня. Напротив, он теперь ополчается против меня больше, нежели все другие иноки. И я теперь поклялся уже более не приходить в тот монастырь, разве только спустя долгое время.

Сказав так, Дьявол удалился. А преподобный Макарий возвратился в свою келью.

Однажды к преподобному Макарию пришли в кит два странника - один был с бородой, другой моложе - имел только одни усы. Пришедшие спросили преподобного:

- Где находится келья аввы Макария?

- Чего вы желаете от него? - спросил их преподобный.

Они отвечали:

- Мы много слышали о нем и о его жизни от скитских отцов и пришли, чтобы увидать его.

Тогда преподобный сказал им:

- Это я самый.

Они, поклонившись ему до земли, сказали:

- Мы желали бы поселиться здесь.

Преподобный, видя, что они еще молоды и люди состоятельные, ответил им:

- Вы не сможете прожить здесь.

На это младший возразил ему:

- Если ты не дозволишь нам здесь остаться, мы уйдем в другое место.

Преподобный Макарий тогда подумал: зачем я прогоню их, а они соблазнятся? Лучше я приму их, и они сами от великих пустынных трудов убегут отсюда. Обратясь к ним, он сказал:

- Селитесь здесь и, если можете, постройте себе келью.

И он дал им топор, корзину с хлебом и соль и, отведя их вглубь пустыни, указал им одно каменистое место и сказал:

- Постройте здесь себе келью, принеся для этого деревья с луга, и живите здесь.

При этом преподобный подумал, что они не вынесут трудности пустыннической жизни и убегут оттуда. Юноши те; спросили Макария:

- Каким рукоделием занимаются иноки?

- Они плетут корзины, - отвечал преподобный.

И, взяв финиковые ветви, начал плести веревку, сказав:

- Из этого плетутся корзины. Так и вы делайте и готовые отдавайте церковным сторожам. Они же за это будут приносить вам хлеб и соль.

И преподобный оставил их одних.

Юноши стали терпеливо исполнять все, что заповедал им преподобный Макарий, и не приходили к нему в течение трех Лет. Вспомнив о них, преподобный подумать: "Что делают эти два юноши и почему не приходят ко мне открыть свои помышления? Вот многие приходят издалека, а эти и близко живут, но не приходят ко мне". Это же происходило потому, что юноши те никуда не ходили, только в церковь, (где стояли в молчании), чтобы причаститься Пречистых Христовых Таин. Преподобный в течение целой недели молился Богу, совершенно не вкушая пищи; он просил, чтобы Господь открыл ему подвиги двух братьев. По прошествии недели, преподобный Макарий отправился к ним, желая видеть, как они живут. Когда он, придя, постучался в дверь их кельи, они отворили ему и, увидав преподобного, поклонились ему до земле. А преподобный, сотворив молитву, сел. Старший дал знак младшему, и тот вышел из кельи, а сам он сел и стал плести корзину, не произнося ни слова. В девятом часу дня, постучавшись, пришел младший и, приготовив немного вареной пищи, предложил трапезу, положив три ломтя хлеба, а сам стал молча.

- Подойдите, - сказал преподобный, - и вкусим хлеба.

И ели, благодаря Господа. Затем младший принес воды, и они напились. Когда же наступил вечер, иноки спросили преподобного:

- Отче! уйдешь ли ты отсюда?

Но он сказал им:

- Нет! я ночую здесь.

Тогда они постелили преподобному в одном углу кельи рогожу, а в другом легли сами также на рогоже. Наступила ночь. Преподобный Макарий встал и стал молиться Богу, чтобы Он открыл ему добродетель юношей. В полночь внезапно раскрылась крыша кельи, и воссиял сильный свет. Но два брата те не видали света; думая, что преподобный спит, старший толкнул младшего, и, встав, оба они препоясались и, воздевая руки к небу, тайно молились. Преподобный увидал множество демонов, которые как мухи, окружили младшего брата, и одни из демонов хотели сесть на устах его, другие на глазах. Но, явился ангел господень с огненным мечем в руках, которым и защищал его, отгоняя от него демонов. К старшему же брату демоны не осмеливались даже и приблизиться. К утру оба брата снова легли и уснули. На утро преподобный Макарий сделал вид, будто он только что проснулся. И все они встали. Старший брат спросил преподобного:
- Отче! желаешь ли, чтобы мы стали читать двенадцать псалмов?

- Желаю, - отвечал преподобный.

Сначала начал петь младший брат, и после каждого стиха из уст его выходила как бы огненная свеча и поднималась на небо. Потом начал петь старший; из его уст выходил огонь, как бы, какая длинная веревка и достигал до неба. После окончания утреннего правила, преподобный пожелал удалиться в свое жилище. Когда он уходил, то сказал братиям:

- Молитесь обо мне, братия.

В ответ на его слова, они поклонились ему до земли, молча; и преподобный ушел от них. Так преподобный Макарий узнал, что старший брат уже достиг полного совершенства в добродетелях, а с младшим еще борется враг-дьявол. Спустя немного времени после посещения братьев преподобным Макарием, преставился к Господу старший брат, а чрез три дня после его кончины почил и младший. Когда впоследствии приходили к преподобному кто-нибудь из честных отцов, он приводил их в келью тех двух братьев и говорил:

- Пойдемте, посмотрим на то место, где подвизались великие рабы Христовы.

Однажды, когда преподобный Макарий молился, к нему был голос, который говорил:

- Макарий! Ты не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие вместе в ближайшем городе.

Получив такое откровение, преподобный взял свой посох и пошел в тот город. Найдя там дом, где жили означенные женщины. Макарий постучался в дверь. Тотчас одна из тех женщин вышла на стук и, увидав преподобного, с великою радостью приняла его в свой дом. Призвав к себе обеих женщин, преподобный сказал им:

- Ради вас я принял на себя такой великий подвиг, придя сюда из дальней пустыни, ибо я желаю знать ваши добрые дела, о которых и прошу вас рассказать мне, ничего не скрывая.

- Поверь нам, честный отче, - отвечали женщины, - что мы еще прошлую ночь разделяли ложе свое со своими мужьями: какие же добродетели ты желаешь найти в нас?

Но преподобный настаивал, чтобы они рассказали ему образ своей жизни. Тогда, убежденные им, женщины сказали:

- Мы не были родственницами между собою прежде, но потом мы вышли замуж за двух родных братьев, и вот уже пятнадцать лет мы живем все вместе, в одном доме; во все время своей совместной жизни мы не сказали друг другу ни одного злобного или дурного слова и никогда не ссорились между собою. Но до настоящего времени прожили в мире и согласии между собою и недавно единомысленно решили оставить своих плотских супругов и удалиться в сонм святых дев, служащих Богу. Но мы не можем упросить наших мужей, чтобы они отпустили нас, хотя с большою настойчивостью и многими слезами молили их об этом. Не получив желаемого разрешения, мы заключили завет с Богом и между собою - но произносить ни одного мирского слова до самой смерти нашей.

Выслушав их рассказ, преподобный Макарий сказал:

- По истине Бог не ищет ни девы, ни замужней, ни инока, ни мирянина, но свободного намерения, принимая его, как самое дело, и добровольному произволению всякого человека подает благодать Святого Духа, действующего в человеке и управляющего жизнью каждого, желающего спастись.

В дни жизни сего преподобного Макария египетского просиял добродетельной жизнью в тех же пустынных местах, где жил и Макарий Египетский, другой преподобный - Макарий Александрийский. Он был пресвитером в монастыре, носившем наименование Кельи12. Местность эта находилась в пустыне между Нитрией и скитом. Сей блаженный Макарий Александрийский часто приходил к преподобному Макарию египетскому и многократно они вместе, ходили по пустыне, ибо они питали друг к другу великую любовь. Когда воцарился нечестивый император Валент арианин13, то воздвиг весьма жестокое гонение на православных. В Александрию, по царскому распоряжению, прибыл Лукий, арианский епископ14, с многочисленным, войском, который сверг с епископской кафедры православного епископа, блаженного Петра, преемника святого Афанасия Великого. Кроме сего епископ Лукий послал воинов в пустыню, чтобы схватить и отправить в изгнание всех святых отцов пустынников. В числе первых были схвачены оба преподобных Макария. Воины взяли их ночью и, посадив на корабль, отвезли на один отдаленный остров, жители которого не знали истинного Бога, но поклонялись идолам. У одного из идольских жрецов, бывших на том острове, была дочь, одержимая бесом. Почувствовав пришествие преподобных вместе с другими отцами на остров, девица эта побежала на встречу им, громко взывая:
- Для чего вы пришли сюда? Ведь этот остров наше давнишнее жилище.

Преподобные, сотворив молитву, изгнали беса из девицы, и она стала совершенно здоровою. Увидав это, отец ее, идольский жрец, тотчас уверовал во Христа и принял святое крещение. Также и все жители того острова обратились к Христу и обратили свой языческий храм в христианскую церковь. Узнав о случившемся, нечестивый епископ Лукий был сильно пристыжен, что он таковых великих отцов изгнал из их монастырей. Посему он тайно послал, чтобы снова возвратили блаженных Макариев и всех, бывших с ними, святых отцов в места их прежнего обитания. Таким образом, преподобный Макарий египетский снова возвратился в скитскую пустыню, а преподобный Макарий Александрийский в вышеназванное место Келий; также и прочие честные отцы возвратились в свои обители.

+1

2

.........................продолжение от 1 февраля

Между тем к преподобному Макарию египетскому отовсюду приходило множество народа: одни - ради душевной пользы, чтобы получить от него наставления, иные - для исцеления от недугов своих, и таковых болящих к нему стекалось великое множество. Поэтому явилась необходимость в построении гостиницы, где бы могли находить приют странники и больные. Это и устроил преподобный Макарий. Каждый день он имел обычай исцелять одного болящего, помазуя его святым елеем и совершенно здоровым отпуская домой. Так поступал преподобный, имея ту мудрую цель, чтобы другие болящие, не сразу им исцеленные, проживали у него некоторое время, и тем получали врачевание не только тела, но и души, внимая в это время его боговдохновенным поучениям. Для служения при гостинице, преподобный поставил одного из иноков. Инок этот, смущаемый бесом, предался страсти любостяжания, для удовлетворения которой стал утаивать понемногу из того, что отпускалось на содержание бедных. Преподобный Макарий узнал об этом, и призвав к себе инока, сделал ему наставление, сказав:

- Брат Иоанн! Послушайся меня и прими мое наставление, которое да послужит тебе на пользу. Вот тебя искушает дух сребролюбия, - ибо это открыто мне, - и я знаю, что если ты примешь мое наставление и перестанешь поступать греховно, то окончишь дни свои в страхе Божьем, и в делах благих успеешь, и на месте сем прославишься, "и язва не приблизится к жилищу твоему" (Пс.90:10). Если же ты не послушаешь меня и не перестанешь согрешать, то тебя постигнет участь Гиезия, страстью которого ты страдаешь (4Цар.6:15-16, 20-27).

Но Иоанн не послушался преподобного и не переставал совершать свое дурное дело. Спустя пятнадцать или двадцать лет после блаженной кончины преподобного Макария, в течение которых названный инок продолжал работать на наложившего на него петлю сребролюбия Иудина, присваивая себе часть содержания, назначенного для убогих, внезапно все тело его было поражено проказой, и он умер, не только погубив греховно собранное им имущество, но и душу свою.

Однажды преподобный Макарий пошел из скита к Нитрийской горе с одним из своих учеников. Когда они уже приближались к горе, преподобный сказал своему ученику:

- Пойди немного впереди меня.

Ученик пошел впереди преподобного и встретил языческого жреца, поспешно идущего ему навстречу и несшего большое бревно. Увидав его, инок закричал:

- Слышишь ли, слышишь ли, ты, демон! Куда ты идешь?

Жрец остановился и сильно побил инока, так, что он едва остался жив. Схватив, затем, брошенное было, бревно, жрец убежал. Спустя немного ему встретился преподобный Макарий, который сказал ему:

- Спасайся, трудолюбец, спасайся.

Удивленный такими словами преподобного, жрец остановился и спросил его:

- Что хорошего ты усмотрел во мне, что приветствуешь меня такими словами?

- Я вижу, что ты трудишься, - отвечал преподобный.

Тогда жрец сказал:

- Умилился я, отче, от твоих слов, ибо я вижу чрез это, что ты человек Божий. Вот пред тобою встретился со мной другой инок, который бранил меня, и я исколотил его до смерти.

И с этими словами жрец припал к ногам преподобного, обнимая их и говоря:

- Не оставлю я тебя, отче, до тех пор, пока ты не обратишь меня в христианство и не сделаешь иноком.

И он пошел вместе со святым Макарием. Пройдя немного, они подошли к тому месту, где лежал избитый жрецом инок и нашли его едва живым. Взяв его, они принесли его в церковь, находящуюся на Нитрийской горе. Проживающие там отцы, увидя вместе с преподобным Макарием языческого жреца, весьма изумились. Потом, окрестив его, они сделали его иноком, и ради него множество язычников обратилось в христианство. Лева же Макарий дал по сему случаю такое наставление:
- Злое слово, - говорил он, - и добрых делает злыми, доброе же слово и злых соделывает добрыми.

Однажды преподобный Макарий пришел в обитель аввы Памвы15. Здесь старцы просили преподобного:

- Скажи, отче, слово для назидания братии.

Соглашаясь на их просьбу, Макарий стал так говорить:

- Простите меня, ибо я плохой инок; но я видел иноков. Так однажды я сидел в скиту в своей кельи, и мне пришло помышление пойти во внутреннюю пустыню, чтобы посмотреть, что там такое. В течение пяти лет я боролся с этой мыслью, думая, что это меня искушают бесы. Но когда, и по истечении пяти лет, меня преследовала та же мысль, то я решился отправиться во внутреннюю пустыню. Придя туда, я нашел громадное болото, посредине которого увидал остров. В это время пустынные звери пришли, чтобы напиться воды. Среди зверей я увидал двух нагих людей, и все тело мое затрепетало, ибо я подумал, что вижу бестелесных духов. Увидав, что я очень испугался, люди эти сказали мне:

- Не бойся, ибо и мы такие же, как и ты, люди.

Тогда я спросил их:

- Откуда вы пришли в эту пустыню?

- Мы из киновии, - ответили они, - посоветовавшись друг с другом, мы решились придти сюда. И вот уже тридцать лет, как мы ушли из обители. Один из нас египтянин, другой - ливиянин.

Потом и они спросили меня:

- В каком положении находится теперь мир? Наполняются ли еще реки своими ручьями? Изобилует ли земля обычными своими плодами?

Я отвечал им: "да". Затем, снова спросил их:

- Каким образом могу я сделаться иноком?

Они отвечали мне:

- Если человек не откажется от всего, что находится в мире, он не может быть иноком.

На это я сказал:

- Немощен я, и потому не могу быть таким, как вы.

- Если ты не можешь быть таким, как мы, - сказали они, - тогда сиди в своей кельи, и сокрушайся о грехах своих.

И снова я спросил их:

- Когда наступает зима, не страдаете ли вы от сильной стужи? Равно также, когда наступает весьма жаркое лето, не опаляются ли ваши тела жарою?

Они на это ответили мне:

- Господь Бог даровал нам такие тела, что мы ни зимой не страдаем от мороза, ни летом - от зноя.

- Вот почему я сказал вам братия, - окончил преподобный Макарий свою речь, - что я еще не сделался иноком, но иноков видел.

Однажды преподобного Макария спросили скитские отцы, каким образом он достиг того, что тело его всегда остается худощавым? Ибо не только тогда, когда он постится, но даже и тогда, когда вкушает пищу - тело его всегда остается худощавым.

Преподобный Макарий дал такой ответ вопрошавшим его:

- Как кочерга, которой переворачивают горящие дрова и хворост в печи, всегда опаляется огнем, так у человека, который устремляет ум свой всегда к Господу и всегда содержит в памяти страшные мучения в огне гееннском, - этот страх не только снедает тело, но и иссушает кости.

Затем братия снова спросили преподобного:

- Скажи нам, отче, как надлежит молиться?

Преподобный дал им такое наставление:

- Для молитвы не требуется многоглаголания, но надобно воздавать свои руки горе и говорить: Господи! как Ты желаешь и как Ты Сам знаешь, помилуй меня. Если же враг воздвигнет в душе греховную брань, надлежит только произносить: Господи помилуй. Господь знает, что для нас полезно и сотворит нам милость.

В другой раз авва Исайя попросил преподобного:

- Скажи мне, отче, какое-нибудь наставление на пользу душевную.

- Бегай от людей, - отвечал ему преподобный Макарий.

- Что значит бегать от людей? - спросил тогда авва Исайя.

Преподобный отвечал ему:

- Сиди в своей кельи, и сокрушайся о грехах своих.

Ученику же своему Пафнутию16 преподобный сказал:

- Никого не обижай, не клевещи ни на кого, - поступая так, спасешься.

Кроме того, преподобный дал еще и такое наставление:

- Не ночуй в кельи брата, имеющего дурную славу.

Пришел к преподобному и другой инок и спросил его:

- Авва, что мне сделать, чтобы спастись?

- Ступай на кладбище и брани умерших, - отвечал ему преподобный.
Инок пошел на кладбище и, как сказал ему преподобный, бранил там мертвецов, разбивал камнями гробницы их и, возвратившись, рассказал обо всем преподобному. Преподобный спросил его:

- Сказали ли что-либо тебе умершие?

- Нет, ничего не сказали, - отвечал инок.

Тогда преподобный сказал:

- Ступай опять, и теперь хвали их.

Инок пошел и начал ублажать мертвецов разными похвалами:

- Апостолы, святые и праведники, - говорил он.

Затем, снова придя к преподобному, он рассказал ему, что хвалил умерших.

- И теперь мертвые ничего не отвечали тебе? - спросил преподобный.

- Нет, не отвечали, - сказал тот.

Тогда преподобный дал ему такое наставление:

- Видишь, - сказал он, - что ни тогда, когда ты бранил умерших, они ничего тебе не отвечали, и ни тогда, когда ты ублажал их похвалами, они ничего тебе не ответили. Так и ты, если желаешь спастись, будь как мертвец: - не гневайся тогда, когда тебя бесчестят, не превозносись тогда, когда тебя восхваляют. Поступая так, как эти мертвецы, спасешься.

Братия рассказывали еще о преподобном Макарии следующее. Если кто-либо приходил к нему из братий, как к святому и великому человеку, преподобный ничего не говорил с таковым. Если же какой-нибудь инок, нисколько не почитая преподобного, говорил ему:

- Авва! когда ты был погонщиком верблюдов и самовольно брал селитру и продавал ее, не били ли тогда тебя старшие тебя?

И когда кто-либо подобным образом разговаривал с преподобным, он с радостью беседовал с таковым и охотно отвечал на все его вопросы.

Однажды старцы, жившие на Нитрийской горе, прислали в скит к преподобному Макарию, с такой просьбой:

- Отче! Чтобы не утруждать все множество братий пришествием к тебе, ты сам прежде, нежели отойдешь к Господу, приди к нам.

Преподобный исполнил их просьбу и пришел на Нитрийскую гору. Узнав о его пришествии, собрались к нему все иноки, живущие там, и старцы усердно просили его, чтобы он сказал что-либо в назидание братии. Преподобный, прослезившись, стал так говорить:

- Братия! будем плакать и пусть из наших глаз текут слезы, очищающие нас прежде, нежели мы не перейдем туда, где слезы сожгут в муках наши тела.

Внимая наставлению преподобного, все проливали слезы и, упав ниц, просили его:

- Отче! молись за нас к Господу.

Однажды преподобный Макарий, в то время, когда он проживал еще в Египте, застал в своей кельи вора, похищающего вещи, находившиеся в ней. Снаружи, около кельи, был привязан осел, на которого вор накладывал украденные вещи. Преподобный, увидя это, не дал понять вору, что он домохозяин, но показался как бы чужим. И не только не воспрепятствовал вору, но даже сам стал ему помогать брать вещи и класть их на осла. Потом с миром отпустил его, размышляя в себе:

- Мы ничего с собой не принесли в этот мир, - ясно, поэтому, что мы ничего не можем и унести отсюда. Все нам дал Господь, и как Он желает, так все и происходить. Да будет благословен Бог во всем!

О сем же преподобном Макарии отцы рассказывали, что он сделался как бы земным богом, ибо, подобно тому, как Бог, хотя и видит весь мир, но не карает грешников, так и преподобный Макарий покрывал немощи человеческие, какие он видел. И был он видящий, как бы не видящие, и слышащий, как бы не слышащие.

Случилось, что один из учеников преподобного Макария отправился в город, чтобы продать рукоделье: корзины и рогожи. В городе с ним встретилась блудница, которая, увидав красивого юношу, соблазнилась и призвала его к себе, как бы желая купить продаваемые им корзины. Инок, не поняв ее лукавого замысла, вошел к ней в дом. Взяв одну из корзин, женщина та стала спрашивать инока: за какую цену он желает продать ее. Но вскоре она стала говорить ему любодеяния речи, покушаясь соблазнить его на грех, подобно тому, как в древности египтянка пыталась прельстить целомудренного Иосифа. Инок, увидав себя в большой беде, ибо он уже был близок к греху, устремил свой ум горе и стал молиться:

- Христе Царю! избавившей пророка Своего из чрева китова, избавь и меня от сего греха и душевной смерти молитвами угодника Своего, отца моего Макария.

Тотчас он был восхищен невидимою рукою, как некогда пророк Аввакум ангелом, и был поставлен среди своей кельи. Там он увидал преподобного Макария, который прилежно молился о нем Богу, чтобы Он избавил ученика его от нашедшей на него напасти, ибо преподобный узнал, что произошло с иноком. Он мысленными очами видел дальнее так же ясно, как бы близкое. Увидав своего ученика, преподобный сказал:

- Чадо! воздадим благодарение Человеколюбцу Богу за то, что Он избавил тебя от уст змеиных и от врат адовых, восхитив Божественною Своею силою от грехопадения и принеся в твою келью, подобно тому как некогда принес в Азот апостола Своего Филиппа (Деян.8:39).

Такую силу имела молитва преподобного Макария у Бога. В другой раз и сам преподобный был восхищен на воздух и чрез огромное расстояние был перенесен туда, куда ему нужно было идти. Он нес корзины из скита и, утомившись от дальнего пути, сел отдохнуть. При этом он помолился Господу:

- Боже! Ты ведаешь, что я изнемог.

Тотчас преподобный оказался около той реки, куда ему было надобно идти.
Благовременно теперь рассказать и о блаженной кончине сего преподобного отца, о чем Серапион, списатель жития его, повествует так.

Наконец, надобно было и преподобному Макарию, как смертному человеку, отдать дань смерти, ибо он уже достиг преклонного возраста, имея девяносто семь лет от роду. Время кончины не осталось неизвестным преподобному. Незадолго до его преставления, явились ему в видении два благолепных мужа и сказали:

- Радуйся, Макарий!

Один из явившихся был преподобный Антоний, наставник и начальник пустынножителей, а другой - преподобный Пахомий17, первоначальник общего монашеского жития. Затем явившиеся сказали Макарий:

- Нас послал Господь Иисус Христос, чтобы возвестить тебе твою радостную кончину. В девятый день после нынешнего ты отойдешь в вечную жизнь. В тот день и мы снова придем к тебе и с радостью возьмем тебя с собою, чтобы вместе с нами предстать тебе пред Владычным престолом и насладиться бессмертною жизнью.

Сказав затем: "мир тебе", - преподобные стали невидимы Макарию. Тогда божественный Макарий призвал своих учеников и сказал им:

- Чада! вот наступило время моего отшествия отсюда, а вас я передаю благости Божьей. Итак, сохраняйте отеческие уставы и предания постников.

Кроме сего, некоторым, о которых преподобный знал, что они совершеннее других в добродетельной жизни, он поручил попечение о вновь поступающих в монашество, которые являлись младенцами по своему духовному возрасту. Возложив, затем, руки на учеников своих, достаточно поучив их и помолившись за них, преподобный начал приготовляться к своей смерти. Когда наступил девятый день со времени явления преподобных Антония и Феодосия, преподобному Макарию явился херувим с множеством ангелов и сказал ему:

- Восстань, последователь господень и перейди вместе с нами в вечную жизнь. Возведи окрест твои очи и посмотри, сколько послано Вседержителем бесплотных ликов святых, чтобы привести тебя к Нему. Взгляни: вот собор апостольский, вот сонм пророков, вот множество мучеников, лик святителей, постников, преподобных и праведных. Предай мне теперь свою душу, которую мне повелено было Богом охранять и во время ее земной жизни; освобожденную же от уз плотских, как бы некое великое сокровище, я с честью приму ее и, пройдя чрез супротивные силы, представлю к Божественному Владычному престолу, чтобы она вечно веселилась со всеми святыми, предстоящими престолу Божьему от начала мира.

После таковых слов херувима, блаженный Макарий простился со всеми бывшими при нем и помолился о них Богу; возведя, заем, свои очи и простерши руки горе, он произнес:

- В руки Твои, Господи, предаю дух мой!

И с сими словами предал свою блаженную душу Господу, оставив учеников своих в глубокой скорби о нем.

Описатель жития преподобного, Серапион18 прибавляем, следующее, что он слышал от преподобного Пафнутия, одного из учеников преподобного Макария. Когда святая душа Макария была взята херувимом и возносилась им на небо, некоторые из отцов мысленными очами видели, что воздушные бесы в отдалении стояли и вопили:

- О, какой славы сподобился ты, Макарий!

Святой отвечал бесам:

- Я боюсь, ибо не ведаю ничего доброго, что я бы сделал.

Затем те из бесов, которые находились еще выше по пути следовавшей души Макария, вопили:

- Действительно избежал ты наших рук, Макарий!

Но он сказал:

- Нет, но надобно и еще избежать.

И когда преподобный был уже во вратах рая, бесы, с сильным воплем, кричали:

- Избежал нас, избежал.

Тогда Макарий громким голосом ответил бесам:

- Да! Ограждаемый силою Христа моего, я избежал ваших козней.

Такова жизнь, кончина и переход в жизнь вечную преподобного отца нашего Макария19.

Окончив повествование о житии преподобного, прославим Отца и Сына и святого Духа, Единого Бога, во святых Своих прославляемого, во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:
В дому Господь воздержания воистинну тя положи, якоже звезду непрелестную, световодящу концы отче отцев, Макарие преподобне.

Другой кондак, глас 1:
Блаженную жизнь скончав в житии, с мученическими лики, в земли кротких достойно водворяешися, богосне Макарие, и пустыню якоже град населив, благодать приял еси от Бога чудес: темже тя почитаем.
________________________________________________________________________
1 Преподобный Макарий называется "египетским" в отличие от другого, соименного и современного ему подвижника, который родился и большую часть жизни провел в городе Александрии, и поэтому называется "Александрийским" или "городским". За свою же святость и мудрость Макарий Египетский называется "Великим". Родился он около 301 года.
2 Птинапор или Пежижвир - селение, находившееся на западном берегу Нила, в пределах нынешней египетской провинции Менуф или Менуфиэ, в южной части Нильской долины, в так называемом Нижнем Египте. В настоящее время от него остались одни развалины.
3 Пустыня Нитрийская, - которую блаженный Иероним называет "градом Божьим", по святости пустынножителей, обитавших в ней, - была обширная пустыня, граничащая с Ливией и Эфиопией. Она получила название от соседней горы, где в озерах находилось множество нитра или селитры.
4 Фаран - пустая и гористая страна между Палестиной, Египтом, Идумией и Синайским полуостровом.
5 Скитская пустыня находилась в расстоянии дневного пути (25 - 30 верст) от Нитрийской горы, в северо-западной части Египта. Это была безводная каменистая пустыня, излюбленное место египетских пустынников, прославившееся аскетическими подвигами спасавшихся в ней иноков.
6 Как это выражено в службе преподобному Макарию (см. минею месячную - икос по 6-й песни канона).
7 Стадия равняется 87 1/2 нашим саженям.
8 Преп. Сисой Великий - пустынножитель горы св. Антония. Подвизался в конце III и в начале IV в., скончался около 429 г. Память его - 6 июля.
9 Руфин - пресвитер Аквилейский - родился около 345 г., скончался в 410 г., - церковный писатель. Из сочинении его известны: "История монашества", "История Церкви", "Апологии святого Иеронима. " (2 книги).
10 Палладий Еленопольский (368-430 г.), ученик преподобного Дорофея, уроженец Галлии, в 388 году прибыл в Александрию, откуда потом удалился в близлежащую пустыню, где подвизался и преп. Дорофей, и потом переселился в Вифлеем. В 390 году избран в епископа еленопольского, в Вифинии, в Малой Азии. После того император Аркадий сослал его, как сторонника св. Иоанна Златоуста, в Верхний Египет, откуда в 408 году он перемещен в Антиною, а в 412 году возвращен на свою кафедру, в Еленополь. По просьбе Каппадокийского префекта Лавса, в 420 г. Он составил собрание жизнеописаний святых и сказаний о них, которое в честь его назвал "Лавсаиком". В виду назидательности и поучительности этого сборника, церковным уставом полагаются чтения из него на утренях святой Четыредесятницы.
11 Литра - фунт, византийская мера веса, равная 72 золотникам.
12 Здесь разумеется пустыня Келий, которая отстояла от горы Нитрийской около 7 верст к юго-востоку. Это была обширная пустыня, в которой рассеяны были кельи отшельников, в таком расстоянии, чтобы нельзя было ни видеть, ни слышать друг друга. В пустыню Келий удалялись обыкновенно любители уединения из горы Нитрийской, после того, как уже утвердились в жизни иноческой. Здесь они проводили жизнь более безмолвную, и их кельи так удалены были друг от друга, что ни взор, ни слух не развлекал близким сожитием других братий. У иноков было поставлено правилом не ходить одному в келью другого, чтобы не нарушать безмолвия. Только по субботам и воскресеньям они собирались в храм для общего богослужения. Пустыня Келий управлялась пресвитерами, между которыми был особенно известен преподобный Макарий Александрийский.
13 Император Валент царствовал с 364 по 378 г.
14 Арианин Лукий занявший александрийскую патриаршую кафедру после святого Афанасия Великого.
15 Память его 18 июля
16 Пафнутий пресвитер; он разделял с преподобным Макарием бремя управления скитскими иноками.
17 Преп. Пахомий Великий - основатель общежительных монастырей в Египте. Скончался в половине IV в. Память его - 15 мая.
18 Серапион - епископ тмуитский (в Нижнем Египте), один из замечательных церковных деятелей начала IV в. Он составил "Монашеские правила". Известны также его "письма к монахам", "житие преподобного Макария египетского" (на коптском языке) и нек. друг. Серапион был ревностным борцом за православие, вследствие чего подвергся даже ссылке.
19 Преподобный Макарий скончался около 331 года. Место подвигов преподобного Макария доселе называется пустынею Макария и в ней есть монастырь его имени. Мощи преподобного находятся в городе Амальфи в Италии. - Драгоценным наследством опытной мудрости преподобного Макария служат пятьдесят слов, семь наставлений и два послания. Предмет беседе и наставлений преподобного Макария - внутренняя духовная жизнь и преимущественно в том ее виде, как она совершается на пути созерцательного уединения. Несмотря на глубокий и малопонятный предмет, беседы и наставления опытного учителя ясны и вразумительны: духовное, столь мало известное для иных из нас, в устах святого Макария близко к сердцу и уму. То, что было бы темно по возвышенности духовной, у преподобного Макария приближается к разумению сравнениями и образами, которые всегда просты и тем более поразительны.

Свт. Марка Евгеника, архиеп. Ефесского (1444).
http://i060.radikal.ru/1001/5b/e5d39ec053b4.jpg
Святой Марк Евгеник, архиепископ Ефесский, был знаменитым защитником Православия на Флорентийском Соборе. Ничто не могло склонить его к унии. Тайно удалившись из Флоренции, святой Марк ревностно убеждал жителей Константинополя отвергнуть нечестивое соглашение. Скончался в 1457 году.

Тропарь святителя Марка Эфесского
глас 8

Православия наставниче, новшеств противоборниче,/ степень веры, Церкве светильниче,/ учителей Богодухновенная печате, Марко всемудре,/ писании твоими вся просветил еси, цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак святителя Марка Эфесского
глас 8

Иоанна Евгеника: Богословов Богомудрая писания,/ яко Богоглагольник истинен, прием в сердцы,/ исхождение Духа Святаго возвестил еси, яко должно есть, приснохвальне,/ и всесвятый запечатлел еси Символ,/ сего ради поем:// радуйся, Марко Богоглаголиве.


Блж. Феодора, Христа ради юродивого, Новгородского (1392).

Родом из Новгорода, с Торговой стороны. Блаженный Феодор Новгородский был сыном благочестивых родителей, богатых и именитых новгородских граждан. Подражая жизни святых, св. Феодор налагал на себя строгий пост (в среду и пятницу вообще ничего не ел), часто посещал храмы Божии и подавал щедрую милость нищим. Укрепив свои силы такими богоугодными упражнениями, он принял на себя подвиг юродства. До конца жизни святой соблюдал полную нищету, не имея ни своего угла, ни теплой одежды. Изнуряя себя постом, он всю милостыню, получаемую от почитателей-сограждан, раздавал бедным. По ночам святой обходил новгородские церкви и горячо молился за родной город. По свидетельству летописца, «не раз спасалась его земная родина от предстоявших ей зол молитвами угодника Божия». Обличая взаимную вражду новгородцев, жителей Торговой и Софийской сторон, блаженный делал вид, что враждует с блаженным Николаем Кочановым, который подвизался на Софийской стороне. Когда блаженному Феодору случалось ходить на Софийскую сторону Волховским мостом, то блаженный Николай гнал его на Торговую, то же делал и Феодор, когда заставал Николая на своей стороне.

Однажды св. Николай, узнав, что блаженный Феодор находится на «его» стороне, стал гнать его и преследовать. «Спасаясь» от него, блаженный Феодор побежал по улицам, потом по огородам и наконец по реке Волхову, идя по воде, как по суше. Блаженный Николай продолжал погоню до половины реки, а потом бросил в убегавшего кочан капусты, вырванный перед тем в огороде. Своей мнимой враждой святые напоминали новгородцам неблаговидность их междоусобиц, которые часто оканчивались кровопролитными столкновениями.

Блаженный Феодор получил от Господа дар прозорливости и пророчества. Так он предсказал новгородцам неурожай и пожар, опустошивший улицы Торговой стороны. В другое время словами "чисто тут будет - хорошо будет сеять репу" он предрек пожар, опустошивший улицы Торговой стороны. О времени своей кончины святой был предуведомлен через Ангела Божия и мирно почил 19 января 1392 г. Тело его было погребено у церкви вмч. Георгия на Торговой стороне, на паперти которой святой особенно любил проводить ночи в неустанной молитве.. Приходившие с верой больные получали здесь исцеления. Над его мощами была сооружена часовня.

Прп. Макария Римлянина, Новгородского (XVI-XVII).

Родился в Риме в конце XV в. от благочестивых родителей. Воспитанный в строгих религиозных законах, преподобный, покинув Рим с его духовным разладом, достиг Великого Новгорода. Здесь он поступил в Свирский монастырь и принял монашество. По благословению старца преподобный Макарий поселился для безмолвия на островке реки Лензи. В строгих подвигах бдения, поста и беспрестанных молитв, питаясь ягодами и травами, он подвизался немало времени в полном уединении.

Своими подвигами преподобный привлек к месту особую благодать, привлекавшую людей, жаждущих духа наставлений и иноческой жизни и явившуюся то в виде огненного столпа, то в виде благоуханного дыма, распространявшегося по окрестности. Вскоре на месте своих подвигов преподобный Макарий основал обитель, где стал первым игуменом. Управляя монастырем в течение нескольких лет, святой стяжал от Господа дар прозорливости и чудотворения.

Мирная кончина преподобного Макария последовала 15 августа во второй половине XVI в. Тело святого было погребено в построенной им Успенской церкви.

Мц. Евфрасии девы (303).
Святая дева Евфрасия происходила из города Никомидии1, и жила в царствование императора Максимиана2. Она была знатного рода, прекрасна собою, благочестива и служила Христу, как верная его раба. Во время гонения на христиан, была схвачена идолопоклонниками и святая Евфрасия и была принуждаема принести жертву бесам. Когда она отказалась повиноваться, то ее стали жестоко бить; но она мужественно претерпела побои. После мучений святую Евфрасию отдали для осквернения одному варвару, который, взяв ее, привел в свой дом. Святая непрестанно молилась Пречистому Жениху своему Христу Господу, дабы Он сохранил ее невредимою. И вот, когда нечестивый варвар привел святую в спальную комнату, Евфрасия стала просить его, чтобы он подождал недолгое время, обещая дать ему некоторое чудодейственное растение.

- Если ты всегда будешь носить при себе; это растение, - говорила она, - то никакое неприятельское орудие не коснется тебя.

Святая говорила так, представляя себя как бы волшебницей.

Но варвар сказал ей:

- Ты после дашь мне это растение.

Мудрая дева отвечала:

- Растение это не может быть взято руками женщины, но только непричастная браку дева может взять его. Если оно будет взято не девою, то оно не будет имеет никакой силы.

Тогда варвар согласился не трогать Евфрасию, пока она не сорвет ему названного растения. Придя в сад, и найдя там какое-то растение, святая набрала его и показала варвару. Последний спросил ее:

- Как я узнаю, правда ли то, что ты говоришь мне?

- В ответ на это, святая Евфрасия положила сорванное растение на свою шею и сказала ему:

Возьми острый меч, замахнись обеими руками и ударь меня по шее насколько можешь сильно, и тогда ты увидишь, что твой меч нисколько не повредит мне.

Варвар, поверив словам святой, взял меч, и, замахнувшись, весьма сильно ударил и отсек честную главу святой Евфрасию, и она упала мертвой3. Увидав, что он осмеян святою, варвар стал скрежетать своими зубами. Мудрая же дева отошла неоскверненною к своему Жениху - Христу, оставив нам образец сохранения целомудрия, ибо она предпочла лучше умереть, чем погубить свое девство.
________________________________________________________________________
1 Никомидия - цветущий населенный город в области Вифинии, на берегу Мраморного моря, в северо-западной части Малой Азии.
2 Максимиан Галерий, зять и соправитель императора Диоклетиана (284-305 г.), и после император восточной половины Римской империи (с 305-311 г.).
3 Кончина мученицы Евфрасии последовала в 303 году.

Прп. Макария Александрийского (394-395).
http://s005.radikal.ru/i211/1001/9b/7a7e9ae1cb1b.jpg
Преподобный Макарий Александрийский происходил из города Александрии1. Первое время своей жизни, он был торговцем овощей и святое крещение принял уже сорока лет от роду. После сего, отрекшись от мира, он сделался иноком и, когда достаточно потрудился в иноческих подвигах и трудах, сподобился принять священный сан, вместе с которым принял начальство над монастырем, называемым Кельи, и находившимся в египетской пустыне между Нитрией и скитом. Он был самым искреннейшим другом преподобного Макария египетского, вместе с которым, - в царствование Валента, - по проискам александрийского лжеепископа, - арианина Лукия, - был изгнан из отечества. Неоднократно с сим преподобным Макарием он и проживал вместе. Оба Макария по своему характеру и образу жизни были весьма похожи друг на друга и имели одного и того же общего учителя и наставника - Антония Великого, от которого они, будучи его учениками, неоднократно получали наставления для усовершенствования в добродетельной жизни. Макарий египетский был старше и первый отошел к Господу. Сей же преподобный Макарий Александрийский прожил еще несколько лет по смерти Макария египетского. Епископ Палладий в Лавсаике пишет о преподобном Макарий Александрийском следующее:

- Я видел того, который был другом и соревнователем в благочестии святому Макарию Египетскому, - носившего и имя то же самое. Я разумею святого Макария Александрийского, который состоял пресвитером в местности, называемой Кельи, где и я пребывал в течение девяти лет. Из них я три года прожил вместе со святым Макарием, дела и знамения богоугодной жизни которого одни я сам видел, а относительно других узнал от живших с ним ранее. - Увидав однажды у Великого отца Антония набранные финиковые прутья, из которых тот вил веревки и плел корзины, Святой Макарий попросил у него один пучок тех прутьев, Святой Антоний на это ответил ему:

- Написано: "Не желай вещи ближнего твоего" (Втор.5:21).

Но лишь только он произнес эти слова, все прутья внезапно, как бы от действия огня, высохли. Видя сие, Антоний сказал Макарию:

- Вот на тебе почил Святой Дух, и ты будешь после меня продолжателем моих дел.

Спустя некоторое время, преподобный Макарий находился в пути в пустыне и от продолжительности путешествия весьма сильно изнемог. Внезапно явился ему дьявол и сказал:

- Вот ты восприял благодать Антониеву, почему же ты не пользуешься ею и не просишь у Бога пищи и подкрепления в пути?

Преподобный ответил ему:

- Господь моя сила и слава, ты же не искушай раба Божьего.

Тогда дьявол стал искушать святого призраками, - святому представлялся верблюд, навьюченный разнообразными съедобными предметами и блуждавший по пустыне Когда Святой заметил как бы подошедшего к нему верблюда и понял, что это призрак, то он стал на молитву, - и внезапно это привидение было поглощено землею.

Однажды преподобный Макарий Александрийский пришел к Макарию Египетскому, который находился в скиту. И вот, когда они оба отправились в путь и желали переправиться чрез реку Нил, то им нужно было переправляться на большом пароме, на который взошли также два трибуна (тысяченачальника) с большою важностью и наружным блеском, имеющие медную колесницу, коней с вызолоченными уздами и свиту из войска, оруженосцев и дружинников, изукрашенных цепями и золотыми поясами. Когда эти трибуны заметили двух преподобных старцев, одетых в ветхие одежды и стоящих в углу, они восхвалили их смиренную и бедную жизнь и один из тысячников сказал старцам:

- Блаженны вы - пренебрегающие миром.

Макарий Александрийский на это ответил:

- Мы действительно пренебрегаем миром, а над вами смеется мир. Знай же, что произнесенное тобою произнесено не по твоей воле, но пророчески, потому что мы оба называемся Макариями, то есть, "блаженными".

Умилившись этими речами Макария Александрийского, трибун, по возвращении домой, совлек с себя свои одежды и, раздав свое имущество бедным, избрал отшельническую жизнь.

Случилось, что преподобному Макарий Александрийскому прислали очень хороших свежих ягод, и он пожелал их съесть. Но потом, вознамерившись воздержанием победить свое пожелание, он отослал ягоды к одному более слабому брату, желающему такой же пищи. Но и тот, приняв присланное, поступил так же, хотя сам весьма сильно голодал. Когда, таким образом, ягоды эти пересылались от одного к другому и обошли многих братий, они снова попали к преподобному Макарий уже от последнего брата и, как дорогой подарок, были возвращены целыми, потому что никто не пожелал вкусить от них. Когда преподобный Макарий узнал, что те ягоды обошли всю братию, весьма изумился и, возблагодарив Бога за таковую добродетель воздержания всей братии, ничего не отведал от них и сам.

Когда же преподобный узнавал, что кто-нибудь совершает какой либо подвиг, то он всячески сам старался подражать таковому и тщательно выполнял то же самое. Так, например, узнав об иноках, живших в Тавенкском монастыре2, что они в течение всей великой четыредесятницы ничего не вкушают из приготовленных на огне кушаний, он положил себе за правило в течение семи лет не вкушать ничего из того, что бывает приготовлено на огне, - ни печеных, ни вареных кушаний. При этом преподобный Макарий увеличил свой подвиг до того, что не ел ни хлеба, ни варева, кроме жесткого проса или каких нибудь семян, размоченных в воде. В таком воздержании преподобный прожил целых семь лет. Услыхав однажды о каком то другом иноке, который в течение дня съедал лишь один фунт хлеба и желая ему подражать, Макарий раздробил хлеб на небольшие части и положил их в сосуд, имеющие весьма узкое отверстие, в которое едва можно было просунуть руку. При этом преподобный Макарий поставил себе за правило столько вкушать в течение дня хлеба, сколько может взять рука, однажды просунутая в тот сосуд.

Это служило для преподобного Макария весьма сильным умерщвлением плоти, как повествует о сем вышеупомянутый Палладий. Ибо преподобный Макарий после рассказывал с улыбкою:

- Я за многие ломти хватался рукою в сосуде, но, вследствие узости горла сосуда, не мог вытащить их. Таким образом, сосуд мой не позволял мне есть столько, сколько бы я пожелал!

Так, голодая, Макарий прожил три года, седая в день только по небольшому куску хлеба, равно также и води выпивая такою же мерою. Масла же для пищи он употребляя один секстарий3 на целый год. Однажды, желая в конец побороть сон, он не входил под кров келью в течение двадцати дней и ночей, а пребывал около нее днем под палящим зноем, а ночью, дрожа от холода, употребляя при этом все усилия, чтобы не заснуть. И, как впоследствии сам он рассказывал для назидания других, от такого подвига высох его головной мозг, и если бы он еще дольше не вошел в келью и не уснул, то сошел бы с ума. Преподобный при сем прибавлял:

- На сколько я имел силы, я одолел сон, но человеческой природы, требующей сна, я не был в силах одолеть, а потому и должен был повиноваться ей.

Однажды преподобного Макария стал весьма сильно искушать бес любодеяния. Для того чтобы преодолеть сего врага, Макарий решил в течение шести месяцев нагим сидел в скитском болоте, находящемся в далекой пустыне. В нем было множество таких больших комаров, как осы, которые могли прокусывать даже кожу диких вепрей. Комарами этими преподобный был так сильно искусан, что некоторые думали, не в прокази ли он. Когда же он, после шести месяцев, вернулся в свою келью, то только едва по голосу узнали ученики, что это их авва Макарий. Но cвятой Макарий и вторично осудил себя на таковое же истязание от комаров. Случилось это после того, как он однажды убил на своей ноге, сильно его беспокоившего комара, из которого вытекло много крови. После сего он раскаялся и стал укорять себя, как убийцу и мстителя до тех пор, пока не отомстил сам себе, отдавшись нагим для уязвления комаров.

В другой раз преподобный пожелал посмотреть сад и гробницу называемую "Кипотафион", в которой были погребены Ианний и Иамврий, волхвы египетские, жившие во времена фараона (Исх.7:11,22;8:7), чтобы там побороться с бесами; ибо про это место говорили, что в нем было множество лютевших бесов, которых собрали туда названные волхвы посредством своего волшебства. Волхвы те между собою были братья и вследствие своей хитрости и большого искусства в волшебстве были у фараона в большом почете и имели весьма большую силу во всем Египте. В отдаленном месте пустыни они устроили из четвероугольных камней сад, а в нем построили с большим искусством себе гробницу, в которую положили множество золота, около нее насадили множество разнообразных деревьев, выкопали большой колодезь, так как место там было низменное и было много влаги. Все это волхвы устроили потому, что твердо надеялись после своей смерти жить там вечно, наслаждаясь, как бы в раю, всеми благами, находящимися в том месте. Так как преподобный Макарий не знал дороги к названному месту, то он шел, соображаясь со звездами, подобно тому, как корабельщики переплывают море, и, таким образом, пешком перешел всю пустыню. При этом Макарий взял с собою несколько тычинок и после каждого пройденного поприща4 втыкал в землю одну тычинку, чтобы возможно было ему по этим заметкам вернуться обратно. Когда же он, пройдя в течение девяти дней чрез всю пустыню, приблизился к названному вертограду и с наступлением ночи захотел немного отдохнуть от пути и заснул, тогда дьявол, - вечный противник Христовых подвижников, - собрав все те тычинки, которыми Макарий замечал свою дорогу, во время сна преподобного, положил их около головы святого. Когда Макарий проснулся, он нашел все те тычинки лежащими около него и связанными в пучок. Это произошло по Божественному произволению, чтобы усилить подвиг преподобного, дабы он не на тычинки надеялся, но на помощь Бога, путеводившего некогда огненным столпом Израиля в продолжение сорока лет по этой громадной пустыне (Исх.14:19-20). Впоследствии Святой Макарий рассказывал про свое путешествие следующее:

- Когда я приближался к вертограду, - говорил он, - к названному кладбищу, на встречу мне выбежало до семидесяти бесов в различных образах; одни из них сильно кричали, другие со страшною злобою скрежетали на меня своими зубами, третьи летали подобно воронам, кидались мне в лицо и вопили:

- Чего ищешь ты здесь, Макарий? - Зачем ты пришел к нам? Не соблазнили ли мы когда-нибудь кого-либо из ваших иноков? Владей, на месте твоего жительства, с подобными тебе тем, что принадлежало прежде нам. Ведь ты владеешь пустыней, из которой выгнал подобных нам бесов. У нас же нет ничего общего с тобою. Зачем ты пришел в наши места? Как пустынник довольствуйся пустынею, это же место устроившие его отдали нам. Ты не можешь здесь оставаться. Для чего ты хочешь войти в наше владение, куда не входил еще ни один из живущих людей с того времени, когда мы совершили погребение братьев, устроивших это место?

И когда бесы подняли сильнейший вопль и крик, то Святой Макарий сказал им:

- Я только войду, посмотрю и потом уйду отсюда!

Бесы сказали ему:

- Обещай нам это по совести твоей.

Христов раб отвечал:

- Я сделаю так.

И бесы исчезли. Когда Макарий входил в вертоград, его встретил страшного вида дьявол с обнаженным мечем и загородил ему дорогу. Святой Макарий сказал дьяволу:

- Ты идешь на меня с мечем, я же иду на тебя во имя Господа Саваофа в силе Бога Израилева (1Цар.17:45).

И дьявол отбежал от него. Войдя внутрь вертограда, преподобный осмотрел все там находившееся, а именно: колодезь, в котором висела лишь старая медная бадья, прикрепленная к железной цепи, гранатовые яблоки, неимевшие ничего внутри, потому что они высохли от солнца, красивое здание гробницы, обильно украшенное золотом. Рассмотрев все подробно, Святой бес препятствий и затруднений вышел оттуда и, по прошествии двадцати дней, отправился обратно в свою келью. Во время обратного пути у него вышли весь хлеб и вода, которые он взял с собою на дорогу. Макарий стал ослабевать от голода и жажды, так что едва не упал. Тогда, - как он впоследствии сам о том рассказывал, - предстал пред ним призрак какой-то девицы, одетой в белые одежды и несущей в далеком от него расстоянии, - как бы с версту, - ведро чистой воды. Часто останавливаясь, девица показывала ему воду и звала его к себе, обещаясь дать ему напиться. Однако Святой не был в силах дойти до нее. Впрочем, увлекаемый возможностью утолить жажду, он, употребляя страшные усилия, шел за нею три дня, в течение которых девица появлялась впереди него. Затем показалось стадо буйволиц (в той стороне их очень много), одна из которых, имеющая при себе малого теленка, стала против уставшего и изнемогшего старца; из сосцов же ее вытекало молоко. При этом преподобный услышал голос, говорящий свыше:

- Подойди, Макарий, и пей ее молоко.

Приступив, он долго пил молоко и укрепился телом.

Святой Макарий добавлял при этом следующее: "Господь мой, желая явить на мне еще большую Свою милость и научить мою немощь надеяться лишь на его благой промысел, явил такое чудо. По его повелению, я приказал той буйволице идти за мною до моей келью и кормить меня во все время моего пути. Покорная буйволица, по повелению Создателя своего, действительно последовала за мною и не подпускала теленка к сосцам своим, чтобы питать лишь меня одного".

Некогда сей святой и дивный муж копал колодезь для питья инокам. На том месте, где копал преподобный, находилось много хвороста и терновника, откуда выполз аспид и ужалил святого.

Тогда Святой, схватив руками аспида за обе челюсти, растерзал его, сказав:

- Так как Господь мой не послал тебя на меня, то как осмелился ты приблизиться ко мне и укусить меня?

И, о чудо! Ужаление аспида не причинило преподобному никакого вереда.

Услыхав вторично относительно тавеннисиотов, что у них очень строгий устав жизни, преподобный Макарий переменил иноческую одежду на мирскую и отправился к ним. После пятнадцатидневного пути по пустыне, преподобный прибыл в тавеннисиотский монастырь, как бы мирской человек. Здесь он пожелал видеть архимандрита Пахомия5, мужа опытного и прозорливого, имеющего дар пророчества, но которому тогда еще не было открыто Богом, кто такой Макарий. Войдя к Пахомию, Макарий сказал:

- Отче, умоляю тебя, прими меня в монастырь твой, ибо я желаю быть в нем иноком.

Пахомий отвечал:

- Ты не можешь быть иноком, так как ты стар, и не в силах трудиться. Здешние братия с юности привыкли к иноческим трудам, а ты, будучи уже престарелым, не сможешь перенести подвигов и, ослабев, уйдешь отсюда и станешь злословить нас.

И Пахомий не принял его ни в первый, ни во второй день, - и так до седьмого дня. Макарий же все это время провел в строгом посте, и на седьмой день сказал архимандриту:

- Авва, прими меня! если же я не буду поститься и делать то же, что делают прочее братия, то ты тогда повели изгнать меня из монастыря.

Тогда Святой Пахомий сказал братии, чтобы они приняли его. Братий же было тысяча четыреста человек, и Макарий был принят ими в монастырь. По прошествии, затем, некоторого времени, наступил пост святые четыредесятницы, и Макарий видел каждого из братий постящимся по мере сил своих. Один принимал пищу вечером, другой - по прошествии двух дней, иной вкушал по истечении пяти дней, иной стоял всю ночь на молитве, а в течение дня сидел за работой. Подражая им, и сам Макарий, намочив финиковых ветвей, стал в одном углу и в течение всей четыредесятницы до Пасхи не вкушал ни хлеба, ни воды, за исключением небольшого количества сухих листьев капусты, которые он вкушал в воскресные дни. И это он делал лишь для того, чтобы другие иноки видели, что он ест и чтобы не впасть ему в грех высокомерия. Стоя же в углу, преподобный Макарий непрестанно работал и не отдыхал от трудов, ни расу во все время ни сел, ни лег. Если же по необходимости он уходил с своего места, то, возвратившись, снова стоял, не отверзая своих уст, ни с кем не разговаривая, но в молчании всем сердцем своим вознося молитвы к Богу. Увидав такой подвиг преподобного, подвижники того монастыря разгневались на своего авву и стали говорить ему:

- Откуда ты привел к нам, к нашему посрамлению, такого бесплотного человека? Или его удали, или мы уйдем из монастыря.

Выслушав это от братии и узнав о строгом посте Макария, преподобный Пахомий стал молиться Богу, чтобы Он открыл ему о пришельце, кто он такой. И было ему открыто, что это - Макарий. Тогда преподобный Пахомий, взяв за руку преподобного Макария, ввел его в церковь и, любезно обнимая его, сказал:

- Добре пришел ты, честный отче! я знаю, что ты Макарий, но ты не открыл своего имени мне. В течение многих лет я слышал о тебе, и очень желал видеть тебя. Благодарю тебя за то, что ты научил смирению моих чад, дабы они не возносились умом, гордясь своими подвигами и постом; ты много принес нам пользы.

Услышали о Макарий и прочие братия и, придя отовсюду во множестве, любезно целовали его и просили, чтобы он молился за них. Преподобный Макарий, преподав всем наставление, возвратился в свое место.

Сей бесстрастный муж, преподобный Макарий, рассказывал о себе еще и следующее:

- Однажды я пожелал так направить свой ум, чтобы, ни о чем земном не помышляя, он пребывал в непрестанном созерцании единого Бога, ни на мгновение не отлучаясь от Него. Для сего Богомыслия я назначил себе пять дней. И вот, затворив келью и двор мой, чтобы никто не входил ко мне, и я не мог ни с кем беседовать, я, начиная с понедельника, стал и повелел своему уму, сказав так: смотри! не сходи с неба! Ты имеешь там вместе с собою ангелов, архангелов, херувимов, серафимов, все небесные силы и Творца их Бога. Итак, оставайся на небе и не спускайся в поднебесную, чтобы не впасть тебе в земные помышления. Когда, таким образом, я стоял в течение двух дней и двух ночей, вперив свой ум горе, я так раздражил дьявола, что тот, превратившись в пламень, сжег все, что находилось в моей кельи, так что даже и рогожа, на которой я стоял, загорелась, и я думал, что и сам сгорю. Устрашившись этого, я на третий День оставил свое намерение; будучи не в силах более удерживать свой ум в помыслах о небесном, я снизошел, по изволению Божьему, до земных помыслов, дабы не впасть в грех высокоумия.

О сем же преподобном Макарий епископ Палладий повествует также следующее:

- Однажды, придя к нему, - рассказывает он, - я застал пред его кельей какого то сельского пресвитера, голова которого так была изъедена болезнью, называемою гангреной, что со стороны затылка можно было разглядеть уста его. Он пришел к преподобному Макарий, прося исцеления; но Святой не допускал его до себя, не желая с ним разговаривать. Тогда и я стал умолять святого, говоря:

- Помилуй сего несчастного и ответь ему.

Но блаженный сказал мне:

- Он недостоин исцеления, так как это наказание ему от Господа. Если же ты желаешь, чтобы он получил исцеление, то посоветуй ему, чтобы он перестал с сего времени священнодействовать.

Я спросил святого:

- Почему?

Он же ответил:

- Он совершал литургию после прелюбодеяния и за то так наказан. Если же он побоится Бога и отстанет от своего порока, который он совершал без страха, то Бог исцелить его.

Когда я, - продолжал Палладий, - рассказал о том пресвитеру, то он с клятвою обещался более не священнодействовать. После сего преподобный Макарий, взяв того пресвитера, сказал ему:

- Веруешь ли ты, что существует Бог, для которого нет никакой тайны?

Пресвитер отвечал:

- Да, отче, верую и умоляю тебя, - помолись ему о мне грешном.

Тогда Макарий спросил:

- Так ты не мог утаиться пред Богом?

- Да, не мог, - ответил тот.

- Если ты исповедуешь свой грех и сознаёшь Божье за него наказание, - продолжал Макарий, - то с сего времени исправься.

И пресвитер исповедал свое грехопадение и обещался более не грешить и не священнодействовать, но жить мирским человеком. После сего Святой Макарий возложил на него руки и помолился о нем Богу, и, спустя несколько дней, пресвитер исцелился от гангрены; у него отросли волосы на голове, и он возвратился в дом свой здоровым, прославляя Бога и воздавая благодарность великому Макарию.

Преподобный Макарий имел несколько келий в различных местах: одну в ските, находящемся во внутренней пустыне, другую в Ливии, третью на месте называемом келью и четвертую на Нитрийской горе. Ни одна из его келью не имела ни дверей, ни окон. И преподобный Макарий пребывал в этих кельях в темноте во все дни святой четыредесятницы. Одна из его келью была тесна на столько, что в ней нельзя было протянуть ног, другая была просторнее, и в ней преподобный беседовал с приходившими к нему; в то же время он исцелил бесчисленное множество людей страждущих от нечистых духов.

Палладий вспоминаете об одной благородной девице, которая в течение многих лет была расслабленною и которую принесли к преподобному Макарий из Фессалоник6. Преподобный исцелил ее, помазуя в течение двадцати дней святым елеем и молясь Богу и совершенно здоровою отпустил девицу в ее отечественный город. После своего исцеления она раздала по монастырям обильные милостыни.

В другой раз к преподобному был приведен одержимый бесом отрок, который был весь опухший от водянки. Возложив на голову его правую руку, а на сердце левую, преподобный стал молиться Богу. Внезапно отрок вскричал громким голосом, и немедленно из тела его вылилось огромное количество воды. После сего тело отрока пришло в естественное состояние, каким оно было раньше. Помазав отрока святым елеем и окропив его святою водою, преподобный передал его отцу. При сем он заповедал отроку, дабы в течение четырнадцати дней он не вкушал мяса и не пил вина. Так преподобный сделал отрока здоровым.

Бес, исконный враг рода человеческого, сильно озлобился на преподобного Макария за его строго подвижнический образ жизни и за многие исцеления приходящих к нему недужных. Тогда он стал искушать его ум тщеславием. У преподобного стали являться мысли, что ему надобно уйти из кельи и отправиться в Рим. При этом ум его представлял все благовидные побуждения к тому, указывая, что преподобный, имеющий обильную благодать и дар изгонять нечистых духов, много пользы может принести страждущим в Риме. Преподобный долгое время боролся с искушавшими его помыслами, хотя они сильно нападали на него. Наконец, упав на пороге своей келью, он протянул за келью свои ноги и сказал:

- Влеките меня, бесы, если можете, а сам я не пойду!

Так, на пороге, преподобный пролежал до позднего вечера.

Ночью те же помышления снова с великою силою напали на него. Тогда блаженный, взяв корзину вместимостью в два четверика, наполнил ее песком и, возложив на свои плечи, стал ходить по пустыне. Там с ним встретился инок Феосевий, антиохиец родом, который спросил его:

- Отче! что ты носишь? Отдай мне свою ношу, а сам не трудись.

- Я томлю томящего меня, - отвечал Макарий; - когда он пребывает в лености и праздности, он зовет меня странствовать.

Таким образом, трудясь в течение долгого времени, преподобный возвратился в келью, хотя измученный телом, но одержав победу над лукавыми помышлениями.

Ученик преподобного Макария блаженный Пафнутий повествует о святом следующее.

- Однажды преподобный сидел на дворе; вдруг прибежала гиена, и принесла в зубах своего щенка, который был слеп; подбежав к Макарию. гиена бросила щенка к его ногам. Святой, подняв щенка, плюнул ему в глаза, помолился Богу, - и щенок прозрел. Гиена, взяв своего щенка, убежала. На утро она снова прибежала к преподобному, неся огромную баранью шкуру, увидав которую святой сказал гиене:

- Откуда у тебя эта кожа, разве ты съела чью-нибудь овцу? Если ты добыла ее насилием, я не возьму ее.

Гиена же, наклонив голову к земле и приклонив колена, положила принесенную шкуру к ногам святого. Но преподобный сказал зверю:

- Я сказал, что не возьму до тех пор, пока ты не обещаешься мне, что не станешь более обижать бедных, седая их овец.

Тогда гиена наклонила свою голову, как бы соглашаясь со словами святого и обещаясь повиноваться ему. После сего преподобный Макарий взял кожу у гиены и отдал ее святой Мелании Римлянине7, часто посещавшей святых отцов в пустыне. С тех пор кожу эту прозвали "дар гиены". И что удивительно в мужах отрекшихся от мира, так это то, что даже зверь, получив во славу Божью и в честь святых его благодеяние, уразумел то и принес дар блаженному. Укротивший львов для пророка Даниила (Дан.14:31), дал и гиене разумение полученного благодеяния и научил ее благодарности.

Вышеупомянутый Палладий, придя однажды к сему преподобному, смущаемый помыслами и унынием (как он сам впоследствии о том сообщал), спросил:

- Что мне делать, авва Макарий, ибо меня осаждают помышления, говорящая: ты ничего здесь не делаешь - уходи отсюда!

Святой отец Макарий отвечал ему:

- Скажи и ты своим помышлениям: я стерегу сии стены ради Христа.

Для назидания Палладия преподобный Макарий рассказал о преподобном Марке8, как он принимал причащение Божественных Тайн от самих ангелов. Святой Макарий видел то своими глазами, когда во время служения божественной литургии он причащал братию.

- Я никогда, - говорил он, - не преподавал Божественных Тайн подвижнику Марку, но ему невидимо преподавал их ангел из алтаря, а я только видел пальцы рук подающего.

Сей преподобный Марк, когда был юношею, знал наизусть весь Ветхий и Новый Завет; он был также весьма кроток и воздержен.

- В один День, будучи ничем незанят в своей келью, - рассказывал Святой Макарий, - я пошел к нему уже состарившемуся в это время и сел при дверях его келью. Я считал его кем-то высшим из людей, каков он и был в действительности и хотел узнать (я тогда был еще, - замечает Макарий, - бесхитростен и несведущ), что старец делает или о чем беседует. Он же, находясь внутри келью, боролся с собою и с дьяволом, будучи уже ста лет от роду, так что у него даже выпали и зубы. Он говорил сам с собою:

- Чего ты, наконец, хочешь, злой старец? Вот ты уже и вина выпил и елея вкусил. Чего ты еще желаешь, ненасытный раб чрева в старости?

Дьяволу же Марк говорил:

- Отойди от меня, дьявол! Ты состарился в борьбе со мною. Ты наложил на меня телесную слабость, сделав так, что я стал пить вино и вкушать елей; ты сделал из меня сластолюбца. Ужели я тебе еще должен что-либо? Ты ничего у меня не найдешь такого, чтобы тебе можно было украсть. Враг человеческий! отступи от меня наконец.

О сем Святой Макарий рассказал Палладий, который и записал сказанное. Пресвитер же Руфин к житию преподобного сего Макария Александрийского присоединяет следующее.

В одну из ночей дьявол, постучавшись в двери келью Макария, сказал:

- Встань, авва Макарий, и пойдем в собор на пение.

Он же, будучи исполнен божественной благодати, узнал вражеские козни и отвечал:

- О, лжец и ненавистник добра! Какое тебе общение и какая дружба с собранием святых?

- Разве ты не знаешь, Макарий, - сказал на сие дьявол, - что без ас не совершается ни одно церковное пение и ни одно монашеское собрани Иди же, и ты увидишь наши дела.

Старец отвечал:

- Да запретит тебе Господь, лукавый бес!

И, обратившись затем с молитвою к Господу, стал просить, дабы Он явил ему - справедливо ли то, о чем, похваляясь, говорил дьявол. И вот, когда наступило время полуночного пения, Макарий пошел в собор и снова молился про себя Богу, дабы Он открыл ему - справедливо ли сказанное дьяволом. Спустя несколько времени, преподобный увидал в церкви, в образе неких малых отроков, черных эфиопов, быстро бегавших туда и сюда, как бы летающих. В монастыре был обычай, чтобы псалмы произносил один инок, между тем как все прочие братия сидели и слушали. И вот малые эфиопы эти подсаживались к каждому брату и смеялись, и если они двумя пальцами касались чьих-либо глаз, тогда тот брат немедленно начинал дремать, а если кому клали палец на уста, тот скоро отрезвлялся. Пред иными же они ходили в виде женщин, а пред другими представлялись, как бы желающими нечто создать или принести или устроить различные дела. И то, что бесы, насмехаясь над кем-либо, представляли, то же самое иноки те помышляли в сердцах своих. От некоторых же иноков, если бесы начинали пред ними делать что-либо подобное выше сказанному, они внезапно были отгоняемы некоей силой, стремглав выталкиваемы и более не осмеливались ни останавливаться пред таковыми, ни проходить мимо них. Над иными же, слабейшими братиями, нисколько невнимательными к молитве, они надругались, сидя на их шеях и плечах. Видя сие, преподобный Макарий, тяжко вздохнул и, заплакав, начал молиться Богу:

- Господи! Взгляни и не умолкни! Воскресни, Боже, и пусть рассеются враги Твои и да бежат от лица Твоего, так как душа наша наполнилась поруганием.

После отпуста, авва Макарий начал подзывать к себе каждого инока по одиночке и испытывать у него, о чем он помышлял во время церковного пения. Каждый исповедовал ему свои помышления, и, таким образом, явно обнаружилось, что помышление каждого было именно о том, о чем, надругаясь, представляли пред ним бесы.

Сей же преподобный Макарий рассказывал еще другое, более дивное и ужасное, а именно, что в то время, когда братия приступали к Божественным Тайнам и простирали руки к принятию Тела Христова (в то время причащались еще не лжицею, но принимали Тело Христово в руки, как ныне антидор, а Честную Кровь пили из чаши; так было до самого времени святого Златоуста, о чем есть свидетельство в житии святой Феоктисты9, тогда преподобный замечал, что некоторым из братий эфиопы влагали в руки горящие угольки, а преподаваемое иерейскою рукою Тело Христово возвращалось обратно в алтарь. От тех же, кто были достойны святого причащения, бесы отбегали далеко. Между тем около алтаря с иереем стоял Ангел господень и вместе с иерейскою простирал свою руку для раздаяния Божественных Тайн.

Таким образом, преподобный Макарий, будучи прозорливым, распознавал достойных и недостойных и предугадывал помыслы человеческие, внушаемые бесами.

Много и иного рассказывал преподобный Макарий для пользы и назидания братии; исправлял ленивых и совершал различные чудеса. Пожив такою Богоугодною жизнью, преподобный Макарий с миром отошел к Господу, имея сто лет от рождения10.

Ныне он вместе с другими преподобными отцами в бесконечной жизни прославляет Отца и Сына и Святого Духа, единого в Троице Бога, ему же и от нас грешных да будет слава, честь и поклонение во веки. Аминь.
________________________________________________________________________
1 От чего и называется "Александрийским" или городским. Рождение его относится к 295 году.
2 Тавеннский монастырь был первым общежительным монастырем, находился в Тавенне, в Верхнем (Южном) Египте, к северу от древней столицы его - вив, на берегу Нила. Основан около 340 года преподобным Пахомием Великим (память его 15 мая), который первый и составил строгий общежительный монастырский устав, быстро распространившийся в христианском мире. Тавеннский монастырь имел такое громадное значение в истории древнехристианского иночества, и успех устава Пахомия был так велик, что еще до его смерти в Тавенне и ее окрестностях собралось около 7000 иноков. И впоследствии Тавенна, - наименование которой, принадлежавшее сначала одному острову, на реке Ниле, после перешло и на береговые окрестные места реки, где поселился Пахомий и его ученики, - славилась своими монастырями.
3 Секстарий - древняя римская мера жидкости, вместимостью в две слишком настоящих бутылки.
4 Поприще равнялось нашим 690 саженям.
5 Т.е. преп. Пахомия Великого.
6 Солунь или Фессалоники - весьма значительный, древний город Македонии лежал в глубине большого Солунского или Фермейского залива при Эгейском море (Архипелаге). В настоящее время город этот, под именем Салоники, после Константинополя, первый торговый и мануфактурный город в европейской Турции, с весьма многочисленным населением.
7 Кончина ее 31 декабря.
8 Память его 5 марта.
9 Память ее 9 ноября.
10 Кончина преподобного Макария Александрийского последовала около 395 года - Подобно преподобному Макарию египетскому, и преподобный Макарий Александрийский был церковным писателем. С его именем известны доселе: 1) правило монашеское в 30 главах; 2) письмо к инокам; 3) слово об исходе души и о состоянии по смерти.

+1

3

..........................продолжение от 1 февраля

Прп. Антония, столпника Марткопского (VI).
Преподобный Антоний, столпник Марткопский, - один из тринадцати каппадокийских святых отцов, основателей грузинского монашества (сведения о них помещены 7 мая), пришедший в Грузию в VI веке. По преданию, он принес в Грузию первый отпечаток на "черепице" с подлинника Едесского изображения Нерукотворного Спаса. Поселился на уединенной горе, названной в его честь Марткопской, что значит "уединенной", где основал обитель и построил храм в честь Нерукотворного образа Спасителя. Последние 15 лет своей жизни преподобный Антоний подвизался на столпе, почему и получил название столпника Иверской Церкви. Столп этот, разрушенный временем, сохранялся еще в прошлом столетии, а монастырь, основанный преподобным Антонием, существовал до середины XVIII века.

По окончании своей земной жизни преподобный Антоний был погребен в устроенном им храме; на его гробнице, привлекавшей множество верующих, совершались чудесные исцеления. Память его совершается Грузинской Церковью 19 января и 16 августа, в храмовой праздник Анчисхатской церкви в Тбилиси, где хранилась чудотворная икона Нерукотворного Спаса, принесенная преподобным.

Свт. Арсения, архиеп. Керкирского (VIII).
Святой Арсений, архиепископ Керкирский1, происходил из Палестины от благочестивых родителей. С юности он посвятил себя на служение Богу, и принял иноческое пострижение. Ведя строго-подвижническую жизнь, Святой отличался при этом высоким образованием. Достигнув зрелого возраста, он получил сан священства, а потом, спустя некоторое время, был рукоположен в архиепископа Керкирского. В сане архипастыря он прославился своею мудростью, учительностью2 и неоднократным заступничеством за невинных пред властями. Так, уже в старости, он отправился в Константинополь ходатайствовать за свою паству, которой угрожал неправедный гнев императора Константина Порфирородного3. Возвращаясь из Константинополя, Арсений на пути заболел в Коринфе4 и с миром предал дух свой Богу5.
______________________________
1 Остров Керкира - ныне Корфу, на Ионийском море, близ западного берега северной Греции. - Св. Арсений был первым архиепископом на о. Корфу.
2 Знаменитый своею ученостью патриарх константинопольский Фотий ведший с святым Арсением переписку, в своих письмах к нему выражает глубокое удивление, как к мужу высокой духовной жизни, который знаком и с греческою литературою. - Святой Арсений известен и как писатель: им составлены канон на елеосвящение, похвальное слово апостолу Андрею и описание страдальческой кончины великомученицы Варвары.
3 Константин Порфирородный, Византийский император, царствовал с 780 - 797 год.
4 Коринф - древнейший, знаменитый и богатый город Ахаии; лежал в прекрасной и плодоносной равнине на юго-восточном углу Коринфского залива, между Ионическим и Эгейским морями. В настоящее время развалины древнего Коринфа находятся близ нынешнего Коринфа, называвшего Куронто.
5 Святой Арсений скончался в конце VIII века.
6 Жил и подвизался в XII веке. Мощи его почивают в Антониевой пещере.

Прп. Макария, постника Печерского (XII)
Преподобный Макарий, постник Печерский, в Ближних пещерах (XII), и преподобный Макарий, диакон Печерский, в Дальних пещерах (XIII - XIV), оба были диаконами. Память их положена 19 января ради тезоименитства с преподобным Макарием Египетским. О преподобном Макарии из Дальних пещер известно, что он отличался нестяжательностью, имел великое усердие к храму Божию и постоянно упражнялся в чтении Священного Писания и посте. По преданию, он в детстве много болел, и родители дали обет Богу отдать сына в Печерский монастырь, если он выздоровеет. Кротостью и смирением он заслужил любовь братии, которая научила его грамоте. За благочестивую жизнь он был возведен в сан диакона и при жизни имел дар чудотворений. Помимо этой памяти, у преподобного Макария из Ближних пещер еще память 28 сентября, а у преподобного Макария из Дальних пещер - 28 августа. Общая память со всеми Печерскими чудотворцами - во 2-ю Неделю Великого поста.

Тропарь преподобного Макария, диакона Печерского
глас 7

От юности Христа усердне возлюбив, вдался еси Тому весь, яко непорочна жертва, и иго Его благое на себе взем, работал в нем, всечестне Макарие, спешне, темже убо молим тя: молися о душах наших.

Кондак преподобного Макария, диакона Печерского
глас 4

Вдавшагося Христу Богу на служение от младенства и Тому во иночестве и диаконстве послуживша священнолепно, восхваляем тя любовию, Макарие священне, и молим: яко имый дерзновение, моли Христа Бога о нас, поющих тя.

Тропарь преподобного Макария, постника Печерского
глас 4

Бывший нестяжателем Христа ради и Того за многия твоя добродетели в сердце твое вселивый, блаженне Макарие, молися о нас, поющих тя.


Обретение мощей прп. Саввы Сторожевского, Звенигородского (1652).

http://s57.radikal.ru/i156/1001/28/347eb17a9ddb.jpg
в ранней юности ушел от мира, приняв пострижение от преподобного Сергия Радонежского, и был одним из первых его учеников и сподвижников.

Преподобный любил жизнь безмолвную, избегал бесед с людьми и пребывал в постоянном труде, плаче о нищете души своей, памятовании суда Божия. Преподобный Савва для всех людей был образом простоты и смирения, он приобрел столь глубокую мудрость духовную, что еще "в монастыре Сергия был духовником всему братству, старцем почтенным и весьма учительным". Когда великий князь Димитрий Донской, в благодарность за победу над Мамаем, устроил на реке Дубенке обитель Успения Божией Матери, ее игуменом, по благословению преподобного Сергия, стал Савва. Сохраняя простоту своей подвижнической жизни, он питался только растительной пищей, носил грубую одежду, спал на полу. В 1392 году братия Сергиевой Лавры, по удалении игумена Никона на безмолвие, умолила преподобного Савву принять игуменство в обители. Здесь он "добре пасяше порученное ему стадо, елико можаше и елико отца его блаженнаго Сергия молитвы спомогаху ему". Предание относит ко времени его игуменства извещение водного источника за стенами Лавры.

С большой любовью и почтением относился к преподобному Савве князь Юрий Димитриевич Звенигородский, крестный сын преподобного Сергия. Он избрал преподобного Савву духовником и упросил прийти дать благословение его дому. Преподобный надеялся вернуться в свою обитель, но князь умолил его остаться и заложить "в отечестве его, близ Звенигорода, идеже есть место зовомо Сторожи", новую обитель. Стремясь к жизни уединенной и безмолвной, преподобный принял предложение звенигородского князя Юрия Димитриевича и перед иконой Божией Матери со слезами испросил Ее покрова пустынному месту. На горе Сторожевской, где некогда располагалась стража, охранявшая Москву от врагов, основал он небольшой деревянный храм Рождества Пресвятой Богородицы (1377), а недалеко от него поставил малую келию для себя. В 1399 г. здесь же преподобный устроил монастырь, с любовью принимая всех ищущих безмолвного жития. Много потрудился преподобный Савва при устройстве своей обители. Сам выкопал колодец под горою, откуда носил на плечах своих воду, обнес монастырь деревянной оградой, а в версте от него, в овраге, выкопал себе келию для безмолвного жития. В 1399 году преподобный благословил своего духовного сына, князя Юрия, уходившего в военный поход, и предсказал ему победу над врагами. Молитвами святого старца войскам князя была дарована скорая победа. Трудами преподобного Саввы в обители был выстроен каменный соборный храм Рождества Пресвятой Богородицы. Скончался святой Савва в глубокой старости 3 декабря 1406 года.

Почитание преподобного местными жителями началось сразу по его кончине. Чудодейственная целительная сила, истекавшая от гроба преподобного, его многочисленные явления убедили всех, что игумен Савва "есть воистину Божественного света светило незаходящее, чудес лучами всех просвещающе". В грамоте 1539 г. преподобный Савва называется чудотворцем. Особенно чтил его царь Алексей Михайлович, неоднократно ходивший пешком на поклонение в обитель преподобного. Предание сохранило для нас замечательный рассказ о том, как преподобный Савва спас его от свирепого медведя. Как повествует житие преподобного Саввы, составленное в ХVI в., в конце ХV века (1480-1490 годах) игумену Саввинской обители Дионисию после вечернего правила явился старец и обратился к нему: "Дионисий! Вставай и напиши лик мой на иконе". На вопрос Дионисия, кто он, явившийся ответил: "Я Савва, начальник сего места". Ветхий старец обители Аввакум, видевший в юности преподобного, описал внешность святого. Точно таким явился он игумену Дионисию, который исполнил повеление и написал икону преподобного Саввы.

Празднование преподобному Савве было установлено в 1547 г. на Московском Соборе. 19 января 1652 г. обретены нетленными мощи преподобного.

Прп. Евфимия исп (XX).

http://s002.radikal.ru/i200/1001/ee/90e07bb010e6.jpg
[Евфимий Исповедник] (Кереселидзе Евстафий Соломонович; 1865, с. Садмели Рачинского у. Кутаисской губ.- 1944, мон-рь Зедазени), исп. (пам. 19 янв.; пам. груз. 20 янв.), игум., певчий, издатель древних груз. церковных песнопений. Род. в семье церковных крестьян Соломона и Марфы Кереселидзе, учился в приходской школе храма во имя вмч. Георгия в родном селе. В 1880 г. из-за тяжелого экономического положения в крае уехал в Кутаис, затем в Тифлис, где работал поваром. В 1882 г. познакомился с М. Р. Шарадзе - казначеем и управляющим прав. Илии Чавчавадзе, и это в значительной степени определило его жизненный путь. Шарадзе, Е. и др. правосл. молодые люди основали в Тифлисе бесплатную читальню духовных книг, к-рую окормляли свт. Александр (Окропиридзе) и прот. Петр Кончошвили (с 13 нояб. 1905 епископ Алавердский). Кн. Мелхиседек Накашидзе, изучивший груз. певч. материал в груз. мон-ре во имя св. ап. Иоанна Богослова на Афоне, проводил семинары по обучению молодежи древним груз. распевам.

Исп. Евфимий (Кереселидзе). Фотография. Нач. 40-х гг. XX в.

В 90-х гг. XIX в. Шарадзе и Е., изучивший печатное дело, при посредничестве прав. Илии приобрели типографию (ул. Николаевская (ныне И. Джавахишвили), 21) и приступили к изданию и распространению духовной лит-ры: за 25 лет они выпустили свыше 4 тыс. духовных и литургических книг, сборников песнопений. Ок. 500 томов было опубликовано Е. и Шарадзе на личные средства. В 1891-1900 гг. в этой типографии печатали газ. «Иверия», к-рая издавалась под рук. прав. Илии. Типографию в народе именовали «монашеской», т. к. работавшие там отличались особым благочестием. Е. и Шарадзе имели тесные связи с монахами мон-рей Бетаниа (где они изучали Свящ. Писание и богослужебный устав), Зедазени, Шиомгвиме, тифлисского Преображенского; вели переписку с монахами из обители ап. Иоанна Богослова на Афоне, получали копии рукописей из книгохранилищ афонского Иверского мон-ря, в т. ч. Житий святых и проповедей, переводили их, публиковали и бесплатно распространяли.

В 1891 г. Накашидзе познакомил Е. и Шарадзе с груз. певчим и музыкантом Ф. Коридзе, к-рый обучил их европ. 5-линейной системе нотации. Е., обнаруживший блестящие муз. и каллиграфические способности, копировал нотные рукописи груз. песнопений, записанных Коридзе.

В 1884 г. под рук. еп. Имеретинского св. Гавриила (Кикодзе) в Кутаисе был основан Комитет по восстановлению груз. духовного пения, занимавшийся преимущественно сбором и записью западногруз. песнопений. Коридзе переложил на 5-линейную нотацию неск. тысяч древнегруз. песнопений, к-рые Е. и Шарадзе издали на собственные средства в 6 сборниках («Литургия св. Иоанна Златоуста» (1895), «Песнопения чина Погребения» (1899), «Песнопения на Литургию Преждеосвященную, на Литургию св. Василия Великого, чина Венчания» (1901), «Песнопения Пасхи» (1904), «Праздничные причастны» (1908), «Праздничные песнопения литургии» (1911)); в 1899 г. священники братья Василий и Полиевкт Карбелашвили выпустили в типографии Е. и Шарадзе сборники картлийско-кахетинских песнопений («Литургия св. Иоанна Златоуста» и «Рождественские песнопения»).

В 1893 и 1902 гг. Коридзе на средства Е. и Шарадзе посетил Гурию, где записал песнопения, исполненные знатоками древнегруз. церковнопевч. искусства братьями Антонием и прот. Давидом Думбадзе (изд. в сборниках: Литургия св. Иоанна Златоуста / Перелож. на ноты: Ф. Коридзе. Тифлис, 1895; Праздничные песнопения литургии / Перелож. на ноты: Ф. Коридзе. Тифлис, 1911).

В 1908 г. Шарадзе скончался от туберкулеза, Е. тяжело переживал его смерть. Один из типографских рабочих забрал свою долю из типографии и имущества покойного, в перечень вошли ценные рукописи Коридзе. Лишь спустя неск. лет Е. смог отыскать их в б-ке основанного в 1907 г. Историко-этнографического об-ва Грузии, 1-м председателем которого был прав. Евфимий Такаишвили, разрешивший Е. скопировать рукописи.

В 1909 г. Е. при содействии редактора ж. «Шинаури сакмееби» (груз.- Домашние дела) сщмч. Симеона (Мчедлидзе) перевез типографию в Кутаис. Постоянного помещения не было, и типография с готовой продукцией была разграблена (НЦРГ. Q 840). В 1911 г. в Бахмаро скончался Коридзе, и ответственность за сохранность его архива взял на себя Е. В этот переломный момент своей жизни Е. окончательно избрал монашеский путь. Его духовником стал груз. подвижник того времени прп. Алексий (Шушания; 1852-1923). В 1912 г. по благословению еп. Имеретинского Георгия (Аладашвили) Е. поступил послушником в мон-рь Гелати, где 23 дек. игум. Антимоз (Робакидзе) постриг его в монахи с именем Евфимий в честь прп. Евфимия Святогорца. В мае 1913 г. Е. был рукоположен во диакона, в 1917 г. еп. Георгием - во иерея. В 1920 г. братия мон-ря избрала Е. своим представителем в Имеретинское епархиальное собрание.

В Гелати Е. занялся упорядочением и перепиской архивного фонда Коридзе, располагая материал в соответствии с годовым богослужебным кругом. В 1921 г., с приходом советской власти, Е., обеспечивавший монахов продуктами и лекарствами, был обвинен в антиправительственной деятельности и арестован, спустя несколько месяцев за отсутствием доказательств освобожден. Он продолжал работу с фондом Коридзе, что вызывало удивление даже у братии. Е. отвечал, что считает свои занятия «дороже серебра и золота и дороже драгоценных камней... представляю я себя ювелиром, который раскладывает драгоценные камни» (НЦРГ. Q 840. Л. 80).

В 1923 г. мон-рь Гелати был закрыт, Е. спрятал ок. 40 крупных сборников из фонда Коридзе в Кутаисе, в доме одной благочестивой семьи. В 1924 г., после разрушения кутаисского кафедрального собора во имя царя св. Давида IV Строителя и расстрела 27 авг. митр. Кутаисско-Гаенатского сщмч. Назария (Лежавы) и др. священнослужителей, Е. выехал в Мцхету и увез с собой несколько десятков рукописей. Став духовником жен. мцхетского мон-ря Самтавро, Е. при помощи еп. Цилканского Павла (Джапаридзе) укрыл фонд в мцхетском кафедральном соборе Светицховели. В 1929 г., во время Великого поста, Е. был переведен в мон-рь Зедазени. Он перевез фонд и, ожидая закрытия мон-ря, сложил рукописи в железные ящики и зарыл в землю.

В 1935 г. при содействии одного из сотрудников тифлисского храма-музея Метехи была создана комиссия историков и музыкантов, к-рая подтвердила историческую ценность рукописей из фонда Коридзе. В нояб. того же года Е. передал музею 34 нотных сборника, содержащие ок. 6 тыс. песнопений, и неск. рукописей духовного содержания (в наст. время вместе с черновиками хранятся в Национальном центре рукописей в Грузии, фонд Q - см. Ин-т рукописей Корнелия Кекелидзе). В рукописях сохранились замечания Е., глубокого знатока муз. части богослужения и невменной нотации XIX-XX вв., о последовательности песнопений согласно Типикону с учетом особенностей конкретных чинов (НЦРГ. Q 673. Л. 2-4); сведения о том, «как в старые времена, ставя какие знаки, обучался народ устному пению» (НЦРГ. Q 830. Л. 1-1 об.); «Литургия для отроков», записанная на «простой» (груз. სადა) распев, и рассуждения о видах распевов и технике пения гамшвенебули (от გამშვენებული - украшенный) (НЦРГ. Q 674. Л. 189-191); разъяснения груз. муз. терминов (НЦРГ. Q 689. Л. 139) и т. д. На вкладыше из 4 страниц (НЦРГ. Q 665) Е. приводит список авторов 2952 песнопений, расположенных в 22 рукописных книгах.

Во время Великой Отечественной войны Е. был единственным насельником Зедазени. О престарелом подвижнике заботились его духовные дочери - монахини из Самтавро. Зимой 1944 г. мон. Зоиле (Двалишвили) и неск. монахинь, навещавшие Е., нашли его тяжело больным, прикованным к постели. Вскоре он преставился и был похоронен во дворе Зедазени у вост. стены храма.

18 авг. 2003 г. на заседании Синода ГПЦ Е. был причислен к лику святых «за неоценимые заслуги в деле сохранения древних грузинских церковных песнопений, позволивших сохранить музыкальную сокровищницу грузинского народа». На заседании Синода РПЦ 26 дек. 2003 г. Е. был включен в Месяцеслов РПЦ (Определения Свящ. Синода. 2004. С. 21-22).

День интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
http://s004.radikal.ru/i207/1002/b8/b57127764e2f.jpg
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, отмечающий в понедельник первую годовщину интронизации (вступления на первосвятительский престол), продолжит активно преобразовывать жизнь Русской православной церкви, полагают священники и светские эксперты.

День интронизации первосвятителя по традиции ежегодно отмечается всей Церковью как большой праздник. Патриарх Кирилл в это утро совершит Божественную литургию в храме Христа Спасителя вместе с "сонмом архиереев" и духовенства.

На богослужении будут присутствовать также находящиеся в эти дни в российской столице предстоятель Православной церкви Чешских земель и Словакии митрополит Христофор, архиерей Грузинской православной церкви митрополит Ахалкалакский и Кумурдойский Николай, представители других поместных православных церквей мира, аккредитованные в Москве.

После литургии в храме Христа Спасителя состоится церемония поздравления патриарха Кирилла.

На следующий день запланировано совещание с архиереями, которое сам патриарх однажды назвал "миниархиерейским собором". Вечером - торжественный прием по случаю первой годовщины его интронизации.

Патриарх назвал первый год своего служения годом духовных потрясений >>

Практическая польза

"Есть очень много людей, которые хотят поздравить Святейшего патриарха и помолиться вместе с ним, что и произойдет в понедельник в храме Христа Спасителя. Не менее важно, что 2 февраля пройдет внутреннее рабочее совещание с архиереями, прибывшими на годовщину интронизации, поскольку предстоятель хочет, чтобы торжества имели и практическую пользу", - сообщил РИА Новости председатель Информационного отдела РПЦ Владимир Легойда.

По его наблюдениям, за год первосвятительского служения патриарха Кирилла церковная жизнь и церковно-общественные отношения стали значительно динамичнее.

"Широко известны российскому и зарубежному обществу поездки Святейшего патриарха на Украину, в Белоруссию, в Константинополь (Стамбул)", - отметил Легойда. Визит в Константинопольский патриархат (Турцию), по его словам, придал новый импульс диалогу православных церквей в современном мире.

Глава Информационного отдела считает прорывным достигнутое на государственном уровне решение о преподавании основ религиозной культуры и светской этики в школах. Конец года ознаменован, по его словам, и написанием нового учебника по основам православной культуры, автором которого, по благословению патриарха Кирилла, стал известный миссионер, профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев.

Легойда надеется на дальнейшие шаги, в частности, в деле преподавания "важнейшей дисциплины" - основ религиозной культуры. "Хотелось бы, чтобы этот эксперимент (по введению в соответствии с решением президента основ религиозной культуры или светской этики в школах 19 регионов России) был реализован успешно", - сказал он.

Легойда также напомнил о встречах патриарха Кирилла с многотысячными молодежными аудиториями в Москве, Санкт-Петербурге, Коломне, Нижнем Новгороде, Витебске. В РПЦ считают очень важным развитие этих новых форм общения с подрастающим поколением.

"Святейший патриарх очень высоко оценивает возможность непосредственного контакта с молодежью, и мы надеемся, что подобные встречи будут продолжены", - отметил Легойда.

Что касается визитов, планируемых на предстоящий год, то, по словам собеседника агентства, "график поездок уже очень плотный".

Более 230 богослужений

Руководитель пресс-службы предстоятеля священник Владимир Вигилянский, возглавлявший работу патриархии с прессой еще при патриархе Алексии Втором, попытки сравнивать первосвятителей считает не только неэтичными, но и неправильными, поскольку "именно Господь призывает на служение патриархов".

"В каждое время Господь избирает предстоятеля, нужного для этого времени. Невозможно было бы себе представить иного предстоятеля, нежели Алексий Второй, для того времени, в которое он служил. Так же можно сказать про патриарха Кирилла - что это то лицо, которое Господь избрал для служения в этом времени", - пояснил собеседник агентства.

Он убежден, что воплощение в жизнь намерений первосвятителя зависит от всех священнослужителей и мирян, и призывает верующих "соответствовать той энергии и тому накалу служения, который есть у патриарха".

Тем, кто обвиняет патриарха Кирилла в некой "светскости", Вигилянский ответил, что "патриарх молится, и количество богослужений в году превышает цифру 230". "Такое количество богослужений вряд ли присуще какому-нибудь священнослужителю в нашей Церкви. Светски настроенный человек не стал бы столько времени проводить в храме и молитве Богу", - добавил Вигилянский.

Комментируя упреки во все большем сближении Церкви и государства, эксперт отметил, что верующими это сближение приветствуется. "Оно не связано со слиянием каких-то идеологий, как некоторые пишут. Оно связано с заботой о выживании нашей нации", - подчеркнул Вигилянский.

Фильмы о современной школе, по его словам, наглядно демонстрируют, что "будущее в опасности". "Это понимают абсолютно все. Изъятие нравственного компонента из образования и просвещения угрожает выживанию нашей нации", - пояснил священник.

То же самое, по его словам, можно сказать и об армии. "Разве те, кто страдает от дедовщины, измывательств над солдатами, убийств, против появления в армии духовенства - третьей силы, которая могла бы не допустить этого? Родители что - против того, чтобы их детей охраняла бы еще и молитва полкового священника? Это тоже вопрос заботы о людях, а не получения власти над душами", - отметил Вигилянский.

Он напомнил, что практически все европейские страны и США давно имеют институт военных капелланов.

На вопрос о реформах Вигилянский ответил, что "есть изменения в управлении Церковью, связанные с выявлением некоторых приоритетов на это время", но ни на йоту не меняющие самой сути, предания и традиций.

Вместе с тем, собеседник отметил, что предстоятель испробовал "новые формы взаимоотношения с обществом", в частности, встречи с многотысячной молодежной аудиторией.

"Святейший часто говорит о том, что для него было большой неожиданностью, что в СМИ, в публицистике молодые люди изображаются как оторванные от важных вопросов бытия. Он увидел, что это очень умные, заинтересованные и благодарные слушатели, вступающие на равных в диалог с предстоятелем Церкви", - добавил Вигилянский.

Говоря о важнейших событиях года, он выделил создание нового совещательного органа при патриархе - Межсоборного присутствия. Оно призвано решать насущное проблемы Церкви и готовить решения для последующих Архиерейских и Поместных соборов, на которых, как правило, не хватает времени для вдумчивой проработки многие вопросов. В состав Межсоборного присутствия вошли архиереи, клирики, монашествующие и миряне, к работе будут привлекаться не только богословы, но и светские специалисты. Первое заседание президиума прошло 29 января.

Вигилянский напомнил, что в 2009 году Синод также возвратил типовой устав Церкви, исключив навязанную в 60-е годы под давлением светских властей возможность манипулирования Церковью со стороны властей. "Мы избавляемся от советских явлений, которые до сих пор еще довлели над Церковью", - пояснил собеседник агентства.

Очень важными назвал он состоявшиеся в течение года поездки патриарха на Украину, в Белоруссию, Казахстан. "Они связаны с укреплением единства Русской православной церкви. Посещая эти страны, Святейший патриарх увидел, что это единая паства. Неслучайно в Тронном зале патриарха и Синодальном зале стоят флаги многих государств, территория которых является канонической для Московского патриархата. Такой акцент в служении важен", - подчеркнул Вигилянский.

Церковь и власть

Зампредседателя Учебного комитета РПЦ, профессор Московской духовной академии, настоятель храма Святой Татианы при МГУ имени Ломоносова протоиерей Максим Козлов в числе важнейших характеристик первого года пребывания патриарха Кирилла на первосвятительском престоле также назвал "очень большую меру активности", которая проявилась, в частности, в поездке на Украину.

По его словам, это "очень непростое мероприятие" и оно "дорогого стоит". А решения, принимаемые патриархом, показывают, что он "владеет ситуацией и сам хочет определять пути развития Церкви".

"Мы не являемся Церковью, которая однозначно ассоциируется с властью. Это отчетливо видно в позиции по осетино-грузинскому конфликту: наша Церковь исходит из признания канонической территории поместной православной церкви (Грузинской) вне зависимости от государственных границ", - подчеркнул отец Максим.

В кадровых вопросах патриарх Кирилл, по его мнению, руководствовался заветами своего учителя, известнейшего деятеля Русской церкви XX столетия митрополита Ленинградского Никодима (Ротова): в первый год ничего не менять. "Людям дается возможность осознать себя в новой ситуации", - пояснил собеседник агентства.

Эксперт возлагает большие надежды на недавно созданное Межсоборное присутствие, пленум которого должен собраться уже весной. Профессор ожидает, что с появлением этого нового органа актуальные проблемы станут обсуждаться и решаться открыто и официально.

Замглавы Учебного комитета РПЦ поддержал и учебник по основам православной культуры, написанный Кураевым. По словам отца Максима, хотя учебник "нужно дорабатывать", сегодня "разумных альтернатив" ему нет. Он также считает очень правильным избранный автором путь - публикации разделов книги в блоге для получения критических отзывов.

Ознакомившись с учебником в интернете, доктор церковной истории, преподаватель Православного Свято-Тихоновского университета Владислав Петрушко отметил, что "нотка провокативности (в хорошем смысле), которая присутствует у Кураева, способна сыграть хорошую роль в плане привлечения современного человека". "Отец Андрей - один из немногих, кто сегодня может говорить с людьми невоцерковленными и пробуждать в них интерес к Церкви", - добавил эксперт.

Только начало реформ

Заведующая кафедрой государственно-конфессиональных отношений Российской академии госслужбы при президенте РФ профессор Ольга Васильева назвала патриарха Кирилла "очень значимой фигурой церковной и политической жизни страны".

По мнению эксперта, масштабная внешнеполитическая деятельность 16-го предстоятеля РПЦ, встреча с Константинопольским патриархом Варфоломеем летом 2009 года и двухнедельный визит на Украину утвердили курс на единство и укрепление православных в мире.

Из внутрицерковных событий она особо выделила "реструктуризацию административного управления", в частности, появление новых синодальных отделов, во главе одного из которых впервые стал мирянин (председатель Информационного отдела РПЦ Владимир Легойда) и которые обрели более конкретные формы деятельности.

По ее словам, "год - это слишком мало, чтобы решить глобальные вопросы". "Видимо, это только начало реформ, которые назрели и будут осуществляться", - заключила Васильева.

За год, что Патриарх Кирилл возглавляет Церковь, произошло много разных событий во взаимоотношениях церкви и общества - от преподавания религии и светской этики в школе и введении института армейского духовенства до возвращения отобранных коммунистами икон и монастырей Русской православной церкви.

И хотя Россия - государство светское и многоконфессиональное, но нельзя забывать о том, что и история и менталитет нашей страны связаны именно с православием.

Об итогах этого года журналисты Первого канала поговорили с предстоятелем Русской православной церкви, патриархом Кириллом.

Вопрос: "Ваше Святейшество, прошел год с момента Вашего избрания Предстоятелем Русской православной церкви. Скажите, пожалуйста, каким был этот год, и с какими проблемами пришлось Вам столкнуться?"

Патриарх Кирилл: "Этот год был нелегким для меня, но ведь он был нелегким и для страны. С одной стороны, этот общий кризисный контекст, который, конечно, не мог не отражаться на жизни церкви, с другой стороны - всякое вхождение в должность сопровождается избыточными нагрузками.

Но с другой стороны, были большие радости. Я соприкоснулся с реальной церковной жизнью, я даже общественную жизнь увидел несколько в ином ракурсе. Это помогло мне понять, что же реально происходит в жизни, религиозной жизни нашей страны, может быть, лучше, чем это я понимал ранее.

Вот поэтому самое важное для меня - это то, что удалось увидеть и понять нечто, что весьма важно для выстраивания дальнейшего церковного служения".

Вопрос: "Вы много ездили по разным приходам и по разным епархиям. Скажите, пожалуйста, если раньше признаком возрождения веры и возрождения церкви было восстановление храмов, потом количество прихожан в приходе, то сегодня что для вас, как для предстоятеля церкви, является показательным, когда вы оказываетесь в каком-то приходе или какой-то епархии?"

Патриарх Кирилл: "Если говорить о количестве, то, согласно статистике, от 70 до 80% нашего народа говорят о том, что они православные. Но ведь такого количества храмов нет. И поэтому увеличение количества людей, сознательно воцерковленных, продолжает оставаться приоритетом. Но при всем этом, я думаю, вы правы в том смысле, что есть еще более важные задачи.

Для многих наших сограждан вера - это еще до сих пор долгое и не очень комфортное стояние в храме. Когда не все понятно, не все даже принимается сознанием и чувствами. Есть некий долг, я же православный. Я должен отстоять службу, это как бы линия моей культурной самоидентификации. Я обязан, ну, что-то я должен сделать для Отечества, вот я стою.

Так вот, важно было бы, чтобы у людей появился реальный религиозный опыт. А в центре этого опыта - всегда нравственные критерии. Если человек способен нравственные критерии, христианские и нравственные критерии накладывать на свои поступки, использовать в качестве оценки того, что происходит в окружающем мире, тогда мы имеем дело с верующим религиозным человеком.

Говоря о нравственном состоянии общества. Мне кажется, что самой главной проблемой современного мира, проблемой, сформированной, в том числе, определенным философским и политическим развитием западноевропейской жизни, является утрата понятия греха.

Одним из возможных переводов слова "грех" с греческого на русский является слово "промах". Грешить – значит, промахнуться против цели, мимо цели. И для современного человека, может быть, это понятие греха и является самым важным.

Если ты живешь во грехе, ты промахиваешься мимо цели жизни, ты живешь неправильно. А что значит - неправильно жить? Каждый человек хочет быть счастливым. Живя во грехе, ты не будешь счастливым. Ни в этой жизни, ни в вечной жизни.

И когда общество утрачивает понятие греха, оно с легкостью встает на неправильный путь своего развития. Сегодня мы видим эти опасные направления в развитии человеческой цивилизации.

Мир погружается в грех, а значит - в болезнь, а значит - в несчастье. И задача церкви заключается в том, чтобы на весь мир сегодня кричать и говорить об этом. А все остальное вторично".

Вопрос: "Ваше Святейшество, как строятся отношения Русской православной церкви и светских властей? Как вы оцениваете перспективы этих отношений? Потому что не секрет, что часто люди очень настороженно относятся к тому, что церковь активно взаимодействует или хочет активно взаимодействовать с государством".

Патриарх Кирилл: "У нас разные со стороны общества отношения к церковно-государственным отношениям. Для кого-то это плохо, потому что желательно, чтобы вообще церковь ни в чем не участвовала. Есть же такая позиция. Вот есть храм, вы там будете, и все.

Некоторые считают, что здесь некая опасность для прав и свобод людей, что церковь может превратиться в какую-то идеологическую силу. Это все ветряные мельницы. Это мираж. Это опасность на уровне человеческой фантазии.

Что на самом деле происходит? После долгих лет практически уничтожения церкви власть, движимая чисто гуманистическим подходом, повернулась лицом к огромному количеству своих собственных граждан.

Ведь церковь - это не патриарх, это не архиерей, это мы все с вами вместе, православные люди. Так вот, власть впервые за долгие десятилетия повернулась лицом к своим гражданам и говорит, давайте вместе работать по целому ряду важных направлений, связанных с воспитанием, с преодолением общественных недугов, с сохранением ценностей.

Давайте работать вместе, при этом сохраняя неприкосновенным тот конституционный принцип, который существует. Церковь не вмешивается в дела государства, а государство не вмешивается в дела церкви.

Только к этой теме если вернуться - иконы, музеи. Ведь как на нее посмотреть. С одной стороны, ее можно воспринимать, как конфликт, а с другой стороны - это может быть замечательной моделью взаимоотношения и государства, и нашей художественной интеллигенции, и церкви в деле сохранения наших национальных ценностей.

Не надо отнимать от музеев и в том смысле, чтобы всех музейных работников, которые очень много сделали для сохранения ценностей, отлучать от этих наших культурных и духовных сокровищ.

Почему вместе с ними церковь не может продолжать дело сохранения, реставрации, но при этом лежать будут иконы - не преступно лежать в этих хранилищах и запасниках, где они, кстати, часто и портятся, а так, чтобы народ мог помолиться перед этими иконами?

Вот мы и предлагаем продумать такую модель, которая никого не будет обижать, никого не будет, что называется, сдвигать с его жизненного пути, лишать куска хлеба, тем более, а чтобы мы все вместе работали. В том числе и на сохранение наших культурных национальных ценностей".

Вопрос: "Ваше Святейшество, не могу не задать Вам вопрос в связи с политической актуальностью. Вы в этот прошедший год были с пастырским визитом на Украине, следите ли вы сейчас за теми событиями, которые происходят там? И каково вообще Ваше общее впечатление от того, что происходит на Украине?"

Патриарх Кирилл: "В первую очередь, я хотел бы сказать о впечатлениях от своей поездки. Я увидел совсем другую Украину. Кстати, не ту, которую мы видим с экранов телевидения. Я увидел православный народ, который даже не помышляет ни о каком разделении церкви.

Люди на востоке и на западе встречали Патриарха тысячами. А если говорить о протестных группах, это были группы партийные. Все протесты были под флагами одной и той же политической партии.

Ну и что же? Кто-то любит чай с лимоном, кто-то с сахаром. Кому-то приятно, что Патриарх приехал, кому-то неприятно. Это нормально. Но массовая, массовая поддержка визита Патриарха показала нам, что мы действительно единая церковь.

И для меня украинский народ - это мой народ. И я не делю в своем сознании русских и украинцев. И вот в этом смысле, я думаю, что очень важно нам сохранять это духовное единство с полным уважением к суверенитетам.

Тогда наша восточная европейская православная цивилизация будет важным фактором в международных отношениях, и вообще, в жизни всего человеческого рода. Но опять-таки, если оценивать со светской точки зрения. А если с духовной точки зрения - мы сильнее духовно, когда мы все вместе.

Поэтому я желаю успеха украинскому народу. И дай Бог, чтобы правильный был сделан выбор, чтобы последующее развитие событий не провоцировало возникновения непреодолимых конфликтов.

Украина исчерпала, как мне кажется, и время, и терпение своих граждан, и никаких конфликтов, и никакого противостояния больше не должно быть. И политикам нужно осознать, что вместе надо решать задачи, даже если есть какие-то различия.

Я молюсь за то, чтобы и выбор был сделан правильно, и чтобы это политическое землетрясение на Украине прекратилось как можно быстрее".

Вопрос: "Ваше святейшество, впереди Великий пост. Что бы Вы могли пожелать верующим накануне Великого поста?"

Патриарх Кирилл: "Великий пост - это время, когда нужно о себе подумать, о своей душе. Пост - это и есть время самоанализа. Собственно говоря, покаяние - это и есть перемена ума и сердца человека. В результате вот этих, в том числе и аналитических усилий человека.

Поэтому я каждому желаю пройти Великий пост, вне зависимости от степени религиозности человека. По крайней мере, сопровождая эти дни попытками разобраться в самом себе, в своей личной жизни, в пути, который человек избрал. Ответить на вопрос: а так ли я живу, а все ли я правильно делаю?

Я думаю, что неожиданные открытия ждут нас на этом пути. И я хотел бы от всего сердца пожелать, чтобы эти открытия привели каждого из нас к качественно иному уровню нашей духовной жизни".

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла после интронизации 1 февраля 2009 года в соборном Храме Христа Спасителя

02.02.09

Ваши Блаженства, Предстоятели и представители Святых Божиих Церквей! Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич Медведев, Президент Российской Федерации! Глубокоуважаемый Владимир Владимирович Путин, Председатель Правительства Российской Федерации! Глубокоуважаемые главы и представители государств, православные народы которых пребывают в лоне Московского Патриархата, представители иных стран! Преосвященные собратья архипастыри! Всечестные отцы, матушки игумении, дорогие во Христе братья и сестры!

Изволением Святого Духа и членов Поместного Собора Церкви нашей ныне был я недостойный возведен собратьями моими на престол Патриархов Московских и всея Руси и из их рук получил знаки патриаршего достоинства. Ваши молитвы, ваши добрые лица напутствуют меня сегодня перед началом Патриаршего поприща, которое не может быть ни легким, ни беспрепятственным. Господь и Церковь возлагают на меня тяжкий крест, несение которого требует полной самоотдачи и полного посвящения себя тому служению, к которому ныне я был призван через троекратное посаждение на Патриарший престол. Неслучайно на плечи Патриарха возлагается великий параман — символ отречения от всего, что не есть патриаршее служение, символ готовности быть верным Богу до конца, через предание себя в послушание Его воле по образу Того, Кто «смирил себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2. 8).

Нет и не может быть в жизни Патриарха ничего личного, частного: он сам и вся его жизнь без остатка принадлежат Богу и Церкви, его сердце болит о народе Божием, особенно же о тех, кто отпал от церковного единства и кто еще не обрел веру. Патриаршее служение является особым духовным подвигом. Этот подвиг невозможно нести в одиночку или при поддержке ограниченного круга единомышленников. В этот подвиг через молитвенное общение и соборное делание вовлекается весь епископат, вся полнота Церкви со всем многообразием дарований, присущих ее членам.

Посему, сознавая свое недостоинство, с большим внутренним трепетом восхожу я ныне на горнее патриаршее место, смиренно поручая себя молитвенному предстательству пред престолом Божиим моим святым предшественникам святителям Киевским и Московским. Мой мысленный взор обращается также к Святейшим Предстоятелям Церкви нашей, особенно же к тем, кто нес это служение в новейшее время, начиная со святителя и исповедника Тихона и кончая приснопамятным Святейшим Патриархом Алексием Вторым.

Патриарх — хранитель внутреннего единства Церкви и вместе с собратьями по епископату блюститель чистоты веры. Воспринимаю как особый знак Божий то, что Патриаршая интронизация совершается сегодня, в день памяти святителя Марка Ефесского — дерзновенного защитника и поборника православной веры. Задача Патриарха — не допускать перерастания разномыслий, которым по слову апостола «надлежит быть» (1Кор. 11. 19), в расколы, нестроения и лжеучения. Патриарх должен заботиться о том, чтобы каждая личность во всей ее неповторимости находила свое место в церковном организме и, в то же время, чтобы разномыслия не нарушали духа любви и не ослабляли общих усилий по созиданию дома Божия. «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всем — любовь», — эти слова святого Викентия Леринского должны оставаться руководящим принципом церковной жизни.

Патриарх — защитник внешних канонических рубежей Церкви. Это служение приобретает особое значение в той ситуации, которая возникла после образования  независимых государств на пространстве «исторической Руси». Уважая их суверенитет и радея о благе каждого из этих государств, Патриарх в то же время призван заботиться о сохранении и укреплении духовных связей между населяющими их народами во имя сбережения той системы ценностей, которую являет миру единая православная цивилизация Святой Руси.

Особой заботой Патриарха станет церковная проповедь духовно-нравственных идеалов применительно к реалиям современной жизни. Свидетельство об истине и красоте Православия может быть принято и усвоено только тогда, когда люди ясно поймут значение этого свидетельства для своей личной, семейной и общественной жизни и научиться сопрягать вечные Божественные слова с реальностями повседневной жизни, с ее заботами, радостями и скорбями.

Соединить православную веру и евангельскую мораль с повседневными мыслями, чаяниями и надеждами людей означает помочь им ответить на сложнейшие мировоззренческие и этические вопросы современности. Вера станет понятной и реально востребованной, несмотря на всю множественность и противоречивость существующих в обществе взглядов и убеждений тогда, когда человек осознает и глубоко прочувствует несомненную правоту и силу того послания, которое сам Бог передает людям через свое Откровение. Не может человеческая мысль и человеческое слово быть сильнее слова Божия. И если эта очевидная истина  не становится очевидной для многих людей, то означает сие только то, что красота и убедительность Божественного Слова помрачается тем, что сегодня мы называем «человеческим фактором».

Свидетельство Церкви миру предполагает не только проповедь с церковной кафедры, но открытый, доброжелательный и заинтересованный диалог, в котором обе стороны и говорят, и слушают. Через такой диалог истины веры становятся по меньшей мере понятными, ибо входят в творческое и живое соприкосновение с мыслями и убеждениями людей. Церковь же обогащает себя через такой диалог знанием того, что представляет из себя современный человек с его образом мыслей и вопрошаниями к Церкви.

Такой диалог способствует также большему взаимопониманию между людьми разных взглядов и убеждений, включая убеждения и религиозные,  и содействует упрочению гражданского мира и согласия в наших обществах и государствах. В рамках доброжелательного диалога и сотрудничества на конституционной основе должны развиваться и церковно-государственные отношения, служа благу Церкви и государства, служа благу народа.

Предстоятель каждой Поместной Церкви призван вместе с собратьями из других Церквей заботиться о единстве Вселенского Православия. Благодаря за совместную молитву находящихся здесь Первоиерархов и представителей Святых Православных Церквей, свидетельствую, что всегда буду открыт к диалогу с Церквями-Сестрами и к совместным усилиям, которые помогли бы нам укрепить и усовершенствовать всеправославное сотрудничество, добиться большей координации пастырских и миссионерских усилий.

Предметом нашей особой заботы станет молодежь, которая сегодня особенно остро нуждается в духовном руководстве. В эпоху нравственного релятивизма, когда пропаганда насилия и разврата похищает души молодых людей, мы не можем спокойно ждать, когда молодежь обратится ко Христу: мы должны идти навстречу молодым людям — как бы это ни было трудно для нас, людей среднего и старшего поколения, — помогая им обрести веру в Бога и смысл жизни, а вместе с этим и осознание того, что есть подлинное человеческое счастье. Сильная личность, сплоченная и многодетная семья, солидарное общество — все это следствие того образа мыслей и того образа жизни, которые проистекают из искренней и глубокой веры.

Наш христианский долг — заботиться о страждущих, о сиротах, о бедных, об инвалидах, о престарелых, о заключенных, о бездомных: обо всех, кому мы можем помочь обрести надежду. Голос Церкви должен стать в том числе и голосом слабых и лишенных власти, взыскующих справедливости.

Нам предстоит многие и нелегкие труды совершить. И сейчас я вспоминаю священные заветы первого и пятнадцатого Патриархов. «Доброе дело — украшать и воздвигать церкви, — писал святитель Патриарх Иов, — но если в то же время мы будем осквернять себя страстями, то Бог не пощадит ни нас, ни наших церквей». «Восстанет, как уже не раз бывало, из пепла и из бездны греховной новая Русь — Русь, давшая миру многих подвижников веры и благочестия, Русь, созидающая храмы в городах, весях и сердцах, Русь, сияющая всему миру правдой и любовью, Русь святая». Дай Бог, чтобы эти вдохновенные слова Святейшего Патриарха Алексия II стали пророческими.

Я сердечно благодарю всех собравшихся здесь на молитву. Надеюсь, что ваша молитвенная поддержка, как и ходатайство обо мне перед Богом всей Церкви, никогда не иссякнут. Ко всем архипастырям, пастырям и чадам Церкви нашей обращаю святые слова апостола Павла: «Братия, радуйтесь, усовершайтесь, утешайтесь, будьте единомысленны, мирны, — и Бог любви и мира будет с вами» (2 Кор. 13. 11). Аминь.

фоторепортаж http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=2004#p45365

0

4

......................продолжение от 1 февраля

новомученики:

Свщмч. Петра Скипетрова пресвитера (1918).

Петербургский протоиерей Петр Скипетров - один из первых российских новомучеников XX века. В 1884 г. он был определен на должность иподиакона Исаакиевского собора при митрополите Новгородском и Санкт-Петербургском Исидоре. Женился Петр Скипетров на дочери отца Николая Заозерного, породнившись со священническими родами Заозерских, Орнатских и Сергиевых. Закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, был рукоположен во священника и служил в Скорбященской церкви за Нарвской заставой. В семье Скипетровых родилось семеро детей. С 1912 года протоиерей Петр Скипетров стал настоятелем Скорбященской церкви. Он был очень образованным и деятельным священником и активно участвовал в работе различных благотворительных обществ. В 1918 году, 1-го февраля (19 января по ст.ст.) протоиерей Петр Скипетров был зверски убит в Александро-Невской лавре, куда отправился для встречи с митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским). В этот же день в Александро-Невскую Лавру прибыл отряд матросов и красногвардейцев с распоряжением о конфискации имущества, подписанным комиссаром Александрой Коллонтай. Отказавшись отдать лаврское достояние, митрополит Вениамин и наместник Лавры епископ Прокопий были арестованы вместе со всем духовным собором Лавры. Набат и призывы спасать церковь привлекли множество народа, и красногвардейцы вынуждены были бежать. Однако вскоре вернулись и, грозя начать стрельбу, пытались выгнать монахов из обители. Народ не расходился, а престарелый протоиерей Петр Скипетров обратился к насильникам с горячим пасторским увещеванием, просил их остановиться, не осквернять святыни и не причинять зла безоружным людям. В ответ раздались выстрелы, смертельно ранившие священника. После этого ему прикладом размозжили голову. Затем вооруженные люди разбежались, т.к. толпа в лавре была уже очень возбуждена. В тот же вечер протоиерей Петр Скипетров скончался. 21 января состоялся всенародный крестный ход из всех петроградских церквей в Александро-Невскую Лавру и затем по Невскому проспекту к Казанскому собору. Здесь митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин обратился к народу со словом об умиротворении страстей и отслужил панихиду по отцу Петру. На следующий день при большом стечении народа сонм иереев во главе с будущим священномучеником митрополитом Вениамином отпевал протоиерея Петра Скипетрова в Скорбященском храме. Погребение покойного священномученика состоялось на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры. В конце марта 1918 года святейшим Патриархом Тихоном в Москве была совершена Заупокойная Литургия - первая служба, посвященная новомученикам, на которой поминался и убиенный петербургский протоиерей Петр Скипетров.

Свщмч. Николая Восторгова пресвитера (1930),
умершего в Соловецком лагере.
Священномученик священник Николай (Восторгов) родился 21 декабря 1875 года на Никологорском погосте, Вязниковского уезда Владимирской губернии в семье псаломщика Евдокима Восторгова. Окончил духовное училище.

Стал служить псаломщиком в погосте Горица Вязниковского уезда Владимирской губернии (1915-1927); село Дедово, Муромского уезда Владимирской губернии, диакон (1927); с.Голенищево Владимирской губернии, священник (1927). Через год переехал служить в с.Чулково Нижегородской области (1927-1929)
В августе 1929 года арестован в селе Чулково. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ в ноябре 1929 года обвинило его во "враждебном отношении к мероприятиям советской власти в области колхозного строительства", приговорив к 3 годам концлагерей. Держался на допросе достойно, ни себя, ни других не оговорил, виновным себя не признал. Сидел сначала в тюрьме города Мурома (1929) затем был выслан в Соловки. В условиях Соловецкого лагеря особого назначения прожить долго не смог и через два с половиной месяца, 01 февраля 1930 года скончался.

Священномученик священник Николай Восторгов канонизирован 20.08.2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви по представлению Нижегородской епархии.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Иак. З, 1-10; Мк. 11, 11-23). У смоковницы, которая была богата листьями, а плодов не имела, Господь отнял благословение, - и она иссохла. Это урок действием. Под этой смоковницей разумеются люди, по виду исправные, а в существе дела недостойные одобрения. Кто же такие? Которые красно разглагольствуют о вере, а самой веры не имеют, - держат только в уме предметы веры. И те таковы, которые по внешнему поведению исправны, а по чувствам и расположениям очень неисправны, и дела исправные являют только дотоле, пока нельзя скрыть неисправности в них, а когда можно, не делают. Например, милостыню подает, когда просит кто при людях, а попроси наедине, еще разбранит. Богу молиться в церковь идет и на виду всех молится, и дома молится, чтоб не осрамиться перед домашними. Но как скоро один и лба не перекрестит. О мысленном же и сердечном к Богу обращении и понятия не имеет. Будем молиться, чтобы Бог не попустил нам быть такими. Ибо тогда не миновать нам суда изреченного над смоковницею.
****************************************************************************************************************************************
Какую же тень бросаю я?

"Тень проходящего Петра"
(Деян. 5, 15)

Во времена апостолов люди спешили со своими нуждами к ним и приносили больных и расслабленных, чтобы хотя тень проходящего Петра осенила их, уверенные, что тень эта принесет исцеление и жизнь. Каждый из нас, проходя по жизненному пути, бросает на него свою тень. Жизнь наша сама по себе отражается на окружающих, и мы должны прилагать все наши старания, чтобы это отражение приносило с собой пользу, облегчение и исцеление. Влияние наше на ближних действует не только сознательно, но невольно и незаметно. Что-то неуловимое распространяется вокруг нас от всего нашего существа на окружающих, как тонкий аромат цветов, незаметно насыщающий собою воздух. Деятельность наша может прекратиться, но жизнь не прекращается, и одним нашим существованием мы помогаем или мешаем существованию других. Человеческие недостатки и качества заразительны и даже бессознательно для нас самих влияют на окружающих. Это влияние, когда оно благотворно, напоминает живительное дуновение горного воздуха, которое стольким приносит здоровье и силу.
Какую же тень бросаю я ежедневно вокруг себя? Действует ли она, как ядовитый, смертоносный змей, или же, как древо жизни, приносит целебный плод? Способна ли тень моя прикрыть от невзгод тех бесчисленных труждающихся и обремененных, которые встречаются повсюду? После случайной встречи со мною, после обмена несколькими словами чувствует ли себя встречный сколько-нибудь ободренным? Когда мы сами, под влиянием Духа Божия, проливаем любовь, участие и мир, то каждое наше слово, каждый взгляд может поднять дух в наших ближних, передавая им то, что нам Господь для них дает. Таким образом, даже тень некоторых людей действует благотворно. Такова ли моя тень?

из истории дня:
1852 г. родился идеолог русской национальной идеи Лев Александрович Тихомиров(умер 16 октября 1923 г.)
В 1918 г. Патриарх Тихон издал послание с призывом защищать Церковь от безбожной власти большевиков

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

5

Во славу Божию и на пользу ближнего !

2 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Прп. Евфимия Великого (473).
http://s001.radikal.ru/i196/1002/10/f73247a22341.jpg
Преподобный Евфимий Великий происходил из города Мелитины в Армении, близ реки Евфрат. Родители его, Павел и Дионисия, знатные люди, были благочестивыми христианами. Долгое время они не имели детей и, наконец, по усердным молитвам, у них родился сын, появлению на свет которого предшествовало Божественное видение, предвещавшее младенцу великое будущее.

Отец преподобного Евфимия вскоре умер, и мать, исполняя обет посвятить сына Богу, отдала его на воспитание своему брату, пресвитеру Евдоксию. Тот представил отрока епископу Мелитинской церкви Отрию, который с любовью принял на себя заботы о нем. Видя его доброе поведение, епископ вскоре поставил его чтецом. Затем святой Евфимий принял монашество и был посвящен в сан пресвитера. Одновременно ему было поручено управление всеми городскими монастырями. Преподобный Евфимий часто посещал монастырь святого Полиевкта, а в дни Великого поста удалялся в пустыню. Должность управителя монастырей тяготила подвижника, искавшего безмолвия, и он на 30-м году своей жизни тайно ушел из города и направился в Иерусалим, где, поклонившись святым местам, удалился в Фаранскую лавру. Там, найдя вне монастыря уединенную пустую хижину, поселился в ней, добывая пропитание плетением корзин. Неподалеку подвизался преподобный Феоктист. Оба имели одно стремление к Богу, одну волю, одну цель. Обычно, после праздника Богоявления, они удалялись в Кутиллийскую пустыню (недалеко от Иерихона). Однажды же остались там, избрав в горах труднопроходимое место, и поселились в пещере. Скоро, однако, Господь открыл их уединение для пользы многих людей: пастухи, перегоняя свои стада, нашли их пещеру и рассказали в селении. К отшельникам начали стекаться люди, искавшие духовной пользы. Постепенно возникло монашеское общежитие, несколько иноков пришло из Фаранской обители, среди них Марин и Лука. Управлять возникшим монастырем преподобный Евфимий поручил своему другу Феоктисту, а сам стал духовником братии. Он наставлял свою братию: "Знайте, что желающим проводить иноческую жизнь следует не иметь своей воли, всегда находиться в послушании и смирении, а в уме иметь память смертную, бояться Суда и огня вечного и желать Царства Небесного".

Юным инокам преподобный заповедовал с внутренним Богомыслием соединять телесный труд. "Если миряне, - говорил он, - много трудятся, чтобы прокормить себя и свою семью и, кроме того, дают милостыню и приносят жертвы Богу, тем более мы, иноки, должны трудиться, чтобы избежать праздности и не кормиться чужими трудами". Авва требовал, чтобы иноки хранили молчание в церкви во время Богослужения и на трапезе. Молодым инокам, желавшим поститься более других братий, он не позволял следовать своей воле, но наставлял их вкушать общую пищу на трапезе с воздержанием, не пресыщаясь.

В те годы преподобный Евфимий обратил и крестил многих арабов, среди которых был военачальник Аспевет с сыном Теревоном, которого преподобный Евфимий исцелил от болезни. Аспевет получил в Крещении имя Петр и, впоследствии, был епископом среди арабов.

Слава о чудесах, совершаемых преподобным Евфимием, быстро распространялась. Отовсюду стали стекаться люди, приводя с собою больных, получавших исцеление. Будучи не в силах сносить людскую молву и славу, преподобный тайно ушел из монастыря, взяв с собой только ближайшего ученика Дометиана. Он удалился в пустыню Рува и поселился на высокой горе Марда, около Мертвого моря. В поисках уединения преподобный углубился в пустыню Зиф и поселился в пещере, в которой некогда скрывался святой царь Давид от преследований царя Саула. Там преподобный Евфимий основал монастырь, а в самой пещере Давидовой устроил церковь. В то время преподобный Евфимий отвратил многих иноков-пустынников от манихейской ереси, творил чудеса, исцелял больных и одержимых бесами.

Приходившие к святому посетители нарушали покой пустынника, любившего безмолвие, и он решил вернуться в оставленный им монастырь святого Феоктиста. По дороге преподобный облюбовал уединенное место на горе и остановился на нем. Там впоследствии было погребено его святое тело.

Блаженный Феоктист с братией вышел навстречу преподобному Евфимию и молил его вернуться в монастырь, но преподобный не согласился. Однако он обещал приходить в обитель по воскресным дням на общее Богослужение.

Преподобный Евфимий не хотел ни иметь кого-либо поблизости, ни устраивать киновию или лавру, но Господь в видении повелел ему не отгонять приходящих к нему ради спасения души. Через некоторое время около него опять собрались братия, и он устроил лавру по образцу Фаранской лавры. В 429 году, когда преподобному Евфимию было 52 года, Иерусалимский Патриарх Ювеналий освятил лаврскую церковь и поставил обители пресвитеров и диаконов.

Лавра вначале была бедна, но преподобный твердо уповал на Бога, могущего ниспослать людям всё необходимое. Однажды в лавру пришло около 400 человек путников - армян из Иерусалима, которые были голодны. Увидев это, преподобный Евфимий призвал эконома и велел ему накормить странников. Эконом ответил, что в монастыре нет такого количества пищи. Преподобный, однако же, настаивал. Придя в помещение для хранения хлеба, эконом нашел в нем множество хлебов. То же произошло с вином и елеем. Путники ели во славу Божию, насытились и после этого остался еще трехмесячный запас пищи для братии. Так Господь сотворил чудо по вере святого Евфимия.

Однажды один из иноков отказался исполнить назначенное ему послушание. Несмотря на то, что преподобный, призвав его, убеждал повиноваться, инок упорствовал. Тогда преподобный громко воскликнул: "Увидишь, что бывает наградой за неповиновение!". Инок упал на землю в припадке беснования. Братия стала просить за него авву, и тогда преподобный Евфимий исцелил непокорного, который, придя в себя, просил прощения и обещал исправиться. "Послушание, - сказал святой Евфимий, - великая добродетель. Господь любит послушание больше жертвы, а непослушание приводит к смерти".

Два брата в обители святого Евфимия тяготились суровым образом жизни и задумали бежать. Провидя духом их намерение, преподобный призвал их и долго убеждал оставить пагубное намерение. Он говорил: "Не следует слушать мыслей, вселяющих печаль и ненависть к месту, в котором живем, и внушающих желание перейти на другое место. Пусть инок не думает, что, перейдя в другое место, он достигнет чего-либо хорошего, так как доброе дело достигается не местом, а твердой волей и верою. И дерево, которое пересаживают часто на другое место, не приносит плодов".

В 431 году в Ефесе состоялся III Вселенский Собор, направленный против ереси Нестория. Преподобный Евфимий радовался утверждению Православия и скорбел об архиепископе Антиохийском Иоанне, который, будучи православным, защищал Нестория.

В 451 году в Халкидоне состоялся IV Вселенский Собор против ереси Диоскора, который, в противоположность Несторию, утверждал, что в Господе Иисусе Христе одно лишь естество - Божеское, поглотившее в воплощении естество человеческое (так называемая ересь монофизитов).

Преподобный Евфимий принял исповедание Халкидонского Собора и признал его православным. Весть об этом быстро распространилась среди иноков и пустынников, и многие из них, ранее неправо веровавшие, по примеру святого Евфимия, приняли исповедание Халкидонского Собора.

За свою подвижническую жизнь и твердое исповедание православной веры святой Евфимий получил наименование Великого. Тяготясь общением с миром, святой авва удалился на время во внутреннюю пустыню. После его возвращения в лавру некоторые из братии видели, что, когда он совершал Божественную литургию, огонь сходил с небес и окружал святого. Сам же преподобный открыл нескольким инокам, что часто видел Ангела, совершающего вместе с ним святую Литургию. Преподобный имел дар прозорливости, видел внутренние движения духа и узнавал человеческие помышления. Когда иноки причащались Святых Тайн, преподобному было открыто - кто приступает достойно, а кто во осуждение себе.

Когда преподобному Евфимию было 82 года, к нему пришел блаженный Савва (будущий Савва Освященный, память 5 декабря), тогда еще юноша. Старец принял его с любовью и послал в монастырь к преподобному Феоктисту. Он предсказал, что инок Савва просияет в иноческом житии.

Когда святому исполнилось 90 лет, его сподвижник и друг преподобный Феоктист тяжело заболел. Преподобный Евфимий пошел навестить друга и остался в монастыре, простился с ним, присутствовал при кончине. Предав тело погребению, он возвратился в лавру.
Время преставления было открыто преподобному Евфимию по особой милости Божией. В день памяти преподобного Антония Великого, 17 января, преподобный Евфимий благословил совершить всенощное бдение и, созвав пресвитеров к алтарю, сказал им, что больше уже не совершит с ними ни одного бдения, потому что Господь призывает его от временной жизни. Все исполнились великой печали, а преподобный повелел братии утром собраться у него. Он стал поучать братию: "Если любите меня, соблюдайте мои заповеди, приобретайте любовь, которая есть союз совершенства. Никакая добродетель невозможна без любви и смирения. Сам Господь ради любви к нам смирился и стал Человеком, как и мы. Мы должны поэтому непрестанно воссылать Ему хвалы, особенно мы, отрекшиеся от мятежного мира. Церковных служб никогда не оставляйте, предания и уставы монастырские тщательно сохраняйте. Если кто из братии борется с нечистыми помыслами, - непрестанно наставляйте, поучайте, чтобы дьявол не увлек брата в падение.

Присоединяю также и другую заповедь: пусть ворота обители никогда не будут заперты для странников и всё, что имеете, предлагайте нуждающимся, бедствующим же в напастях по силе помогайте". Затем, дав наставления относительно руководства братией, преподобный обещал пребывать духом со всеми, желающими нести подвиги в его обители до скончания века.

Отпустив всех, преподобный Евфимий оставил около себя одного ученика Дометиана и, пробыв с ним внутри алтаря 3 дня, скончался 20 января в 473 году в возрасте 97-ми лет.

На погребение святого аввы немедленно стеклись во множестве иноки монастырей и пустынь, среди которых был святой Герасим. Прибыл также патриарх Анастасий с клиром, нитрийские иноки Мартирий и Илия, которые впоследствии были Иерусалимскими Патриархами, о чем им предсказывал преподобный Евфимий.

Блаженный Дометиан не отходил от гроба учителя 6 суток. На 7-й день он увидел своего авву, радостно возвестившего любимому ученику: "Гряди, чадо, к уготованному тебе покою, ибо я умолил Владыку Христа, чтобы ты был со мною". Поведав братии о видении, святой Дометиан пришел в церковь и в радости предал дух свой Господу. Он был погребен рядом со святым Евфимием. Мощи преподобного Евфимия Великого находились в его монастыре в Палестине, в XII веке их видел русский паломник игумен Даниил.

Однажды один из иноков отказался исполнить назначенное ему послушание. Несмотря на то, что преподобный, призвав его, убеждал повиноваться, инок упорствовал. Тогда преподобный громко воскликнул: "Увидишь, что бывает наградой за неповиновение!". Инок упал на землю в припадке беснования. Братия стала просить за него авву, и тогда преподобный Евфимий исцелил непокорного, который, придя в себя, просил прощения и обещал исправиться. "Послушание, - сказал святой Евфимий, - великая добродетель. Господь любит послушание больше жертвы, а непослушание приводит к смерти".

Два брата в обители святого Евфимия тяготились суровым образом жизни и задумали бежать. Провидя духом их намерение, преподобный призвал их и долго убеждал оставить пагубное намерение. Он говорил: "Не следует слушать мыслей, вселяющих печаль и ненависть к месту, в котором живем, и внушающих желание перейти на другое место. Пусть инок не думает, что, перейдя в другое место, он достигнет чего-либо хорошего, так как доброе дело достигается не местом, а твердой волей и верою. И дерево, которое пересаживают часто на другое место, не приносит плодов".

В 431 году в Ефесе состоялся III Вселенский Собор, направленный против ереси Нестория. Преподобный Евфимий радовался утверждению Православия и скорбел об архиепископе Антиохийском Иоанне, который, будучи православным, защищал Нестория.

В 451 году в Халкидоне состоялся IV Вселенский Собор против ереси Диоскора, который, в противоположность Несторию, утверждал, что в Господе Иисусе Христе одно лишь естество - Божеское, поглотившее в воплощении естество человеческое (так называемая ересь монофизитов).

Преподобный Евфимий принял исповедание Халкидонского Собора и признал его православным. Весть об этом быстро распространилась среди иноков и пустынников, и многие из них, ранее неправо веровавшие, по примеру святого Евфимия, приняли исповедание Халкидонского Собора.

За свою подвижническую жизнь и твердое исповедание православной веры святой Евфимий получил наименование Великого. Тяготясь общением с миром, святой авва удалился на время во внутреннюю пустыню. После его возвращения в лавру некоторые из братии видели, что, когда он совершал Божественную литургию, огонь сходил с небес и окружал святого. Сам же преподобный открыл нескольким инокам, что часто видел Ангела, совершающего вместе с ним святую Литургию. Преподобный имел дар прозорливости, видел внутренние движения духа и узнавал человеческие помышления. Когда иноки причащались Святых Тайн, преподобному было открыто - кто приступает достойно, а кто во осуждение себе.

Когда преподобному Евфимию было 82 года, к нему пришел блаженный Савва (будущий Савва Освященный, память 5 декабря), тогда еще юноша. Старец принял его с любовью и послал в монастырь к преподобному Феоктисту. Он предсказал, что инок Савва просияет в иноческом житии.

Когда святому исполнилось 90 лет, его сподвижник и друг преподобный Феоктист тяжело заболел. Преподобный Евфимий пошел навестить друга и остался в монастыре, простился с ним, присутствовал при кончине. Предав тело погребению, он возвратился в лавру.
Время преставления было открыто преподобному Евфимию по особой милости Божией. В день памяти преподобного Антония Великого, 17 января, преподобный Евфимий благословил совершить всенощное бдение и, созвав пресвитеров к алтарю, сказал им, что больше уже не совершит с ними ни одного бдения, потому что Господь призывает его от временной жизни. Все исполнились великой печали, а преподобный повелел братии утром собраться у него. Он стал поучать братию: "Если любите меня, соблюдайте мои заповеди, приобретайте любовь, которая есть союз совершенства. Никакая добродетель невозможна без любви и смирения. Сам Господь ради любви к нам смирился и стал Человеком, как и мы. Мы должны поэтому непрестанно воссылать Ему хвалы, особенно мы, отрекшиеся от мятежного мира. Церковных служб никогда не оставляйте, предания и уставы монастырские тщательно сохраняйте. Если кто из братии борется с нечистыми помыслами, - непрестанно наставляйте, поучайте, чтобы дьявол не увлек брата в падение.

Присоединяю также и другую заповедь: пусть ворота обители никогда не будут заперты для странников и всё, что имеете, предлагайте нуждающимся, бедствующим же в напастях по силе помогайте". Затем, дав наставления относительно руководства братией, преподобный обещал пребывать духом со всеми, желающими нести подвиги в его обители до скончания века.

Отпустив всех, преподобный Евфимий оставил около себя одного ученика Дометиана и, пробыв с ним внутри алтаря 3 дня, скончался 20 января в 473 году в возрасте 97-ми лет.

На погребение святого аввы немедленно стеклись во множестве иноки монастырей и пустынь, среди которых был святой Герасим. Прибыл также патриарх Анастасий с клиром, нитрийские иноки Мартирий и Илия, которые впоследствии были Иерусалимскими Патриархами, о чем им предсказывал преподобный Евфимий.

Блаженный Дометиан не отходил от гроба учителя 6 суток. На 7-й день он увидел своего авву, радостно возвестившего любимому ученику: "Гряди, чадо, к уготованному тебе покою, ибо я умолил Владыку Христа, чтобы ты был со мною". Поведав братии о видении, святой Дометиан пришел в церковь и в радости предал дух свой Господу. Он был погребен рядом со святым Евфимием. Мощи преподобного Евфимия Великого находились в его монастыре в Палестине, в XII веке их видел русский паломник игумен Даниил.

Тропарь преподобного Евфимия Великого
глас 4

Веселися, пустыня нераждающая,/ благодушствуй, неболящая,/ яко умножи тебе чада муж желаний духовных,/ благочестием насадив,/ воздержанием воспитав добродетелей в совершенство./ Того молитвами, Христе Боже,// умири живот наш.

Кондак преподобного Евфимия Великого
глас 8

В честнем рождестве твоем радость тварь обрете/ и в Божественней памяти твоей, преподобне,/ благодушие прият многих твоих чудес,/ от нихже подаждь богатно в души наша и очисти грехов скверны,// яко да поем: аллилуия

Прп. Евфимия схимника Печерского (XIV)
http://s004.radikal.ru/i206/1002/79/ecf1389038a8.jpg
Преподобный Евфимий, схимник Печерский (ХIVв.), жил чисто и безмолвно и подражал иноческим добродетелям преподобных. Часто с великим благоговением приносил он бескровную жертву и своими всегдашними молитвами достиг духовного общения и собеседования с Ангелами. А когда облекся в схиму, тогда, предавшись подвигу безмолвия, ни с кем ни о чем не беседовал. Открывая уста только для Богослужения и молитвы. Питался иеросхимонах- молчальник одними травами. И ныне пищей райской неоскудно наслаждается и с Ангелами немолчно славословит Бога и молится о нас. Память его 20 января. Его мощи почивают в Дальних пещерах.
Тропарь преподобного Евфимия, схимника Печерского
глас 4

Евфимие всечестне, преподобным единоревнителю и Ангелом собеседниче, получивый с ними житием своим чистым и безмолвным вечная благая, молися Господеви присно о всех нас, да и мы тех же благ сподобимся.

Кондак преподобного Евфимия, схимника Печерского
глас 4

Яко приял еси схиму, бысть выну тих и молчалив, преподобне, никогдаже бо ни с ким, разве молитв ко Господу, ничесоже глаголал еси, и пищи, разве зелия сурова, никоея же вкушал еси. Тем обрет днесь пищу неиждившую на небеси, Евфимие, моли и нам тояжде причаститися.

Прп. Евфимия Сянжемского, Вологодского (ок. 1465).
http://i065.radikal.ru/1002/2b/4b42bfccda9f.jpgПрп. Евфимий и Харитон
Преподобный Евфимий первоначально подвизался в Спасо-Каменном монастыре на Кубенском озере. О роде и происхождении, о времени его прибытия в монастырь и пострижения сведений до нас не дошло. Известно только, что он был уроженец вологодский, пробыл в монастыре в различных послушаниях довольно времени, но по любви к уединению вышел из него и поселился в пустыне близ устья реки Кушты, на восточном берегу Кубенского озера, в двух верстах от него. Здесь, окруженный со всех сторон непроходимыми болотами и чащей, он построил себе малую келлию, в которой и подвизался в посте и молитве, не давая себе успокоения от труда.

Через несколько времени пришел к нему инок Александр (прп. Александр Куштский, память 9/22 июня), постриженник Спасо-Каменного монастыря, оставивший, как и он, Каменный монастырь по любви к безмолвию и поселившийся было на реке Сянжеме. Преподобному Александру понравилось место жительства Евфимия, как совершенно безмолвное, и он стал просить его уступить ему свою келлию, предлагая взамен оставленную им на Сянжеме. Преподобный Евфимий охотно согласился поменяться с преподобным Александром местом подвигов. Прощаясь, преподобный Евфимий оставил Александру в благословение свой крест, пошел на Сянжему и поселился там в келлии преподобного Александра. Сюда пришел к нему Харитон, чтобы разделить с ним иноческие подвиги. Были и другие, желавшие поселиться с Евфимием и Харитоном. А так как поблизости не было храма Божия и окрестные жители в нем нуждались, то Евфимий решился построить церковь во имя Вознесения Господня, при ней устроить монастырь и вскоре исполнил это. До глубокой старости трудился преподобный Евфимий над устроением своей обители и, только предчувствуя приближение смерти, передал управление монастырем ученику своему Харитону, который состарился, во всем подражая ему (+ 11 апреля 1509 г.).

Блаженная кончина преподобного Евфимия последовала около 1470 года. Мощи его почивают под спудом в приходской Вознесенской Евфимиевской церкви Кадниковского уезда, оставшейся на месте упраздненного монастыря. Местное празднование преподобному Евфимию началось, точно неизвестно когда, после 1549 года и до учреждения Святейшего Синода.

Тропарь преподобных Евфимия и Харитона Сянжемских
глас 1

Пустынное и безмолвное житие ваше постнически препроводивше,/ Христов бо крест на рамо вземше/ и Того стопам усердно последовавше,/ на невидимаго врага мужески ополчистеся, и того козни сокрушисте,/ молитвами и слезами, чистотою Богови приближившеся,/ преподобнии отцы наши Евфимие и Харитоне./ Яко солнце, осияваете светозарными лучами чудес ваших,/ всех нас спасите с верою призывающих вас/ и творящих честную вашу память,/ и, яко имущии дерзновение ко Спасу,/ мир мирови испросите и спастися душам нашим.


Святителя Евфимия, патриарха Терновского, Болгарского (XIV).

(болг. Евтимий; до 1331, Тырново (?) - между 1402 и 1409?, Бачковский мон-рь), свт. (пам. 20 янв.), патриарх Тырновский Болгарской Православной Церкви (БПЦ) в 1375-1393 гг., переводчик, писатель.

Источником сведений о жизни Е. является Похвальное слово, к-рое составил его ученик митр. Киевский Григорий Цамблак после получения известия о его смерти, ок. 1415-1418 гг., с целью инициировать его канонизацию (Григорий Цамблак. 1971. С. 166-168). В молодом возрасте Е. стал послушником, а затем монахом Килифаревского мон-ря, основанного ок. 1350 г. прп. Феодосием Тырновским. Через нек-рое время прп. Феодосий передал Е. руководство обителью. В нач. 60-х гг. XIV в. мон-рь разорили турки, и Феодосий вместе с Е. и неск. учениками (среди них, весьма вероятно, был и буд. митр. Московский и всея Руси Киприан) уехал в К-поль и поселился в обители во имя св. Маманта, издавна связанной со слав. землями. После смерти прп. Феодосия (1363) Е. жил в Студийском мон-ре в К-поле, затем ушел на Афон и подвизался в Великой Лавре, затем в скиту Селина близ болг. мон-ря Зограф. Ок. 1370 г. как противник унии с Римом, навязываемой визант. имп. Иоанном V Палеологом и отвергаемой патриархом К-польским Филофеем Коккином, Е. был подвергнут краткому заточению на о-ве Лемнос. Вероятно, в 1371 г. вернулся в Болгарию и возглавил мон-рь Св. Троицы близ Тырнова, вскоре ставший крупнейшим центром правосл. духовной и книжной деятельности в Центр. и Юго-Вост. Европе, здесь переводились с греч. на слав. язык библейские, литургические и др. книги. Ученики Е., по словам митр. Григория Цамблака, «стали учителями в благочестии своих отечеств», т. к. распространяли просвещение в Сербии, Валахии, Молдавии, Вел. Литовском княжестве и московских землях. Среди учеников Е. помимо митр. Григория были буд. митр. Московский и всея Руси Киприан, митр. Унгро-Влахийский Анфим (Критопулос), игум. Тисманского мон-ря прп. Никодим Румынский и др.

В 1375 г. на Соборе болгарского духовенства Е. был избран Тырновским патриархом. Управляя Болгарской Церковью, Е. следовал за церковной политикой К-польских патриархов-исихастов Каллиста I и Филофея Коккина, строго следил за чистотой Православия и вел борьбу с разными ересями, в т. ч. и с поздними формами богомильства. В Борила царя синодик были внесены анафемы против мон. Феодосия (Фудула) и учителя его Пиропула, однако неясно, в чем состояла их ересь. Е. заботился о нравственном состоянии паствы, запретил 4-й брак, осуждал неблагочестивые обычаи населения. Правосл. славяне и румыны уважали Е. и обращались к нему за разъяснением церковных канонов и правил. В 1393 г. в отсутствие болг. царя Иоанна Шишмана он разделил с паствой тяготы осады и падения болг. столицы, репрессии и выселение захватчиками. Григорий Цамблак намекает на какое-то противодействие туркам знатных граждан города, за что все 110 чел., в т. ч. и Е., были приговорены к казни. Как описано в Похвальном слове, когда Е., ожидая казни, положил голову на плаху, внезапно рука палача онемела. Тур. власти испугались и заменили казнь ссылкой в т. н. Македонию - топоним, к-рый в XIV в. воспринимался весьма широко и иногда охватывал и Фракию. По всем данным Е. был сослан в Бачковский мон-рь. В мон-ре он продолжил книжную деятельность. Е. был известен красноречием, его современник митр. Бдинский Иоасаф писал в 1396 г., что «тогда… говорили многие: «Лучше бы солнце угасло, но не замолкал бы Евфимиев язык!»»

Точных сведений о времени и месте смерти Е. не сохранилось. Возможно, Е. скончался 10 янв., как указано в заглавии единственного молдав. списка Похвального слова Григория Цамблака. 20 янв. как день его памяти появился в рус. списках в XVI и XVII вв. по аналогии с днем памяти прп. Евфимия Великого. Многочисленные легенды о последних годах его жизни были собраны в кон. XV-XVI в. в «Ловчанском сборнике» (сохр. фотокопия XIX в.). Одна из приписок к сборнику сообщает о тайном погребении Е. (здесь он уже назван святым, что указывает на его почитание) в Богородицкой ц. Бачковского мон-ря, к-рая в момент составления сборника уже была разрушена. Это свидетельствует о том, что в кон. XV в. место захоронения Е. было неизвестно. В наст. время могила Е. считается утраченной. В нач. ХХ в. в мон-ре были открыты гробницы: близ зап. входа в главную церковь (XVII в.) и под сводами ц. арх. Михаила (XI в.), в одной из к-рых, возможно, был погребен Е., но исследователи считают эти могилы «благочестивой фальсификацией». Наиболее вероятно, что Е. был похоронен в одной из 17 гробниц, к-рые находились в притворе старого кафоликона (XI в.), разобранного при строительстве нового в 1604 г. (Чешмеджиев Д. Бачковският манастир и гробът на Патриарх Евтимий Црквене студиjе. Ниш, 2005. № 2. С. 169-195).

Е. немногочисленны. Наиболее высокую оценку современников получили переводы Е. с греч. языка. По инициативе Е. в обиход БПЦ был введен Иерусалимский устав, проводилась масштабная справа церковных книг, приблизившая язык и орфографию болг. рукописей к образцам, созданным в 30-60-х гг. XIV в. на Афоне, литургическая практика была согласована с к-польскими и афонскими богослужебными канонами, был составлен свод Житий почитаемых в Тырнове святых, служб и похвал им. Указания на авторство Е. содержат заглавия Житий 4 святых: Иоанна Рильского, Илариона Меглинского, Параскевы (Петки) Тырновской (Эпиватской), Филофеи Тырновской. Ему также приписывают Похвальные слова (аколутии) святым Константину и Елене, Михаилу Воину, Иоанну Чудотворцу, еп. Поливотскому, вмц. Кириаке (Неделе), службы святым царице Феофании (с параклисом) и Параскеве (Петке) Тырновской (см.: Кожухаров С. Търновска (Евтимиева?) служба за св. Петка Епиватска // Он же. Проблеми на старобълг. поезия. София, 2004. Т. 1. С. 109-139). В редакциях большинства составленных им Житий святых и похвал болг. святым дополнены части, повествующие об истории первых царей из династии Асеней и прославляющие мощь Болгарского царства, неотделимого от Тырновской патриархии. Среди литургических трудов Е. важное место занимает переведенный с греч. языка Служебник, включающий тексты литургий святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого и Преждеосвященных Даров, диаконского чинопоследования (диатаксиса). Одна из 3 сохранившихся рукописей Служебника (НБКМ. № 231), возможно, содержала дополненную Е. редакцию Синодика царя Борила, сохранившуюся в т. н. Палаузовском списке (нач. 80-х гг. XIV в.; НБКМ. № 289. Л. 1-62). Возможно, Е. перевел Житие прп. Феодосия, составленное патриархом К-польским Каллистом, «Догматическую паноплию» Евфимия Зигабена, части Триодного и Минейного панегирика (торжественника) и др. Источниками для литургического творчества Е. служили древнеболг. литургические кодексы и труды патриарха К-польского Филофея Коккина, отдельные молитвы и литургические указания к-рого Е. перевел с греч. на слав. язык. Сохранилось 4 послания Е.: на Афон Киприану (до 1375) и в Валахию - Унгро-Влахийскому еп. Анфиму и прп. Никодиму Румынскому.

Сочинения Е. в XV-XVII вв. широко распространялись в правосл. слав. мире. Константин Костенечский, учителем к-рого был Андроник, один из учеников Е. в Бачковском мон-ре, назвал «великого этого искусника [Евфимия] славянских письмен <...> светилом стран тех, что воистину явилось и поныне [является] до реки глаголемой Марица, и в Скифских странах, и в Загорье». Почти в полном составе книжное наследие Е. перешло в Валахию и Молдавию, где, как предполагают ученые, был полностью переписан 10-томный свод отредактированных им Житий, похвал и служб. Труды Е. копировались в Бачковском и Рильском мон-рях, в серб. землях, на Афоне, в Вел. Литовском княжестве, в Москве и Новгороде. Из Житий, составленных Е., на Руси и в Вел. Литовском княжестве стали популярными Жития Параскевы (Петки), Илариона Мегленского и Филофеи Тырновской, из Похвальных слов в рус. торжественниках встречается только Похвала равноапостольным Константину и Елене и перевод отрывка из творения еп. Евсевия Кесарийского, посвященного имп. Константину. В XVI в. написанные Е. Жития болг. святых вошли в ВМЧ, в XVIII в.- в свод свт. Димитрия Ростовского.

Ссылаясь на то, что не сохранилось ни одного болг. списка Похвального слова Е. митр. Григория Цамблака, К. Иванова пришла к выводу, что автор написал его в период проповеди в Сучаве либо в период пребывания на кафедре в Киеве с целью инициировать прославление своего учителя, а не как следствие распространения его почитания (Иванова. 1986. С. 100-101). На основании упоминания Е. как святого в заглавии одной из молитв в Служебнике нач. ХVI в. П. А. Сырку сделал вывод, что в XVI в. Е. почитался в афонском мон-ре Зограф, а отсутствие более поздних следов его почитания (в т. ч. Жития и службы) объяснил последовавшим запустением мон-ря (Сырку. 1890. С. 57-58).
Гимнография.

Помимо Похвального слова в отрывке рукописи, происходящей из Бобошевского мон-ря, под 17 июля сохранилась стихира, посвященная Е. (Калев Д. Богослужебна прослава на св. патриарх Евтимий // ДК. 1979. Кн. 1. С. 26). На основании текстуальных совпадений между Похвальным словом и этой стихирой можно предположить, что была и служба в честь Е., к-рая не сохранилась. Совр. служба в честь Е. была составлена еп. Левкийским Парфением (Стаматовым) в 1951 г. (Минея. Янв. М., 2002. Т. 5. Ч. 2. С. 183-197).
Иконография.

Самая ранняя икона Е. (двусторонняя - на 2-й стороне прп. Феодосий Тырновский) 2-й пол. ХVIII в. из ц. во имя св. Петки в г. Ловеч (ныне в городском музее) близка к его изображению в «Стематографии» Христофора Жефаровича (Неделчев М. Иконата на св. Евтимий Търновски патриарх // Ловеч и Ловчанско. София, 1930. Кн. 2. С. 89; Ангелова С. Уникална двулицева икона от Ловеч на св. Патриарх Евтимий и св. Теодосий Търновски // ДК. 2004. Кн. 4. С. 29-32). Захарий Зограф в 1847-1848 гг. изобразил Е. на юж. стене притвора Троянского мон-ря и в Преображенском мон-ре Велико-Тырнова, а в 1864 г. А. Атанасов и Г. Данчев - в Араповском монастыре св. Недели.

Преподобного Евфимия Архангелогородского (ок. 1523).
http://s54.radikal.ru/i144/1002/cd/9702ba656a61.jpg
Преподобный Евфимий Архангелогородский (XVI в.), уроженец села Вознесенья под Архангельском, игумен Архангело-Михайловского монастыря в 1585-1589 гг.(по другим данным, преставился в 1523 г.?).

Мощи Преподобного Евфимия были обретены в 1647 г., как сообщил в своей грамоте 1650 г. Патриарх Московский и Всея Руси Никон. Мощи Преподобного Евфимия были перенесены в храм Происхождения  Честных Древ Креста Господня, где сохранялись до начала XVIII в; затем — перенесены в церковь Архангела Михаила, поблизости от Архангельского Свято-Троицкого кафедрального собора.

Легенды о Чудесах и Явлениях Преподобного Евфимия распространились в Поморье: после молитв, обращенных к Святому Угоднику Преподобному Евфимию, люди получали от него помощь и исцеление.

Однако архиепископ Афанасий Холмогорский считал почитание Преподобного Евфимия необоснованным, в результате чего  Патриархи и цари не дали своего разрешения на  празднование дня памяти Святого. Тем не менее в народе продолжали обращать молитвы к нему. Таким образом, произошла неофициальная канонизация Преподобного Евфимия Архангелогородского.

В настоящее время мощи Святого не сохранились. На иконах сохранились изображения его с двухперстном сложением руки  при благословении. О жизни Преподобного Евфимия Архангелогородского не сохранилось никаких сведений.

Прп. Лаврентия затворника Печерского (XIII-XIV).
Преподобный Лаврентий Печерский, затворник, подвизался в Киево-Печерском монастыре в ХIII-XIV в. Возненавидев прелесть и суету мира, восхотел жить в темной пещере, чтобы в ней постом и непрестанною молитвою прогнать тьму страстей и достигнуть общения с Богом. Чего он и достиг, переселившись душою на небо, а нетленное тело оставив в пещере. Память его 20 января. Его мощи почивают в Дальних (Феодосииевых) пещерах.


Святого царя Льва Великого (474).

http://s006.radikal.ru/i215/1002/ef/a1cd232421da.jpg
Лев I Великий, Макелла (полное имя: Flavius Valerius Leo) (ок. 401-474), Восточный Римский император, исповедник.
Память 20 января.
Родился около 401 года, по разным данным либо во Фракии либо в Дакии. Ходили рассказы что в молодости он был простым мясником и в столице долгое время показывали желающим лавочку, в которой Лев торговал мясом со своей женой Вериной.

Затем Лев стал воином и к этому времени относится чудесное явление ему Пресвятой Богородицы послужившее основой иконы «Живоносный источник». 4 апреля 450 года он шел по роще близ «Золотых ворот» Константинополя где находился заболоченный источник, в древности известный чудесами, но затем забытый. Лев встретил заблудившегося и выбившегося из сил слепца, помог ему выйти на тропу, а затем пошел искать воды для него. Тут он услышал: «Лев! Не ищи воды далеко, – она близко здесь». Озадаченный, он не мог найти воды, но тут вновь раздался голос: «Царь Лев! Войди под сень этой рощи, почерпни воды, которую там найдешь, и напой ею жаждущего, тину же, которую найдешь в источнике, положи на его глаза. Потом узнаешь ты, кто Я, давно освящающая это место. Я помогу тебе вскоре воздвигнуть здесь во имя Мое храм, и все, кто будет сюда приходить и с верой призывать Мое имя, получат исполнение своих молитв и полное исцеление от недугов». Когда Лев исполнил указание, слепой немедленно прозрел и без проводника пошел в Константинополь, прославляя благодать Богоматери.

Лев же продолжал служить в войсках и сделался трибуном во главе легиона в Силимбрии. Восточно-римский полководец (магистер милитум) Аспар, могущественный алан-арианин, способствовал его взошествию на императорский престол, надеясь управлять империей через своего ставленика.

Венчание на царство императора Льва святителем Анатолием 7 февраля 457 года было, вероятно, первой коронацией совершенной патриархом Константинопольским . Как и прежде, император был провозглашен народом, армией и сенатом, но начиная со Льва именно церковное венчание на царство постепенно становится важнейшим элементом коронации, осмысляется как посвящение.

Внешняя политика
Император Лев держаля мира с Персией, заключенного при Феодосии II.
В его царствование Балканы были неоднократно разоряемы остготами под началом Валамира и Теодориха Страбона и гуннами, которые, однако, не могли взять Константинополь благодаря стенам, укреплённым при Феодосии II. Примирение было достигнуто с готами Валамира в 459 году, а с готами Теодориха – в 473 году, когда последний, разорив Филиппополь (ныне Пловдив) и Аркадиополь (ныне Люлебургас), добился от императора признания своего королевства (княжества), титула магистер милитум презенталис, и ежегодной субсидии в обмен на верную службу остготов в рядах имперских войск. Авары, славяне и булгары начали засезлять задунайские земли в царствование Льва.
Царствование Льва примечательно также его влиянием в Западной Римской империи. Он признал Майориана императором Запада в 457 году, но отказался признать его наследника, Ливия Севера в 461 году, а в 467 году возвел Анфимия в на Западный престол чтобы вместе с ним противостоять вандалам. В 468 году император Лев послал многочисленный флот со стотысячным войском для подавления ванадалов на Западе. Но вандал Гайзерик перехитрил малоспособного полководца Василиска, шурина императора Льва, и эта экспедиция, также как и последующая в 470 году, потерпела поражение. В 474 году, по смерти императора Оливрия, Лев послал силы в Италию чтобы сместить его наследника Гликерия.
На Кавказе и в Арабии происходили лишь малые военные предпрятия.

Внутреннее управление

В первые шесть-семь лет царствования Льва влияние Аспара, обеспечившего его взошествие на трон, было велико. Но император воспользовался помощью исаврийцев из гор южной Анатолии, которых он в 461 году набрал в новосозданный отряд гвардии – экскубиторов - и противопоставил германским войскам Аспара. В 466 году сын Аспара, Ардавур, был найден виновным в измене и положение Аспара поколебалось. Тогда же союз с исаврийцами ознаменовался браком дочери Льва, Ариадны, с предводителем исаврийцев Тарасикодиссой, который принял титул магистер милитум и имя Зинон.

Походы против вандалов в 468-470 годах нанесли сильный урон императорской казне и привели к обострению борьбы за власть вокруг престола. В 470 году, пока Зинон воевал с гуннами во Фракии, Аспар убедил Льва провогласить кесарем сына Аспара, Патрикия, и женить его на второй дочери императора Леонтии. Но, так как Аспар и Патрикий были ариане в народе поднялись волнения, а Зинон тем временем возвратился из Фракии в 471 году. Вдобавок вскрылась повторная измена Ардавура, возмутившего бунт во Фракии. Народное негодование против Аспара и его сыновей заставило их искать убежища в церкви. Затем, несмотря на заверения императора Льва в его безопасности, Аспар с Ардавуром были убиты, скорее всего по приказу Зинона, а брак Патрикия и Леонтии был расторгнут. Сторонники Аспара стали винить в убийствах императора, поминая его прозвище «мясник», а группа разъярённых воинов под командованием Остра (Ostrus) вломилась в его покои стремясь убить его. Но стражи-исаврийцы отбились и спасли императора Льва.

Религиозные вопросы

Император Лев был горяч и строго православен в своей вере. В самом начале царствования императора Льва состоялось знаменательное событие отмеченное в церковном календаре – Положение честной Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. После того как приближенные императора, будучи паломниками в Святой Земле, обнаружили Ризу Богородицы, святыня была перевезена в Константинополь. Святые патриарх Геннадий и император Лев убедились в нетленности святой Ризы и трепетно приложились к ней. Затем во Влахерне, у моря, был воздвигнут новый храм в честь Богоматери, а 2 июля 458 года святитель Геннадий торжественно перенес туда великую святыню.

Горячая ревность императора о Православии выразилась в щедром храмоздательстве и поддержке духовенства. Памятуя о чудесном явлении ему Пресвятой Богородицы император Лев приказал очистить источник от затянувшей его тины. Земляными работами струя источника была отделена от соседних родников и заключена в каменный круг, над которым построен был храм во имя Богоматери. Император Лев назвал этот источник «Живоносным источником», так как тут проявилась чудодействующая благодать Богоматери.

Император Лев был защитником Церкви и противником еретиков на протяжении всего своего царствования. Так, в 460 году на Александрийский престол был избран монофизит Тимофей Элур . Спросив совета у епископов Востока, император Лев удалил еретика с кафедры и возвел на престол православного Тимофея Салофакиола . На протяжении своего царствования император боролся с влиянием арианина Аспара, и его правление завершилось преследованием ариан поддержавших бунт против императора после убийства Аспара.

Император также не сочуствовал язчеству. В 467 придворный Исокасий (Isocasius), язычник, был арестован и обвинен в эллинстве . Хотя он и был оправдан, император Лев в 468 году издал закон по которому язычникам воспрещалось быть адвокатами. Несмотря на сильное народное недовольство, им также были запрещены все нерелигиозные театральные представления по воскресеньям и церковным праздникам.

Кончина, оценки, почитание

В октябре 473 года Лев назначил своего внука от Зинона и Ариадны, Льва II, августом – своим соправителем и наследником. В следующем 474 году император скончался от дизентерии в возрасте 73 лет 18 января . Лев II наследовал ему, но скончался в том же 474 году и на престол взошел зять царя полководец Зинон.

Византийский историк Малх называл императора Льва «счастливейшим из царей», грозным как подвластным, так и варварам. Однако он винил его в чрезмерных налогах и отнятии имений у подданных, что он приписывал жадности, но что во многом было обусловлено военными кампаниями и поражениями.

Церковь прославила императора Льва Великого в лике исповедников.

Семья
Жена: Элия Верина (Aelia Verina) (+484)
Дети:
Ариадна (до 457-?) – замужем за Вост. императором Зиноном.
Леонтия (457-?) – замужем за 1) Патрикием, сыном Аспара; 2) Маркианом, сыном Зап. императора Анфимия.
сын (+463, умер пятимесячным)

+1

6

.......................продолжение от 2 февраля

Мчч. Инны, Пинны и Риммы (I-II).
Святые мученики Инна, Пинна и Римма1 были родом из Скифии, из северной страны2, ученики святого апостола Андрея Первозванного3. Они учили о имени Христовом и многих из варваров, обратив к правой вере, крестили. По этой причине они были схвачены князем варваров, но не могли быть доведены до того, чтобы отречься от Христа и принести жертву идолам. Тогда стояла жестокая зима; реки скреплены были морозом так, что по льду ходили не только люди, но и кони и возки. Князь приказал поставить в лед большие бревна, как целые деревья, и привязать к ним святых. Итак, когда вода взволновалась, и лед постепенно умножался, так что дошел до шеи святых, они, измученные страшною стужею, предали Господу блаженные свои души4.
________________________________________________________________________
1 По сербскому прологу XIII. века, эти мученики называются: Енен, Нирен и Пень.
2 Здесь разумеется т. н. Малая Скифия, простиравшаяся от устьев Дуная к Фракию. Святые Инна, Пинна и Римма принадлежали к земледельческому племени южных славян, обитавших на правом берегу Дуная и по западному берегу Черного моря.
3 Память его празднуется Церковью 30-го ноября.
4 Пострадали во II веке.

Мчч. Васса, Евсевия, Евтихия и Василида (303)
Святые мученики Васс, Евсевий, Евтихий и Василид пострадали в царствование Диоклетиана. Сначала они служили при царском дворе, были богаты и принадлежали к членам царского синклита1. Увидев страдание святого священномученика Феопемпта, епископа Никомидийского2, они уверовали в Христа и приняли святое крещение. Вследствие сего они были приведены к нечестивому царю для мучений и приняли мученическую смерть с пятью своими рабами. Святой Васс был закопан до половины тела в ров и, изрубленный по всему телу, предал дух свой Богу. Святой Евсевий повешен вниз головою и рассечен на части. Святой Евтихий был связан за руки и ноги и, сильно растянутый между четырьмя столбами, растерзан. Святой Василид был зарезан ножом. И так все они приняли венцы мученические3.
________________________________________________________________________
1 Синклит - правительство воинское и гражданское из самых важных царских советников и сановников.
2 Память его - 5-го января.
3 Святые мученики Васс, Евсевия, Евтихий и Василид мученически скончались вместе с 5-ю рабами в Никомидии в 303-м году.

Мученика Захарии (1782).
Святой мученик Захария пострадал за веру Христову от турок в 1782 году в древних Патрах (Пелопонес). Приняв вначале мусульманство, затем он раскаялся и снова обратился к истинной Христовой вере. Скончался растянутым на дереве.

новомученики:

Свщмч. Павла Добромыслова пресвитера (1940).
Священномученик Павел Добромыслов родился в 1877 году в Рязанской губернии в семье священника. Его дед в качестве полкового священника участвовал в войне с Наполеоном 1812 г. Во время Бородинского сражения он с крестом в поднятой руке шел впереди солдат. За мужество, проявленное в этом бою, отец Григорий Добромыслов получил от Александра I дворянство и удостоился серебряной медали. По словам самого отца Павла, стоять и молиться перед Престолом Божиим было заветною мечтою его юности. Отец жены Павла Николаевича был воспитанником помещика Салтыкова, т. к. еще грудным младенцем был единственным, оставшимся в живых во всей деревне, опустевшей из-за холеры, которая свирепствовала в Тверской губернии во времена Крымской кампании, женившимся впоследствии на крестьянской девушке. Так в жене отца Павла соединились классическое образование с народными традициями и простотой в общении

Отец Павел Добромыслов окончил Рязанскую Духовную Семинарию и Московскую Духовную Академию. Служил он в Рязани в Николо-Дворянской церкви. До 1917 года преподавал в Рязанской Семинарии.

В 1918 году протоиерея Павла Добромыслова в качестве заложника арестовали красные войска. В доме священника устроили погром. Уничтожили его библиотеку. Жена отца Павла, Клавдия Алексеевна, побежала к одному большевистскому начальнику с просьбой помочь, освободить, походатайствовать, и получила ответ: «Нельзя, ваш муж - человек образованный, владеет несколькими языками, его любят люди, значит, он может повести за собой народ». Вскоре после отступления белых священника освободили. С 1918 года отец Павел служил настоятелем кафедрального Христорождественского собора и Благовещенской церкви в Рязани. В 1925 году он привлекался к суду, однако дело было прекращено. В семье отца Павла было 6 детей, и он одновременно со служением в храме устроился на работу счетоводом. В 1926 году отца Павла приговорили к 3 годам лагерей. Он был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения. В 1928 году его приговорили к ссылке в Казахстан.

Семью ссыльного священника объявили «лишенцами», что означало лишение всех гражданских прав, в том числе права устроиться на работу, права регистрации по месту жительства, права делать покупки в магазине. Бывшие прихожане приносили семье ссыльного священника продукты. Отец Павел вернулся из ссылки в начале 1930-х годов. Вскоре его снова арестовали и опять отправили на Соловки. В 1936 году он вернулся и продолжил священническое служение в Рязанской области, в селах Солотча и Гавриловское. В 1938 году священника вновь арестовали и приговорили к 8 годам лагерей. Он был отправлен в Карлаг в Казахстане. Будучи в возрасте 60 лет, он работал в лагере на общих работах. Условия заключения и тяжелый труд оказались для него непосильны, и в 1940 году протоиерей Павел Добромыслов скончался в лагере.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Мф. 11, 27-30). "Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас". О, божественного, о любезного, о сладчайшего Твоего гласа! Пойдемте же все вслед зовущего нас Господа! Но наперед надо восчувствовать, что нам трудно и тяжело восчувствовать, то есть, что у нас грехов много, и грехи эти тяжки. От этого чувства родится потребность искать себе облегчения. Вера укажет тогда нам единственное прибежище в Господе Спасителе, и шаги наши сами собою направятся к Нему. Душа, возжелавшая избавиться от грехов, знает, что сказать Господу: "возьми бремя от меня тяжкое, греховное, а я возьму иго Твое благое". И бывает так: Господь прощает грехи, а душа начинает ходить в заповедях Его. И заповеди - иго, и грехи - бремя. Но сличив то и другое, душа находит, что иго заповедей легко, как перо, а бремя грехов тяжело, как гора. Не убоимся же охотно принять иго Господне благое и бремя Его легкое! Так только, а не иначе, можем обрести покой душам нашим.
****************************************************************************************************************************************
Тьма потеряет над нами силу

  "Веруйте в свет, да будете сынами света"
(Ин. 12, 36)

Учитесь так жить, чтобы ваш взор всегда был обращен к свету, Свет же этот - Христос, сказавший: "Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни" (Ин. 8, 12).
Если мы будем ходить в этом свете, то станем сынами света, тьма потеряет над нами свою силу, и мы переселимся "от власти тьмы в Царство возлюбленного Сына Божия" (Кол. 1, 13).
Тогда мы сами будем светильниками, озаряющими мрак скорби в жизни других, и научимся с самых молодых лет творить дела любви, самозабвения, милосердия, сострадания к ближним. И сила света, в нас действующая, не оскудеет и в старости и озарит дни немощи, страдания и минуту перехода в другой мир.
Будем ежедневно воспринимать какое-нибудь слово утешения из Священного Писания, будем хранить в нашем сердце залог радостных, ободряющих мыслей; будем постоянно всматриваться в Евангелие, взирать на светлый образ Христа, и наша душа обратится в живой источник света и радости. Тогда радость в Господе и мир Божий, "который превыше всякого ума" (Флп. 4, 7), будут преобладать в нашей жизни, и мы предвкусим уже здесь, на земле, что "блаженство в деснице Его во век" (Пс. 15, 11).

из истории дня:
В 1864 г. в г. Томске почил старец Федор Кузьмич, почитаемый в народе как Император Александр I
В 1907 г. умер ученый Дмитрий Иванович Менделеев (род. 27 января 1834 г.)
В 1918 г. Совнаркомом принял декрет об отделении Церкви от государства, согласно которому Церковь лишалась прав юридического лица и всего имущества

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=17#p22136
Слава Богу за все!

0

7

Во славу Божию и на пользу ближнего !

3 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Прп. Максима Грека (1556).

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1899.jpg
Максим Грек (в миру Триволис Михаил) (ок. 1475–12.12.1556), святой, православный философ, публицист, переводчик, церковный деятель.

Происходил из аристократической греческой семьи и родился в г. Арте в западной части Греции. В к. XV в. он переехал в Италию, где был близко знаком со многими известными деятелями итальянского Возрождения. Однако идеи гуманизма его не увлекли, наоборот, наибольшее впечатление на него произвели проповеди католического проповедника Дж. Савонаролы. Возможно, под их влиянием Михаил поселяется в доминиканском монастыре Сан-Марко с намерением постричься в монахи. Но и католическая трактовка Христова учения не находит отзыва в его душе. В 1504 он отправляется на Афон, где возвращается в Православие и принимает постриг в греческом Ватопедском монастыре под именем Максима.

В 1518, по запросу вел. кн. Московского Василия III, Максим приезжает в Москву в качестве переводчика. Здесь он поселяется в Чудовом монастыре в Кремле и занимается переводами Толкового Апостола и Толковой Псалтири. Первое время он не владел славянским языком, и поэтому в помощь ему были приданы переводчики Посольского приказа Дмитрий Герасимов и Власий. Максим переводил тексты с греческого на латынь устно, а затем уже его русские помощники делали письменные переводы с латыни на славянский язык.

В н. 20-х Максим заканчивает порученную ему работу и просит разрешения вернуться на Афон. Однако разрешения не было дано, но ему поручают новые переводы и исправления др. книг. В эти же годы он сближается с Вассианом Патрикеевым и активно участвует во внутрицерковной и внутриполитической полемике между нестяжателями и иосифлянами.

В 1525, обвиненный в ереси и даже измене, Максим Грек был осужден и заточен в Иосифо-Волоколамский монастырь, где содержался в тяжелейших условиях при полном запрете на литературную деятельность.

В принципе большинство обвинений были несправедливы. «Измена» сводилась к тому, что Максим Грек общался в Москве с турецким послом. «Еретические» фразы, найденные в некоторых переведенных им текстах, тоже были вполне объяснимы. С одной стороны, Максим еще не овладел в полной мере славянским языком, отчего возникали различные недоразумения. С др. стороны, он, воспитанный в духе традиционного византийского (греческого) Православия, обнаружил в славянских книгах многие несоответствия византийской ортодоксии. Следовательно, и русское православное вероучение, в результате многовекового самостоятельного развития, к XVI в. уже существенно отличалось от греческого. Попытки же Максима Грека ликвидировать эти несоответствия были восприняты Русской церковью и русскими светскими властями как покушение на православные догматы и на независимость России. Между прочим, в этом заключалась и одна из причин нежелания выпускать Максима из России — он слишком много узнал, и власти опасались, что, вернувшись на Афон, Максим Грек мог повлиять на формирование негативного отношения к России во всем православном мире.

В 1531 Максим Грек был осужден вторично, теперь уже вместе с Вассианом Патрикеевым, причем к старым обвинениям добавились обвинения в волшебстве и чернокнижии, а также в нестяжательстве и непочитании русских монахов-чудотворцев, чьи обители владели землями. По сути дела, лишь обвинение в нестяжательстве имело под собой почву — Максим Грек и в самом деле говорил и писал о пользе нестяжания. Его же сотрудничество с Вассианом Патрикеевым послужило для иосифлянского руководства Церкви и прежде всего для митр. Даниила, лишним доказательством «вины» Максима Грека.

Церковный суд признал его виновным по всем пунктам, но условия наказания смягчили, — он был переведен в Тверской Отрочь монастырь. В 40-е, после низложения митр. Даниила, Максиму Греку даже вернули часть его архива, конфискованного еще при первом аресте, и он приступил к составлению собрания своих сочинений.

В 1547–48 при новом государе Иване IV после многократного заступничества вселенских патриархов (александрийского и константинопольского) и, видимо, новых советников царя из «Избранной Рады», Максима Грека перевели в Троице-Сергиев монастырь. Однако окончательного своего освобождения он так и не добился.

Творческое наследие Максима Грека более чем обширно – сегодня известно более 150 его сочинений. Прежде всего Максим Грек прославился как переводчик. Он осуществил новые переводы Толковой Псалтири, Толкового Апостола, отдельных книг Священного Писания и толкования на них. Из святоотеческой литературы — отдельные труды Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, кроме того, фрагменты из византийской энциклопедии X в. Лексикона «Свиды».

Как самостоятельный православный мыслитель и философ, Максим Грек является автором большого числа различных сочинений. Но, к сожалению, его творчество еще ждет своего подробного исследования. Лишь в прошлом веке в Казани дважды выходило 3-томное собрание его сочинений, однако оно не соответствует современным научным требованиям. В последние же годы изданы только отдельные произведения Максима Грека.

В отличие от большинства своих русских современников Максим Грек получил систематическое философское, богословское и филологическое образование. Знание языков позволило ему читать в подлинниках труды античных философов, из которых он более всего почитал Платона, Сократа и Аристотеля. Из святоотеческой литературы он отмечал сочинения Аврелия Августина и, в особенности, Иоанна Дамаскина, которого называл «Дамасково солнце».Уровень и глубина знаний, широта кругозора, систематичность мышления высоко поднимали Максима Грека в глазах окружающих. Поэтому он пользовался большим авторитетом при разрешении различных религиозно-философских вопросов.

Максим Грек высоко оценивал значение философии: «Философия без умаления есть вещь весьма почитаемая и поистине божественная…» Однако, следуя давней святоотеческой традиции, он подчеркивал двойственную природу философии. С одной стороны, философия «о Боге и правде Его и всепроникающем непостижимом промысле Его прилежнейше повествует…» С др., — философия «не все постигает, поскольку не причастилась божественному вдохновению, как Божии пророки». Поэтому Максим Грек разделяет философию на «внутреннюю и внешнюю».

Первая непосредственно связана с православным богословием, вторая — это западно-европейская католическая схоластика, а также светская, чаще всего языческая мудрость. И если «внутреннюю» философию, ведущую к познанию Бога, Максим Грек признает полностью, то «внешняя» философия, по его мнению, может использоваться лишь в ограниченных пределах. Ведь, по его убеждению, католики-схоласты, «философией суетного прельщения смущаемые», христианское богословие «подгоняют к аристотелевскому учению» и тем самым «отходят от божественного закона». Следовательно, «внешняя» философия годна лишь к «выработке правильной речи» и «исправлению мышления».

«Внутренняя» же философия «целомудрие, и мудрость, и кротость восхваляет, и всякое иное доброе украшение нрава как закон полагает, и порядок в обществе наилучший устанавливает, и, в целом говоря, всякую добродетель и благодать в этой жизни вводит». Человек, овладевший мудростью «внутренней» философии становится примером для др.: «С такими подобает общаться и нам постоянно, как истины и благочестия наставниками, от них собирая лучшее и то, что способствует нашему благочестию». Более того, роль истинного мудреца-философа настолько высока в обществе, что Максим Грек писал: «Более мне представляется в этой жизни творящим благо философ муж, нежели царь справедливый».

Вполне естественно, что важнейший мировоззренческий вопрос, волновавший Максима Грека, вытекал из христианского вероучения — как спастись? Что нужно сделать человеку в земной жизни, чтобы заслужить посмертного спасения и вечной жизни?

В своих ответах на этот вопрос Максим Грек вполне традиционен. Смысл человеческой жизни он видел в том, что каждый человек должен всячески ограждать себя от искушений, крепить волю и разум, развивать свои нравственные достоинства. Символ цельности человека — его сердце, в которое Господь закладывает нравственные законы. Именно нравственные усилия позволяют «мысль от плоти обуздати», т. е. победить «плотские искушения». Нравственная чистота непосредственно связана с «чистотой ума», ведь именно «ум», по убеждению Максима Грека, является «кормчим души» и помогает душе избегать «прельщения» «суетным мудрствованием плотолюбцев».

Чистота сердца и ума позволяют человеку познать евангельскую любовь, которая «превыше всего». Идея любви занимает важнейшее место в миропонимании Максима Грека. Он неоднократно говорит о том, что самое главное для человека — это иметь «дарованный Богом дар совершенной любви к Всевышнему и к ближним своим, с которой соединена Богом украшенная и Богом созданная милость ко всем нуждающимся в милости и помощи». В одном из посланий он писал: «И я ведь всеми силами и всей душой… любви возжелал…»

Как видно, в своих главных религиозно-философских установках Максим Грек был близок к нестяжателям. Близкими оказались их понимание и самого нестяжания — Максим неоднократно писал о том, что монастыри не должны владеть собственностью, ибо обладание богатством мешает инокам избегать мирской суеты и тем самым исполнять свой иноческий подвиг. Иначе говоря, в трактовке Максима Грека, нестяжание — это обязательное условие истинного служения Господу. Несколько раз в своих произведениях он повторяет слова ап. Павла о том, что «корень всех злых сребролюбие…» Поэтому он призывает всех «жить нестяжанием». Ведь душа, порабощенная стяжанием, «загорается яростью». И наоборот, душа укрощается «нищетою последней» и «нестяжательским житием».

Соблюдение истинности православного вероучения — это вообще одна из главных тем Максима Грека. Именно поэтому много места в его творчестве занимают труды, направленные против латинян, схоластической философии, астрологии и т. д. Одна из работ — «О фортуне» — посвящена критике протестантского и гуманистического понимания понятия «судьба». Сторонник полной предопределенности бытия, изначально устроенного Божиим Промыслом, он резко выступает против возможностей «угадать» судьбу, и уже тем более — против попыток изменять ее по собственной воле. В этом отношении Максим Грек проявляет себя истинным последователем византийской ортодоксии. Многократно он писал и о вредности «латинской веры».

Византийское воспитание Максима Грека сказалось и на его понимании взаимоотношений светской и духовной властей. В основе этих взаимоотношений лежала идея социальной гармонии, «богоизбранного супружества» Церкви и светской власти. Особое внимание он уделял роли государя.

В посланиях, написанных Ивану IV, Максим Грек рисует образ «царя истинна» который «правдою и благозаконием» устраивает справедливый порядок в государстве, достигая гармонии интересов разных социальных слоев общества. Царь, сам полностью проникнутый христианской любовью, должен также любовно управлять своими подданными, но обязательно с помощью «добрых советников». Роль «добрых советников» оговаривалась специально, ибо, понимая грешную природу человека, Максим Грек считал, что без таковых государь может оказаться во власти страстей. Причем сами эти «добрые советники» в духовном смысле стоят даже выше царя. Максим Грек писал: «Более мне представляется в этой жизни творящим благо философ муж, нежели царь справедливый».

Главной задачей Максим считает обязанность государя обуздывать самого себя от страстей и греховных помыслов — даже слово «самодержец» он трактует, как умение царя держать самого себя в руках. А из греховных страстей Максим Грек выделяет 3 — «сластолюбие, славолюбие и сребролюбие». Причем вновь, в соответствии со словами ап. Павла, Максим пишет, что именно «сребролюбие» есть главный порок: «Аще всем убо злым корене сребролюбию отрасль люта...»

Конечно же, уровень и глубина знаний, широта кругозора, систематичность мышления высоко поднимали Максима Грека в глазах окружающих. Уже при жизни он, находящийся в заключении, почитался многими как непререкаемый авторитет в решении многих богословских вопросов. Многие идеи Максима оказались близки русским мыслителям, а учение Максима Грека оказало большое влияние на развитие религиозно-философской мысли России. О нем писал Андрей Курбский, Артемий Троицкий, к нему за советом приезжал Иван Грозный.

Однако Максим оставался греком, сторонником единой Церкви и потому нередко он выступал не в интересах русского государства. Так, он критически относился к независимости (автокефальности) русской Церкви и не мог признать того факта, что русские митрополиты перестали спрашивать санкцию на свое поставление у константинопольского патриарха. Одно из обвинений, которое было предъявлено Максиму, гласило, что он не признавал святости многих уже канонизированных русских святых — святителей Петра, Алексия, Иону, прпп. Сергия, Варлаама, Кирилла, Пафнутия — за то, что они «держали волости, села, людей, собирали пошлины и оброки, имели богатства» и потому «им нельзя быть чудотворцами».

Не признал Максим и того, что в сер. XVI в. Россию стали именовать «Третьим Римом». Для Максима Константинополь, несмотря на разорение турками, оставался единственной столицей истинного Православия. И даже прославляя «всеименитую Москву», он не может признать за ней особой святости, тем более именования ее «Новым Иерусалимом», ибо святой Иерусалим — это один город на земле. При этом он отрицает чрезмерное восхваление, приводящее к утере блага: «…Яко же паче достоинства почитати некоего или человека, или град, или страну, досаду паче, а не славу ни похвалу прилагает». Более того, он всячески пытался побудить русского великого князя к тому, чтобы вернуть Византии былое могущество, убеждая его освободить земли «новаго Рима, тяжце волнуема от безбожных агарян».

Вполне возможно, именно из-за этих воззрений официальная Церковь довольно долгое время сохраняла к памяти Максима Грека очень осторожное отношение. А в то же время его идеи да и сама фигура опального мудреца стали очень популярны в старообрядческой среде, в которой постоянно переписывали его сочинения.

Канонизирован Русской православной церковью в 1988. День памяти 21 янв.
Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru

Тропарь преподобного Максима Грека
глас 8

Зарею Духа облистаем,/ витийствующих богомудренно сподобился еси разумения,/ неведением омраченная сердца человеков светом благочестия просвещая,/ пресветел явился еси Православия светильник, Максиме преподобне,/ отонудуже ревности ради Всевидящаго/ отечества чужд и странен, Российския страны был еси пресельник,/ страдания темниц и заточения от самодержавнаго претерпев,/ десницею Вышняго венчаешися и чудодействуеши преславная./ И о нас ходатай буди непреложен,// чтущих любовию святую памятъ твою.

Кондак преподобного Максима Грека
глас 8

Богодухновенным Писанием и богословия проповеданием/ неверствующих суемудрие обличил еси, всебогате,/ паче же, в Православии исправляя, на стезю истиннаго познания наставил еси,/ якоже свирель богогласная, услаждая слышащих разумы,/ непрестанно веселиши, Максиме досточудне,/ сего ради молим Тя:/ моли Христа Бога грехов оставление низпослати// верою поющим всесвятое твое успение, Максиме, отче наш.


Прп. Максима исп (662)

http://s54.radikal.ru/i145/1002/2a/fd1e0e4f10f2.jpg
Великий не только по имени1, но и по жизни, преподобный Максим, родился в великом царственном городе Константинополе. Происходя от высокопоставленных и благочестивых родителей, он получил серьезное научное образование. Он основательно изучил философию и богословие, достиг высшей славы своею мудростью и был уважаем даже в царских палатах. Царь Ираклий2, видя его разум и праведную жизнь, почтил его, помимо его воли, званием первого своего секретаря и включил его в число своих советников. Преподобный Максим пользовался любовью и уважением среди придворных и был весьма полезен всему царственному городу.

В это время возникла ересь монофелитов, признававших в Христе Господе нашем только одну волю и одно хотение3. Развилась эта ересь из прежде бывшей евтихианской ереси, которая безрассудно признавала во Христе одно только естество, вопреки православному исповеданию, требующему признавать в Господе нашем, воплотившемся Боге, два естества и две воли, два хотения и действия, особенные для каждого естества, но соединенные в одном Лице Христовом, ибо Христос есть Бог, не на два лица разделяемый, но в двух естествах неслитно познаваемый. Защитниками и распространителями ереси монофелитов были вначале: Кир, патриарх александрийский, Сергий константинопольский4 и даже сам царь Ираклий, увлеченный ими в эту ересь. Созвав поместные соборы, Кир - в Александрии, а Сергий - в Константинополе, они утвердили эту ересь, повсюду разослали свое постановление и совратили весь Восток. Один только Святой Софроний, патриарх иерусалимский5, противился ереси, не принимая лжеучения. Блаженный Максим, видя, что ересь проникла и в царские палаты и совратила самого царя, стал опасаться, как бы и ему не совратиться в ересь по примеру многих. Поэтому, он оставил свое звание и всю славу мирскую и пошел в монастырь, отстоявший далеко от города, по название Хрисопольский6, где и стал иноком, предпочитая "быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия" (Пс.83:11).7 Там, спустя несколько лет, он за свою добродетельную жизнь был избран настоятелем (аввой).

Между тем патриарх Сергий внушил царю Ираклию написать исповедание их неправой веры. Это последнее, исполненное монофелитской ереси, царь назвал "экфесис", то есть изложение8, и повелел всем так веровать в своем государстве, вследствие чего Церковь Христова была раздираема смутою. Авва Максим, видя, какую смуту переживали церкви в Константинополе и по всему Востоку, и как множились и укреплялись еретики, между тем как православие умалялось и было колеблемо бурею гонения, скорбел духом, воздыхал и много плакал. Услышав же, что на Западе эта ересь не нашла последователей и совершенно отвергнута, так как папа римский Северин9 не принял царского "изложения", а преемник его на римском престоле, папа Иоанн10, предал на соборе это "изложение" анафеме, блаженный Максим оставил свой монастырь и пошел в западные страны. Он хотел найти себе приют в старом Риме, так как жить в Иерусалиме не было возможности по случаю нападения на Палестину сарацин11. В Рим он пошел, предпочитая жить с православными, твердо хранившими веру. Направляясь туда, он посещал в лежавших ему на пути городах африканских епископов и, беседуя с ними, утверждал их в вере, научал, как избежать коварства противников и как избавиться от их хитросплетенных сетей12; к некоторым же, находившимся далеко, он посылал письма, поучая правоверию и убеждая всячески остерегаться ереси.

В это время умер Сергий, патриарх константинопольский, а место его занял Пирр, приверженец той же ереси13; равным образом умер и Кир, патриарх александрийский, а затем скончался и сам царь. Однако, ранее своей кончины, видя, что многие великие и святые архиереи и богомудрые отцы не только отвергают его изложение веры, но и предают его анафеме, царь сильно устыдился и повсеместно известил, что это - не его исповедание, а прежде бывшего патриарха Сергия, который сам написал "изложение" и только убедил царя подписать его. Когда умер царь Ираклий, преемником ему был сын его Константин14, но и тот, процарствовав только четыре месяца, умер, тайно отравленный своею мачехою Мартиною, которая, при содействии и патриарха15, возвела на престол своего сына Ираклиона. Но, спустя шесть месяцев, против Ираклиона восстали все сановники; схватив его, они отрезали ему нос, равно как и матери его Мартине, и затем с позором изгнали их в ссылку. На престол же они возвели сына Константина, внука Ираклия, по имени Констанса, от которого впоследствии родился Константин прозванный Погонатом16. По воцарении Констанса, тогдашний константинопольский патриарх Пирр, единомышленник Мартины, по народному мнению вместе с нею отравивший сына Ираклия - Константина, отца новопоставленного царя Констанса, сильно испугался и, самовольно сложив с себя патриарший сан, бежал в ссылку в Африку. После него занял константинопольский патриарший престол Павел17, также еретик-монофелит. Тою же ересью увлекся и царь, и стал великим ее поборником и распространителем.

Когда преподобный оставался в Африканской стране, прибыл туда Пирр, патриарх константинопольский, который бежал со своего престола, и, обходя города, совращал православных в свою ересь. Много вреда причинил бы он там Христовой Церкви, если бы не имел противника себе в лице преподобного Максима, встречаясь с которым, он по целым часам состязался в прениях о вере. Епископы африканские по необходимости должны были собираться в Карфаген, чтобы послушать прения обоих о вере, так как этого желал патриций18 Григорий, правитель той страны. Когда составился собор и начались прения, богомудрый Максим победил Пирра, опровергнув его доводы на основании божественных книг и догматов святых отцов19. Он доказал, что как во Христе Боге два естества, так должны быть в Нем и две воли, два хотения и действования, - нераздельный, однако, в одном лице. Побежденный в споре, Пирр присоединился к православным и был принят Церковью с любовью и почетом, с титулом патриарха. Тогда же он составил и книгу православного исповедания. Затем он пошел в Рим к папе Феодору, который был преемником Иоанна. Папа принял его с почетом, как православного константинопольского патриарха. Когда в Константинополе распространился слух, что Пирр присоединился к православным, то сонмище еретиков омрачилось завистью. Сочинив ложный разсказ, они распространили в народе слух, будто бы африканские епископы и папа принудили Пирра, помимо его воли, присоединиться к единомыслию с ними. Этот слух дошел до самого царя. Царь тотчас послал в Италию одного своего сановника, еретика, по имени Олимпия, чтобы он снова обратил Пирра к монофелитскому исповеданию. Олимпий, прибыв в Италию, остановился в городе Равенне20 и, вызвав к себе из Рима Пирра, убедил его вернуться к прежней ереси. Пирр же, уподобившись псу, возвращающемуся на свою блевотину, стал достоин анафемы, которой и был впоследствии предан святыми отцами вместе со своими единомышленниками.

В это же время царь Констанс, по внушению константинопольского патриарха, еретика Павла, написал, подобно деду своему Ираклию, составившему "изложение", - свое исповедание веры, исполненное ереси, и, назвав его типосом (образцом), разослал повсюду, повелевая так веровать21. Этот образец веры дошел до Рима, когда папа Феодор был уже на смертном одре. После его кончины преемником ему был блаженный Мартин. Царь желал, чтобы и новопоставленный папа принял написанный им типос веры, но папа отверг его, говоря:

- Если бы и весь мир захотел принять это новое учение, противное православию, я не приму его и не отступлю от евангельского и апостольского учения, а равно и от преданий святых отцов, хотя бы мне пришлось претерпеть смерть.

Святой Максим, авва Хрисопольского монастыря, находясь в это время в Риме22, советовал блаженному папе Мартину созвать поместный собор и осудить соборно царское исповедание, названное "типосом", как еретическое и противное учению Христовой церкви. Так и было сделано23. Папа, созвав своих епископов, числом сто пять, в среде коих был и авва Максим, предложил на обсуждение заблуждения Кира, Сергия, Пирра и Павла, а равно и царское еретическое исповедание, - предал лжеучения анафеме и написал повсеместно ко всем верующим, утверждая их в православии, разъясняя еретические заблуждения и предостерегая всячески беречься этих последних. Царь, услышав об этом, исполнился гнева и необычайной ярости и послал в Италию своего наместника Феодора Каллиопу, поручив ему захватить папу Мартина - после возведения на него обвинений: будто он вступил в соглашение с сарацинами, научая их вторгнуться в греко-римское царство и идти войною против царя, - будто веру, преданную св. отцами, он неправо содержит, а равно и хулит Пречистую Богоматерь. Прибыв в Рим, царский наместник публично возводил на папу эти обвинения. Блаженный Мартин, не будучи виновен ни в одном, возводимом на него преступлении, защищался против злонамеренной клеветы.

- С сарацинами, - говорил он, - я никогда не вступал в какое-либо, соглашение, а только посылал милостыню православным братьям, живущим среди сарацин в крайней бедности и убожестве. Если же кто не почитает Пречистую Богоматерь, не исповедует ее и не поклоняется ей, тот да будет проклят в нынешнем веке и в будущем. Веру же святую, преданную святыми апостолами и святыми отцами, не мы, а иначе мудрствующе, неправо сохраняют".

Царский наместник, не слушая оправданий папы, признал его виновным во всем, присоединив еще и то, будто он незаконно взошел на престол. После этого он ночью тайком захватил папу, при помощи военной силы, и отправил его к царю. Папа был заточен в Херсонесе, где и скончался24.

Несколькими днями ранее захвата папы, был схвачен в Риме преподобный Максим вместе с учеником своим Анастасием и в оковах был отправлен в Константинополь. Это было сделано по царскому повелению, ибо царь знал, по чьему совету и внушению был созван собор для осуждения монофелитов и его послания. Когда преподобный прибыл водным путем в Византию, к нему явились посланные царем мужи, уже в самом взоре обнаруживавшие сильную неприязнь. Они безстыдно схватили преподобного, босого и без одежды, скованного узами, и влачили его по улицам, в сопровождении огорченного ученика его. Приведши его в одно темное помещение, они заперли его одного, не дозволив быть с ним его ученику, которого заключили особо в темнице. Спустя несколько дней, преподобный был приведен для допроса в царский дворец, в полное собрание сената, однако, без царя во главе. Когда он вошел туда, взоры всех, исполненные злобы и неприязни, устремились на него. Снять допрос было поручено одному из сановников, казнохранителю25. Это был муж способный к обильному словопрению, красноречивый, хорошо умевший излагать ложные обвинения и превращать правду в неправду; в искажении же истины он был сведущ больше всех. Какой только злобы и безстыдства он не показал, каких упреков и оскорблений он не нанес. Он не постыдился ни почтенной старости святого, который имел тогда более семидесяти лет от рождения, не смутился пред благодатью, сиявшею в его взорах, не пощадил ни кроткого и степенного, открытого и любвеобильного характера, ни звания преподобного. В то время как неправедный обвинитель говорил на неповинного многое, нисколько не соответствовавшее ни истине, ни здравому смыслу, и обнаруживал в своем многословии злонамеренную хитрость, дерзость и лукавство нрава, он проявлял тем самым во всех своих речах величайшее безстыдство и неразумие. Конечно, он не мог отвечать основательно на убедительные, исполненные кротости и благоразумия, возражения преподобного, а только проявлял в своих речах безрассудство и сбивчивость, а потому и был побеждаем. В частности, что тогда было сказано и сделано, какие обвинения возлагались на неповинного, как лживые люди старались представить свою неправду под видом истины, - это описал подробно ученик преподобного Максима, другой Анастасий, бывший апокрисиарием26 римской церкви. Мы приведем здесь на память немногое из его обширного повествования.

Как только беззаконный обвинитель, по званию казнохранитель, стал пред лицом святого, он тотчас начал поносить его незлобивого бранными словами и стращать угрозами, называя его безсовестным, предателем отечества, врагом царю, и приписывать ему все постыдное и преступное. Когда же Святой спросил обвинителя, почему он возводит на него такие обвинения и в каком предательстве упрекает, - сановник возвел на него возмутительную клевету и представил заведомо ложных свидетелей. Он упрекал преподобного, будто он многие великие города предал варварам: так, отторгнув от родных пределов Александрию, весь Египет и Пентаполь27, он присоединил их к владениям сарацин, к которым был дружески расположен и доброжелателен. Святой разъяснил, что возводимое на него обвинение ложно и достойно смеха.

- Какое мне дело, иноку, - говорил он, - до завоевателей городов, и мог ли я, как христианин, иметь общение с сарацинами? Напротив, я всегда желал только одного полезного для христианских городов.

Но безстыдный клеветник обратился к иным видам лжи, сплетая их, как какие-либо сновидения, и, возвышая до неприличия голос, кричал, будто блаженный Максим хулил восточного царя, называя более достойными почета царей западных. При этом он ссылался на лжесвидетелей. Преподобный, тяжко вздохнув, сказал на это:

- Благодарю Бога моего за то, что я предан в ваши руки и терплю истязания за несправедливые вины, чтобы очистить ими свои вольные согрешения и пороки моей жизни. Но, чтобы ответить кратко на ваши ложные обвинения, спрошу вас, прежде всего: от меня ли самого вы слышали ту хулу на царя, о которой говорите, или иной кто-либо сказал вам о ней?

Они ответили:

- Мы слышали от других, слышавших это из уст твоих.

Когда же Святой просил призвать их, чтобы они засвидетельствовали лично, обвинители сказали, что их уже нет в живых.

Святой сказал на это:

- Если вы говорите, что те, которые слышали хулу из уст моих, уже умерли, то почему вы не привлекли меня к допросу раньше, когда они еще были живы? Тогда и вы освободились бы от излишнего труда, и я понес бы наказание за явную вину. Но достоверно одно: как ложны ваши клеветы, возводимый на меня, так и те, которые привлекли меня к суду, не имели пред очами своими Бога, испытующего сердца человеческие. Да не буду я достоин видеть пришествие Господне и перестану называться христианином, если когда-либо я даже помыслил то ложное сновидение28, выдуманное вами, или рассказал его пред кем-либо, или слышал от кого!

Тогда призвали одного лжесвидетеля, по имени Григория, который утверждал. что слышал в Риме, как ученик Максима Анастасий называл царя "попом", а этому научился он у своего учителя Максима. Святой Максим, возражая против Григория, мужественно опроверг его лживую клевету. Он говорил:

- Когда Григорий был в Риме, то вел с нами беседу только о единоволии, предлагая нам принять догматическое сочинение, названное "типосом". Но на это мы ответили отказом, предпочитая полезное душам нашим. Того же, что вы говорите теперь, ни я не знаю, ни ученик мой никогда не говорил, - в этом Бог свидетель! Однако, я помню, как я говорил тогда, не ученику своему, а самому Григорий следующее: исследовать и определять догматы веры есть дело священнослужителей, а не императоров, потому что им предоставлено и помазывать царя и возлагать на него руки, и совершать таинство Евхаристии, и предстоять алтарю, и совершать все прочие Божественные и величайшие таинства. Вот что я говорил тогда и ныне говорю. Припомнить эти мои слова не откажется и сам Григорий, а если бы отказался, то отказался бы от самого себя. За все это пусть всякий или обвинит, или оправдает меня пред судом.

Не зная, что делать, обвинители, надеявшиеся на силу лжесвидетельства, вывели преподобного вон из собрания. Затем был введен ученик его Анастасий. Последнего они старались смутить строгими речами и резкими угрозами, убеждая его, чтобы он подтвердил клевету на учителя своего. Они вынуждали его засвидетельствовать, будто учитель его жестоко обращался в Риме с Пирром, когда состязался с ним о вере. Анастасий мужественно утверждал, что учитель его не только не сделал никакого зла Пирру, но и обращался с ним с особенным почтением. За такое прямодушие они начали бить Анастасия кулаками по шее, по лицу и по голове, желая, таким образом, победить истину насилием, - а затем отправили его в прежнюю темницу. После этого, не довольствуясь прежним ложным обвинением и пристрастным допросом, они снова призвали святого Максима и покушались победить его твердость новою клеветою. Клевета состояла в том, будто бы Святой Максим был последователем учения Оригена29 и соглашался с ним во всем. Святой легко и свободно опроверг их ложные обвинения, как совершенно бездоказательные. Об Оригене он выразился, как об отлученном от общения с Христом и с христианами, а последователей его учения признал достойными суда Божьего. Тогда они снова стали допрашивать святого Максима о Пирре и о тех причинах, по которым он отделился от Константинопольского патриарха и не желает вступить с ним в общение. Испытывали они святого и другими вопросами, предлагали ему принять царский "типос" и относиться к последнему с особенным почтением, как к совершеннейшему и обязательному догматическому изложению веры. Святой возражал им, а они досаждали ему многими резкими упреками. Однако, видя себя побеждаемыми преподобным Максимом во всех своих спорах и запутывающимися в собственных сетях, они распустили собрание и поспешно отправились к царю, чтобы засвидетельствовать непобедимое мужество Хрисопольского аввы.

- Максим, - говорили они, - непобедим в речах, и никто не может убедить его, чтобы он стал нашим единомышленником, - даже если бы кто-либо стал его мучить!

После этого преподобный опять был посажен в темницу. Спустя немного времени, пришли к нему другие собеседники, полагая, что если часто с ним состязаться и устрашать его грозными словами, то гораздо скорее можно будет склонить его к своей вере. Пришедшие заявили, что они посланы патриархом, и затем стали спрашивать святого:

- Какой ты церкви: Византийской, или Римской, Антиохийской, Александрийской, или Иерусалимской? Ибо все эти церкви с подчиненными им областями находятся в единении. Посему, если и ты принадлежишь к кафолической церкви, то немедленно вступи в общение с нами, - если только не желаешь подвергнуться тяжкому изгнанию и испытать то, чего не ожидаешь".

На это праведный муж весьма разумно ответил им:

- Христос Господь назвал кафолическою церковью ту, которая содержит истинное и спасительное исповедание веры. За это исповедание он и Петра назвал блаженным, и на нем обещал основать вселенскую церковь30. Однако, я хочу узнать содержание вашего исповедания, на основании которого все церкви, как вы говорите, вступили в общение. Если оно не противно истине, то и я не отступлю от него.

Послы ответили ему:

- Хотя нам и не поручено говорить с тобою об этом, однако - скажем. Мы исповедуем во Христе два действия по причине различия естеств и одно действие вследствие соединения обоих естеств в одном Лице.

Святой сказал на это:

- Если вы говорите о двух действиях, что они сделались единым действием вследствие соединения естеств в одном Лиц, то значит, кроме тех двух действий, вы признаете еще новое, третье действие, слиянное, или Богочеловеческое.

- Нет, - ответили послы, - мы признаем два действия, а говорим об одном по причине соединения их.

Святой возразил на это:

- Вы сами создаете себе шаткую веру и исповедуете, что Бог может существовать, не имея бытия. Ибо, если вы сольете два действия в одно, по причине соединения естеств в одном Лице, и затем разделите единое действие на два, по причине различия естеств, тогда не будет ни единства, ни двойства действий, так как двойство единением и единство раздвоением взаимно исключаются; мало того, эти ухищрения делают совершенно недействительным то, в чем пребывают действия (т. е. Богочеловечество), - даже вовсе устраняют его, как не имеющее свойственного ему по природе такого обнаружения, которое не могло бы быть ни отнятым у естества, ни измененным. В противном случае естество, как не проявляющее себя в сродных, ему действиях, по разумению святых отцов, лишилось бы всего бытия31. Но этого я признать не могу, и не научился от святых отцов так веровать. Вы же, как имеющие власть, делайте со мною, что вам угодно.

Они, не зная, что возразить на это, сказали, что неповинующийся им должен подлежать анафеме и принять положенную ему смерть. Святой кротко и смиренно отвечал:

- Да совершится на мне воля Божья во славу святого имени его.

Тогда послы отправились к патриарху и передали все, сказанное преподобным. Царь, посоветовавшись с патриархом, как некогда Пилат с иудеями, осудил святого на изгнание в небольшой городок, находившийся во Фракии, по имени Визию32. Равным образом и ученика его Анастасия они послали в заточении на далекую окраину Греческого царства, в одно весьма суровое место, называемое на варварском языке Перверою33. Тоже было сделано и с другим учеником преподобного, также Анастасием, бывшим некогда в Риме апокрисиарием, который впоследствии написал житие преподобного Максима. Его сослали в Месемврию34, город во Фракии.

В это же время был привезен в Царьград блаженный Мартин, папа Римский, и после многих страданий сослан в заточение в Херсонес35. Еще ранее его ссылки, когда он находился в Константинополе, умер Павел, патриарх константинопольский. После него был поставлен патриархом упомянутый выше Пирр36, но и тот, спустя четыре месяца, скончался. Тогда на патриарший престол вступил Петр37, упорный последователь той же монофелитской ереси.

Прошло много времени, и снова были посланы от имени царя и патриарха Петра к святому Максиму почтенные мужи: Феодосий, епископ Кесарии Вифинской38 и два консула - Павел и Феодосий, чтобы обратить его к своему единомыслию. Они употребили к обращению святого много разнообразных способов, то льстя преподобному, то угрожая, то испытуя его в вере, то вопрошая. Когда они явились вместе с визийским епископом и повелели святому сесть, епископ Феодосий обратился к нему со словами:

- Как поживаешь, господин, авва Максим?

Он отвечал:

- Так, как Господь от Века предузнал и предопределил обстоятельства моей жизни, сохраняемой его промыслом.

Феодосий возразил на это:

- Как так? Разве Бог от века предузнал и предопределил деяния каждого из нас?

Святой отвечал:

- Бог предузнал наши помышления, слова и деяния, которые зависят от нашей воли; предуставил же и предопределил то, что должно случиться с нами, но что находится уже не в нашей власти, а в его Божественной воле.

Епископ Феодосий спросил:

- Что же находится в нашей власти и что не в нашей?

Святой Максим ответил:

- Все это ты знаешь, господин мой, и, только испытывая меня, раба своего, вопрошаешь.

Епископ сказал на это:

- Воистину, я не знаю этого, и хочу уразуметь, какое различие между тем, что состоит в нашей власти и что не состоит и как одно относится к Божественному предведению, а другое к предопределению?

Преподобный Максим ответил:

- Все наши добрые и дурные дела зависят от нашего произволения; не в нашей же власти - наказания и бедствия, случающиеся с нами, а равно и противоположное им. В самом деле, мы не имеем власти над изнуряющею нас болезнью, или над здоровьем, но только над теми условиями, которые причиняют болезнь, или сохраняют здоровье. При этом, как причиною болезни служит невоздержание, а воздержание служит условием доброго здоровья, - так и соблюдение заповедей Божьих служит условием достижения Царства Небесного, а несоблюдение их - причиною ввержения в геенну огненную.

Епископ сказал ему:

- Зачем ты мучаешь себя этим изгнанием, совершая достойное такого бедствия?

- Молю Бога, - ответил Святой, - чтобы Он, наказывая меня: тем бедствием, простил мне грехи, сделанные преступлением святых его заповедей.

Епископ возразил на это:

- Не для испытания ли со многими случаются беды?

- Искушаемы бывают святые, - отвечал преподобный, - чтобы обнаружились для всех их тайные добродетели, как это было с Иовом и Иосифом. И подлинно, Иов был искушаем ради обнаружения никому неизвестного в нем мужества, а Иосиф подвергся напасти, чтобы стали явными его целомудрие и воздержание, соделывающие человека святым. Да и каждый из святых, если недобровольно страдал в этом Мире, то страдал для того именно, чтобы попускаемыми ему от Бога бедствиями победить гордого отступника, дьявола - змея; самое терпение в каждом святом было следствием искушения.

На это епископ Феодосий сказал:

- По истине, хорошо и поучительно ты говоришь, и я хотел бы о подобных вещах всегда беседовать с тобою, - но так как я и спутники мои, почтеннейшие патриции, пришли к тебе, несмотря на громадное расстояние, ради другого дела, то просим тебя: прими то, что мы предложим тебе, и доставь радость всей вселенной.

- Что именно, господин мой? - спросил Святой. - Да и кто я такой, и откуда я, чтобы мое соизволение на ваше предложение могло обрадовать весь мир?

Епископ сказал:

- Как непреложны истины Господа моего Иисуса Христа, так и то, что я буду говорить тебе, а равно и сотрудники мои, уважаемые патриции, - мы слышали непосредственно от нашего патриарха и благочестивого царя.

- Скажите же, господа мои, - ответил Святой Максим, - чего вы хотите, и что вы слышали?

Тогда Феодосий стал говорить:

- Император и патриарх, прежде всего, желают узнать от тебя: почему ты удаляешься от общения с Константинопольским престолом?

Святой Максим ответил:

- Вы знаете нововведения, принятые шестого индикта истекшего круга39. Они начались в Александрии чрез обнародование Киром, бывшим там патриархом, девяти глав, одобренных и утвержденных Константинопольским престолом. Выли и иные изменения и дополнения (экфесис и типос), искажающие соборные определения. Эти нововведения были сделаны первыми представителями Византийской церкви - Сергием, Пирром и Павлом - и известны всем церквам. Вот причина, по которой я, раб ваш, не вступаю в общение с Константинопольскою церковью. Пусть будут уничтожены в Церкви эти соблазны, введенные упомянутыми выше мужами, - пусть будут устранены введшие их и - очистится путь спасения от преград, и вы пойдете тогда гладким путем евангелия, очищенным от всякой ереси! Когда же я увижу Константинопольскую церковь такою, какою она была прежде, тогда и я обращусь к ней, как был и раньше ее сыном, и вступлю в общение с нею без всякого увещания человеческого. Пока же в ней будут еретические соблазны и еретики архиереи, никакое слово, или дело, не убедит меня, чтобы я когда-либо вступил в общение с ними.

- Но что же худого, - спросил епископ Феодосий, - в нашем исповедании, что ты не хочешь иметь общения с нами?

Святой Максим ответил:

- Вы исповедуете, что было одно действие у Божества и человечества Спасителя, - между тем, если доверять святым отцам, утверждающим, что у кого есть одно действие, у того и естество одно, то вы исповедуете Святую Троицу, не как Троицу, а как четверицу, как будто воплощение было единосущным Слову и отступило от тожества с человеческим естеством, которое есть у нас и было у Пречистой Девы Богородицы; по отступлении же от сродного человеку тожества, как будто образовалась новая сущность, единосущная Слову в той же мере, в какой Слово единосущно Отцу и Духу; таким образом, является уже не Троица, а четверица. Равным образом, когда вы отрицаете действия и утверждаете, что у Божества и человечества Христова была одна воля, вы умаляете свободную самодеятельность его в делании добра. Ибо если то и другое естество не имеет собственного, присущего ему, действия, то если и захочет кому-либо благодетельствовать, не сможет этого, так как у него отнята способность к деланию добра. Ведь, без способности действовать и без свойственного естеству действия, никакая вещь не может что-либо произвести, или сделать. С другой стороны, признавая вочеловечение Христа, вы исповедуете одну волю в двух естествах, но тем самым вы признаете, что и плоть его, по своей воле, была создательницею всех веков и всей твари, совокупно с Отцом, и Сыном, и Святым Духом; между тем, по естеству, она сама создана. Или лучше сказать: плоть по своей воле безначальная, - ибо воля Божья безначальная, как и Божество не имеет начала, - а по естеству своему плоть создана во времени. Но так исповедовать не только безумно, а и безбожно, ибо вы не просто говорите об одной только воле во Христе, но называете ее Божественною, а у Божественной воли не может предполагаться ни начала, ни конца, как и у Самого Божества. Вы отнимаете также у Христа Господа все обнаружения и свойства, по которым познается его Божество и человечество, когда экфесисом и типосом требуете не говорить ни об одной, ни о двух волях в Нем, ни о действиях его. Эта воля не едина, потому что вы разделяете ее на две самым подчинением человеческой воли Божественной; их и не две, потому что вы сливаете их в едину.

Когда Святой Максим говорил это и многое другое, о чем подробно сообщает ученик его Анастасий, Феодосий и патриции начали сознавать свое заблуждение. Однако епископ сказал:

- Прими написанный царем типос, не как положительный догмат веры, но как способ решения сомнительных вопросов. Он и написал не в смысле законодательства, а в смысле истолкования веры.

Святой Максим отвечал:

- Если типос не есть положительный закон, утверждающий единство воли и действия Господа нашего, то зачем вы сослали меня в страну варваров и неведущих Бога язычников? За что я осужден оставаться здесь в Визии? За что сотрудники мои изгнаны: один в Перверу, а другой в Месемврию?

Когда затем вспомнили о том поместном соборе, который был созван в Риме блаженным папою Мартином для осуждения монофелитов, епископ Феодосий сказал:

- Не имеет значения этот собор, потому что он был созван не по царскому повелению.

Преподобный ответил:

- Если утверждаются только постановления соборов, созываемых по царскому повелению, то не может быть православной веры. Вспомните о соборах, созываемых по царскому повелению против единосущия, на которых установлено богохульное учение, что Сын Божий не единосущен Богу Отцу. Таковы соборы: первый в Тире, второй - в Антиохии, третий в Селевый, четвертый в Константинополе при Евдоксии арианине, пятый в Нике, шестой в Сирмии, а спустя много времени - седьмой в Ефесе под председательством Диоскора. Все эти соборы созывались по царским повелениям; однако, все они отвергнуты и преданы анафеме, так как на них были составлены вероопределения безбожные и богопротивные. Притом, почему вы не отвергаете того собора, который осудил Павла Самосатского и предал его анафеме? Ведь, во главе, этого собора стояли: Дионисий, папа Римский, Дионисий Александрийский и Григорий Чудотворец, который и председательствовал на этом соборе. Этот собор происходил без царского повеления; однако, он тверд и неопровержим. Православная Церковь признает истинными и святыми только те соборы, на которых установлены истинные и непреложные догматы. И подлинно, как знает это и твоя святость, и других поучает тому же, каноны повелевают - в каждой христианской стране созывать поместные соборы дважды в год - как для защищения спасительной веры нашей, так и для исправления того, что требует исправления; однако, церковные правила не говорят о царских повелениях.

После продолжительной беседы и упорного спора с обеих сторон, уста преподобного Максима исполнились божественной мудрости и красноречия, и язык его, движимый Святым Духом, одолел противников. Последние долго сидели молча, склонив головы и опустив глаза. Затем они умилились и начали плакать, после чего встали и поклонились святому, равно как и он им. После совместной молитвы, они с радостью согласились с истинным учением святого Максима и с любовью приняли это учение, при чем и сами обещали веровать согласно с ним и царя надеялись убедить к тому же. Для подтверждения же своего обещания, они облобызали Божественное евангелие, честный крест и святые иконы Спасителя и Пресвятой Богородицы. Затем, побеседовав достаточно о полезных для души вещах, они дали друг другу целование о Господе и, пожелав взаимно мира, возвратились - епископ Феодосий и патриции - в Византию. Когда они изложили царю все сказанное и сделанное, царь сильно разгневался. Тогда Феодосий и оба патриция, убоявшись царского гнева, снова обратились к ереси. Затем опять был послан в Визию патриций Павел с поручением доставить преподобного Максима в Константинополь, однако - с почетом. Когда Святой Максим был привезен, ему повелено было жить в монастыре святого Феодора40.

На утро были посланы царем к преподобному два патриция - Епифаний и Троил. Они явились в сопровождении многих знатных мужей, с отрядом войска и слугами, с пышностью и суетным величием. Вместе с ними пришел и вышеупомянутый епископ Феодосий. его ожидал преподобный Максим и надеялся на исполнение его обещания, по которому не только он сам должен был истинно веровать, но и царя, и всех других представителей народа, возвратить православию. Но Феодосий солгал, предпочитая угождать царю земному и суетному миру, нежели следовать Царю Небесному и его святой Церкви. Когда все сели и убедили сесть преподобного, начал беседу патриций Троил.
- Царь, владыка вселенной, - начал он, - прислал нас к тебе возвестить то, что угодно его царской власти, утвержденной Богом, но прежде скажи нам: исполнишь ли ты волю государя, или нет?

Святой Максим ответил:

- Прежде я выслушаю, господин мой, что повелевает мне, государь и сообразно с этим отвечу тебе. Ибо как я могу отвечать на то, чего еще не знаю?

Троил же настаивал, говоря:

- Не скажем тебе, с чем мы явились, пока ты не ответишь нам, окажешь ли повиновение царю.

Преподобный муж, видя, что посланные требуют настойчиво, смотрят злобно и резкими словами допрашивают его, будет ли он повиноваться царской воле, отвечал:

- Так как вы не хотите сказать мне, рабу вашему, что угодно господину нашему, царю, то объявляю вам, пред лицом Самого Бога и его святых ангелов, следующее: если царь повелит мне что-либо такое, что имеет временное и преходящее значение, притом непротивное Богу и безвредное для вечного спасения души, то я охотно исполню.

Когда Святой сказал это, патриций Троил тотчас встал, и хотел уходить, говоря:

- Я ухожу, потому что вижу, что сей муж не исполнит царской воли.

Но тотчас поднялся шум, и началось сильное смятение среди пришедшего сюда множества народа. Тогда епископ Феодосий сказал:

- Объявите ему волю государя, и выслушайте его ответ, ибо нехорошо уйти, ничего не сказав ему и не выслушав его ответа.

После этого патриций Епифаний начал говорить преподобному:

- Вот, что царь приказывает объявить тебе: так как весь Восток и те на Западе, которые увлечены в соблазн, взирая на тебя, производят смуты и волнения, являясь отступниками от веры и строя козни, причем не хотят в деле веры иметь с нами общения, то да смягчить Господь кротостью твое сердце, чтобы ты вступил в общение с нами, приняв изданный нами типос. Мы же, приняв тебя с любовью, с великою честью и славою введем тебя в церковь и поставим рядом с нами, где обычно стоят цари, и приобщимся вместе с тобою Пречистых и Животворящих Таин Тела и Крови Христовых. Потом провозгласим тебя нашим отцом, и будет радость не только во всем христолюбивом граде нашем, но и во всем христианском мире. Ибо мы твердо уверены, что когда ты вступишь в общение со святою Константинопольскою церковью, то присоединятся к нам и все, которые ради тебя и под твоим руководством отпали от общения с нами.

0

8

............................продолжение от 3 февраля

Святой авва Максим, обратившись к епископу Феодосий, со слезами сказал:

- Все мы, владыка, ожидаем Великого дня судного. Ты помнить, что было недавно говорено и обещано пред святым евангелием, животворящим Крестом и святыми иконами Спасителя нашего Иисуса Христа и Пренепорочной его Матери, Пречистой Богородицы и Присной девы Марии.

Епископ, с потупленным вниз взором, кротко сказал:

- Что же могу я сделать, когда благочестивый царь хочет иного?

Авва Максим отвечал ему:

- Зачем же ты и бывшие с тобою касались святого Евангелия, когда у вас не было твердого намерения исполнить обещанное? По истине все силы небесные не убедят меня сделать то, что вы предлагаете. Ибо, какой ответ дам я, не говорю - Богу, но моей совести, если из-за пустой славы и мнения людского, ничего не стоящего, отвергну правую веру, которая спасает любящих ее?

Когда Святой сказал это, тотчас все встали, исполненные гнева и бешенства и, бросившись к нему, начали не только ругать его бранными словами, но и возложили на него руки. Схватив его, они били его руками, терзали, туда и сюда влачили его по полу, толкали и топтали его ногами, и каждый старался достать его, чтобы ударить. Они непременно убили бы святого, если бы епископ Феодосий не укротил их ярости и не успокоил волнения. Когда перестали бить и терзать святого, то начали плевать на него, и оплевали человека Божьего с головы до ног. Смрад исходил от их гадких плевков, которыми была испачкана вся одежда его.

Тогда епископ сказал им:

- Не следовало бы делать этого; нужно было только выслушать его ответ и донести царю, ибо дела, подлежащие церковным правилам, иначе судятся.

С трудом епископ убедил их прекратить шум и снова сесть. Они, не переставая поносить святого грубыми ругательствами и оскорбительными упреками, уселись.

Тогда патриций Епифаний, дыша яростью, с гневом обратился к святому:

- Скажи нам, злой старик, одержимый бесом! Зачем ты говоришь такие речи? Не считаешь ли ты еретиками всех нас, и город наш, и царя нашего? Знай, что мы более тебя христиане и более тебя православные. Мы признаем в Иисусе; Христе, Господе нашем, Божественную и человеческую волю и душу разумную, ибо всякое разумное существо всегда имеет и силу произволения, по самому естеству своему, и способность деятельности. Вообще, живому существу свойственно движение, а уму присуща воля. Мы признаем и Господа имеющим власть хотения не по Божеству только, но и по человечеству, а особенно мы не отрицаем его двух волей и двояких действий.
Авва Максим отвечал:

- Если вы веруете так, как учит Церковь Божья, и как прилично разумному существу, то зачем принуждаете меня принять "типос", который совершенно отрицает то, что вы говорите теперь?

Епифаний возразил:

- Типос написан ради улажения не совсем понятных истин, чтобы не впал в заблуждение народ вследствие особенной тонкости их выражения.

На это авва Максим ответил:

- Это противно вере, а между тем всякий человек освящается правильным исповеданием веры.

Тогда патриций Троил возразил:

- Типос не отрицает двух волей во Христе, а только заставляет молчать о них ради мира Церкви.

Авва Максим сказал на это:

- Замалчивать слово, значит, отрицать его, как об этом говорит Дух Святой чрез пророка: "Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их" (Пс.18:4). Поэтому, если какое-либо слово не высказывается, то это вовсе не есть слово.

Тогда Троил сказал:

- Имей в сердце своем какую угодно веру; никто тебе но запрещает.

Святой Максим возразил:

- Но полное спасение зависит не от одной сердечной веры, а и от исповедания ее, ибо Господь говорит: "кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф.10:33). Равно и Божественный апостол учит: "сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению" (Рим.10:10). Если же Бог и Божественные пророки и апостолы повелевают исповедовать словом и языком таинство веры, которое приносит всему миру спасение, то нельзя принуждать к молчанию относительно исповедания, чтобы не умалялось спасение людей.

На это Епифаний злобным голосом воскликнул:

- Подписал ли ты постановления собора, бывшего в Риме?

- Подписал, - ответил святой.

Тогда Епифаний продолжал:

- Как ты осмелился подписать и анафемствовать исповедующих веру так, как прилично разумным существам и как учит кафолическая церковь? Воистину собственным судом мы приведем тебя в город и поставим на площадь связанного, соберем всех комедиантов, и блудниц и весь народ, и заставим их бить тебя по щекам и плевать тебе в лицо.

На это Святой отвечал:

- Да будет так, как ты сказал. Если же ты утверждаешь, что мы анафемствовали тех, которые признают два естества, соединившиеся в Господе нашем, а равно две воли и два действия, соответствующие каждому естеству во Христе Господе, Который по естеству Божественному есть истинный Бог, а по естеству человеческому - истинный человек, то прочти, господин мой, книгу, заключающую в себе деяния этого собора, и если вы найдете то, что сказали, делайте, что хотите. Ибо я и сотрудники мои, и все подписавшие деяния собора, анафематствовали тех, которые, подобно Арию и Аполлинарию41, признают в Господе одну волю и одно действие и не исповедуют Господа нашего и Бога имеющим два естества, в которых Он пребывает, а равно имеет силу хотения и действования, коими совершает наше спасение.

Тогда друзья Епифания и патриции, и все пришедшие с ними, начали говорить между собою:

- Если мы и далее станем слушать его, то нам не придется ни есть, ни пить. Поэтому, пойдем и пообедаем и затем возвестим царю и патриарху то, что мы слышали. Вы видите, что этот окаянный предал себя сатане.

Затем, встав, они ушли обедать. Было же в этот день предпразднство Воздвижения честного Креста и уже наступало время всенощного бдения. Отобедав, они отправились в город крайне недовольные.

На другой день (14 cентября), рано утром, явился к преподобному Максиму патриций Феодосий, отнял все книги, какие имел Святой, и сказал от имени царя:

- Так как ты не захотел почета, то иди в изгнание, которое ты заслужил.

Святой старец тотчас был взят воинами и отведен сначала в Селемврию, где он оставался два дня. В течение этого времени один воин из Селемврии, отправившись в армию, распустил по лагерю молву, возбуждая против старца народ словами: "пришел к нам один инок, который хулит Пречистую Богородицу". Начальник армии, призвав важнейших клириков города Селемврии, а равно пресвитеров, диаконов и почетнейших иноков, послал их к блаженному Максиму - узнать: правда ли то, что говорят о нем, будто он хулить Божью Матерь? Когда они пришли, преподобный встал и поклонился до земли, воздавая почет их званию. Они также поклонились святому и затем все сели. Тогда один из пришедших, весьма почтенный старец, очень кротко и почтительно спросил преподобного Максима:

- Отче, так как некоторые соблазнились относительно твоей святости, утверждая, будто бы ты не признаешь Госпожу нашу Пречистую деву Богородицу Матерью Божьей, то заклинаю тебя Пресвятою единосущною Троицею сказать нам истину и изъят соблазн из сердец наших, чтобы и мы не погрешили, неправильно думая о тебе.

Преподобный Максим преклонился на землю крестообразно, а потом, вставши, воздел руки к небу и торжественно произнес со слезами:

- Кто не исповедует Госпожу нашу, всепетую, святейшую и пренепорочную Деву, честнейшую всех разумных существ, истинною Матерью Бога, сотворившего небо и землю, море и все, что в них, тот да будет анафема от Отца, и Сына, и Святого Духа, единосущной и преестественной Троицы, и от всех сил небесных, от лика святых апостолов и пророков, и безконечного множества мучеников, и от всякой праведной души, скончавшейся в вере, ныне, всегда и во веки веков!
Услышав это, все прослезились и высказали ему благопожелания в словах:

- Бог да укрепит тебя, отче, и да сподобит тебя достойно и безпрепятственно совершить свое поприще!

После этого собралось туда множество воинов послушать благочестивые речи отцов, беседующих между собою. Тогда один из приближенных начальника армии, видя большое стечении войска, усердно слушающего слова святого и порицающего правительство за изгнание его, повелел немедленно вывести оттуда святого и вести его далее за два поприща42, пока снарядятся те, которые должны вести его в Перверу в заточение. Клирики, подвигнутые Божественною любовью, шли те два поприща пешком, провожая святого. Когда пришли воины, чтобы вести его в изгнание, клирики понесли святого на руках и посадили на коня. Затем они обнимали его со слезами и, простившись с ним, возвратились в свой город. Святого же повели в Перверу и там заключили в темнице.

Прошло много времени43, и царь снова послал привести в Константинополь из заточения преподобного Максима и обоих его учеников. Когда они пристали к городу на корабле, при захождении солнца, явились два начальника стражи с десятью воинами и, выведши их из корабля полунагих и необутых, разлучили и заключили каждого особо. Спустя несколько дней, их повели в царскую палату. Оба ученика были оставлены на дворе под стражей, а старец был введен внутрь, где заседали сановники и многие почетнейшие лица. Святой был поставлен среди восседавших правителей. Тогда царский казнохранитель, с раздражением в голосе, обратился к нему:

- Христианин ли ты?

Старец отвечал:

- По благодати Христа, Бога всяческих, я - христианин.

Казнохранитель исполнился гнева и сказал:

- Ты говоришь неправду.

Святой отвечал:

- Ты говоришь, что я не христианин, а Бог говорит, что я неизменно пребываю христианином.

- Но если ты христианин, - возразил казнохранитель, - то за что же ты ненавидишь царя?

- Откуда это видно? - спросил святой. - Ведь, ненависть есть сокровенное чувство души, точно так же, как и любовь.

- Из дел твоих, - ответил казнохранитель, всем стало известно, что ты враг царя и его царства. Ибо ты один предал сарацинам Египет, Александрию, Пентаполь, Триполис и Африку.

- Где же достоверные доказательства этого? - спросил Святой.

Тогда ввели некоего Иоанна, бывшего когда-то сакелларием44 Петра - в то время, как Петр был наместником Нумидии Африканской45. Этот Иоанн сказал:

- Двадцать два года тому назад, дед господина нашего царя повелел блаженному Петру, чтобы он вел войска в Египет против сарацин. Петр, доверяя тебе, как рабу Божью, писал к тебе, прося полезного совета. Но ты отписал ему, что не благоугодно Богу помогать царю Ираклию и наследникам его.

Тогда Святой сказал ему:

- Если ты говоришь правду и имеешь письмо Петра ко мне и мое письмо к Петру, то покажи их; пусть их прочтут, и я приму достойную казнь по закону.

Иоанн ответил:

- Я не имею писем ваших, и даже не знаю, писали ли вы друг другу, но в лагере тогда все об этом говорили.

Святой возразил:

- Если целое войско об этом говорило, то почему только ты один на меня клевещешь? Видел ли ты даже меня когда-либо, или я тебя?

- Нет, - отвечал Иоанн. - Я никогда не видел тебя.

Тогда Святой, обратившись к собранию, сказал:

- Судите сами: справедливо ли ставить в свидетели таких людей? Сказано ведь: "каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф.7:2). От Бога, праведного Судьи всех.

Затем ввели Сергия Магуду. Тот сказал:

- Назад тому девять лет блаженный авва Фома, пришедший из Рима, рассказывал мне следующее: посылал меня, говорил он, папа Феодор к Григорию, префекту Африки, отложившемуся в то время от греческой империи, сказать ему, чтобы он не боялся греческих войск, ибо раб Божий, авва Максим, видел сон, будто на небесах, на востоке и на западе, стояли лики ангелов. Из них, бывшие на востоке, восклицали: Константин Август, ты победишь! Находившиеся же на западе восклицали: Григорий Август, ты победишь! При этом голос западного лика был яснее и громче, чем восточного.
Когда Магуда изложил это, казнохранитель сказал святому:

- Вот тебя привел Бог в этот город на сожжение огнем.

Святой ответил:

- Благодарю Бога, очищающего вольные мои согрешения невольными наказаниями. Но "горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит" (Мф.18:7). По истине, не следовало бы говорить сего пред христианами, а тем более оставлять без наказания тех, которые говорят и думают только угодное людям, ныне живущим, а завтра не существующим. Все это нужно было объявлять в то время, когда был еще жив Григорий. Тогда следовало бы призвать сюда патриция Петра, авву Фому и блаженного папу Феодора; я в присутствии всех их сказал бы патрицию Петру: скажи, господин мой, писал ли ты когда-либо ко мне о том, о чем свидетельствует твой сакелларий, или, быть может, я писал к тебе? Равным образом и блаженному папе я сказал бы: скажи, владыка, рассказывал ли я когда-либо тебе сон? Но если бы и папа обличил меня относительно сна, то в этом была бы его вина, а, не моя, ибо сонное видение есть вещь непроизвольная, а закон наказывает только те деяния, которые зависят от свободной воли человека.

Возводились при этом на неповинного и святого мужа и другие клеветы и несправедливые обвинения, особенно относительно хулы на царя, - будто он и его ученики порицали в Риме царя. Однако, Святой, доказывая свою невинность, опровергал все эти клеветы, в кротости своей, смиренными, премудрыми и вдохновенными речами.

Затем введен был отдельно ученик его Анастасий. Его побуждали, чтобы он сказал что-либо дурное о своем учителе, и когда тот не хотел говорить неправды на праведного мужа, его избили кулаками и затем отвели его и учителя его, каждого порознь, по своим местам в темницы.

На другой день вечером пришли к преподобному в темницу патриции Троил, Сергий Евфратас, начальник царской трапезы. Они сели и, заставив сесть преподобного, спросили:

- Скажи нам, авва, какую беседу вел ты в Африке и в Риме с Пирром и какими доводами убедил ты его отказаться от его собственного догмата и принять твой догмат?

Святой ответил:

- Если бы были со мною мои книги, в которые я записал бывшие у нас там с Пирром беседы и споры, то я все подробно рассказал бы вам; но так как книги у меня отняты, то что могу припомнить, то и скажу.

Затем святой рассказал по порядку все, что мог припомнить, прибавив в заключение следующее:

- Я никакого собственного догмата не имею, а только общий всей кафолической Церкви; я не внес в свое исповедание ни одного нового слова, по которому оно могло бы называться моим собственным.

Затем посланные спросили его:

- Что же ты не вступишь в общение с Константинопольским престолом?

- Нет, - ответил святой.

- Почему же? - спросили они.

- Потому, - ответил Святой, - что предстоятели сей церкви отвергли постановления четырех святых соборов, приняв за правило "девять глав", изданных в Александрии, а затем приняли экфесис, составленный Сергием, константинопольским патриархом, и наконец, типос, в недавнее время обнародованный. С другой стороны, все, утвержденное в экфесисе, они отвергли в типосе и много раз сами себя отлучили от Церкви и изобличили в неправомыслии. Мало того, сами себя отлучив от Церкви, они низложены и лишены священства на поместном соборе, бывшем недавно в Риме. Какое же тайнодействие они могут совершать? Или какой Дух снизойдет на тех, которые ими рукополагаются?

- Значит, ты один спасешься, - возразили ему, - а все прочие погибнут?

Святой ответил на это:

- Когда все люди покланялись в Вавилоне золотому истукану, три святые отрока никого не осуждали на погибель. Они не о том заботились, что делали другие, а только о самих себе, чтобы не отпасть от истинного благочестия (Дан.3). Точно также и Даниил, брошенный в ров, не осуждал никого из тех, которые, исполняя закон Дария, не хотели молиться Богу, а имел в виду свой долг, и желал лучше умереть, чем согрешить и казниться пред своею совестью за преступление Закона Божьего (Дан.14:31). И мне не дай Бог осуждать кого-либо, или говорить, что я один спасусь. Однако же, я соглашусь скорее умереть, чем, отступив в чем-либо от правой веры, тереть муки совести.

- Но что ты будешь делать, - сказали ему посланные, - когда римляне соединятся с византийцами? Вчера, ведь, пришли из Рима два апокрисиария, и завтра, в День воскресный, будут причащаться с патриархом Пречистых Тайн.

Преподобный ответил:

- Если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не причащусь с ним. Ибо я знаю из писаний святого апостола Павла, что Дух Святой предает анафеме даже Ангелов, если бы они стали благовествовать иначе, внося что-либо новое (Гал.1:8).

Тогда посланные спросили:
- Неужели совершенно необходимо исповедовать во Христе две воли и двоякого рода деятельность?

- Совершенно необходимо, - отвечал святой, - если мы хотим благочестиво мыслить, ибо никакое существо не лишено природной деятельности. Святые отцы ясно говорят, что ни одно существо не может ни существовать, ни быть познаваемым без сродного ему действования. если этого нет, и если естество не обнаруживается в действовании, то каким образом можно признавать Христа истинным Богом по естеству и истинным человеком?

На это ему сказали:

- Мы видим, что это - истинная правда, однако, - не огорчай царя, который, ради мира Церкви, составил типос не для того, чтобы отрицать что-либо из признаваемых во Христе свойств, но ради спокойствия Церкви, повелевая молчать о тех вещах, которые порождают разногласие.

Тогда человек Божий, простершись на землю, отвечал со слезами:

- Не следовало бы огорчаться доброму и боголюбивому царю по поводу моего недостоинства, ибо я не хочу прогневать Бога, умалчивая о том, что Он повелел признавать и исповедовать. Ибо если, по слову Божественного Апостола, Сам Он положил "в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями" (1Кор.12:28), то ясно, что Сам Он и говорит чрез них. Из всего же Священного Писания, из творений святых учителей и из постановлений соборных мы научаемся, что воплотившийся Иисус Христос, Господь и Бог наш, имеет силу хотеть и действовать по Божеству и по человечеству. Ибо у Него вовсе нет недостатка в тех свойствах, по которым Он познается, как Бог, или как человек, кроме греха. Если же Он совершен по обоим естествам и не лишен ничего, свойственного им, то, по истине, тот совершенно извращает тайну его вочеловечения, кто не признает в Нем самого существа обоих естеств с соответствующими им свойствами, - естеств, чрез который и в которых Он пребывает.

Когда Святой изложил это и многое другое, пришедшие похвалили его мудрость и не нашли, что возразить ему. Сергий же сказал:

- Один ты, огорчаешь всех, - именно тем, что из-за тебя многие не хотят иметь общения со здешней Церковью.

Преподобный Максим возразил:

- Но кто может утверждать, что я кому-нибудь повелевал не имел общения с Византийскою церковью?

На это Сергий отвечал:

- То самое, что ты не сообщаешься с этою церковью, сильнее всего отвращает многих от общения с нею.

Человек Божий сказал на это:

- Нет ничего тягостнее и печальнее того состояния, когда совесть в чем-либо обличает нас, и нет ничего дороже спокойствия и одобрения совести.

Затем Троил, обращая внимание на то, что "типос" царя Константа анафематствован по всему Западу, сказал святому:

- Хорошо ли, что толкование благочестивого государя нашего так безславится?

Святой ответил:

- Да простит Бог тем, которые внушили императору и упустили его издать этот указ!

Троил спросил:

- Кто же внушил и кто допустил?

Святой ответил:

- Предстоятели Церкви научили, а сановники допустили, и, таким образом, позор соблазна падает на неповинного и чуждого всякой ереси царя. Однако, посоветуйте государю сделать то же, что сделал некогда блаженной памяти дед его Ираклий. Когда он узнал, что многие отцы на Западе не принимают "изложения" веры, а равно обличают и осуждают заключающуюся там ересь, - очистил себя от упрека в этом, разослав повсюду свои послания и утверждая в них, что "изложение" принадлежит не ему, а бывшему патриарху Сергию. Пусть сделает то же и ныне царствующий государь и тогда он будет освобождён от всякого упрека.

Они долго молчали, качая головою, а затем сказали:

- Неудобно и даже невозможно сделать все то, что ты советуешь, авва.

Побеседовав еще достаточно о разных предметах, они простились и дружелюбно расстались.

Через неделю после этого разговора, в следующую субботу, святого и обоих его учеников опять позвали в царскую палату к допросу. Прежде был введен более ранний ученик его Анастасий, а другой Анастасий, бывший апокрисиарий римской церкви, был поставлен вне палаты. Когда первый Анастасий был введен в залу, где сидели среди членов сената два патриарха: Фома, константинопольский патриарх, и какой-то другой, тотчас вошли и клеветники, возводившие на преподобного Максима ложные обвинения. Присутствующее заставляли Анастасия подтверждать клеветы, возводимые на его учителя. Но он дерзновенно изобличал ложь, мужественно возражая пред патриархами и сенатом. Когда же его спросили: анафематствовал ли он "типос", он ответил, что не только анафематствовал, но и составил против него книгу. Тогда сановники спросили:
- Что же? Не признаешь ли ты, что ты дурно поступил?

- Да не попустит мне Бог, - ответил Анастасий, - считать дурным то, что я сделал хорошо, согласно церковному правилу.

Когда затем его спрашивали о многих других вещах, он отвечал, как ему помогал Бог. После этого его вывели, а ввели преподобного старца Максима. Патриций Троил обратился к нему с словами:

- Послушай, авва, скажи правду, и Бог помилует тебя. Ибо если мы станем допрашивать тебя законным порядком и окажется истинным хотя бы одно из возводимых на тебя обвинений, то ты будешь казнен по закону.

Старец отвечал:

- Я уже сказал вам и опять скажу: настолько же возможно хотя бы одному обвинению быть справедливым, насколько сатане возможно стать Богом; но так как сатана не есть Бог и стать Им не может, будучи отступником, то и те обвинения не могут стать истинными, которые совершенно ложны. Поэтому, что хотите сделать, то и делайте; я же, благочестно почитая Бога, не боюсь обиды.

На это Троил возразил:

- Но разве ты не анафематствовал типоса?

Старец отвечал:

- Несколько раз уже я говорил, что анафематствовал.

- Но если ты, - сказал Троил, - анафематствовал "типос", то следовательно и - царя?

- Царя я не анафематствовал, - ответил преподобный, - а только хартию, ниспровергающую православную и церковную веру.

- Где же ты анафематствовал? - спросил Троил.

- На поместном соборе, в Риме, - отвечал Святой Максим, - в церкви Спасителя и Пресвятой Богородицы.

Тогда обратился к нему председатель:

- Вступишь ли ты в общение с нашею церковью, или нет?

- Нет, не вступлю, - отвечал Святой.

- Почему же? - спросил председатель.

- Потому что она, - отвечал Святой, - отвергла постановления православных соборов.

- Но если церковь наша отвергла соборы, возразил председатель, то как же они записаны в месяцесловном диптихе46?

- Какая польза, - отвечал Святой, - от названий и воспоминания их, если догматы тех соборов отвергнуты?

- Можешь ли ты, - спросил председатель, - ясно показать, что нынешняя Церковь отвергла догматы бывших ранее святых соборов?

- Если не будете сердиться и повелите, - ответил старец, - то я легко могу показать.

Когда все умолкли, к нему обратился казнохранитель:

- За что ты так любишь римлян и ненавидишь греков?

Святой ответил:

- Мы имеем от Бога заповедь - никого не ненавидеть. Я люблю римлян, как единоверных со мною, а греков - как говорящих одним со мною языком.

- А сколько тебе лет? - спросил казнохранитель.

- Семьдесят пять, - отвечал святой.

- А сколько лет, - продолжал казнохранитель, - находится при тебе твой ученик?

- Тридцать семь, - отвечал святой.

В это время один из клириков воскликнул:

- Да воздаст тебе Бог за все, что ты сделал блаженному Пирру.

Святой ничего не ответил этому клирику.

Во время этих, довольно продолжительных, допросов ни один из находившихся там патриархов ничего не сказал. Когда же стали распространяться о соборе, бывшем в Риме, некто Демосфен заявил:

- Не истинен этот собор, потому что созвал его Мартин, отлученный папа.

Преподобный Максим отвечал:

- Не отлучен папа Мартин, а подвергся гонению.

После этого, выслав святого вон, они советовались, что с ним сделать? Безчеловечные мучители находили, что было бы слишком милостиво оставить его жить по-прежнему, в заточении, и что лучше подвергнуть его мучениям более тяжким, чем смерть. Поэтому предали его в руки градского воеводы. Префект велел отвести святого Максима и учеников его в преторию47. Здесь беззаконный мучитель, прежде всего, обнажив святого старца и повергнув его на землю, велел бить его острыми воловьими жилами, не устыдившись ни старости его, ни почтенного вида, - не умиляясь и видом его тела, изможденного постническими подвигами. Святого били так жестоко, что земля обагрилась его кровью, а тело его было настолько иссечено, что не оставалось на нем ни одного неповрежденного места. Затем свирепый зверь с яростью обратился к ученикам преподобного и избил их в такой же степени. Когда их били, глашатай восклицал:

- Неповинующиеся царским повелениям и остающиеся непокорными достойны терпеть такие страдания.

Затем их, еле живых, ввергли в темницу.

На утро снова привели в судилище из темницы святого и преподобного мужа с первым учеником его Анастасием. Святой был еще жив и весь покрыт ранами, так что нельзя было смотреть без сострадания на почтенного старца, святого постника, богомудрого учителя и исповедника-богослова, всего окровавленного и изъязвленного глубокими ранами, не имеющего с ног до головы неповрежденного места. Однако не сжалились над ним жестокосердные мучители, а пришли в еще большее озлобление. Извлекши его многоглаголивый язык, источавший реки премудрых учений и потоплявший еретические умствования, глубоко, у самой гортани, отрезали без всякого милосердия, и, таким образом, хотели наложить молчание на богословствующие уста святого. То же сделали и с более ранним учеником его Анастасием, а затем снова заключили их в темницу. Но Господь Бог, сделавший некогда грудных младенцев способными к восхвалению Своего святого имени, а равно давший немому способность речи, и этим Своим истинным и верным рабам, преподобному Максиму исповеднику и мученику, а равно и ученику его преподобному Анастасий, подал возможность и без языка говорить еще лучше и яснее, чем раньше, до усечения языка. О, сколь тогда устыдились окаянные еретики, узнав об этом! Воспылав еще большею злобою, они отрезали его правую руку и бросили на землю. Точно также они отрезали руку и ученику его, святому Анастасий. Другого же ученика его, также Анастасия, бывшего апокрисиария римской церкви, они пощадили, так как он по временам бывал секретарем у государей.
После этого, преподобного Максима и ученика его вывели из претории, и влачили их по всему городу с поруганием, - показывали их отрезанные языки и руки всему народу и безобразными голосами производили клик и насмешки. После такого безчеловечного издевательства и безчестного поругания, сослали всех троих, каждого порознь, в дальнее изгнание, без всякой заботы о них, без пищи и одежды, нагих и босых. Много бедствий и страданий испытали они в пути. Преподобный Максим, вследствие тяжких ран, не мог держаться ни на лошади, ни в повозке. Воины сплели корзину, на подобие постели, и положив в нее тяжко страдавшего старца, с большим трудом могли нести его к месту заточения. Препроводив его в отдаленную скифскую страну, которая в Европе называется Аланией48, они заключили его в темнице, в городе Шемари. Преподобный же ученик его Анастасий, которому были отрезаны язык и рука, еще на пути почил своим многотрудным и многострадальным телом, а душа его перешла к Богу в жизнь безсмертную.

Преподобный Максим в своем последнем изгнании прожил, среди тяжких страданий, еще три года. Заключенный в темнице, он не пользовался ни от кого ни необходимыми в его старости услугами, ни человеколюбивым попечением. Когда же Господь восхотел положить конец его болезням и скорбям и вывести его из темницы на вечный простор и веселие Небесного Царствия, то утешил его прежде одним Божественным явлением на земле, а затем возвестил ему час кончины. Блаженный страдалец исполнился великой радости, и хотя всегда был готов к кончине, однако начал усердно готовиться к ней. Когда же наступил радостный для него час смерти, он с весельем предал душу свою в руки Христа Бога, которого возлюбил от своей юности и за которого столько пострадал.

Так исповедник Христов и мученик исполнил свой жизненный путь49 и вошел в радость Господа своего. Погребен он в том же городе. После погребения святого, на могиле его были видны три чудесные лампады, светившие пламенем несказанного сияния и озарявшие то место. Святой, который при жизни своей был светом миру, и по кончине своей не переставал светить и ныне; светить всем людям примером своей добродетельной и многострадальной жизни и великой ревности по Богу. Те три, виденные на гробе святого, лампады служили ясным знамением того, что Святой угодник Божий вселился в светлых обителях Пресвятая Троицы, немерцающих в Царствии Божьем, где он сияет с праведными, как солнце, и наслаждается созерцанием Троичного света. После кончины преподобного Максима остался в живых, в отдельном заточении, другой ученик его, апокрисиарий Анастасий, который впоследствии с особенною подробностью описал житие, подвиги и страдания отца и учителя своего. Из этого описания здесь взято в сокращении то, что достаточно для пользы нашей, для прославления Бога, во святых славимого, Отца, и Сына, и святого Духа, Которому и от нас грешных да будет честь, слава и поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 8:
Троицы рачителя и великаго Максима, научающа ясно вере Божественней, еже славити Христа во дву естествах, волях же и действах суща, в песнех достойных вернии почтим взывающе: радуйся, проповедниче веры.

Другой кондак, глас 6:
Свет трисиянный, всельшийся в душу твою, сосуд избран показа тя всеблаженне, являюща божественная концем, неудобостижных разумений ты сказуяй блаженне, и Троицу всем Максиме возпроповедуяй ясно, пресущную, безначальную.

________________________________________________________________________
1 Максим - лат. Maximus - соответствует греческому, что значит величайший. На соответствие имени святого Максима с его личными качествами и его жизнью указываете его ученик, преподобный Анастасий, в своем письме к Феодору, пресвитеру Гангрскому. - Святой Максим родился около 580 года. При втором допросе в Константинополе, бывшем в 655 году, он сказал, что ему 75 лет.
2 Император Ираклий вступил на престол в 600 году и царствовал по 641 год.
3 Ересь монофелитская возникла в начале VII века и была продолжением монофизитской ереси. Монофелиты признавали во Христе одну волю и одно действие Божеское и, таким образом, искажали догмат вочеловечения Бога Слова. По учению же православному, воля есть принадлежность естества, а не лица, а потому и Господь Иисус Христос, как естеством Бог и естеством человек, имел и Божескую и человеческую волю. Без этой последней Он не был бы совершенным по естеству человеком.
4 Кир занимал патриаршую кафедру в Александрии с 630-640 г. Сергий I был патриархом константинопольским с 610-638 г.
5 Св. Софроний - патриарх иерусалимский с 634-644 г.
6 Хрисопольский монастырь лежал на противоположном берегу Константинопольского пролива, ныне Скутари, близ Халкидона. Он славился благочестивою жизнью иноков. Здесь Святой Максим принял пострижение, а затем избран аввой. Авва слово Сирийское, значит "отец " Это имя усваивалось начальнику обители.
7 Псалмопевец предпочитает "лежать у порога" дома Божьи, нежели жить роскошно в палатах грешников.
8 Этим изложением веры, изданным в форме эдикта, или указа, обязательного для всех, запрещались всякие споры об одной, или двух волях во Христе, но в тоже время провозглашалось учение об одной воле, как учение правильное. Но и после этого споры волновали Восточную Церковь.
9 Северин - папа римский с 638 - 640 г.
10 Папа Иоанн IV занимал римскую кафедру с 640 - 642 г.
11 Восточная империя в начале 7-го века терпела постоянный нападения от аваров и особенно от персов, а равно была постоянно угрожаема от аравитян, или сарацин. В 637-640 годах под власть сарацин подпали Сирия, Палестина и Египет. Этому много содействовали монофелиты, которые по вражде к православной Церкви всегда готовы были отдаться в руки врагов. Число монофизитов в одном Египте доходило до 6 миллионов, тогда как православных там было около 300 тысяч. Император Ираклий всячески старался примирить монофизитов с православною Церковью. Ради этого он и издал экфесис.
12 Св. Максим прибыл в Африку около 640 года. Ранее этого он утверждал православную веру с 633 по 640 год в Александрии, Константинополе, Кипре, Малой Азии и других странах. В Северной Африке он прожил пять лет, с 640 по 645 год.
13 Пирр наследовал Сергию в 639 году. На созванном им соборе он одобрил "изложение" (экфесис) Сергия и ревностно продолжал дело защиты ереси.
14 Константин III был византийским императором в 641 г.
15 Народная молва приписывала патриарху Пирру соучастие с Мартиною, мачехою императора Константина, в отравлении этого последнего. Опасаясь ярости народа, он бежал в 641 году в Северную Африку и оставил патриарший престол. До 650 года он жил сначала в Африке, а затем в Риме.
16 Констанс царствовал с 641 - 668 г., Константин IV Погонат - с 668 - 685 г.
17 Павел II занимал патриаршую кафедру в Константинополе с 641 - 654 г.
18 Патрициями нередко назывались в Греко-Римской империи правители областей; назывались так же и люди благородного происхождения вообще. Патриций Григорий был правителем Карфагена. Карфаген находился к северо-востоку от Туниса. Основан Дидоною, царицею Тирской, около 860 года до Р. Хр. В 148 году до Р. Хр. подчинен Римской империи. Завоеванный в 439 году по Р. Хр. Вандалами, он был возвращен Римской империи в 533 году Велизарием. В 697 году арабы окончательно разрушили его.
19 Публичное прение св. Максима с Пирром происходило в июле 645 года.
20 Равенна - с пристанью при Адриатическом море, построена фессалийскими греками. Многие римские императоры имели здесь свое главное местопребывание, и поэтому эта провинция называется иногда Романией. Император Август здесь держал флот.
21 Патриарх Павел, заместитель Пирра, по примеру Сергия, убедил Констанса издать в 648 году новый догматический эдикт "0бразец Веры" (типос). Этим эдиктом предписывалось относительно спорных вопросов - о волях о Христе - хранить совершенное молчание, а довольствоваться тем, что утверждено на первых пяти вселенских соборах.
22 В Рим Святой Максим прибыл в конце 645 года и прожил здесь десять лет, с 645 по 665 год.
23 Святой папа Мартин был ранее апокрисиарием (т. е. поверенным) предместника своего папы Феодора при Византийском дворе и долго жил в Константинополе. По вступлении его в Мае 649 года на папский престол, ему был прислан из Константинополя императорский эдикт (типос) с повелением держаться его. Святой Мартин ответил отказом и вместе с святым Максимом начал изыскивать меры к искоренению ереси. В конце 649 года он созвал в Риме так называемый Латеранский собор из 105 епископов, при участии святого Максима. На этом соборе православное учение о двух волях и действиях в Иисусе Христе было утверждено, а поборники ереси - Феодор Фаранский, Сергий Константинопольский, патриархи Пирр и Павел и, наконец, Кир Александрийский, а равно экфесис Ираклия и типос Констанса были анафематствованы, а "деяния" собора были посланы императору Констансу.
24 Святой папа Мартин был взять под стражу в 653 году и, по повелению императора Констанса, отправлен в Константинополь. Вместе со святым Максимом он прибыл в Константинополь в Сентябре 654 года. Какова была их участь, в течение годичного путешествия, неизвестно. Святой Мартин, обвиненный в измене отечеству и в оскорблении царского величества, был сослан в Херсонес, где и скончался 16 сентября 655 года, замученный голодом.
25 Казнохранитель-по греч. газофилакс. Это слово происходит от персидского газа - имение, богатство, - и греч. храню. Газофилакия - общественная сокровищница, - царское, или церковное казнохранилище (Еванг. от Марк. 14, 40. Иоан. 8, 20).
26 Апокрисиарий - слово греческое, означаете ходатай, адвокат по церковным делам - при царском дворе.
27 Поводом к такому обвинению послужило то, что Григорий, префект Африки, одно время расположенный к святому Максиму, отложился от Империи около 650 года. - Пентаполь - западная часть Ливии, примыкавшей к Египту.
28 Об этом сновидении, совпадавшем (будто бы) по времени с возмущением префекта Африки Григория, подробно говорится в житии ниже. При одном из последующих допросов преп. Максима снова обвиняли в побуждении Григорий к восстанию при посредстве приписываемого ему сновидения.
29 Ориген - знаменитейший христианский учитель III века. В своих многочисленных сочинениях, к которым даже замечательнейшие из отцов Церкви относились с глубоким уважением, Ориген проводил, однако, некоторые мнения неправославного и еретического характера, за что они и осуждены были, как еретические, хотя Ориген и не высказывал своих неправославных мнений, как непреложные истины. Таково было его учение о предсуществовании душ, осужденное на V Вселенском соборе в 553 году. Бог открыл в откровении, бывшем великому угоднику, Христа ради юродивому, Симеону, что душа знаменитого ученого богослова Оригена погибла и находится в адских муках за его еретические учения. (Книга житiи святыхъ на месяцъ iулiй. М., 1898, 21 день, с. 489-490). В шестом веке Оригена обвиняли в десяти ересях, и на поместном Константинопольском соборе в 543 году Ориген осужден, как еретик, предан анафеме, а сочинения его объявлены подлежащими истреблению, как еретические.
30 См. Еванг. от Матф., гл. 16, ст. 17, 18.
31 По разумению святых отцов, ни одно естество не может ни существовать, ни быть познаваемым без проявления себя в сродных ему действиях. Поэтому, с признанием одной воли в Господе Иисусе Христе, одно из естеств должно было бы лишиться своего бытия, перестало бы существовать. Вместе с тем исчезло бы и Богочеловечество. Таким образом, догмат воплощения подвергся у монофелитов искажению.
32 Фракия граничила на севере с Карпатскими горами, от Иллирии, на юге границами ее были: Македония, Эгейское море (Архипелаг) и Пропонтида (Мраморное море), а на востоке Черное море. Таким образом, древней Фракии принадлежали: восточная часть Венгрии, Трансильвания, Молдавия, Валахия, Болгария, Сербия и восточная часть Румелии. Визия - городок на востоке Фракии, у Черного моря. Это была столица небольшого округа, называвшегося Астиком. Жители его грабили всех, подвергавшихся кораблекрушению близ их городов.
33 Первера - город в ущельях горы Олимпа, между Македонией и Фессалией.
34 Месемврия - город на востоке Фракии, на берегу Черного моря.
35 Это было в 655 году. - Херсонес на восточной стороне Таврического полуострова.
36 Павел скончался в 655 году.
37 Петр управлял константинопольскою патриархией с 655 - 666 г.
38 Вифиния граничила на севере с Черным морем, на западе с Мизией, на юге с Фригией и Галатией, на востоке - с Пафлагонией. Ныне она занимает северную часть Анатолии.
39 Индикт - по Римскому календарю - означает промежуток, или круг времени в 15 лет. Первый год в этом круге назывался первым индиктом, второй год - вторым индиктом и т. д. В греческом и славянском месяцесловах под 1-м сентября значилось: "начало индикта, сиречь нового лета". В приведенном месте жития святого Максима слова: "шестого индикта истекшего круга" нужно понимать так "девять лет тому назад", т. е. в 648 году.
40 Это было в 655 году. - Монастырь великомученика Феодора находился в предместье Царьграда.
41 Аполлинарий, епископ Лаодикийский, учил, что Сын Божий, воплотившись, принял неполное человеческое естество, но только душу и тело человеческие, ум же человеческий у Него заменяло Божество. Ересь эта была осуждена 2-м Вселенским собором.
42 Поприще - мера расстояния, равняющаяся нашим 690 саженям. Два поприща, таким образом, составляют приблизительно 2 2/з версты.
43 Именно - пять лет.
44 Сакелларий - от saccilus мешок - тоже, что казнохранитель. Сакеллариев было два - императорский и патриарший.
45 Нумидия находилась в северной Африке. Ныне она составляет восточную часть Алжира.
46 Диптих значит поминание, синодик. Это были две таблицы, сложенные как скрижали, на которых писались имена живых и умерших. В месяцесловных диптихах были отмечены и важнейшие события церковной жизни.
47 Претория - место, где происходил суд. Пред преторией нередко происходили и бичевания.
48 Алания находилась в Азиатской Серматии, в западной части Кавказских гор, недалеко от Черного моря.
49 Труды святого Максима не погибли. Шестой вселенский собор (680 года) достойно почтил Исповедника и предал анафеме еретиков и их учение. - Лучшие из творений преподобного Максима - те, которые изображают жизнь духовную, и особенно следующие: 1) 0 любви к пресвитеру Элпидию 400 глав; 2) Учение подвижническое, в вопросах и ответах к тому же Элпидию; 3) О добродетели и пороке 500 глав; 4) Послание к епарху Георгию о гордости; 5) К кувикулярию Иоанну - о любви и о печали по Боге. Во всех догматических сочинениях преподобный Максим имеет в виду почти одних монофелитов и монофизитов, с которыми в жизни своей столь ревностно боролся. Против монофелитов написаны им: 1) Два тома догматов к Марину в Кипре; 2) О двух волях во Христе, о действиях и волях во Христе, к тому же Марину и множество других менее пространных статей. Против монофизитов написано: 1) о правильных догматах веры и против Севера; 2) о двух естествах во Христе. Ему также принадлежит 5 разговоров о Святой Троице и письмо к пресвитеру Марину "о происхождении святого Духа". Преподобный Максим довольно занимался и объяснением Священного Писания. Он оставил несколько опытов толкования Писания: 1) ответы на сомнительные места Писания; 2) краткие ответы о трудных предметах; 3) объяснение 59 псалма; 4) толкование молитвы "Отче наш"; 5) объяснение книги Песнь песней. Кроме того, от преподобного Максима осталось обрядовое сочинение - изъяснение литургии или тайноводство и некоторые другие сочинения: о душе, о качестве и т. д. - Сочинения преподобного Максима богаты высокими догматическими и нравственными мыслями.

0

9

..........................продолжение от 3 февраля

Мч. Неофита (303-305).
В городе вифинском Никее1 жил муж, по имени Феодул, имевший супругу Флоренцию. Оба они были богобоязненные христиане и благоговейно соблюдали заповеди Божьи. У них родился сын, которого они назвали Неофитом. Просветив его святым крещением, они воспитывали его по-христиански. По мере того, как отрок возрастал годами и разумом и, приближаясь к десятилетнему возрасту, начал учиться в школе, в него вселилась благодать Божья, из уст младенцев хвалу Христу совершающая (ср. Пс. 8:3; Мф.21:16.), ибо Святой "дух дышит, где хочет" (Иоан.3:8): отрок стал чудотворцем. У него был такой обычай: когда дети были отпускаемы из училища по домам своим, блаженный отрок Неофит брал с собою домой беднейших детей, своих сверстников, и разделял между ними ту пищу, которую получал от родителей своих на обед, - а сам оставался голодным. Затем он шел к восточным воротам города, начертывал там своим перстом крест и, поклоняясь ему, молился Христу Богу, распятому за нас на кресте. Сотоварищи же его, насытившись от обеда его, приходили к нему, в то время, как он молился у восточных ворот. Там был в стене камень. Ударяя в этот камень рукою, блаженный Неофит изводил для своих сотоварищей воду, как из источника, - и они пили. Это делал Святой отрок во все дни, питал своих сверстников обедом и чудесно напаяя водою, изводимою из камня. При этом он запрещал им говорить кому-либо об этом и они не рассказывали. Таким образом, никто не знал в этом году о чудотворениях его, ни даже родители его, а только те беднейшие отроки.

На следующий год матери Неофита Флоренции, исполненной особенной любви к Богу, было открыто Богом в сонном видении, что сын ее изводит воду из камня, подобно Моисею, и напаяет жаждущих отроков. Она же, восстав от сна, молилась Богу, чтобы Он открыл ей в подробностях все о сыне ее Неофите. И вот прилетел с небесной высоты белый голубь, блистающий несказанным светом. Сев на постели Неофита, голубь обратился к нему с человеческою речью:

- Я послан, сказал он, от Спасителя сохранить твой одр непорочным.

Услышав это, мать его пала мертвою от ужаса. Тотчас стало известно по всему городу Никее, что Флоренция, жена Феодора, умерла внезапно. Немедленно собралось в дом умершей множество народа, - мужчины и женщины, соседи и знакомые, и все недоумевали, что случилось с нею, что она умерла неожиданно. Феодор, муж ее, находился в это время на поле. Его тотчас известили о внезапной смерти жены его. - Разодрав на себе одежды от скорби, он поспешил домой, рыдая. Неофит, встретив его у ворот, сказал:

- Зачем ты скорбишь, отец? Не умерла мать моя, а крепко уснула.

Затем, вошедши с отцом в дом, он взял за руку мать и сказал:

- Встань, мать моя; ты заснула крепко.

Она, вставши как бы от сна, обняла своего сына и лобызала его с любовью. Видя это, все собравшиеся в дом прославили Бога. Флоренция же рассказала по порядку своему мужу все, что было с нею в сонном видении и наяву. Тогда же стало известно и то чудо, что Неофит изводил из камня воду. Все немало дивились этому, а многие из язычников, бывших там, слыша обо всем этом и дивясь благодати Божьей, обитавшей в чистом и непорочном отроке Неофите, уверовали в Господа нашего Иисуса Христа.

Между тем голубь всегда являлся к одру святого и, сидя на одре, говорил человеческим голосом. Однажды он сказал святому:

- Выйди, Неофит, из дома отца твоего, и иди вслед за мною.

Святой отрок встал, простился с родителями своими и пошел за голубем. Голубь, доведши его до горы Олимпа2, к одной расселине в камне, влетел в находившуюся там пещеру. Неофит, вошедши вслед за ним, нашел там огромного льва и сказал ему:

- Выйди отсюда и поищи себе другую пещеру, потому что жить здесь мне повелел Господь.

Услышав это, лев облизал языком прах от ног его и ушел. Святой остался жить в львиной пещере и был питаем Ангелом. По истечении одного года, Святой, по повелению Божий, пошел опять в город Никею к родителям своим, близким уже к кончине, и, дав им последнее целование, предпослал их к Богу, а сам, раздав нищим оставшееся после них имущество, снова возвратился на гору Олимп, в свое прежнее местопребывание. Там он оставался все время до исполнения пятнадцатилетнего возраста, подобно Ангелу, прославляя Бога и получая пищу от руки Ангела.

В это время царствовали на Востоке и на Западе мучители Диоклетиан и Максимиан3, а в области Вифинской был правителем Декий и помощник его Уар. Церковь Христова была гонима по всей вселенной нечестивыми идолопоклонниками. Тогда же пришел Декий в Никею, а глашатай его объявил, чтобы все граждане города и окрестные жители собрались принести жертвы богам. Был назначен и День для этого гнусного празднества. В это же время находились в Вифинской области и цари; они также прибыли в Никею. Когда наступил этот бесовский праздник, и всенародно приносились жертвы идолам, тогда Ангелы Божий, взявши святого Неофита с горы Олимпа, поставили его среди никейской площади, с просветленным лицом, подобно Моисею. Святой громогласно воскликнул:

- Я открылся не искавшим меня и являюсь не спрашивающим обо мне, чтобы обличить заблуждения и обманы нечестивой веры.

Совершавший празднество народ, а с ним и правитель Декий, увидев внезапно явившегося среди них светлого юношу, громко говорившего, удивились и спрашивали, кто он и откуда. И тотчас же граждане узнали, что это Неофит, сын Феодора и Флоренции. Тогда правитель Декий повелел, чтобы и он принес, вместе с ними, жертву их богам. Святой отверз свои дерзновенные уста и начал говорить:

- Беззаконник и кровопийца, что ты делаешь, приводя к погибели столько человеческих душ? Разве ты не знаешь, что за всех тех, которых ты приводишь к бесовской жертве, ты понесешь страшную ответственность и будешь вечно мучиться в геенне огненной?

Правитель Декий страшно рассердился по поводу этого обличения и повелел обнажить святого юношу и, зацепив за руку, повесить на дереве и бить немилосердно воловьими жилами, а затем положить его в уксус, смешанный с солью. Святой мужественно переносил страдания и взывал громким голосом к стоявшему вокруг народу:

- Мужи, одержимые безбожием и страждущие слепотою, покайтесь и избавьтесь от этой тьмы; придите к истинному свету, Христу Богу, и посвятитесь святым крещением, чтобы удостоится вечной жизни!

Правитель, слыша такие слова святого юноши, исполнился еще большей ярости и повелел снова повесить его на дереве и строгать ножом его ребра. Мучимый так, Святой Неофит, не говорил ничего иного, кроме, слов:

- Сыне Божий, помилуй меня!

Тогда предстал пред ним один из приближенных праведных отцов и сказал:

- Что ты беснуешься, Неофит, противясь царскому повелению? Обещай принести богам жертвы, - и тотчас будешь освобожден от этой жестокой казни.

Но святой ответил ему:

- Я приношу Богу Небесному жертву хваления, а бездушным идолам и живущим в них бесам никогда не поклонюсь.

Тогда правитель повелел своим слугам еще более жестоко строгать святого по всему телу попеременно. Слуги, сменяясь, строгали его беспощадно, так что кости его обнажились. Святой же, укрепляемый Богом, во время этих мучений пел: "если пойду посреди сени смертным, не убоюсь зла, так как ты со мной" (Пс.26:4), Господи.

Правитель, видя, что ничего не успевает, повелел перестать мучить святого и снять с дерева, причем, утешая его, говорил:

- Видя твою юность и щадя твое здоровье, я не налагаю на тебя еще больших мучений, но советую тебе поклониться нашим богам. Тогда будут присланы к тебе царями искуснейшие врачи, которые скоро исцелят тебя от этих ран.

Мученик ответил ему:

- Я имею иного Врача, Владыку моего, Господа Иисуса Христа, за которого страдаю; на Него я и надеюсь.

Тогда правитель повелел заключить его, связанного, в темницу. На утро пошел правитель в царские палаты и рассказал царям о Неофите.

- Я вчера, - говорил он, - мучил, связав, одного христианского юношу, так как он не хочет поклониться богам. Однако он пренебрегает муками и непрестанно призывает Христа своего.

Цари повелели сжечь живыми, как этого юношу, так и всех, исповедующих Христа. Правитель Декий и старейшина Уар вышли из царской палаты и пришли к месту, называемому "школою Геркулеса"4. Здесь были поставлены царские изображения, и Декий повелел привести из темницы юношу Неофита. Когда Святой был приведен, правитель обратился к нему со следующими словами:

- Неофит, подойди и принеси жертву богу Геркулесу; тогда ты будешь угоден богам, а царям и нам приятен.

Святой ответил ему:

- Я молюсь Богу моему, Иисусу Христу, чтобы оказаться приятным и угодным ему.

Тогда, по повелению мучителя, была сильно раскалена печь для сожжения святого Неофита. Он был ввергнут в печь и отверстие ее было закрыто на три дня и три ночи, чтобы не осталось и костей мученика. Но Святой мученик Неофит, посреди огня охлаждаемый Божественною росою, веселился как на месте спокойном, воспевая: "Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях" (Пс.2:1-2). Он оставался совершенно невредимым, подобно трем Вавилонским отрокам, ввергнутым в печь (Дан.3).

По прошествии трех дней, пришли слуги мучителя открыть печь и высыпать пепел; они думали, что печь угасла и тело мученика сгорело. Но лишь только они открыли отверстие, тотчас неожиданно из печи изверглось огромное пламя и попалило множество нечестивых, пришедших туда, так что едва ли кто остался невредимым. Святой же громким голосом, воскликнул:

- Благословен Ты, Господи Боже мой, сохраняющий меня здравым и невредимым среди мучений, избавляющей меня от лукавства мучителей, претворяющей для меня огонь в росу и попаливший пламенем достойных вечного и неугасающего пламени! Молюсь Тебе, Владыка, не посрами меня, раба Твоего, до конца, пока я совершу свой подвиг при Твоей помощи.

После этого Святой вышел из печи здравым, не получив никакого вереда от огня. Нечестивые слуги, оставшееся от сожжения пламенем, взяли его и повели к правителю. Все язычники удивлялись такому чуду, и приписывали его, по нечестию своему, волхвованию, сами будучи исполнены бесовского чародейства: злоба ослепила их, и они не могли уразуметь силы Христовой.

Затем Святой был осужден на съедение зверями. Было приготовлено возвышение; обнаженного святого привязали к укрепленному на нем столбу и выпустили на него медведя. Зверь с ревом пошел к святому, но, приблизившись, остановился, посмотрел на него и затем возвратился на свое место. Правитель и все собравшиеся на это зрелище удивлялись этому. Затем выпустили самую свирепую медведицу, которая только дважды в год была выпускаема на ристалище, так как была очень зла и убивала многих. Она, подбежав, поверглась у ног святого, почитая в нем угодника Божьего, а затем отошла на свое место. Когда это происходило, пастухи привели к правителю огромного и весьма свирепого льва, которого, по их словам, они поймали в пустыне пять дней тому назад и вовсе не давали пищи. Обрадованный правитель повелел ввести этого льва внутрь ристалища, где Святой мученик ногой был привязан к столбу. Все ужасались, глядя на этого льва, так как он был очень велик и свиреп. Лев, подошедши к святому, посмотрел на него, остановился, и склонив голову, испускал из очей своих слезы, точно реки из источников, а затем стал лизать ноги святого. Это был тот лев, которого Святой Неофит нашел на горе Олимп, в каменной пещере, и отослал в другое место, сам, поселившись в его пещере. Узнав его, Святой повелел ему возвратиться в первое свое жилище, на горе Олимпе, которое он уступил святому; при этом Святой запретил ему когда-либо вредить людям. Лев, поклонившись мученику, пошел от него со страшным ревом, разломал двери ристалища и быстро прошел среди народа. Все бросились бежать, опасаясь свирепости зверя, но он никого не тронул и побежал в пустыню, по повелению святого, на прежнее свое место. Мучитель, исполненный страха и ужаса, и, не зная, что еще делать, повелел убить мученика. Там стоял один звероподобный и свирепого нрава иноплеменник, имевший в руках копье. Он бросился на святого и, ударив его копьем в грудь, проколол насквозь. Так Святой мученик Неофит, закланный как агнец, предал свою душу в руки Господа своего в 21 День января5, прожив от рождения своего пятнадцать лет и четыре месяца. Ныне же он, наследуя бесконечную жизнь, славит Источника жизни Христа Бога, с Отцом и Святым Духом славимого во веки.

Тропарь мученика Неофита
глас 4

Мученик Твой, Господи, Неофит/ во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего,/ имеяй бо крепость Твою,/ мучителей низложи,/ сокруши и демонов немощныя дерзости./ Того молитвами// спаси души наша.
______________________________________________________________________
1 Вифиния - северо-западная область Малой Азии. Никее - ныне Исник - в древности богатый и цветущий город, теперь бедный и малонаселенный. В Никее происходили I и VII Вселенские соборы.
2 Олимп - гора в Малой Азии, на границе между Фригией и Вифинией.
3 Диоклетиан - римский император, царствовал в восточной половине империи, Максимиан - в западной половине с 284 по 305 г.
4 Геракл или Геркулес - герой древнегреческих преданий, обладавший, по верованиям древних греков, сверх естественною силою, олицетворявший собою физическую силу человека и впоследствии почитаемый ими, как один из наиболее излюбленных богов. Как воплощение физической силы, Геркулес почитался главою и покровителем всех гимназий (древне-греческие общественные школы, в которых особенное внимание обращалось на гимнастические упражнения) и палестр (школы для физических упражнений, содержавшиеся частными лицами, где мальчики получали физическое развитие). Школы эти обыкновенно посвящались Геркулесу и украшались его статуями. Часто эти упражнения и гимнастические и атлетические состязания производились на открытом воздухе, на особо предназначаемых для сего местах, посвящаемых Геркулесу.
5 Св. Неофит пострадал и мученически скончался в гонение Диоклетиана, бывшее в 303 - 305 годах.

Мчч. Евгения, Кандида, Валериана и Акилы (III-IV)
Сии святые прославленные мученики пострадали в царствование Диоклетиана и Максимиана от правителя Лисия. Прежде всего, Валериан, Кандид и Акила были схвачены в горах Трапезунтских, так как, с наступлением тяжкого гонения, они оставили дома свои, и все имущество, и весь суетный мир, и скитались в горах, предпочитая лучше жить со зверями, Чем с богопротивными идолопоклонниками. Схваченных троих мучеников нечестивые, прежде всего, послали в страну Лассийскую, в один городок, по имени Пина, в тяжкое заточение в тамошней темнице, а затем, спустя некоторое время, привели их в Трапезунте1 и представили правителю Лисию. Когда святые, допрашиваемые о Христовой вере и побуждаемые к принесению идольских жертв, оказали неповиновение, тогда их прежде били нагих жилами, а затем повесили и строгали железными когтями, опаляя при этом горящими свечами. Святых страдальцев укрепляла Божественная сила, невидимо пребывавшая в них среди мучений. Она внезапно так устрашила мучителей, что они пали ниц, как мертвые. Видя это, Лисий ужаснулся и повелел отвести мучеников в темницу. Спустя несколько дней, был схвачен и Святой Евгений, и подвергнут был жестокому биению за исповедание имени Иисуса Христа. Когда, затем, правитель пошел в идольский храм, то за ним был веден и мученик Евгений. Вошедши в храм, Святой помолился Богу, и тотчас идолы пали и рассыпались в прах. Тогда, по повелению мучителя, слуги его оцепили веревками руки и ноги святого и, растянув его на земле, били в продолжение долгого времени толстыми палками. Затем повесили его нагого, строгали тело его железными когтями, опаляли свечами, и раны его поливали крепким уксусом, смешанным с солью. После этого всех четырех святых мучеников вместе ввергли в огненную печь, а когда они вышли оттуда без всякого вреда для себя, они были усечены мечом2. Таким образом, окончились страдания сих святых.
_____________________________________________________________________
1 Трапезунт - город в восточной части Понта, - отпорной области Малой Азии, на морском берегу.
2 В начале IV века.


Мц. Агнии девы (ок. 305)

http://s005.radikal.ru/i210/1002/66/c4a2c1240a43.jpg
Святая мученица Агния родилась в древнем Риме и была воспитана родителями в христианской вере. На тринадцатом году жизни она временною смертью избавилась от смерти вечной и обрела нескончаемую жизнь, так как возлюбила единого Подателя жизни и привязалась к Нему от юности. Она была юна годами, но стара совершенным разумом, - юна телом, но единою души ее была мудрость (Прем.Сол.4:9), прекрасна лицом, но еще прекраснее глубиною веры. Воспламененная любовью к Сладчайшему Иисусу, родившемуся от Пречистой Девы, она обручилась с Ним своим девством, и кроме Него, никого другого не хотела иметь своим женихом. Благородная по происхождению и прекрасная лицом, она своею красотою настолько привязала к себе очи и сердце одного юноши, сына областоначальника Симфрония, что, когда он увидел ее возвращавшуюся из женской школы, тотчас воспламенился любовью к ней, а затем, расспросив о ней и узнав дом ее родителей, начал посылать к ней обильные дары, обещая еще больше, и прося, чтобы она согласилась стать его невестою и сочеталась с ним браком. Святая Агния отвергла все эти дары, как бы сор, нисколько их не ценя; о себе же она говорила, что она обручена лучшему Жениху и имеет от него лучшие и более ценные дары: будучи невестою Его, она не может оставить его и изменить своей преданности и любви к Нему. Но этот юноша со дня на день воспламенялся все большею любовью к ней и признавал себя почетнейшим и более достойным, сравнительно со всеми другими благородными юношами. Полагая же, что девица желает от него лучших даров, он приготовил в большем количестве и более ценные камни и жемчуг, драгоценные сосуды и одежды, и сам принес их к ней, умоляя то лично, то чрез знакомых, друзей и соседей, чтобы она никого не предпочитала ему. Он указывал на свое знатное происхождение, на богатства, дома, наследственные земле, которыми она удет владеть, если согласится обручиться с ним. Тогда святая начала говорить более ясно:

- Отойди от меня, разжигатель греховного пламени, страстный любитель скверны, снедь, уготованная вечной смерти! Отступи от меня, так как тебя предупредил уже другой Жених, Который подарил мне гораздо большие украшения и обручил меня перстнем веры Своей. С Ним ты не можешь сравниться ни по происхождению, ни по званию. Он возложил на меня иные отличия духовной красоты. Он обложил мою десницу и шею многоценными камнями, дал в уши мне серьги из бесценных изумрудов, опоясал меня светло-блестящим жемчугом, положил знамение на лице моем, чтобы я не предпочитала ему никакого другого жениха, одел меня златотканою одеждою и красил меня бесчисленными ожерельями; кроме того, Он показал мне бесценное сокровище, которое обещал дать мне, если я сохраню веру в Него. Потому-то я не могу ни смотреть на кого-либо другого, чтобы не обесчестить первого Жениха своего, ни оставить Того, с Кем я крепко связана союзом любви. Его знатность - высочайшая, могущество - самое крепкое, красота - великолепнейшая, любовь - сладчайшая, превосходящая всякую благодать; Им уже уготован и чертог для меня. Голос го приятен мне; уста его уже источили для меня мед и молоко; его чистыми объятиями я уже искренно привязалась к ему; плоть его уже объединилась с моею плотью и кровь его красила мое лицо. Матерь его - Дева, а Отец его жены не нал. Ему служат Ангелы; солнце и луна удивляются его красоте; но его повелению мертвые воскресают; от прикосновения к Нему больные исцеляются; богатства его никогда не умаляются и сокровищницы не пустеют. В Него Одного я храню еру и ему всецело вверяю себя. Имея его своим мужем, я станусь девою; любя его, буду непорочна; прикасаясь к Нему, станусь чистою; от этого брака не бывает детей; чадородие нем безболезненно, а плоды сожития с каждым днем умножаются.

После этих слов, безумный юноша еще более воспламенился к ней горячею любовью и, страдая сердцем от любовной раны, впал в тяжкий недуг от скорби и печали. Когда он слег на одре болезни и тяжко вздыхал из глубины сердца, врачам стала ясною сердечная рана его. Отец его, услышав обо всем этом, и узнав из расспросов о причине болезни, послал немедленно к девице и к родителям ее, желая обручить ее в невесту своему сыну. Она же, как и в первый раз, отказалась, говоря:

- Я никогда не изменю моему первому Жениху.

Разгневанный начальник области старался обстоятельно расследовать, кто может сравниться с его сыном и унизить знатность его рода? Тогда один из присутствовавших разъяснил, что Агния - из детства христианка и христианским волшебством так обольщена, что считает Христа, которого христиане признают Богом, своим Женихом. Узнав об этом, начальник области обрадовался, так как он мог, будучи судьей, признать ее достойною казни за оскорбление богов своих; притом, он надеялся собственною властью принудить ее к брачному союзу с сыном. Немедленно он послал своих слуг привести ее, и начал свой нечестивый суд над нею. Сначала он питался ласками, а затем угрозами, отвратить ее от Христа и обещанного Христу девства. Однако, дева Христова не прельстилась ласками и не убоялась угроз, но, будучи мужественна духом, одинаково насмехалась и над ласками, и над угрозами. Областеначальник Симфроний, видя такое мужество девицы, обратился к ее родителям и много беседовал с ними об обручении, а так как они были благородного происхождения, то, не смея допустить насилие над ними, советовал лишь всячески убеждать дочь свою к браку. Но они отказывались, говоря:

- Правитель, мы не в состоянии будем убедить ее, ибо насколько мы с детства знаем ее волю, она никогда этого не сделает и никогда не откажется от своего намерения.

Тогда правитель снова повелел представить к нему девицу на суд, поговорив ей много о плотской любви и о супружестве; когда все ласковые и льстивые речи оказались бессильными, он сказал, наконец:

- Выбирай себе одно из двух: или сочетайся браком с моим сыном, или, если желаешь сохранить девство, посвяти себя на всегдашнее служение богине Весте1, ибо она таких девиц требует.

На эти слова блаженная Агния ответила:

- Если я презрела твоего сына, хотя и развращенного бешеною страстью, однако - живого человека, притом имеющего разум, способного слышать, видеть, ходить и пользоваться благами мира сего, - если я не могу даже смотреть на него, в виду обета Христу моему, то Тем более я не могу почитать истукана глухого и немого, бездушного и неразумного. Чтобы не причинить оскорбления всемогущему Богу, я не преклоню головы своей пред бесчувственным камнем, ибо я несомненно знаю, что нет иного Бога, кроме Того, Который создал небо и землю чрез Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа, нас ради воплотившегося, пострадавшего и погребенного, в третий день воскресшего и ныне царствующего на небе бесконечным царством. Ему единому я покланяюсь и служу, как Истинному и Живому Богу, а твою лживую богиню и всех ваших гнусных богов проклинаю.

Выслушав это, правитель Симфроний сказал:

- Щадя твою юность, прощаю тебе хуления, которые ты изрекла на богов наших, ибо вижу, что ты имеешь несовершенный разум; пощади же и ты себя и не прогневляй богов.

Святая Агния ответила:

- Зачем ты мою юность, точно неразумную, презираешь, и почему ты думаешь, что я ищу у тебя какой-либо милости? Знай же, что достоинство веры зависит не от годов жизни и не от телесного возраста, а от разума, и всемогущий Бог превозносит человека более умом, нежели годами, и более благодетельствует чрез разум, чем чрез долголетие. А богов своих, от гнева которых ты меня предостерегаешь, оставь; пусть они сами гневаются на меня, пусть сами говорят, пусть сами повелевают мне почитать их и поклоняться им.

Правитель области сказал на это:

- Одно что-либо выбирай себе: или с другими девицами, для спасения чести дома своего, принеси жертву богине Весте, или, на вечный позор своему роду, ты пойдешь в непотребный дом к бесстыдным женщинам.

Святая Агния мужественно ответила ему:

- Если бы ты знал, Кто Бог мой, ты не говорил бы этого. Я же, зная силу Господа моего Иисуса Христа, не придаю никакого значения твоим угрозам, ибо вполне уверена, что и богам твоим не поклонюсь, и девство мое сохранится чистым и неповрежденным. Я имею хранителя тела моего, Ангела Божьего. Господь же мой, Иисус Христос, единородный Сын Божий, которого ты не знаешь. Он для меня крепость несокрушимая, страж неутомимый, защитник постоянный, - не так, как ваши боги, которые суть или куски меди, годные для изготовления котлов, полезных в домашнем обиходе, или камни, которыми мостят улицы. Божество же не в камне обитает, а имеет престолом небо, и не в меди обитает, или какой-либо более Ценной вещи, а в вышнем царствии, будучи прославляемо и почитаемо всяким созданием. Ты же и подобные тебе, если не обратитесь от идолослужения к Истинному Богу, то вместе с богами твоими, которые отливаются ваятелями в огне и в огне растаивают, будете мучиться в вечном огне.

Начальник области сильно разгневался, повелел обнажить святую и вести ее нагую в непотребный дом, а глашатай должен был восклицать:

- Агния, нечестивая дева, похулившая богов, ведется в непотребный дом, как блудница.

Но в то время, как святая девица была обнажена для поругания, Бог не оставил ее в ее уповании и не допустил посмеяния и посрамления невесты Своей. По Божью изволению, у нее выросли немедленно столь длинные волосы на голове, что покрыли все тело ее, как какая-либо плотная одежда, и никто не мог видеть наготы ее. Когда она вошла в дом блудниц, то увидела Ангела Божьего, готового охранять ее девическую чистоту, который покрыл ее таким несказанным блистающим сиянием, что, по причине сильного блеска, не могли взирать на нее глаза бесстыдных и нечестивых юношей. Вся комната та заблистала светом подобно солнцу, сияющему во всей своей красе, и когда кто-либо пытался посмотреть на нее любопытным оком, тотчас сильно помрачались глаза его от незримой, по причине того света, святой. Когда же девица начала молиться, то увидела пред собою белую одежду, сотканную не человеческими, но ангельскими руками. Одевшись в нее и увидев себя одетою сообразно своему возрасту, святая произнесла:

- Благодарю Тебя, Господи мой, Иисусе Христе, что Ты, включая меня в число рабынь Твоих, даровал мне эту одежду!

Тогда дом греховный стал домом молитвы, место бесовских потех стало селением славы Божьей, нечистый дом блудниц стал великолепным чертогом, где невеста Христова с явившимся ей Ангелом прославляла и воспевала Бога. Приходили сюда многие, развращенные умом и воспламененные страстью, но убоявшись славы, окружавшей девицу, и видя Божественную силу, защищавшую ее девство, становились целомудренными и, поклонившись, уходили. Пришел со своими сверстниками и сам тот юноша, виновник зла, исполненный нечистой страсти. Он хотел совершить над святою девицею насилие и, видя других, прежде него входивших и уходивших без всякого успеха, смеялся над ними, называя их ничтожными и слабыми. Вошел он с дерзким намерением в комнату, в которой молилась святая, и, видя небесное сияние, не воздал чести славе Господней и бесстыдно устремился к невесте Христовой. Но прежде чем он коснулся ее рукою, им мгновенно овладел бес, с силою поверг его на землю и, удавив его, сделал бездыханным. Пришедшие с ним юноши, видя, что он долго замедлил в комнате, думали, что он творит греховное дело. Тогда один из ближайших приятелей его, желая похвалить его и поздравить по поводу исполнения и достижения желания его, вошел в комнату, и, нашедши его бездыханным, начал громко кричать:

- Мужи римские, помогите! Эта волшебница своим чародейством убила сына правителя.

Тотчас сбежалось множество народа. Видя случившееся, одни называли ее чародейкою, а другие признавали неповинною в смерти юноши. Узнав об этом, отец умершего поспешно явился в толпе и, увидев сына своего лежащего бездыханным, с рыданием обратился к святой:

- О, бесчеловечная и жесточайшая из всех женщин! Зачем ты уморила сына моего? Разве ты не могла на ком-либо другом показать силу своего чародейского искусства? Горе мне! Что ты сделала? Расскажи, как ты убила его?

Святая кротко ответила ему:

- Тот, волю которого он хотел исполнить, исконный враг рода человеческого, имеющий власть над блудниками и не боящимися Бога, и особенно над развратителями девства, тот убил его. Ибо все, сколько их ни входило сюда раньше его, остались живыми и здоровыми, так как они воздали честь Богу, пославшему Ангела Своего одеть меня этою одеждою милосердия и сохранить неповрежденным мое девство, от колыбели завещанное Христу. Видя блеск ангельского сияния, они все покланялись и выходили без вреда, а сын твой, будучи бесстыдным и не боящимся Бога, лишь только вошел, начал свирепствовать и неистовствовать, и когда он бесстыдно простер свою руку, чтобы прикоснуться ко мне, Ангел Божий тотчас продал его сатане на эту горькую и постыдную кончину, которую ты видишь. Таким образом, но моим чародейством, как ты полагаешь, но властно и повелением Ангела Божьего, он умерщвлен.

На это правитель сказал:

- Тогда лишь станет ясно, что ты не волшебством сделала это, когда ты умолишь своего Ангела, чтобы он воскресил моего сына.

Святая ответила:

- Хотя вы и недостойны за свое неверие такого чуда, но так как настало время, чтобы обнаружилось, и было прославлено могущество Господа моего Иисуса Христа, то выйдите отсюда все, и я сотворю обычные молитвы к Богу моему.

И в то время как она молилась, лежа на земле ниц, явившийся ей Ангел Божий поднял ее плачущую и воскресил умершего юношу. Последний, вышедши из дома, начал восклицать громким голосом:

- Един есть Бог на небе и на земле, и на море, Бог христианский; иные же боги суть ничто, а только обман и заблуждение, приносящие верующим в них вечную гибель!"

Видя и слыша это, многие из народа уверовали в тот день, числом сто шестьдесят человек, и крестились. Спустя некоторое время, язычники отсекли головы им и воскрешенному юноше.

По поводу такого чуда сильно смутились языческие жрецы и чародеи. Распространив молву о чуде и вызвав сильное волнение в народе, они громко кричали, обращаясь к судье:

- Истреби из нашей среды эту волшебницу, убей чародейку, которая не только убивает тела, но и производит переворот в душах и сердцах!

Симфроний, видя это чудо, пришел в недоумение: он хотел отпустить святую, но, опасаясь возмущения против себя жрецов и даже изгнания из отечества, оставил для усмирения народного волнения своего наместника, по имени Аспазия, а сам ушел, скорбя, что не мог освободить, по воскрешении сына, святую девицу. Аспазий, приняв власть, повелел разжечь среди города костер и бросить в него святую Агнию на сожжение. Когда святая была брошена в огонь, тотчас пламя разделилось на две части и дало ей место посреди себя пространное и прохладное; наоборот, оно устремлялось на стоящих вокруг и опаляло их. Народ же, видя девицу неопаляемою, приписывал это не всемогуществу Божий, а силе чародейства и, рассуждая об этом, волновался и хульными голосами взывал до облаков. Между тем, святая мученица, стоя среди огня и воздевши руки вверх, молилась:

- Слава Тебе, всемогущий, всеми исповедуемый и прославляемый Отец Господа нашего Иисуса Христа, чрез которого Ты избавил меня от руки нечестивых людей, сохранил от скверны мою душу и тело мое соблюл чистым! Вот и теперь небесною росою от Духа святого прохлаждается для меня огонь, пламя разделяется, и вся сила огня устремляется на слуг, старающихся сжечь меня. Благодарю Тебя, достойно славимый Боже, за то, что и среди пламени Ты даешь мне безбоязненный путь к Тебе. Я уже вижу исполнившимся то, во что я веровала; на что я надеялась, то имею, и желаемое получила. Исповедую Тебя устами и сердцем; к Тебе я устремилась всеми чувствами, и вот иду к Тебе, Живому и Истинному Богу, с Господом нашим Иисусом Христом и Святым Духом, живущему и царствующему во все веки, аминь.

Когда эта молитва была произнесена святою, и весь огонь костра угас до конца, Аспазий, опасаясь продолжения народной смуты, повелел воткнуть меч в гортань святой. Таким образом, Христова мученица Агния, обагрившись собственною кровью, пошла на брак Бессмертного Жениха2. Родители святой Агнии взяли с радостью честное тело своей дочери и положили на поле своем, недалеко от города, при дороге, называемой Нументана. Здесь многие верные собирались на молитву, особенно ночью, по причине боязни язычников, которые, подстерегая и там и на пути, причиняли верующим много притеснений. Однажды, напав нечаянно, они многих ранили брошенными камнями и всех разогнали; осталась лишь одна девица, сверстница святой Агнии, по имени Емерентиана. Она, исполнившись дерзновения, поносила разбойников, говоря:

- За что вы, жестокосердые, побиваете камнями неповинных людей? Какую вину вы нашли в тех, которые прославляют единого Бога и своими молитвами испрашивают для вас многие блага?

Язычники, рассвирепев, побили ее камнями. Таким образом, она, молясь у гроба святой Агнии, предала дух свой Господу. И тотчас начались - сильнее землетрясение, молнии и страшные громы; большая часть убийц пали мертвыми, пораженные свыше. С этого времени язычники более не осмеливались притеснять верующих, идущих к гробу Христовой мученицы. Родители же святой Агнии, пришедши ночью с пресвитерами, омыли окровавленное честное тело святой Емерентианы и похоронили вблизи святой Агнии, а сами постоянно находились у гроба возлюбленной дочери своей, бодрствуя и плача по ночам. В одну из ночей они увидели лик Девиц, идущих мимо них, - украшенных светлыми златоткаными одеждами и сияющих небесною славою, а среди них они увидели и дочь свою, святую Агнию, подобно им сияющую и имеющую по правую сторону себя Агнца - белее снега. Она, обратившись к подругам своим, чтобы они остановились и обождали немного, сказала родителям:

- Не плачьте обо мне, как об умершей, но лучше радуйтесь и торжествуйте вместе со мною, так как я вместе с сими девами, вселилась в светлые обители и ныне я соединилась на небе с Тем, Кого я всем сердцем возлюбила на земле.

Сказав это, она стала невидима.

Спустя много лет, вступил на царство Константин Великий. Дочь его Констанция тяжко заболела. Все тело ее было обложено гнойными струпьями, и не было здорового места на ее теле с головы до ног. Врачи ничем не могли помочь ей. Последовав доброму совету, она пошла ночью к гробу святой мученицы Агнии и там, помолившись с твердою верою и со слезами, она уснула и увидела в сонном видении святую Агнию, которая сказала ей:

- Дерзай, Констанция, и веруй в Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, верою в которого ты ныне исцеляешься от ран твоих.

Проснувшись, Констанция почувствовала себя настолько здоровою, как будто она никогда не болела. Возвратившись домой, она рассказала отцу своему и братьям, как исцелила ее святая Агния. Великая радость была в царском доме; радовался и весь город, прославляя Бога за это великое чудо. Многие стали приходить к гробу святой мученицы и получали различные исцеления. После этого царевна Констанция упросила отца своего построить церковь во имя святой мученицы Агнии на месте погребения ее. Там устроив себе жилище, она оставалась девою со многими другими благородными и знатными девицами до своей кончины. Так основался девичий монастырь при церкви девицы и невесты Христовой, святой Агнии, в честь и похвалу ее, во славу Христа Бога нашего, с Отцом и Святым Духом славимого во веки, Аминь.
_______________________________________________________________________
1 Веста (у греков - Гестия) почиталась древними римлянами богиней домашнего очага, домашнего согласия, мира и счастья; сама она, по их верованиям, была девственницей. В честь ее было устроено особое святилище с ее статуей и очагом, в котором поддерживался неугасимо-горящий огонь, о котором заботились ее служительницы, так называемый весталки, выбиравшиеся из чистых дев, дававших обет вечного девства, и пользовавшиеся среди римлян большим уважением и почетом.
2 Св. мученица Агния пострадала в 304-м году.

Мч. Анастасия (662).
Святой мученик Анастасий был учеником преподобного Максима Исповедника, вместе с ним терпел гонения от монофелитов. Он описал жизнь своего учителя. Скончался в 662 году.

новомученики:

Свщмч. Илии Березовского, пресвитера (1938).
Священник сибирского села Мошково отец Илия был арестован в 1933 году, второй арест последовал в Казахстане в 1937 году. 1-го февраля 1938 года тройка при НКВД по Алма-Атинской области вынесла отцу Илии приговор и 3-го февраля священник был расстрелян. В обвинении при осуждении написано: «среди населения села Чемолган вел агитацию за создание церковной общины и открытие церкви». Место его погребения неизвестно.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

10

..........................продолжение от 3 февраля

Иконы Божией Матери Ктиторской (Алтарница)(IV) именуемой "Отрада", или "Утешение" (807), Ватопедской иконы Божией Матери
http://s001.radikal.ru/i193/1002/b0/84e5f395775e.jpg
История появления «Ктиторской» иконы Божией Матери следующая.

Недалеко от Ватопедского Афонского монастыря, построенного в 395 году в период царствования Константина Великого, во время сильной бури упал с корабля в море царевич Аркадий, сын императора Феодосия Великого. Все думали, что он погиб. Однако недалеко от того места, где находился монастырь, под тенью одного из прибрежных кустарников спутники Аркадия увидели спокойно спавшего царевича. Проснувшись, он рассказал, как был чудесным образом избавлен от неминуемой гибели заступничеством Богоматери. В воспоминание этого события расположившемуся здесь монастырю было дано название «Ватопед», т. е. куст отрока.

Император Феодосий Великий, узнав о чудесном спасении сына, в благодарность за это не только распространил, украсил и обогатил Ватопедский монастырь, но и пожертвовал обители сделанную из мастики икону Божией Матери. Эта икона была названа «Ктиторской» – в память о том, что император был ктитором (в переводе с греческого – устроителем и украсителем монастыря). Эта «Ктиторская» икона была помещена в соборном Благовещенском храме в алтаре на горнем месте. Это послужило поводом к названию этой святой иконы еще «Алтарницей».

В 862 году, когда арабы, разоряя и грабя Крит, Сицилию и другие острова, уже стали бесчинствовать в пределах св. Афонской Горы и приближались к Ватопедской обители, экклесиарх, не желая допустить, чтобы они надругались над христианскими святынями, скрыл Ктиторскую икону и крест в колодце, который находился под помостом алтаря. Поставив перед святынями горящую свечу, он надвинул сверху мраморную плиту вровень с помостом. Однако самого священника варвары схватили и увели в плен.

Только почти через семьдесят лет несчастный пленник получил свободу. Душа его стремилась туда, где он прежде служил Господу – к Святой Горе. Великолепный в прежнее время Ватопед теперь представлял из себя жалкие развалины. Немногочисленная братия трудилась над обновлением разоренной обители, к ним присоединился и старец-пленник.

Припоминая события прежней жизни и обстоятельства, при которых он должен был покинуть Ватопедскую обитель, иеродиакон указал место, куда он скрыл святую икону Богоматери и крест, и просил сдвинуть одну из плит алтарного помоста. Под ней братия действительно нашла и икону Пресвятой Богородицы, и животворящий Крест Господень. Даже свеча еще горела пред ними.

Эта свеча и до сих пор горит неугасимо при святой Ктиторской иконе Богоматери: иноки, подбавляя воск, сберегают ее таким образом из рода в род.

Так как обе святыни были найдены в понедельник, то, начиная со времени их обретения, в этот день в Ватопедской обители совершается торжественный молебен Божией Матери в соборе, а на следующий день служится торжественная литургия с благословением колива и возношением части просфоры в честь Богоматери. Такое постоянное празднование продолжается более десяти столетий и как нельзя лучше свидетельствует об истинности события, глубоко запечатленного в преданиях Ватопедской обители.

Ктиторская икона ныне находится в алтаре соборного храма, на горнем месте.

На Афоне эта икона называется также "Отрадою" или "Утешением".
http://s002.radikal.ru/i200/1002/f5/948c1e765b3b.jpgОбраз "Отрада и Утешение"
из Ватопедского монастыря Святой Горы Афон

Тропарь Божией Матери пред иконой Ея Ватопедской, именуемой Отрада или Утешение
О, покров благодатный и спасительный стяжахом честную Твою икону, Богородице. На сию убо со умилением взирающе, Тебе вопием: Владычице низпосли отраду и утешение; на Тя упование возлагаем грешнии и смиреннии, на Твое предстательство надеемся недостойнии, ускори нас избавити от бед и скорбей, и умоли Сына Твоего, Христа Бога нашего, помиловати и спасти души наша.

Ин тропарь Божией Матери пред иконой Ея Ватопедской, именуемой Отрада или Утешение
глас 4

К Богородице прилежно ныне притецем,/ грешнии и смиреннии, и припадем,/ в покаянии зовуще из глубины души:/ Владычице, помози, на ны милосердовавши,/ потщися, погибаем от множества прегрешений./ Не отврати Твоя рабы тщи,/ Тя бо и едину надежду имамы.

Кондак Божией Матери пред иконой Ея Ватопедской, именуемой Отрада или Утешение
глас 8

Взбранной Воеводе победительная,/ яко избавльшеся от злых,/ благодарственная восписуем Ти, раби Твой, Богородице,/ но яко имущая державу непобедимую,/ от всяких нас бед свободи, да зовем Ти:/ Радуйся, Невесто Неневестная.

Пресвятая Богородица ,моли Бога о нас http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

АКАФИСТ
http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … utnieikna/

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Ин. З, 21-4, 6; Мк. 14, 43-15, 1). Нужна помощь - проси. Просил, говоришь, не дана. Но как же другим дается? У Господа нет лицеприятия, чтобы одному дать, а другому не дать, без всякой причины. Он всем готов дать, будучи любоподателен. Если иному не даст, причина не в Нем, а в просящем помощи. Между этими причинами могут быть и такие, которых мы и угадать не можем. Но есть причины ведомые, всякому самому видные. Одну из таких - и не главнейшую ли? - указывает Св. Иоанн в отсутствии дерзновения, а отсутствие дерзновения производит из осуждения сердца или совести. "Возлюбленные", говорит, "если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное перед Ним". К этим словам нечего прибавлять. Все ясно само собою. Какой господин станет помогать неверному слуге, моту и развратнику? А Господь будто поблажать будет нам, когда мы не хотим угождать Ему и заповеди Его творить, когда, может быть, тут то и за молитву беремся, когда приспела крайняя нужда?!
****************************************************************************************************************************************
Будем проводниками благодати

  "Благословлю тебя... и будешь ты в благословение"
(Быт. 12, 2)

"Благословляйте, - говорит ап. Петр, - зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение" (1 Петр. 3, 9). Кто сам получил благословение, тот будет его передавать. Благодать Божия, любовь Божия не застаиваются в сердце: им свойственно идти дальше, и этому сердцу назначено быть проводником благодати. Любовь свыше течет через одну душу на другие, и эта душа, источая благодать, опять наполняется от того "потока Божия, который полон воды" (Пс. 64, 10).
Так было с Авраамом, когда он верою повиновался призванию и стал отцом всех верующих. Так было со многими ветхозаветными и новозаветными слугами Божиими. Тому же призванию должны повиноваться и мы - призванию быть истинно верующими, открыть душу широко, чтобы воспринять уготованное ей благословение во Христе, наполниться им до края и через край, помня, что это благословение дано человеку не только для себя, но для передачи всем его окружающим.
И эта передача совершается иной раз и без слов, тихо, без шума, тем беспрерывным, неуклонным влиянием, которое действует во всякой среде, при всяких обстоятельствах, несмотря на сопротивление и препятствия. Ребенок поддастся этому теплому отражению любви Христовой, и сердце его повернется к Спасителю; юноша беспечный остановится и задумается при встрече с таким носителем благословения; бедняк почувствует участие неземное и возблагодарит Бога. В семье такой сосуд благодати будет поддержкой, помощью, светом для всех. Грех не уживется в соседстве с ним, и грешник почувствует себя смущенным и обличенным. В благодати нуждаются люди, и дается она всякому, даже самому немощному, который, сознавая свою немощь и пустоту, идет к Источнику и наполняется от него.

из истории дня:
В 1526 г. произошло венчание Великого Князя Василия III Иоанновича (род. в 1479, правил в 1505-1533) и Елены Васильевны Глинской (матери Ивана Грозного). Это второй брак Великого Князя Василия III Иоанновича

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

11

Во славу Божию и на пользу ближнего !

4 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Ап. Тимофея (ок. 97)
http://i060.radikal.ru/1002/e1/a3b80313e204.jpg
Святой апостол Тимофей происходил из Ликаонской области1, а воспитание и образование получил в знаменитом городе Листры2, который не столько прославился изобилием плодов земных, сколько этою богонасажденною плодоносною ветвью. Этот молодой побег произрос, однако, от не совсем здравого корня: ибо как благоухающая роза вырастает из терния, так и святой Тимофей произошел от неверующего еллина, который был известен своим языческим нечестием и настолько погряз в пороках, насколько впоследствии сын его превосходил всех людей добродетелями и высокою нравственностью. Матерь же и бабка святого Тимофея были родом евреянки, обе святые и праведные, украшенные добрыми делами, как об этом свидетельствует святой апостол Павел в словах: "желаю видеть тебя, воспоминая о слезах твоих, дабы мне исполниться радости, приводя на память нелицемерную веру твою, которая прежде обитала в бабке твоей Лоиде и матери твоей Евнике; уверен, что она и в тебе" (2Тим. 1:4. 5).

Еще будучи отроком, блаженный Тимофей, питаемый свею матерью не столько телесною пищею, сколько словом Господним, всячески уклонялся от языческого и иудейского заблуждения и затем обратился к святому апостолу Павлу, сей богогласной церковной трубе. Это произошло таким образом. Святой апостол Павел вместе с учеником и апостолом Христовым Варнавою3 пришел в Листры, как об этом повествует Божественный Лука в Деяниях Апостольских: "они удалились, говорит он, в Ликаонские города Листру и Дервию и в окрестности их" (Деян. 14:6). По прибытии своем туда святой апостол Павел совершил великое чудо: хромого от чрева матери исцелил единым словом. Видя это, жители города сильно удивились, говоря: "Боги в образе человеческом сошли к нам". Когда же они узнали, что это не боги, а люди, и называются апостолами и проповедниками Живого Бога, притом суть противники ложных богов, и для того именно и посланы, чтобы обращать людей от бесовского заблуждения к Истинному Богу, могущему не только хромых исцелять, но и мертвых воскрешать, тогда многие от заблуждения своего обратились к благочестию (Деян. 14:8-18). В числе таких была и матерь сего блаженного апостола Тимофея, оставшаяся вдовою по смерти своего мужа. Она с радостью приняла святого апостола Павла в дом свой, заботилась о его содержании и удобствах жизни и, наконец, отдала ему в обучение сына своего, святого Тимофея, как дар за совершенное в их городе чудо и за воспринятый от него свет истинной веры. Святой Тимофей был еще очень молод годами, но весьма способен и подготовлен к восприятию семени слова Божия. Святой Павел, приняв юношу, не только нашел в нем кротость и расположение к добру, но и прозрел в нем благодать Божию, вследствие чего возлюбил его даже более, чем его родители по плоти4. Но так как святой Тимофей был еще очень юн и не мог переносить тягостей путешествия, то святой апостол Павел оставил его в доме матери, приставив к нему искусных учителей, которые научили бы его Божественному Писанию, как об этом он сам вспоминает в послании к Тимофею: "Ты из детства знаешь священные писания" (2Тим. 3:15). Сам же апостол Павел, по наущению иудеев, побитый народом камнями, был вытащен за город, после чего пошел в другие города.

Спустя несколько лет, когда святой апостол Павел, вышедши из Антиохии, захотел посетить братию во всех городах, в которых раньше проповедовал слово Божие, то, взяв с собою Силу5, пришел в Листры6, где жил святой Тимофей. Видя, что он достиг совершенного возраста и преуспевает во всякой добродетели, притом пользуется высоким уважением у всех тамошних христиан, апостол Павел принял его к себе на апостольское служение и сделал его своим постоянным спутником во всех трудах и сослужителем о Господе. Когда же он хотел выйти из города, то ради некоторых иудеев, во множестве проживавших там и в окрестных местах, обрезал Тимофея по закону Моисееву (Деян. 16:3), - не потому, чтобы это было необходимо для спасения, ибо новая благодать подается вместо обрезания во святом крещении, но для того, чтобы не соблазнялись о нем иудеи, так как все они знали о его происхождении от язычника. Вышедши из Листр, святой апостол Павел проходил города и селения, уча и благовествуя Царствие Божие и всех просвещая светом благочестия. За ним, как звезда за солнцем, воссиявшим от третьего неба, следовал Божественный Тимофей7, воспринимая немерцающий свет благочестия учение благовествования Христова и научаясь высоким подвигам и добродетельной жизни, как об этом и сам святой апостол Павел свидетельствует: "ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, в гонениях, страданиях" (2 Тим. 3:10, 11).

Так святой Тимофей почерпнул все добродетели от сосуда избранного, апостола Павла, и воспринял от него, ради Христа, апостольскую нищету. Не приобретая себе никаких богатств, ни золота, ни серебра, ни каких-либо других вещественных благ, он переходил с места на место, возвещая Евангелие Царствия Божия. Он усвоил обычай воздавать добром за зло; укоряемый - он благословлял, гонимый - терпел, поносимый - радовался духом, и во всем являл себя Божиим слугою, будучи истинным подражателем своему учителю. Святой апостол Павел, видя ученика своего столь преуспевающим в добродетелях, поставил его сначала диаконом, затем пресвитером и наконец - епископом8, хотя он был и молод годами. Сделавшись чрез возложение рук апостольских служителем Христовых Тайн, святой Тимофей сделался усерднейшим подражателем тягостей и трудов апостольских, не уступая другим апостолам в страданиях и трудах во время благовествования учения Христова. Ни юность, ни слабость тела не могли когда-либо воспрепятствовать ему в исполнении принятого им на себя подвига. Во всей своей деятельности он обнаруживал величие духа, как об этом свидетельствует учитель его, святой апостол Павел, в первом своем послании к коринфянам: "если придет к вам Тимофей, смотрите, чтоб он был у вас безопасен, ибо он делает дело Господне, как и я. Посему никто не пренебрегай его" (1 Кор. 16:10-11). Несколько выше, похваляя его, святой апостол Павел писал: "Я послал к вам Тимофея, моего возлюбленного и верного в Господе сына, который напомнит вам о путях моих во Христе" (1Кор. 4:17). Подобным образом и в других своих посланиях он называет святого Тимофея своим братом, говоря: "Павел, узник Иисуса Христа, и Тимофей брат" (Флм. 1:1), "Павел, волею Божьею Апостол Иисуса Христа, и Тимофей брат" (2Кор. 1:1), "Павел, волею Божьею посланник Иисуса Христа, и Тимофей брат" (Кол. 1:1). И еще он пишет: "Мы послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия, и сотрудника нашего в благовествовании Христовом, чтобы утвердить вас и утешить в вере вашей" (2Сол. 3:2). Эти и многие другие свидетельства в похвалу святому Тимофею находятся в посланиях апостола Павла. Однако, св. Тимофей не превозносился этим, но, живя в смиренномудрии и строгом соблюдении себя от греха, постоянными трудами и постом так изнурял себя, что и сам учитель его, взирая на его подвиги и посты, сильно жалел его. Он убеждал святого Тимофея - не пить одной воды, но употреблять и немного вина ради его желудка и частых недугов (1Тим.5:22), которыми, хотя и постоянно тело его было обременено, но зато душевная чистота оставалась нетронутою и свободною от всякого повреждения. Святой Тимофей с учителем своим проходил все концы мира: то в Ефесе, то в Коринфе, то в Македонии, то в Италии, то в Испании, они возвещали слово Божие, так что с полным правом можно было сказать о них: "По всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их" (Пс.18:5). При этом святой Тимофей был проницателен в рассуждениях, быстр в ответах, - в проповеди слова Божия - искусный оратор, в изложении Божественных писаний - увлекательный истолкователь, в церковном управлении и защите истин веры - достойнейший пастырь. В особенности же достойно внимания то, что он получил изобильную благодать, так как учение свое он почерпнул из двоякого источника: он не только имел своим учителем святого Павла, но поучался и у святого Иоанна, возлюбленного ученика Христова9. Когда же святой Иоанн был сослан императором римским Доминианом10 в изгнание на остров Патмос11, то Тимофей был вместо него епископом города Ефеса, где, спустя немного времени, и пострадал за свое свидетельство об Иисусе Христе следующим образом.

Однажды в Ефесе совершался особенно торжественный праздник, называемый "катагогиум", в который идолопоклонники, мужчины и женщины, надев на себя изображения различных странных существ, брали в руки идолов и дреколия и с бесстыдными плясками обходили улицы города. При этом они пели нестройными голосами песни и бросались на встречных, как разбойники, и даже многих убивали. Совершали они и много других скверных беззаконий, которыми думали выразить почитание своих мерзких богов. Видя это, блаженный Тимофей воспламенился огнем Божественной ревности и, явившись на это богопротивное зрелище, открыто и смело проповедовал Единого Истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, - ясно показал заблуждения и самообольщения их относительно своих богов и свободно высказал многое, что было полезно для убеждения их. Они же, блуждая во тьме языческих заблуждений, не поняли и не уразумели речей апостола, но, единодушно устремившись против него, жестоко били его имевшимися в руках их дреколиями, немилосердно и бесчеловечно влачили его по земле, попирая ногами, и, наконец, замучили его до смерти12. Пришедшие затем христиане нашли его едва дышавшим. Они вынесли его за город, и когда он преставился, погребли его на месте, называемом по-гречески Пион, т.е. тучное. Спустя много времени честные мощи святого апостола Тимофея, по повелению царя Констанция, сына Константина Великого, были перенесены святым мучеником Артемием13 из Ефеса в Константинополь и положены в церкви святых апостолов вместе с мощами святого апостола Луки и Андрея Первозванного. Так было благоугодно Богу, ибо в житии их все было общее: характер, учение и проповедь Евангелия. Поэтому и общий гроб приличествовал им по смерти, тем более, что и упокоение их на небесах - общее в Царстве Господа нашего Иисуса Христа, со Отцом и Святым Духом царствующего во веки. Аминь.

Тропарь, глас 4:

Благости научився, и трезвяся во всех благою совестию, священнолепно оболкся, почерпл еси от сосуда избраннаго неизреченная, и веру соблюд равное течение совершил еси, Апостоле Тимофее, моли Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 1:

Божественнаго ученика, и спутешественника Павлова Тимофея вернии воспоим вси, с сим почитающе мудраго Анастасия, возсиявшаго от Персиды яко звезду, и отгонящаго душевныя наша страсти, и недуги телесныя.
_______________________________________________________________________
1 Ликаония - юго-восточная область Малой Азии. Христианство было насаждено здесь св. апостолом Павлом
2 Листры - город в Ликаонии, на границе ее с Исаврией. Ныне на месте Листр - селение Латик или Ладик.
3 Св. апостол Варнава, из лика семидесяти апостолов, спутник апостола Павла в его апостольских путешествиях. Память его празднуется Церковью 11 июня.
4 Это видно я из того, что апостол Павел везде называет его своим сыном (1Кор.4:17; 1Тим.1:2,18; 2 Тим.1:2, 2:1). Из этого также ясно видно, что обращением своим к христианству апостол Тимофей обязан апостолу Павлу.
5 Св. ап. Сила - из лика семидесяти, ученик и ближайший сотрудник святого апостола Павла. Память его Церковь празднует 4 января.
6 Это было во второе апостольское путешествие св. апостола Павла.
7 От Листр св. Тимофей сопровождал апостола Павла во всех следующих его путешествиях и ревностно исполнял все его поручения. Он сопровождал его во втором его путешествии от Листр до Троады, и отсюда по городам македонским до Греции - Афин и Коринфа. В третьем путешествии ап. Павла Тимофей сопутствовал ему в Ефесе, где апостол пребывал долгое время, и откуда апостол посылал его в Македонию для сбора милостыни и потом в Коринф, где апостол пребывал три года, и он сопутствовал ему и в Македонии и Греции, и сопровождал его и на обратном пути до Троады и Асии. Впоследствии св. ап. Тимофей был с апостолом Павлом в Риме и вместе с ним заключен в узы, но потом был освобожден. После того он снова сопровождал апостола Павла в предпринятом им путешествии для посещения малоазиатских и македонских церквей; в это время он и был рукоположен во епископа Ефесской церкви, став, таким образом, первым епископом Ефесской церкви. Во время разлуки с ап. Тимофеем св. апостол Павел написал ему два послания пастырского характера.
8 Посвящению св. ап. Тимофея в пастырское служение, по словам апостола, предшествовали пророчества о нем (1Тим.1:18), и самое посвящение произведено по предварительном исповедании веры (1Тим.6:12), с возложением рук священства, причем ему сообщен особенный дар благодати Божией для достойного прохождения обязанностей (1Тим.4:12-16), к которым он был призван.
9 В 60 годах по Р. X. св. апостол Иоанн оставил Иерусалим, где пребывал до Успения Божией Матери, и проповедовал слово Божие в Малой Азии и особенно в Ефесе, и, таким образом, мог непосредственно руководить ап. Тимофеем в его пастырском служении.
10 Римский император Домициан, жестокий гонитель христианства, царствовал с 81 по 96 г.
11 Это было в 96 г. Патмос - голый, бесплодный, скалистый остров Эгейского моря (Архипелага), на юго-западе от Ефеса, причисляемый к так называемым Спорадским островам.
12 Св. ап. Тимофей мученически скончался около 97 г.
13 Память св. великомученика Артемия празднуется Церковью 20 октября. Перенесение св. мощей апостолов: евангелиста Луки, Андрея Первозванного и Тимофея было совершено 24 июня 356 г.
Прп. Макария Жабынского, Белевского чудотворца (1623).
http://i067.radikal.ru/1002/3c/bc3c0b12489e.jpg
Преподобный Макарий подвизался в начале XVII века в пределах нынешней Тульской губернии. Он известен как возобновитель разоренной Жабынской пустыни, почему и называется ее «возградителем». Сведения о нем, как пись­менные, так и устные, очень скудны. Неизвестно, откуда преподобный был родом и в какой обители положил начало своей подвижнической жизни. Письменные сказания называют преподобного уже священноиноком, подвижником Жабынской пустыни. Пустынь эта получила свое начало, как общежительная обитель, в 1585 году, когда старцу Онуфрию была пожалована грамота царя Феодора Иоанновича, которой давалось «старцу Анофрию Жабынское городище под монастырь в Карманьи, да пашни... лужок церковный села Спыхова... ему ж дан бор на свечи и на ладан, а черный ему лес сечи на монастырское строение и на дрова про монастырский обиход, а не на продажу». Вместе с угодьями старцу было дано несколько деревень. По той же дарственной грамоте Онуфрий должен был «на том Жабынском городищи храм воздвигнуть Введения Пресвятой Богородицы и мона­стырь строить». Это обязательство было исполнено Онуфрием, и храм Введения Пресвятой Богородицы был воздвигнут. Пустынь стала называться и доселе именуется Введенской — по имени главного храма, Белевской — по близлежащему городу и Жабынской — по имени колодца Жабынца. Но обитель не могла долго процветать, чему препятствовало само положение ее на границе Московского государства. Благодаря последнему обстоятельству монастырю приходилось много терпеть в XVI веке от лихих набегов крымских татар, а в начале XVII века — и так называемое литовское разорение — от частых набегов и грабежей польских и литовских отрядов, опустошавших под предводительством Лисовского этот край и Белевский уезд. Быть может, в один из таких набегов была разграблена и Жабынская пустынь, прекратившая поэтому на время свое существование. Разграбленная, разоренная и окончательно запустевшая Жабынская обитель своим восстановлением обязана трудам преподобного Макария, ее «возградителя», избравшего ее местом для своих иноческих подвигов и проведшего здесь большую часть своей трудолюбной жизни. Дни и ночи укрепляясь молитвою, проводил преподобный Макарий в непрерывной борьбе с искушениями от диавола и плоти и в непрестанных заботах и трудах по восстановлению обители. Господь Бог благословил великие труды и молитвенные подвиги Своего угодника, и обитель снова процвела. «Стражда в терпении иночески плотию», претерпевая «мраз, зной, в алчбе и жажде», преподобный снова устроил монастырь и собрал братию. Своей святой жизнью подвижник подавал братии пример для подражания. В конце жизни, закончив устроение обители, он уже схимником подвизался на кладезе Жабынце: «крайняго смирения не оставль в житии своем, великий ангельский образ приял», как поет канон ему. Здесь в уединении старец всецело посвятил свою жизнь служению Богу, проводя дни в умной молитве и в духовных подвигах. В пламенной, исполненной горячей веры, молитве и в подвигах измождения плоти преподобный почерпал силы для борьбы с искушениями, какие неизбежно приходится терпеть от врага спасения рода человеческого всем подвижникам, ищущим высших степеней нравственного совершенствования. И «плотию стражда», преподобный «врага человекоубийцу диавола под нозе свои покорил». Скончался преподобный Макарий 84 лет от роду в 1623 году, 22 января, «в нощи, в куроглашение». Погребен он учениками своими в воссозданной им обители, близ монастырского храма в честь Введения Пресвятой Богородицы.

Мощи преподобного Макария, по преданию, первоначально почивали открыто. Вследствие запустения обители в начале XVIII века они были положены под спудом, но где именно, в каком из храмов обители в точности неизвестно. Предание говорит, что в 1816 году, когда на место деревянной ветхой строили новую церковь и рыли яму для бута, был найден вполне сохранившимся гроб преподобного Макария и с подобающею честью опущен под алтарь новосозданного храма. В настоящее время в храме во имя преподобного Макария Жабынского, построенном на месте бывшей Никольской церкви, между правым приделом во имя святителя Николая Чудотворца и правым столпом можно видеть на возвышении, под деревянным с позолотою балдахином гробницу с изображением преподобного Макария, перед которой постоянно служатся молебны. На этом месте, по преданию, и почивают мощи преподобного.

Господь Бог, «препрославленный старцем в житии его, препрославил» и Своего угодника — преподобного Макария, «в чудесах и доныне сияющего».

Существует следующее предание о чуде, совершившемся по молитвам преподобного Макария еще при его жизни. Один польский воин, отставший от своих полчищ, встретил в лесу около монастыря преподобного Макария. Умирая от жажды, поляк попросил преподобного дать ему воды. Старец отвечал, что вода есть, но за ней нужно идти к реке. Поляк сказал, что так далеко идти он не в состоянии. Тогда преподобный со словами, что Господу совершить все возможно, ударил посохом по земле, и сейчас же забил ключ чистой, прозрачной воды. Этот ключ получил название «Жабынца».

Много чудес было явлено и много исцелений совершалось и по смерти подвижника при его «цельбоносном гробе», как о том свидетельствует синодик Жабынской пустыни. И в наше время преподобный не оставляет своей помощью с верою притекающих ко гробу его.

Передают о двух случаях чудесных исцелений преподобного Макария. У одной женщины опасно заболел мальчик. У него образовалась водянка головы: голова мальчика сделалась огромной по размеру; стала какой-то прозрачной, страшной. Горько плакала мать, когда врачи отказались помочь больному; по совету некоторых благочестивых жителей города Белева она отправилась пешком в Жабынскую пустынь. Горячо молилась несчастная женщина преподобному Макарию в церкви и на кладезе, где он подвизался. С надеждой после того она возвратилась домой. Пришла — и вдруг ее встречает сын вполне здоровым: водянка исчезла и голова приняла обычный здоровый вид; ему стало лучше в то самое время, когда его мать молила о помощи преподобного. Мать сначала была поражена до испуга, затем поспешила вместе с мальчиком в Жабынскую пустынь, чтобы на этот раз уже со слезами радости и словами благодарности поклониться преподобному.

Другая женщина сама исцелилась по вере своей через погружение в кладезе Жабынце. Она была опасно больна, так что не могла даже двигаться без посторонней помощи, и врачи отказались лечить ее. Вдруг у ней явилось горячее желание ехать в Жабынскую пустынь. Муж долго уговаривал ее не делать этого и не подвергать себя опасности, но она настояла на своем. И по приезде в пустынь, когда она хотела искупаться в кладезе, муж советовал ей не погружаться в воду, а только обливаться. Но она с верою в Бога и заступление преподобного Макария попросила погрузить ее в воду. На простыни больную погрузили несколько раз; тот час же она почувствовала себя лучше и, встав, горячо молилась преподобному Макарию.

Упадок и запустение Жабынской пустыни в конце XVIII века послужило причиной того печального обстоятельства, что о самом преподобном Макарии не сохранилось не только подробных, но более или менее достоверных сведений. Однако имя Жабынского чудотворца не было забыто; и если дальние богомольцы в годы запустения пустыни Жабынской не забывали о ней совершенно, то многие из ближайших к ней жителей всегда свято чтили память ее преподобного покровителя. Благочестивых ревнителей памяти преподобного Макария, от отцов и дедов слышавших сказания о жизни и чудесах Жабынского чудотворца, глубоко огорчало то обстоятельство, что прославление его памяти оставлено, что самые сказания и воспоминания о нем, изглаживая из памяти, забываются. И вот, волей Божией, благодаря ревности некоторых благочестивых людей из града Белева, после их заботливых ходатайств перед церковной властью прославление памяти преподобного Макария ныне восстановлено. В 1902 году, 22 января, происходило торжественное чествование памяти преподобного Макария Жабынского и по всей Туле. С этого времени установлено в Туле и на будущее время праздновать 22 января/4 февраля как день памяти преподобного Макария.

Тропарь, глас 4

Пустынный житель, и во плоти Ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Макарие, постом, бдением, молитвою, небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и души верою приходящих ти. Слава Давшему ти крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 4

В дому Господь воздержания воистинну тя положи, якоже звезду непрелестную, световодящу концы отче отцев, Макарие преподобне.

Прмч. Анастасия Персянина (628)
Когда святой город Иерусалим был взят персидским царем Хозроем1 и святые места пребывания Христа Господа нашего, ознаменованные Его вольными страданиями, распятием, смертью, погребением и воскресением, были завоеваны нечестивыми варварами, - когда и животворящее древо Креста Господня было взято в плен и отнесено вместе с богатой военной добычей2 в Персию, тогда в этой последней слава имени Христова начала, подобно солнцу, сиять в чудесах, исходивших от животворящего крестного древа. Само будучи в плену, оно пленяло души человеческие Богу, и подобно уде, уловляя людей, влекло их ко Христу, просвещая познанием истины и воспламеняя сердца Божественною любовью. Тогда обратился к познанию Христа и святой мученик Анастасий, о котором нам предстоит повествовать.

Родом он был перс из селения Раснуни, расположенного в области, называемой Разы. Первоначальное его персидское имя в язычестве было Магундат. Он был сыном одного волхва, по имени Вава, весьма знаменитого в своей стране учителя чародейской науки, которой он обучил в совершенстве и сына своего в ранней его юности. Когда Магундат достиг возраста зрелого юноши, он, вместе со многими другими юношами, поступил в военную службу и оставался в столичном городе, служа царю персидскому Хозрою. Услышав о славе и могуществе крестного древа, которое приводило в изумление все персидские области и устрашало необычайными чудесами, так что все говорили: "Бог христианский пришел в Персию", Магундат начал усердно расспрашивать об этом. Внезапно душа его воспламенилась тайно тем огнем, который Христос пришел "низвести на землю" (Лк.12:49). Без устали этот прекрасный юноша обращался ко многим с расспросами, желая с достоверностью узнать, что это за древо, имеющее столь великую силу чудотворения. Когда верующие разъяснили ему, что это - тот самый Крест, на котором был распят, ради спасения рода человеческого, Христос, Сын Божий, исповедуемый и почитаемый христианами, тогда в нем еще более возгорелось внутреннее желание приобрести совершеннейшее познание о Сыне Божием. Он ставил вопрос за вопросом, а в ответах находил поводы к дальнейшим исследованиям, пламенея усердием узнать, как Бог сошел с неба, как стал человеком, почему и кем осужден на крестную смерть, когда снова вознесся на небо, откуда сошел. Он слушал об излагаемом ему христианами Божественном таинстве воплощения Христа, и уши его с любовью воспринимали семя благочестия, а душа его постепенно возращала зерно веры и возбуждалась к подражанию Христу. Магундат имел родственника по плоти, и оба они находились в полку одного славного воеводы Саина. Когда последний был послан с войском персидским царем на войну в области Греции и достиг славного христианского города Халкидона3, пришел туда и Магундат, служивший в полку с родственником своим. Против персов ополчился благочестивый греческий царь Ираклий4. Тогда персидский воевода Саин поспешно возвратился назад с полком своим. Магундат же, оставив полк и своего родственника, предпочел лучше жить с христианами в бедности и безвестности, нежели в богатстве и почете в отечестве своем среди неведущих Бога. Сначала он пришел в Иераполь5. Там нашел он одного человека, родом перса, по вере христианина, а по ремеслу золотаря. Поселившись у него, Магундат учился золотарному искусству. Руки его были обращены к делу, а ум его постоянно был устремлен ко Христу Богу, любовью к Которому он горел. Он умолял учителя своего приготовить его к святому крещению; но желание его не могло осуществиться, ибо святое крещение было отлагаемо на неопределенное время из опасения войны со стороны персов. Между тем, часто приходя с учителем своим в церковь на молитву, он видел на церковных стенах картины, изображавшие страдания и чудеса святых мучеников. Он спрашивал своего учителя, что это значит? Учитель рассказывал ему о подвигах и жизни святых: как они мужественно приняли смерть за Христа и с ревностью положили за Него свои души, что они претерпели от мучителей ради Христа и каких наград они сподобились от Него на небе. Слушая все это со вниманием, Магундат удивлялся и ужасался; сердце его еще более воспламенялось Божественною ревностью. Пробыв в Иераполе некоторое время, он пошел в Иерусалим, чтобы там принять святое крещение.

Прибыв во святой город Иерусалим, Магундат, названный впоследствии Анастасием, остановился у одного христолюбивого мужа, также золотаря по ремеслу. Ему он открыл желание сердца своего - соединиться со Христом чрез святое крещение. Тот повел его к святому Илии, пресвитеру великой церкви Воскресения Христова. Блаженный Илия, приняв его с любовью, известил о нем святейшего патриарха Модеста6 и, по его благословению, крестил перса Магундата, нарекши его в святом крещении Анастасием, после чего удержал его у себя в течение восьми дней. Святой Илия спрашивал его: какое он хочет избрать себе житие - мирское или иноческое? Блаженный Анастасий не только словами утверждал, но и кротким нравом своим обнаруживал, что он желает иноческого звания и жизни. Спустя восемь дней, когда он снял возложенные на него при крещении белые одежды, пресвитер отправил его в один из иерусалимских монастырей, в десятый год царствования Ираклия. Там он был поручен одному мудрому и добродетельному старцу, который скоро стал настоятелем того монастыря. У него святой Анастасий научился не только греческому языку, но и пониманию псалтири и прочих священных книг, а равно получил наставление относительно многих подвигов, приличествующих иноческой жизни. Поэтому-то он был любим всеми, а особенно своим наставником, который, на основании первых опытов его подвижнической жизни, предусматривая дальнейшее прохождение ее, постриг его в иноки и сделал своим духовным сыном.

Блаженный Анастасий был иноком добродетельным, смиренномудрым, кротким и трудолюбивым. Он исполнял охотно всякую монастырскую работу - в поварне, пекарне, огороде, а равно и другие послушания; при этом он никогда не опускал церковных служб, или чтения правил. Руки его всегда были заняты работой, а уста - прославлением Бога. Кроме того, он читал Божественные Писания, жития святых отцов, а особенно страдания святых мучеников. Читая их, он орошал книгу слезами и, пламенея сердцем, обнаруживал свое внутреннее сочувствие их терпению. Он и сам как бы страдал вместе с ними и внутренне являлся подражателем их ревности, ублажал их кончину и удивлялся их мужеству, усердно моля Владыку Христа, чтобы сподобил его претерпеть за Него такие же страдания, так же умереть и присоединиться к лику мучеников. Между тем, враг души человеческой, негодуя на то, что он утверждается в добродетели, начал приводить ему на память прежнюю его жизнь в Персии, оставленные им богатства, славу, отцовское чародейское искусство, воинские почести и прочую суету, желая тем смутить его душевный покой и отвратить его от обители и от сожительства со святыми отцами. Но помощью Бога, в Котором святой Анастасий имел крепкое утверждение против врага, а равно молитвами и наставлением своего учителя и духовного отца, которому исповедовал все свои мысли, он остался непобедимым и непоколебимым при всех искушениях врага.

После того, как преподобный Анастасий провел в монастыре семь лет и собрал обильное духовное сокровище добродетелей, он был призван Господом к мученическому венцу таким видением. Пред самым наступлением светлого праздника Воскресения Христова, в вечер великой субботы, он лег отдохнуть немного после дневных трудов и, уснув, увидел себя стоящим на высокой горе. К нему подошел какой-то светоносный муж, державший золотую чашу, украшенную драгоценными камнями и наполненную вином. Передав ему чашу, муж сказал: "Возьми и пей". Он взял и испил. Душа его тотчас исполнилась несказанной радости, и он еще во сне уразумел, что это было для него знамением желаемой им мученической кончины, к которой призывает его Господь7. Проснувшись, он, исполненный радости и веселья, поспешил в церковь к началу службы Воскресению Христову. Там, отозвав в сторону, в ризнице, своего духовного отца и наставника, бывшего уже настоятелем, он пал к ногам его и, орошая их слезами, умолял помолиться о нем Владыке всех Христу, так как уже близок день отшествия его из сей жизни. Он говорил:

- Я знаю, святой отец, какие труды ты принял ради меня и как часто я злоупотреблял твоею отеческою заботливостью обо мне. Благодаря тебе, очи мои узрели истинный свет и чрез тебя я освободился от тяжкой тьмы; не переставай же молиться обо мне, рабе твоем, преблагому Господу.

Отец духовный сказал ему:

- Что с тобою, дитя мое? Откуда ты узнал, что этими днями ты перейдешь от нас в иную жизнь?

Анастасий рассказал ему про сонное видение с большим умилением и настойчиво утверждал, что в ближайшие дни он непременно должен умереть или общею всем смертью, или какою-либо иною; о своем же желании мученической кончины за Христа он боялся говорить, чтобы старец не запретил ему этого и чтобы, таким образом, не угасло пламя его ревности по Христе, а он не лишился венца страдальца. Духовный отец долго утешал его ласковыми словами. Когда наступил день, преподобный Анастасий, во время Божественной литургии, приобщился Святых Таин и вкусил с братиями от общей трапезы. На следующую ночь, он, немного уснув с вечера, поспешно встал, так как несказанное внутреннее желание мученичества не давало ему спать. Встав тайно от всех, он вышел из монастыря, ничего не взявши с собою, кроме иноческой одежды, в которую был одет.

По выходе из монастыря, святой Анастасий пошел сначала в Диосполь палестинский8, а оттуда на гору, называемую Харизим, чтобы помолиться. Прошедши и многие другие замечательные местности, он пришел в Кесарию палестинскую9 и пробыл там в церкви Пречистой Богородицы два дня. Затем он пошел поклониться в церковь святой и всехвальной великомученицы Евфимии, находившуюся в той же Кесарии. В это время Палестиною владели персы, и их было здесь много. Случилось блаженному, во время прохождения мимо дома одного перса, увидеть производимые персами волшебные фокусы. Исполнившись Божественной ревности, он подошел к ним и сказал с гневом:

- Зачем вы и сами заблуждаетесь и, обманывая других, увлекаете их души к тому же заблуждению? Они удивились его смелости и спросили его:

- Кто ты такой, что так говоришь с нами?

Он ответил им:

- И я некогда держался того же заблуждения, какого держитесь вы. Я был сведущ в этой же нечестивой науке и весьма искусен в обманах.

Говоря это, святой долго обличал их безбожие, причем выяснял, насколько противна Богу и вредна для людей их чародейская хитрость и обольщение. Он изложил им, как он достиг познания истины и обратился к Богу, причем убеждал их, чтобы они, взяв его себе за образец, также познали истину и, отказавшись от волхвования, обратились ко Христу Богу с покаянием. Они же не только не хотели слушать слов святого, но и убеждали его настойчиво, чтобы он не порицал столь славные у персов волшебные знания и не изобличал их пред народом. Тогда святой, оставив их, пошел своим путем, поспешая к святому храму всехвальной мученицы. Лишь только святой отошел от них немного, его увидели персидские воины, сидевшие у ворот здания суда. Когда святой миновал их, они, беседуя между собою на персидском наречии, сказали о нем:

- Это - лазутчик.

Святой, хорошо понимая их слова, так как сам был персом, гневно посмотрел на них и сказал:

- Что вы говорите? Я не лазутчик, а раб Господа моего Иисуса Христа; я гораздо лучше вас, потому что я сподобился работать Тому, Который изволил сойти с небес ради грешников. Я понимаю вашу речь, потому что и сам некогда был в той же воинской службе, в которой вы ныне состоите.

Тогда воины схватили его и сообщили о нем своему начальнику, находившемуся в здании суда. Тот, допросив его, кто он и откуда, повелел содержать его под строгим присмотром в тюрьме. Будучи заключен, святой три дня не принимал ни пищи, ни пития. Он ничего не хотел принимать из рук нечестивых, но питался только ожиданием давно желаемых страданий за Христа. В это время прибыл в Кесарию палестинскую один персидский князь, по имени Марзаван. Узнав о преподобном узнике, он повелел привести его к себе в преторию связанным на допрос. Когда святой был приведен, Марзаван занимался различными другими делами, а преподобный Анастасий стоял в отдалении связанный. Тут же находился один христианин. Он, узнав святого, так как видел его в церкви Пречистой Девы Богородицы, подошел к нему и тихо спросил, за что он взят, связан и приведен на суд.

Святой сказал ему о желании сердца своего, - именно, что он желает пострадать и умереть за Христа. Услышав об этом, христианин прославлял святого за его доброе намерение и утешал его словами Божественного Писания, убеждая не бояться мук и не страшиться смерти за имя Господа нашего Иисуса Христа, но твердо и смело отвечать Марзавану на вопросы его, памятуя слова, сказанные Господом в Евангелии: "Претерпевший же до конца спасется" (Мф. 10:22). Когда затем преподобный Анастасий был поставлен на суд пред Марзаваном, он не поклонился ему и не воздал подобающей чести. Между тем, у персов был обычай преклонять колени пред своими князьями ради их сана. Святой же не сделал этого, внешним не поклонением и безбоязненным взором обнаруживая свое внутреннее мужество и величие духа. Марзаван, посмотрев на него пристально, спросил:

- Кто ты, откуда и как называешься?

Святой ответил смело:

- Я христианин, - а если ты хочешь знать о происхождении моем, то я перс, из области Разы, из селения Раснуни. Я был волхв и воин, но оставил тьму и пришел к истинному свету; имя мое прежде было Магундат, а ныне по-христиански я именуюсь Анастасием.

Марзаван сказал ему:

- Оставь это заблуждение и возвратись к прежней своей вере. Я дам тебе коней и денег и много всякого другого имущества.

Святой, взглянув на него, сказал:

- Да не будет этого со мною, Царю Христе, чтобы я отрекся от Тебя!

Тогда Марзаван спросил:

- Нравится ли тебе эта одежда, которую ты ныне носишь?

Блаженный ответил:

- Это одеяние особенно приятно мне, потому что оно - ангельское; притом оно почетнее для меня, нежели для тебя твой сан.

Марзаван, разгневавшись, сказал:

- В тебе сидит бес, и ты говоришь не иное что, как то, чему тебя научает бес.

Святой ответил:

- Когда я держался персидского заблуждения и нечестия, тогда я имел в себе неистового беса, а ныне обитает во мне Христос Спаситель мой, изгоняющий твоих бесов.

Марзаван на это спросил его:

- Что же? Разве ты не боишься царя, который, когда узнает о тебе, то повелит распять тебя?

- Зачем мне бояться человека, - ответил святой, - такого же тленного, как и ты? Если он и убьет мое тело, зато никакими кознями не сможет уловить мою душу.

Не будучи в состоянии слушать такие речи, Марзаван повелел возложить на святого железные цепи, - одну на шею, а другую на ноги, - отвести его к каменотесам и заставить его вместе с прочими узниками постоянно носить на себе камни. Там блаженный страдалец претерпел бесчисленные и тяжкие невзгоды. Некоторые, находившиеся в Кесарии с его родины, из того же селения Раснуни, персы, некогда знакомые ему, друзья и соседи, видя случившееся с ним, стыдились его и считали его труды бесчестием для себя. Они поносили святого, говоря:

- Что ты сделал? Зачем ты обесчестил прежнее благородство своего происхождения, сделавшись христианином, и на нас навел такое бесславие? Ты закован в цепи и осужден на казнь, как злодей, чего глаза наши не могут видеть. Никогда и никто из страны нашей не был христианином, и вот ты причинил нам такое поругание.

Говоря такие укоризненные слова, нечестивые нередко возлагали на неповинного святого руки, били его немилосердно, терзали за бороду, рвали на нем одежду, и не только причиняли ему такие обиды, но и возлагали на плечи и шею его одного такие тяжелые камни, которые едва могли понести четверо. Так, окованный цепями по шее и ногам и тяжко обремененный камнями, трудился угодник Божий. Всякого рода притеснения испытывал святой от знакомых персов во все время, но он все это переносил с радостью ради имени Иисуса Христа.

Спустя некоторое время князь Марзаван снова повелел привести к себе святого и спросил его:

- Если ты действительно сын волхва и знаешь искусство волхвования, то сообщи нам что-либо из этой области, чтобы и нам узнать о твоих способностях.

Святой ответил:

- Сохрани меня Бог, чтобы из моих уст вышло что-либо подобное! Я не хочу осквернять ни ума своего воспоминанием о волшебных хитростях, ни языка своего речью о них.

Тогда князь сказал ему:

- Зачем ты остаешься христианином? Возвратись к прежней своей вере; иначе - знай, что я сообщу о тебе царю Хозрою.

Святой сказал на это:

- Делай, что хочешь. Я думаю, что ты уже писал к нему и уже получил от него ответ?

Князь отвечал:

- Я еще не писал, но хочу написать ныне, и что повелит он мне о тебе, то я и сделаю. Святой Анастасий отвечал:

- Пиши все, что хочешь дурное обо мне. Я - христианин, и еще раз говорю, что я - христианин.

Тогда Марзаван велел растянуть святого на земле и бить его до тех пор, пока он не согласится исполнить то, что повелят ему. Но когда слуги хотели связать мученика по рукам и ногам, чтобы бить его, святой сказал им:

- Оставьте меня так: нет нужды вязать и держать меня, ибо я не по неволе хочу страдать за Христа моего, а добровольно. Я настолько же хочу пострадать за Него, насколько иной жаждет студеной воды в знойный день.

Сказав это, он осенил себя крестным знамением и простерся ниц на земле, отдаваясь на раны. Тогда начали жестоко бить его палками; но святой обратился к бьющим со словами: - Повремените немного и снимите с меня иноческое одеяние; пусть не терпит унижения иноческое звание! Бейте только нагое мое тело, но знайте, что причиняемые вами мне раны я принимаю, как шутку. Ибо если вы даже раздробите меня на части, я никогда не отверзнусь Господа моего Иисуса Христа.

Но и будучи биен обнаженный, святой мужественно переносил мучения, лежа неподвижно и никем не удерживаемый, а только одним добрым своим изволением на муки ради Бога, каковым побеждал и самое свое естество. Князь и все находившиеся там удивлялись такому его терпению, ибо он во время продолжительного и мучительного биения ни повернулся, ни воскликнул, ни застонал. Ум его был направлен только к Богу, за которого он страдал. Затем князь повелел перестать бить святого и снова устрашал его именем царя.

- Я напишу, - говорил он, - к царю, и он - повелит казнить тебя смертью.

Святой ответил ему:

- Пиши, что хочешь.

Князь возразил ему:

- Разве ты не боишься царя?

Святой ответил:

- Почему я должен бояться царя твоего? Разве он не такой же смертный человек, как и ты? Разве он не увидит тления так же, как и ты? Почему ты внушаешь мне бояться его, подобного тебе праха земного? Не более ли я должен бояться Господа моего Иисуса Христа, сотворившего небо и землю, море и все, что в них, - нетленного во веки?

Гордый Марзаван, удивляясь ответу мученика, повелел снова отвести его в темницу. Спустя немного времени, он опять призвал его к себе и начал говорить с ним кротко, надеясь обольстить его ласковыми словами. Он сказал святому:

- Вспомни свою волшебную науку и принеси жертвы богам, чтобы не умереть в муках и не лишиться сего видимого света.

Преподобный ответил:

- Какому богу я должен принести жертву: солнцу, луне, огню, морю, горам и холмам или всем прочим стихиям? Не дай мне, Боже, поклониться когда-либо вашим истуканам! Ибо все, перечисленное мною, создал Христос, Сын Божий, на службу и потребу нам людям, тварям разумным. Вы же заблуждаетесь, служа бесам и четвероногим животным, и всякой другой видимой твари, как будто не они созданы ради наших потребностей, а мы созданы ради них. Странно и нелепо называете вы их богами! Вы созданы по образу Божию, - и не знаете Бога, Создателя своего. Если бы вы познали Христа, создавшего вас, то вы обратились бы к истинному свету и избавились бы от власти демонов.

Говоря это и многое другое, святой удивил Марзавана и всех слушателей. Марзаван, видя, что ни ласками, ни угрозами не может победить святого, отослал его снова в темницу, пока от царя придет распоряжение, что с ним делать. Таким образом, ночью мученик был содержим в темнице, а днем был выводим в оковах на работу - носить камни с прочими узниками.

Между тем стало известно о святом Анастасии и в том монастыре, где он постригся. Все отцы и братия, услышав о том, что он тяжко страдает за Христа, исполнились несказанной радости, - особенно настоятель, его духовный отец и учитель, который, представляя себя как бы связанным вместе с возлюбленным учеником своим, думал, что и сам страдает в его теле. Но так как он сам не мог идти к своему ученику, будучи настоятелем монастыря, то послал двух иноков с письмом, исполненным утешений, поручив им, чтобы они, тайно навещая мученика, ободряли его к мужественному перенесению страданий. Сам же с прочими отцами днем и ночью молился о нем Богу, чтобы Бог помог мученику до конца доблестно пострадать за Его имя и быть победителем и венценосцем в лике святых мучеников. В это же время преподобномученик Анастасий, находясь в темнице, не переставал днем и ночью славословить всесильного Бога. Вместе с ним находился и другой узник, один юноша из слуг Марзавана, осужденный за какое-то преступление. Он был скован вместе со святым - одною цепью за шею, а другою за ноги. Святому было слишком тягостно это, так как когда он вставал в полночь на молитву, то вынужден был, вопреки своему желанию, пробуждать и своего сотоварища. Он вменял себе в грех против ближнего то, что беспокоил его слишком утомленного тою же дневною тяготою, ношением камней и затем сладко уснувшего. Поэтому, очень часто желая совершить полунощные молитвы, он не смел вставать на ноги, чтобы не пробудить друга и не нарушить его покоя. Держа ногу рядом с его ногою и склоняя шею свою к его шее, он совершал свои обычные молитвы к Богу. Были там и другие узники, остававшиеся нескованными. Среди них был один еврей, честного рода и кроткого нрава. Он, видя святого Анастасия, днем трудившегося над ношеняем камней, а ночь проводившего в славословии Божием, удивлялся, говоря сам себе: "Что это за человек и какова будет его кончина?"

Однажды ночью, когда святой молился, по обычаю своему, Богу, еврей этот, лежа на полу, не спал. Внезапно увидев свет в темнице, он обратил глаза свои к святому и заметил входивших к нему чрез темничные двери мужей, одетых в белые, блистающие одежды и окруживших святого мученика. Исходившее от них великое сияние освещало всю темницу несказанным светом, которого никто из узников не видел, ибо все спали. Только один тот неспавший еврей смотрел на это пристально и говорил себе с большим удивлением: "Боже святой, это ангелы!"

Продолжая смотреть внимательнее на тех мужей, он увидел на них омофоры и кресты в руках их. Тогда он подумал: "Это епископы". Затем, смотря на святого мученика, он увидел одного светлого юношу, стоявшего пред Анастасием с золотою кадильницей, наполненной горящими углями. Положив в кадильницу благовония, он кадил вокруг мученика. Наблюдая это, бодрствовавший узник разбудил рукою другого, близ него спавшего узника, христианина, бывшего некогда скифопольским судьею. Он хотел, чтобы и тот увидел столь дивное и очевидное чудо, но не мог разбудить его скоро, так как он уснул глубоким сном. Когда же тот, наконец разбуженный, проснулся и спрашивал, в чем дело и зачем его разбудили, - еврей, указывая ему на происходившее, говорил:

- Посмотри, посмотри!

Но едва только он произнес это слово, как видение исчезло. Тогда еврей рассказал христианину с особенным восторгом и сердечным умилением обо всем, виденном им, и оба вместе прославили Христа Бога.

Скоро после этого князь Марзаван, получив от своего царя Хозроя ответное письмо, послал к преподобному мученику Анастасию в темницу, говоря:

- Тебе повелевает царь, чтобы ты одним словом сказал: я не христианин, - и тотчас ты будешь отпущен, после чего иди, куда хочешь: или к христианам и инокам, или на родину - снова в военную службу. Мученик Христов ответил:

- Да не случится со мною того, чтобы я отрекся от Христа моего умом или словом!

Тогда князь снова послал наместника своего ко святому, говоря:

- Я знаю, что ты стыдишься многих, особенно знакомых своих, и потому не хочешь пред ними отречься от Христа твоего; но так как царское повеление необходимо исполнить, ибо никто не может ослушаться его, то, если хочешь, наедине, только предо мною и другими двумя советниками моими, скажи, что отрекаешься от Христа, и я тотчас отпущу тебя. В самом деле, какая тебе потеря будет от того, что ты только устами выскажешь отречение, а сердце твое, не согласуясь с устами, будет верить своему Богу?

Мученик отвечал:

- Да не будет этого со мною! Ни пред тобою, ни пред другими я не отрекусь от Господа моего - ни явно, ни тайно, ни даже во сне, и никто никогда не будет в силах меня чем-либо принудить к этому.

Когда наместник возвратился к князю и возвестил о слышанном от мученика, князь повелел привести его к себе и сказал ему:

- Царь повелел тебя, скованного цепями, послать к нему в Персию.

Святой мученик Анастасий отвечал:

- Если ты соизволишь отпустить меня, то я и сам, без оков, пойду к царю вашему. Какая надобность налагать цепи на меня, страдающего добровольно и желающего претерпеть за любимого моего Христа Владыку?

Князь, видя, что никаким образом: ни ласками, ни угрозами, не может обратить мученика от христианской веры к своему персидскому нечестию, назначил его с двумя другими узниками, также христианами, осужденными по какому-то несправедливому обвинению, через пять дней послать в Персию на суд к царю, после чего святой снова был отведен в темницу. В это время наступал праздник Воздвижения честного и животворящего Креста Господня. В городе же этом жил один уважаемый и знатный человек, христианин по вере и жизни. Он обратился к князю Марзавану с просьбой отпустить из темницы инока Анастасия к нему на праздник, чтобы он мог вместе с христианами совершить это великое празднество. Марзаван, уважая почетного горожанина, повелел исполнить его просьбу, и святой Анастасий на этот день был отпущен к христианам, однако в железных оковах. Приняв его, этот благочестивый муж повел его в церковь, на Божественную Литургию. Для всех верующих было великою радостью и двойным празднеством смотреть на мученика, обложенного тяжкими оковами за пострадавшего на кресте Христа Господа. Окружив его, мужчины и женщины проливали от радости горячие слезы и с умилением лобызали его оковы, прославляя его страдания за Христа. По совершении Божественной литургии, ходатайствовавший о нем муж повел его в свой дом с теми двумя иноками, которые были присланы из монастыря, чтобы тайно утешать мученика и добывать ему пищу. Радушно угостив их, когда пришло время, он снова отвел святого Анастасия в темницу. Спустя пять дней святой, вместе с другими двумя узниками в оковах был отправлен в Персию. Его провожали многие христиане с радостными слезами. Проводили его и те два инока. Один из них возвратился затем в монастырь, а другому поведено было настоятелем идти с блаженным Анастасием, чтобы служить ему, видеть его кончину и, по возвращении, рассказать о совершенных им подвигах страдания и мученичества.

По прибытии в Персию, святой преподобномученик Анастасий посажен был в темницу в городе, называемом Вифсалией10, вместе со многими другими узниками, среди которых одни были осуждены за какое-либо преступление, а другие были пленники, главным образом христиане. Прибывший с ним инок поместился у некоего Кортакта, сына Эсдина, а Эсдин был главнейший царский домоправитель, тайный христианин. Спустя несколько дней царь Хозрой послал одного из судей вместе с трибуном, допросить святого Анастасия. Судья, пришедши ко святому, спрашивал: кто он, откуда и по какой причине, оставив Персидскую веру, стал христианином? Мученик Христов Анастасий отвечал ему чрез переводчика, так как не хотел более говорить по-персидски, гнушаясь и нечестивою верою персов и самым языком. Святой говорил:

- Вы заблуждаетесь, почитая бесов, вместо Бога. Пребывал и я некогда в этом вашем заблуждении, но ныне я верую и поклоняюсь всемогущему Владыке Иисусу Христу, создавшему небо и землю, море и все, что в них. Я достаточно знаю, что вера ваша есть диавольское обольщение, ведущее вас к погибели.

Судья сказал ему на это:

- О окаянный! Разве иудеи не распяли Того Христа, Которого вы почитаете? Как же ты впал в заблуждение, оставив свою веру и сделавшись христианином?

Святой ответил:

- Ты верно говоришь, что Иисус мой был распят иудеями, но отчего же ты не говоришь и того, что Он Своею Божественною волею соблаговолил предаться на распятие ради нашего спасения? Он Создатель всего, сошедший с неба на землю и воплотившийся от Пречистой и Преблагословенной Девы Марии действием Духа Святого. Он распялся добровольно, чтобы спасти род человеческий от обольщения диавольского. Вы же почитаете диавола и поклоняетесь солнцу, луне, огню и всякому другому созданию, а не Создателю своему.

Судья сказал ему:

- Зачем ты говоришь так много суетного? Вот царь немедленно предоставит тебе великие почести, даст золотые пояса, хороших коней и много всякого имущества; ты будешь одним из знатных сановников его, только возвратись к прежней своей вере.

Святой Анастасий возразил ему:

- Дары царя вашего, богатства, почести и славу, и все, что вам приятно и желательно, я давно презрел и возненавидел. Все это противно мне, как сор и навоз. Избрав иноческое житие и возлюбив его, я питаюсь надеждою вечных благ, которые, по благодати Христа Бога моего, думаю получить. Сей честный иноческий чин и сия ветхая мантия служат для меня достоверным ручательством в этом. Каким же образом я ныне стану презирать и отрекусь от того, на что я надеюсь и ради чего предпринял весь труд и приложил все усердие? Могу ли я прельститься дарами царя временного и имеющего скоро погибнуть?

Услышав это, судья обо всем сообщил царю. Царь исполнился гнева и повелел наутро мучить святого. Когда наступило утро, пришел от царя тот же судья и, выведши святого из темницы, прежде всего немилосердно бил его палками, а затем, поместив его голени между двумя тяжелыми колодами и повелев сильным мужам вспрыгивать на оба конца верхней колоды, старался сокрушить их. Так промучив святого долгое время и увидев его непреклонность, судья повелел снова ввергнуть его в темницу, а сам пошел к царю возвестить о бывшем. Трибун же, тюремный начальник, был тайный христианин. Он служил узникам, страждущим за Христа, оказывая им всякое снисхождение. Он и сопутствовавший святому инок, вошедши к нему в темницу, утешали и ободряли страдальца. Вместе с ними вошли и другие верующие во Христа, между прочим и сыновья указанного выше Эсдина, царского домоправителя, тайного христианина. Они, припадая к ногам мученика, лобызали его оковы и просили, чтобы он молился о них Господу. Святой же, будучи смиренным, отсылал их от себя, признавая себя грешным и непотребным нуждающимся в чужих молитвах и помощи. Тогда они брали воск и прикладывали к его веригам, чтобы они отобразились на воске. Это они сохраняли у себя в качестве благословения, для исцеления от различных недугов, а равно пересылали тот воск друг другу, как многоценный дар. Спустя немного времени, тот же судья, снова посланный царем, пришел в темницу к мученику Христову и, допросив его, признал непреклонным противником царской воли: тогда он беспощадно избил святого палками. То же произошло и в третий раз спустя несколько дней. Тот же судья, пришедши в темницу, бил святого, а затем присоединил к этому и новое лютое мучение: зацепив за одну руку и привязав огромный камень к ноге, он повесил святого. Так святой страстотерпец висел два часа. Затем, сняв святого, он ввергнул его в темницу, а сам пошел к царю возвестить о непобедимом мужестве мученика. При этом он советовал царю поскорее казнить святого, чтобы не было бесчестимо более и поносимо великое персидское царство одним христианином. Спустя пятнадцать дней, царь осудил мученика Анастасия на смерть вместе со многими другими узниками, бывшими с ним в темнице.

Накануне дня своей кончины святой мученик Анастасий, сидя в темнице и предвидя свой близкий конец, говорил некоторым товарищам своим по заключению:

- Я, братия, наутро со многими здесь находящимися скончаюсь и перейду от жизни сей в вечность. Вы же останетесь в живых и, спустя несколько дней, будете выпущены на свободу, ибо этот нечестивый царь будет вскоре убит.

Когда наступило утро, пришел судия с воинами и вывел из темницы на смерть вместе со святым Анастасием до семидесяти узников, среди которых были большею частью благоверные христиане. Между ними находились и те два узника, которые вместе со святым Анастасием в оковах были приведены в Персию из Кесарии, также христиане. Некоторые же узники были оставлены в темнице, - между ними и те, которым святой предсказал скорое избавление и кончину царя. Изведенных из темницы на смерть привели за город, на берег реки, и там каждого поодиночке, зацепив веревкою за гортань, мучительно удавляли. По удавлении каждого мучители обращались к святому Анастасию со словами:

- Неужели ты хочешь так же погибнуть сейчас, как и они? Не лучше ли тебе оказать повиновение царской воле и, оставшись в живых, получить от царя дары, почести и славу?

Святой, возведя очи свои к небу, благодарил Бога, а им отвечал:

- Я желал бы быть раздробленным вами на части за Христа моего. Эта смерть для меня ничтожна, и я благодарю Господа моего, что этим малым страданиям Он дает мне возможность перейти к великой неизреченной славе святых мучеников.

Так святой преподобномученик Анастасий после всех узников с радостью принял смерть, будучи удавлен в 22 день января11. Для того же, чтобы удостоверить пред царем смерть Анастасия, воины отрезали его святую голову и отнесли к царю, а тело его, вместе с трупами прочих удавленных, было брошено на съедение псам. Но псы, с жадностью пожирая трупы других, не только не коснулись тела святого, но и заметно начали стеречь его, чтобы не коснулся кто-либо другой. Когда же трибун, тюремный страж, хотел взять честное тело святого мученика, то ему не дозволили этого издалека стерегшие воины, так как многие из них были иудеи по вере. Когда настала ночь, приснопамятный инок, посланный из монастыря к святому Анастасию, чтобы видеть кончину его, - взял рабов у сыновей Эсдина, много золота и чистые пелены и пошел к тому месту, где лежало невредимым тело святого между другими трупами, пожираемыми псами. Наполнив руки стражей золотом, он подошел к святому телу Христова мученика, над которым видима была пресветлая звезда, воссиявшая с неба, и, взяв его, отнес в находившийся недалеко оттуда небольшой монастырь святого мученика Сергия. Там он похоронил с почетом многострадальное тело страстотерпца Христова Анастасия, а сам оставался в монастыре том до убиения царя Хозроя. Когда же царь был убит, то были выпущены на свободу и те узники, которым предсказал это святой в темнице пред своею кончиной. Таким образом исполнилось двоякое пророчество святого: о скором убиении царя Хозроя и об освобождении узников. Когда греческое войско вступило в персидские области, тогда стал свободен путь сопровождавшему святого иноку для возвращения в свой монастырь. Он возвратился и подробно все рассказал о преподобномученике Анастасиии настоятелю и всей братии. Все прославили Бога, укрепившего на страдальческий подвига раба Своего. Настоятель монастыря тотчас послал того же инока и некоторых других с ним, и они принесли оттуда с почетом мощи возлюбленного ученика его, Христова мученика, в тот монастырь12. От мощей святого мученика совершались многие чудеса и подавались исцеления недугов - во славу Христа Бога нашего со Отцом и Святым Духом славимого во веки. Аминь.

Кондак апостола Тимофея и преподобномученика Анастасия Персянина
глас 1

Божественнаго ученика и спутешественника Павлова Тимофея,/ вернии, воспоим вси,/ с сим почитающе мудраго Анастасия,/ возсиявшаго от Персиды, яко звезду,/ и отгонящаго душевныя наша страсти/ и недуги телесныя.
________________________________________________________________________
1 Персидский царь Хозрой II царствовал с 590 по 628 г.
2 Это было в 614 году. Святыня древа Креста Господня находилась в руках персов 14 лет до 628 года, когда император византийский Ираклий, после счастливой войны с Персией, возвратил ее в Иерусалим.
3 Халкидон - город в Малой Азии, на азиатском берегу Босфорского пролива, против Константинополя. В нем происходил в 451 году IV Вселенский собор.
4 Византийский император Ираклий царствовал с 610 по 641 г.
5 Иераполь - богатый город Фригии, западной области Малой Азии.
6 Св. Модест, патриарх Иерусалимский, занимал кафедру, сначала как местоблюститель (во время пребывания св. патриарха Захарии в плену у персов) с 614 по 628 г., а потом в сане патриарха с 633 по 634 г.
7 Слово чаша на библейском языке и в представлении древних христиан употребляется для наглядного выражения страданий или испытаний, предназначенных кому-либо Богом. Отсюда св. Анастасий увиденную им в сновидении чашу принял как предзнаменование чаши страданий и мучительной смерти, которую ему вскоре предстоит испить.
8 Диосполь - город в Палестине к северо-западу от Иерусалима.
9 Кесария - город палестинский на восточном берегу Средиземного моря, построенный царем Иудейским Иродом на месте древнего города Стратон и названный так в честь Кесаря Августа (римского императора Октавия Августа). Город сей подвергался неоднократным разрушениям, и в настоящее время на его месте только развалины, покрытые дикими растениями.
10 Иначе Барселое - Сергиополис в Ассирии, на расстоянии около 8 верст от Дастагера, где находился тогда Хозрой.
11 Св. мученик Анастасий мученически скончался в 528 году.
12 Впоследствии мощи св. преподобномученика Анастасия Персянина перенесены были в Палестину, отсюда в Константинополь, а из Константинополя в Рим, где они и доныне хранятся (одна часть в одном из загородных монастырей, другая в церкви св. Креста).

Преп.Иосифа Освященного (1511).
Критский, преподобный.

Память 22 января (Греч.), 29 августа в день перенесения мощей (Греч.).

Родился около 1441 года в Азокерамосе Ситийском на острове Крите. Был монахом обители св. Иоанна Богослова в Ираклии Критской, которая являлась частью Топльского монастыря. Скончался в 1511 году.

29 августа 1667 года мощи преподобного были перенесены священником Антонием Аракитасом на остров Закинф и помещены в монастыре св. Иоанна Богослова около деревни Гайтани, где они хранятся по сей день.

0

12

........................продолжение от 4 февраля

Мчч. Мануила, Георгия, Петра, Леонтия епископов, Сиония, Гавриила, Иоанна, Леонта, Парода пресвитера и прочих 377-ми (ок. 817)
Сии святые мученики происходили из разных областей Римской империи и жили в Адрианополе1 при императоре Льве Армянине2. В то время болгарский царь Крум опустошил Фракию и Македонию и подошел к самому Константинополю, затем после трехмесячной осады овладел Адрианополем3 и взял в плен всех его жителей, уцелевших от избиения, до сорока тысяч человек; в числе них был и местный епископ, которого язычник царь приказал стремглав бросить на землю и растоптать. Крум погиб злой смертью; преемник его Дукум умер вскоре после него, и над болгарами воцарился Диценг, властитель грозный и бесчеловечный. Он приказал распилить надвое епископа адрианопольского Мануила и отрубить до плеч руки святителя, после чего священные его останки брошены были на съедение псам. Гнев Божий поразил изверга слепотой и вскоре Диценг был убит своими подданными. Ему наследовал Муртагон, который стал жестоко преследовать христиан, не повиновавшихся его повелению - отречься от Христа; верных рабов Христовых он томил в темнице, истязал пытками и предавал смерти в бесчеловечных мучениях. Святых епископов Георгия Девельтского4 и Петра, утверждавших свою паству в Христовой вере, бесчеловечный мучитель предал жесточайшим палочным ударам и потом отсек мечом честные их главы; той же казни вместе со святителями подверглись семь христиан; усечены мечом и христианские воеводы Иоанн и Леонт; святому Леонтию - скопцу, епископу Никейскому, язычники пронзили чрево мечом; от меча же прияли мученическую кончину Гавриил и Сионий; Парод, благоговейнейший пресвитер, побит камнями. Много и других верных рабов Христовых было избито и заключено в темницы в это время. И не только свирепый Муртагон, но и его преемники на болгарском престоле жестоко преследовали христиан, которые различными истязаниями и мучительной смертью стяжали себе вечное царство.
В тот же день память святого преподобномученика Анастасия, диакона Печерского, скончавшегося в конце XII века и почивающего в пещере преподобного Антония.

________________________________________________________________________
1 Адрианополь - город в Фракии (европейская Турция) при слиянии Тунджи и Марицы.
2 Лев Армянин - византийский император, царствовал с 813 по 820 г.
3 В 814 году.
4 Девельт - ныне Загара, на берегу Черного моря.

Прмч. Анастасия, диакона Печерского (XII).
инок Киево-Печерского монастыря, имел сан диакона. Святой Русской церкви, почитается в лике преподобномучеников, память совершается (по юлианскому календарю): 22 января и 28 сентября (Собор преподобных отцов Киево-Печерских Ближних пещер).

«Тератургим», написанный печерским соборным иеромонахом Афанасием Кальнофойским, называет Анастасия братом преподобного Тита-воина. Сан диакона ему приписывает «Описание о российских святых», известное по спискам конца XVII века. О его мученичестве сведений не сохранилось и только кондак, тропарь и стихира этого святого называют Анастасия преподобномучеником. В церквоной службе Собора преподобных отцов Ближних пещер рассказывается, что он имел особое дерзновение к Богу, что все его прошения исполнялись.

Местное почитание Анастасия началось в конце XVII века когда печерский архимандрит Варлаам (Ясинский) установил празднование Собора преподобных отцов Ближних пещер. Общецерковное почитание началось после разрешения Святейшего Синода во второй половине XVIII века включать в общецерковные месяцесловы имена ряда киевских святых.

Иконописный подлинник (конец XVIII века) указывает изображать Анастасия следующим образом: «Надсед, брада доле Григория Богослова, на главе кавтырь, риза чернила, испод празелень, правою рукою левой стороны ризу держит, а левую руку к сердцу, персты вверх».

Тропарь преподобномученика Анастасия, диакона Печерского, в Ближних пещерах
глас 4

Плотское, яко безплотный Ангел,возненавидевши препитание,/ духовную во иноческом чину возлюбил еси пищу,/и в нем Боговидцу на Синаи Моисею/ добрым жития твоего подвигом уподобляяйся,/ многими на горе Божией Печерской возвысился еси добродетельми,/ идеже в молении к Вышннему непрестанно пребывал еси,/ ныне же со отцы преподобными Печерскими,/ аки бисер многоценен, мощми нетленными/ в пещере твоими пресветло сияеши,/ а душею со Ангелы пред Престолом Божиим,/ святый преподобномучениче Анастасие, предстоиши,/ о нас всегда моляся ко Господу/ спастися душам нашим.

Кондак преподобномученика Анастасия, диакона Печерского, в Ближних пещерах
глас 8

Постническим плоти твоей умерщвлением/ душу оживил еси,/ ибо твоего ради презельнаго воздержания/ и привременнаго терпения,/ жизнь непреемная и диадима неувядаемая/ от пострадавшаго за ны плотию/ и из мертвых воскресшаго Христа Бога нашего,/ тебе, святе, преподобномучениче Анастасие,/ яко злочестивых победителю/ несумненно и воистинну уготовася,/ занеже Божие тридневное Воскресение/ всем, живущим на земли,/ тобою, якоже иногда от отроков Ефесских православно воспроповедася,/ и сего ради, отче, днесь к тебе вси вопием немолчно:/ святый преподобномучениче Анастасие Печерский,/ моли прилежно воставшаго Христа тридневно из мертвых,/ да избавит от смерти вечныя души наша.

новомученики:

Свщмчч. Николая Бухарина, Иоанна Доброхотова, протоиереев, Иоанна Розанова, Иакова и Петра Зяблицких, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина и Евфимия Тихонравова, иереев (1938).

Бухарин Николай Евгеньевич (1871 - 1938), протоиерей, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился 22 марта 1871 года в Костроме в семье чиновника Костромского окружного суда.

Служил в селе Маврино Кинешемского уезда Костромской губернии, затем - в Костроме.

В 1916 году был вызван в Москву митрополитом Тихоном. Назначен законоучителем в Мариинский женский институт. В дальнейшем о. Николай был тесно связан со свт. Тихоном и поддерживал его линию в дальнейшем.

В 1921 году был направлен в Иваново и назначен настоятелем Ивановского Покровского собора. Служил в соборе до его закрытия в 1933 году.

В 1933 году служил в Старопахотской церкви слободы Гаврилов Ям.

С 1935 года проживал в г. Гаврилов Посад, ул.Карла Маркса, 7.

16 октября 1937 года был арестован. Проходил по групповому делу "о контрреволюционной группе духовенства и монашества протоиерея Иоанна Крылова и др., г.Гаврилов Посад, 1937г.". По обвинению "участник к/р группы духовенства и монашества, проводил к/р агитацию среди населения" был приговорен тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. 26 октября 1937 к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в тюрьме г. Юрьев-Польский, После вынесения приговора о.Николая отвезли в Ивановскую тюрьму, где поместили в камеру N7, с еще несколькими священниками, свезенными сюда из разных тюрем Ивановской обл.: Иоанна Розанова, Иоанна Доброхотова, Петра Зяблицкого, Иакова Зяблицкого, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. был приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года - был расстрелян вместе с остальными священниками.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Доброхотов Иван Александрович (1870 - 1938), протоиерей, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился в 1870 году в селе Китово Шуйского района Ивановской области [1] в семье священника Доброхотова Владимира Ивановича.

Окончил Владимирскую духовную семинарию. Протоиерей.

В 1930 году был арестован, затем решено "дело прекратить, из-под стражи освободить".

Служил в с. Чихачево (Чихачи) Пестяковского района Ивановской области. Был женат. У него было 2 сына: Константин и Владимир. Сын Владимир являлся священником. Он был арестован и в 1937 г. находился в ссылке.

7 ноября 1937 года о. Иоанн был вновь арестован. Проходил по групповому делу "священника Иоанна Доброхотова и др., Ивановская о., 1937г.". По обвинению в антисоветской агитации был приговорен 15 ноября 1937 к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в Шуйской тюрьме, затем (25 янв. 1938 ?) был переведен в Ивановскую тюрьму. В Ивановской тюрьме о.Иоанна поместили в камеру N7, в которую свезли из разных тюрем Ивановской Промышленной области арестованных ранее и приговоренных к 10 годам ИТЛ шестерых священиков: Иоанна Розанова, Николая Бухарина, Петра Зяблицкого, Иакова Зяблицкого, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. о. Иоанн Доброхотов был приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года - был расстрелян вместе с остальными священниками.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Розанов Иван Андреевич (1873 - 1938), священник, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился 1 января 1873 года в селе Бабаево Владимирской губернии [1] в семье псаломщика.

В 1901 году окончил Владимирскую духовную семинарию, рукоположен в сан священника.

Служил в Преображенском храме погоста Олтушево Вязниковского уезда Владимирской губернии.

1 сентября 1930 года был арестован, обвинен в "сокрытии денежных сумм" и приговорен тройкой при ПП ОГПУ СССР по Ивановской обл. к 3 годам ссылки в Севкрай. В период следствия содержался в изоляторе ОГПУ.

После окончания заключения (с 1933) служил в селе Мостцы Ковровского района Владимирской области. О.Иоанн был женат. У него была дочь Вера.

20 октября 1937 года о. Иоанн был вновь арестован. Проходил по групповому делу "священников о.Сергия Смирнова и братьев о.Иакова и о.Петра Зяблицких, Владимирская о., Ковровский р., 1937г." . По обвинению в "активной контрреволюционной агитации против колхозного строя" был приговорен 3 декабря 1937 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской Промышленной обл. к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Во время следствия содержался в следственной тюрьме г. Коврова, затем был переведен в Ивановскую тюрьму, где был помещен в камеру N7, в которую свезли из разных тюрем Ивановской Промышленной области арестованных ранее и приговоренных к 10 годам ИТЛ шестерых священиков: Иоанна Доброхотова, Николая Бухарина, Петра Зяблицкого, Иакова Зяблицкого, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. о. Иоанн был приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года был расстрелян вместе с остальными священниками.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Зяблицкий Яков Алексеевич (1878 - 1938), священник, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился 21 апреля 1878 года в селе Дмитриевский Погост Ковровского уезда Владимирской губернии. Из духовного сословия, брат священника Петра Зяблицкого.

Окончил 1 класс духовного училища. Женился на Евлампии Орловой.

С 1914 года служил священников в селе Яневское.

21 января 1930 года Яневский райсовет принял решение священника "раскулачить, выслать за пределы Суздальского района".

В феврале 1930 года арестован по обвинению в "антисоветская агитация". Освобожден по приговору тройки при ПП ОГПУ СССР по Ивановской Промышленной обл.

После освобождения служил в родном селе Дмитриевский Погост.

16 октября 1937 года был арестован в селе Эдемское. Проходил по групповому делу "священников о.Сергия Смирнова и братьев о.Иакова и о.Петра Зяблицких, Владимирская о., Ковровский р., 1937г.". По обвинению "участие в контрреволюционной группировке, контрреволюционная агитация" был приговорен 3 декабря 1937 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в следственной тюрьме г. Коврова, После вынесения приговора был переведен в Ивановскую тюрьму, где поместили в камеру N7, с еще несколькими священниками, свезенными сюда из разных тюрем Ивановской обл.: Иоанна Розанова, Иоанна Доброхотова, Николая Бухарина, Петра Зяблицкого, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. был признан виновным в "контрреволюционной агитации среди заключенных" и приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года - был расстрелян вместе со своим братом о. Петром Зяблицким с остальными священниками.

20 марта 1989 года был реабилитирован прокуратурой Владимирской обл.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Зяблицкий Петр Алексеевич (1873 - 1938), священник, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился в 1873 году в селе Дмитриевский Погост Ковровского уезда Владимирской губернии в семье псаломщика, брат священника Иакова Зяблицкого.

Окончил Владимирскую духовную семинарию.

Служил священником в сельских церквах Владимирской епархии.

В 1930 году был арестован и приговорен к высылке.

Служил в селе Патакино Ковровского района.

С января 1933 года проживал в селе Мостцы Ковровского района. В середине 1920-х годов, после закрытия монастырей бывшие монахини, послушницы и верующие женщины, искавшие духовное попечение под руководством саровского старца о. Исаакия (Новикова) образовали тайную общину, которая продолжала существовать и после его смерти. По благословению о.Исаакия, духовное руководство перешло к иеромонаху Серафиму (Якубовичу), которому помогал о.Петр Зяблицкий.

Несмотря на конспирацию, членов общины выследили, и 27 октября 1933 года было арестовано 45 человек, среди них и священники, в том числе и о.Петр Зяблицкий. В следственном деле эту общину назвали "Сестричеством преподобного Серафима Саровского" (по названию домашней церкви, где обычно совершались тайные богослужения), проходил по групповому делу: "дело по обвинению Якубовича, Буровой и др. членов "Сестричества преподобного Серафима Саровского", 1934г.". Главными обвиняемыми по делу проходил о. Серафим (Якубович) и м. Олимпиада (Бурова).

Арестованные обвинялись в том, что

"1) состояли активными членами к/р. организации "Сестричество преподобного Серафима Саровского".

2). Производили вербовку в организацию новых членов крестьянок и работниц, с отрывом их от сельского хозяйства и производства с уходом от мира.

3). Выполняли поручения организации, вели активную и широкую разведывательную контрреволюционную и антиколхозную агитацию и пропаганду среди крестьянства с целью срыва колхозного строительства и хоз-политкампаний.

4) Распространяли среди населения контрреволюционные пораженческие слухи о скором падении Советской власти.

5) Участвовали на устраиваемых, под видом молений, к/р. сборищах.

6) Поддерживали и оказывали материальную помощь к/р. ссыльным."

О. Петр обвинений в контрреволюционной агитации не признал, но признал, что выполнял свой долг священнослужителя:

"Будучи заинтересован в существовании организации "Сестричества", которая поддерживала религиозность среди крестьян, я окормлял сестер-монашек в духовном отношении, т.е. был духовным наставником и монастырским священником".

22 февраля 1934 года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ был приговорен к лишению свободы на срок предварительного заключения.

После освобождения служил в родном селе Дмитриевский Погост.

По некоторым данным [1], на момент ареста служил в с. Патакино.

20 октября 1937 года был арестован в селе Дмитриевский Погост. Проходил по групповому делу "священников о.Сергия Смирнова и братьев о.Иакова и о.Петра Зяблицких, Владимирская о., Ковровский р., 1937г.". По обвинению в "активной и систематической контрреволюционной антисоветской агитации" был приговорен 3 декабря 1937 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в следственной тюрьме г. Коврова, После вынесения приговора был переведен в Ивановскую тюрьму, где поместили в камеру N7, с еще несколькими священниками, свезенными сюда из разных тюрем Ивановской обл.: Иоанна Розанова, Иоанна Доброхотова, Николая Бухарина, Иакова Зяблицкого, Иоанна Успенского, Иоанна Коржавина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. был признан виновным в "контрреволюционной агитации среди заключенных" и приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года был расстрелян вместе со своим братом о. Иаковом Зяблицким с остальными священниками.

20 марта 1989 года был реабилитирован прокуратурой Владимирской обл.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Успенский Иван Алексеевич (1870 - 1938), священник, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился в 1870 году в селе Большие Соли Ярославской губернии.

Окончил духовное училище.

В 1890 году рукоположен в сан диакона.

Позднее поставлен священником в село Введенское Кинешемского района Ивановской области.

Был арестован в начале ноября 1937 г. Тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в тюрьме г. Кинешма, после вынесения приговора был переведен в Ивановскую тюрьму и помещен в камеру N7, с еще несколькими священниками, свезенными сюда из разных тюрем Ивановской обл.: Иоанна Розанова, Иоанна Доброхотова, Петра Зяблицкого, Иакова Зяблицкого, Иоанна Коржавина, Николая Бухарина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. был приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года был расстрелян вместе с остальными священниками.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Коржавин Иван Петрович (1866 - 1938), священник, священномученик.

Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился в 1866 году в селе Дунилово Шуйского уезда Владимирской губернии.

В молодости учился в семинарии, но по неизвестным причинам не окончил ее. Был женат, имел двух сыновей.

Долгое время о.Иоанн служил диаконом в с. Дунилово. Когда в селе не осталось ни одного священника, он решил принять священство. В 1932 году о.Иоанн принял сан священника. В то время за этот поступок ему неминуемо грозил арест, что он прекрасно понимал. О.Иоанну было тогда уже 66 лет.

Служил в Благовещенском храме села Дунилова.

Арестован осенью 1937 г. в возрасте почти 72 лет. Тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Первоначально содержался в тюрьме г. Шуя, после вынесения приговора был переведен в Ивановскую тюрьму и помещен в камеру N7, с еще несколькими священниками, свезенными сюда из разных тюрем Ивановской обл.: Иоанна Розанова, Иоанна Доброхотова, Петра Зяблицкого, Иакова Зяблицкого, Иоанна Успенского, Николая Бухарина. В ту же камеру поместили четырех осведомителей из заключенных.

25 января 1938 г. против священников было открыто новое следственное дело - "дело священников Николая Бухарина, Иоанна Коржавина и др., Иваново, 1938г.". На допросах все священники держались стойко, виновными себя не признали и категорически отказались давать показания.

3 февраля 1938 года тройкой при УНКВД СССР по Ивановской обл. был приговорен к расстрелу.

4 февраля 1938 года был расстрелян вместе с остальными священниками.

В 1989 году был реабилитирован.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В Деяниях Собора дата кончины указана 21.01/03.02.

Тихонравов Евфимий Сергеевич (1881 - 1938), священник, священномученик.
http://s001.radikal.ru/i196/1002/20/f48c3ad4f176.jpg
Память 22 января, в Соборе Ивановских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился 17 апреля 1881 года в городе Шуе Владимирской губернии. По некоторым свидетельствам, его отец, Сергей Тихонравов, был священником. Евфимий Сергеевич окончил церковноприходскую школу.

В 1904 году, женившись на Татьяне Александровне Сперанской, дочери псаломщика Преображенского храма села Доронино, он переехал жить в это село. С этого времени он стал служить пономарем в Преображенском храме и, как многие церковнослужители того времени, зарабатывал на жизнь крестьянским трудом. У Евфимия Сергеевича и Татьяны Александровны родилось трое детей.

В 1917 году в новая власть начала гонения на Русскую Православную Церковь. Местные власти в Доронино были жестко, непримиримо настроены к Церкви и пригрозили служившему здесь священнику, что если он не перестанет служить, то все его имущество будет конфисковано. У него была большая семья, много детей, и ради них священник оставил храм. Епархиальный архиерей направил в Доронино другого священника, но и он прослужил недолго, так как власти и к нему приступили с различными угрозами. Приход снова остался без священника, и Евфимий Сергеевич, соболезнуя оставшимся без пастыря верующим, подал прошение архиерею о рукоположении в сан священника. Здоровья он был от рождения слабого, и некоторые из родственников отговаривали его: «Такое время, все отказываются, прячутся, а ты хочешь рукополагаться!» Но он был решителен в своем намерении.

В 1933 году его рукоположили в сан священника к Преображенскому храму в селе Доронино. Жена священника, Татьяна Александровна, сама пекла просфоры дома, но в 1935 году она тяжело заболела, ослепла и в том же году умерла. Вместо Татьяны Александровны отцу Евфимию стала помогать его младшая дочь, Антонина; другие же дети еще раньше уехали из села и жили отдельно. Она пекла просфоры и топила в храме печи.

В селе многие жители были крайне враждебно настроены к храму и требовали его закрытия. Когда отец Евфимий проходил по улице, то ему вслед часто неслись ругательства и смех.

В 1935 году отец Евфимий не смог уплатить назначенных ему властями налогов. За неуплату его имущество было конфисковано, а храм закрыт. После закрытия храма безбожники стали его разорять, вынося иконы и уничтожая их. Местные власти устроили в храме склад для зерна, затем — конюшню, а после нее превратили помещение храма в склад для удобрений и этим почти разрушили здание.

После закрытия храма отец Евфимий еще некоторое время прожил в селе, совершая по просьбе верующих требы. Жить становилось все трудней, и он переехал в Иваново, где устроился работать сторожем в одном из лечебных учреждений, но так же, как и раньше, совершал требы по просьбам верующих. Он поселился в так называемом рабочем поселке, где снимал угол, лишь бы переночевать. Комнаты здесь сдавались всем, кто ни просился, люди совершенно друг другу не знакомые спали в одной комнате рядом друг с другом на полу. Через некоторое время узнали, что отец Евфимий — священник, и в разгар самых свирепых гонений донесли, что в доме «нелегально» проживает священник.

1 января 1938 года отец Евфимий был арестован и заключен в тюрьму в городе Иванове. Через несколько дней он был допрошен.

— Вы арестованы как участник нелегальной контрреволюционной группы заштатного духовенства, проводившей антисоветскую агитацию среди своего окружения. Признаете ли себя виновным?

— Не признаю себя виновным, так как никакой антисоветской агитации я не вел и членом контрреволюционной подпольной организации заштатного духовенства не состоял.

После этого были допрошены лжесвидетели, и в первую очередь хозяйка квартиры, где снимал угол священник. Она показала:

«Тихонравов систематически на протяжении всего 1937 года в моем присутствии допускал контрреволюционные клеветнические выпады по адресу советской власти... В сентябре 1937 года, выражая недовольство советской властью, заявил: "Жить стало невозможно, нас, служителей... облагают непосильными налогами... Это делают с целью уничтожения религии и нас, духовенства". Припоминаю ряд случаев, когда Тихонравов в моем присутствии распространял контрреволюционные провокационные слухи о якобы эксплуатации заключенных в советских тюрьмах и концлагерях».

Другой лжесвидетель сказал:
«В ноябре 1937 года в беседе со мной о выборах в Верховный Совет он говорил: "Теперь происходит подготовка к выборам в Верховный Совет, но что это за выборы, когда назначают своих кандидатов? Это всё те же выборы, что были раньше; кто им не очень люб, того они убирают куда следует, посылают строить каналы, а потом этими каналами и хвастаются. А что, сами они эти каналы выстроили? Ведь это сделано руками заключенных. Это работа не лучше египетской каторги"».

3 февраля 1938 года Тройка НКВД приговорила отца Евфимия к расстрелу. На следующий день после вынесения приговора следователь вновь допросил священника.

— Вам предъявляется обвинение в том, что вы на протяжении длительного периода времени среди своего окружения вели контрреволюционную агитацию. Признаете себя в этом виновным?

— Виновным себя в этом не признаю, так как никакой контрреволюционной агитации я не вел.

— Материалами следствия установлено, что вы систематически допускали на советскую власть контрреволюционную клевету.

— Нет, этого не было.

— Следствие располагает материалом, что вы в сентябре 1937 года допускали контрреволюционные клеветнические выпады о Советском Союзе, колхозах и положении колхозников. Признаете вы это?

— Нет, не признаю и сведения, которыми следствие располагает, я считаю ложными.

В тот же день, когда произведен был этот допрос, 4 февраля 1938 года, священник Евфимий Тихонравов был расстрелян в городе Иванове и погребен в безвестной могиле.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Пет. 1, 1-2, 10-12; 2, 6-10; Мк. 12, 1-12). В день Богоявления показано действием, что домостроительство спасения нашего совершается Господом Иисусом Христом по благоволению Отца при общении Святого Духа. Ныне же словом Апостола внушается нам, что и спасение каждого по тому домостроительству бывает не иначе, как действом Пресвятой Троицы Отца и Сына и Св. Духа: "по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа". Прозревая имеющего уверовать, Бог Отец сретает его благоволением Своим и призывает ко спасению благодатью Святого Духа. Дух Святый, призвав к вере и укрепив в ней, окропляет уверовавшего кровию Господа Спасителя в таинстве крещения и, получив через то вход в него, Сам вселяется в него и всячески содействует ему в устроении своего спасения. Да хвалим поем и величаем Троицу Пресвятую, благую содетельницу нашего спасения, и с своей стороны, "прилагая к сему все старание", поспешим благоукрасить себя всякими добродетелями, по образу Создавшего и Воссоздавшего нас, чтобы не оказаться "без успеха и плода в познании Господа" и не заградить себе "вход в вечное Царство Господа нашего", к которому призваны (2 Пет. 1, 5, 8, 11).
****************************************************************************************************************************************
Господь желает нашего совершенства

  "Ибо воля Божия есть освящение ваше"
(1 Фес. 4, 3)

Некоторые верующие люди не сознают, что живая вера обязует их стремиться к совершенствованию; она у них бездействует, и они не становятся лучше. Довольствуясь тихой, безмятежной жизнью, желая, чтобы все осталось по-прежнему, они нисколько не думают о необходимости той великой перемены, которая должна произойти в нас при нашем обращении. "Вера без дел мертва", - говорит апостол Иаков (Иак. 2, 20), и дела любви, дела самоотвержения, развитие духовных наших сил, укрощение нашего нрава и греховных наклонностей, подражание нашему великому Учителю и Господу естественно истекают из истинной, глубокой веры. "Воля Божия есть освящение наше" (1 Фее. 4, 3).
Господь желает нашего совершенства, и в Нем мы не только найдем избавление от искушения, но и неисчерпаемый источник духовных сил. Господь прощает грехи с тем, чтобы мы от них отказались. Он открывает дверь перед нами, но Он не впустит нас в эту дверь необновленными, с нашими старыми грехами, с дурными наклонностями, с порочными мыслями. Одержимые проказой нуждаются не только в прощении, но и в исцелении. Так и с нами; прощение нам необходимо, но вместе с тем нам нужно и целебное средство от нравственного недуга.
В письме к собрату одно духовное лицо говорит: "Никогда не прекращай внушать твоей пастве, что высшее счастье состоит в святости и что конечная цель искупительной жертвы Спасителя есть привлечение людей к святости и подражанию Христу".

из истории:
В 1440 г. родился Великий Князь Московский Иоанн III Васильевич (род. в 1440, правил в 1462-1505)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

13

Во славу Божию и на пользу ближнего !

5 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Собор новомучеников и исповедников Российских

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100376/37696.b.jpg

Новомученики

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100376/37606.p.jpg
Клеймо с иконы "Собор новомучеников и исповедников Российских". Расстрел крестного хода в Астрахани. 1919 г.

Говорят, блаженная Ксения, проведшая многие дни своей жизни на Смоленском кладбище, часто ходила среди могил, повторяя странную фразу: «Кровь! Сколько крови!» Теперь нам понятен смысл этих слов. России предстояло умыться кровью, напиться крови, захлебнуться кровью в ходе революционного эксперимента, проведенного с планетарным размахом. Обычно о чем-то страшном, что пришлось пережить, люди говорят: «Это не должно повториться». Всматриваться в трагедии тяжело, разбираться в причинах и следствиях страшно. Лучше вот так, в порыве секундного ужаса, отвернуться от темы, тряхнуть головой, словно отгоняя страшное сновидение, и сказать: «Это не должно повториться».

Должно или не должно, это не нам решать. Если у исторического явления есть глубокие причины и если причины эти не то что не устранены, но даже не осознаны, то явление просто обречено на повторение. Вернее, люди обречены на повторное переживание однажды разразившейся беды. Вывод простой: хочется или не хочется, нравится или не нравится, но всматриваться в собственные трагедии и анализировать их придется.

Если в XVIII столетии святой человек предвидел потоки крови, имевшие пролиться в столетии XX-м, то дело ведь не только в прозорливости святого человека. Дело также и в тех исторических ошибках, которые, наслаиваясь и накапливаясь, готовы со временем слепиться в ком и, сорвавшись с горы, расплющить все, что на пути попадется. Мы не видим цельной картины мира. Наш взгляд выхватывает дробные его части, и сердце питается не ощущением целого, а осколками бытия. Поэтому в повседневности мы не способны ни на прозорливость, ни на глубокое предчувствие. Те же люди, которые вникали в глубинную суть процессов, почти в один голос предупреждали о грозовых тучах, собирающихся над Отечеством. Итак, урок номер один. История – не фатальный, заранее предсказанный процесс. Это живая ткань, образованная сцеплением свободно действующих воль. На историю можно и нужно влиять. А там, где она «вдруг» являет свой звериный облик и начинает пожирать ничего плохого не ждавших обывателей, – там обыватели виновны. Не потрудились, значит, распознать признаки времени, не потрудились и усилия приложить в нужном направлении.

Из всех виновных в революции, а как следствие – братоубийственной войне, репрессиях, гонении на Церковь, пока что названо только одно действующее лицо – интеллигенция. Она сама облегчила поиск виновных, поскольку слова осуждения прозвучали именно из уст ее лучших, прозревших посреди несчастий представителей. Интеллигенции ставится в вину ее безбытность, оторванность от народной жизни, филантропическая мечтательность. «Русскими быть перестали, западными людьми так и не сделались. Жар сердца истратили на влюбленность в чужую социальную мечту». Подобные «филиппики» в адрес профессуры, писателей и ученых можно продолжать и продолжать. Слова эти справедливы.

Революция стала плодом мысленного заблуждения, плодом уверования в ложь. А в любом народе функция переработки идей, различения добра и зла в области ума принадлежит не всем вообще, но представителям интеллигенции в первую очередь. Но справедливым будет заметить, что не на одной интеллигенции лежит тяжесть исторической ответственности.

Церковь Русская, то есть люди, ее составлявшие и наполнявшие, так ли уж свободны от ответственности? Неужели мы вправду думаем, что дело все в масонском заговоре, кознях германской контрразведки, пломбированном вагоне и прочем? Я лично так не думаю. Сама церковная жизнь наша в общих чертах несколько долгих столетий повторяла ошибки, свойственные интеллигенции. Вот слова человека, которого нельзя обвинить в нелюбви к Родине и в незнании ее истории: «Богословская наука была принесена в Россию с Запада. Слишком долго она оставалась в России чужестранкой. Она оставалась каким-то инославным включением в церковно-органическую ткань. Превращалась в предмет преподавания, переставала быть разысканием истины или исповеданием веры. Богословская мысль отвыкла прислушиваться к биению церковного сердца. И у многих верующих создавалась опасная привычка обходиться без всякого богословия вообще, заменяя его кто чем: Книгою правил, или Типиконом, или преданием старины, бытовым обрядом или лирикой души. Душа вовлекается в игру мнимостей и настроений» (Флоровский Г. Пути русского богословия). Если уж церковное сознание отвлечено от трезвого пути отцов в сторону «мнимостей и игры настроений», то кто способен будет противостать мысленным соблазнам и разукрашенной лжи?!

Церковь боролась за истину и противостояла лжи, видела надвигающуюся беду и предупреждала верных чад. Но делалось это не в стройном порядке и не единым фронтом. Борцы были похожи, скорее, на одиноких защитников Брестской крепости, воевавших до конца, и умирали за истину. Иногда их встревоженный голос и их подчеркнутое одиночество были до неразличимости подобны близкому к отчаянию одиночеству ветхозаветных пророков. Те кричали во весь голос и приходили в ужас от того, что их не понимали. Было подобное и в нашей истории.

Ну, а потом пришла беда. Пришла вначале так, что всем казалось: стоит завтра проснуться, и все будет по-старому. Но просыпались – а лучше не становилось. Становилось хуже, и уже боялись ложиться спать, а, уснувши, не хотели просыпаться.

Смерть стала привычной, голод стал обыденным, в человеке уже трудно было признать существо, сотворенное «по образу и подобию Бога». И полилась кровь. Мы далеки от мысли, что все убиенные и замученные святы. Голгофа убеждает нас в этом. Два злодея, одинаково наказанных за одинаковые злодеяния, висят по обеим сторонам от Безгрешного Иисуса. Оба рядом с Мессией, оба в муках заканчивают жизнь. Казалось бы, их загробная участь должна быть одинакова. Но вместо этого одному обещано в сей же день быть со Христом в раю, а другой вынужден разрешиться от тела и продолжить муку, теперь уже только душевную.

Само по себе страдание не спасает. И «если кто подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2 Тим. 2: 5). За Христа страдали не все. Кто-то страдал за свои грехи, кто-то платил за свои ошибки, многим пришлось платить за чужие ошибки и за чужие, столетиями накопившиеся грехи. Разобраться в этом хитросплетении судеб нам не дано – не под силу. Бог один знает все. Мы же, не зная все о всех, знаем многие имена людей, действительно умерших за Господа: тех, кто перед расстрелом молился; кто терпеливо переносил ссылки и тюрьмы; кто не озлобился; кто и по смерти жив и совершает чудеса. Это великая княгиня Елисавета, до последнего вздоха перевязывавшая раны тем, кто вместе с ней был сброшен в шахту под Алапаевском. Это Киевский митрополит Владимир, благословивший убийц пред своим расстрелом. Это архиепископ Фаддей, утопленный палачами (!) в выгребной яме. Это еще многие сотни и тысячи священников, монашествующих и мирян, с чьими жизнеописаниями стоит знакомиться, ибо они – мученики Господни, и знакомиться долгие годы, ибо много их.

Им во многом было тяжелее, чем мученикам древности. Те часто жили в ожидании гонений, внутренне готовились к ним, как к вполне реальному, а то и неизбежному исходу земной жизни. Наши же страдальцы в большинстве случаев и представить не могли, что их православное Отечество станет одним большим концлагерем, а некоторые еще вчера верующие соседи – палачами и предателями.

В войне немалую роль играет фактор внезапности. Обескуражить противника, напасть неожиданно почти всегда означает смять его ряды, обратить его в бегство. В духовной войне законы те же. Лукавый долго готовился и внезапно напал. Но смял и обратил в бегство далеко не всех. Даже те, кто не верил в катастрофу, не был к ней приготовлен, быстро избавились от иллюзий, поправили фитили в светильниках и приготовились к смерти.

***

«Вот ты попал в руки врага, – писал Сенека Луцилию, – и он приказал вести тебя на смерть. Но ведь и так идешь ты к этой цели!»

Красивая мысль, с которой трудно спорить. К смерти нужно готовиться всю жизнь. Только вот есть у красивых мыслей свойство улетучиваться при приближении настоящей боли, реальной угрозы, подлинного страдания. Да и народ наш, прошедший через огненное испытание, вовсе не принадлежал к школе стоиков, равно как и к любой другой философской школе. У терпения и мужества нашего народа иные корни – евангельские. Отсюда же та неистребимость народной жизни, которая неизменно возрождалась после жестоких испытаний до сих пор и обещает надежду на полнокровное бытие в будущем. Именно память о новомучениках и молитвенное общение с ними способны сообщить Русской Церкви особенную глубину и мудрость, необходимые для творческого решения проблем, стоящих перед лицом современности.

Мы представляем себе их лица на пожелтевших фотографиях, когда читаем в Писании о тех, что «замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» (Евр. 11: 35–37).

***

В отношении новомучеников можно совершить две страшные ошибки. Первая именуется преступным забвением, при котором никто особо не помнит о трагическом прошлом и живет так, словно ничего не случилось. Вторая ошибка более опасна, поскольку более похожа на истину. Назовем ее так: превозношение чужими заслугами. Это когда мы недрожащим голосом гордо заявляем, что, дескать, велика наша вера и Церковь наша велика (между строк подразумевается, что и сами мы велики), раз такие испытания пережили и перетерпели.

Почитание новомучеников не должно мешать оставаться вопросу: да как же это все могло произойти в православной стране?!

Это почитание должно совершаться с содроганием при мысли о величине страданий и масштабе гонений.

И еще один вопрос должен звучать коли не вслух, так в совести: а мы сегодня все ли правильно делаем? Не ждет ли и нас очередное огненное испытание? Ошибки наши не придется ли омывать своей кровью тем, кто придет после нас?

И лишь после того, как вопросы эти прозвучали, мнится мне, можно порадоваться. Ибо мы «приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех – Богу, и к духам праведников, достигших совершенства» (Евр. 12: 22–23).
Протоиерей Андрей Ткачев

http://www.pravoslavie.ru/put/44613.htm

Претерпевшие до конца


подробнее
http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=1226#p45518

Собор Костромских Святых
http://s54.radikal.ru/i145/1002/39/802866dea8ea.jpg
Память 23 января.

Более 30 угодников Божиих подвизались в монашеском подвиге на Костромской земле. Последователи отцов русского монашества Феодосия и Антония Печерских, ученики Сергия Радонежского, принесли они в край Костромской строгое монашеское общежитие и утвердили здесь христианство. Их знали, любили, почитали, им молились, получали от них исцеления. Ими было построено 18 монастырей, которые стали центрами духовной культуры края. Среди костромичей были широко распространены иконы этих святых. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена в 1981 году установлен соборный праздник святых древней Костромской земли. 23 января/5 февраля 1982 года, в день памяти преподобного Геннадия, Костромского и Любимоградского чудотворца, было впервые совершено празднование Собора святых, в земле Костромской просиявших.

По свидетельству русских летописей, город Кострома был основан в 1152 г. После смерти великого князя владимирского Всеволода, по прозвищу Большое Гнездо (1154—1212), во Владимирском княжестве образовались три удела: Суздаль­ский, Московский и Костромской.

В XIV—XV вв. ученики преподобного Сергия Радонежского, по его благословению, основали несколько монастырей на Костромской земле. Здесь, на обширной равнине, изрезанной реками, пролегли их пути: один — по реке Шексне на Бело­озере, другой — по реке Костроме на Вычегду. В освоении костромского междуречья трудились преподобные Аврамий Чухломской (+ 1375; память 20 июля/2 августа) — основатель нескольких обителей, просветитель местных чудских племен; Иаков Железноборовский (+ 1442; память 11/24 апреля), Макарий Писемский (XIV в.; память 10/23 января), Павел Обнорский (+ 1429; память 10/23 января).

По благословению преподобных Кирилла Белозерского (+ 1427; память
9/22 июня), также ученика аввы Сергия, и преемника Кирилла — Корнилия Комельского — на Костромской земле подвизались впоследствии преподобные Геннадий Костромской и Любимоградский (+ 1565; память 23 января/5 февраля), Кирилл Новоезерский (+ 1532; память 4/17 февраля), Адриан Монзенский (+ 1610; память 5/18 мая) — основатель Благовещенского монастыря на реке Монзе, Ферапонт Монзенский (+ 1597; память 12/25 декабря). Введенскую пустынь основал преподобный Иаков Брылинский, иначе Бры­леевский (XV в., память 11/24 апреля) — ученик и сподвижник преподобного Иакова Железноборовского.

В монастыре преподобного Паисия Галичского (+ 1460; память 23 мая/5 июня), который обрел Овиновский образ Божией Матери (празднование 15/28 августа), подвизался Иаков Галичский (в конце XV—начале XVI вв., память 7/20 апреля).

В XVI веке преподобный Александр Вочский (память 27 марта/9 апреля) основал Преображенский монастырь на реке Воче.

Святитель Дионисий Суздальский (+ 1385; память 26 июня/9 июля), спостник и собеседник преподобного Сергия Радонежского, в середине XV века «послал двенадцать человек из своей братии в верхние грады и страны, идеже кого Бог благословит, для духовного просвещения народа и основания обителей»,
в числе двенадцати был и преподобный Макарий Унженский (+ 1444; память 25 июля/7 августа) — основатель трех обителей. Макариево-Успенский монастырь в XVII веке, в правление Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича, стал вторым по значению после Троице-Сергиевой лавры. Сюда был назначен игуменом будущий святитель Митрофан, епископ Воронежский (+ 1703; память 23 ноября/6 декабря), впоследствии принявший в схиме имя в честь преподобного Макария Унженского. Узы духовного братства связывают преподобного Макария с преподобным Варнавой Ветлужским (+ 1445; память 11/24 июня) — основателем Варнавиной обители, вокруг которой спустя некоторое время вырос город Варнавин. Преподобный Григорий Пельшемский (+ 1442; память 30 сентября/13 октября) явился основателем обители на реке Пельшме. Он положил немало трудов, чтобы примирить враждовавших между собою русских удельных князей.

Святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси (+ 1461; память 15/28 июня), был родом из Костромской земли. Он начал свои иноческие подвиги в одном из галичских монастырей.

По благословению святителя Алексия, митрополита Московского, преподобный Пахомий Нерехтский (+ 1384, память 15/28 мая) основал в Костромском крае обитель во имя Святой Троицы.

Ученики преподобного Сергия Радонежского, который «был учитель всем монастырям, иже на Руси», просвещая Христовой верой языческие и полуязыческие племена, присоединяли их к Русской Православной Церкви. Из многочисленных ветвей духовного генеалогического древа, имеющего корни в Троице-Сергиевой лавре, ветви — Белозерская (от преподобного Кирилла Белозерского), Комельская (от преподобного Корнилия Комельского), Железноборовская (от преподобного Иакова Железноборовского), Нижегородская (от святителя Суздальского Дионисия) принесли обильные плоды добротолюбия и молитвы на Костромской земле.

В Собор Костромских святых входят:

Авраамий Галичский, Чухломской, Городецкий, игумен, ученик преподобного Сергия Радонежского, 1375 г., Ил. 20, Радонеж.;
Адриан Монзенский, преподобный, 1610 г.;
Александр Вочский, Галичский, преподобный, нач. XVI в., Мр. 27, Ав. 30;
Александра Феодоровна, императрица Российская, страстотерпица, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Алексий Николаевич, царевич, страстотерпец, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Анастасия Николаевна, великая княжна, страстотерпица, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Варнава Ветлужский, преподобный, 1445 г., Ин. 11;
Василий (Разумов), иерей, священномученик, 1937 г., С. 9, Новомуч.;
Василий (Преображенский), Кинешемский, еп., исповедник, 1945 г., Ил. 31, Иван., Новомуч., Ростов.;
Владимир (Ильинский), иерей, священномученик, 1918 г., Ф. 22, Новомуч.;
Геннадий Костромской, Любимоградский (Любимский), преподобный, 1565 г., Ян. 23, Ав. 19, Белорус., Ростов.;
Герасим Луховский, преподобный, XVI в., Ин. 7, Иван.;
Григорий Пельшемский, Вологодский, игумен, чудотворец, 1442 г., С. 30, Волог.;
Димитрий (Добросердов), Можайский, архиепископ, священномученик, 1937 г., Окт. 8, Новомуч.;
Димитрий Донской, великий князь Московский, 1389 г., М. 19, Моск., Радонеж., Тул.;
Димитрий Красный, благоверный князь Галичский, 1441 г., С. 23, Моск., Радонеж., Тул.;
Дионисий Суздальский, архиепископ, 1385 г., Ин. 26, Окт. 15, Влад., Радонеж.;
Елисавета Феодоровна, Алапаевская, великая княгиня, прмц., 1918 г., Ил. 5, Моск., Новомуч., Петерб.;
Иаков Брылеевский, преподобный, XV в., Ап. 11, день Св. Духа;
Иаков Галичский, преподобный, XV-XVI в., Ап. 4, М. 30;
Иаков Железноборовский, преподобный, ученик преподобного Сергия Радонежского, 1442 г., Ап. 11, М. 5, Радонеж.;
Игнатий (Брянчанинов), еп., 1867 г., Ап. 30, Ростов., Петерб.;
Иоанн (Касторский), диакон, священномученик, 1918 г., Ф. 22, Новомуч.;
Иоанн (Перебаскин), мч., 1918 г., Ф. 22, Новомуч.;
Иона Московский, митрополит, чудотворец, 1461 г., Мр. 31, М. 27, Ин. 15, Влад., Моск., Ряз., 5 свт.;
Иосиф (Смирнов), протоиерей, священномученик, 1918 г., Ф. 22, Новомуч.;
Кирилл Белый, Новоезерский (Новгородский), преподобный, 1532 г., Ф. 4, Н. 7, Новг.;
Кирилл Белозерский, игумен, 1427 г., Ин. 9, Волог., Новг., Радонеж.;
Макарий (Глухарев), архимандрит, миссионер, 1847 г., М. 18, Сибир., Смолен.;
Макарий Желтоводский, Унженский, преподобный, 1444 г., Ил. 25, Иван.;
Макарий Писемский, преподобный, XIV в., Ян. 10;
Мария Николаевна, великая княжна, страстотерпица, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Митрофан Воронежский, епископ, 1703 г., Ав. 7, С. 4, Н. 23, Влад., Иван.;
Никита Костромской, преподобный, XV в., С. 15;
Никодим (Кротков), архиепископ Костромской, священномученик, 1938 г., Ав. 8, Новомуч., Ростов.;
Николай II Александрович, Император Российский, страстотерпец, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Павел Комельский (Обнорский), преподобный, ученик преподобного Сергия Радонежского, 1429 г., Ян. 10, Окт. 7, Волог., Радонеж.;
Паисий Галичский, архимандрит, 1460 г., М. 23;
Пахомий Нерехтский, Сыпановский, Костромской, преподобный, чудотворец, 1384 г., Мр. 21, М. 15, Влад.;
Симон Юрьевецкий, Христа ради юродивый, 1584 (1586) г., М. 10, Н. 4, Иван.;
Татиана Николаевна, великая княжна, страстотерпица, 1918 г., Ил. 4, Новомуч., Петерб.;
Тимон Надеевский, старец, преподобный, 1840 г., Ян. 10.
Тихон Луховский, Костромской, преподобный, чудотворец, 1503 г., Ин. 16, 26. Иван.;
Фаддей Луховский, преподобный, XVI в., Ин. 7; Иван.;
Феодорит Рязанский, архиепископ, 1617 г., С. 10, Ряз.;
Феодосий Монзенский, преподобный, 1602 г.
Ферапонт Монзенский, Галичский, преподобный, чудотворец, 1597 г., М. 27, Д. 12.

Тропарь Собору Костромских святых, глас 4
Днесь град Кострома вельми вами хвалится: в пределех бо земли Костромския, яко звезды светозарныя, возсиявше, чудесы своими вся озарили есте и ныне молитеся ко Господу, отцы преблаженнии, Геннадие, Паисие, Авраамие, Иакове, Макарие и Пахомие, со инеми многими нашего края Небесными покровителями за град Кострому и всяк град, и страну, и люди, верою и любовию вас почитающия, и о спасении душ наших.

Величание
Ублажаем вас, преподобне отче наш Геннадие и всех святых отцев собор, Костромского края покровителей, вы бо молите за нас Христа Бога нашего.

Прп. Мавсимы Сирина (IV).
Преподобный Мавсима был сириец, из окрестностей города Кира1; получив простое воспитание в деревне, святой показал преуспеяние во всех добродетелях. Прославившись в частной своей жизни, он получил духовное начальствование в одном селении, близко от города. Священнодействуя и пася овец стада Божия, он и говорил и делал то, что повелевает закон Божественный. Он имел одну только одежду; когда она разрывалась от ветхости, преподобный нашивал на нее новые и новые заплаты и так покрывал свою наготу. Святой Мавсима столь усердно заботился о призрении странников и нищих, что дверь его жилища была всегда открыта для всех приходящих. У преподобного, говорят, было два сосуда: один с хлебными семенами, а другой с маслом, из которых святой и уделял всем нуждающимся. Милосердый Господь, благословивший Сарептскую вдовицу, ниспослал такое же благословение и на сосуды преподобного Мавсимы: "Благ и милосерд и многомилостив ко всем, призывающим Его" (Пс.85:5); повелев, чтобы не истощалась мука в кадке и масло в кувшине, из которых вдова напитала великого пророка2, Господь и дивному Мавсиме подал изобилие, равное его попечению о бедных. Благочестно и богоугодно прожив до глубокой старости, святой мирно отошел ко Господу3.
_______________________________________________________________________
1 Сирия страна к северу от Палестины; в северной ее части, примыкающей к Малой Азии, находилась провинция Кирестика, с главным городом Кир.
2 Придя, по повелению Божию, к вратам Сарепты Сидонской, св. пророк Илия просил вдову, собиравшую дрова, принести ему кусок хлеба. Та ответила, что у нее осталось только горсть муки в кадке и немного масла в кувшине. Пойду, сказала она, приготовлю это для себя и сына моего; съедим это и умрем. В то время, вследствие бездождия, был голод в земле Израильской. Св. пророк сказал вдове: Так говорит Господь Бог Израилев: мука в кадке не истощится и масло в кувшине не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю. Женщина накормила человека Божия, и ее запасы муки и масла не истощились во все время голода (3 Цар 17:8-16).
3 В конце IV века.

Прп. Саламана молчальника (ок. 400).
Сей преподобный отец наш Саламан происходил из селения Каперсана, расположенного на западном берегу Евфрата1. Возлюбив уединение, он отыскал на другом берегу реки маленькую хижину и затворился в ней, заложив наглухо дверь и окно; раз в год он выходил наружу через подкоп под стеною и запасался пищей. Местный епископ, узнав о добродетельном житии преподобного, пожелал удостоить его священства. Прибыв с сею целью к жилищу святого, архипастырь приказал разобрать часть его стены, после чего и вошел в келию. По рукоположении преподобного Саламана во пресвитера, епископ преподал ему наставление о благодати священства; во все время пребывания своего в келии святитель не услышал от преподобного молчальника ни одного слова и удалился, приказав снова заложить разобранную часть стены. Жители того селения, из которого происходил преподобный Саламан, желая иметь человека Божия в своей среде, однажды ночью перешли реку в брод, взяли святого, который не спорил, не сопротивлялся, но не выражал и согласия, и отвели на свою сторону; здесь поселяне построили для преподобного хижину, подобную прежней, и затворили его там; святой Саламан продолжал хранить молчание, никто не слышал от него ни одного слова. Вскоре жители селения, расположенного на другом берегу, где ранее спасался преподобный, пришли ночью к новому его жилищу и услышали, что он творит такую молитву: "Господи, Иисусе Христе, помилуй меня и всех служащих имени Твоему и поклоняющихся Тебе, Истинному Богу нашему".

Поселяне разобрали келию и отвели святого к себе, блаженный молчальник и на этот раз нисколько не противился и не требовал, чтобы его оставили. Соделав, таким образом, себя мертвым для сей жизни, он в самом точном смысле мог повторись апостольское слово: "И уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал.2:20). В такой высокой степени, как никто другой, умертвив в себе плотское человека, блаженный Саламан до конца совершил свой подвиг и, ликуя, переселился в небесные обители2.
________________________________________________________________________
1 Евфрат вытекает из гор Армении, в нижнем своем течении сливается с Тигром, после чего с именем Шат-ель-Араб впадает в Персидский залив. Каперсана (Перса или Персана) находилась недалеко от Самосат (ныне Самсат), главного города сирийской провинции Коммагены.
2 Около 400 года.

Свт. Павлина Милостивого, еп. Ноланского (431).
Угодник Божий Павлин был родом из Аквитании1. Во время мирской жизни он был одним из старших сенаторов при римском императоре. Он был благочестивой жизни и боялся Бога2. Супруга его по имени Тарасия, по вере и добродетелям своим была подобна своему мужу и также была благочестива. Не имея собственных детей, они брали убогих сирот и заботились о них, как о своих детях, питая их и поучая страху Божию. Со дня на день они преуспевали во всякой добродетели и обильно раздавали милостыню нищим. Наконец они и сами пожелали, ради угождение Богу, стать нищими. Они продали свое большое имение и, раздав все нуждающимся, сами жили в добровольной нищете, подобно людям убогим, и возлагали свое упование на промысл Божий. Раз, когда они уже сильно обнищали, пришел к ним нищий просить милостыни; но у них не было ничего, кроме одного хлеба. Блаженный Павлин посоветовал своей супруге - и этот последний хлеб отдать нищему.

- Нам поможет, - говорил он, - Бог, а мы не пожалеем дать просящему ради Бога.

Тарасия, однако, не дала, но сохранила хлеб ради собственной нужды, так как в тот день не было ничего у них самих на обед. В это время вошел к блаженному Павлину посланный от одного его богатого друга - с извещением, что ему отправлено этим другом морским путем множество пищи, и вот один, последний корабль, именно с пищей, потонул и погиб в морских волнах. Услышав об этом, Павлин сказал своей супруге:

- Видишь ли, если бы ты отдала нищему последний хлеб, то не потонул бы в море последний корабль с пищею. Только по причине скупости многих Бог погубляет их имущество.

После того, оставив вместе с имуществом и славу мирскую, и все интересы мира сего, они вышли из Рима в страну Кампанию3, так как там было оставлено ими себе на пропитание одно незначительное поместье. Они поселились в городе, называемом Нолою4, вблизи гроба святого мученика Феликса5, и там работали Господу, скрываясь от мира. Но не могла долго таиться добродетель Павлина. Ради нее он был взят, по принуждению, на престол Ноланской церкви, и против воли принял епископский сан6. Он управлял своею паствою свято и неусыпно, как верный и мудрый домоправитель, "которого господин поставил над слугами своими" (Лк.12:42)7. Он питал своих овец не только пищею духовною, научая и наставляя их, а грешников приводя к покаянию и обращая каждого на путь истины, но заботился и о телесной пище и обо всех нуждах овец своих, - питал и одевал нищих и убогих, сирот и вдовиц, а плененных выкупал на свободу.

В те годы, по Божию попущению, случилось нашествие вандалов8 на Италию, которые всю ее завоевали. Пришли они и в область Кампанию, в которой находился город Нола. Опустошая многие селения и города, они проникли и в епархию Павлина, где производили то же самое: они взяли в плен множество народа и отвели за море, в свою африканскую страну. Тогда блаженный епископ Павлин все, что имел в епископии, стал отдавать на выкуп пленных и на пропитание обнищавших от нашествия варваров, так что у него совершенно уже ничего не оставалось. Когда же вандальские воины, будучи лютыми и бесчеловечными, мучили христиан, требуя, чтобы они указали сокрытые в земле сокровища, святой Павлин сочувствовал верующим сердцем и взывал к Богу: "Господи, сотвори так, чтобы меня мучили из-за золота и серебра. Ибо Ты знаешь, где я скрыл свое богатство, - именно в руках нищих и убогих рабов Твоих".

Однажды пришла к нему одна бедная вдова, говорившая с плачем:

- Сын мой взят в плен вандалами, и я узнала, что он находится у зятя вандальского царя Риги, в Африке. Умоляю твою святость: дай мне, чем выкупить сына, единственную надежду моего пропитания и опору моей старости.

Человек Божий, внимательно поискав вокруг себя в надежде, не найдет ли чего-либо дать просящей, и ничего не нашедши, кроме самого себя, сказал убогой вдовице:

- Женщина, я решительно ничего не имею, чтобы дать тебе, кроме самого себя. Возьми меня, я отдаюсь в твою власть, как раб. Продай меня и выкупи своего сына, иди же отдай меня в рабство, взамен сына.

Женщина, слыша эти слова из уст такого человека, подумала, что это скорее насмешка, чем милость. Но он, будучи красноречивым и премудрым, своими рассуждениями убедил сомневавшуюся женщину, что он не ради насмешки, но совершенно справедливо говорит ей. Он убедил ее, чтобы она поверила его словам и не боялась продать епископа в рабство ради освобождения своего сына. Тогда они пошли оба в Африку и, пришедши к вандалам, остановились у ворот того князя, зятя царя, у которого жил сын бедной вдовицы. Когда князь вышел куда-то из дому, вдовица упала к ногам его и умоляла его со слезами, чтобы он отпустил ее сына. Но варвар, будучи гордым, не только не хотел отпустить ее сына, но даже и не выслушал ее просьбы. Тогда вдовица, указывая на служителя Божия Павлина, сказала:

- Вот этого человека я отдаю вместо сына; только окажи милость, отпусти мне сына, ибо он у меня - единственный.

Князь, посмотрев внимательно на человека Божия, спросил его:

- Какое ремесло ты знаешь?

Святой Павлин отвечал ему:

- Ремесла никакого я не знаю, а только хорошо умею возделывать сады.

Услышав это, князь обрадовался, ибо он нуждался именно в таком человеке, и отдал сына вдовице. Она с сыном возвратилась домой, а святой Павлин, оставшись работать, принял попечение о садах и стал ревностно трудиться. Господин его начал часто приходить в сад и вести беседы со своим садовником о разных вещах. Заметив же его мудрые и обширные познания, он беседовал с ним обо всем, многократно оставляя своих домашних и друзей, чтобы наслаждаться рассуждениями своего слуги. Блаженный Павлин ежедневно приносил ему на обед различные овощи из огорода и, получая из рук его хлеб, возвращался к своему делу.

Однажды, когда господин его беседовал с ним, святой Павлин сказал ему:

- Смотри, ты собираешься куда-то отлучиться. Между тем тебе предстоит позаботиться о принятии вандальского царства, ибо этот царь, твой тесть, внезапно умрет неожиданною смертью. Если же ты отлучишься, то другой без тебя захватит царскую власть.

Князь, услышав эти слова от своего садовника, не умолчал об этом, но пошел и рассказал царю, ибо был вполне верен ему и за это более всех был любим им. Царь усомнился и сказал:

- Я хочу видеть того мужа, о котором ты говоришь.

Зять царя сказал на это:

- Я ныне же повелю ему, чтобы он принес овощи из огорода на обед тебе, и ты его увидишь.

Когда царь сел обедать, вошел к нему Павлин, принесший, по повелению господина своего, овощи для царской трапезы. Когда царь увидел его, тотчас затрепетал и, призвав господина его, своего зятя, открыл ему тайну, которую хотел скрыть от него.

- Истинно то, - сказал он, - что ты слышал от этого человека, ибо ночью, в сонном видении, я видел различных князей, севших на престолах и производивших суд надо мною. Сидел и он среди тех судей. Судом их были отняты у меня жезл и власть, которую я некогда получил. Спроси у него, кто он такой. Я не думаю, чтобы этот муж был простым человеком, ибо я видел его в великом сане.

Тогда зять царя отвел блаженного Павлина в сторону и спросил его:

- Кто ты?

Человек Божий ответил ему:

- Я раб твой, которого ты принял вместо сына вдовы.

Князь же настойчиво допрашивал его, требуя разъяснить не то, чем он стал теперь, но чем был в своей стране? Он заклинал святого и клятвенно требовал, чтобы он не скрыл от него своей тайны, но открыл ему всю истину. Человек Божий, смутившись допросом и не будучи в состоянии преступить клятву, сказал, что он епископ. Господин его, услышав это, сильно испугался и со смирением сказал ему:

- Проси у меня, чего хочешь, и затем возвращайся в свою страну с богатыми дарами.

Угодник Божий Павлин сказал ему:

- Единственного благодеяния, которое ты можешь сделать, я попрошу у тебя: всех пленников города и страны моей, приведенных сюда, отпусти на свободу в родную землю.

Тотчас усердием князя этого были разысканы во всей африканской стране христиане, плененные из области Кампании, и приведены к святому Павлину. Святой пастырь был отпущен с почетом со всеми словесными овцами своей паствы, со многими богатыми дарами и съестными припасами в изобилии. Они возвратились в свою землю на кораблях с весельем и радостью. Спустя несколько дней, согласно пророчеству святого, умер Рига, царь вандальский, а вместо него вступил на престол зять его.

Таким образом, святой Павлин, предав себя одного в рабство, многих людей извел из рабства на свободу, последовав Христу Господу, принявшему зрак раба и избавившему человеческий род от рабства диаволу. По выходе из рабства у вандалов святой Павлин прожил много лет, и как пастырь добрый, душу свою за овец полагающей, доблестно управлял врученным ему стадом и, не щадя себя самого, оказывал много благодеяний убогой братии. Затем он перешел к Пастыреначальнику Христу, Господу своему9, от Которого ныне приемлет мзду сторицею и наследует жизнь вечную, прославляя Его во веки. Аминь.
______________________________________________________________________
1 Аквитания - западная часть древней Галлии (нынешней Франции).
2 Святое крещение святой Павлин принял на 26 году, в 389 г.
3 Кампания - древняя область средней Италии, на юге от Рима, около Тирренского моря.
4 Нола - один из древнейших городов Кампании, существует и поныне.
5 Память его празднуется 25 января.
6 Это было в 409 году. Ранее он был пресвитером (с 393 года) в Барселоне, в Испании.
7 Сравнение взято из притчи Спасителя о верном и благоразумном домостроителе, заботящемся о слугах и всегда готовом дать отчет пред господином своим.
8 Вандалы - народ германского племени, обитали сначала в средней Германии, позднее в южной Испании и потом в северной Африке, откуда делали опустошительные набеги на соседние прибрежные страны
9 Святой Павлин скончался 22 июня 431 года. Мощи его в церкви ап. Варфоломея в Риме. Он остался известен, как писатель и учитель Церкви, преимущественно, как христианский поэт. От него осталось 35 гимнов и до 50 писем, особенно важных по их глубокому благочестию. В них живыми чертами изображается высота христианского совершенства и говорится о том, как нужно беречь свое сердце; описываются достоинства смирения евангельского, любви к Богу и ближнему; изложены обязанности супругов и сладостные утешения для несчастных. Три гимна прекрасные молитвы к Богу, три другие изложения трех псалмов: 1, 2 и 136. Кроме того, в письмах и гимнах святого Павлина говорится о Промысле Божием, о первородном грехе, о святой Евхаристии, о ходатайстве святых за мир, о молитве за умерших и иконопочитании. Святой Павлин остался известен также своею любовью к благоукрашению созданных им храмов св. иконами; ему же предание приписывает изобретение церковных колоколов, относимое приблизительно к 400 году.

Прп. Геннадия Костромского и Любимоградского (1565).
http://s006.radikal.ru/i213/1002/87/f1c788d41126.jpg
Преподобный Геннадий, названный во святом крещении Григорием, был единственным сыном боярина по имени Иоанна и жены его Елены, живших в Литовской земле2. Григорий с детства любил посещать церковь Божию и постоянно пребывал среди церковного клира, посещая все службы. Родители были недовольны таким поведением сына и говорили ему:

- Зачем ты так делаешь? Разве ты - сторож церковный? Ты стыдишь нас перед людьми. Довольно с тебя ходить в церковь вместе с нами, а остальное время быть дома и в общении со сверстниками; особенно же не должно лишать себя покоя ночью.

Но Григорий отвечал:

- Любезные родители, не докучайте мне такими речами: я не хочу заниматься детскими играми. Бог творит, что хочет, а человек, что может; Дух же Святой наставляет всякого человека на путь истинный.

С тех пор Григорий стал помышлять о том, как бы ему уйти в русскую страну и там поселиться в какой-либо святой обители и подвизаться подвигом добрым.

И вот, улучив благоприятное время, он ушел от родителей, снял с себя светлое платье и отдал бедным, а от них взял рубище и оделся в него.

Проходя литовскую землю, пустыни, села и города в виде странника и пришельца, он много претерпел бед и напастей от злых людей. Однако, хранимый Богом, он дошел до русской земли, пришел в великий и славный царствующий град Москву и обходил его, притекая к ракам святых чудотворцев, проникая во святые обители и рассуждая, где бы ему постричься и предаться молитве.

В Москве он нашел себе друга по имени Феодора, молодого, но богобоязненного и также искавшего пострижения. Из Москвы они вместе отправились в Великий Новгород и там ходили по святым местам и церквам, и обителям.

Из Новгорода они отправились на реку Свирь в пустыню к подвижнику преподобному Александру3 и стали усердно просить его:

- Мы желаем, святой отец, Господу Богу молиться: облеки нас Христа ради в монашеское одеяние.

Преподобный Александр обратился сначала к другу Григориеву Феодору и сказал:

- Ты, чадо Феодор, будешь водить зверя белоголового.

Григорию же сказал:

- А ты, чадо Григорий, сам будешь пастырь словесным овцам и наставник множеству иноков. Иди, чадо, на Комельский лес к преподобному Корнилию, и тот научит тебя, как Богу молиться и как тебе пасти словесное стадо иноков, а в нашей пустыне молодым отрокам невозможно жить. Однако, отдохните здесь, чада мои, сколько дней пожелаете.

Они пробыли четырнадцать дней в пустыне у преподобного Александра и, взявши от него благословение, пошли в пределы города Вологды на Комельский лес. Пришли они внутрь пустыни к преподобному Корнилию Комельскому4 и постучались у ворот с молитвою Иисусовою.

Преподобный Корнилий, отворяя двери свои, сказал им:

- Чада, как прошли вы места непроходимые и зачем вошли в сию убогую пустыню? Чего ищете вы?

Они отвечали ему:

- Владыка наш, преподобный отец Корнилий, нами овладело великое желание облечься в иноческое одеяние. Христа ради - причти нас к своему богоизбранному стаду.

Преподобный Корнилий сказал Григорию:

- Ты, чадо Григорий, войди в убогую мою обитель, а ты, чадо Феодор, останешься в мирской жизни, возьмешь жену и родишь детей.

На Григория преподобный Корнилий наложил искус иноческий по преданию святых отцов. В этом искусе Григорий прожил значительное время, после чего преподобный Корнилий, вошедши в церковь, постриг Григория в монашеский чин и сказал ему слово от святого Евангелия: "Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Многие же Будут первые последними, и последние первыми" (Мф.19:29-30). Затем старец говорил по отеческим вопросам и ответам новопостригаемому и нарек имя ему вместо Григория - Геннадий. Наконец сказал:

- Усвой, чадо, разум древних святых отцов: терпение, любовь и смирение, особенно же молитву общую или соборную, и келейную и потрудись в подвигах нелицемерных.

Друг Геннадия Феодор, по пророчеству преподобных отцов Александра и Корнилия, провел жизнь свою в мире и в глубокой старости скончался в Москве.

Преподобный Геннадий, по благословению Корнилия, усердно подвизался в молитвах и трудах, особенно же в хозяйственных монастырских службах в поварне, пекарне и прочих. Многие из братии негодовали на Геннадия за такие его подвиги и роптали.

Слыша этот ропот, преподобный Корнилий укреплял святого, говоря:

- Чадо Геннадий, не скорби о сем на братию, ибо они так говорят по внушению бесовскому.

Потом ненавистник добра диавол возбудил возмущение среди братии и на самого Корнилия. Видя это, преподобный дал место гневу и, взяв с собою ученика своего Геннадия, оставил свой новосозданный монастырь и ушел в костромские пределы, в дикий лес, на Сурское озеро, за шестьдесят верст от своего первого монастыря. Немного далее версты отсюда жили царские крестьяне, оброчные бортники. Эти крестьяне очень обрадовались приходу Корнилия и Геннадия, построили им келию, приносили хлеб, мед и прочее необходимое, так как поблизости находилось бортное угодье, пчельник.

Преподобный Корнилий и Геннадий подвизались в молитве и посте, прилагая труды к трудам: рубили лес, пахали землю и выкопали четыре пруда.

Однажды православному великому князю Василию Иоанновичу угодно было предпринять труд путешествия на Бело озеро, помолиться по обещанию своему о благочадии. Когда великий князь достиг пустыни преподобного Корнилия и увидел, что тот удалился оттуда в иное место, весьма огорчился на братию и говорил ей:

- Ради вашего ропота и непослушания не живет отец Корнилий в своей пустыни.

И тотчас же послал слуг своих просить преподобного возвратиться на первое свое начинание. Преподобный Корнилий пришел пред великого князя Василия5, припал к ногам его и просил прощения за отход свой от пустыни. Благоверный князь поднял его и сказал:

- Любимиче мой, отец Корнилий, моли за нас милостивого Бога, дабы Господь Бог даровал нам плод благочадия в наследие роду нашему и в устроение честным обителям, в державу российскому царству и в утверждение веры христианской.

Затем великий князь говорил преподобному Корнилию:

- Пребывай, отче, здесь, в первом своем начинании и трудах, отходною же пустынею, по нашему повелению, благослови ученика, которого хочешь.

Когда великий князь удалился, преподобный Корнилий благословил новою пустынею ученика своего Геннадия и повелел ему там воздвигнуть церковь во имя боголепного Преображения Господня.

Преподобный Геннадий, по благословению отца Корнилия и по повелению великого князя, все устроил в пустыни: и церковь Божию воздвиг и украсил ее иконами и книгами, и всяким благолепием церковным.

Когда в пустыни стали умножаться братия, он построил и вторую церковь, теплую, во имя преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, и украсил ее, как и первую.

Сам же преподобный, трудясь постоянно, подавал братии образец смирения и терпения; он устроил для братии удобные жилища; днем рубил дрова и по ночам разносил их на своих плечах по братским келиям, трудился в поварне и пекарне, мыл на братию власяницы, делал свечи, варил кутью, пек просфоры, - особенно же преуспевал в церковных службах, в посте и молитве. Сверх этого, он на себе носил вериги и кресты железные и тяжкие цепи. Такое великое бремя преподобный носил для усмирения плоти.

Вследствие этого, на нем почила благодать Пресвятой Троицы; сподобившись ее, преподобный стремился к большим и большим подвигам, подавая образец своим ученикам во всех обычаях и нравах, ибо он учил их не столько словом, сколько делом, показывая то, что изложено выше.

"Кто в состоянии изобразить все подробности жизни его и всех подвигов и терпения или кто может перечислить болезни и труды его и попечение о братии!" Так восклицает составитель жития его, ученик его Алексий, который далее, в похвалу преподобному Геннадию, а более во славу Божию, повествует о чудесах его, совершенных, благодатью Божьею, при его жизни и по смерти.

Вот некоторые из сих чудес. Однажды случилось преподобному Геннадию прийти в царствующий город Москву с учениками своими Серапионом и Уаром. Он был с честью принят боярыней Иулианией Феодоровной, женой Романа Юрьевича. Иулиания просила Геннадия благословить сыновей ее Даниила, Никиту и дочь Анастасию. Когда святой благословлял Анастасию, то сказал:

- Ты лоза прекрасная и ветвь плодовитая, будешь нам государыней-царицей благоверной.

Слыша эти слова, боярыня Иулиания вместе со своими детьми и всеми бывшими при этом людьми удивилась, что за непонятные речи произносит Геннадий, и откуда они возвещенн ему.

Боярыня Иулиания щедро довольствовала Геннадия и в продолжение не одного года.

Все сказанное пророчески старцем сбылось: Анастасия Романовна сделалась царицей, первой супругой Иоанна Васильевича Грозного6. Она питала глубокую веру и почтение к дому всемилостивого Спаса и к преподобному Геннадию, посылала ему честные иконы и ризы, и другие нужные для церковной службы вещи.

Однажды боярин Борис Палецкий, постигнутый болезнью, пришел в обитель Преображения Господня помолиться. Преподобный Геннадий весьма обрадовался прибытию князя, созвал братию и встретил посетителя в святых воротах с подобающею молитвой и дал ему в руки свой посошок. С того часа князь стал здоров и прославил Бога, и все радовались выздоровлению князя. Давши довольную милостыню преподобному и братии, князь возвратился в свой дом со всеми людьми. Посошок, благословение старцево, князь поручил везти бывшему с ним священнику Василию. Этот священник почему-то рассердился на князя и, похули благословение святого, бросил тот посошок в реку Кострому. Князь очень опечалился, лишившись благословения старцева. Когда же названный священник прибыл к себе в дом, то нашел там жену свою умершею, а спустя некоторое время и сам впал в тяжелый недуг. Тогда он начал каяться в грехе своем, что посмеялся над князем и преподобным старцем по поводу посошка, и дал обещание постричься в дому Спасовом у старца Геннадия.

Спустя немного времени священник сей пришел в обитель Спасову, припал к преподобному и, поведав о случившемся, просил прощения в своей дерзости и умолял святого, чтобы он причел его к своему богоизбранному стаду. Преподобный же, благословив его, сказал: "Брат, Христос сказал: "Приходящего ко мне не изгоню вон" (Ин.6:37).

Потом повелел постричь его в монашеский чин и нарек имя ему Варлаам. Варлаам подвизался довольно продолжительное время в обители Преображения Господня, а потом, по благословению святого старца Геннадия, был игуменом в Богоявленском монастыре в городе Костроме.

Вышеупомянутый князь Борис Палецкий пожертвовал в дом Спасов, в обитель Геннадиеву, ценный колокол.

Случилось некогда вологодскому и велико-пермскому владыке Киприану впасть в сильную болезнь. Имея усердие к обители Преображения Господня, а также питая духовную любовь к преподобному старцу Геннадию, послал одного из слуг своих за старцем Геннадием, прося его посетить по случаю болезни. Преподобный пришел со своими учениками, иеромонахами Мисаилом и Алексием, в город Вологду и попросил благословения у епископа Киприана. Владыка обрадовался приходу святого старца и, не имея до того времени никакой возможности встать со своей постели, встал навстречу святого, благословив его с учениками крестным знамением, и, взяв преподобного за руку, ввел его во внутреннюю келию. Долгое время беседовал святитель с преподобным старцем. Люди же, видя облегчение епископа от болезни вследствие посещения преподобного, весьма удивились и прославили Бога, творящего чрез угодников Своих преславные чудеса. После беседы оба вкусили благословенного хлеба. На другой день епископ пред всеми людьми просил преподобного:

- Наставник пустынный, преподобный отец Геннадий, моли за нас милостивого Бога, чтобы Он облегчил мне телесную болезнь и исцелил недуг ноги моей.

Преподобный сказал святителю:

- Человеколюбец Бог помогает от скорби и целит недуги душевные и болезни телесные и облегчает немощь страждущим людям, - и не наше это дело великое. Господин мой, святитель, все возможно от Бога, а от человеков - ничто. Вот ты, господин мой, теперь уже здоров от общей скорби телесной, нога же твоя пусть напоминает тебе о последнем часе и не исцелится до последнего твоего издыхания. Мир тебе, господин мой, святой отче!

Владыка после сего прожил еще пять лет и отошел ко Господу.

Описатель жития преподобного Геннадия, ученик и преемник его по игуменству Алексий, рассказывает о себе самом следующее. Будучи оскорблен братией Геннадиевой обители Всемилостивого Спаса, Алексий удалился отсюда в город Кострому и поселился в обители Богоявления Господня. Но вскоре сильно заболел и не мог стоять в церкви. По этой причине он переселился из Костромы в Адрианову пустыню близ Пошехонья. Но болезнь не прекращалась. По откровению Божию он возвратился в Геннадиеву обитель Всемилостивого Спаса и, притекши с мольбой ко гробу Геннадия, просил прощения в своем малодушии и получил исцеление.

Из многочисленных посмертных чудес преподобного Геннадия упомянем еще следующие.

Некто боярский сын Иван Лихарев пожертвовал Геннадиеву Спасову монастырю одно свое село, но потом передумал и передал это село в Троице-Сергиеву лавру. Вскоре после сего сын его Алексий умер неожиданно, а жена впала в тяжкую болезнь. Соседи и знакомые стали говорить, что муж ее поступил нехорошо, оставив Спасову обитель и отдав село в другой монастырь, и советовали ей написать письмо мужу, который находился в Переяславле Залесском. Жена написала и тотчас же почувствовала облегчение. Между тем в Переяславле Иоанн тоже впал в болезнь: на него напал какой-то страх и исказилось его лицо. Окружавшие также упрекали его, зачем он оставил обитель Спасову. Тогда Иоанн внял посланию жены и советам ближних, возвратил село в обитель преподобного Геннадия и обещался от нее не отходить. Вскоре он получил исцеление от своей болезни. Молившиеся при гробе Геннадия с верою и усердием получали исцеление от различных болезней: от боли зубной, от болезни глаз, от расслабления, особенно же от исступления ума и беснования.

Было и такое чудо. Один иеродиакон Геннадиевой обители украл церковные книги и скатерти и, прошедши только несколько верст до реки Андомы, почувствовал расслабление и не мог двинуть ни руками, ни ногами. Дали знать игумену, и он послал за диаконом, которого и привезли в обитель с книгами. Диакон повинился в своем согрешении, припал ко гробу преподобного Геннадия, прося прощения и исцеления рук и ног. И, по молитвам преподобного Геннадия, Бог помиловал его и возвратил ему здоровье.

Посадский человек города Костромы Лука Густышов не имел веры к чудесам преподобного Геннадия и решил не бывать в обители Спасовой и у гроба преподобного.

Будучи выбран в целовальники в таможню (т.е. в присяжные сборщики таможенных пошлин), он отправился со своими товарищами для сбора государевых денег. Но вдруг он был поражен тяжкою болезнью: опухли щеки, разболелась нестерпимо голова, и он пришел в исступление. Родственники привезли его домой, где он и лежал при смерти. Пришедши в сознание, он вспомнил грех свой, обещался идти в обитель Спасову и ко гробу преподобного Геннадия. Отслужив там молебен, он молитвами преподобного Геннадия получил исцеление.

Одна дворянка Галицкого уезда, Корежской волости, из рода Лаптевых, имела четверых сыновей, из коих один, по имени Кирилл, пожелал постричься в Геннадиевом монастыре и свою долю из отцовского имения хотел отдать вкладом в монастырь. Мать, узнав об этом, стала клясть сына и не позволяла ему отдать его долю в монастырь. Вдруг ее постигла тяжкая нестерпимая болезнь головная. Мучимая сей болезнью, она вспомнила свой грех, дала обещание идти в обитель Спасову помолиться у гроба преподобного Геннадия и внести долю сына. Тогда же она почувствовала облегчение от болезни и вскоре исполнила свое обещание. Сын ее постригся под именем Корнилия, она же прославила Бога за дарованное ей исцеление.

Преподобный Геннадий перед своею кончиною оставил поучение, в котором изложил свои мысли и заветы об иноческой жизни как своим ученикам, так и всем православным. Вот сие простое и назидательное поучение.

"Великой лавры Живоначальной Троицы и Пречистой Богородицы обители Ипатской брату о Христе и присному пастырю словесных овец игумену Вассиану, а также Спасовой обители нашей паствы строителю Иосифу и всему братству нашему. Говорю вам, духовные мои братья и спостники: для меня день уже при вечере и секира при корени, ибо отхожу уже к судилищу Христову. Ради святой Господней заповеди, не забывайте меня, когда будете молиться, но, видя мой гроб, вспоминайте мою любовь и молитесь Христу, чтобы Он вселил дух мой с праведными. Вы же, дети мои, бойтесь Бога, повинуйтесь вашим наставникам во всем, по апостолу. Царя православного почитайте, святителей ублажайте, им повинуются все игумены духовною совестью. А вы, мои дети, живущие в обители Спасовой, повинуйтесь игумену, которому поручена будет паства наша, и покоряйтесь ему во всем с послушанием. Особенно же умоляю вас и завещаваю, чтобы вы не уходили из сего места без благословения настоятеля. Прекословия брат с братом не заводите, стремитесь к свету, а тьму оставляйте. Пусть жизнь ваша будет по преданию святых отцов и согласна с тем, как нам писал преподобный Корнилий7 и как в обители нашей установлено иноческое житие. Тебя же, благочестивый игумен Вассиан, умоляю, не оставь обители сей своею верою. Вы же, братия и дети мои, не разоряйте общего нашего предания и не уклоняйтесь от церковного собора, ибо первая мерзость для монахов - это не ходить в церковь; а пришедши в церковь, стойте без глумления, не пересуживайте, главным образом, и в келейной молитве не ослабевайте, чтобы не изнемогла ваша плоть вместе с душою и чтобы труд ваш не погиб, ибо возбуждением лености сатана лукавый хочет монаха живым свести в ад. Умоляю вас, братия мои и спостники, будьте неленивы во всяких монастырских службах, не скорбите и не унывайте в трудах ваших, ибо труды ваши - для того, чтобы иметь возможность есть и пить. На пастыря во всяком случае не ропщите, ибо ропщущий чернец приготовляет себе гибель. Равным образом, со вниманием слушайте учительное слово и творите благие и добрые дела, ленивых возбуждайте к службе и к молитве, святыни Божией не отлучайтесь: если монах шесть недель Святых Таин не причастится, то он не монах. Еще же умоляю вас, братья мои, не крадите монастырских орудий, ни хлеба, ни овощей, и не выносите за монастырь ради своих прихотей. Одежду имейте все равную, по келиям всякой пищи не имейте, из трапезы хлеба не выносите, исключая крайней нужды и болезни. Пусть питание ваше происходит в трапезе и будет для всех равное; пусть еда и питье будут в надлежащее время; на трапезе же не объедайтесь и не упивайтесь, ибо это мерзко пред Богом и отягчение и болезнь - для плоти. Непристойно также вам враждовать между собою, ибо заводящие вражду и сквернословцы царствия небесного не наследуют; таковы же и те лукавые лицемеры, которые братию свою посылают туда и сюда, а сами и пальцем не касаются дела. О, горе! пучина горького ада наполняется нерадивыми монахами, праведники же, немного потерпевши и сохранивши Божии заповеди, будут радоваться во веки. Христос вселяет в дом Свой единомышленных. Так-то и вы, дети мои, постарайтесь пройти сквозь тесные врата и прискорбным путем, чтобы приобрести живот вечный. Слугам же и прочим рабочим повелеваю - не гневаться и не враждовать друг с другом; следует во всем повиноваться настоятелю и слушаться, а братию не оскорблять ни словом, ни делом, не причинять неподобающих дерзостей, а стараться быть угодными всем людям. Орудия монастырские и домашние вещи следует беречь, чтобы ничто из них не гибло. К чужому имуществу не прикасайтесь и отнюдь ничего не похищайте, ибо собирание собственного имения великий вред причиняет монаху, а душу предает огню негасимому и мукам вечным. И вы, дети мои, от такого зла и безумия берегитесь и прочим людям напоминайте эти наши слова. Монастырские дела следует исполнять без ропота, неленостно и без мятежа, чтобы не быть лицемерами и человекоугодниками, делая только на глазах, но старайтесь быть богоугодными, за глаза работая верою и правдою. Крестьян не обижайте насилием и среди гостей не превозноситесь, занимайте последние места, а главное ни с кем не враждуете и ложных слов о братии игумену не говорите. Будьте, братья мои, поспешливы на добро и поучайтесь слову Божию во святом Евангелии и в Апостольских писаниях. Храните в дому Спасовом книги, нами приобретенные; следует вам, дети мои, вникать в них и прилагать ум свой к пониманию их: здесь находятся труды святых отцов. Если кто соблюдет заповеди Божии и веру Христову, таковой возрадуется во веки".

Преподобный Геннадий скончался 23 января 1565 года; тихая и мирная кончина его последовала после непродолжительной болезни.

Ученик преподобного Геннадия и преемник его, игумен Алексий, в похвальном слове святому, перечисляет его добродетели и отмечает, что за них почитали его и в царской семье: он был восприемником дочери царя Иоанна Васильевича Грозного от первой супруги его Анастасии Романовны, которой ранее предсказал брак с царем и чадородие. Со слов старца Антония, постриженника Иосифова-Волоколамскаго монастыря, Алексий рассказывает о преподобном Геннадии еще такое обстоятельство. Когда однажды Геннадий находился в Москве за богослужением в церкви, в которой стояли царские слуги и боярские жены, вошла бедная и убогая женщина с детьми, которые плакали одни у нее на руках, другие подле нее. Смотря на нее, знатные боярыни, воздыхая ко Господу и Пресвятой Богородице, про себя думали: "Господь даровал детей таким нищим, которым нечем кормить их, а нам, имеющим возможность от царского жалованья воспитывать детей, Господь не дал чадородия, конечно, за наши грехи". Преподобный Геннадий уразумел их мысли и сказал им:

- Не скорбите, госпожи: если будете жить благочестиво в своем положении, то, по повелению Божию, с сего времени будете рождать детей.

По пророчеству преподобного сбылось сие не с одной, но со многими благородными женами. И в других городах преподобный Геннадий предсказывал многим благочестивым женщинам чадородие.

Обретение мощей преподобного Геннадия совершено в 1644 г. в дни благочестивого царя Михаила Феодоровича и при патриархе Иосифе, когда ветхий деревянный храм Преображения Господня разобрали и начали строить каменный храм; при копании рвов обрели гроб с нетленным телом и ризами преподобного.

Тропарь преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского
глас 4

Яко пустыннолюбивая горлица, / от суетнаго и многомятежнаго мира в пустыню удалився, / чистотою и говением, молитвами и труждением / прославил еси Бога в душе и телеси своем. / И тако благочестно пожив, / явился еси, преподобне Геннадие, пустыни Любимоградския украшение, / иноком честнаго жития образ / и теплый молитвенник за всех, / притекающих к тебе с верою.

Кондак преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского
глас 3

Молитвою и постом, труждением и терпением/ умертвивый всякое плоти мудрование,/ чистоты сосуд благолепен,/ Божественных даров и чудес причастник,/ иноком же доблий наставник был еси,/ сподвизаяся блаженному Корнилию, отче Богомудре./ Сего ради вопием:/ молися ко Господу,/ да молитвами твоими дарует мир и спасение душам нашим.
______________________________________________________________________
1 Житие преподобного Геннадия и служба ему написаны иноком Алексием, учеником преподобного и игуменом основанного Геннадием монастыря. Житие сохранилось во многих рукописях; в некоторых из них находится просьба описателя отнести его труд на просмотр к царю Феодору и митрополиту Дионисио, следовательно житие написано между 1584 и 1587 г. Служба, акафист и житие вместе с предсмертным поучением не раз издавались в Петербургской и Московской Синодальных типографиях славянским шрифтом, напр. Москва, 1888 г. Житие, описание чудес, поучение и повесть об обретении мощей изданы сполна по рукописям в Ярославских Епархиальных Ведомостях за 1873 год и отдельной брошюрой в Ярославле в 1873 же году.
2 В повести об обретении мощей преподобного Геннадия в 1644 г. сказано, что он был ролей из города Могилева.
3 Преподобный Александр Свирский скончался в 1533 г.; память его празднуется 30 августа.
4 Преподобный Корнилий Комельский скончался в 1537 г.; память его празднуется 19 мая.
5 Великий князь Василий IV Иоаннович княжил с 1505 по 1533 г.
6 Первого царя русского; управлял государством с 1533 по 1584 г. (в 1547 г. принял титул царский).
7 Преподобный Корнилий Комельский написал общежительный устав для своего монастыря, из которого вышел преподобный Геннадий. Сей устав напечатан в Истории Российской иерархии и особо в 1812 году.

Сщмч. Климента, еп. Анкирского, и мч. Агафангела (ок. 312).
[size=12]Спустя двести пятьдесят лет по Рождестве Господа нашего Иисуса Христа, в царствование Валериана1, стольный город Галатии Анкира2, возрастил от честного рода святого мученика Климента, как сочную молодую ветвь винограда, обильно исполненную гроздья многих духовных дарований. Но родители его не были единоверными: отец был язычник, служивший идольскому нечестию, а мать - христианка, происходившая от родителей - христиан и воспитанная в христианском благочестии и добрых навыках. Имя ей было Евфросиния. Она была отдана замуж по принуждению, и не по своему желанию вступила в союз с неверным мужем, так как родители ее надеялись на исполнение слов святого Апостола: "Неверующий муж освещается женою верующею" (1Кор.7:14). Но не случилось так, как они надеялись, ибо муж оставался погруженным в глубине нечестия и объятым тьмою идолослужения. Он не только не хотел обратиться к свету Христову, но и супругу свою Евфросинию всячески пытался увлечь к своему нечестию. Она также старалась наставить его на путь истины, денно и нощно убеждая его и показывая ему своим примером спасительный путь жизни, но ничего не успела в этом, так как очерствело сердце его. Она молилась Христу о ниспослании им милости, - о том, чтобы они, соединенные телесным союзом, соединились и духом во святой вере; если же это невозможно, то чтобы они разлучились и телесно, так как нет у них единодушия в вере. Господь наш Иисус Христос, слыша молитвы рабы своей и милосердуя о ней, вскоре освободил ее от ига неверного мужа: его, как человека непотребного, ожесточенного сердцем, Он совершенно отверг и повелел перейти ему в вечность. Язычник умер, оставив после себя супруге малое первородное дитя, мужеского пола, еще в колыбели. Блаженная мать его Евфросиния питала его более благочестием, нежели молоком, а затем принесла его ко Христу, просветив святым крещением. Она дала ему имя Климент, что в переводе с греческого языка значит "виноградная молодая ветвь"3. Весьма удачно она дала ему это имя, подобно пророчице предвидя, что он будет отпрыском истинной лозы, Христа, имеющим принести много зрелых кистей - душ человеческих, обращенных ко Христу. Самым именем она предсказала, что он будет знаменитым исповедником пресвятого имени Иисуса Христа, прольет кровь свою и душу свою за Него положит и станет страдальцем и мучеником за Христа. Она учила сына чтению священных книг и доброму поведению, а равно наставляла его на всякую добродетель. Между тем, как отрок возрастал годами и разумом и уже достигал двенадцатилетнего возраста, мать его, святая Евфросиния, приближалась к блаженной кончине своей. Предузнав о последней и уже возлежа на одре болезни, она желала, чтобы сын ее не столько был наследником ее скудного вещественного приобретения, сколько наследником невещественного, духовного богатства ее добродетелей. С материнской заботливостью она наставляла его, обнимая и лобызая:

0

14

.............................продолжение от 5 февраля


- Дитя мое, дитя возлюбленное, дитя с колыбели осиротевшее и узнавшее о сиротстве своем прежде, чем об отце своем! Ты, однако, не осиротел, сын мой, ибо Отец для тебя есть Христос Бог, обогащающий тебя Своими дарами. Я родила тебя, сын мой, плотью, а Христос Бог возродил тебя духом. Поэтому знай, что Он тебе Отец; признавай себя Его сыном и постарайся, чтобы не напрасным было твое усыновление Богу. Служи Единому Христу Господу и во Христе полагай свои надежды, ибо Он поистине есть спасение наше и источник бессмертия. Он с небес сошел к нам, чтобы возвести нас с Собою на небо; Он сделал нас Своими возлюбленными чадами и установил наше общение с Богом. Служащий сему Владыке освободится от всяких диавольских козней, уничтожит змиев и скорпионов и победит всякую вражескую силу. Он не только посрамит нечестивых царей, князей и мучителей, поклоняющихся идолам и бесам, но и сокрушит главы самих бесов, почитаемых ими.

Проливая обильные слезы во время этой беседы, мать святого исполнилась Божественной благодати и начала пророчески предсказывать имеющее с ним случиться.

- Умоляю тебя, возлюбленный сын, - говорила она, - умоляю, чтобы ты воздал мне единственный дар за все мои болезни и заботы о тебе, ибо наступает время тяжкое. Уже близко гонение, дышащее страшною яростью и угрозами. Поэтому будь, как говорит Господь наш, "Поведут вас к правителям и царям за Меня" (Мф.10:18). Сын, окажи мне эту честь: стань за Христа дерзновенно и мужественно и сохрани крепко и непоколебимо исповедание Его имени. Я же уповаю на Христа моего, о дитя мое! Вскоре процветет на тебе венец, мученичества в честь меня и для спасения многих душ. Приготовь же сердце свое к подвигу страдания, чтобы не застигло тебя неприготовленным время подвигов. Знай, что полезно быть искушаемым бедствиями, подобно золоту в горниле. Но ты не бойся: страдание будет временным, а воздаяние за него вечным; скоро пройдет скорбь и вечно продлится радость; кратковременно будет бесчестие здесь, но вечная слава ждет тебя у Бога. Козни мучителей и язвы продолжаются один какой-либо день, причем ярость царей земных бывает осмеиваема мучениками, слава их увядает, огонь, уготованный ими, на Христовых мучеников, угашается. Меч их поедает ржавчина, сила их погибает. Поэтому, нет ничего такого, что могло бы отлучить тебя от Христа Господа; ты же взирай на небо и оттуда ожидай себе великого, богатого и вечного воздаяния от Бога. Бойся Его величия, ужасайся Его суда, трепещи всевидящего ока Его, ибо отвергшиеся Его унаследуют уготованный им огонь неугасимый и мучения от червя неусыпающего. Тех же, которые, познав славу Божества Его, никогда от Него не отпадают, ожидает неизреченное веселье, радость и утешение со святыми исповедниками. Да будет мне от тебя, возлюбленнейший сын мой, воздаянием за принятые мною, при рождении твоем, болезни и за труды по воспитанию то, что ты, исшедший из утробы моей, станешь исповедником Господним, а я буду называться матерью мученика и прославлюсь чрез сына, пострадавшего за Христа. Поэтому, постарайся претерпеть за Пострадавшего за нас, и ты сподобишься многих благ от Него, а я, ради тебя, сподоблюсь общения со святыми. Вот я, сын мой, стою у дверей кончины моей; для меня не воссияет завтра этот видимый свет, - но ты - свет мой о Христе и жизнь моя о Господе! Поэтому умоляю тебя, сын мой, чтобы ты не посрамил меня в надеждах моих, которые я имею, но да спасусь, по слову Апостола, ради чадородия (1Тим.2:15). Я родила тебя, сын мой, чтобы пострадать в тебе, как в своем собственном теле. Кровь, принятую от меня, пролей, не щадя, чтобы и я, ради нее, получила почести. Отдай тело свое на раны, чтобы и я возвеселилась о них пред Господом нашим, как бы сама пострадавшая за Него.

Одна еврейская женщина некогда семь сыновей принесла Богу в качестве мучеников за благочестие, и страдая единою душою в семи телах своих сыновей осталась непобедимою4. Тебя же одного достаточно мне для славы у Господа моего, если ты будешь ревностно подвизаться за благочестие. Ныне и отхожу от тебя и явлюсь ранее тебя пред Богом. Я отхожу телом, но останусь духом с тобою, чтобы сподобиться вместе с тобою припасть к престолу Христову, похвалиться пред Ним твоими страданиям и увенчаться твоими подвигами, ибо и корень дерева, скрытый под землею, орошается тою же росою, которою орошаются ясно видимые на земле ветви.

Так в течение всего дня блаженная мать пред святою своею кончиною наставляла своего возлюбленного сына, обнимая и лобызая его голову, лицо, очи, уста, грудь и руки.

- О блаженна я ныне, - говорила она, - ибо лобызаю члены тела мученика!

После столь обильных наставлениями речей, она, преклонив голову, предала душу свою в руце Господа своего и почила с миром.

После того, как естественная мать Климента умерла блаженною кончиною и была погребена, отрок Климент, совершенно осиротел, имея единого Бога своим отцом. Бог, общий промыслитель о всех, пекущийся о сиротах и нищих, дал блаженному Клименту, в то время еще ребенку, другую мать. В том же городе жила одна благородная, честная и богатая женщина, по имени София, подруга матери Климента, блаженной Евфросинии. София жила богоугодно, проводя в молитве день и ночь. Будучи бездетною, она приняла к себе, вместо сына, сего блаженного отрока, святого Климента, и любила его, как свое собственное дитя, всячески заботясь о нем. В это время был великий голод в Галатии. Нечестивые язычники бросали детей своих при дорогах, так как не имели чем питать их и сами умирали от голода. Тогда святой Климент собирал тех детей в дом Софии, второй своей матери, и питал их от ее достатков, - одевал, учил и приводил их к святому крещению. Таким образом, он сделал дом Софии воспитательным приютом и училищем, а сама она стала матерью по Боге для многих детей, гораздо лучшею, чем их матери по плоти, ибо она рождала их духовно, воспитывая в христианской вере.

Святой Климент, будучи еще очень юным по возрасту, но уже приобрел разум совершенного мужа, начал от юности умерщвлять свою плоть постом и воздержанием, живя подобно иноку. Он воздерживался от мясной пищи, а питался только хлебом и злаками; питьем ему была вода. В этом он уподоблялся трем святым отрокам, тела которых, благодаря посту, оставались неповрежденными двойным огнем, - как внутренним - естественной похоти, так и внешним - горящей печи5. Для немногих христиан, живших тогда в этой стране, блаженный Климент был как бы Божественным светилом, просвещавшим всех светом Богопознания. Но уже наступало время сему сияющему светильнику быть поставленным на свещнице, - святому Клименту, светящему добродетелями, взойти на ступень освящения, чтобы просвещением наибольшего количества людей наставить их на путь спасения. По Божию промышлению и изволению и по единогласному избранию всех находившихся в Галатии христиан, он поставлен был сначала чтецом, а затем диаконом и пресвитером. Спустя же два года, он был возведен и в епископский сан, будучи еще молод годами: ему было тогда не более двадцати лет. Он стал вторым Даниилом6, который, будучи юным, превзошел старцев разумом и добродетелью и показал, что старость определяется не количеством лет, но добродетельною жизнью и премудростью. Приняв епископский сан, святой Климент стал учителем не только детей, собрав которых во множестве учил книгам, но и старцев: приводя язычников к христианской вере и крестя их, он, все более увеличивал Христову Церковь.

Затем начало сбываться пророчество блаженной матери его Евфросинии и начал сплетаться для него мученический венец. Гонитель христиан Диоклитиан, вступив на римский престол, в первый год своего царствования разослал свои указы во все области Римской империи, к князьям и начальникам, наместникам своим, к игемонам, воеводам и градоначальникам, повелевая убивать и губить многоразличными видами смерти всех исповедующих имя Христово. При этом в своих посланиях он угрожал казнями всем тем правителям и князьям, которые осмелились бы не вполне ревностно исполнять его указ об истреблении христиан, и назначал таковым подобные же муки и казни, как и христианам; более же ревностным в мучительстве обещал богатства и почести. Тогда по всем областям и городам царские наместники и правители, одни из опасения гнева царя, а другие из желания угодить ему и получить от него почести, начали прилагать всякое старание, чтобы уничтожить в государстве само имя христиан. В это же время прибыл в Галатию царский наместник Домициан и ревностно разыскивал, по царскому повелению, христиан - с целью истребить их. Святого Климента, епископа Анкирского, язычники оклеветали в том, что он запрещает многим поклоняться великим богам и приводить ко Христу своему. Домициан тотчас повелел схватить его и привести к себе. Сначала он пытался ласковыми и льстивыми речами привлечь святого к своему нечестию. Он говорил:

- Клевету, возведенную на тебя, я вовсе не считаю истиною, ибо твое лицо, правдивый взгляд и кроткий нрав обнаруживают в тебе человека достойного, благородного, мудрого и разумного, а все, сказанное о тебе, изобличает детское безумие клеветников. Скажи же нам сам о себе: от тебя самого мы скорее узнаем истину, если ты хотя немного что-либо скажешь нам от своей мудрости.

Святой епископ ответил ему:

- Наша премудрость и разум есть Христос, Сын Бога Отца, словом Которого все создано. От Него же мы имеем дар речи и разумения.

- Вот ты уже, - прервал его мучитель, - незаметно оскорбил нас, сверх всякой надежды, в самом начале начав пустословить; но я советую тебе: оставь все эти бесполезные разговоры и принеси жертвы богам нашим. Знай, что всякого, унижающего богов, ждут муки, а почитающего их и поклоняющегося им, ожидают почести. Пример этого ты видишь на нас: благодаря почитанию этих богов, мы достигли столь высокого сана и благодарим богов за их благодеяния, воздавая почести почитающим их и казня нежелающих поклоняться им.

На эти слова наместника святой рассмеялся и сказал:

- Мы, правитель, думаем совершенно наоборот словам твоим. Ваши дары мы признаем ничтожеством, ваш почет бесчестием и высокий сан - работою пленника. Напротив, бесчестие, угрозы, мучения доставляют нам радость и утешение, и что больше всего соединят нас с Богом. Зная это, ты не надейся отвратить нас от благочестия - ни обещанием почестей и даров, ни угрозами мучений.

Такие слова святого вызвали гнев Домициана. Пристально взглянув на святого, он сказал:

- Как вижу, я возбудил в тебе гордость, кротко беседуя с тобою, и это неудивительно, ибо, как я слышал, ты, постоянно пребывая с детьми, подобно им и разум детский имеешь. Однако, знай, что если ты не умилостивишь богов жертвами, то будешь казнен смертью, притом не такою, какою ты надеешься скоро умереть, но прежде примешь многие и различные муки, а затем в страданиях умрешь от самой тяжкой казни. Итак, будучи нечестивым, ты тяжко пострадаешь и послужишь для других примером, чтобы и они вынесли поучение для себя от твоей страшной гибели.

Святой Климент ответил на это:

- Так как ты напомнил мне о детях, то знай, что я прилагал старание научить детей той премудрости, которой не знают у вас старейшие и мудрейшие мужи, ибо истинная Божия премудрость сокрыта от премудрых и разумных мира сего и открыта для младенцев. Я же с гордостью утверждаю, что приношу Богу моему разумные и словесные жертвы, а не так, как ваши жрецы приносят потоки крови, дым и всякую мерзость, чем вы и ублажаете почитаемых вами богов. Когда же я пролью кровь свою за Бога моего и принесу Ему ее в жертву, то если и не вполне, по крайней мере отчасти воздам Господу моему за пролитие Им крови за меня, ибо Христос, Царь мой, искупил меня Своею честною кровью.

Когда мученик с большим дерзновением изложил эту речь, наместник оставил свою притворную кротость и ясно обнаружил свои природные - свирепость и безумие. Он повелел повесить святого на дереве нагого, а затем строгать и резать его тело острыми железными орудиями. Исполняя приказанное, слуги кричали мученику, чтобы он не пренебрегал царским повелением. Они взрывали на теле святого глубокие борозды, точно на ниве, так что тело его отваливалось кусками: уже виднелись ясно его внутренности; сами мучители не могли равнодушно смотреть на это. Он же нисколько не поколебался умом, не изменил выражения лица своего, не испустил ни одного звука от нестерпимой боли, не сказал ни одного слова жалобы, даже не застонал при столь тяжких мучениях. Он был крепче и мужественнее, нежели те, которые смотрели на такие его мучения. Казалось, он менее страдал, чем мучители его. Он спокойно благодарил Подвигоположника - Христа Бога, с радостным лицом взирая на небеса и говоря: "Слава Тебе, Христе, свет мой и жизнь, дыхание мое и радость! Благодарю Тебя, Податель жизни, что удостоил меня такого спасения. Возрадовалась душа моя на пути исполнения заповедей Твоих. Приятно мне всякое страдание за любовь Твою. Слава Тебе, что Ты укрепляешь меня терпением! Ты простер ко мне грешному Свою всесильную руку, избавляя меня от ярости правителя и от рук мучителей моих, ибо Ты Сам - прибежище для всех скорбящих".

Когда святой молился так, мучители его ослабели и прекратили мучения. Видя бездействие слуг, наместник сказал мученику:

- Не думаешь ли ты, что я побежден уже твоим терпением, если в один час утомились мои слуги?

Святой отвечал:

- Я не думаю так, но верую и надеюсь на пребывающего во мне Христа, ибо Он победил, побеждает и будет побеждать всякого врага.

Тогда наместник повелел другим слугам приступить ко святому и сильнее первых терзать его тело. Они так же мучили непобедимого страдальца долгое время, пока и сами не изнемогли и не стали, как мертвые. Наместник, смотря на это, и то удивляясь, то стыдясь бессилия слуг своих, повелел снять мученика с дерева. Святой имел такой вид, что смотреть на него было страшно, а руками прикоснуться и невозможно. Он был совершенно обнажен от тела, как от какой-либо одежды; только одни кости его виднелись в крови, и едва можно было признать в нем человека. Наместник, видя, что мучениями ничего не достигнешь, снова начал беседовать с мучеником кроткими словами. Он же, бодро возражая мучителю, как это и приличествовало мужественному воину Христову, снова привел его в ярость. Тогда Домициан громко воскликнул:

- Поистине дерзок этот человек! Бейте его по лицу и по устам, ибо эти части тела его еще целы; потому-то и отвечают они так дерзко. Пусть же будут они подобны и всему телу. Бейте их беспощадно.

Тогда слуги стали сильно бить святого ладонями по лицу и по устам, так что он упал на землю от сильных ударов; но и после того на земле они били немилосердно камнями в уста его и сокрушили ему зубы. Мученик же, радуясь, говорил:

- Ты, правитель, скорее оказываешь мне почесть, чем мучаешь, ибо и Господь мой Иисус Христос был бит по устам и заушаем по ланитам, и я, недостойный, сподобился ныне того же. Стефан первомученик был побит камнями, и я украсился тем же. Мне приносит облегчение в моих муках то, что я вижу себя подражателем страстей Христа моего. Облегчает мне все страдания и то, что я сподобляюсь одинаково великой чести с большими и лучшими меня, будучи участником в тех же страданиях.

Мучитель, удивляясь такому величию духа мученика, повелел отвести его в темницу. Полагая же, что он не будет в силах идти сам, так как все тело его представляло сплошную язву, повелел слугам нести его за руки и ноги. Но святой отстранил хотевших взять его, встал и пошел сам, укрепляемый силою Христовою, воспевая слова псалма: "Это лучший елей, который не повредит голове моей" (Пс.140:5). Видя это, наместник сказал окружающим его:

- О, каково терпение и каково мужество этого человека! Таким следовало бы быть царскими воинами, чтобы они были выше всяких бедствий. Не подобает мне судить его снова; отошлю я его к царю Диоклитиану, ибо разве только сам он будет не силах одолеть его, так как очень искусен в мучительстве. Он всегда изобретает такие мучения и казни, что весь город Рим трепещет его суда.

Спустя несколько дней святой, находясь в темнице, благодатью Христовою исцелился от ран и стал здоровым. Тогда наместник послал его в Рим, к царю Диоклитиану, написав подробно о нем. Когда святой выходил из города, ведомый воинами, он молился Богу так: "О Боже, Царю неба и земли и всей вселенной, Единый, все наполняющий и не оставляющий без промышления ни одного места! В руце Твои я предаю этот город; сохрани его и души всех верующих в Тебя. Сохрани и Церковь Твою невредимою, чтобы псы и волки не разогнали в этом городе малого стада Твоего. Не дай погибнуть или уменьшиться числу словесных овец Твоих, но еще более умножь их ради славы святого имени Твоего. Не удаляй меня совершенно от города сего, не пребывая со мною в пути и во время страданий моих, снова возврати меня сюда, как некогда возвратил Иакова в дом отца его и избавил его от руки Исава, как повелел некогда людям своим изнести из Египта кости Иосифа и положить их в отеческом гробу (Быт.36; Исх.13:19), дабы прославилось имя Твое во веки веков".

После этой молитвы святой был отправлен в путь. Когда он был приведен в Рим и поставлен пред нечестивым царем, царь сильно удивлялся, видя сияние на лице мученика и его телесную крепость. Он не хотел верить письму Домициана, сообщавшему какие страдания претерпел этот христианин. Он видел, что святой здоров телом и весел лицом, как будто никогда не переносил никаких бедствий. Он спрашивал:

- Ты ли это славный Климент, претерпевший столь великие муки?

Затем он повелел предложить святому с двух сторон многие и различные вещи, взаимно противоположные: с одной стороны - много золота и серебра, царские указы, дарующие великомученику высокие почести, драгоценные одежды, всякие богатства и отличия, а с другой стороны - орудия мучения: железные клещи и когти, железные одры с гвоздями, острые бритвы, раскаленные угли, накаленные докрасна котлы и шлемы, заостренные колы, колеса, тяжелые цепи и прочие бесчисленные орудии мучения. Когда было предложено это мученику, царь, взглянув на него и указывая рукою на золото и богатые дары, сказал:

- Это дарят тебе боги наши, если ты, обратившись к ним, начнешь почитать их поклонением и жертвами.

Святой отвратил глаза свои от этих даров, как вещей ничтожных, скверных и смрадных, даже недостоин созерцания, и сказал со вздохом:

- Да будут эти дары богов ваших на погибель вам!

Тогда царь, грозно взглянув, указал рукою на орудия мучения и сказал святому:

- Это уготовано для неверующих в наших богов.

На это мужественный Христов мученик ответил ему:

- Если ты думаешь, что изобретенные тобою мучения страшны, то зачем ты пренебрегаешь теми мучениями, которые уготовал Бог для неверующих в Него? Равным образом, если дары ваши представляются заманчивыми, достойными удивления и почетными тем, которые ищут земных благ, то во сколько раз достойнее дары, воздаваемые на небе, которые уготовил Бог любящим Его, "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" (1Кор.2:9). Золото и серебро суть бесплодная земля и добываются людьми для внешнего украшения. Их изменяют огонь и железо, поедает ржавчина, уничтожает трение; их отнимают разбойники и крадут воры. Светлые одежды суть дело червя (шелковичного) и пища для моли; они изготовляются из шерсти, по необходимости отнимаемой у бессловесных животных. Тем, которые делают одежды, нужно удивляться более, чем вам, украшающимся ими, ибо они, благодаря некоему искусству, создают вещь, превращая худшее в лучшее; между тем, такие художники презираются, как простые и ничтожные люди. Наоборот, те, которые украшают себя их изделиями, гордятся и превозносятся, хотя и заимствуют свою пышность от ничтожных бессловесных животных. Дары же благого Бога нашего не заимствованы ни от кого, но суть Его собственные и неизменные достояния, пребывающие в Нем по Его изволению, а не вследствие человеческого искусства. Они имеют славу безмерную и достоинство вечное; они не боятся какого-либо изменения от продолжительности времени; их не съедает моль и не портит тление, и даже в бесконечные веки они не могут обветшать. Диоклитиан сказал ему на это:

- Хорошо ты говоришь, но плохо разумеешь. Я потому стараюсь привести тебя к познанию богов и ради того кротко беседую с тобою, убеждая тебя, чтобы ты не надеялся на смертного человека, что Тот, Которого вы почитаете, как Христа, претерпев от иудеев множество мучений, наконец был убит и умер, а боги наши всегда бессмертны и никогда не страдали.

Святой отвечал:

- Справедливо ты говоришь, царь, что боги ваши бессмертны и бесстрастны, ибо как они могли бы умереть, если они никогда не жили? Как они могли бы пострадать, если они бесчувственны? Разве ты не знаешь, что они после биения и ковки, резания и трения вышли из рук человеческих? В самом деле, каменные боги ваши выбиты топором и скобелем, деревянные вырезаны ножом и пилой, а медные и железные выкованы молотом; нимало и других бесчестий, биений и оскорблений они приняли, - однако, остались бесчувственными. Подлинно, они бессмертны, потому что никогда не жили, а сокрушаются они так, как будто никогда ранее и не существовали. Господь же мой и Бог, Иисус Христос, по естеству человеческому изволил умереть плотью, чтобы спасти мир и уничтожить самую смерть Своею Божественною силою. Сотворив это, Он воскрес в третий день и даровал нам для вечной жизни Себя Самого.

Диоклитиан, слушая эту свободную и дерзновенную речь святого, сильно разгневался и повелел привязать его к колесу нагого, вращать колесо и бить святого железными палками. При вращении колеса, когда святой был наверху, его били палками, и когда оказывался внизу, где нарочно было устроено слишком узкое пространство, там был сильно терзаем острым колом, так что кости его ломались, а тело его, отросшее после первых мучений, отваливалось. Мучимый в течение многих часов, Христов мученик молился так: "Господи, Иисусе Христе! помоги мне и облегчи мои муки, устрани лютую боль, ибо, на Тебя надеясь, я отдал себя на раны. Помоги мне, как некогда помог святому апостолу Твоему Павлу и воззри на плоть мою, сильно изъязвленную! Я же желаю быть невредимым и здравым ко славе и исповеданию святого имени Твоего и для принятия за Тебя больших мук - в посрамление и бесславие нечестивых. Укрепи меня ради имени Твоего, ибо я возложил упование на Тебя, Подателя жизни!"

В то время, как святой молился таким образом, колесо остановилось неподвижно, а вращавшие его утомились и изнемогли. Святой же, отвязанный невидимою рукою, снова стал невредим всем телом и здрав. Многие, собравшиеся там, видя это, восклицали с изумлением:

- Велик Бог христианский!

А святой Климент, эта истинная лоза Христова винограда, уразумев духом, что от его страдальческих подвигов могут произойти многие гроздья, громогласно воссылал Богу хвалу, восклицая: "Благодарю Тебя, Боже, Отец Небесный, за то, что Ты удостоил меня страдать в этом великом городе за Единородного Сына Твоего, пострадавшего за нас и пролившего драгоценную кровь Свою для искупления нашего, - Которого здесь святой Петр проповедовал, Павел возвещал, соименный мне Климент прославил, а равно и Онисим исповедал7. Они и пострадали за Него, и умерли, а ныне прославляются на небе, почитаются многими на земле, и еще большим числом людей скоро будут прославляемы превыше царей земных. Сами цари верные будут поклоняться им".

Святой говорил это, возвещая наступающее время, когда поклонение идолам исчезнет, как тьма, а вера Христова воссияет, как солнце, и просветит всю вселенную. Эти слова святого жгли сердце мучителя Диоклитиана, как пламя, и возбуждали в нем еще большую ярость. Не обращая никакого внимания на обделанное Божьею силою чудо и ослепленный злобою, он распалился еще большею лютостью мучительства. Он велел бить по устам святого толстыми железными палками и сокрушить ему зубы. Святой же и во время этого истязания не переставал говорить, раздражая мучителя, хотя ему и запрещали это слуги, повелевая молчать. Но, подобно меди, в которую чем сильнее ударяют, тем более ясный звук она издает, мученик Христов, чем более ему запрещали говорить, сокрушая уста и зубы железом, тем громче взывал, говоря то, что служило к славе Божией и к посрамлению гордого мучителя. Когда, наконец, сам Диоклитиан утомился и изнемог от ярости, он повелел сковать мученика железными цепями и ввергнуть в народную темницу.

Когда святой сидел в темнице, пришло к нему в вечернее время множество народа, мужи и благоразумные женщины с детьми, бывшие на площади во время казни и видевшие мужество святого. Они единодушно припадали к его святым ногам и просили святого крещения. Святой благодарил Бога за то, что при столь тяжком гонении число исповедников Его умножалось. Он немедленно приступил к научению их святой вере во Христа и крестил всех от мала до велика, ибо в темнице этой было достаточно воды. При этом он воспевал радостно: "Блажен, кому отпущены Беззакония, и чьи грехи покрыты" (Пс.31:1). Когда наступила полночь, великий свет с неба осветил эту темницу, и все, смотревшие вверх, увидели прекрасного юношу, сияющего молниеносною одеждою и с распростертыми крыльями сходящего к святому мученику. Приблизившись к нему, юноша дал ему в руки чистый хлеб и чашу вина, и тотчас стал невидим. Святой Климент, уразумев, что это - Тело и Кровь Христовы, сотворил обычные молитвы и подал всем новокрещенным причастие Божественных Таин, когда уже стало светать. Приходили к нему верующие и во все последующие дни, приводя с собою многих, жаждавших святого крещения. Так умножалось Христово стадо, а темница стала как бы церковью, в которой воссылались хвалы Богу. Видя это, стражи возвестили о том царю. И вот, когда ночью собралось ко святому множество верующих, пришли, по повелению царя, воины и, захватив всех, вывели их за город, как овец на заклание. Пред усечением головы каждого спрашивали:

- Отрекаешься ли ты от Христа, чтобы остаться в живых?

И не нашлось ни одного, кто устрашился бы смерти; напротив, все предпочитали умереть за Господа своего. Тогда было усечено за Христа многое множество мужей, жен и детей. Один только юноша избежал рук палачей, не из боязни смерти, и вследствие желания претерпеть большие мучения за истинного Бога. Имя этому юноше, о котором речь предлежит ниже, было Агафангел.

После этого Диоклитиан опять призвал святого на суд и подверг его продолжительным и лютым пыткам: сначала, обнажив и протянув на земле, долго и крепко бил воловьими жилами, а затем повесив, строгал железными ногтями, пока не обнажились кости и пока все тело не было острогано. Святой же говорил мучителю:

- Это тело, которое вы строгаете, - не то, что вышло из утробы матери; то уже давно и совершенно снято с костей наместником Домицианом. В это же новое тело облек меня Христос, мой Создатель. А так как вы стараетесь острогать его от костей моих, то я верую Христу моему, что Он снова облечет меня в такую же плоть по Своему всемогуществу: но в самом деле, разве не будет недостатка в глине для горшечника? Напротив, не найдется ли для него изобилия в материале?

Затем мучитель повелел опалять свечами бока его, но святой все с радостью терпел за Сладчайшего Иисуса. Диоклитиан, удивляясь терпению и мужеству мученика, говорил окружающим:

- Многих окаянных из христиан я замучил и не видел еще ни одного такого непобедимого. Теперь пошлю его в Никомидию к Максимиану, как нечто новое, никогда невиданное и неслыханное. Пусть и он подивится непобедимости в муках этого тела! Я думаю, что и он никогда не встречал такого твердого умом и крепкого телом.

Он повелел связать святого и, посадив на корабль, везти в Никомидию к другому царю Максимиану8, причем написал к нему обо всем, что святой Климент претерпел от него в Риме, а ранее того от Домициана в Анкире. Когда святой должен был вступить на корабль, упомянутый выше Агафангел, убежавший ночью от рук воинов, убивавших мечами за городом Христово стадо, ранее его незаметно вошел на корабль и ожидал святого Климента. Когда святой был уже введен, он припал к его ногам и, поведав о себе, что он крещен святым, рассказал ему все о гибели верующих и о своем бегстве, разъяснив, что он ради того пришел к святому, чтобы претерпеть с ним за Христа Господа всякие муки и вместе умереть. Святой Климент возрадовался о блаженном Агафангеле, видя его ревность и любовь ко Христу Богу, а самое прибытие его считал как бы пришествием Ангела Божия. Он воздавал благодарение Владыке всех и просил у Него укрепления и помощи, дабы Он подал молодому юноше мужество и силу претерпеть до конца и сподобиться венца мученического.

Во время плавания святые пребывали в молитве день и ночь и вовсе не принимали пищи. Святой Климент совершенно не заботился об этом и говорил:

- Я имею хлеб в сердце моем, Самого Иисуса Христа, а потому не взалкаю; я имею живую воду, благодать Христову, а потому не возжаждаю вовеки.

Воины, видя, что Климент и Агафангел не едят и не пьют в течение многих дней, сжалились над ними и предлагали им хлеб и воду. Они похвалили воинов за это доброе дело, но пищи и питья не приняли от них, сказав, что их питает Промыслитель о всех Бог: Ангел Господень приносил им ночью с неба пищу и укреплял их. После продолжительного плавания они пристали к острову Родосу9. В то время как многие выходили с корабля в город купить пищи, святые умоляли оставшихся воинов - отпустить их в христианскую церковь, чтобы причаститься Божественных Таин, животворящего Тела и Крови Христовых, ибо день был воскресный. Епископ этого острова, боголюбивый Фотин, услышав о святом Клименте, пришел со своим клиром и с прочими христианами и просил начальника воинов освободить от оков Климента и отпустить его к ним на малое время вместе с учеником его Агафангелом. Он обещал без замедления снова привести их на корабль. Святой Климент был отпущен по просьбе епископа. Святых ввели в небольшую церковь, так как и христиан тогда на острове этом было мало. Когда епископ повелел совершить чтение из Божественного Евангелия, то клирик раскрыл книгу и начал читать следующие открывшиеся слова: "Не боитесь убивающих тело, души же не могущих убить" (Мф.10:28). Слыша это, святые возвели очи свои вверх со вздохом, а христиане, стоявшие в церкви, смотря на них, стали плакать, так что вся церковь наполнилась стенаниями и воплями. Тогда епископ стал просить святого Климента совершить Божественную литургию. Когда святой священнодействовал, некоторые из клириков и даже из простых людей, которые были достойны, видели на дискосе большой уголь, сильно раскаленный и горящий. От него исходил несказанный блеск, который освещал святого и предстоящих, а над алтарем были видимы святые Ангелы, парящие по воздуху. Видевшие это чудо пали ниц на землю и не смели взирать на святого. По совершении службы епископ Фотин взял святых и прочих христиан к себе в дом и предложил угощение. Многих больных приводили и приносили к святому Клименту не только из верующих, но и из язычников. Всех их мученик Христов исцелял молитвою и крестным знамением. Поэтому множество язычников начали явно исповедовать, что Христос есть Истинный Бог, и просили крещения. Воины, видя, что стекается множество народа к святому Клименту, испугались, чтобы народ не отнял у них узника и не совершил на них нападения. Поэтому, взяв святого, повели его на корабль и снова возложили на него оковы. Верующие провожали его со слезами и рыданиями, не желая расставаться с ним. Наконец, простившись со святым и облобызав узы Климента, они возвратились, так как воины побуждали поскорее плыть оттуда. При помощи попутного ветра они переплыли Эгейское море и достигли Никомидии.

Живший в Никомидии нечестивый царь Максимиан, получив письмо Диоклитиана и увидев мученика, удивлялся его великому терпению и непобедимому никакими муками мужеству.

Но сам он боялся истязать его, чтобы не быть посрамленным, а потому передал его для истязания воеводе Агриппину; сам же показал вид, что очень занят другими государственными делами. Агриппин, призвав к себе на суд святых, обратился к Клименту:

- Ты ли Климент?

- Я - раб Христов, - отвечал мученик.

Воевода повелел бить его кулаками по устам, говоря:

- Почему ты не называешь себя рабом царским, а Христовым?

Святой же, подвергаемый побоям, отвечал:

- Следовало бы и вашим царям быть рабами Христовыми; тогда было бы мирно их царствование и все народы покорил бы их власти Христос мой.

Тогда воевода, посмотрев на святого Агафангела, спросил:

- А ты кто такой? О тебе ничего не написано в письме Диоклитиана.

Агафангел, воззрев на небо, сказал:

- Я - христианин, а сподобился я имени христианина чрез сего слугу Божия Климента.

Воевода сказал на это:

- Значит, он виновник твоего заблуждения и ожидающей тебя лютой смерти.

Затем он велел повесить святого Климента нагого и резать бритвами его тело, а святого Агафангела, также нагого, велел сильно бить жилами. Святой Климент во время мучений молился Богу, дабы Он укрепил Агафангела в его страданиях. После этих мучений воевода повелел обоих страдальцев ввергнуть в темницу. В темнице находилось множество других узников, осужденных за различные вины. Они, видя усердные молитвы святых к Богу и созерцая, что Ангелы Божии посещали и утешали рабов Христовых, умилились сердцем и, припадая к ногам их, просили, чтобы они привели их к Богу своему. Случилось, по Божию усмотрению, что там было достаточно воды для крещения. Наставив их в вере христианской, святой Климент крестил всех, затем отверз темницу молитвою и отпустил их, говоря:

- Выйдите, чада, и спаситесь от рук нечестивых. Да сохранит вас Господь Иисус Христос!

Наутро воевода Агриппин, узнав об освобождении узников, сильно разгневался на святого и, устроив высокий помост, отдал их на съедение зверям. Но звери не причинили вреда святым; напротив, они ласкались к ним, как домашние псы к своим господам. Тогда мучитель повелел - раскаленными железными рожнами вращать каждый палец на руках мучеников до самого локтя. Видя это, народ не мог переносить такого мучительства и требовал от воеводы с угрозами, чтобы он отпустил невинных. Но воевода разгневался еще больше и повелел другими остроконечными раскаленными орудиями вращать руки их до плеч. Тогда негодующий народ, схватив каменья, бросал в воеводу и громогласно восклицал:

- Велик Бог христианский!

Воевода, убоявшись волнения и ропота народного, бежал и скрылся в своем доме, а святые мученики совершенно беспрепятственно пошли на гору, называемую Пирамис, на которой язычники обычно приносили жертвы своим богам. Там они, войдя в языческое капище, молитвою сокрушили идолов, изгнали оттуда бесов. Спустя несколько дней воевода узнал о местопребывании святых и пошел туда со жрецами и с войсками своими. Там он крепко избил святых мучеников толстыми палками и, сокрушив их кости, повелел зашить в мешок каждого особо вместе с положенными туда камнями, и бросить с горы в море. Святые, скатившись в мешках на горной стремнине, упали в море и потонули в глубокой пучине. Все уже считали их погибшими. Некоторые из верующих, узнав о потоплении святых, ходили по берегу в надежде, что море, обычно выбрасывающее мертвецов, выбросит и тела святых мучеников. Скоро они заметили два мешка, плавающие по морю, и, сев в лодки, подплыли к ним. Развязав мешки, они нашли святых нисколько не пострадавшими и прославили Бога. Святые в ту ночь почивали на берегу. Ангелы Божии, посетив их, укрепили их пищею. Когда наступило утро, святые Климент и Агафангел пошли в город и, став среди площади, говорили людям о величии Божием, затем, простерши руки свои к небу, стали молиться: "Благодарим Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты не оставил нас, надеющихся на Тебя, но избавил нас от лютых мук и не обрадовал врагов наших о нас, но прославил в нас Твое святое имя".

Тут находились два слепца; кроме того, один сухорукий и один расслабленный. Святые исцелили их тотчас чрез возложение своих рук. Видя это, народ начал приводить к ним своих больных и одержимых нечистыми духами. Все они исцелились молитвами и прикосновением рук мучеников. Имя Господа Иисуса Христа велегласно прославлялось народом. Услышав об этом, воевода Агриппин пришел в страх и, будучи в недоумении, отправился возвестить обо всем бывшем царю. Сильно удивился и царь тому, что считавшиеся погибшими в море святые оказались живыми. Узнав же, что святой Климент - родом из Анкиры, он повелел послать его вместе с учеником его в Анкиру, говоря:

- Произведший и воспитавший его город пусть возьмет его себе и казнит, как хочет.

Затем он написал о святом Клименте к анкирскому князю Курикию; воины же обоих святых, связанных, повели в Анкиру.

Святой мученик Климент, входя в родной город, говорил с радостью:

- Слава Тебе, Боже, за то, что услышал смирение мое! Слава Тебе Христе, что сподобил меня увидеть родной город!

Оба святые были представлены князю Курикию. Он же, допросив их, начал мучить. Прежде всего он велел опалить бока святого Климента железными, сильно раскаленными, досками, а затем, привязав его к столбу, бил немилосердно, так, что тело его отпадало кусками. Святого же Агафангела он велел повесить и строгать железными когтями. При этом он, усмехаясь, спрашивал их:

- Не ощущаете ли вы боли в телах ваших?

Святой Климент ответил апостольскими словами: "Но если внешний нам человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется" (2Кор.4:16).

Тогда мучитель повелел разжечь докрасна железный шлем и возложить его на голову святому Клименту. Когда это было сделано, начал исходить густой дым из ноздрей, ушей и рта святого. Он же, претерпевая несказанное мучение, взывал ко Господу своему: "Источник неисчерпаемый, вода живая, дождь спасительный! исцели меня росою благодати Твоей. Ты извел нас из воды; избавь и от огня рабов Твоих".

В то время, как святой так молился, немедленно остыл железный шлем на голове его. Видя это, князь Курикий пришел в ужас и, недоумевая, что еще делать с ними, отправил их в темницу, а к царю Максимиану написал подробно, сообщая о случившемся. В темницу пришла ночью блаженная София, вторая мать Климента. Она лобызала его с великою радостью и слезами, веселясь о своем нареченном сыне, который оказался достойным страдальцем Христовым и славным победителем над муками. Она лобызала язвы и узы святых; затем она омыла и отерла кровь их, и обвязала раны их чистыми платками. При этом она подробно расспрашивала святого Климента: как он пострадал, где и от кого. Она принесла им и пищу и укрепила их. Во все последующие дни она приходила и служила узникам Христовым.

Спустя несколько времени пришло от царя повеление к князю Курикию отослать святых мучеников в другой город, называемый Амисией10, к другому, более жестокому мучителю, наместнику царскому по имени Домицию. Блаженная София далеко провожала святых мучеников вместе с теми детьми, которые были собраны святым Климентом во время голода в дом ее и воспитаны ею, после чего стали как бы ее собственными детьми. Некоторые из них не хотели расстаться со святыми страстотерпцами и пошли за ними, привязанные к ним сердечною любовью. На пути они были, по повелению царя, заколоты воинами, о чем немедленно и было сообщено царю. В Амисии святые страстотерпцы были брошены Домицием в кипящую известь в пятницу, во втором часу дня, а в субботу, в третьем часу, оказались живыми и здоровыми. Видя это, два воина уверовали во Христа и публично объявили себя христианами, за что, в ту же субботу, в седьмой день сентября, были распяты нечестивыми. Имена их - Фенгон и Евкарпий. А святым Клименту и Агафангелу мучитель повелел содрать кожу с плеч и бить палкою долгое время. Затем он повелел положить их на раскаленных железных одрах и сильно обжигать их, поливая серою и смолою. Святые же, почивая без всякого вреда, как бы на мягкой царской постели, заснули сладким сном и видели в сонном видении Христа Господа со множеством святых Ангелов Его. Господь сошел к ним свыше и сказал:

- Не бойтесь. Я - с вами.

Проснувшись, они с радостью рассказали друг другу об этом видении. Святых мучили на раскаленных железных одрах долгое время. Когда же Домициан увидел, что огонь нисколько не вредит им, то недоумевал, что с ними делать: он велел снять их и отвести в темницу. Долго пробыли святые в этой темнице, а затем были отосланы снова к царю Домициану, проживавшему в то время в Тарсе. Когда они шли туда, то страдали от жажды, а особенно изнемогали ведшие их воины, ибо страна эта была пустынна и безводна. По молитве своей святые извели из сухой земли источник живой воды. Все пили и прохладились; воины же взяли с собою в путь сколько нужно было воды. Во время этого пути святой Климент усердно молился Христу Богу, чтобы Бог сподобил его во все дни его жизни терпеть мучения за Его святое имя. Тогда он получил откровение от Бога, что с прошедшими уже годами его мучения до полного совершения мученического подвига он должен прожить двадцать восемь лет среди непрерывных страданий. Святой весьма обрадовался этому, ибо он был всецело поглощен несказанною любовью ко Христу Богу своему. Он желал пребывать в лютых мучениях за Христа долгое время и умирать многократно во все дни жизни.

Когда царю Максимиану были представлены святые, он сильно удивился, как они доселе остаются живыми и непобедимыми после стольких мучений. Снова допросив и найдя их непреклонными, он велел разжечь огненную печь, как некогда Навуходоносор в Вавилоне, и ввергнул в нее Христовых воинов. Святые пробыли в этой печи день и ночь и оказались живыми и невредимыми. Видя это чудо, многие из народа уверовали во Христа. Затем святые были ввергнуты в темницу и пробыли в ней четыре года. Нечестивый царь надеялся, что святые, утомившись продолжительным заключением и перенесши в темнице много бедствий, скорее обратятся к языческой вере.

По истечении четырех лет темничного заключения царь, признавая их как бы недостойными своего царского суда, но вместе с тем стыдясь обнаруженного ими самим делом непобедимого величия духа, поручил их одному, весьма жестокому правителю по имени Сакердону, который погубил бесчисленное множество христиан жестокими мучениями и страшной смертью. Он должен был принудить святых узников к поклонению языческим богам. Не успев убедить святых мучеников Климента и Агафангела ни льстивыми словами, ни угрозами, он повелел, привязав их нагих к дереву, бить жестоко и строгать их тело так сильно, что плечи и спины святых были совершенно острогены до костей. Уже виднелись обнаженные кости и суставы, плоть же вся отпала. Мучитель, полагая, что они тотчас умрут, повелел отвязать их и отнести в темницу. Но, увидев, что святые стоят на своих ногах и чувствуют себя бодро, а в темницу идут сами, он сильно устыдился и от ярости и стыда изнемог телом. Он был едва жив, так что был отнесен на руках слуг своих из судилища домой. У святых, идущих в темницу, плоть отпадала частями вместе с кровью от тел их. Верующие собирали ее на пути вместе с песком и хранили у себя, как величайшее и драгоценное сокровище. Когда царь узнал о телесной слабости Сакердона, то рассмеялся и сказал:

- Вот, славный Сакердон, одолевший многих христиан, сам побежден двумя!

В это время стоял пред царем один князь по имени Максим. Он умолял царя, чтобы он отдал святых мучеников в его руки, похваляясь, что он или принудит их к жертве, или уморит их муками. Когда царь разрешил это, он взял святых к себе, и не тотчас начал их мучить, но прежде в продолжение многих дней с ними дружески беседовал, увещевал их поклониться богам, - а затем однажды призвал их к себе и сказал:

- Радуйтесь, мужи, - вас любят бессмертные боги, как подлинных сынов своих, и заботятся о вас. Они много раз говорили мне о вас во сне и ясно сказали мне на мои вопросы, что вы обратитесь к ним. Потому то они удержали мучителей ваших, чтобы они не погубили вас, ибо боги ждут вашего обращения, которое уже близко. Еще в прошлую ночь великий среди богов Вакх11, явившись мне, сказал: "Приведи тех двух мужей ко мне". Теперь же, мужи, храм Вакха открыт, алтарь украшен, жертвы приготовлены; придите и принесите ему жертвы.

Святые ответили ему:

- Ты лжешь бесстыдно, судья! Ибо твои боги, как известно, немы; точно также и во сне они ничего не могут говорить. Притом, который Вакх говорил тебе? Ведь, два у вас здесь идола Вакха: один каменный, а другой медный. Коли говорил каменный, то мы пророчествуем ему, что скоро придет то время, когда он будет разбит на части или будет положен вместе с другими камнями в стену, создаваемую из камня, или, наконец, будет брошен в огонь и превратится в песок. Если же говорил тебе медный Вакх, то скоро он будет переделан в кувшины и другие ничтожные сосуды.
Не будучи в состоянии слушать эти речи, Максим начал жестоко мучить их. Мучение было таково: он велел вонзить в землю различные острые железные орудия: рожны, ножи, гвозди, трезубцы и другие весьма острые предметы, какие только мог изобрести, - притом острием вверх и на близком расстоянии друг от друга. Высотою эти острия равнялись длине одной стопы ноги. Он велел положить на острия святого Климента нагого спиной, лицом вверх, и бить его толстыми палками, а святому Агафангелу велел лить на голову растопленное олово. В то время как святой Климент был бит палками по груди и по всему телу, от головы до ног, все тело его снизу искололось и изрезалось на тех острых орудиях; одни железные острия прошли до сердца, иные до груди, иные до внутренностей желудка, и иные, наконец, прошли насквозь и явственно виднелись наверху. Когда после долгого биения мучитель повелел снять мученика с того места, то едва несколько человек могли с большими усилиями освободить его оттуда. Максим недоумевал и изумлялся столь великому терпению, тем более, что никакие муки не могли ни обратить мучеников к богам, ни умертвить их. Сам Всевышний Бог соблюдал в них души их, не разлучившиеся с телом, ради большого прославления Своего святого имени и для постыждения нечестивых. Святые снова были ввергнуты в темницу.

Узнав об этом, царь Максимиан осудил святых на вечное темничное заключение, в котором они должны были умереть естественною смертью. Тогда еще один вельможа по имени Афродисий, родом перс, искусный изобретатель всяких, самых лютых мучений для христиан, просил царя, чтобы он дозволил ему взять этих мучеников, надеясь погубить их. Получив согласие, он повел их в дом свой и, предложив им богатую трапезу, надеялся угостить их. Он убеждал их есть и пить и повеселиться с ним. Но они ответили ему:

- Мы питаемся небесною пищею и питием. Ядущий и пиющий от них, никогда не будет ни алкать, ни жаждать, и вечно пребудет в веселии.

Афродисий, считая отказ их бесчестием для себя, сказал:

- Завтра я устрою вам другую вечерю, которой вы ищете, - самую лютую смерть.

Когда наступило утро, Афродисий повелел принести два жерновых камня и, повесив их на шеи святым, влачить их по всему городу для поругания над ними. Когда святых влачили по городу, многие безумные из народа, взяв камни, побивали влачимых, а другие, удивляясь столь продолжительным и тяжким страданиям их, считали их бессмертными и обращались ко Христу. После этого святые, по царскому определению, были заключены в темнице пожизненно в том соображении, что они, изнемогши от продолжительного заключения, погибнут. Святые пробыли в темничных узах много лет, пока не приблизился конец двадцативосьмилетнего времени их страдания, о чем святому Клименту еще в Тарсе, когда вели его к царю, было возвещено откровением от Бога. Уже многие из святых исповедников Христовых, начавшие свои страдальческие подвиги, окончили свое поприще, а эти два страдальца продолжали свое мученическое поприще и совершали свои подвиги.

После царя Максимиана вступил на царство Максимин12. В это время много христианской крови пролилось беспощадно. Темничные стражи, соскучившись стеречь Климента и Агафангела, которые слишком долго содержались в темнице, пришли к царю Максимину и сказали:

- Что ты повелишь относительно этих двух узников, которые в течение многих лет были мучимы многими царями и правителями, притом всеми совершеннейшими орудиями самых лютых мук, и все-таки не умерли? Они доселе живы и находятся в узах. Хотя они не пользуются никаким уходом и попечениями, необходимыми для жизни, однако, здравы и светлы лицом. Мы думаем, что они бессмертны.

В ответ на это царь Максимин сначала похулил своих богов многими позорными словами за то, что они были не в силах отнять у тех узников временной жизни. Затем расспросил о них: кто они и откуда? Узнав, что они из Галатии, из города Анкиры, повелел немедленно отослать их туда к князю Лукию, в то время начальствовавшему в Анкире. Святые, узнав об этом, сильно обрадовались, ибо святой Климент очень желал окончить поприще своей подвижнической жизни в родном городе. Он молился об этом Владыке Христу и получил просимое. Когда святые были приведены в город Анкиру и представлены для допроса князю Лукию, он не сразу стал допрашивать их, но предварительно посадил их в тяжкое заключение; при этом он велел забить ноги их в колоду, возложить железные оковы на шею, на руки и на все тело, а равно обвешать их тяжелыми камнями, так что им не было возможности ни двинуться телом, ни протянуть ног. На следующий день он велел привести на суд одного святого мученика Агафангела. Вначале он долго обольщал святого ласками, стараясь привлечь к своему зловерию; но, видя непреклонность его убеждений, начал мучить его: он проколол его уши железными кольцами, раскаленными на огне, горящими свечами обжег его ребра и, наконец, усек мечом его святую голову. Честное же тело мученика взяла упомянутая выше блаженная София, названная мать Климента; она обвила его чистыми пеленами, уместив ароматами, и положила его в пещере, в которой была небольшая христианская церковь. По причине тяжкого гонения со стороны нечестивых, верующие не могли иметь лоно своей церкви, но сделали себе небольшую церковь в пещере и там совершали службы Богу. Таким образом, святой мученик Агафангел страдал от различных мучителей: от двух царей, Диоклитиана и Максимиана, и от правителей: Агриппина, Курикия, Домиция, Сакердона, Максима, Афродисия и Лукия. Окончил он подвиг страдания пятого ноября.

Святой Климент, узнав о кончине своего ученика и сострадальца святого мученика Агафангела, исполнился несказанной радости, так как послал его к Богу ранее себя в качестве предстателя. Лежа ниц на земле и обремененный тяжестью уз, он воздавал глубокое благодарение Богу о святом Агафангеле за то, что Бог сподобил его окончить жизненное поприще, сохранить веру, мужественно претерпеть все мучения и быть причисленным к лику святых мучеников, торжествующих на небесах. Молился он и о себе, чтобы Бог сподобил его претерпеть до конца, стереть многокозненную главу врага и перейти с торжеством в вожделенные небесные обители.
После казни над святым Агафангелом мучитель Лукий повелел ежедневно мучить святого Климента в темнице. Мучение состояло в следующем: жезлами, усеянными острыми сучьями, били мученика по лицу и по голове, налагая ежедневно на теле святого по ста пятидесяти ран. Так мучили святого от пятого ноября до пятого января. Между тем, как святой в течение дня был сильно изъязвлен ранами, так что вся темница его обагрялась его кровью, - ночью благодать Божия, ниспосылаемая ему чрез святых Ангелов, исцеляла его язвы. Язычники были в большом недоумении: приходя ежедневно и находя его здоровым, они изумлялись и били его еще более жестоко; голову и лицо его они уязвляли крепкими и глубокими ударами, числом до ста пятидесяти. Когда приближался праздник Богоявления Господня, прибыл от царя в город Анкиру другой воевода по имени Александр, вместо Лукия, отозванного к царю. С наступлением ночи, когда должно было совершаться всенощное бдение празднику Богоявления, блаженная София собрала к себе христиан, а равно своих слуг и воспитанных ею отроков и отроковиц, и пошла с ними в темницу к святому Клименту. Бог, споспешествующий намерениям верующих в Него, навел на стражей крепкий сон. Один только страж не спал, но он был тайный христианин; он и отверз темницу для пришедших. Верующие, вошедши внутрь с премудрою Софиею, освободили святого от оков и повели его в церковь, которая была в пещере. Здесь они с радостью праздновали, благодаря Бога. С наступлением дня святой Климент совершил Божественную Литургию, и все приобщились Божественных Таин из святых рук своего пастыря. Архиерей Божий предложил собравшимся обширное поучение, в котором предсказал о своей кончине. Он предрек, что скоро будет убит, и утешал их словами:

- Не бойтесь, братия, никто из вас не погибнет и не пострадает. Ни одного из вас не похитят волки; только я с двумя клириками положу душу мою за великого Архиерея Христа, положившего за нас душу Свою.

Предсказывал он и о том, что скоро прекратится гонение, исчезнет идолопоклонство и процветет святая вера, ибо Небесный Царь воздвигнет на земле такого царя, который, сам просветившись святым крещением, просветит и все области римского государства и воздвигнет новый Рим, после чего воссияет повсюду благочестие. Предсказав это своему словесному стаду, священномученик Климент возвеселил души слушателей. Затем он пошел в дом названной матери своей Софии, которая пригласила к себе и всех людей, бывших в церкви, и предложила им обильное пиршество. Святой Климент пробыл в доме ее до двадцать третьего числа января. Во все это время воевода Александр рассматривал различные дела, касавшиеся народа и управления. Наконец ему было донесено, что епископ христианский Климент ушел ночью из темницы. Тогда его стали разыскивать. Когда наступил день воскресный, архиерей Божий, святой Климент, пошел в пещерную церковь совершить Божественную Литургию. Нечестивые узнали об этом и известили воеводу. Последний тотчас сам отправился с воинами и, вошедши внутрь церкви, нашел святого Климента предстоящим престолу Божию и приносящим бескровную жертву. Воевода повелел одному из воинов извлечь меч и ударить архиерея сзади в шею. Когда воин ударил мечом, голова святого священномученика Климента упала на Божественный престол и на приготовленные Дары13. Таким образом кровью его обагрилась бескровная жертва и весь святой алтарь. Все верующие находились в великом страхе и ужасе: они и себе ожидали смерти; однако, не о себе сожалели, а о своем пастыре, а потому начали громко рыдать. Воевода тотчас вышел вон, не причинив собравшимся никакого вреда, и только два клирика были усечены в алтаре вместе со святым Климентом. Имена их - Христофор и Харитон, оба они были диаконы. Блаженная София со слезами и радостью приготовила к погребению честное тело своего любезного приемного сына, на самом же деле духовного отца и пастыря. Она плакала, что лишилась его на земле, и радовалась тому, что он, ревностно прошедши поприще страданий, отошел ко Христу Господу. Святой был погребен с почетом вместе с обоими диаконами усердием Софии и всего бывшего там христианского населения близ гроба святого мученика Агафангела, в пещерной церкви, двадцать третьего января.

Так святой священномученик Климент окончил продолжительный подвиг своего страдания, терпя бесчисленные и несказанные муки за Христа в течение двадцати восьми лет. Греческий историк Никифор14 говорит о нем так: "От самого создания мира всех тех, которые каким-либо видом мучений страдали за Бога, а именно: от огня, железа, от каменьев, от повешения на дереве, а равно и тех, которые сражались со зверями в цирках или были замучены продолжительным заключением в оковах, или скончались от различных смертей в воде, в земле и на воздухе, или были погублены сильным морозом, или зноем, или от каких-либо других видов мучений и казней лишились жизни, - всех таких мучеников святой Климент с Агафангелом значительно превзошли своими страданиями. Он пострадал в различных городах от одиннадцати мучителей: в Анкире от галатийского наместника Домициана, в Риме от царя Диоклитиана, в Никомидии от воеводы Агриппина, снова в Анкире от князя Курикия; в Амисии от царского наместника Домиция, в Тарсе от царя Максимиана, там же от правителя Сакердона, а затем от князя Максима и вельможи Афродисия, опять в Анкире от князя Лукия и, наконец, от воеводы Александра. Все тогда бывшие мучители посылали его друг ко другу, как какое-то чудо, никогда не виданное, ибо в течение столь многих лет и столь многоразличными лютыми муками он не мог быть побежден, или поколеблен вместе с учеником своим Агафангелом". Ради славы святого Своего имени его укреплял Бог, Господь наш Иисус Христос, Которому, вместе со Отцом и Святым Духом, от всякой твари приличествует слава, честь и поклонение. Аминь.

Тропарь, глас 4:
Лоза преподобства, и стебль страдальчества, цвет священнейший, и плод богоданный, верным всесвященне присноцветущ даровался еси: но яко мучеников сострадалец, и священноначальник сопрестольников, моли Христа Бога спастися душам нашым.

Кондак, глас 4:
Лозы был еси честная розга Христова, многострадальне Клименте всехвальне явлься, со страждущими же взывал еси: ты мучеников Христе светлое радование[/size].
________________________________________________________________________
1 Валериан - римский император, царствовал с 253 по 259 г.
2 Галатия - небольшая область в средней части Малой Азии. Анкира - ныне Ангора - цветущий, многолюдный город Галатии, доселе сохраняющий важное торговое значение для Малой Азии.
3 От греческого слова xlnma - отломанная молодая ветвь, молодой побег, ветвь виноградной лозы.
4 Здесь разумеется Соломония, мать свв. мучеников Маккавеев: Анима, Антонина, Гурия, Елеазара, Евсевона, Алина и Маркелла. Память их совершается 1 августа.
5 Здесь разумеются три отрока еврейские: Анания, Азария и Мисаил, не сгоревшие в разожженной вавилонской печи. См. Дан 1:3.
6 Св. Климент сравнивается здесь со св. пророком Даниилом.
7 Здесь разумеются свв. апостолы Петр и Павел, и из лика семидесяти апостолов: Климент, папа Римский (память празднуется 25 ноября) и Онисим (память отмечается 15 февраля).
8 Максимиан II Галерий, зять и соправитель императора Диоклитиана до 305 г., самостоятельно царствовавший затем до 311 г.
9 Родос большой остров в юго-западной части Эгейского моря (Архипелага), отделяющийся от южного берега малоазийское области Карии только довольно узким проливом.
10 Город в Понте, на севере Малой Азии.
11 Вакх или Бахус (у греков Дионис) почитался древними греками и римлянами богом винограда и виноделия, даром вина, радующим сердце людей и разгоняющим печаль и заботы.
12 Император Максимин Дака царствовал в восточной половине Римской империи с 305 по 313 г., сначала одновременно с Максимианом II Галерием, умершим в 311 году.
13 Св. Климент скончался 23 января 312 г. Мощи его долго находились в Константинополе, где во имя его были две церкви. Стефан Новгородец (в 1342 г.) и иеродиакон Зосима (в 1420 г.) видели мощи его в монастыре Константина в Константинополе.
14 Никифор Каллист - греческий церковный историк XIV века.

0

15

Перенесение мощей свт. Феоктиста, архиеп. Новгородского (1786)
О времени и месте рождения святого Феоктиста, а также о его родителях не сохранилось никаких известий. Из его жизни до святительства известно только то, что он подвизался в Новгородском Благовещенском монастыре — был его игуменом.

По преставлении архиепископа Климента новгородцы с посадником своим Андреем много рассуждали о преемнике его, все, от мала до велика, возлюбили Богом назначенного, мужа смиренного и доброго, игумена Благовещенского монастыря Феоктиста. Собрав звоном вече у Святой Софии, князь Борис Андреевич и все новгородцы почтительно привели его и посадили во владычном дворе, пока узнают, где митрополит. В то самое время святой митрополит Максим оставил Киев и переселился во Владимир на Клязьме. В 1300 году приехали в Великий Новгород святой митрополит Максим, а с ним епископы: Ростовский Симеон и Тверской Андрей. Они и поставили Феоктиста архиепископом Новгороду. «Знаменаша его в церкви святого Бориса и Глеба месяца июня 28 дня и того же месяца поставиша его во Святой Софии, на память свя­тых апостолов Петра и Павла. И совершиша праздник светел, и бысть радость Новгороду о своем владыце». Торжество для Новгорода было поистине необыкновенное: только в первый раз Новгородский владыка был посвящен в новгородском храме Святой Софии.

О пастырской деятельности святого Феоктиста летописи сообщают лишь отрывочные сведения. В недолгие годы его святительства в Новгороде происходит усиленная постройка храмов.

В 1300 или 1301 году по благословению владыки Феоктиста была заложена каменная церковь во имя Архангела Михаила на Михайловской улице и через два года освящена. В 1301 году новгородцы срубили четыре деревянных храма. В 1302 году заложили каменную церковь во имя святых князей-мучеников Бориса и Глеба, «которая порушилася». В следующем году были срублены еще четыре деревянных храма в Новгороде.

В 1305 году святитель Феоктист участвовал в договорах Новгорода с великим князем святым Михаилом Тверским (память 22 ноября/5 декабря) о сохранении прежних взаимных отношений. «Княжение твое, — говорят новгородцы, — честно держати (должны), по пошлине (по обычаю), без обиды, а тебе, господине, також Новгород держати (должно) без обиды по пошлине». Печать на договоре представляет Богоматерь с Предвечным Младенцем на персях, а на обороте слова: «Феоктист, архиепископ Новгородский».

В том же году новгородский посадник Симеон Климович по благословению святителя поставил каменную церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы на воротах от Прусской улицы, на каменном детинце (детинцем называлась
в Древней Руси внутренняя крепость). 9 декабря архиепископ Феоктист освятил «великим священием» храм во имя святых Бориса и Глеба и другой, на княжеском дворе, в честь Отцов Первого Вселенского Собора. Через два года (в 1307 г.) новгородцы пожаловались великому князю святому Михаилу на его новгородских наместников. На жалобе была печать святителя Феоктиста. Вообще время тогда было смутное: московский князь Георгий Даниилович препирался с великим князем Михаилом за княжение в Новгороде. Несправедливые домогательства московского князя причиняли Новгороду много неприятностей. Писец Апостола 1307 года со скорбью говорит: «При сих князьях сеялись и росли усобицы, и жизнь наша гибла от ссор княжеских, и век людей укорачивался». К тому же в это время у владыки Феоктиста и у новгородцев было «немирье» с псковичами.

Все это должно было огорчать святителя и, может быть, влияло на его здоровье. В том же 1307 году, в декабре, после восьмилетнего управления новгородской паствой, святитель Феоктист «своего ради нездоровья» оставил архиепископскую кафедру. Благословив новгородцев, он удалился в Благове­щенский монастырь, где «изволив молчальное житие». Так в безмолвии, то есть в свободе от суеты людской, прожил святитель три года в обители. Архиепископское место святителя Феоктиста по уходе его в монастырь занял его духовный отец Давид, которого все новгородцы с игуменами и со всем иерейским чином возлюбили и с честью посадили во владычном дворе, а святитель Феоктист благословил его на свое место.

23 декабря 1310 года блаженный святитель Феоктист мирно почил. «Он много пострадал для Бога», — говорит современник. Когда он преставился от этой временной жизни, святая душа его взошла на небо, а лицо как бы озарилось светом. Видевшие это дивились и прославляли Бога. Честное тело святителя было положено всем иерейским чином в монастырской Благовещенской церкви. «Дай же, Господи Боже, ему Небесное Царство, а Новгороду — молитву его и благословение», — заключает летописец свой рассказ о кончине святителя.

Таковы немногочисленные известия о трудах и подвигах земной жизни святителя Феоктиста.

После его блаженной кончины Бог прославил его многими чудесами. Упомянем лишь некоторые из них.

В первый раз Бог прославил святителя Феоктиста через 300 лет после его преставления. Супруга царского дьяка Иулиания долго была больна, так что потеряла всякую надежду на выздоровление. Но вот одной ночью явился ей во сне муж в священном облачении и сказал: «Поищи гроб архиепископа сего города Феоктиста и получишь исцеление». Дьяк справился по летописям
о гробе святителя, привез больную жену в Благовещенский монастырь, отпел здесь панихиду и раздал щедрую милостыню. Больная тогда же почувствовала облегчение, а скоро и совсем выздоровела. Благодарный дьяк пожелал, чтобы тогда же была написана икона святителя по явлению, бывшему его жене. В то же время пономарь Софийского собора Феодор, занимавшийся иконописанием, написал икону святого Феоктиста с древнего подлинника, который сохранился на стене Софийской паперти. На иконе святитель изображен в молитвенном положении пред иконой Благовещения Пресвятой Богородицы.

В 1664 году князь Василий Ромодановский, наместник Новгорода, по благоговейному усердию к святителю велел очистить среди остатков Благовещенской церкви от развалин гроб святителя и устроить над ним часовню, потом устроил раку над мощами с ликом святителя и наконец возобновил каменный храм, который существует и доныне.

Между тем святитель продолжал изливать благодать чудотворений.

В 1700 году перед гробом прозрела дочь знаменского священника, ослепшая после долговременной болезни. Такое же чудо совершилось над дочерью священника Ильинской церкви и над женою священника той же церкви. Десятилетний немой отрок, сын купца Афанасия, получил дар слова после молебна у раки святителя. В том же году исцелились два родные брата — купцы Потап и Иоанн. В 1705 году у раки святителя Феоктиста получил исцеление Антон Михайлов Боровиков. Он страдал умопомешательством и был без языка.

В 1707 году мощи блаженного были положены открыто, исцеления продолжались. Так, в 1710 году крестьянка Мария, двадцать лет бывшая больной и три года слепой, мгновенно получила исцеление после того, как облобызала лик святителя на гробе. Жена новгородского дворянина Силы Корсакова долго страдала внутренней болезнью. Раз во сне явился ей неизвестный муж в архиерейской одежде и велел идти на гроб святителя Феоктиста. Она исполнила таинственное повеление и при гробе чудотворца исцелилась. В 1703 году по молитвам у раки святителя разрешилось неплодство жен дворянина Феодора Нелядинского и Симеона Савельева Зеленина.

В 1714 году явился в сонном видении неизвестный муж в святительском одеянии купеческой вдове Марии, которая целый год не владела руками и ногами. Вспомнив о святителе Феоктисте, она со слезами стала молить его о своем исцелении, дала обет помолиться пред его ракой и действительно исцелилась. Подобное же явление святого в ночном видении и в том же году было пономарской вдове Евдокии, лежавшей в расслаблении. Священнолепный старец явился ей во сне и сказал: «Для чего ты напрасно лечишься у глупых волхвов?» Евдокия велела сыну своему снести себя на гроб святителя Феоктиста и там получила исцеление.

Последнее чудо в рукописном житии святителя Феоктиста XVIII столетия записано под 1727 годом. Там сказано, что после продолжительной болезни исцелился, отслужив молебен при гробе святого, посадский человек Софроний.

Почитание памяти святителя Феоктиста началось вероятно вскоре после его кончины. Местное празднование ему в Благовещенском монастыре установлено до 1786 года, в котором был устроен придел во имя его. В 1786 году по ходатайству митрополита Петербургского Гавриила мощи святителя Феоктиста с разрешения Священного Синода были перенесены из упраздненного Благовещенского монастыря в Георгиевский и положены в серебряной раке под спудом в храме, подле стены, у иконостаса, по левую сторону алтаря. В 1827 году архимандрит Фотий устроил здесь придел во имя святителя Феоктиста.

Тропарь, глас 3
Божия Слова Премудрости изрядный служитель, ангельскаго жительства истинный подражатель, Божественныя чистоты рачитель, архиереом сопрестольниче, преподобным сожительниче, пастырская красота, Великому Нову граду похвала, святителю пречестный Феоктисте, отче наш, Емуже, Слову Божию, в житии сем послужил еси, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Архиерейское украшение, Великому Нову граду богодухновенное удобрение, сущия бо в нем люди на пажитех живоноснаго закона Господня упасл еси и сего ради в лице святых водворятися сподобися, и святую твою память многими леты сотвори неоскверненну, в нейже тя почитающе, радуйся, от души вопием ти, святителю отче Феоктисте, Великому Нову граду похвала и утверждение.


Воспоминание VI Вселенского Собора (680-681)

VI Вселенский собор был в 680 году при императоре Константине Погонате1 в Константинополе, против монофелитов, которые, для примирения монофизитского учения с православным, признавали в Иисусе Христе два естества подобно православным, но, подобно монофизитам, допускали в нем лишь одну волю - Божественную2. Распространение этого учения вызвало большие смуты в Церкви и вызвало со стороны православных ревностных защитников православия, которые открыто выступили против монофелитства, видя в нем лишь прикрытое монофизитство3. Эдикты государей, явно признававшие во Христе одну волю, но в то же время для прекращения смут, предписывавшие избегать выражений и об "единой" и о "двух волях" во Христе4 и даже наистрожайше повелевавшие прекратить безусловно все прения о спорном вопросе, под опасением гражданского преследования ослушников5, дали только повод к большему раздражению и произвели со стороны доблестных защитников православия даже мучеников6. При этом восточные и западные отцы и представители церквей разделились, так как среди первых было много монофелитов, а западная церковь открыто заявила себя против ереси и выступила в защиту православного учения. Это и побудило, наконец, императора Константина Погоната к созванию Вселенского собора, который и был открыт в 680 году, по предварительном сношении с Римом. На соборе присутствовало 170 отцов, среди которых лично присутствовали два восточных патриарха: Георгий Константинопольский7 и Макарий Антиохийский8, оба монофелита; папа же римский Агафон прислал от себя легатов. Император сам присутствовал при заседаниях Собора, который продолжался около года. Изуверство монофелитов дошло до такой степени исступления, что один из фракийских монахов, по имени Полихроний, вызвался пред Собором в доказательство правомыслия монофелитов воскресить мертвеца, но, при дозволенном ему всенародном опыте, был жестоко посрамлен. После многих жарких прений, Собором определено было признавать две воли в Иисусе Христе, Божественную и человеческую, соответствующие двум естествам. Георгий, патриарх Константинопольский, сознался в заблуждении и был принят в общение с Церковью. Но Антиохийский патриарх Макарий остался упорно при монофелитской ереси, вследствие чего и был предан анафеме со всеми предшествовавшими монофелитами. Собор, начавшийся 7 ноября 680 года, окончился 16 сентября 681 года.
___________________________
1 Император византийский Константин IV Погонат царствовал с 688 по 695 г.
2 В Александрии, где особенно сильно было монофизитство, представителем этого неправославного учения явился Кир, патриарх Александрийский (патриаршествовал с 630 по 640 г.). Константинопольский патриарх Сергий (610-638 гг.) и папа Римский Гонорий (625-638 гг.) также не нашли в учении монофелитов ничего неправославного и явились его последователями, хотя для предотвращения новых смущений в Церкви положили воздерживаться от всякого решительного выражения относительно этого предмета, еще не определенного Церковью.
3 Во главе их стали святой Софроний, патриарх Иерусалимский (634-644 гг.) и преподобный Максим Исповедник, о которых см. подробнее в житии последнего 20 января.
4 Таков экфесис, т.е. изложение веры, императора Ираклия, где в то же время признавалось безусловной истиной, что во Христе одна воля.
5 Разумеется т. н. Типос веры, изданный преемником Ираклия, императором Констансом.
6 Между ними особенно замечательны преподобный Максим Исповедник и папа Римский Мартин I (занимал кафедру с 649 по 653 г.). См. о сем подробнее в житии преподобного Максима 20 января.
7 Георгий I, патриарх Константинопольский, занимал кафедру с 678 по 683 г.
8 Макарий Антиохийский патриаршествовал с 653 по 680 г.

новомученики:

Прпмч. игумена Серафима (Булашова), прпмцц. Евдокии (Кузьминовой) и Екатерины (Черкасовой), мц. Милицы Кувшиновой (1938).

Все они приняли мученический венец на полигоне Бутово (под Москвой), где и были погребены в одной из множества общих могил.

Серафим (Булашов)
Преподобномученик Серафим (в миру Николай Семе
нович Булашов) родился в 1872 году в Москве в семье раскольни
ков поповцев. С 1893 по 1897 год Николай служил в армии в чи
не старшего унтер офицера. 19 ноября 1899 года Николай был
присоединен к Православной Церкви и в этот же день поступил в
Никольский единоверческий монастырь. Два года он проходил
в монастыре послушание свечника; в 1902 году стал келейником
настоятеля. 28 июня 1903 года Николай был определен в число
монастырских послушников, а 26 февраля 1904 года пострижен в
монашество с именем Серафим. С 1903 по 1905 год он был пись
моводителем настоятеля монастыря.
23 ноября 1906 года монах Серафим был рукоположен во ие
родиакона. Начав служить, он продолжал исполнять послушание
письмоводителя, к которому присоединилось клиросное послу
шание. В 1911 году иеродиакон Серафим стал исполняющим
должность благочинного Никольского монастыря. 13 апреля
1912 года он был рукоположен во иеромонаха. В 1915 году отец
Серафим перешел в Гуслицкий Спасо Преображенский монас
тырь, который был основан специально для того, чтобы вести
просветительскую деятельность среди старообрядцев.
В феврале 1930 года был арестован священник храма Ахтыр
ской иконы Божией Матери в селе Яковлево, и прихожане стали
просить согласия отца Серафима служить у них. Отец Серафим
согласился и направил прошение епархиальному архиерею.
4 июня 1930 года он был назначен служить в храм Ахтырской ико
ны Божией Матери и 10 июня 1931 года был возведен в сан игу
мена. Он прослужил здесь почти восемь лет.
25 января 1938 года игумен Серафим был арестован, заключен
в Таганскую тюрьму в Москве и на следующий день допрошен.
Отец Серафим на обвинение, предъявленное следователем, отве
тил, что виновным себя не признает, никогда никакой агитации
он не вел.
Тогда были призваны два лжесвидетеля, которые подтверди
ли обвинения, выдвинутые следователем. 2 февраля 1938 года
тройка НКВД приговорила отца Серафима к расстрелу. Игумен
Серафим (Булашов) был расстрелян 5 февраля 1938 года и погре
бен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Преподобномученица Евдокия родилась 17 августа 1884 года в городе Истре Московской губернии в семье мещанина Петра Кузьминова: После открытия в 1909 году в Москве Марфо-Мариинской обители, которую возглавила великая княгиня Елизавета Федоровна, Евдокия поступила в обитель и несла в ней послушание сестры милосердия. Когда обитель была закрыта, она вернулась на родину в Истру. За пребывание в Марфо-Мариинской обители власти лишили ее гражданских прав. В 1934 году Евдокия подала заявление о восстановлении в правах, но власти ей в этом отказали1.
     Во время гонений на Церковь в конце тридцатых годов соседи по улице, где жила Евдокия, по требованию сотрудников НКВД подписали против нее лжесвидетельства, в которых, в частности, сообщалось, что та говорила: «Заключенных в лагерях заставляют работать день и ночь, по пояс стоять в воде, хлеба им дают по двести граммов, люди умирают сотнями от голода и холода, вот вам демократия и сталинская конституция, а людей арестовывают больше, чем когда бы то ни было». На основании подобного рода свидетельств, а также того, что она до последнего времени является «ярой церковницей», НКВД принял решение об аресте Евдокии, и 19 января 1938 года она была арестована и заключена в Бутырскую тюрьму в Москве.
     Допросы начались сразу же после ареста.
     — Следствием точно установлено, что вы, являясь ярой церковницей, среди населения города Истры проводили контрреволюционную деятельность. Подтверждаете вы это?
     — Да, я являюсь ярой церковницей, но контрреволюционной деятельностью я не занималась.
     — Вы лжете, в октябре 1937 года вы высказывали контрреволюционные террористические настроения по адресу руководителей партии и советского правительства. Требуем прекратить запирательства и дать правдивые показания.
     — Повторяю, контрреволюционных террористических настроений я нигде не высказывала.
     — Вы также обвиняетесь в том, что высказывали гнусную клевету по адресу советского правительства и советских законов.
     — Никакой клеветы по адресу законов и советского правительства я не высказывала.
     Допросы продолжались в течение двух суток, сопровождаясь угрозами и, по-видимому, пытками. Но на все усилия следователей заставить Евдокию признать себя виновной она отвечала неизменно: «Не признаю».
     26 января 1938 года Тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. Сестра Марфо-Мариинской обители Евдокия Кузьминова была расстреляна 5 февраля 1938 года и погребена в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Преподобномученица Екатерина родилась 4 декабря 1892 года в селе Кашино Волоколамского уезда Московской губернии в семье крестьянина Михаила Черкасова. Окончила церковноприходскую школу в селе. В 1915 году Екатерина поступила в Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь, располагавшийся неподалеку от деревни Акатово в Клинском уезде Московской губернии. Монастырь был создан в 1890 году сначала в виде общины, а затем в 1898 году был переименован в монастырь. В обители было два храма и около ста сестер. Послушница Екатерина подвизалась в обители до 1922 года, а затем поселилась в селе Мокруша Истринского района, где в то время стали жить многие сестры из обители. Образ жизни — в единомыслии и при одном желании спастись, жизни хотя и не в стенах монастыря, но все же достаточно уставной, духовно сильно поддерживал осиротивших сестер. Они, как драгоценный бисер с разорванной нитки строго-уставной жизни обители, были рассыпаны по миру, став для многих людей идеалом и образцом, а для христианского общества церковным украшением. У начинающего вдруг унывать христианина рождалась в душе радость и укреплялась вера при виде этих, смиренно и просто несущих крест послушания Христу монахинь и послушниц. Подвизаясь не только при храмах, но и на мирских службах, они одних укрепили в вере, других — привели ко Христу.

Во время гонений в декабре 1937 года были оформлены с помощью лжесвидетелей показания, на основании которых начальник районного отделения НКВД города Истры выписал справку на арест послушницы Екатерины. В этой справке он, в частности, писал, что «Черкасова, являясь ярой церковницей, проводит среди населения города Истры активную контрреволюционную деятельность, высказывая пораженческо-террористические настроения».

Сразу после праздника Богоявления, в ночь на 20 января 1938 года, послушница Екатерина была арестована и заключена в камеру при районном отделении НКВД в городе Истра. Допросы начались сразу же после ареста и продолжались беспрерывно.

— Следствие располагает материалами о том, что вы в прошлом являлись монашкой.

Послушница Екатерина подтвердила, что, действительно, она до 1922 года находилась в Акатовском монастыре.

— Каким репрессиям вы подвергались? — спросил следователь.

— С момента закрытия монастыря и до 1936 года я была лишена права голоса, — ответила Екатерина.

Следователь допрашивал ее до утра следующего дня, пытаясь добиться от нее признания вины, но нисколько в этом не преуспел, и на следующий день пришел другой следователь.

— Следствием установлено, что вы, являясь ярой церковницей, среди населения города Истра проводили активную контрреволюционную деятельность и высказывали пораженческо-террористические настроения. Дайте показания.

— Да, я действительно была «монахиней», но контрреволюционной деятельностью я не занималась и пораженческих настроений не высказывала.

— Следствием установлено, что в октябре 1937 года вы распускали провокационные слухи о войне и о падении советской власти.

И следователь зачитал показания лжесвидетеля.

— Я никогда провокационных слухов о войне и гибели советской власти не распускала и террористических настроений не высказывала, — ответила Екатерина.

— Следствием установлено, что в ноябре 1937 года вы среди группы жителей выражали сожаление об известных расстрелянных врагах народа.

И следователь снова зачитал показания лжесвидетеля.

— Такого разговора я никогда не вела, — ответила Екатерина.

— Следствие предлагает вам быть правдивой и дать следствию правдивые показания о вашей контрреволюционной деятельности.

— Я говорю правду, что никогда никакой контрреволюционной деятельности не вела.

Поскольку и этот следователь потерпел неудачу, то пришел третий следователь.

— Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Дайте показания! — потребовал он.

— Контрреволюционной деятельностью я не занималась.

— Признаете себя виновной в предъявленном вам обвинении.

— В предъявленном мне обвинении виновной себя не признаю.

Наступил третий день беспрерывных допросов, и третий следователь сменился четвертым.

— Дайте показания о вашей антисоветской деятельности! — потребовал он.

— Антисоветской деятельностью я не занималась, — ответила послушница.

— Вы также уличаетесь в том, что, будучи ярой церковницей, распускали провокационные слухи о войне и падении советской власти.

— Я действительно являюсь ярой церковницей, но провокационных слухов я не распускала.

— Следствию точно известно, что, будучи ярой церковницей, вы высказывали свое недовольство и сожаление о известных контрреволюционерах, ныне расстрелянных. Это вы признаете?

http://s51.radikal.ru/i134/1002/ac/601981cdac22.jpg
Послушница Екатерина Черкасова.
Москва. Бутырская тюрьма. 1938 год

— Никогда я не высказывала недовольство и сожаление о расстрелянных врагах партии и советской власти.

Вслед за этим следователем к концу дня пришел пятый следователь. И началось все сначала с теми же вопросами. Но как бы ни угрожали следователи, сколько ни допрашивали, какие показания лжесвидетелей ни зачитывали, послушница Екатерина на все вопросы отвечала, что виновной себя в контрреволюционной деятельности не признает.

После допросов в Истре Екатерина была перевезена в Бутырскую тюрьму в Москву. 26 января 1938 года тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. 4 февраля тюремный фотограф сделал с нее фотографию для палача. В ту же ночь ее повезли на полигон Бутово под Москвой для расстрела. Послушница Екатерина была расстреляна 5 февраля 1938 года и погребена в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Мученица Милица родилась 23 ноября 1891 года в селе Улиновка Кобелянского уезда Полтавской губернии в семье чиновника, служившего на железной дороге, Ивана Кувшинова. Образование Милица получила в гимназии. В начале тридцатых годов она поселилась в городе Истре Московской области. Жила одиноко и вела отношения лишь с монахинями, которые поселились в городе после закрытия монастырей. Она была человеком глубоко церковным, почему, собирая о ней сведения для ее ареста, сотрудники НКВД охарактеризовали ее как бывшую монашку и ярую церковницу, однако на следствии Милица Ивановна сказала, что в монашеском постриге никогда не была.

Допрошенный 15 января 1938 года лжесвидетель показал, будто Милица Ивановна говорила: «Это не советская власть, а изверги, закрыли все церкви, полное гонение на верующих, всех верующих арестовывают ни за что. Вот вам и сталинская конституция!»

22 января 1938 года Милица Ивановна была арестована, заключена в Бутырскую тюрьму в Москве и в тот же день следователь допросил ее.

— Вы арестованы за контрреволюционную агитацию, дайте показания по этому вопросу.

— Контрреволюционной агитацией я никогда не занималась.

— Следствие предлагает вам быть правдивой и дать ваши показания о контрреволюционной агитации.

— Повторяю, что я контрреволюционной агитацией не занималась.

Допрос продолжался весь день и ночь, до следующего дня, менялись только следователи.

— Следствием установлено, что вы в октябре 1937 года высказывали террористические настроения по адресу партии и руководителей советского правительства, — и следователь зачитал показания лжесвидетеля. — Дайте показания по этому вопросу.

— Я такого разговора не вела.

— Следствие предлагает вам быть правдивой и дать правдивые показания о вашей контрреволюционной деятельности.

— Контрреволюционной деятельностью я не занималась и показания я даю правдивые.

23 января 1938 года следствие было закончено, и 26 января тройка НКВД приговорила Милицу Ивановну к расстрелу. За день до расстрела сотрудники НКВД сфотографировали ее. Милица Кувшинова была расстреляна 5 февраля 1938 года и погребена в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.
Все ныне поминаемые угодники Божии молите  Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

из истории дня :
В 1589 г. в России было учреждено Патриаршество!!!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

16

Во славу Божию и на пользу ближнего !

6 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Блж. Ксении Петербургской (XIX).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2207.jpg
К числу лиц истинно-юродивых Христа ради, к числу истинно-блаженных, прошедших весь путь нравственного самоусовершенствования и всецело посвятивших себя на служение Господу Богу, бесспорно принадлежит и столь всем известная и глубоко чтимая подвижница XVIII века Ксения Григорьевна Петрова, почивающая на Смоленском кладбище в Петербурге.

К великому прискорбию всех почитателей рабы Божией Блаженной Ксении, память народная не сохранила нам решительно никаких известий о том, кто была Ксения по происхождению, кто были ее родители, где она получила образование и воспитание. Можно лишь с вероятностью предполагать, что по происхождению своему Ксения была рода не простого, ибо была она замужем за Андреем Феодоровичем Петровым, состоявшим в ранге полковника и служившим придворным певчим. Память народная, как мы сказали, не знает Ксению Григорьевну как женщину обычную, жившую обыкновенными человеческими интересами. И, действительно, мало ли людей на Божьем свете, мало ли их было и в Петербурге? Где же их всех запомнить! Есть среди людей и много лиц замечательных, известных и при жизни и по смерти какими-либо выдающимися талантами, особливыми заслугами и перед родиной и перед Церковью Православной, но многие ли из них навсегда остаются в памяти народа? Нет, весьма и весьма немногие! Как все человеческое – и знаменитые некогда лица и их заслуги мало-помалу заволакиваются как бы туманом и, наконец, совершенно исчезают из памяти народа, совершенно забываются. Лишь мемуары истории надолго сохраняют известия, и то только о некоторых, особенно выдающихся деятелях. Но Ксения Григорьевна, будучи женой полковника, ничем не выделялась из среды других, современных ей женщин, не совершила она и никаких особенных заслуг ни перед Церковью Православной, ни перед своей родиной, а потому и память народная не сохранила о ней, за первые годы ее жизни, решительно никаких известий. Взамен этого память народная хорошо знает и твердо помнит Ксению Григорьевну, как женщину Христа ради юродивую, как подвижницу Божию, как Блаженную. Твердо помнит народная память и причину, послужившую для Ксении поводом к полному отрешению ее от мира, от всех мирских радостей, удовольствий, привязанностей. Причиной этой была совершенно неожиданная, внезапная смерть горячо любимого, цветущего здоровьем мужа Ксении Григорьевны – Андрея Феодоровича Петрова. Этот неожиданный удар так сильно поразил Ксению Григорьевну, так повлиял на молодую 26-летнюю, бездетную вдову, что она сразу как бы забыла все земное, человеческое, все радости и утехи, и вследствие этого многим казалась как бы сумасшедшей, лишившейся рассудка... Так на нее стали смотреть даже ее родные и знакомые, и особенно после того, как Ксения раздала решительно все свое имущество бедным, а дом подарила своей хорошей знакомой, Параскеве Антоновой. Родные Ксении подали даже прошение начальству умершего Андрея Феодоровича, прося не позволять Ксении в безумстве раздавать свое имущество. Начальство умершего Петрова вызвало Ксению к себе, но из разговоров с ней вполне убедилось, что Ксения совершенно здорова, а потому имеет право распорядиться своим имуществом, как ей угодно.
http://i053.radikal.ru/1002/84/10691ff8e416.jpgЗдесь когда-то стоял дом св. блж. Ксении Петербургской
Так смотрели плотские люди на рабу Божию Ксению, не понимая того, что в душе ее со времени смерти мужа совершался великий переворот: происходило полное перерождение плотской женщины в женщину духовную. И, действительно, неожиданная смерть горячо любимого мужа, в котором сосредоточивалась вся цель и весь интерес ее жизни, ясно показала Ксении, сколь непрочно и сколь суетно земное участие. Она сразу поняла, что истинного счастья на земле быть не может, что все земное служит лишь помехой, препятствием для достижения истинного счастья на небе в Боге. Вот почему раба Божия Ксения тотчас же, по смерти мужа, решилась освободиться от всего земного, от всех мирских привязанностей: имущество свое раздала бедным, дом подарила г-же Антоновой, а сама осталась решительно ни с чем, дабы ничто уже не служило ей препятствием к достижению истинного счастья на небе, в Боге. Для достижения же этого счастья она избрала тяжелый путь юродства Христа ради. Облачившись в костюм мужа, т.е. надевши на себя его белье, кафтан, камзол, она стала всех уверять, что Андрей Феодорович вовсе не умирал, а умерла его супруга Ксения Григорьевна и уже никогда потом не откликалась, если ее называли Ксенией Григорьевной, и всегда охотно отзывалась, если ее называли Андреем Феодоровичем. Какого-либо определенного местожительства Ксения не имела. Большею частью она целый день бродила по Петербургской стороне и по преимуществу в районе прихода церкви св. апостола Матфея, где в то время жили в маленьких деревянных домиках небогатые люди. Странный костюм бедной, едва обутой женщины, не имевшей места, где главу приклонить, ее иносказательные разговоры, ее полная кротость, незлобие – давали нередко злым людям и особенно уличным мальчишкам повод и смелость глумиться, смеяться над Блаженной. Но перед Блаженной всегда был образ великого, безвинного Страдальца – Христа, безропотно сносившего и поругания, и оплевания, и заушения, и распятие, и смерть. Вот почему и Блаженная так же безропотно сносила всякого рода глумления над собою. Лишь однажды, когда Ксения уже стала почитаться за угодницу Божию, жители Петербургской стороны видели ее в страшном гневе. Уличные мальчишки, завидя юродивую, по обычаю стали над ней смеяться, дразнить ее. Блаженная, по обычаю, безропотно сносила это. Но злые дети не ограничились одними издевательствами. Видя безропотность и беззащитность Блаженной, они наряду с издевательствами стали бросать в нее грязью, камнями... Тогда, по-видимому, и у Блаженной не хватило терпения. Как вихрь бросилась она за злыми мальчишками, грозя им своею палкою, которую всегда она носила с собою. Жители Петербургской стороны, увидя Блаженную в страшном гневе, пришли в ужас от поступка беспризорных, злых детей и тотчас же приняли все меры к тому, чтобы никто не обижал Блаженную.
http://s005.radikal.ru/i212/1002/56/f8dd2eb3e7b6.jpg
Мало-помалу к странностям Блаженной привыкли, мало-помалу поняли, что она не простая побирушка-нищая, а какая-то особенная. Многие поэтому стали жалеть ее, старались чем-либо помочь ей. Эта жалость особенно стала проявляться с того времени, как камзол и кафтан мужа на Блаженной совершенно истлели, и она стала одеваться, зимой и летом, в жалкие лохмотья, а на босых ногах, распухших и красных от мороза, носила рваные башмаки. Видя едва одетую, измокшую или озябшую юродивую, многие давали ей теплую одежду, обувь, милостыню, но Ксения ни за что не соглашалась надеть на себя теплую одежду, и всю жизнь проходила в жалких лохмотьях – красной кофточке и зеленой юбке, или наоборот в зеленой кофточке и красной юбке. Милостыню она также не принимала, а брала лишь от добрых людей «царя на коне» (копейки с изображением всадника), и тотчас же отдавала этого «царя на коне» таким же беднякам, как и сама она.

Бродя целыми днями по грязным, немощеным улицам Петербурга, Ксения изредка заходила к своим знакомым, обедала у них, беседовала, а затем снова отправлялась странствовать. Где она проводила ночи, долгое время оставалось неизвестным. Этим заинтересовались не только жители Петербургской стороны, но и местная полиция, для которой неизвестность местопребывания Блаженной по ночам казалась даже подозрительной. Решено было во что бы то ни стало разузнать, где проводит ночи эта странная женщина и что она тогда делает. И жители Петербургской стороны, и местная полиция сумели удовлетворить свое любопытство и успокоиться. Оказалось, что Ксения, несмотря ни на какое время года, несмотря ни на какую погоду, уходит на ночь в поле, коленопреклонно становится здесь на молитву и не встает уже с этой молитвы до самого восхода солнца, попеременно делая земные поклоны на все четыре стороны света.

В другой раз рабочие, производившие постройку новой каменной церкви на Смоленском кладбище, стали замечать, что ночью, во время их отсутствия, кто-то натаскивает на верх строящейся церкви целые горы кирпича. Долго дивились этому рабочие, долго недоумевали, откуда берется кирпич на верху строящейся церкви. Наконец, решили разузнать, кто мог быть этот даровой, неутомимый работник, каждую ночь таскающий для них кирпич. Оказалось, что этот неутомимый работник была раба Божия Блаженная Ксения.

Может быть, много и других, неведомых миру подвигов совершала Блаженная. К сожалению, при ней не было никого, кто мог бы быть свидетелем этих подвигов.

В одиночестве совершала она жизненный путь свой. Между тем, путь этот был длинный: целых 45 лет жила она после смерти своего мужа, целых 45 лет вела она неустанную борьбу с врагом человечества – диаволом и с гордостью житейской!

Где, почти необутая и еле одетая, Блаженная Ксения во все время своего странствования давала отдых, покой своему телу, – осталось известным одному только Господу Богу. Мы можем лишь удивляться тому, как могла она, старенькая и слабая, выдерживать наши проливные, пронизывающие до костей, осенние дожди, наши страшные, трескучие морозы, когда на лету мерзнут птицы, и легко застывают хорошо одетые, молодые, здоровые люди! Нужно было обладать или организмом сверхчеловеческим, или носить в себе такой сильный, внутренний, духовный жар, такую глубокую, несомненную веру, при которой и невозможное становится возможным. Но, припоминая великих угодников Божиих, которые силою своей веры творили дивные, непосильные и непонятые для человеческого ума чудеса, не будем и подвиги Блаженной считать небывалыми, невозможными для человека во плоти. А что Ксения Блаженная действительно имела такую веру, при которой все возможно, что она, живя телом в мире, душой своей всегда витала выше мира и пребывала всегда в живом, непосредственном общении с Богом, видно уже из того чудесного дара предвидения будущего, которым наделил Господь Свою угодницу, и благодаря которому Блаженная наперед знала о таких событиях, которые не могут быть предугаданы и предсказаны умом человеческим.

Дар прозорливости святой Блаженной Ксении

Вот те случаи обнаружения дара прозорливости рабы Божией Ксении, которые надежно хранит народная память.

* * *

Однажды приходит в гости к купчихе Крапивиной Блаженная Ксения. Радушно встреченная хозяйкой и другими лицами, бывшими в квартире г-жи Крапивиной, Ксения несколько времени беседовала с ними, поблагодарила хозяйку за угощение, и, когда стала прощаться, то, указывая на Крапивину, сказала: «Вот, зелена крапива, а скоро, скоро завянет». Ни Крапивина, ни ее гости не придали какого-либо особого значения словам Блаженной, но оказалось, что в скором же времени молодая, цветущая здоровьем г-жа Крапивина неожиданно заболела и умерла. Тут только гости Крапивиной вспомнили слова Блаженной: «зелена крапива, но скоро завянет», и поняли, что этими словами она предсказала близкую кончину Крапивиной.

* * *

В другой раз приходит Ксения к своей хорошей знакомой, г-же Параскеве Антоновой, которой она раньше подарила свой дом, и говорит ей: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь, и не знаешь, что тебе Бог сына послал! Иди скорее на Смоленское кладбище!»

Антонова, с молодых годов хорошо знакомая с Блаженной, отлично знала, что с уст Ксении никогда не сходит слово неправды, а потому и теперь, несмотря на странность ее слов, тотчас же поверила, что, должно быть действительно, что-нибудь случилось особенное, и поспешно побежала на Смоленское кладбище. На одной из улиц Васильевского острова, вблизи Смоленского кладбища, Антонова увидала большую толпу народа. Влекомая любопытством, Антонова подошла к толпе и постаралась разузнать, что тут случилось. Оказалось, что какой-то извозчик сбил с ног беременную женщину, которая тут же на улице разрешилась от бремени мальчиком, а сама немедленно скончалась.

Сжалившись над ребенком, Параскева Антонова тотчас же взяла ребенка к себе. Узнать, кто была его умершая мать, кто был его отец, несмотря на усиленные старания как Петербургской полиции, так и самой Антоновой, не удалось, и ребенок остался на руках у г-жи Антоновой. Она дала ему прекрасное образование и воспитание. Впоследствии он сделался видным чиновником и до самой смерти берег и покоил свою приемную мать, будучи для нее самым почтительным и горячо любящим сыном. С глубоким благоговением относился он также и к памяти рабы Божией Блаженной Ксении, которая так много добра оказала его приемной матери и такое участие приняла в судьбе его, едва родившегося и уже оставшегося полным сиротой, ребенка.

* * *

Недалеко от часовни рабы Божией Ксении находится могила Евдокии Денисьевны Гайдуковой, скончавшейся в 1827 году. Эта Гайдукова принадлежала к числу тех лиц, которых любила и иногда посещала раба Божия Ксения. Однажды зашла к ней Блаженная Ксения в предобеденное время. Обрадованная ее приходом, Евдокия Денисьевна тотчас же поспешила накрыть на стол, усадила за стол Ксению и стала угощать ее чем Бог послал. Кончился обед. Евдокия Денисьевна стала благодарить Ксению за ее посещение и извиняться за плохое угощение.

«Не взыщи, – говорила она, – голубчик Андрей Феодорович, больше мне угостить тебя нечем, ничего сегодня не готовила».

«Спасибо, матушка, спасибо за твое угощение, – отвечала Ксения, – только лукавить-то зачем? Ведь побоялась же ты дать мне уточки!»

Сильно сконфузилась Евдокия Денисьевна; в печи у ней, действительно, была жареная утка, которую она приберегала для отсутствующего мужа. Тотчас же бросилась Евдокия Денисьевна к печке и стала вынимать оттуда утку.

Но Ксения тотчас же остановила ее: «Нет, нет, что ты? Не надо, не надо, я не хочу утки. Ведь я знаю, что ты радехонька меня всем угостить, да боишься своей кобыльей головы. Зачем же его сердить?»

Кобыльей головой Ксения называла мужа Евдокии Денисьевны, которого очень не любила за его пьянство, грубый характер и за скверную ругань в пьяном виде.

* * *

К числу знакомых рабы Божией Ксении, к которым она иногда наведывалась, принадлежало также семейство Голубевых, состоявшее из матери-вдовы и 17-летней красавицы-дочки. Ксения очень любила эту девушку за ее кроткий, тихий нрав и доброе сердце. Однажды заходит к ним в гости Ксения. Мать и дочь сидели за столом, и готовили кофе. «Эх, красавица, – сказала Ксения, обращаясь девушке, – ты вот тут кофе варишь, а муж твой жену хоронит на Охте. Беги скорее туда.»

«Как так?! – отвечала девушка, – у меня не только мужа, но и жениха-то нет. А тут какой-то муж, да еще жену хоронит?»

«Иди», – сердито отвечала Ксения, не любившая каких-либо возражений.

Голубевы, хорошо знавшие, что Ксения никогда не говорит чего-либо напрасно, и почитая ее за угодницу Божию, тотчас же послушались приказания Блаженной и отправились на Охту. Здесь они увидели, что к кладбищу направляется похоронная процессия. Голубевы замешались в толпу провожавших и пошли вместе с процессией на кладбище. Хоронили молодую женщину, жену доктора, скончавшуюся от неблагополучных родов. Началась и кончилась литургия, затем и отпевание. Покойную понесли на место ее последнего упокоения. Вслед за гробом шли и Голубевы. Кончилось и погребение. Народ стал расходиться по домам. Пошли и Голубевы. Но тут они неожиданно натолкнулись на горько рыдавшего молодого вдовца, который, при виде могильного холма над прахом любимой супруги, потерял сознание и без чувств свалился на руки подбежавших Голубевых. Последние постарались привести его в чувство, познакомились с ним, и через год юная Голубева стала женой доктора.

Счастливо и безмятежно прожила она со своим мужем до глубокой старости, при смерти строго завещав своим детям хранить могилу и чтить память рабы Божией Блаженной Ксении.

* * *

Однажды встретила Блаженная Ксения на улице одну благочестивую женщину, свою знакомую, остановила ее и, подавая ей медный пятак с изображением всадника, сказала: «Возьми пятак, тут царь на коне; потухнет!» Женщина взяла пятак, попрощалась с Ксенией и, недоумевая, что бы значили странные слова ее, пошла домой. Но едва она вошла в ту улицу, где она жила, как увидела, что загорелся дом ее. Не успела, однако, она добежать до своего дома, как пламя было потушено. Тут только поняла она, что означали слова Блаженной Ксении «возьми пятак; потухнет!»

* * *

Всем известно, что Императрица Анна Иоанновна, желая упрочить русский престол за потомством отца своего, царя Иоанна V Алексеевича (брата Петра Великого), вызвала к себе племянницу свою, Анну Леопольдовну, выдала ее замуж за принца Антона Ульриха, и, когда от этого брака родился сын Иоанн, то назначила его своим наследником. По смерти Анны Иоанновны, Иоанн VI Антонович, действительно, был провозглашен Императором (1740 год). Спустя год после этого, а именно – с 24 на 25 ноября 1741 г., – в России произошел государственный переворот. Императрицей была провозглашена дочь Петра Великого, Елисавета Петровна. Иоанна Антоновича заключили в Шлиссельбургскую крепость, а родителей его сослали в ссылку в Холмогоры, где они и скончались. Несчастный Иоанн Антонович протомился под строгим надзором в Шлиссельбургской крепости около 23 лет. В 1764 г., уже в царствование Императрицы Екатерины Великой один из караульных офицеров, Мирович, задумал освободить его из заточения и провозгласить Императором. Но попытка Мировича не удалась; другие офицеры остались верными Императрице. Во время происшедшего столкновения Иоанн Антонович был убит.

За три недели до этого печального события, Блаженная Ксения стала ежедневно и целыми днями горько плакать. Все встречавшиеся с ней, видя ее в слезах, жалели ее, думая, что кто-нибудь ее обидел, и спрашивали ее: «Что ты, Андрей Феодорович, плачешь? Не обидел ли тебя кто-нибудь?»

Блаженная отвечала: «там кровь, кровь, кровь! Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь!»,– и еще сильнее начинала плакать.

Никто не понимал, что сталось со всегда спокойной и благодушной Блаженной. Никто не понимал и странных слов ее.

Лишь три недели спустя, когда по Петербургу разнеслась молва о страдальческой кончине Иоанна Антоновича, все поняли, что своим плачем и словами «Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь!» – Блаженная предсказывала страдальческую кончину некогда Императора Иоанна VI Антоновича.

* * *

Накануне праздника Рождества Христова, 24 декабря 1761 года. Блаженная Ксения целый день суетливо бегала по улицам Петербургской стороны и всюду громко кричала: «Пеките блины, пеките блины; скоро вся Россия будет печь блины!»

Все, видевшие Блаженную, недоумевали, что бы означала ее озабоченность и суетливость, что означают слова ее. Так никто и не понял странных слов и поведения Блаженной.

И что же случилось?

На другой день, т.е. 25 декабря 1761 г., по Петербургу вдруг разнеслась страшная весть: Императрица Елисавета Петровна неожиданно скончалась.

Тут только всем стало понятно, что словами «пеките блины, пеките блины, скоро вся Россия будет печь блины» – Блаженная предсказывала смерть Императрицы.

* * *

Несомненно, много и других случаев прозорливости обнаруживала раба Божия Ксения; к сожалению, известий об этих случаях до нас не сохранилось. Но и приведенных уже вполне достаточно, чтобы видеть, что Блаженная, действительно, обладала чудесным даром знания будущего.

Молва о строгой подвижнической жизни Блаженной Ксении, об ее доброте, кротости, смирении, полной нестяжательности, об ее чудном даре прозорливости – широко разнеслась по Петербургу. Все стали смотреть на нее как на угодницу Божию, как на великую подвижницу; все стали не только жалеть ее, но стали глубоко уважать и почитать ее. Вот почему и купцы, и мещане, и чиновники, и другие обыватели Петербургской стороны душевно рады были принять у себя Блаженную в доме, тем более, что стали замечать, что в каком бы доме или семье ни побывала Блаженная, там всегда водворялся какой-то благодатный мир, особенное счастье. Торговцы заметили, что если Блаженная заходила в лавку, где до того времени не было торговли, и брала себе какую-либо ничтожную из продающихся вещей – орешек, пряничек, та лавка начинала отлично торговать, потому что народ спешил купить что-нибудь именно в той лавке, куда заглянула Блаженная.

Извозчики заметили, что если кому-либо из них удавалось хоть несколько шагов провезти Блаженную, у того целый день езда шла отлично и он делал хорошую выручку. Вот почему извозчики, еще издали увидя Блаженную, на перегон мчались к ней на своих пролетках, и умоляли ее хоть только присесть в их коляску, в полном убеждении, что это даст им хороший заработок. И чрезвычайно счастлив был тот возница, которому удавалось провезти в своей коляске Блаженную.

Матери детей замечали, что если Блаженная приласкает, или покачает в люльке больного ребенка, тот непременно выздоровеет. Вот почему все они, завидя Блаженную, спешили к ней со своими детьми и просили ее благословить или приласкать их, в уверенности, что тот ребенок, который удостоится ласки или благословения от Блаженной, или которого она просто погладит по головке, непременно будет и здоров и счастлив.

И прожила, таким образом, в постоянном стремлении к истинному счастью в Боге, в постоянной борьбе со врагом рода человеческого и в постоянной готовности оказать добро всем каждому, эта подвижница после смерти своего мужа целых сорок пять лет. За все это время она не только не имела места, где главу подклонить, но не имела даже одежды, обуви, которыми можно было бы прикрыть и согреть озябшее тело. Несмотря на это, она была вполне счастлива. Как птица небесная, летала она Петербургской стороне днем, желая всем и каждому оказать какую-нибудь услугу, а ночью вступала в беседу с Самим Господом Богом, предаваясь молитвенным и другим подвигам. Кротость, смирение, доброта постоянно сияли на изможденном трудами лице ее: видно было, что душа Блаженной далека от мира, что, хотя тело ее находится еще на земле, но дух ее находится на небе, куда она неустанно стремилась. И вот не стало этой подвижницы на земле. Настал час, когда Господу угодно было разрешить ее от борьбы с миром и взять ее к Себе на небо.

Время смерти и погребения святой Блаженной Ксении. Почитание памяти ее по смерти. История сооружения часовни над ее могилой

К великому прискорбию всех почитателей Блаженной Ксении, до нашего времени не сохранилось решительно никаких известий о времени и обстоятельствах смерти и погребения рабы Божией Ксении. Лишь на основании некоторых данных можно с большей или меньшей вероятностью сделать некоторые предположения.

Составителю настоящей книжки, несмотря на самые тщательные, неоднократные розыски записи дня смерти и погребения Ксении Григорьевны Петровой или Андрея Феодоровича Петрова в росписях о погребенных, хранящихся в архивах Смоленского кладбища, начиная с 1777 года, найти не удалось. Можно таким образом предполагать, что Ксения скончалась ранее 1777 года.

Но этому противоречит сохранившееся известие о том, что Ксения носила по ночам кирпич на вновь строящуюся церковь на Смоленском кладбище, а такою церковью могла быть только, существующая и теперь, церковь Смоленской иконы Божией Матери. А эта церковь начата постройкою в 1794 году и освящена в 1896 году. Стало быть, в эти годы Блаженная Ксения была еще жива. Если же предположить, что Ксения таскала кирпич на постройку какой-либо из ранее существовавших на Смоленском кладбище церквей, то этому предположению противоречит то обстоятельство, что все, ранее существовавшие на кладбище, церкви были деревянные и даже холодные, без печей, стало быть, и кирпич таскать туда было бесцельно. Вернее всего думать, что Ксения действительно таскала кирпич на постройку церкви Смоленской Божией Матери и, стало быть, была жива в 1794 – 1796 годах. Что же касается отсутствия записи о ее смерти и погребении в кладбищенских росписях, то это легко объясняется, с одной стороны, небрежностью, с какой велась в то время запись погребаемых; вследствие именно небрежности, многие лица, о которых достоверно известно, что они погребены на Смоленском кладбище, в росписях не значатся (например. Рыцари Мальтийского ордена; масса лиц, умерших от холеры в 1848 году и др.), а с другой – весьма вероятным предположением, что все умершие, отпетые не на кладбище, вовсе не заносились в кладбищенские ведомости о погребаемых. Если это так, то и Ксения была отпета не на кладбище, а где-либо в приходской церкви; это предположение можно считать вполне вероятным. На конец же XVIII века или даже на начало IХ-го, как приблизительное время смерти Ксении, указывают и некоторые другие данные: 1) день смерти императрицы Елисаветы Петровны, 25 декабря 1761 г., предсказанный Ксенией; 2) даты на могильной плите Ксении: «осталась после мужа 26-ти лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год»; 3) год смерти современницы Ксении – Евдокии Денисьевны Гайдуковой – 1827.

Сопоставляя все эти данные, также и год постройки Смоленской церкви, можно думать, что Ксения умерла не ранее 1794 года (время постройки церкви) и не позже 1806 года (1761 г., – время смерти Императрицы Елисаветы Петровны + 45 лет странствования Ксении == 1806 г.). Вот именно эти годы можно считать временем смерти Ксении; следовательно, дата рождения ее падает на 1719-1730 годы. Во всяком случае, точно определить год рождения и год смерти Блаженной, за неимением определенных данных, пока невозможно.

Что же касается обстоятельств смерти и погребения рабы Божией Ксении, опять-таки за неимением каких-либо данных, сказать об этом что-либо определенное трудно. Но, принимая во внимание то глубокое уважение и ту любовь, какими пользовалась Блаженная у всех жителей Петербургской стороны, принимая во внимание, что еще при жизни Блаженную считали за угодницу Божию, можно думать, что погребение ее было необычайно торжественно: с уверенностью можно думать, что все жители Петербургской стороны, где жила Блаженная, и вообще все знавшие ее при жизни, считали своею обязанностью дать последнее целование усопшей, проститься с ней и проводить ее до последнего места ее упокоения.

Были ли при этом какие-либо особенные, знаменательные проявления помощи от Блаженной, известий не сохранилось. Во всяком случае, если бы даже и не было подобных проявлений, чего мы отнюдь не смеем утверждать, тем не менее все почитатели усопшей, все получившие от нее какую-нибудь помощь, какую-нибудь ласку при ее жизни, старались молитвами своими отблагодарить ее по кончине за все то добро, какое было им оказано, старались не прерывать с ней духовного общения и по ее смерти. Вот почему, наверное, можно думать, что с 1-го же дня погребения Блаженной, могила ее посещалась многими и многими лицами, приходившими помолиться об ее упокоении. И на молитвенную-то память о себе Блаженная из загробного мира откликалась делами милости. Тогда и не знавшие Блаженную при жизни, стали прибегать к ее ходатайству, к ее помощи перед Богом. Служили панихиды по Блаженной. Достоверно известно, что в двадцатых годах прошлого столетия на могилку Ксении народ стекался толпами, веря, что на молитвенный зов Блаженная не замедлит откликнуться помощью. Каждый посетитель могилки Ксении непременно желал хоть что-нибудь иметь у себя с этой могилки, а так как взять с могилки, кроме землицы, было нечего, то брали именно землю, веря, что земля лучшее средство от болезней и горестей.

Ежегодно вся земля с могильной насыпи над гробом усопшей по горсточке разносилась посетителями; ежегодно приходилось делать новую насыпь и ежегодно насыпь снова разбиралась посетителями. Пришлось положить сверху могильной насыпи каменную плиту; но посетители разбили плиту на мелкие кусочки и разнесли по домам; положили новую плиту и с этой плитой случилось то же. Но, разбирая землю и ломая плиты, посетители клали на могилку свои посильные денежные пожертвования, которыми вначале пользовались нищие. Затем могилку Ксении обнесли оградой, к которой прикрепили кружку для сбора пожертвований на сооружение над могилой часовни. И пожертвования не заставили долго ждать себя. На собранные таким образом деньги, при содействии некоторых почитателей рабы Божией Ксении, над ее могилой была сооружена небольшая, из цокольного камня, часовня с двумя окошечками по бокам, с дубовым иконостасом в восточной стороне и с железной дверью – с западной. Над дверью с наружной стороны сделали надпись: «Раба Божия Ксения». Могильную насыпь над самой могилкой также обделали цоколем, а сверху положили плиту со следующею, неизвестно кем составленною, надписью: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворнаго певчего, в ранге полковника, Андрея Феодоровича. Осталась после мужа 26 лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год; звалась именем Андрей Феодорович. Кто меня знал, да помянет мою душу для спасения души своей. Аминь».
http://s004.radikal.ru/i205/1002/85/18215cbbb23a.jpg
Святая Блаженная Ксения погребена на Смоленском кладбище к югу от храма во имя Смоленской иконы Божией Матери. В 1902 году на могиле святой блаженной Ксении по проекту архитектора Славина была возведена каменная часовня, восточную стену которой в 1992 году украсила мозаичная икона святой подвижницы. В 1987 году часовня была освящена нынешним Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Сюда стремятся православные паломники со всех концов России и из других стран, чающие получить утешение в скорбях и помощь в благих начинаниях от молитвенницы о душах наших – святой блаженной Ксении.

Тропарь блаженной Ксении, глас 7.
Нищету Христову возлюбивши, безсмертныя трапезы ныне наслаждаешися, безумием мнимым безумие мира обличивши, смирением крестным силу Божию восприяла еси, сего ради дар чудодейственныя помощи стяжавшая, Ксение блаженная, моли Христа Бога избавитися нам от всякаго зла покаянием.

Кондак, глас 3.
Днесь светло ликует град святаго Петра, яко множество скорбящих обретают утешение, на твоя молитвы надеющиеся, Ксение всеблаженная, ты бо еси граду сему похвала и утверждение.
АКАФИСТ    http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=2#p4401


Прп. Ксении (ок. 457).

http://s40.radikal.ru/i088/1002/1d/0274d767c7ca.jpg
Жил в Риме один знатный и почтенный муж, принадлежавший к сословию старших сенаторов, по вере христианин, глубоко благочестивый, имевший единственное дитя, как зеницу ока, - дочь, по имени Евсевию. Когда она достигла девического возраста, один вельможа, также из сословия сенаторов, просил родителей Евсевии отдать дочь свою за сына его. Родители Евсевии, посоветовавшись между собою, обручили ее благородному юноше, равному им почестями и богатством, и уже назначен был день, когда должен был совершиться законный брак. Девица же, исполненная любви к Богу, пожелала остаться вечною невестою нетленного Жениха, прекраснейшего по своим совершенствам всех сынов человеческих, Самого Христа Господа, и сохранить свое девство навсегда. Однако она утаила свое желание от родителей, ибо знала, что если бы они угадали ее намерение, то не захотели бы и слышать об этом. Они всячески препятствовали бы ей, и то лестью и ласками, то приказаниями, принудили бы ее к браку, тем более, что она была единственною наследницей всех их богатств; они пожелали бы утешаться ее супружеством и детьми ее.

Блаженная Евсевия имела двух верных ей рабынь, которые с детства выросли с нею и служили ей со всем усердием и преданностью. Уединившись с ними, она сказала:

- Я хочу открыть вам одну тайну, но предварительно заклинаю вас Господом Богом, чтобы вы никому не говорили о том, что услышите от меня: я хочу поведать вам сокровенную мысль и желание моего сердца. Смотрите же, чтобы никто из смертных не узнал моей тайны; еще лучше, если и вы сами согласитесь со мною. Тогда и вы спасете свои души, и моему недостоинству поможете.

Рабыни ответили ей:

- Все, что повелишь нам, госпожа наша, мы исполним, тем более что и нашим душам будет польза от твоего замысла. Мы готовы скорее умереть за тебя, чем сказать кому-либо о том, что ты имеешь открыть нам.

Тогда девица сказала им:

- Вы знаете, что родители мои хотят выдать меня замуж; но мне и на ум никогда не приходило даже помыслить о браке. Слишком тяжело для меня это дело, которое родители советуют мне исполнить. Что для меня такая жизнь? Только призрак, туман и сон. Послушайте же меня: решимся сообща на чистое житие, и если воля Господня благословит мое намерение, а вы последуете моему совету, и сохраните в тайне, что я сказала вам, - то обдумаем все, что нам следует делать. Поверьте мне, что если бы родители мои и узнали об этом и захотели бы насильно принудить меня к браку, то, при Божьей помощи мне, они никогда не будут в состоянии изменить моего намерения, даже если бы предали меня огню, мечу, или диким зверям.

Выслушав это, обе рабыни сказали:

- Да будет воля Господня! Мы согласны с твоим намерением, и стремимся к тому же, к чему и ты, госпожа наша. Мы скорее желаем умереть с тобою, чем без тебя царствовать.

Услышав от своих рабынь такие речи, блаженная Евсевия прославила Бога. После этого, все три девицы, имевшие одинаковую любовь к Христу, постоянно размышляли о том, что бы им сделать, дабы желание их могло осуществиться. И молили они Бога подать им благой совет.

Начиная с того дня, когда они предали себя с любовью Господу, решившись на безбрачную жизнь, Евсевия, тайно от родителей, раздавала нуждающимся, руками своих отроковиц, все что имела: золото, серебро и все драгоценные вещи. Отроковицы раздавали и свое имущество, какое имели, готовясь к нищете, ради любви к Христу. Когда уже приближался день брака и все готовились к нему, блаженная Евсевия, посоветовавшись со своими отроковицами, переоделась вместе с ними в мужские одежды и, взяв немного необходимого из имущества, вышла с ними тайно из дому, так как двери оказались незапертыми. Осенив себя крестным знамением, они обратились к Христу Богу с молитвою:

- Пребудь с нами, Сын Божий, и укажи нам путь, которым мы должны идти, ибо, ради любви к Тебе, мы оставляем дом и все, что в нем, и решаемся лучше странствовать и жить в скорбях, к Тебе стремясь и Тебя желая обрести.

Так они помолились со слезами, выходя из дому, и затем пошли, плача и радуясь в одно время.

Во время пути, святая Евсевия обратилась к рабыням своим:

- С этого времени будьте мне сестрами и госпожами; лучше я вам буду служить в течение всей моей жизни. Только, госпожи мои, оставим все ради Бога и ничего иного не станем искать на земле, как только спасения душ наших. Будем избегать всяких суетных житейских забот, вредных для души; будем веровать Господу, заповедавшему: "всякий, кто оставит домы, или отца, или мать, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную" (Мф.19:29). Да, сестры мои, позаботимся о спасении душ наших.

Между тем как святая так беседовала с ними, они пришли к морю и, нашедши корабль, готовый отплыть в пределы Александрии, дали плату и поместились на нем. Так как дул попутный ветер, то они через несколько дней достигли Александрии. Оставив корабль, они прибыли на один остров, по названию Коя, отстоявший от Карийского города Галикарнасса1 в пятнадцати тысячах шагов. Они переходили с места на место, желая найти, никому неизвестную местность, чтобы не быть отысканными родителями. Находясь на этом острове без опасений относительно поисков, они снова переменили мужской вид на женский и, сняв в наем небольшой уединенный домик, жили в нем, благодаря Бога, Которому и молились постоянно, чтобы Он послал им имеющего духовный сан человека, могущего облечь их в иноческий чин и позаботиться о душах их. Святая Евсевия убеждала подруг своих, говоря:

- Молю вас, сестры мои, ради Господа: сохраним нашу тайну и никому не скажем об отечестве нашем и о том намерении, ради которого мы ушли из дома, а равно и о имени моем, чтобы по моему имени, которым я называюсь, и по отечеству, из которого мы ушли, родители мои не нашли меня. Заклинаю вас Богом, чтобы все это вы сохранили в тайне до конца моей жизни, и никому не говорили ничего о бывшем с нами, или имеющем случиться. Если же кто-либо спросит вас о моем имени, скажите, что я называюсь Ксенией, что значит - чужестранка2; ибо, как видите, я странствую, оставив дом и родителей, ради Бога. Отселе и вы зовите меня не Евсевией, а Ксенией, так как я не имею здесь постоянного жительства, но, странствуя вместе с вами в этой жизни, ищу будущего.

В ответ на эту речь святой Евсевии к своим подругам, они обещали сохранить в тайне все сказанное им, и с этого времени святая невеста Христова стала называться, вместо Евсевии, Ксенией.

Однажды она, преклонив колени свои вместе с подругами, начала плакать и говорить:

- Боже, сотвори с нами, странницами и убогими, великую Твою милость, как это Ты сотворил и со всеми Твоими святыми. Пошли нам, Владыка, человека благоугодного Тебе, чрез которого и мы, смиренные, могли бы спастись.

Помолившись так, святая Ксения вышла с сестрами из дома, в котором они жили, - и вот они увидели почтенного Седовласого старца, идущего от пристани, одетого по-иночески, лицо которого было подобно лицу ангела. Подошедши к нему, святая девица припала к ногам и, плача, стала говорить:

- Человек Божий, не презри странствующей по чужой стране, не отвергни убогой нищей, не погнушайся мольбою грешницы, но уподобись святому апостолу Павлу и будь нам наставником и учителем, каким он был для святой Феклы. Вспомни о воздаянии, уготованном праведным от Бога и спаси меня вместе с этими двумя сестрами.

Услышав это, служитель Божий почувствовал жалость и, взирая на слезы их, спросил:

- Чего ты хочешь, и что я должен сделать вам?

Она ответила:

- Будь нам отцом по Богу и учителем. Веди нас туда, где мы могли бы спастись; мы - странницы, и не знаем, куда нам идти; мы стыдимся показаться людям.

Он спросил тогда:

- Откуда вы, и какова причина, что вы так одиноки?

Святая ответила:

- Мы из очень далекой страны, раб Христов. Мы согласились вместе уйти с родины, и пришли в эту местность. Мы молили Бога день и ночь, чтобы Он послал нам человека, который помог бы нам спастись. И вот Бог указал нам тебя, духовного отца, могущего принять немощи наши.

Святой старец сказал на это:

- Поверьте мне, сестры, - и я странник здесь, как вы видите. Я иду от святых мест; поклонившись там, я возвращаюсь в свое отечество.

Раба Христова спросила

- Из какой страны ты, духовный отец, - господин мой?

Он ответил:

- Я из страны Карийской, из города Миласса.

Тогда раба Христова опять обратилась к нему:

- Умоляю твою святость: скажи нам, каков твой сан, ибо я думаю, что ты - епископ.

Старец сказал ей на это:

- Прости меня, сестра! Я - человек грешный и недостойный иноческого сана. По щедротам Божьим, а - пресвитер и игумен небольшого собрания братии, в монастыре святого и переплавного апостола Андрея; имя мое Павел.

Услышав это, раба Христова прославила Бога, говоря:

- Слава Тебе, Боже, что Ты услышал меня убогую и послал мне, как некогда святой Фекле3, святого Павла, человека, который спасет меня с этими двумя сестрами.

Затем она обратилась к старцу:

- Умоляю тебя, раб Божий, не отвергни нас странниц, но будь нам отцом по Богу.

Блаженный Павел ответил им:

- Я сказал вам, что и я странник, и не знаю, что хорошего я могу сделать вам здесь? Если же вы хотите идти в мой город, то я надеюсь, что Господь сотворит милость Свою с вами, а я, по мере сил своих, буду заботиться о вас.

Девы, со слезами преклоняясь пред старцем, говорили:

- Да, раб Божий! возьми нас с собою. Мы пойдем туда, куда повелишь нам, но только окажи милость странницам и будь нам руководителем к вечной жизни.

Человек Божий взял с собою святых дев и пошел с ними в город Миласс. Там он нашел им жилища на уединенном месте, находившиеся близ церкви. Святая девица купила их за деньги, взятые из дому, а затем построила небольшую церковь во имя святого первомученика Стефана, и в скором времени устроила женский монастырь, собрав несколько девиц и посвятив их Христу. Игумен, святой Павел, заботился о них. Он и постриг святую Ксению с ее двумя рабынями в иноческий чин. Никто и никогда не узнал, до самой кончины ее, откуда была эта святая девица, и по какой причине, она оставила отечество, и каково ее подлинное имя, в то время как она называла себя Ксенией, то есть странницей. Преподобный же Павел, тем, кто спрашивал об этих девах, говорил:

- Я взял их с острова Кои и привел сюда.

Так все и думали, что они прибыли оттуда. Потому-то и монастырь тот называли по имени острова Кои.

Спустя немного времени, Кирилл, епископ того города, почил о Господе, а на его место был избран преподобный Павел, игумен Андреевского монастыря. По принятии епископского сана, он пришел в девичий монастырь и посвятил Ксению, помимо ее желания, в диаконисы, как вполне достойную этого сана. Ибо она, еще живя в плоти, проводила ангельскую жизнь. Хотя она, как дочь сенатора, была воспитана в роскоши и среди всяких удобств, однако, устремилась к столь трудной и подвижнической жизни и заметно обнаруживала на себе совершенно новые, необычные и трудные, пути к постническому совершенству. Воздержания ее боялись даже бесы; побеждаемые ее постом и подвигами, они убегали, не смея и приступить к ней. Она вкушала пищу или на второй, или на третий день, а много раз и всю седмицу оставалась без пищи. "Когда же наступало ей время принимать пищу, она не вкушала ни зелени, ни бобов, ни вина, ни елее, ни огородных овощей, ни чего-либо другого из питательных яств, а только немного хлеба, орошенного собственными слезами. Она брала из кадильницы пепел и посыпала им хлеб. Делала она это во все годы своей жизни, исполняя пророческое изречете: "Я ем пепел, как хлеб, и питье мое растворяю слезами" (Пс.101:10). При этом она всячески старалась скрыть такое свое воздержание от прочих сестер, и только две ее рабыни, жившие вместе с нею, наблюдали тайно, что она делает, и сами подражали ее добродетельной жизни. При этом она всегда сохраняла столь великую бодрость, что с вечера и до утрени простаивала всю ночь на молитве, простерши свои руки вверх. В таком виде сестры наблюдали ее тайно во все дни ее жизни. Иногда же она, преклонив колени с вечера, совершала молитву до утра, проливая обильные слезы. Так она всегда служила Господу и делала это с таким смирением, как будто считала себя хуже всех людей.

Но кто может перечислить все прочие ее добродетели? Какое слово будет достаточным для изображения всех ее подвигов! Что, прежде всего, сказать о ее кротости? Никто и никогда, не видел ее гневающеюся; никакое тщеславие, или горделивость, не омрачили ее жизни. Лицо ее было всегда смиренно, ум - без всякого превозношения, лицо - без прикрас, тело - изможденное постническими трудами, сердце ее - спокойное, нетревожимое никакими сомнениями. Какой только добродетели у нее не было! ей были присущи: всегдашнее бдение, необычайное воздержание, несказанное смирение, безмерная любовь. Она помогала бедным, обнаруживала сострадание к страждущим, была милосердна к грешникам, а соблазнившихся наставляла на путь покаянья. Об одеждах ее нечего и говорить: она носила очень ветхие - платье и рубашку, но и тех считала себя недостойною. Вся жизнь ее проходила в сердечном умилении и постоянном пролитии слез. Скорее можно было видеть обильные водные источники пересохшими в знойное время, нежели глаза ее - переставшими лить слезы. Всегда взирая на возлюбленного Жениха Христа, глаза ее источали целые потоки слез. Она желала видеть его лицом к лицу и говорить с Давидом: "когда приду и явлюсь пред лице Божие", лицу сладчайшего Жениха моего? "Слезы мои были для меня хлебом день и ночь" (Пс.41:3-4).

Когда же приблизилось для этой приснопамятной девы, непорочной невесты Христовой, время отшествия из настоящей земной жизни, наступил праздник в память святого Ефрема, бывшего некогда в том городе епископом. Блаженный епископ Павел отправился со всем клиром своим в селение, называемое Левкином. Там была церковь святого епископа Ефрема, а в ней почивали его честные мощи. В этот День преподобная Ксения призвала всех сестер своих в монастырскую церковь и начала говорить им:

- Госпожи мои и сестры! Я знаю, какую любовь вы обнаруживали по отношению ко мне, - как вы терпели мои немощи и помогали мне страннице. Ныне я умоляю вас: продлите до конца любовь вашу ко мне, рабе вашей; поминайте меня убогую, грешную и странную в молитвах ваших, умилостивляя ко мне Бога, чтобы меня не затруднили грехи мои, но чтобы, по молитвам вашим, я могла беспрепятственно перейти к Христу моему. Вот уже приблизилась кончина моя; душа моя сильно страдает и скорбит, так как я без надлежащего приготовленья оставляю тело мое. Ныне здесь нет отца нашего и господина, епископа Павла. Поэтому, вы, вместо меня, скажите ему. Когда он придет: так говорила убогая Ксения: Бога ради, честный отче, поминай меня странницу: ты наставил меня на путь и ввел в эту жизнь, - молись же за меня, чтобы не посрамил меня Господь в моей надежде.

Слыша это, все сестры начали плакать и говорить:

- Госпожа наша и наставница душ наших! Ты оставляешь нас в сиротстве и для бедствий. Кто же будет наставлять нас на истинный путь жизни? Кто будет поучать нас? Кто помолится за нас в унынии нашем? Нет, госпожа наша. В это время не оставляй нас. Вспомни, как ты сама собрала нас в эту ограду. Позаботься, госпожа, о душах наших и умоли Бога, да продлит Он для тебя еще некоторое время ради нас убогих, чтобы ты наставила нас на путь спасения.

Обе рабыни ее также начали преклоняться к ногам ее и горько плакать, говоря:

- Ты уже оставляешь нас, наша госпожа, и без нас уходишь отсюда. Что же мы сделаем без тебя, убогие? Что мы будем делать, странницы, в чужой стране? О горе нам, убогим, бедным и странницами Мы не радели о себе, и поэтому одних нас хочешь ты оставить, госпожа наша. Вспомни наши скорби, которыми мы скорбели вместе с тобой. Вспомни наше общее странствование, в котором мы были тебе спутницами. Вспомни, как всегда мы усердно служили тебе. Вспомни о нас и помолись за нас Богу; возьми и нас с собою, чтобы мы не разлучались с тобою, госпожа наша.

Когда затем наступило громкое рыдание и произошло смятение, начала и сама Ксения говорит со слезами:

- Вы знаете, сестры мои, насколько времени ранее этого провозгласил Святой апостол Петр: "Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью" (2Пет.3:9-10). Зная это, сестры мои, не будем лениться в продолжение этого малого времени, но будем бодрствовать. Зажжем наши светильники, наполним елеем наши сосуды, приготовимся к встрече Жениха, так как мы не знаем, в какой час призовет нас Господь: ибо вот наступает жатва и делатели готовы, но только ждут повеления Владыки.

Когда святая сказала это, а все плакали и припали к ногам ее, она воздала руки свои к небу и, проливая обильные слезы, так начала молиться:

- Боже, промышлявший о моем земном странствии до сего дня! Услышь меня, убогую и грешную рабу Твою: будь милостив к этим Твоим рабыням, моим сестрам. Сохрани их и спаси от всяких козней дьявольских ради славы и величия Твоего святого имени. Молюсь Тебе, Боже мой: помяни и этих двух сестер моих, вместе со мною странствовавших, ради любви Твоей. Как в этой временной жизни они не разлучались со мною, так не разлучи нас и в царствии Твоем, но всех вместе сподоби чертога Твоего.

Помолившись так, она попросила всех сестер выйти на время и оставить ее одну для молитвенных размышлений. Когда все вышли из церкви, она затворилась там одна, а две рабыни ее, оставшись пред дверьми, наблюдали внутрь чрез скважину. Они видели, как она молилась, преклонив на землю колени свои, а затем среди молитвы, она крестообразно простерлась на земле ниц. Когда она лежала так довольно долго, внезапно воссиял в церкви свет, по виду подобный молнии; при этом сильное благоухание начало исходить из церкви. Сестры поспешно вошли внутрь и хотели поднять ее с земли, но уже нашли ее почившею о Господе. Это было 24-го января4, в субботу, в шестом часу дня. Эти обе сестры с плачем вышли из церкви и призвали прочих, говоря:

- Матери наши и сестры! пойдем и возрыдаем по поводу общего нашего сиротства. Пойдем и будем плакать о кончине той, которая была столпом нашим. Мы лишились честной нашей матери. Отошла от нас наставница наша, и мы остались одни. Святая Ксения, мать наша, почила.

Вошедши в церковь, все увидели ее перешедшею от здешней жизни в иной Мир. Тогда начался плач и великое рыдание. Человеколюбец же Бог, восхотев показать всем, какое сокровище было утаено от всех на земле, явил на небе великое и пресвятое знамение. В тот самый час, когда преподобная Ксения предала свою святую душу в руки Господа, после полудня, при совершенно ведреной и ясной погоде, явился на небе, над девичьим монастырем, очень светлый венец из звезд, имевший посредине крест, который сиял ярче солнца. Это знамение было видимо всеми. Миласские граждане, бывшие вместе со своим епископом, преподобным Павлом, в Левкийском селении, видя на небе знамение, удивлялись и в недоумении спрашивали друг друга: что это может значить? Блаженный епископ Павел, уразумев духом значение знамения, сказал всему собранию народа:

- Госпожа наша Ксения умерла, и по этому случаю явилось знамение венца.

Немедленно по окончании литургии, он возвратился в город со всем народом, бывшим на празднике, и там граждане нашли, как и сказал им епископ, святую Ксению почившею.

Тотчас собралось к девичьему монастырю многое множество народа, много мужей и жен с детьми, привлеченных видимым на небе знамением. Они громко восклицали:

- Слава Тебе, Христе Боже, что Ты имеешь множество святых, втайне угождающих Тебе! Слава Тебе, воплотившийся Сын Божий и волею распявшийся за нас грешных, - за то что Ты явил всем Твое великое сокровище, которое доныне таилось здесь! Слава Тебе, Владыка, что Ты сподобил убогий город Миласс быть обиталищем и хранилищем этому Твоему сокровищу. Ты хранил в нем доселе дорогую жемчужину, многоценный бисер, Свою святую невесту! Приняв ее в Свой небесный чертог, Ты ее чистое и святое тело оставил для хранения Твоему городу.

Так все, плача, восклицали и взирали на венец и на крест, видимый на небе. Тогда же весь христолюбивый народ, и особенно женщины, возбужденные ревностью, громким голосом взывали к святому епископу Павлу:

- Не скрой славы города нашего, преподобный епископ! Не умолчи о славе нашей, не утаи бисера, обнаруженного нам Богом. Покажи всем яркую свечу, доселе бывшую под спудом и светившую тайно. Покажи ее всем, чтобы и противники наши видели и узнали, какому Владыке мы служим. Пусть увидят язычники и устыдятся; пусть увидят и иудеи тайну креста и пусть узнают, что Тот, которого они распяли, есть Бог. Пусть увидят это все враждующие против креста Христова и возрыдают. Пусть увидят, как и по смерти прославляет рабов Своих Владыка ангелов. Пусть увидят, какою славою от Христа Бога венчается невеста его Ксения, которую люди считали совершенно безвестной странницей, и пленницей. Пусть увидят все, какого дара и благодати сподобился наш убогий город!

Когда народ с усердием так взывал к епископу, он с пресвитерами подошел к честному телу святой Ксении. Положив его, как подобает, на одре носильном, - зажегши много свечей и воскурив фимиамы, епископ преклонил свою выю и вместе с пресвитерами поднял одр на рамена свои, после чего понесли его с пением до средины города. Все дивились происходившему славному чуду, ибо, когда шествовал несомый одр с телом святой, шествовал над одром и явившийся на небе венец с крестом. Когда же поставили среди города одр, остановился и венец вверху одра. Тогда собралось и из окрестных селений бесчисленное множество народа, видевшего на небе чудное знамение. Весь город наполнился от стечения множества людей, и была в нем великая теснота. Блаженный епископ Павел, вместе с народом, всю эту воскресную ночь оставался при святой, бодрствуя и совершая песнопения до утра. Было много и исцелений от мощей ее: всякий, страдавший каким-либо недугом, лишь только прикасался к одру святой, тотчас получал исцеление.

Когда наступил воскресный день, честное тело преподобной Ксении покрыли чистыми покровами и с пением надгробных песен понесли к месту, находившемуся у входа в город с южной стороны и называвшемуся сикинией (смоковничьим): там, прежде кончины своей, святая завещала похоронить свое тело. Весь народ опять видел, что, во время несения ее тела с одром, венец с крестом из звезд, видимый на небе, шел вслед за одром. И снова, когда был поставлен одр, остановился вверху и венец. Когда же совершалось погребение, то ближе стоявшие люди разделили покровы, находившиеся на честных мощах, на мелкие части и хранили их с верою - для исцеления от различных болезней. епископ, помазав по обычаю миром святое тело преподобной Ксении, положил его в новом гробе. Как только совершено было честное погребение, тотчас сияющий на небе звездный венец с крестом стал невидим. При этом много исцелений подавалось от святого гроба всем, приходившим к нему с верою.

Спустя немного времени, умерла одна из рабынь преподобной Ксении; затем, довольно скоро, и другая отошла к вечной жизни. О6е они были погребены у ног своей святой госпожи. Когда переставлялась другая рабыня, пришли к ней все инокини и, заклиная ее, умоляли, чтобы она рассказала им о всех деяниях госпожи ее Ксении. Она, видя себя уже на смертном одре, рассказала им подробно все о святой: откуда она была, кто ее родители, по какой причине она бежала из дома и из отечества своего с двумя своими рабынями, - как она утаила свое имя; ибо подлинное ее имя было Евсевия, а назвалась она Ксениею, потому что странствовала ради любви к Богу. Таким образом, все узнали о неизвестном раньше житии невесты Христовой Ксении.

Так преподобная благо угождала Богу: для мира она была странница, а для неба гражданка; она была видима в плоти, а сравнилась с бесплотными ангелами; она освободилась от тела, как от одежды, и попрала дьявола, как змия; она считала все мирское, как сор, но сохранила, как бездонное сокровище, свое непорочное девство; она любовью своею стала невестою Христу, увенчалась верою, и чего надеялась, то получила, и радуется ныне в чертоге своего бессмертного Жениха. Своими молитвами она много помогает верующим, ибо смерть не уничтожила ее силы и не ограничила какими-нибудь пределами места ее благодеяний. Так как она много добродетелей сделала ради Христа, то ради нее и Христос являет нам многие милости, принимая святые молитвы возлюбленной своей невесты.

Спустя несколько лет после преставления святой Ксении, преставился и преподобный епископ Павел, ее духовный отец. Он также до конца благо угодил Богу, ибо молитвами его были прогоняемы бесы и исцелялись всякие болезни. Он был погребен в церкви святого апостола Андрея, где раньше был игуменом, а святая душа его предстала пред Богом во славе святых. Его теплым за нас предстательством пред Богом, молитвами преподобной Евсевии, принявшей имя Ксении, и ходатайством обеих святых рабынь ее, да сподобит нас Господь своей милости, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

Тропарь преподобной Ксении
глас 8

В тебе, мати, известно спасеся, еже по образу:/ приимши бо крест, последовала еси Христу/ и, деющи, учила еси презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души, вещи безсмертней.// Темже и со Ангелы срадуется, преподобная Ксение, дух твой.

Кондак, глас 2:
Твою страннонравную, Ксение, память совершающе, любовию почитающии тя, поем Христа во всех тебе подающаго крепость исцелений: Емуже всегда молися о всех нас.
_______________________________________________________________________
1 Кария - юго-западная часть Малоазийского полуострова. Галикарнасс - один из важнейших городов Карии.
2 От греческого слова чужой, чужестранный.
3 Здесь разумеется св. первомученица Фекла (память ее - 24 сентября), обращенная в веру Христову св. ап. Павлом.
4 Кончина преподобной Ксении последовала во второй половине V века.

Прп. Македония, сирийского пустынника (ок. 420)
Преподобный Македоний местом и поприщем своих подвигов избрал вершины гор, не останавливаясь где-либо на долгое время, но постоянно переходя с одного места на другое в пределах Финикии, Сирии и Киликии1, чтобы избегнуть тем разговоров с посетителями. Сорок пять лет блаженный прожил, таким образом, не имея ни хижины, ни палатки, но проживая в глубокой пещере. Когда преподобный Македоний состарился, то попросил посетивших его богомольцев построить ему малую келью, в которой и жил двадцать пять лет, не выходя ни к братиям, поселившимся около него, ни к посторонним. Всего Святой Македоний подвизался семьдесят лет; более сорока лет он питался одним семенем, столченным и смоченным водою; после, вследствие слабости, стал вкушать немного хлеба с водою. Господь прославил его даром чудотворений: преподобный изгонял бесов, исцелял разные болезни и совершал иные чудотворения. Однажды к преподобному Македоний привели женщину, которая страдала недугом, проявлявшимся в чрезмерном употреблении пищи: она съедала в день по тридцати кур. Родственники со слезами просили преподобного помочь больной. По молитвам святого женщина эта исцелилась и потом не могла сесть в День даже четверти курицы. Ангельски пожив на земле, удостоившись дара пророческого, сподобившись благодати священства, преподобный Македоний мирно почил о Господе2.
________________________________________________________________________
1 Эти страны расположены по Северо-Восточному берегу Средиземного моря; они прорезываются вдоль морского берега горными цепями Ливана на юге и Амана (Альма-Даг) - на севере.
2 Около 420 года.

Свт. Герасима Великопермского, Устьвымского (ок. 1449)
Святитель Герасим, епископ Великопермский (Устьвымский), явился достойным преемником основателя Устьвымской епархии, просветителя Пермского края святого Стефана (+ 1396; память 26 апреля/9 мая). Непосредственным предшественником святителя Герасима был епископ Великопермский Исаакий (1397—1416), который большую часть времени проводил в Москве, а в 1416 году удалился на покой. Святитель Герасим был возведен на Пермскую кафедру после 1416 года, в трудное время, когда положение дел в епархии было весьма неблагополучным. Паства, состоявшая из принявших христианство зырян, страдала от нападения диких языческих племен вогулов, а также от притеснения корыстолюбивой новгородской и вятской вольницы, пользовавшейся тем, что северо-восточная окраина России бы­ла слабо защищена отдаленным московским правительством.

Святитель Герасим неусыпно заботился об устроении своей паствы и распространении веры Христовой. Он не жалел ни трудов своих, ни сил в постоянных разъездах по Пермской земле, проникая в самые глухие места и оказывая помощь в самых безысходных обстоятельствах. Господь благословил деятельность ревностного пастыря. В 1429 году святитель Фотий, митрополит Киевский (Московский) и всея Руси (1408—1431), писал: «Отринув заблуждение и мрак, ныне страна Пермская чисто и православно совершает службу Божию, по за­кону христианскому».

Несмотря на удаленность от стольного града, святитель Герасим был участником Московских Соборов: 1441 года, осудившего Флорентийскую унию и ее сторонника — митрополита Киевского Исидора (1437—1441), и 1448 года, определившего поставлять митрополитов всея Руси собором русских епископов. Это свидетельствует о том, что современники дорожили мнением святителя Герасима и он пользовался большим авторитетом. Без сомнения, на этих Соборах святитель ходатайствовал за свою паству перед великим князем Василием II (1425—1462), прося ей помощи и льгот.

В последние годы святительства епископа Герасима увеличились непрекращающиеся и раньше набеги вогулов на христиан-зырян. Не щадя здоровья, с опасностью для жизни святитель сам ездил в стан вогулов. Просьбы и убеждения его подействовали на дикарей, и они на время оставили в покое зырян, удалились в места своей оседлой жизни.

Имя святого Герасима повсюду стало произноситься с благоговением, но силы его уже были подорваны. Душевные огорчения и недуги старости окончательно расстроили его здоровье. Однажды больной святитель возвращался к себе после посещения близлежащих к Усть-Выми приходов, где, по-видимому, совершал богослужения, так как с ним было архиерейское облачение. На устьвымском лугу, близ городка и соборной церкви, святителя настигла мученическая кончина: он был удушен омофором рукой вогулича, которого взял на воспитание; вероятно, дикарь действовал по наущению своих шаманов, которым было дорого уничтожаемое язычество. Святитель Герасим принял мученическую кончину 24 января. Год его смерти точно неизвестен, по всей вероятности, около 1441 года.

Святой мученик Герасим был погребен в кафедральном Благовещенском соборе в селении Усть-Выми, расположенном к северо-востоку от города Яренска, на реке Вычегде. У мощей святителя Герасима происходили многие чудесные исцеления. Празднование памяти его 24 января/6 февраля установлено в 1607 г. 29 января/11 февраля совершается общая память трем святителям Пермским — Герасиму, Питириму (+ 19 августа 1455 г.) и Ионе (+ 6 июня 1470 г.).

В 1607 году по благословению святителя Ермогена, патриарха Московского и всея Руси, был написан образ трех Пермских святителей. В 1649 году в Вологде в их честь был воздвигнут храм.

Тропарь, глас 3
Божественныя веры проповеданием землю Зырянскую озарил еси и ко Христу люди многия привел еси. Возопиет еже с тобою и Авель ко Господу и Захариина кровь праведная, отче Герасиме, моли Христа Бога пастве твоей и всем, любовию память твою совершающим, даровати велию милость.

Кондак, глас 8
Яко священника превелика и апостолов и мучеников совесельника, Церковь Русская почитает тя, святителю Герасиме. Сию твоими молитвами соблюдай, блаженне, непобедиму, и необуреваему,
и нескверну, и всем нам испроси у Бога мир и велию милость.

0

17

....................продолжение от 6 февраля

Блж. Валентины Минской (1888–1966)

http://www.church.by/resource/pics/live/valentina.jpg

Матушку Валентину канонизировали как местночтимую святую.   Теперь число белорусских святых достигло 55-ти. Валентина Минская — первая в истории Белорусской православной церкви, причисленная к лику святых в чине блаженной. Решением Святого Синода Белорусской православной церкви празднование церковной памяти блаженной Валентины Минской установлено по юлианскому календарю 24 января (6 февраля) — в день ее кончины . (канонизирована как местночтимая святая 6 февраля 2006 года – ровно через сорок лет после смерти. )

даже фотография ее есть
http://www.adamovka.ru/img/saint/Valentina_Minskaya.jpg


Святая блаженная мати Валентина, моли Бога о нас!

ее житие
http://www.portal-slovo.ru/history/41205.php

Житие святой блаженной Валентины Минской
По благословению Патриаршего Экзарха всея Белоруссии, митрополита Минского и Слуцкого Филарета

Помилуй мя, вдохнувый в тело мое дух безсмертия.

Акафист покаянный. Тетрадь из узелка матушки Валентины

Помилуй мя, вдохнувый в тело мое дух безсмертия.

Акафист покаянный. Тетрадь из узелка матушки Валентины

От авторов-составителей

Блаженная Валентина Минская (Валентина Феодоровна Сулковская 1888–1966) канонизирована как местночтимая святая 6 февраля 2006 года — ровно через сорок лет после смерти. Более тридцати лет старица пролежала в немощи. В ее молитвенном уходе из жизни заживо было явлено, как «в немощи человеческой сила Божия совершается». Ее житие — непрестанная молитва. Продолжается оно и теперь, уже в горнем мире. Могилка святой блаженной Валентины близ ее родной деревни Коски — место паломничества и молитвы. В народе с любовью называют свою помощницу Матушкой Валентиной.

Авторы-составители: священник Феодор Кривонос, Татьяна Дашкевич



ДЕТСКИЕ ГОДЫ БЛАЖЕННОЙ

1.

Святая блаженная Валентина Минская происходила из двух благочестивых священнических родов: Свирских и Чернявских. В жилах материнского рода текла также благородная кровь богобоязненных князей Свирских. Века горячей молитвы и служения у престола дали почву для рождения удивительной девочки, прославившей свой род высочайшим из человеческих талантов: святостью.

В 1888 году, 7 апреля по старому стилю, в селе Коски, что в семи верстах от местечка Станькова, в доме священника Феодора Иосифовича Чернявского, раздался первый плач новорожденной. В семье настоятеля Станьковского Свято-Никольского храма и Станьковского прихода уже было две девочки — Анна 1882 и Ксения 1886 года рождения. Теперь родилась третья. Девочку крестили в Свято-Никольской церкви и нарекли Валентиной.

Отец Феодор служил настоятелем храма, главного в Станьковском приходе. В его священнической стезе было несколько храмов. Феодор Иосифович Чернявский окончил Минскую Духовную Семинарию в 23-летнем возрасте. В 1873 году Епископ Минский и Бобруйский Александр (Добрынин) рукоположил его в иереи. Он женился на Софии Петровне Чернявской, которой к тому времени исполнилось 19 лет. Молодая чета уехала на Полесье, на место службы отца Феодора. Какое-то время он был священником церкви села Качановичи Пинского уезда, а затем — в села Достоево, оба эти сели находились в пределах Пинского уезда. Вскоре в молодой семье появился ребенок. Первенец Иван умер в младенчестве. В 1885 году батюшка перевез семью на новое место службы: в Станьковский приход.

Семья батюшки жила не в Станькове, а рядом с приписной церковью, в селе Коски. Там же находилась усадьба священника и земельный надел. Отец Феодор сам построил большой дом для своей семьи в 1888 году. А в 1889 году на средства причта и прихожан Станьковской церкви, а также графа Карла Чапского (1), была обновлена Свято-Аннинская церковь села Коски. Этот труд был предпринят в память 17 октября 1888 года, дня чудесного спасения царя от покушения. 17 октября Александр III спасся и спас свою семью в железнодорожной катастрофе. Человек недюжинной силы, он удержал на своих руках падающий потолок вагона и, вопреки планам врагов империи, остался невредим. В честь этого события боголюбивые коскинцы вновь отстроили не раз горевший храм Святой Праведной Анны. В селе появилось новое «деревянное здание с таковою же колокольнею» (2).

Рождение будущей святой подвижницы ознаменовалось двумя замечательными событиями: постройкой родного дома и обновлением родного храма. Церковь была отапливаемой, поэтому при ней жил человек, выполняющий работу сторож, дворника и истопника. Время спустя, после революционных событий ХХ века, в этом домике для рабочих Валентина Феодоровна понесет свой крест судьбы и молитвенный подвиг… В 1992 году у отца Феодора и матушки Софии родилась Ольга, самая преданная сестра Валентины. В 1996 году родилась Мария. Девочка скончалась в первые годы ХХ века. В семье осталось четыре дочери, которым суждено было вырасти, повзрослеть, и каждой — понести свои радости и тяготы.

Эта приветливая, дружная, укрепленная в вере семья дорожила любовью друг к другу. Отец Феодор искренне служил Господу, за что его неоднократно отмечали наградами (3). С 1902 по 1904 год батюшка исполнял обязанности благочинного. Отец Феодор преподавал также и в Станьковском народном училище. Это был величественный, мощный духом человек. Фотографии донесли нам его аскетическую внешность, прямой, цепкий взгляд исповедника. За это время многие священники побывали в доме Чернявских, каждый — со своей судьбой, своей бедой, своими трудами. Первыми семенами любви к народу Божию, зароненными в душу Валентины, были именно эти отеческие приемы сельских батюшек.

Неподалеку, в селе Озеро, жил дед девочек по линии матери протоиерей Петр Свирский, который служил в Озерской церкви. В семье отца Петра и матушки Эмилии Антоновны (урожденной Шефалович) было одиннадцать детей. Родной брат Софии Петровны Владимир, седьмой ребенок и первый сын из одиннадцати, тоже стал священником. Отец Владимир служил в храме во имя Святой Троицы в городе Мир. Он состоял в переписке с отцом Иоанном Кронштадским и неоднократно бывал у него. Отец Иоанн Кронштадский исцелил пятилетнюю дочь отца Владимира от скарлатины после того, как врачи отказались от лечения девочки и признали старания медицины безуспешными. Отец Владимир имел особое попечение о духовном воспитании племянниц, дочерей своей сестры Софии.

Мама Валентины, София Петровна Чернявская (Свирская), имела особый дар говорить слово Божие. Как всякая православная жена, она была незаметной тенью мужа. Она вела с девочками духовные беседы и воспитывала их постоянным напоминанием примеров святости. Ее простая, красивая речь, примеры из Священного писания и жизненных судеб святых людей в приложении к сегодняшнему дню уверяли детей в том, что святость — это идеал жизни, к которой нужно стремиться.

2.

Детские годы Валентины проходили в любви и труде. Когда ей исполнилось пять лет, она принесла из лесу маленькую елочку и посадила ее неподалеку от храма в Косках. Девочка усердно поливала ель и молилась Господу, чтобы деревцо росло и крепло. Елочка выросла крестообразной (4), словно благословляющей труд и детскую молитву, исполненную безупречной веры. Валентина росла среди природы родной белорусской деревни, она могла подолгу любоваться цветами, травами на лугу возле дома, слушать пение птиц, журчание воды речки Усы. На лугу за огородом било множество родников с чистейшей водой. Молитвы и помыслы Валентины были чисты, словно эти родники.

По воскресным и праздничным дням отец Феодор возил девочек в храм. Станьково для Валентины, прежде всего, было связано с храмом, молитвой. С раннего возраста она помогала на церковных послушаниях. Иногда Валентина пела на клиросе. Станьковская церковь, выстроенная по проекту Константина Тона, притягивала богомольцев не только своей лепной красотой. Здесь издавна, еще со времен старого храма, находился местночтимый образ Святителя Николая. Эта икона, писанная на холсте и покрытая золоченою ризою, по преданию, была принесена в Беларусь из далекой Мирликии неким чудным старцем в начале ХVII века.

В детском возрасте Валентины, конечно, было немало событий, говорящих о необычности девочки. Но время донесло до нас лишь один замечательный случай, говорящий о глубокой вере в Господа и о даре молитвы, присущих ей с самого начала жизненного пути. Он говорит и о душевной зрелости маленькой Валентины, о ее трезвении, и о трудолюбии. Валентина уединилась на вечерней службе в уголке храма. Отроковица настолько углубилась в молитву, что не заметила, как стемнело, закончилась служба. Люди вышли из храма и закрыли его на замок. Тогда, чтобы не потревожить семью своим исчезновением, девочка разбила окно и выбралась на улицу. Утром она сама позаботилась о том, чтобы застеклить окно и тщательно убрала все осколки стекла с отмостки и цветника (5).

Когда Валентина немного подросла, ее отдали учиться в Минское духовное училище (6). Позднее она, случалось, заменяла своего отца и вела уроки закона Божия для маленьких детей в Народном училище. Ученики любили слушать юную Валентину Феодоровну. Эти ее занятия с детьми стали прообразом того великого учительства, которое она взяла на себя, подражая Христу, как подвиг, на одре болезни.

В отрочестве блаженная Валентина сподобилась получить у о. Иоанна Кронштадтского благословение и беседовала с ним. По рассказам людей, именно в те дни произошел случай, который так же указал на необычность девочки и говорил о том, что она — избранный сосуд Божий. Когда они с отцом шли на корабле в Кронштадт, их судно неминуемо должно было столкнуться со встречным. И тогда сзади Валентины появился святой Пантелеимон Целитель и сказал ей:

— Непрестанно молись!

Валентина стала молиться. Корабли чудом разминулись.

Для родителей были ясны судьбы сестер, они сулили девочкам безоблачное будущее, жизнь на приходах, в приятных семейных хлопотах. Воспитывались девочки, как будущие матушки. Они с детства знали все премудрости рукоделия и домашней работы. Каждое дело, как и полагается, начиналось с молитвы, каждое дело — с Божиего и родительского благословения. Пройдут годы, и этот опыт труда, молитвы и послушания будет спасаить их в трудностях и скорбях, которыми исполнятся их женские судьбы.

СУДЬБЫ СЕСТЕР

1.

Первой вышла замуж Анна. Ее мужем стал священник Василий Степуро (7). Ксения стала женою Сергия Родаковского (8), который также готовил себя к священнической стезе. Ольга замуж не вышла.

Валентина вышла замуж в 1912 году за человека из духовного сословия Феодора Васильевича Сулковского. Невесте было 24 года — жениху — 44. Родственникам казалось, что разница в возрасте жениха и невесты слишком велика. Время сохранило для нас уникальные документы: фотографии свадьбы Валентины Феодоровны и Феодора Васильевича. Мы видим на них множество священников и людей из церковного мира той далекой поры. Многие из этих людей потерпели мученическую кончину, трое — канонизированы святой церковью. Муж Валентины Феодоровны служил в Минском Уездном правлении в звании коллежского советника, что соответствовало армейскому чину полковника.

Ко времени свадьбы Феодора Васильевича его родителя уже не было в живых. Об этом можно судить по фотографии, на которой Валентина Феодоровна запечатлена с семьей мужа. Матушка жениха одета во вдовий траур. Рядом с нею — Валентина Феодоровна, во втором ряду стоят юные сестры Феодора Васильевича. Этот миг на фотографии сохранил для нас образ молодой Валентины Сулковской с семиструнной гитарой на коленях. На ее голове — венец-диадема невесты. Эта диадема — словно символ невидимого венца испытаний и скорбей, который предстоит ей принять. Валентина Феодоровна взирает счастливым взглядом, и в нем просматривается много личной духовной силы. Взгляд этот, кажется, не изменили ни годы, ни страдания: он тот же, что и на известной многим единственной фотографии блаженной старицы Валентины, повязанной высоким белым платом. Такой же взгляд — на иконе святой блаженной Валентины.

Родители Валентины благословили дочь и зятя Владимирской иконой Божией Матери. Она сохранилась до наших дней вместе с образом Спасителя, родительским благословением матери жениха. Эти две иконы всегда были рядом с матушкой Валентиной. До последнего дня она подписывала письма словами: «вдова Феодора Сулковского», считая супружество, молитву за супруга и память о нем своим главным послушанием от Господа. Позже матушка Валентина говорила тем, кто приходил к ней за исцелением и советом:

— Не зовите меня матушкой — я за мирским была...

2.

Мирное время продолжалась недолго. Вскоре страну охватила война 1914 года. Сулковский принял в ней участие в качестве чиновника военного ведомства: он занимался разрешением вопросов, связанных с тыловым обеспечением действующих армий Западного фронта. Валентина Феодоровна выехала вместе с мужем в Польшу на место его службы. В качестве помощницы по дому она взяла с собою односельчанку Ефросинью, которая состояла в прислугах в доме ее отца. На ту пору Валентине Феодоровне исполнилось 26 лет. Что касается Ефросиньи, после Польши она вернулась домой и в 1917–1918 году вышла замуж за жителя соседней деревни Заболотье Антона Прокофьевича Лойко. Никто не мог предположить тогда, что Валентина Феодоровна овдовеет и будет немощной, а Ефросинья станет келейницей великой старицы.

Жизнь в условиях войны была непростой: гибли десятки тысяч людей, многие десятки тысяч отправлялись в «беженство», выезжая во внутренние губернии России; продукты питания стремительно дорожали. Именно тогда, в декабре 1916, Валентина Феодоровна поступила учиться в Минск, в бюро Цалима Окуня «Для переписки бумаг и для обучения письму на пишущих машинах». Во время обучения в Минске она ходила молиться в храмы Казанской иконы Божией Матери, Святой равноапостольной Марии Магдалины на Сторожовке, в Свято-Покровский в Крупецах, где бил из-под земли святой источник. Валентина и ее муж имели дружеское и молитвенное общение с духовенством храмов. Из переписки конца тридцатых годов мы видим, что к ней обращались за молитвенной помощью минские священнослужители.

Все перечисленные храмы в скорбные времена, как и люди, подвергались мучениям. В хрущевские времена был взорван Казанский храм, о чем предсказывала матушка Валентина. Храм в Крупецах претерпел ту же участь. Жизни духовенства, священников и диаконов церкви св. Марии Магдалины трагически оборвались в 1937 году, церковь была закрыта…

В феврале 1917 года трехмесячные курсы были закончены, и Валентина вернулась к мужу в Оршу. Овладев машинописью и искусством переписчицы, Валентина Феодоровна могла хоть немного зарабатывать на жизнь. 28 мая 1917 года скончалась свекровь Валентины Феодоровны. Впереди были революционные события, перевернувшие весь мир.

В первые же дни Октябрьской революции в Царском селе был замучен первый священник Иоанн Кочуров (9). На землях бывшей Российской Империи, которые не были оккупированы, бесчинствовали большевики.

«…Казань пуста, — записал в дневник уже 17-го сентября 1917 года один из сподвижников Г.Е. Зиновьева (10). — Ни одного попа, ни монаха, ни буржуя. Некого и расстрелять. Вынесено всего шесть смертных приговоров» (11).

В начале октября 1917 года жители Станькова и соседних деревень по квитанциям исполнительных волостных комитетов рубили лес в помещичьих имениях.

Избежав участи быть расстрелянным, 27 декабря 1919 году, на 70-м году жизни, отец Феодор мирно отошел ко Господу. По состоянию здоровья в последние годы жизни он не мог быть настоятелем и часто служить. Изредка пожилой священник совершал Богослужения в приписной Свято-Аннинской церквушке в Косках, рядом со своим домом. Отца Феодора похоронили в Косках на церковном погосте. Позже церковь сгорела, и с годами потерялись опознавательные приметы его честной могилки.

Пятого января 1919 года из Смоленска в Минск переехало советское правительство Белоруссии. Жизнь круто изменила свое привычное, традиционное наполнение.

Семьи священников облагались непосильным подоходным налогом за служение в церкви, их лишали продовольственных карточек, у них отнимали дома. Детей священников не брали в школу или же принародно заставляли отрекаться от родителя.

Теперь «последние стали первыми», отнюдь не в евангельском смысле. А «кто был никем — тот стал всем» (12).

ВДОВЫ

1.

С приходом революции Феодор Васильевич, как и все служащие царю и отечеству люди, стал врагом для нового строя. Супруги Сулковские поселились в Трухановичах, родном селе Феодора Васильевича. Чтобы как-то выжить, они занялись сельским хозяйством. Когда в стране была объявлена НЭП (13), Феодору Васильевичу показалось, что прошли годы нищеты и скитаний. Крестьянский труд в условиях НЭПа давал скромный прожиточный минимум. Феодор Сулковский завел скот, стал сеять, пахать и торговать. Он взял земельный надел также и в Косках. Семья жила на два дома.

Но в ноябре 1929 года советское правительство взяло курс на форсированную коллективизацию. В 1930 году в Косках был основан колхоз под названием «Пробуждение» и Сулковские вынуждены были записаться в него. Начались аресты, «раскулачивание».

5 декабря 1931 года был взорван в Москве кафедральный храм Христа Спасителя и пошла новая волна гонений на христиан, которая была в пять раз сильнее 1922 года. Дом, принадлежавший Чернявским, отобрали. Имущество, накопленное семьей за многие годы, национализировали. Реквизировали не только дом и все имущество, но и лошадей, всю домашнюю скотину, запасы зерна и картофеля. Семье впору было бы скитаться. В доме священника разместилась школа.

Видимо, в этот тяжелый период Валентина Феодоровна посетила больную прозорливую женщину, которая не могла ходить и сорок лет пролежала в постели. Старица сказала: «Ты займешь мое место». Вскоре начались новые скорби, и у Валентины Феодоровны стали болеть ноги (14).

2.

В 1931 году по ложному навету Феодора Васильевича арестовали. Его сослали в ТемЛаг, лагерь, который находился недалеко от станции Потьма Московско-Казанской железной дороги. До апреля 1933 года Феодор Васильевич был заключен там, а со сменой начальства получил разрешение выехать на так называемое вольное поселение в Астрахань. Там его вновь арестовали, выслав на дальний Восток. Лишь две небольшие весточки сохранилась от него с тех пор — маленькое стихотворение, исполненное горькой иронии, с которым он обратился к своей жене:

Как живешь ты, моя дорогая Валюша?

Напиши поскорее ответ.

Я живу на Охотском море,

Где кончается Дальний Восток,

Я живу без нужды и горя,

Строю военный в стране городок.

26 июня 1933 года Валентина Феодоровна с матерью послали ему посылку на 20 рублей — сохранилась ветхая квитанция, заполненная карандашом. Среди сокровенных бумаг Валентины Феодоровны многие годы покоилась короткая записка, написанная второпях и на клочке: «Посылку получил полностью. Благодарю. Прощай. Ф. Сулковский». Похоже, что это — предсмертная записка жене.

Ф.В. Сулковский погиб в 1933-м там, в лагере на Дальнем Востоке. Валентина Феодоровна лишилась супруга и совсем слегла. Этот год мы встречаем и в подсчетах матушки Валентины: характерные для нее карандашные «колышки», обозначающие годы. Некоторые «колышки» отсутствуют — на их месте написанные значимые годы жизни. Так, в одном столбце, видимо, относящемся к судьбе супруга, мы встречаем 1933 год на месте последнего «колышка». Молитвенную память о возлюбленном муже Валентина Феодоровна сохранила до последнего своего дня.

Господь не оставил ее в беде, послав добрых людей, которые стали помогать Валентине и ее маме — Софье Петровне. Племянник Феодора Васильевича Александр Александрович Сулковский, в ту пору — ссыльный поселенец города Златоуста, каждый месяц высылал в Коски по сто рублей денег почтовым переводом. С конца 1934 года эти переводы приходили из Нижнего Тагила, где Александр Александрович поселился вместе со своей супругой Наталией Николаевной. До конца земной жизни матушка Валентина хранила отрывные талоны этих переводов.

3.

В 1933 году овдовела сестра Валентины Феодоровны Ксения. Протоиерей Сергий Родаковский со своей семьей жил в селе Таль, где служил настоятелем Свято-Троицкой церкви. В 1930 году отца Сергия арестовали за неуплату непомерно высокого подоходного налога, который требовалось уплачивать просто за функционирование храма. На шесть месяцев отец Сергий был отправлен на принудительные работы. Когда он вернулся в Таль, у него конфисковали дом. Но священник продолжал свое служение Господу. Службы в храме шли согласно привычному расписанию, этому не мешали мозоли, нажитые на лесоповале. Бездомная семья скиталась по соседям, пока ее принимали.

«Стараясь во что бы то ни стало вновь арестовать отца Сергия, власти стали распространять о нем самые нелепые слухи. Через подставных лиц они утверждали, что о. Сергий ожидает проезда через с. Таль… Римского Папы. Конечно, это была совершенная, законченная глупость. Но таково было то время, что, использовав ее, в марте 1933 года священника опять арестовали» (15).

21 апреля 1933 года постановлением особой Тройки НКВД его приговорили к расстрелу. Отец Сергий принял мученическую кончину. В 1999 году отца Сергия церковь канонизировала как священномученика.

4.

Не минула горькая чаша потерь весь фамильный куст Чернявских.

Мужа Анна Феодоровна Степуро, урожденной Чернявской, священника Владимира Степуро, второй раз арестовали в 1933 году. В этот раз его выслали на три года в Казахстанские степи. Больше его не видели ни жена, ни родня: он не вернулся (16).

Матушка Валентина хранила горестные письма своих сестер.

«Христос воскресе! Поздравляем тебя, дорогая Валечка, с светлым праздником Воскресения Христова и желаем тебе радости душевной, а для твоего больного тела — облегчения твоих страданий, терпения и полнаго незлобия. (…) много, много раз прости, дорогая, за мое упорное молчание. Причиной этому было известное тебе мое большое горе. Все ожидала какой-нибудь весточки а получив ее, конечно, собщила бы тебе, но вот уже идет 9-й месяц, а весточки все нет. Видно, и меня постигла Ксенина участь. Вот эта неизвестность страшно мучит и никогда не дает покою… 27.04.38г.» (17)

«04.08.38 г.

Дорогая Валечка! <...> Все поджидала весточки от бедного Васи (18), желая тебя известить, а потом, получив<...> не могла сразу написать тебе. Живет он в Казахстане около города Караганды в лагере. Здоровье его совсем подкосилось от сильного истощения…» — пишет младшей сестре Валентине Анна о своем супруге. Как правило, все, кто в 20-е и 30-е годы были арестованы по церковным делам, оставались лишенными в правах до 1980-х годов. Как член семьи священника сама Анна была полностью отвергнута государством:

«…>Паспорта мне еще не дали, и я теперь живу на правах бродячей собаки. При детях жить не могу — боюсь им навредить, чужие — не примут, из Слуцка гонят и девайся, где хочешь…<...>Придется замерзать зимой, разве будешь жечь дерево с амбара и с погреба, если они еще есть…<...> Любящая Вас Ваша Аня».

«21.09.38 г.

Дорогая Валечка! <...> Бедный Вася все время болеет, видно ему уже не вернуться на родину и придется сложить свои измученные кости на чужбине — «да будет воля Твоя». Непосильно тяжко переживать ужасную разлуку и сознавать свое полное бессилие…<...> Что с добрым Сашей? Осмотрел ли кто мамину могилку? Она, верно, совсем развалилась. Папина тоже, верно, сравнялась с землей.<...> У нас здесь церкви нет нигде…<...> Иван, А(ня) и Ж(еня)».

Все замужние сестры Чернявские стали вдовами.

5.

Свою старость вдовая матушка София коротала вдвоем с больной Валентиной в маленьком домике при школе. Она чувствовала приближение последнего часа и просила власти позволить приехать к ней младшей дочери Ольге:

«Моя дочь Ольга Феодоровна Чернявская служит в двухклассной школе, в пригородном сельсовете города Минска и хочет навестить меня, старую 80-летнюю мать и больную дочь Валентину Феодоровну Сулковскую, вдову моего покойнаго зятя, которая находится при смерти и лежит уже третий год… (выд. авт.) и которую досматриваю и не могу оставить одну… Я также желаю ее видеть как мать и больная старушка, может быть, уже и не увижусь. Для того, чтобы приехать ей из Минского района в Дзержинский, нужна виза. (…)».

Так в двух словах 80-летняя старица описывала свою жизнь. Односельчане видели, как в маленький домик к старенькой матушке приезжали священники. Тогда она шла к председателю колхоза, где по законам того времени гости обязательно должны были пройти регистрацию и зафиксировать свой приезд. Матушка София была очень маленькая, сухонькая, но стройная старушка, ее вид внушал благоговейный трепет, а рядом нею гости-священники казались великанами. Никто не задумывался, зачем в этот маленький скорбный домик приезжали священнослужители, к кому? Ведь в нем кроме старухи и немощной Валентины Феодоровны никто не жил. Это говорит о том, что уже тогда Валентина Феодоровна несла свой молитвенный подвиг, и не к матушке Софии, а к ней приезжали священнослужители. В деревне Валентину Феодоровну всегда называли Святой. Ее уважали, даже мимо домика проходили с трепетом и мистической боязнью сделать или подумать дурно. Не исключено, что в доме совершались богослужения теми, многие из которых сегодня прославлены в лике святых.

Сестры Чернявские старались, как могли, окружить свою старую мать и больную сестру теплотой и заботой. Они нечасто приезжали, но старались им писать, присылать посылки и деньги. В 1937 году, в разгар зимы, сестры полностью осиротели — не стало Софии Петровны.

Встать с постели и проститься с матерью Валентина Феодоровна не смогла. Ей помогли обуться, набросили полушубок, но она не сумела встала на ноги и подойти. Покойную матушку, пережившую немало радостей и так много горьких скорбей, отпевали сонмом священства. Ее похоронили на пригорке сельского кладбища.

Буквы этого письма, написанные химическим карандашом, расплылись от слез:

«19.04.37 г.

Дорогая Валя! Письмо твое я получила очень нескоро. Раньше получила от Оли и В.Л. От них я и узнала о смерти дорогой мамы. Вечный покой ей, настрадалась, пора и отдохнуть. Теперь ты совсем одна осталась одинокой. Никто из нас не может даже навестить тебя… Твоя Ксения».

АРЕСТ НА СТОРОЖОВКЕ

1.

В той же деревне, что и Валентина Феодоровна, жил диакон

Владимир Лобач. В тридцатые годы он служил в минской церкви Святой Марии Магдалины на Сторожовке. Отец Владимир старался морально поддержать свою немощную односельчанку. В одном из писем он обратился к ней с такими словами:

«Дорогая Валентина Феодоровна! Я Вас никогда не забывал и не забуду в своих святых молитвах. Прошу также Ваших молитв за меня грешного. Молюсь и за Ваших благодетелей Антона и Ефросинью и их сына Николая. А о упокоении (усопших) тем паче молюсь, ибо и они за нас молятся в Царствии Божием. Беспокоюсь о Вас ежедневно, но и радуюсь, что Вы с терпением несете свой крест, возложенный на Вас по Вашим силам во славу Божию и во спасение Вашей души. Привет всем. Остаюсь любящий вас смиренный раб Божий Владимир… 25 мая 1937 года».

Через два месяца, в июле того же года власти арестовали в Минске диакона Владимира Лобача и последнюю группу православного духовенства — всего 11 человек. Матушка Валентина была хорошо знакома со всеми арестованными и имела с ними молитвенное общение. Доподлинно известно, что матушка Валентина посетила диакона Владимира Лобача за месяц до его ареста. Единственный раз за все многолетнее лежание матушка покидает приют своего уединения. Покидает не просто так, а за месяц до ареста одиннадцати православных священников. Это говорит о единстве с ними и преемственности спасительной миссии Матери Церкви. По воспоминаниям односельчан мы видим, что состояние здоровья Валентины Феодоровны было переменчивым. Изредка она вставала. Николай Антонович Лойко, сын Ефросиньи Ивановны, вспоминает, как он, будучи пятилетним ребенком, помогал ей выйти на улицу, поддерживая за руку. Видимо, летом Валентине Феодоровне становилось лучше. Известно, что Валентина Феодоровна подала диакону Владимиру письмо, которое он по прочтении немедленно бросил в печь, и немножко денег. Остается лишь догадываться, что письмо это написала сама Валентина Феодоровна. Не может быть, чтобы ее, немощную, кто-то посылал бы с письмом, заставляя подниматься с одра болезни.

28 июля 1937 года в Минске закрылась последняя православная церковь города Минска — храм Святой Равноапостольной Марии Магдалины. Епископа Филарета (Раменского), протоиереев Стефана Кульчицкого и Антония Киркевича, священника Михаила Рубановича, диакона Владимира Лобача, диакона Якова Барановского, священника Сергия Садовского и нескольких прихожан арестовали. 1 ноября 1937 года все они были расстреляны.

2.

Так Валентина Феодоровна осталась одна. У нее уже не было ни мужа, ни отца, ни матери, ни близкого ей мiра верующих. Она, как никто, знала, что и следующий 1938 год не остановит маховика кровавых гонений. Летом 1939 года на территории Минской Епархии прекратила действовать последняя православная церковь, находившаяся в Бобруйске (19), на кладбище. Церковная жизнь замерла.

Валентина Феодоровна осталась в доме одна. Она нуждалась в уходе, внимании. Старшие сестры были далеко, одинокая Ольга Феодоровна не могла оставить работу в школе под Минском. По ее просьбе в коскинский домик перебралась из Заболотья Ефросинья Ивановна — та самая Ефросинья, которая некогда помогала по хозяйству семье священника, ездила в Польшу с молодой четой Сулковских. Теперь она приехала в Коски на жительство с мужем Антоном Прокофьевичем Лойко и единственным четырехлетним сыном Николаем. Тяжело работая в колхозе, Евфросинья Ивановна стала привычно ухаживать за Валентиной Феодоровной.

Немощная 50-летняя вдова стала живым воплощением молитвы и святости.

ДУХОВНАЯ СТЕЗЯ.ТАЙНОЕ И ЯВНОЕ

Разрушение зримой структуры Церкви неумолимо шло к завершению. Все, что было видимо, становилось прикровенно. И Бог давал своему народу таких людей, как блаженная Валентина и блаженная Матрона, каждая в тишине своей кельи, в немощи, молилась за свой народ. Они укреплялись молитвенно, становились столпами православия в отказавшейся от Бога стране. Они становились олицетворением особой преемтсвенности, которую доверил Господь своим угодницам от церковных поколений святой Руси. Их служение Богу и людям, граничащее с мученичеством, трудно переоценить. Можно сказать о том, что они сохранили для людей Церковь и любовь к ней. Именно в первые годы гонений на христиан матушка Валентина слегла.В полном расцвете сил онаначала свое долголетнее лежание.

Немало преданий связано с именем матушки Валентины.

По свидетельствам священнослужителей, записанных со слов Ефросиньи Ивановны, матушке во сне явилась Ксения Петербуржская и благословила ее нести свой вдовий крест и крест юродства.

Непонятное человеческому разуму, таинственное происходило рядом с матушкой. Своим духовным взором она провидела мир с невидимой для нас стороны. Она без вопросов прозревала жизнь посещавших ее людей, легко давала ответы на невысказанные, мучительные вопросы своих посетителей. Она ясно видела и настоящее, и прошедшее, и будущее совершенно незнакомых ей людей. У человека открывалось сердце к Господу — и это было самым большим чудом рядом с матушкой Валентиной.

Недуг матушки Валентины нес в себе, как ни странно это звучит, и защиту от опасности. Сама жизнь таких людей — проповедь Божия величия и милосердия. Проповедник, способный перемещаться, заведомо подвергал себя опасности. Оренбургскую старицу Анну, например, НКВДшники выследили в Бузулуке и отправили в дом для престарелых и умственно отсталых…

На Кавказе много пережила блаженная Алипия (20). Её арестовали и посадили в общую камеру... В тюрьме, где она содержалась, было много священников. Каждую ночь 5—6 человек уводили безвозвратно…

Среди прочих бытует и такое мнение, что матушка не болела — она просто легла, повинуясь воле свыше, юродствуя. Таковой теперь рассматривается судьба Пузовской Дунюшки, которую расстреляли красноармейцы вместе с келейницами в 1919 году (21). Немощная Дунюшка была прикована к постели и ничего не могла делать без помощи девушек: Дарии, Дарии и Марии. Изучив косточки мученицы, ученые пришли к выводу, что Дунюшка была способна ходить…

Позднее, в 50-е годы, страшась массового паломничества к старице в Коски, власти хотели «забрать» и матушку. В районной прессе была опубликована оскорбительно-ироничная статья, дабы подготовить почву для народного негодования. Но народ наш был не настолько безбожником, как этого хотелось бы власти. И — как знать, может, как раз эта статья и вызвала новый приток страждущих душ в известную среди верующих деревню. После этого из Дзержинска приезжал некий малый «отряд», чтобы увезти Валентину Феодоровну в психбольницу. Но эти люди так и не смогли ни подойти к старице, ни тем более «взять» ее. Матушка Валентина осталась лежать на своем одре болезни и принимать паломников. В ее жизни ничего не изменилось. А вот в жизни тех, кто был в ее домике и не смог победить худенькую больную старушку, эта встреча была встречей с Богом и Его силой.

Люди, знавшие матушку Валентину, рассказывают, что дотронуться до ног ее было невозможно — она кричала от боли. Ноги ее были болезненны на вид. Известно, однако, то, что до конца сороковых годов она изредка вставала и даже выходила подышать на улицу. Но кто скажет, что тяжелая болезнь или ее отсутствие умаляет тихое величие подвига матушки — блаженной молитвенницы за тех, кто ее знал и видел, за тех, кто ее не знал и не видел, и за нас с вами? Важно и нужно ли знать нам то, что не дано нам знать?

Неоспоримо то, что Валентина Феодоровна была святым человеком, источником благодати. Она жила, дабы, по слову тропаря, «целити недуги немощствующих и колеблющихся». Зримо ее навещали, как больную. Те, что приезжали к ней, сами ощущали себя духовно, физически немощными, искали у старицы целительного предстательства пред Господом.

«…Святость есть не просто праведность, за которую праведники удостаиваются наслаждения блаженства в Царстве Божием, но такая высота праведности, что люди настолько наполняются благодатию Божией, что она от них течет на тех, кто с ними общается. Велико их блаженство, происходящее от лицезрения славы Божией. Будучи преисполнены и любви к людям, происходящей от любви к Богу, они отзывчивы на людские нужды и на их моления, и являются и предстателями за них пред Богом» — учит нас Блаженный Иоанн Максимович.

«Семь морей крови! Семь морей крови! И семьсот миллионов трупов!» — так часто повторяла блаженная. Эти цифры-иносказания прозорливицы по сей день ужасают. Но иносказания ли они?

Близилось новое народное бедствие — Великая Отечественная война.

ДОМИК В КОСКАХ

1.

Домик, в котором осталась Валентина Феодоровна, был крошечным, его скорее можно было бы назвать хижиной с соломенной крышей. Рядом с домом был небольшой огород, сад в несколько деревьев, погреб, сарай и колодец, из которого в пятидесятые годы паломники любили испить студеной воды. Все это собирало воедино ограда из жердей. Входя в дом, посетитель видел земляной пол, низкие, подслеповатые три окна, которые не открывались, небольшую комнату, справа в ней — русскую печь, которая занимала немалую часть пространства. Одром Валентины стал небольшой топчанчик, приделанный к печной лежанке сбоку, слева от печи. Над этим ложем, к потолку, была прибита большим гвоздем веревка с деревянной поперечиной. Валентина Феодоровна держалась за веревку, подтягивалась, садилась на кровать и читала, молилась. В той же единственной комнате проживала семья Лойко.

Сени были совсем маленькие, холодные и темные.

Протоиерей Анатолий Ковалев со своей мамой, покойной ныне монахиней Екатериной, ребенком не раз бывал у матушки в гостях. Было это в пятидесятые годы. Он вспоминает, что «ее кроватка была аккуратной, чистой, вокруг висело много икон. Ухаживала за ней хозяйка Ефросинья, полная, с грубоватым голосом женщина, работавшая в колхозе. Лицо матушки выглядело светлым, чистым, она смотрела на нас без оттенка хитрости или человекоугодничества. Я не слышал, чтобы она когда-нибудь сказала лишнего слова. Жила матушка Валентина по Евангелию « но да будет слово ваше: да, да; нет, нет, а что сверх того, то от лукавого» (22).

Вокруг изголовья на лежанке было очень много книг и рукописных тетрадей, это было непривычно для деревни, и часто вызывало у приходящих мистический трепет. Часто матушка находила ответ прибегающим к ней за помощью именно в этих книгах и тетрадях. Нередко бывало, что по прочтении по благословению матушки у посетителя проходила болезнь, недуг, томящий годами, и даже от рождения… На стене среди множества икон выделялись два венчальных образа в серебряных окладах: Спасителя и Владимирский образ Божией Матери.

Здесь, в коскинской избушке, воинственно и бережно охранялось и хранилось православие. Позднее, когда приходящего народу было очень много, вдоль всех стен стояли скамейки. На печку через матушку все время лазила кошечка по кличке Риска. Электричество в Косках провели лишь в 1963 году. До этого по вечерам зажигали керосиновую лампу или лучину, в молитвенном углу матушки и днем и ночью горело множество лампад. Так как окна были маленькие, и ночью, и в полумраке дня от лампад было светло.

2.

К довоенному периоду относятся первые свидетельства о чудесах по молитвам матушки Валентины. Она предвидела Великую Отечественную войну и односельчанам говорила: «придется увидеть железные птушки…» (23).

В концу тридцатых к матушке приходило много людей, но пока еще — местных жителей. Селяне из Косок и окрестных деревень обращались к Валентине Феодоровне за молитвенной помощью. Болезнь или другая беда вели в домик в Косках: «Пойду к святой». Ефросинья Ивановна и Антон Прокофьевич не препятствовали посещениям Валентины Феодоровны, они были приветливы, вежливы. Матушка с любовию принимала людей, говорила мало, наставляла, чтобы не забывали о Боге, молитве. Речь ее была чистая, внятная, ясная, голос был невысокий, постановка речи — интеллигентная, ласковая, сдержанная, часто матушка говорила иносказаниями. Манера разговора была спокойной, старица не кричала, не ругала, а если надо было кого-то пристыдить — делала это с юмором, с улыбкой, говорила с людьми, как мать — с детьми. Люди просили помолиться о близких, и она выполняла их просьбы. Внимательно, сосредоточенно читала именные записки и синодики. С близкими людьми она делилась, что зримо видела людей, имена которых читала, и живых, и усопших.

Сельские люди по обыкновению несли своей молитвеннице и помощнице гостинцы, а лучшими гостинцами в ту пору были продукты пропитания. Творог, яйца, молоко, домашний хлеб, крупа в полотняном мешочке, лукошко ягод, решето грибов — вот те нехитрые угощения, что ей дарили, а она всё больше раздавала их своим посетителям.

Коля Лойко, тогда — маленький мальчик — видя отношение людей к Валентине Феодоровне, слыша их разговоры, бывало, по-мальчишески над нею шутил.

— Тетя Валя, меня бесы душат! — Говорил он.

Матушка Валентина ему отвечала серьезно и поучительно:

— Здесь, Коленька, бесов нет, здесь — ангелы. А бесы вон на соседней хате, на трубе сидят… — И назовет фамилию соседей, чем приведет в трепет всех ребят. Они потом задумываются: на их трубе кто: ангелы или бесы сидят?

Много детей приходило к Валентине Феодоровне. Их жизни счастливо соприкоснулись со святым человеком. С Колей матушка вела душеспасительные беседы. Бывало, посадит его к себе не лежанку и рассказывает о Боге, Богородице, святых подвижниках. Сердце ребенка открывалось к благодати. Она учила его молиться:

— Становись на печку, на коленки…

Он взбирался на печь, становился на колени и повторял молитвы: Отче наш…, Богородице, Дево, радуйся…, молитву Ангелу Хранителю.

Бывало, во время тихого разговора с тетей Валей на ее топчанчике, он и уснет рядом с нею, под сказания о святых угодничках, словно под крылом ангела.

Все, кто вспоминает Валентину Феодоровну и в этот период и позже, неизменно говорят о том, что матушка лежала вся беленькая, чистенькая, как бы светящаяся.

Некоторых людей она встречала с улыбкой, от иных — напротив — отворачивалась. Видела она людей не такими, какими они хотели бы казаться, а такими, какими они были на самом деле. Искренне хотела помочь, но не каждому могла помочь. Однажды к ней приехал инвалид на костылях. Матушка сказала, что помочь ему не может, велела обратиться к врачам. Когда посетитель ушел, она сказала:

— Кто мы такие, чтобы отменять Божие наказание? Бил своего отца, и Господь наказал.

Еще до начала войны совершались и общие молитвы, которые были традиционны в домике в Косках. Известно, что к ней приезжали певчие из деревень Добринёво и Озеро. Там были действующие церкви. Озерская церковь, в которой некогда служил ее дед по матери священник Петр Свирский, была открыта и до войны, и в военные годы. После окончания вечернего богослужения певчие шли к матушке, и по ночам пели молитвы, духовные песни и служили дозволенные мирянам церковные службы. Матери часто брали с собой детей, их сажали на печь возле матушки. Дети сидели тихо, а взрослые — молились, разговаривали с матушкой, слушали ее.

Валентина Феодоровна все время пребывала в молитве и считала себя заживо умершей для мира. Гибель подавляющего числа лучшей части народа стала для нее личным горем. Она молилась о убиенных и о тех живых, которые мучились в тюрьмах и лагерях. Но она не замыкалась исключительно на скорбях. Ее сердце было открыто для всех, кто искал Божией помощи. Никто не уходил от нее с неутешенной душой. Не имея своих детей, она стала матерью для всех, кто искал у нее утешения.

ВОЙНА

Когда в июне 1941 года началась война, наверное, Бога над собою почувствовал каждый, кто вынужден был защищать свой дом.

К матушке потянулись жены, матери и сестры мобилизованных мужчин. Из кельи подвижницы они выносили свои платки, которые Святая с молитвой благословляла. Эти намоленные платочки мужчины бережно хранили под боевыми гимнастерками и возвращались с войны домой. Каждый день к ней приходили солдатские жены. Измученные ожиданием письма с фронта, они просили сказать, где находится кормилец семьи, отец детей, жив ли он…

«Мама рассказывала, — пишет дочь Веры Николаевны Лойко, жительницы близлежащей деревни Добринёво, — что во время войны она к ней пришла узнать об отце: давно не было писем с фронта. Матушка сказала: «Жди, будет дома». А в следующий раз она сказала маме: «А он уже дома». И действительно, через несколько дней отец вернулся. Он был в плену, бежал. Вернулся домой, хотя война еще была в самом разгаре. Вторично его взяли на фронт в 1944 году. И вот в конце войны, еще до победы, мама получает извещение о его смерти. И опять к матушке. А блаженная Валентина ее отправляет, говорит: «Нет его нигде, нет его возле тебя».

Люди, приходившие к матушке Валентине, замечали, что иногда она вдруг прерывала речь, ей что-то виделось, и она говорила:

— Гибнут люди, разбиваются самолеты, большое пролитие крови…

И тут же со слезами возносила молитву к Богу о погибших.

Рассказывает сын председателя колхоза Геннадий Станиславович Полоневич:

«Мы с Колей (Лойко — авт.) вместе играли на улице и в доме у тети Вали. Однажды играли на полу с Николаем, а она говорит: «Твоего папу убили». Я заплакал и побежал к маме, рассказал ей об этом. Через два дня пришла похоронка…».

Сказанные матушкой Валентиной слова не подвергались никакому сомнению. О своей личной безопасности в военное время матушка и не думала. Однажды рядом с Косками раздался страшный взрыв — во всех домах вышибло стекла. Это «отбамбливались» немецкие самолеты. Бомбардировщики, которые при бомбежке Минска по какой-то причине не выбросили все бомбы, должны были от них освободиться и сбросить их где-то в поле. Все бомбы с этих самолетов упали рядом с деревней Коски и поочередно взрывались, потрясая землю и воздух. Жители страшно перепугались, ложились на пол, прятались в погреба. Матушку Валентину Ефросинья Ивановна упрашивала слезть с топчанчика, уберечься, но она ответила:

— Кому суждено — тому суждено,— и не снизошла.

Немцы никакого вреда матушке Валентине не причинили. Бог уберег матушку Валентину.

ПИСЬМА

Значительной часть жизни Валентины Феодоровны в разные годы была переписка с сестрами.

В те далекие годы люди писали друг другу письма. 25 июля 1941 года Минской почтовой конторы не стало, а откроется она лишь 8 июля 1944 года. Но скупые весточки от близких людей чудом находили адресатов. Матушка получала письма от своих родных. Это были тревожные весточки. Сестры Чернявские, потерявшие мужей, теперь не знали, где находятся их дети.

Этот военный треугольник с печатью «Просмотрено военной цензурой» был отправлен в Пасхальные дни 1942 года Ольгой Феодоровной Чернявской.

«26. 4. ст.ст. 42

«Христос Воскресе!

Поздравляю тебя, дорогая Валечка, с праздником Пасхи и желаю всего найлучшего в жизни, а так же и Ефросинью Ивановну с Колей. Очень хотелось побывать у вас, но не приходится. Много работы.<...> Ксеня писала, что не может забыть Шурика. Получает маленькое пособие. Делала запрос о его судьбе — ответа не получила. Анина Женя тоже, наверно, погибла. Реночки мужа Мих. Адамовича постигла участь многих. Дай Боже, чтобы с окончанием войны можно было встретиться с родными, чтобы кто остался жив, мог вернуться к родным… Целую тебя горячо и всем домашним привет. Твоя Оля. Столбцы, Барановичской обл., Столбецкого р-на, Яченского с\с, Н. И. Шенец, для О. Ф.»

По этим письмам мы теперь можем представить себе жизнь в коскинской избушке. Перед приветствием — маленький карандашный крест, как на всех письмах матушки Валентины, дата по старому стилю:

«2 февраля 1945

Дорогая Олечка.

Спасибо тебе за поздравление с праздником Рождества Христова. /……/ Я, Валя Ф. Чернявская Сулковская, как лежала на своей постельке Божией, так и ныне продолжаю лежать. Не забывай меня одинокую и тебя Господь не забудет. Еф. Ив. все ходит одна на паровую в Колгас их «Пробуждение», тяготится много, что она сама себя не может прокормить, а у ней сын Коля учится в 3 классе. Ее хозяин все на фронте, был ранен в руку, и лишь на днях написал, что они едут… Жив и здоров, служит. Ты, Олечка, много ли учишь в школе учеников? Вчера видела что-то во сне, что была у прадедов своих, батюшек умерших, с дедушкой Петром Свирским и Сулковским. Железа ковали. /……/ Целую, твоя сестра Валя Чернявская вдова Сулковская. Да хранит Вас всех Господь Вседержитель».

Так она прощалась, молитвенно желая своим близким быть с Богом:

«Еще раз целую Вас всех Христовой любовью и плотской. Спасибо всем предкам и потомкам за добрые дела. Да сохранит Вас всех Господь Вседержитель и даст нам всем в земной и небесной церкви единое небесное Царствие Господне с Богом. Много лет лежу на одре болезни телесной, Ваша Валентина Р.Б. Сулковская дочь Чернявского священника Коскинской церкви родителя своего Феодора Иосифовича. 19 декабря 1944 г, Коски, Минский уезд».

Ольга Феодоровна была человеком очень добрым и любила все живое. Рассказывают, что во время войны от своих скудных обедов она отделяла мясо и отдавала котам, собакам, которые, как она думала, тоже голодали и нуждались. Такую милостыню, пропитание для животных, тоже принимает Бог и любит.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

После войны к Валентине Феодоровне вдруг стали много и часто приходить женщины-солдатки, для которых война еще не закончилась. Те, у кого не вернулись мужья, сыновья, родные, показывали матушке фотографии, и она говорила: живой или нет.

Людской поток в Коски набирал силу. Приходили круглосуточно: приезжие днем, местные ночью. Иногда в доме было больше десяти человек. Появились скамьи, ровно вставшие вдоль стен, чтобы люди могли сесть. По-прежнему прихожане много молились, пели.

Матушка Валентина пребывала в молитве день и ночь, принимала людей, спала мало, ела скудно. Стало приезжать к ней немало и любопытствующих, не верующих, желающих «погадать»! Таких матушка Валентина не принимала, она их распознавала еще задолго до порога. Дверь лишь скрипнет, матушка строго приказывала уйти: «Уходите! Я не гадалка, я Богу молюсь!». Или скажет Ефросинье, чтобы не открывала — идет «не те».

Ефросинья Ивановна, пока Валентина Феодоровна могла немножко ходить, в теплые дни помогала ей выйти из дома, усаживала у крыльца. Там матушка могла и полежать на перине, на солнышке.

До конца сороковых годов матушка Валентина приблизительно раз в месяц потихоньку поднималась с постели, брала палочку и выходила на улицу. Она дышала воздухом, смотрела на зеленый Божий мир. Для нее это были редкие и радостные минуты.

Напротив матушки жил одержимый мальчик. Как увидит ее, начинает бросать, чем попало, в матушку. Она помолится за него — и мальчик перестает так себя вести. Подойдет к ней и просит прощения.

Но скоро пришел час сугубого подвига матушки Валентины. Однажды пришла с работы Ефросинья, а матушки нет в постели. Она ринулась в сад, за калитку — нет нигде. Ефросиния очень перепугалась. Она вернулась в хату и увидела, что матушка стоит на столе. Валентина Феодоровна стояла в полный рост перед самыми иконами, с поднятыми руками, как священник перед престолом, и горячо молилась. Ефросинья недоумевала: как она при такой немощи могла взобраться на стол?

С того дня матушка Валентина не вставала.

Теперь тропинка в домик была протоптана еще более основательно, не зарастала летом, не уходила под снег зимой. Каждый входящий сюда желал утешения. Каждый открывал низкую дверь, входил в бедную сельскую хату и видел лежащую на белой постели повязанную платочком старицу с крестом в руке. Люди сидели на лавках, отогревались рядом с матушкой Валентиной. Как бы ни было пусто в закромах, но Ефросинье Ивановне матушка всегда говорила:

— Угощай людей чаем и сухариками, не отпускай так.

продолжение здесь
http://www.portal-slovo.ru/history/41205.php

Мчч. Вавилы Сицилийского и учеников его Тимофея и Агапия (III).
Святой Вавила происходил с Востока, из славного города Антиохии1; родители его были люди знатные и благочестивые.

В родном городе он получил образование и наставление в заповедях Господних, скоро и тщательно изучив Священное Писание, которое всегда приводит к Богу. С юных лет святой возлюбил Христа и отрекся от мира; рано оставил он родительский дом, роздал свое имущество нищим, сиротам и вдовицам и, отказавшись от всякой житейской суеты, поселился на вершине горы, где и пребывал в молчании; с ним было два ученика Агапий и Тимофей; блаженный молчальник удостоен был сана пресвитерского и благоговейно чтил почивавшую на нем благодать священства. Когда же упорные и кровожадные язычники вознамерились предать его начальнику области, Святой вместе с учениками оставил Рим, и удалился в Сицилию2, где и прожил один год. Здесь он, по благодати Божьей, многих просветил и привел к разумению Христовой истины.

"Не может город укрыться стоя поверх горы" (Мф.4:14), и о блаженном Вавиле известно стало начальнику Сицилии; тот приказал схватить святого с обоими учениками. Услышав, с какою смелостью исповедовал Христа доблестный его служитель, начальник подвергнул его, вместе с учениками, бичеванию и другим истязаниям; обагренных кровью святых мучеников водили по городам Сицилии, всячески бесчеловечно издаваясь над ними; этим мучитель хотел и устрашить граждан, и утолить собственную ярость. Святые же страстотерпцы укреплялись в силах, созерцая вечные будущие блага. Наконец, палачи закололи блаженных мучеников мечами, и тела их бросили в огонь; но пламя не коснулось священных останков, некоторые из верующих взяли их и предали честному погребению на том же острове Сицилии3.
_______________________________________________________________________
1 Антиохия расположена на реке Оронте и была прежде главным городом Сирии.
2 Сицилия - остров на Средиземном море, к югу от Апеннинского полуострова.
3 В конце III столетия.

Перенесение мощей прмч. Анастасия Персянина (VII).
Преподобномученик Анастасий Персянин был сыном персидского волхва Вава. В язычестве он носил имя Магундат и служил в войсках персидского царя Хозроя II, который в победоносной войне против греков разграбил в 614 году святой город Иерусалим и увез в Персию Животворящий Крест Господень. Великие чудеса, совершавшиеся от Креста Господня, поражали персов. Сердце юноши Магундата загорелось желанием узнать подробно о великой святыне. Расспрашивая всех о Святом Кресте, юноша узнал, что на нем претерпел распятие Сам Господь для спасения людей. Он ознакомился с истинами христианской веры в городе Халкидоне, где на некоторое время остановились войска Хозроя,. крестился с именем Анастасий, а затем принял монашество и провел семь лет в иноческих подвигах и трудах в одном из Иерусалимских монастырей.

Читая о мученических подвигах, святой Анастасий укреплялся в желании подражать им. К этому его особенно побудил таинственный сон, бывший ему в Великую Субботу перед праздником Воскресения Христова. Уснув после дневных трудов, он увидел светлого мужа, подающего ему золотую чашу, наполненную вином,. со словами "возьми и пей". Выпив поданную ему чашу, он почувствовал неизъяснимую сладость. Это видение святой Анастасий воспринял как предсказание о своей мученической кончине. Он тайно ушел из монастыря в Кесарию Палестинскую. Там его схватили как христианина и представили на суд. Правитель всячески пытался склонить святого Анастасия к отречению от Христа, угрожая ему муками и смертью и обещая почести и земные блага. Но святой остался непоколебим. Тогда его подвергли истязаниям: били палками, раздробили голени, подвешивали за руки, привязав к ногам тяжелый камень, томили заключением, изнуряли тяжелой работой в каменоломнях с другими узниками.

Наконец, правитель призвал святого Анастасия и потребовал сказать только одно слово: "Я не христианин", обещая свободу. Святой мученик ответил: "Да не будет этого со мной. Ни перед тобой, ни перед другими я не отрекусь от Господа моего ни явно, ни тайно, ни даже во сне, и никто никогда не будет в силах меня чем-либо принудить к этому". Тогда, по приказу царя Хозроя, святого мученика Анастасия удавили (+ 628). После смерти Хозроя мощи преподобномученика Анастасия были перенесены в Палестину, в Анастасиеву обитель.

Мч. Иоанна Казанского (1529).
http://i082.radikal.ru/1002/02/76205a0af560.jpg
Святой мученик Иоанн Казанский был родом из Нижнего Новгорода. Он жил в начале XVI века, когда Московское государство подвергалось частым набегам казанских татар. В один из таких набегов в царствование великого князя Василия IV Иоанновича (1505—1533) татарами был взят в плен богобояз­ненный юноша Иоанн. Его привели в Казань и отдали в рабство ханскому родственнику Алей-Шпуру. Несмотря на тяжесть разлуки с родными, святой Иоанн со смирением покорился воле Божией и стал безропотно служить своему господину. В то же время он усердно выполнял все заповеди христианской веры, которым был научен благочестивыми родителями с детства. Святой Иоанн строго соблюдал посты, честно трудился, был кроток и послушлив. Так как днем он всегда был занят работой, то молиться ему приходилось только ночью. И святой неленостно проводил большую часть ночи в молитве. За такую строгую подвижническую жизнь он нередко терпел укоры и насмешки от хозяев и слуг.

Когда Алей-Шпур вместе с казанским муллой захотели обратить святого Иоанна в магометанство, он объявил, что исповедует Иисуса Христа истинным Богом, а учение Магомета считает заблуждением. Ни ласки, ни угрозы не поколебали его. Алей-Шпур приказал пытать праведника, но и мучения не заставили святого Иоанна отречься от Христа и принять лжеучение Магомета. Видя твердость святого и бесполезность своих пыток, Алей-Шпур приказал отсечь ему голову. Святому Иоанну связали ремнем руки и вывели за город, где находилось русское кладбище. Там мучители изранили его тело мечом, но удар, которым хотели отрубить голову, по Промыслу Божию, был нанесен неудачно: святому только поранили шею, и он, обливаясь кровью, потерял сознание. Слуги Алей-Шпура подумали, что мученик умер, и вернулись в город.

До поздней ночи святой Иоанн лежал без чувств, полумертвый, но Господь сохранил праведника, чтобы вместе с ним не исчезла память о его страданиях. Снег вокруг мученика растаял, а руки его развязались. Очнувшись, он пошел в город к послам великого князя московского в Казани и рассказал им о своих мучениях. Нанесенные святому Иоанну раны были смертельны. Предчувствуя свою близкую кончину, он попросил причастить его Святых Христовых Таин. После причастия оставшуюся часть ночи святой мученик провел в слезной молитве. Утром, при восходе солнца, он преставился ко Господу (+ 1529). Святое тело мученика Иоанна было погребено на старом русском кладбище близ Казани.

Тропарь, глас 2
Страстотерпче святый Иоанне, блаженна земля, напившаяся крове твоея, Христа бо со дерзновением проповедав, многия муки от неверных агарян приял еси, страданьми своими противных дерзости низложив, Троицы поборник явился еси, Юже и моли даровати нам велию милость.

Кондак, глас 2

Звезда светла среди неверных явился еси, многострадальне Иоанне, зарями твоими Солнце Христа возвещающи, прелесть агарянскую посрамил еси и нам подаеши свет, моля непрестанно Христа Бога о всех нас.

новомученика:

Мч. Николая Цикуры (1918),
эконома свщмч. еп. Сильвестра (Ольшевского), убитого во время его ареста большевиками в Омске.
эконом архиерейского дома, мученик.

Память 24 января и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Служил в Омске экономом архиерейского дома при епископе Сильвестре (Ольшевском).

Был убит 24 января  1918 года при аресте епископа Сильвестра. Главарь вооруженного отряда выстрелил из револьвера без всякого повода и разрывной пулей убил стоявшего в стороне эконома.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Все ныне поминаемые угодники Божии молите  Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

***************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 5, 22-6, 2). "Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями". Ныне превратился этот порядок: распинают плоть, но не со страстьми и похотьми, а страстями и похотями. Сколько мучат ныне тело обжорством, пьянством, блудными делами, плясками и гуляньями! Самый бессердечный хозяин не мучит так свое ленивое животное. Если бы дать плоти нашей свободу и смысл, то первый голос ее был бы против госпожи своей - души, что она незаконно вмешалась в ее дела, внесла в нее страсти ей чуждые и, исполняя их в ней, мучит ее. В сущности потребности тела нашего просты и бесстрастны. Посмотрите на животных: не объедаются, лишнего не спят, удовлетворив плотской потребности в свое время, за тем целый год остаются спокойны. Это лишь душа, забыв свои лучшие стремления, настроила себе из простых потребностей тела множество противоестественных стремлений, ставших, по безмерности своей, противоестественными и телу. Всячески, однако, чтобы отсечь от души привитые ею к себе страсти плотские, необходимо распинать плоть, только совсем в противоположном смысле, то есть не давая ей вдоволь и потребного или удовлетворяя ее потребности несравненно в меньшей мере, чем сколько требует ее природа.

***************************************************************************************************************************************
Одно только нужно...

  "Слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода"
(Лк. 8, 14)

Так описывает Спаситель допускающих тернию заглушить слово Божие. Семя пускает корни, пробивается наружу и даже достигает некоторого роста, но подавляется мирскими влияниями и не приносит плода. Тут есть знаменательное слово - "отходя". Они возвращаются, впадают снова в водоворот житейской суеты, и в этом омуте не остается места никаким возвышенным чувствам. На этой почве слово Божие произрасти не может. Житейское часто задерживает духовное.
Влияние слова Божия подавляется наслаждениями плоти, влечением к светским утехам и удовольствиям. Невозможно отдаваться одновременно Царству Божию и царству мирскому. Пока мы "заботимся и суетимся о многом" (Лк. 10, 41, 42); - мы неизбежно забываем, "что одно только нужно".
Люди, особенно молодые, иной раз опасаются христианской жизни, думая, что она отнимет у них всякую радость и откроет им путь суровый и бесцветный. Какое ложное представление, побуждающее многих оставаться на полдороге! "Вкусите и увидите, как благ Господь" (Пс. 33, 9), - говорит Священное Писание. И все, которые вкусили, убедились, что никакие земные наслаждения не могут сравниться с тем изобилием радости и той глубиной мира, с той полнотой жизни, которую дает Господь любящим Его.

из истории дня;
В 1722 г. Петр I утвердил " табель о рангах" - роспись военных и гражданских чинов Российской Империи
В 1878 г. выстрел террористки В. Засулич оборвал жизнь Петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=17#p22286
Слава Богу за все!

0

18

Во славу Божию и на пользу ближнего !

7 фЕВРАЛЯ  -Память:

Свт. Григория Богослова, архиеп. Константинопольского (389)
http://s001.radikal.ru/i195/1002/93/234de9f90b7a.jpg
[size=12]Отечеством святого Григория Богослова была вторая, или южная Каппадокия, город Назианз1, по имени которого он и называется Назианзином. Родители его были благородные и почтенные люди: отец по имени также Григорий и мать Нонна. Но отец его раньше был неверующим, так как происходил от неверующих родителей: от отца язычника и матери иудейки. В своей вере он и следовал обоим, придерживаясь как языческого заблуждения, так и иудейского неверия. В этом и состоит так называемое ипсистарийское лжеучение2. Матерь же святого Григория, блаженная Нонна, происходила от христианских родителей, и сама была благочестивою христианкою. С раннего детства она была воспитана в благовестии и совершеннейшим образом научена страху Божьему, который есть начало всякой премудрости. По Божьему же предназначению, она была соединена брачным союзом с неверующим мужем, чтобы и его привести к святой вере: "Ибо неверующий муж освящается", по слову Апостола, "женою верующею" (1Кор.7:14). Так и случилось. Нонна, постоянно убеждая своего мужа богомудрыми речами и со всем усердием молясь о нем Богу, привела его, с помощью Божьей, к христианской вере. Мужу ее было от Бога такое видение во сне: ему казалось, что он поет из псалма Давидова слова, которых он никогда не имел в своих устах, а разве только слышал когда-либо от своей супруги, часто молившейся. Сам он никогда не молился: он и не знал, как молиться, и не хотел этого. Слова же, которые он пел в сонном видении, были следующие: "Возрадовался я, когда сказали мне: `пойдем в дом Господень" (Пс.121:1). Во время этого пения он ощущал в сердце особенную сладость, и, проснувшись, возрадовался, а затем рассказал об этом своей супруге. Она уразумела, что Сам Бог призывает мужа ее к Своей святой Церкви, - начала еще усерднее поучать его христианской вере и наставила его на путь спасения. В это время случилось святому Леонтию, епископу Кесарии Каппадокийской, отправлявшемуся на первый вселенский собор, созванный в Никее3, остановиться в городе Назианзе. К нему привела блаженная Нонна своего мужа, и Григорий был крещен руками святителя. По принятии святого крещения, он начал праведную и богоугодную жизнь, подобающую истинному и совершенному христианину. При этом он настолько преуспел в благовести и добрых делах, что избран был впоследствии на епископский престол в том же городе Назианзе (о чем будет речь ниже).

Живя с таким мужем в честном супружестве, блаженная Нонна желала стать матерью младенца мужского пола. Она воссылала усердные молитвы к Подателю всех благ, чтобы Он даровал ей сына, и еще ранее зачатия его обещала, как некогда Анна Самуила4, посвятить его на служение Богу. Господь, исполняющий волю боящихся его и внимающий их молитвам, исполнил прошенье сердца благочестивой жены, и в ночном сонном видении Своим откровением предсказал ей имеющего от нее родиться отрока. И видела блаженная Нонна, еще раньше рождения сына, каков он будет лицом, и предузнала его имя. Когда затем она родила младенца мужского пола5, то нарекла его по имени отца Григорием, как это было ей предвозвещено в сонном видении. Она возносила великое благодарение Богу и его промыслу вручала рождённого отрока; с полным усердием она приносила в дар Богу то, что получила от Него по молитве. Однако не тотчас крестили младенца. В те времена существовал у многих христиан добровольный обычай отлагать крещение до зрелого возраста, и до того года, на котором Христос Господь наш крестился от Иоанна в Иордане, - чаще всего до тридцати трех с половиною лет6. Впоследствии этот обычай, по уважительным причинам, был устранен тем же святым Григорием Богословом, Василием Великим, Григорием Нисским и другими великими отцами. Таким образом, Святой Григорий был крещен, не тотчас по рождении, но, согласно древнему обычаю, принятому у христиан, крещение его было отложено до возраста лет Христовых.

Отрок был воспитываем согласно христианским обычаям. Когда он достиг школьного возраста, его тотчас начали учить книгам. Возрастая годами, Григорий возрастал и разумом. В соответствие своему имени7, он был рассудителен, бодр духом, усерден в учении, и превосходил по уму своих сверстников. Даже отроческие годы не служили ему препятствием понимать то, чему поучаются достигшие совершенного возраста и разума. Еще в детстве он обнаруживал такое поведение, какое свойственно старцам. Детские игры, пустые забавы и всякого рода зрелища, он ненавидел, а упражнялся в гораздо лучшем и проводил время в учении, а не в праздности. Когда он достиг юношеского возраста, благочестивая мать многими своими материнскими наставлениями поучала его благовести. Она поведала ему, что он есть плод ее молитвы, что усердными молитвами она испросила его у Бога, и еще прежде зачатия обрекла его на служение Богу. Добрый юноша слагал слова матери в сердце своем и просвещался душою в вере, надежде и любви к Христу, истинному Богу. Более всего он возлюбил целомудрие души и чистоту тела, а равно поставил себе законом тщательно хранить свое девство до самой кончины. К этому он был вразумлен частью многократными и сердечными материнскими наставлениями, а частью бывшим ему в юношеских годах сонным видением. О последнем он сам, много спустя, рассказывал так: однажды, во время сна, ему показалось, что вблизи него стояли две девицы, облеченные в белые одежды. Обе были красивы лицом; возрастом и годами одинаковы. На них не было никаких наружных украшений: ни золота, ни серебра, ни жемчуга, ни драгоценных камней, ни дорогих ожерелий; они не были украшены ни шелковыми мягкими одеждами, ни золотыми поясами; они не гордились ни красотою лица, ни роскошными бровями, ни распущенными волосами, ни какими-либо другими особенностями, которыми мирские девицы стараются нравиться и уловлять сердца юношей. Одетые просто в чистые белые одежды и скромно опоясанные, они имели не только головы, но и лица, покрытые тонкими покрывалами. Глаза их были опущены вниз; ланиты краснелись от девического смущения и свидетельствовали о целомудрии; уста напоминали цвет ярко-красной розы; молчанием своим он обнаруживали величайшую скромность. Святой Григорий, смотря на них, ощущал в своем сердце великую радость и думал, что это не земные существа, а высшие, превосходящие природу человеческую. Он, видя, что он очень доволен созерцанием их, возлюбили его и обнимали его, как дитя свое. Тогда он спросил их: кто он, и откуда пришли? Первая сказала, что она есть Чистота, а другая назвалась Целомудрием. При этом они разъяснили, что предстоят пред престолом Царя славы Христа и услаждаются красотою небесных девиц. Они говорили:

- Будь, чадо, единомысленным с нами; ум свой соедини с нашим умом и лицо свое сделай подобным нашему. Тогда мы тебя, блистающего величайшею светлостью, вознесем на небеса и поставим близ бессмертного Троичного света.

Сказав это, они стали подниматься на небо, и, подобно птицам, вознеслись вверх. Отрок Григорий проводил их радостным взглядом, пока они не скрылись в небесах. Проснувшись, он ощущал несказанную радость, и сердце его исполнилось веселья. С этого времени он воспламенился ревностью к тщательному охранению своего девства. Он старался соблюсти его полным воздержанием, избегая всякой вкусной пищи, пьянства и пресыщения.

По рождении святого Григория, блаженная Нонна родила и другого сына, по имени Кесария8, и дочь Горгонию. Она воспитывала их в благовестии и книжном учении. Между тем, блаженный Григорий, желая усовершенствоваться в ораторском красноречии, в школьной мудрости и всякой мирской эллинской учености, отправился сначала в Кесарию Палестинскую9, которая в то время славилась школами и ученостью. Там он имел учителем ритора Феспесия. Затем он перешел в Александрию10, собирая сокровища мудрости у многих мужей и обогащаясь умом. После этого он пожелал отправиться в Афины11 и сел на эгинский12 корабль вместе с язычниками. Когда плыли мимо острова Самоса13, поднялась на море сильная буря. Все отчаивались в спасении своей жизни и плакали в виду телесной смерти. Григорий же плакал, боясь духовной смерти, так как еще не был крещен, а только оглашен. Он вспоминал прежде бывшие чудеса Божий в водах: переход Израильтян чрез Чермное море и спасение Ионы из чрева кита. Он с воплями молился Богу? прося избавления от гибели в волнах. Эти его бедствия во время морского путешествия были открыты родителям его в сонном видении. Они тотчас стали на молитву и проливали пред Богом горячие слезы, прося у Него помощи бедствующему на море сыну. Бог, хранивший раба Своего Григория на пользу многим и приготовлявший его в столпы Церкви, укротил свирепую бурю и запретил ветрам; на море наступила полная тишина. Все, находившиеся на корабле, видя себя, сверх ожидания, спасенными от гибели и как бы вырванными из уз смерти, прославили Христа Бога. Они знали, что только призыванием его всесильного имени в молитве Григория укрощено море. Сверх того, один юноша, товарищ святого по путешествии, видел ночью во сне, во время волнения и бури, что мать Григория, блаженная Нонна, поспешно пришла по морю, взяла погружавшийся корабль и привела его к берегу. Когда волнение улеглось, он рассказал всем о видении, и все исповедали Бога Григориева, как Великого Помощника, - возблагодарили его и уверовали в Него. Кроме того, отцу Григория, со слезами молившемуся в Назианзе о сыне своем и затем уснувшему после молитвы, было и другое видение. Он видел одного яростного беса, Эринна, который старался погубить Григория на море, Григорий же схватил его руками и победил. Из этого видения узнал отец Григория об избавлении сына от гибели и вознес с супругою благодарение Богу.

Последующее путешествие по морю Святой Григорий совершил благополучно и прибыл в Афины. Там, изучая светские науки, он был для всех предметом удивления вследствие необычайной остроты своего ума и целомудренной жизни. Спустя немного времени, прибыл в Афины и Святой Василий14 ради усовершенствования в светской мудрости. Оба они - Григорий и Василий - стали искренними друзьями и сожителями. Один у них был дом, одна пища, один дух, одна мудрость, один нрав, - точно у единоутробных братьев. Оба они стали знаменитыми и уважаемыми в Афинах, ибо в течении небольшого времени они превзошли своих учителей; сами будучи учениками, они стали учителями для своих учителей. В это же время, когда Констанций, сын Константина Великого, царствовал над греками и римлянами, Юлиан, ставший впоследствии царем и отступником от Бога, учился в Афинах философии. О нем часто говорил Григорий:

- Какое великое зло воспитывает греческая и римская земля!

Он уже провидел, что должно было случиться.

Григорий и Василий прожили в Афинах много лет, изучили все науки15 и усовершенствовались в них настолько, что сами возвысились над всею афинской мудростью. Тогда Василий отправился в Египет к боговдохновенным мужам учиться мудрости духовной, как об этом повествуется в его житии, а Григория афиняне убедили своими просьбами принять учительское звание. Прожив там недолго после Василия, Григорий услышал, что отец его поставлен в Назианзе в епископа. Немедленно он возвратился на родину к отцу своему, имея уже тридцать лет от рождения, и принял святое крещение от рук отца. Он хотел тотчас отречься от мира и идти в пустыню, но, будучи удерживаем отцом, оставался при нем дома. Он поставил для себя правилом - никогда не употреблять клятвы и не призывать имени Божьего всуе, и сохранил это правило до конца своей жизни. Он постоянно занимался чтением Божественных книг и проводил в Богомыслии дни и ночи; неоднократно он созерцал в видениях и Христа. Отец против воли поставил его пресвитером, а затем хотел посвятить его и в епископа, но святой Григорий, уклоняясь от такого сана и почестей, а также, стремясь к иноческому безмолвию, тайно бежал из дома и пришел в Понт к своему другу, святому Василию. Последний также был уже пресвитером и устроил в Понте монастырь, куда собралось множество иноков. Он писал к Григорий из Понта, настойчиво приглашая его к себе. Таким образом, они снова, как и раньше в Афинах, начали жить вместе, имея каждый в другом образец добродетели и подражая один другому. Вместе же они писали для иноков уставы постнической жизни. Так прожил Святой Григорий со святым Василием довольно долго.

Между тем умер брат Григория Кесарий. Родители много плакали о нем. При этом отец писал к Григорий, слезно убеждая его возвратиться домой и помочь ему в старости. Блаженный Григорий, частью боясь ослушаться отца, а частью видя нужды Церкви, сильно смущаемой в то время ересью Ария, в которую и отец Григория, как не получивший богословского образования, был отчасти совращен, возвратился из Понта в Назианз. Здесь он помогал состарившемуся отцу в церковном управлении и в хозяйственных заботах, разъяснил ему веред арианской ереси и утвердил его в православии.

По смерти царя Констанция, сына Константина16, на престол вступил Юлиан, и тогда исполнилось о нем пророчество Григория: великое зло принес этот беззаконник; он открыто отрекся от Христа и воздвиг гонение на Церковь Христову. Святой Григорий боролся с ним многими своими богомудрыми сочинениями, изобличая его заблуждения, пагубные языческие увлечения и ложные еллинские басни. Этот законопреступник царствовал недолго и погиб с позором17. После него вступил на престол благочестивый царь Иовиан18, и снова стала процветать вера Христова. После Иовиана вступил на царство арианин Валент19, и снова арианская ересь стала распространяться; православные были притесняемы повсеместно. Тогда же и в Кесарии Каппадокийской арианство многих совратило к заблуждениям и внесло смуту в Церковь Христову. Даже епископ Евсевий20, недостаточно сведущий в Божественном Писании, начал колебаться и допускать уклонения от истинной веры. Узнав об этом, Святой Григорий написал к нему, советуя упросить авву Василия - возвратиться в Кесарии для борьбы с заблуждениями. Также он писал и к самому святому Василию, дружески советуя и прося, чтобы он, забыв прежний гнев на него Евсевия, отправился в Кесарии на помощь православным и снова утвердил Церковь, колеблемую арианами. Таким образом, Святой Григорий, устроив своими письмами мир между епископом Евсевием и святым Василием, дал возможность святому Василию возвратиться в Кесарию Каппадокийскую. Тотчас по его возвращении, ариане были посрамлены, и одни из них умолкли, а другие бежали. Епископ Евсевий обрадовался святому Василию. Прожив с ним в дружбе некоторое время, он скончался, а на его место на престол был возведен православными, против воли, Святой Василий Великий. еретики, негодуя по этому поводу и чувствуя озлобление, устроили отделение города Тиан от Кесарии. В Тианах21 был в это время епископ Анфим, притворно казавшийся православным, а на самом деле еретик. Он с единомысленными ему епископами отделился от Василия и стал митрополитом Тианским. Таким образом, он устроил разделение Каппадокийской области на две части, благодаря чему возникли продолжительные споры о пределах епархии. Святой Василий, видя, что некоторые города и селения отторгаются от его епархии, задумал устроить дело так: был между Кесарией и Тианами один незначительный и мало известный город Сасима22. В нем Святой Василий рассудил устроить новую епископскую кафедру и поставить там епископом мужа благочестивого; он надеялся этим и прекратить распрю, и многих людей сохранить для благочестия. Не имея в виду для этой цели опытного мужа, он писал к другу своему, святому Григорию, прося его принять посвящение в епископа на кафедру в Сасиме, ибо никто другой не был бы настолько способен утвердить там благочестие, как именно он. Святой Григорий настойчиво отказывался в письмах. Василий много раз писал к нему, но, не достигая желаемого, отправился сам в городе Назианзе и там, посоветовавшись со старым Григорием, епископом Назианзским, отцом Григория, начал вместе с ним убеждать своего друга Григория принять посвящение в святительский сан. Таким образом, Григорий был вынужден занять епископскую кафедру в городе Сасиме. Когда узнал об этом Тианский митрополит Анфим, причислявший Сасиму к пределам своей епархии, то привел туда войско с целью не допустить Григория к занятию кафедры; он подстерегал Григория по пути его следования. Святой Григорий, узнав во время пути о кознях Анфима и о приведенных им войсках, ушел в один монастырь и там ухаживал за больными, а затем поселился в пустыне, ища желательного ему безмолвия. Спустя немного времени, он снова, по просьбе родителей, возвратился в Назианз. Родители его уже сильно состарились и нуждались, по преклонности лет, в его помощи, тем более, что у них уже не было других детей, кроме его одного. Кесарий, другой сын их, уже умер, как об этом уже сказано, - а равно и дочь Горгония уже отошла в вечность23. Погребение их обоих брат, сей Святой Григорий, почтил надгробными словами. Затем он остался у родителей один, как зеница ока, и ему не представлялось возможности не исполнить просьбы своих родителей. Он должен был послужить их старости и после их кончины совершить над ними обычное погребение.

Когда Святой Григорий возвратился из пустыни в Назианзе, отец его Григорий, уже изнемогая от старости, хотел еще при жизни своей устроить сына на епископской кафедре в Назианзе. К этому он побуждал сына не только убеждениями и просьбами, а и клятвою. Он же не отказывался от попечений о благоустройстве Церкви, не хотел также и ослушаться приказания отца, но принять епископский престол отнюдь не желал.

0

19

.......................продолжение от 7 февраля

- Невозможно мне, отец, - говорил он, - пока ты еще жив и не отошел в вечность, принять твой престол.

Отец, не настаивая более на принятии сыном престола, и только возлагая на него попечение о Церкви, говорил:

- Пока я жив, будь мне, сын мой, опорою старости, а после моей смерти сделай так, как тебе будет угодно.

Скоро отец святого Григория, престарелый епископ Назианзский, преставился24, пробыв на епископском престоле сорок пять лет. Прожил он всего сто лет. Погребен он был с большим торжеством, при участии святого Василия Великого, прибывшего на погребение. Оставалась еще в живых Нонна, мать святого Григория, друга Василия, но и она в скором времени почила о Господе, также достигши столетнего возраста25. Святой Григорий, похоронив своих благочестивых родителей, стал свободен от попечений о них; но он хотел еще освободиться и от славы, тем более, что жители родного города понуждали его занять, после отца, епископский престол. Он отправился тайно в Селевкию26 и там оставался при церкви святой первомученицы Феклы. Оттуда он был вызван дружескими просьбами Василия Великого и, возвратившись, принял попечение о богадельнях и больницах. Святой Василий, чтобы дать приют не имеющим, где главу приклонить, построил обширные здания и, собрав туда нищих и больных, вдовиц, сирот и странников, заботился об ежедневной пище для них, а попечение о них поручил своему возлюбленному другу. Таким образом, Святой Григорий был питателем нищих, служителем больных, успокоителем странников.

В это время от арианской ереси, в течение уже многих лет смущавшей Церковь Божий, произошла, подобно новой голове от какой-то гидры27, новая ересь и соблазняла многих. Это была ересь Македония, хулившего Духа святого. Ариане исповедовали, что Отец есть Бог несозданный, предвечный, а Сын сотворен, притом не единосущен и не соприсносущен Отцу; македоняне же признавали Сына равным Отцу, но хулили Духа святого, причем одни говорили, что Он есть тварь, а не Бог, а другие не признавали его ни Богом, ни тварью. Святой Григорий называл их полуарианами, так как они почитали Сына, но унижали Духа святого. Эта ересь особенно сильно распространялась в Византии. По убеждению святого Василия Великого и по общему совету многих других православных епископов, сошедшихся на собор, Святой Григорий, как муж глубокого разума и сильный в красноречии, должен был отправиться в Византии для опровержения еретического мудрствования и для защиты правых догматов святой веры. Но прежде чем он отправился в Византии, Святой Василий, проболев немного, скончался28. Так угас всемирный светильник веры. Святой Григорий много плакал о нем и, почтив его надгробным словом, отправился в предлежавший ему путь. Когда он достиг царственного города Византии, то был встречен благочестивыми христианами с радостью. Он нашел Церковь Христову до крайности умалившеюся. Количество верующих легко было сосчитать, так как большая часть города пошла в след ересей. Все храмы Божьи, величественные и богато украшенные, были в руках еретиков. Один только небольшой и ветхий храм святой Анастасии, отвергнутый еретиками, был оставлен православным. Святой Григорий тотчас, подобно Давиду, вооружившемуся некогда пращей против филистимлян, вооружился словом Божьим против еретиков, побеждал их в спорах и уничтожил их догматические заблуждения, как бы паутинную сеть. ежедневно он обращал многих от заблуждения к православию своими богомудрыми и боговдохновенными речами и в течение малого времени так увеличил состав верующих членов Церкви Христовой, что невозможно и исчислить; число же еретиков со дня на День уменьшалось, так что сбывалось то, что сказано в Священном Писании о доме Давидовом и доме Сауловом: "Давид все более и более усиливался, а дом Саулов более и более ослабевал" (2Цар.3:1). Еще не миновало зло, причиненное Церкви арианами и македонянами, как явился новый еретик из Сирии, Аполлинарий, который неправильно мудрствовал о воплощении Господнем. Он признавал воплощение неистинным: Христос, будто бы, не имел души, а вместо нее - Божество. Будучи красноречив и искусен в эллинской мудрости, он многих увлек в свою ересь, а ученики его разошлись повсеместно, улавливая несведущих в богословской науке и увлекая их, как бы удою, в погибель. Тогда снова добрый подвижник благочестия, Святой Григорий, предпринял великий подвиг, вступил в борьбу с еретиками, отпавших от правой веры обличал, умолял, запрещал, причем одних утверждал в вере, а других восстановлял от падения. В это же время ученики Аполлинария, вращаясь среди народа, клеветали на святого Григория, будто он разделял Христа на два лица. Усердно рассевая такую ложь повсеместно, они возбудили гнев и злобу народа против святого: ведь, и капля воды, при частом падении пробивает камень. Люди, неспособные понимать хитросплетенные еретические речи и уразуметь глубину таинства вочеловечения Христа, почитали еретиков, как истинных пастырей, и признавали их православными учителями; истинный же пастырь, поучавший благовести, был признаваем еретиком. Возбудив толпу, они бросали в святого камни, как некогда иудеи - на святого первомученика Стефана; однако, они не могли убить его, так как Бог хранил Своего угодника. Не будучи в состоянии удовлетворить своей злобы, они зверски напали на него и представили на суд начальнику города, как какого-либо бунтовщика, виновника смуты и волнений. Святой, будучи неповинным ни в каком преступлении, притом отличаясь кротостью и смирением, среди этого бедствия и беспричинного нападения на него народа, молился только Богу, Христу Своему: о имени Твоем, Христе, "Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной" (Пс.22:4). Начальник, зная его невиновность и видя неправедную человеческую злобу, отпустил его на свободу. Так, он оказался мучеником, но без ран и истязаний, венценосцем - но без язв, и имел одно лишь желание - пострадать за Христа.

Просияв такими подвигами и упорною борьбою с еретиками, Святой Григорий стал известен всем; повсеместно прославлялась его мудрость, и за нее он получил новое имя от всей святой православной Церкви, имя богослова, подобно первому богослову, святому Иоанну девственнику, возлюбленному ученику Христову. Это имя богослова, хотя свойственно и всем великим учителям и святителям, так как все они богословствовали, достойно прославляя Святую Троицу, однако, святому Григорий оно усвоено особенным образом и стало его дополнительным именем. Оно дано было Григорий Церковью в знак его торжества и победы над многими и великими еретиками. С этого же времени и все стали называть его богословом, Он был глубоко любим православными. Весь сонм благочестивых людей желал видеть его на патриаршем престоле. Притом и александрийский патриарх Петр29, принявший престол после Афанасия Великого, писал к святому Григорию Богослову, поручая ему константинопольский патриарший престол, как достойнейшему и понесшему много трудов на пользу Церкви Христовой. Но тотчас явилось препятствие этому со стороны злобных людей.

Был в Константинополе один греческий философ, из школы циников30, по имени Максим, родом египтянин. Он отличался хитростью, лукавством, лицемерием и злобными намерениями. Явившись к святейшему пастырю, Григорий Богослову, он отрекся от эллинского безбожия и, после крещения, вступил в лоно святой Церкви. Однако он жил в суете мира и лицемерно прикрывался благоговением, точно овечьей одеждой, в душе оставаясь волком, что и не замедлило обнаружиться. Святитель Божий Григорий, не подозревая его лукавства, а обращение его из язычества в христианство, считая великим делом, приютил его у себя, как сожителя и друга, сделал своим сотрапезником и затем - членом церковного клира. Он же последовал примеру Иуды, - замыслил отступить от своего учителя и духовного отца и начал против него борьбу. Для исполнения своего замысла он нашел и помощника в лице одного пресвитера, не боявшегося Бога и искусного в коварных предприятиях. В союзе с ним Максим начал хитро и тайно действовать, с целью восхитить патриарший престол в Константинополе. Но так как для удачи такого дела необходимо было много денег, чтобы подкупом и подарками склонить к своему единомыслию большинство, то они и начали, прежде всего, заботиться о деньгах. При сатанинской помощи, они скоро нашли желаемое следующим образом. Пришел в Византии с острова Фазоса31 один пресвитер, с большою суммою денег, для покупки на церковное строение мраморных досок, привозимых с Проконниса32. Обольстив его различными несбыточными обещаниями, заговорщики отняли деньги, которых было достаточно для достижения лукавого замысла, и послали тайно в Александрию много богатых даров патриарху Петру, а равно его епископам и клирикам, и убедительно просили прислать в Византии епископов, которые возвели бы Максима на патриарший престол. Петр, прельстившись дарами и, как будто, забыв о прежнем своем письме к святому Григорий, тотчас склонился на их просьбы. Он послал в Константинополь египетских епископов, которые и прибыли туда без замедления. Никому ни показавшись, ни пастырю Григорий, ни клиру, ни кому-либо из начальников, они явились с Максимом в церковь во время совершения утрени и уже приступили к рукоположению, желая посвятить Максима в архиепископы. Святой Григорий Богослов был болен. Тотчас об этом стало известно всем. В церковь немедленно собрались пресвитеры, члены клира и множество народа, - как православные, так и еретики. Все, удивляясь такой тонкой хитрости и незаконному посвящению, воспламенились гневом и стали кричать на прибывших епископов, всячески стараясь помешать им в этом совершенно незаконном деле. С позором удаленные из церкви, они отправились в дом одного флейтиста и там окончили неправильное посвящение, а затем провозгласили Максима константинопольским патриархом при содействии помощников, как из духовных, так и из мирских лиц. Одни из них за согрешения были отлучены от Церкви, другие наняты за плату, а иные обольщены обещаниями даров и почестей; все такие были приверженцами Максима и поддерживали его. Большинство же, притом почетнейшие граждане, воспламенились гневом и порицали Максима резкими укоризнами и упреками; они выражали неудовольствие и самому святому Григорий Богослову за то, что он принял такого человека в сожители себе и удостоил его своей дружбы.

Святой отвечал им:

- Не гневайтесь на меня, мужи, за то, что я благодетельствовал этому человеку, не предвидя его злобы. разве мы повинны в том, что не можем предвидеть чьей-либо злобы? Только одному Богу свойственно знать тайну внутренней жизни человека. Притом, не самым ли законом повелено нам - отечески и с любовью отверзать свое лоно всякому приходящему к нам: "приходящего ко Мне", - говорит Спаситель, "не изгоню вон" (Иоан.6:37). Для меня было важно уже и то, что Максим от еллинского заблуждения пришел ко святому крещению и, вместо служения Геркулесу33, стал служить Святой Троице. Притом, он казался добродетельным, хотя и лицемерно, - но лицемерие его и злоба только теперь явно обнаружились. Нам не дано исследовать такие дела; мы не проникаем в человеческие помышления, не знаем и будущего, разве только когда Бог откроет нам его. Мы смотрим только на лицо, а сердце видит Бог.

Этими словами народ был успокоен и затем стал относиться еще с большею любовью к святому Григорий Богослову. Максим же отправился вместе с собором египетских епископов, поставлявших его в архиереи, к благочестивому царю Феодосию Великому34, находившемуся тогда с войсками в Фессалонике35 и просил об утверждении его прав на Царе градский престол. Он, отверженный человек, не мог получить утверждения на основании церковных уставов, а потому и хотел получить власть управления в церкви по царскому повелению, имея в виду скорее мучительствовать, чем святительствовать. Благочестивый царь сильно разгневался и с угрозами прогнал от себя Максима и прибывших с ним епископов. Тогда все они отправились в Александрию, и там Максим начал строить подобные же козни. Подкупив значительною суммою денег клириков александрийской церкви, Максим дерзко и бесстыдно обратился к патриарху Петру: "или цареградский престол мне исходатайствуй, или я от твоего не отступлю". Пользуясь коварными средствами, он копал ров для патриарха и непременно осуществил бы свое злобное намерение, если бы об этом не узнал скоро начальник города. Опасаясь, чтобы в народе не вспыхнуло волнение, он с позором изгнал Максима из Александрии.

Между тем, Святой Григорий Богослов настолько был удручен в Константинополе телесными болезнями, что вынужден был отказаться от забот по управлению константинопольскою церковью и хотел возвратиться на родину свою, в Назианз. Он решил сказать народу последнее слово, в котором убеждал ревностно хранить веру и творить добрые дела. Народ понял, что он хочет оставить Константинополь. Послышались в церкви восклицания и громкий плач. Все единогласно начали говорить:

- Отец! уходя от нас, ты уводишь с собою и учение о Святой Троице. Без тебя не будет в этом городе и правого исповедания Святой Троицы. Вместе с тобою уйдет из города православие и благочестие.

Слыша эти восклицания и народный плач, Святой Григорий отложил свое намерение и обещал оставаться с ними, пока не будет созван ближайший собор. В это время ожидали, что скоро соберутся епископы и изберут на патриаршество достойного мужа. Этого же ожидал и Святой Григорий: только увидев на патриаршем престоле достойного пастыря, он намеревался возвратиться на родину. Между тем благочестивый царь Феодосий вел войну с варварами и, после победы над ними, возвратился в Константинополь с торжеством. Ариане по-прежнему владели соборною патриаршею церковью и имели своим патриархом арианина Демофила; у православных же оставался небольшой и ветхий храм святой Анастасии. Царь призвал Демофила и убеждал его - или принять православное исповедание, или же уступить свое место другому. Демофил, будучи ожесточен сердцем, предпочел лучше лишиться престола, чем оставить свои заблуждения. Тогда царь отдал святому Григорию Богослову и всему сонму православных соборную церковь, которою ариане владели сорок лет, а равно и все другие церкви. Когда же архиерей Божий Григорий с клиром и народом хотел войти в церковь, толпа ариан, вооружившись, как бы на войну, стала около церкви, заграждая для православных вход, а святому угрожали смертью. Ариане наняли одного юношу, отважного и дерзкого, чтобы он, незаметно подошедши к Григорию, вонзил ему меч в чрево; но Бог спас Своего верного служителя. Тогда поднялся крик, шум и говор среди ариан. Они непременно причинили бы насилие и зло православным, если бы не явился сам царь и не ввел святого архиерея в церковь. Православные же с великою радостью и весельем восклицали, прославляя Бога, проливая от восторга слезы и воздавая руки кверху. В самом деле, после стольких лет они снова получили свою святыню! При этом они единогласно взывали к царю, прося возвести на патриарший престол Григория Богослова. Святой Григорий, будучи слишком ослаблен своими постоянными телесными недугами, и не имея сил обратиться к народу с речью, в виду общего крика, объявил чрез одного из своих клириков:

- Дети! теперь время благодарения и прославления единого, в Троице, Бога, Который даровал нам опять принять его святую церковь. Поэтому прославим ныне его великие милости, а о патриаршем престоле подумаем после, в другое время.

Народ, выслушав этот ответ святителя, перестал кричать. Затем, по совершении литургии, все разошлись, прославляя Бога; ариане же замолкли посрамленные.

Благоверный царь Феодосий весьма уважал святого Григория Богослова, как отца своего, но он не часто приходил к царю, хорошо памятуя слова Соломона: "Не учащай входить в дом друга твоего, чтобы он не наскучил тобою и не возненавидел тебя" (Прит.25:17). Святой имел большое усердие всегда поучать народ, посещать больных и лечить их, помогать обиженным, защищать слабых и очищать свое стадо от еретических заблуждений. Он удалялся иногда и в деревни, любя безмолвие и стараясь уврачевать отдыхом свои частые болезни и, таким образом, сделать свое тело способным к дальнейшим трудам. Владея большим церковным имуществом, он не присвоил себе ни одной серебряной монеты, не допрашивал также он и церковных строителей, сколько ими собрано и сколько истрачено. Последнее он считал делом не епископа, а светского правителя. Он наставлял всех хранить чистую совесть. Изнемогши от непрестанных трудов и почтенного возраста, он однажды заболел и лежал в постели. Народ, узнав об этом, пришел посетить его. Он сел на постели и стал спрашивать:

- Чего вы хотите, дети? Зачем вы пришли ко мне?

Пришедшие кланялись ему и благодарили за все труды его, за то, что очистил город от ереси, - за то, что святые церкви, бывшие много лет в руках ариан, возвратил православным, - за то, что много благодетельствовал всем и своим учением и пастырским попечением.

- Ныне же, отче, - говорили они, - если ты отходишь к Богу, то помолись о своем стаде, о благоверном царе и обо всей Церкви.

Святой объявил, что болезнь его не к смерти, а затем, поучив их по обычаю, отпустил. Когда они начали расходиться, остался один юноша, который, ухватившись за ноги святого, со слезами и рыданиями умолял его - простить ему его грех. Святой спрашивал, в чем состоит его грех, но юноша ничего не отвечал, а только рыдал и просил прощения. Один, из находившихся тут, сказал святителю:

- Это - твой убийца, отче! По подстрекательству еретиков, он хотел вонзить меч тебе в чрево, но Христос защитил тебя. Вот он теперь кается, и просить прощения.

Святой сказал юноше:

- Господь наш Иисус Христос да будет милостив к тебе, возлюбленный сын, и да простит тебе твои грехи. Только ты будь с этого времени нашим; оставь ересь и обратись к Христу Богу и служи ему верно.

Так он отпустил юношу, простив его. Весь город, узнав об этом, подивился его незлобию и воспламенился к нему еще большею любовью. Скоро после этого начали собираться в Византии епископы, частью для поставления патриарха в царственном городе, а частью для того, чтобы предать анафеме ереси на втором вселенском соборе36. Когда собрались православные епископы в количестве ста пятидесяти, председателем собора был избран Святой Мелетий антиохийский37. Тогда же Святой Григорий Богослов, вопреки своей воле, и со скорбью, будучи больным, принял патриарший престол, согласившись на просьбы царя и всего народа. Спустя несколько дней, Святой Мелетий, патриарх антиохийский, разболелся и отошел к Господу. Вслед затем явились епископы из Египта и Македонии и стали выражать неудовольствие по поводу назначения Григория патриархом, тем более что он был избран в их отсутствие. Они утверждали, что это назначение было неправильное, так как Григорий поставлен не александрийским, а антиохийским патриархом; между тем, александрийский патриарший престол - первый после римского и от него должно исходить назначение патриарха константинопольского. Между епископами произошли большие несогласия, смуты и распри: одни говорили, что поставление Григория было правильным, а другие возражали; при этом епископы ссорились между собою. Святой Григорий Богослов, видя происшедшие из-за него между епископами распри и ссоры, обратился ко всем им в соборе со словом:

- Я, священные и уважаемые пастыри, - говорил он, - не стремился получить власть над Константинопольскою церковью, а если она возросла и прочно утвердилась моим потом и трудами, то для меня достаточно - угодить этим Богу и от Него ожидать себе воздаяния. Только любовь моего словесного стада и общий суд святителей принудили меня принять престол; ныне же я вижу неприязнь многих ко мне. Знайте же, что я не ищу ни богатства, ни высокого положения и почестей; я не желаю носить звание константинопольского патриарха и без огорчения оставляю епископство; вы же совещайтесь между собою и делайте, что вам угодно. Мне издавна приятна пустыня, и лишающие нас престола не могут лишить нас Бога.

Сказав это, он вышел и оставил патриарший дом. Он поселился в небольшом, отстоявшем далеко от церкви, домике, избегая разговоров и споров приходивших к нему людей. Однако, многие из народа, приходя к нему, просили его, чтобы он оказал милость своей пастве и не оставлял ее, после того как воспитал и увеличил ее столькими трудами и потом.

- Покажи, отец, - говорили они, - свое расположение к твоим детям, ради которых ты так много потрудился; посвяти им и остаток дней своих, чтобы мы, просвещенные твоим учительством, имели, после твоей кончины, твое тело.

Святой Григорий, как чадолюбивый отец, смягчился сердцем и недоумевая, что ему делать, просил Бога указать ему путь жизни.

Когда увеличилось число собравшихся епископов, а раздоры и несогласия между ними все еще продолжались, блаженный Григорий, став посреди собора, обратился к ним с речью:

- Мужи и сопастыри мои по управлению святым Христовым стадом! Стыдно вам, поучающим других хранить мир, входить в раздоры между собою! Как вы можете других убедить к согласию и единомыслию, если не можете согласиться сами с собою? Но я умоляю вас пред единосущною и Пресвятою Троицею установить мир и показать взаимную любовь друг к другу, чтобы вы в полном согласии могли устроить церковные дела. Если же я - виновник разногласия и разъединения между вами, то я нисколько не достойнее пророка Ионы. Выбросьте меня за борт корабля, - и тогда прекратится для вас волнение. Хотя я и неповинен в этой буре, но я предпочитаю пострадать, если вы этого хотите. Только примиритесь между собою и будьте единомысленны; свергните меня с престола, изгоните из города, только истину и мир, говорю с пророком Захарием (Зах.8:19), возлюбите. Желаю вам здравствовать, священные пастыри! Не забывайте и моих трудов!

Когда он произнес эту речь, все противники его устыдились и умилились его словами. Святой же, оставив собор, задумал возвратиться на родину и пошел просить царя - отпустить его на родину.

Он говорил царю:

- Царь! да воздаст тебе Христос в день суда за все твои благодеяния, оказанные Церкви. Но не откажи мне, державный владыка, в той милости, о которой я ныне попрошу тебя: я не прошу тебя ни о имениях, ни о сродниках; я не ищу многоценных покрывал для жертвенников, а хочу только облегчения трудов своих. Пусть этим прекратится зависть многих; пусть твоим старанием достигнуть согласия епископы! Ты, устранивший дерзость варваров, устрани и раздоры святителей. Укрась твою победоносную державу тем одним, чтобы епископы достигли мира и согласия между собою. Это будет достигнуто, если ты отпустишь меня на родину. Об этой милости я прошу тебя; окажи мне, это последнее благодеяние.

Царь был поражен словами святого и прослезился. Прослезились и бывшие тут сановники. Все чувствовали сильную любовь к святому и не хотели отпускать его. Он же, то ссылаясь на свою старость и постоянные болезни, то указывая на происходящие из-за него раздоры между епископами, продолжал просить царя и, наконец, убедил его - не удерживать его, а отпустить, куда он хочет, дабы остаток дней своих провести в мире и отдохнуть от многих трудов своих. Отпущенный царем, он простился со всеми и дал благо желания мира своим словесным овцам. Когда он удалялся из города, весь народ провожал его и плакал горькими слезами. Тотчас же и некоторые епископы, влюбившие святого Григория и оплакивавшие его, ушли из города и, оставив собор, возвратились каждый к месту своего служения. Таковы были: Григорий Нисский, брат Василия Великого, - Амфилохий Иконийский, Евлогий Эдесский, Елладий Кесарийский, Отрий Мелитинский и многие другие. Оставшиеся же на соборе епископы избрали патриархом сенатора Нектария38.

Святой Григорий Богослов удалился в Каппадокийскую область и поселился на родине, в деревне Арианз. Там он отдыхал, будучи очень слаб. Однако, он не оставлял трудов во славу Божью: он нашел свой отечественный город Назианз зараженным аполлинариевою ересью и старался очистить его и личными увещаниями, и посланиями своими. Когда граждане просили его принять отцовский престол, он отказался, а поставил им епископом одного пресвитера, по имени Евлалия, мужа ревностного в вере и благочестивого. Сам он оставался в полном уединении в селении Арианзе. Там, прожив некоторое время и оставив после себя много назидательных сочинений39, он, в глубокой старости, отошел к нестареющей жизни 25 января40. Он был с почетом погребен в городе Назианзе. Спустя много лет, благочестивый царь Константин Багрянородный перенес его честные мощи из Назианза в Константинополь и положил в церкви Святых Апостолов - в помощь и защищение городу и во славу Христа Бога, с Отцом и Святым Духом славимого во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Пастырская свирель богословия твоего, риторов победи трубы: якоже бо глубины Духа изыскавшу, и доброты вещания приложишася тебе. Но моли Христа Бога, отче Григорие, спастися душам нашым.

Кондак, глас 3:
Богословным языком твоим, сплетения риторская разрушивый славне, православия одеждею свыше истканою церковь украсил еси: юже и носящи, с нами зовет твоими чады: радуйся отче, богословия уме крайнейший.[/size]
________________________________________________________________________
1 Вторая или Великая Каппадокия - весьма обширная область в средине восточной части Малой Азии, к западу от верховьев реки Евфрата; некогда Каппадокия была одним из значительных государств Азии, но затем потеряла свою самостоятельность и вошла в состав Римской империи, как ее провинция (в 17 или 18 году по Р. X). - Назианз - маленький городок в юго-западной части Каппадокий; ныне на месте Назианза - лишь развалины в бесплодной местности, наполненной каменоломнями.
2 Ипсистариане получили свое наименование от того, что они покланялись Богу, как (существу) "высочайшему" (от греч. слова - высший, высочайший). Они считали себя озаренными свыше, к христианским воззрениям они примешивали языческие (персидские) и иудейские лжеучения. Отвергая идолов и жертвы, Ипсистариане покланялись Богу под символами света и огня Они посвящали и соблюдали седьмой День вместо первого и приняли иудейские правила касательно чистой и нечистой пищи. Вообще же об этой секте сохранилось весьма мало известий.
3 В 325 году.
4 1 кн. Царств, гл. 1
5 Святой Григорий Богослов родился около 329 года, в Арианзе, имении его родителей, лежавшем недалеко от Назианза к югу.
6 В IV столетии был вообще обычай откладывать крещение до зрелого возраста, иногда даже, как это было с Константином Великим, до смертного одра, так как опасение умереть некрещенным казался меньшим, чем страх впасть в смертный грех после крещения.
7 Григорий - от греческого бодрствую - значит: бодрствующий, бодрый.
8 Кесарий, брать святого Григория Богослова, за свою святую жизнь причислен к лику святых; память его - 9-го марта.
9 Кесария (на восточном берегу Средиземного моря) была тогда одним из значительнейших городов Палестины и местопребыванием епископа. Там находилась знаменитая христианская школа, основанная известным церковным писателем и ученым III в. Оригеном и после него находившаяся под руководством таких выдающихся христианских богословов, как известный церковный историк Евсевий, епископ Кесарийский, и прославившийся своею ученостью и святою жизнью пресвитер Памфил, окончивший жизнь мученически (память его 16-го февраля); кроме школы, трудами последнего была составлена обширная библиотека из тридцати тысяч томов, благодаря которой приобрели ученость многие отцы и учители Церкви. - Но прежде образования в Кесарии Палестинской, Святой Григорий Назианзин изучал науки в Кесарии Каппадокийской.
10 В Александрии, центре языческой образованности, издавна был знаменитый музей наук словесных, математических и философских. Но в то же время, в противовес язычеству, еще со времен апостольских, возникло и христианское, так называемое "Огласительное" или "Катехизическое" училище, влияние которого на будущность христианства было многосторонне и неизмеримо. Предание с благоговением приписывало основание этого училища самому апостолу и евангелисту Марку. В первое время в нем преподавались только первоначальные наставления для желавших получить крещение, на что указывает уже самое наименование Александрийского училища "Огласительным", а вместе с тем приготовлялись и самые огласители. Но потом Огласительное Александрийское училище, по своему положению в центре всемирной образованности и учености, приняло характер богословско-ученого образовательного заведения, достигшего блестящего состояния, главным образом, благодаря трудам знаменитого Пантена, не менее замечательного ученика и преемника его Климента Александрийского.
11 Хотя Афины - древняя знаменитая столица Греции - в то время были лишь тенью прежнего своего величия, однако там еще процветали школы языческих софистов и риторов, придававшие городу некоторое подобие его прежней славы.
12 Эгина - остров в Сароническом заливе, на восток от Греции между средней и южной Грецией.
13 Самос - один из главных островов Эгейского моря (Архипелага), вблизи западного берега Малой Азии, против мыса Микале, от которого отделен нешироким проливом.
14 Св. Василий Великий - архиепископ Кесарии Каппадокийской; память его 1-го января.
15 Они изучали грамматику, историю, геометрию, астрономию, арифметику и математику, начатки медицины, философию и логику. Много времени занимало изучение классической (римской и греческой) литературы. Многие христиане пренебрежительно относились к чтению великих языческих писателей, но св. Григорий Назианзин и Василий Великий стояли выше столь узкого предрассудка.
16 Это было в 361 году.
17 В 363 году.
18 Царствовал с 363-364 г.
19 Валент царствовал с 364-378 г.
20 Евсевий Памфил, епископ Кесарийский, славился своей ученостью, написал церковную историю, книгу о палестинских мучениках, описал жизнь Константина Великого; но, при своей учености, уклонился, к сожалению, от православия и был привержен к арианству, хотя прямо и не отступил от православной Церкви.
21 Тианы - древний город Каппадокий, у подножья Тавра, близ киликийских ущелий.
22 Сасима находилась на границах двух новообразовавшихся, вследствие разделения областей, епархий, верстах в пятидесяти от Тиан и тридцати шести от Назианза.
23 Это было в 368 году.
24 Григорий, епископ Назианзский, отец св. Григория Богослова, скончался в 374 году. Почтив память его надгробным словом, Григорий Богослов, по олову, данному отцу, в продолжение некоторого времени управлял назианскою паствою.
25 Праведная мать Григория Богослова скончалась, как и ее муж, в том же 374 году. Она причислена к лику святых; память ее - празднуется 9 августа.
26 Селевкия - название многих городов, по большей части основанных Селевком I. Здесь нужно разуметь Селевкию Исаврийскую, в горной стране, на юго-востоке Малой Азии.
27 Гидра, по мифологии древних греков, - похожее на змею чудовище о 9 головах, которые вновь вырастали, когда их отсекали.
28 Св. Василий скончался в 379 году.
29 Петр II, патриарх александрийский, управлял церковью с 373 - 380 г.
30 Этот неизвестный в Александрии человек принадлежал собственно к худшему разряду искателей приключений из духовенства. Он представлял собою худую смесь суетного мирянина, лицемерного христианина и показного философа. По наружности он выставлял себя аскетом и носил плащ циников (философы, которые выказывали полное презрение к земным благам и поставили целью возможное уменьшение телесных потребностей, почему, впадая в крайность, носили ветхую одежду и отказывались от всех житейских удобств, хотя часто лицемерно).
31 Фазос, ныне Тасо, - остров Эгейского моря (Архипелага), недалеко от фракийского берега.
32 Проконнис - немаловажный остров на Пропонтиде (Мраморном море); известен своими мраморными ломками.
33 Геркулес - герой древне греческих преданий, обладавшей, по верованиям древних греков, сверхъестественною силою, олицетворявшей собою физическую силу человека и впоследствии почитаемый ими, как один из наиболее излюбленных богов.
34 Царствовал с 379 - 395 год.
35 Фессалоника, иначе Солунь, - весьма значительный древний город Македонии, лежал в глубине большого Солунского или Фракийского залива при Эгейском море (Архипелаге).
36 Второй Вселенский собор начался в 381 году и продолжался три года.
37 Мелетий патриаршествовал с 358 - 381 г.
38 Св. Нектарий патриаршествовал с 381 - 397 год.
39 Сочинения святого Григория Богослова пользовались самым высоким уважением в Церкви Христовой. Они были предметом самого внимательного изучения и весьма многих толкований. Сочинения святого Григория состоят из слов, писем и стихов. Пять слов о Богословии всего лучше показывают, какой Богослов был Григорий. В слове на Пятидесятницу Святой Григорий изображает действия Духа святого и по действиям в Нем дает видеть истинного Бога. В других сочинениях Григорий объясняет догмат о Святой Троице, частью же говорит о других предметах веры. Вообще слова Григория беспримерны по многим отношениям. И по форме, и по тону слова Григория - не беседы, они - в полном смысле ораторские слова. Из 45 его слов - 5 похвальных, 9 - на праздники, иные - защитительные и обличительные. Между праздничными словами святого Григория ныне известны слова: на Рождество Христово, на Крещение или День светов, на Пасху, на Пятидесятницу, на Антипасху, на св. Маманта, о Маккавеях, о св. мучениках в неделю Всех Святых. Некоторые слова из его проповедей вошли в состав пасхального канона св. Иоанна Дамаскина и из них составились одна из стихир, пасхальных, оглашающих ныне Церковь, и несколько тропарей канона; Некоторые слова из его проповедей вошли также в состав церковных служб на Рождество Христово, Пятидесятницу и Антипасху. Из защитительных и обличительных слов святого Григория Богослова известен его т. н. "Памятник" Юлиану - два слова, в которых неизгладимо изображено для потомства нечестие Юлиана. Письма Григория относятся к лучшим произведениям словесности. Они большей частью кратки, но в этом полагал достоинства письма Григорий. Песнопения святого Григория разделяются на три разряда: на догматические, нравственные и исторические; в числе последних в большей части он поет о самом себе, о своих немощах и скорбях. Замечательны также его молитвенные песнопения, напр. утренние и вечерние, стихи о жизни, добродетели, суете жизни; все они должны занять первое место между лучшими произведениями творчества. - Церковь почтила святого Григория тем именем, которым она почтила одного высокого между апостолами и евангелистами Иоанна. Это наименование усвоено ему потому, что после первого Богослова Святой Григорий постигал столь высокими и вместе точными помыслами глубины Божества, сколько постигать их можно человеку, при свете Откровения; особенно же вся мысль его, как и первого Богослова, обращена была к Предвечному Слову. Возвышенность помыслов, восходящих во внутреннее (насколько оно доступно) святилище Божье естества, - такая особенность святого Григория, которою в одинаковой с ним мере никто не обладал.
40 Святой Григорий Богослов скончался в 389 году. В Константинополе ему построен был храм неким Патрикием при Феодосии Младшем в первой половине V века. Мощи святого Григория, перенесенные в Константинополь в 960 году при императоре Константине VI Порфиродном, были разделены: одна часть их положена была в храме Апостолов, другая - в храме св. Анастасии. Есть мощи его ныне и в Риме в соборе св. ап. Петра.

0

20

.........................продолжение от 7 февраля

Прп. Анатолия Оптинского старшего (1894)
http://s41.radikal.ru/i094/0910/6e/2735111c7c84.jpg
Преподобный отец наш Анатолий (в миру Алексей Моисеевич Зерцалов) родился 24 марта 1824 года в семье диакона, служившего в храме села Бобыли Калужской губернии. Родители воспитывали сына в строгости и благочестии, надеясь, что со временем он выберет путь служения Богу.

После окончания Калужской духовной семинарии Алексей поступил на службу в Казенную Палату, но вскоре тяжело заболел. В те времена чахотка считалась болезнью смертельной, и Алексей дал обет: если исцелит его Господь, то примет он монашеский постриг.

Господь даровал ему жизнь, и вскоре, в июле 1853 года, испросив родительского благословения, пришел он в Оптину Пустынь. Старец Макарий сказал матери будущего инока: "Благословенна ты, добрая женщина, на такой хороший путь отпустила сына!" С этого дня преп. старец Макарий стал руководить духовной жизнью молодого послушника. Со временем, предчувствуя приближение немощей и кончины, благословил обращаться за советом к преп. старцу Амвросию (житие от 23 октября ). 17 ноября 1862 года брат Алексей был пострижен в мантию с именем Анатолия. К этому времени он был уже на послушании у преп. Амвросия.

С самых первых лет пребывания в обители жизнь будущего преп. старца Анатолия была посвящена трудам на пользу ближних. Когда он работал на кухне, то не оставалось времени даже на сон, да и спать приходилось на дровах. А чтобы помолиться, побыть в редкие свободные минуты наедине с Богом и своей совестью, приходилось уходить далеко в лес... Позже старец Амвросий стал посылать преп. Анатолия в монастырскую гостиницу утешать скорбящих. А когда увидел прозорливый старец, что ученик созрел для того, чтобы наставлять других в духовном делании, то стал постепенно вводить его в старческий труд, готовя себе ближайшего сотрудника и помощника.

В 1870 году преп. Анатолий был рукоположен в сан иеромонаха, а уже в следующем году получил назначение настоятеля Спасо-Орловского монастыря с возведением в сан архимандрита. Но любовь к родной Оптиной и старцу Амвросию заставила отказаться от почетного назначения. Преподобный Амвросий выпросил его себе сначала в помощники, потом в благочинные скита. А с 1874 года, за послушание старцу преп. Амвросию, принял преп. Анатолий должность скитоначальника. Ему же поручил старец Амвросий и окормление новосозданной Шамординской женской обители. Преподобный Амвросий не раз говорил сестрам: "Я редко беру вас к себе (на беседу), потому что я за вас спокоен: вы с отцом Анатолием".

Преподобный Анатолий имел необыкновенно милостивый, сострадательный характер. Если он узнавал о чьем-нибудь горе, то так волновался, что у него начиналась ужасная головная боль. А потом начинало болеть и сердце...

Взяв на себя заботы о Шамордине, он входил во все стороны жизни сестер, сам учил их уставу богослужения, монашескому молитвенному правилу, пятисотнице, церковному пению. Но все-таки первый вопрос к духовным дочерям у него был: "У тебя все есть?" Двадцать один год был он для инокинь Шамордина преданным, бесконечно любящим отцом и наставником.

О великой силе молитвы старца Анатолия свидетельствовал сам преп. старец Амвросий: "Ему такая дана молитва и благодать, какая единому из тысячи дается". С особой любовью говорил преп. Анатолий о молитве Иисусовой, говорил о том, что истинная молитва должна рождаться не под впечатлением хорошего чтения и пения, а быть плодом великого труда, дерзновения и любви к Богу.

Преподобный Анатолий обладал всей полнотой даров Святого Духа: даром прозорливости и духовного рассуждения, исцеления душевных и телесных недугов. Несколькими словами, исполненными любви и духовного опыта, он умел утешить скорбящую душу, осторожно предупредить о грядущих испытаниях, подготовить к близкой смерти.

Кончина старца Амвросия 10 октября 1891 года подорвала здоровье его любимого ученика: так глубоко и тяжело переживал он свое сиротство, что овладел им смертельный недуг.

Преподобный Анатолий начал угасать. Кротко и смиренно переносил он болезнь. 15 декабря 1893 года он тайно принял схиму. 25 января / 7 февраля 1894 года преподобный старец Анатолий тихо почил во время чтения отходной. Он был погребен у стен Введенского собора, рядом с любимыми своими учителями и наставниками.

Советы преподобного
Анатолия (Зерцалова)

Видно, что стараешься и желаешь спастись,- только не умеешь, не понимаешь духовной жизни. Тут весь секрет в том, чтобы терпеть, что Бог посылает. И не увидишь, как в рай войдешь.

Считай себя хуже всех, и будешь лучше всех.

...Терпение твое не должно быть нерассудное, то есть безотрадное, а терпение с разумом,- что Господь видит все дела твои, самую душу твою, как мы зрим в лицо любимого человека... Зрит и испытует: каковою ты окажешься в скорбях? Если потерпишь, то будешь Его возлюбленною. А если не стерпишь и поропщешь, но покаешься, все-таки будешь Его возлюбленною.

Молитва к Богу всякая доходна. А какая именно - об этом мы не знаем. Он - Один Судия праведный, а мы можем ложь признать за истину. Молись и веруй.

...Сказываю по секрету, сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от Всемилостивого Спаса. Кто так ждет, непременно получит.

Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка... и гадят.

Мы обязаны всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать.

Мц. Филицаты и сыновей ее: Ианнуария, Феликса, Филиппа, Сильвана, Александра, Виталия и Марциала (ок. 164)
http://s001.radikal.ru/i196/1002/d3/f028a79f7964.jpg
Святой Григорий, папа римский1, поучает нас о сей святой мученице Фелицате в своем толковании на Евангелие следующими словами2. "Когда евреи сказали Господу: "вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою" (Мф.12:47), Господь назвал братьями и сестрами и матерью Своими верующих во Имя его и творящих волю Отца его Небесного, не по плотскому родству, но по единению духа. Сия святая Фелицата была римлянка, из богатой семьи; у нее было семь сыновей. Возлюбив Христа, она раздала все свое имущество нищим и исповедала пред языческим царем и судьями, что она христианка3. Претерпевая тяжесть гонения, она укрепляла сердца детей в любви к небесному отечеству. Она по вере была рабою Христовою, сыновья же ее наименовались братиями Христовыми по единению веры и мужественному терпению". "Мы видели - продолжает святой отец, - в женской груди мужескую доблесть: бесстрашно предстала она на смерть, поучая тем истинному Богопознанию. Таким образом, и я эту жену назвал не только мученицею, но и более, нежели мученицею, потому что она взирала на мучения семи сынов своих и, сама, подвергаясь истязаниям, желала только, чтобы дети прежде нее вошли в царство небесное и не уклонились бы от пути к нему; святая мать - мученица боялась за живых детей, радовалась за умирающих и возвеличилась тем, что семь сыновей прежде ее вошли в царство небесное, куда за ними последовала и сама она восьмая, восприяв с детьми своими мученическую кончину ради Имени Господа нашего Иисуса Христа"4.
_______________________________________________________________________
1 Святой Григорий Двоеслов; память его - 12 марта.
2 Здесь разумеется беседа III, произнесенная к народу в храме св. Фелицаты в День ее мученичества.
3 Жрецы обвинили св. Фелицату перед императором в том, что, распространяя христианство, она оскорбляет богов. Император передал св. мать вместе с детьми префекту Публию.
4 Сыновья св. Фелицаты носили имена: Яннуарий, Феликс, Филипп, Сильван, Александр, Виталий и Марциал. Страдания сих св. мучеников относятся ко времени императора Антонина, царствовавшего с 138 по 161 г. Первый из сыновей св. Фелицаты жестоко был сечен и брошен в темницу; второй засечен был свинцовыми прутьями; третий и четвертый убиты - палками, пятый - сброшен с высокого места; шестой и седьмой усечены мечем, после чего обезглавлена была и мать их.

Прп. Поплия Сирийского (ок. 380).
Преподобный Поплий принадлежал к сословию сенаторов1 и происходил из города Зевгма2, на Евфрате. Избрав место на высокой горе, в тридцати верстах от города, святой Поплий построил небольшую хижину и затем роздал все, полученное от родителей, имущество нищим; сам же стал пребывать в добродетельном и постническом житии, слава о котором широко распространилась. К преподобному начали стекаться во множестве желавшие разделять его подвиги; им он приказывал устраивать тесные кельи, в которых посещал своих учеников очень часто, строго наблюдая, чтобы у них в кельях не было ничего, кроме самого необходимого; хлеб, который оказывался у монахов, преподобный Поплий взвешивал на весах и, если у кого находилось более определенного количества хлеба, того называл чревоугодником, чрезмерно заботящимся о своем теле; тех же, у которых находил приготовленное кушанье, называл вкушающими скверну. По ночам святой отец не искал себе покоя, а обходил келью учеников, останавливаясь снаружи у дверей каждого. Молча отходил преподобный, если заставал обитателя кельи на молитве; если же тот спал, Святой Поплий ударял рукою в дверь и сурово укорял леностного инока. Благодаря постоянному общению преподобного с учениками, многие из них уподобились святому в подвижничестве; двое из таковых Феотекн и Авфоний, по преставлении преподобного Поплия, несли на себе попечение о братии и настоятельство в обители, основанной святым подвижником. Блаженный же Поплий мирно совершил великий свой подвиг и отошел к Господу3.
_______________________________________________________________________
1 Сенаторы - члены высшего государственного учреждения в Римской империи.
2 В Сирии, в римской провинции Евфратезии.
3 Около 380 года.

Прп. Мара певца (ок. 430).
Преподобный Мар в юности отличался красивой наружностью и обладал хорошим голосом; во время праздников в честь святых мучеников он в совершенстве исполнял обязанности певца. Больше всего возлюбил он Бога и свято соблюдал его заповеди. Окруженный многими искушениями, святой Мар сохранил тело свое в девственной невинности, а душу - в непорочности и чистоте. Отвратив свою душу от мирских соблазнов, юноша удалился в селение Омиру1 и устроил себе там небольшую хижину, в которой провел тридцать семь лет; много страдал в этой хижине преподобный от сырости, которая вредно действовала на его здоровье, но не хотел оставить своей хижины и прожил в ней до конца своей жизни. Преподобный Мар отличался простотою и не терпел лукавства, а бедность считал за величайшее благополучие. Прожив девяносто Лет, он довольствовался одеждами из козьей шерсти, а для подкрепления телесных сил употреблял немного хлеба с солью. Долго питал Святой в своей душе горячее желание присутствовать при совершении божественной литургии. Когда же священник совершил у него сие великое и спасительное Тайнодействие, преподобный Мар говорил, что душа его была исполнена неизреченной сладости, и он долго предавался размышлению, в глубоком смущении не дерзая взирать на небо. Совершив долгий свой и спасительный подвиг, Святой мирно предал дух свой Богу и ныне блаженствует в вечных обителях.
________________________________________________________________________
1 Недалеко от города Кира, в Сирийской провинции Кирестика.

Свт. Моисея, архиеп. Новгородского (1362).
http://s57.radikal.ru/i157/1002/4d/e302e72a67a0.jpg
Святитель Моисей, архиепископ Новгородский (1325 - 1330; 1352 - 1359), в миру Митрофан, родился в Новгороде. В юности он тайно покинул родительский дом и поступил в Тверской Отроч монастырь, где принял иноческий постриг. Родители нашли его, и по их настоянию он перешел в Колмов монастырь близ Новгорода. В этой обители он был рукоположен в сан иеромонаха, а затем в Юрьеве монастыре возведен в архимандрита. После смерти архиепископа Давида святитель Петр (+ 1326; память 21 декабря) посвятил его в 1325 году в сан архиепископа Новгородского. Однако святитель Моисей недолго управлял новгородской паствой. Раздоры и междоусобные распри, пожары и другие бедствия тяготили его душу, искавшую иноческого уединения. В 1330 году святитель удалился в Колмов монастырь на покой. Но и здесь он оставался недолго. Отыскав пустынное место на Деревянице, он построил там каменную церковь Воскресения Христова. В этом месте святитель провел в иноческих подвигах более двадцати лет. Уступив настоятельным просьбам новгородцев, он снова возвратился к своей пастве. Древний летописец так описывает святителя Моисея: "Он пас Церковь свою, как пастырь добрый; защищал обиженных, берег бедных вдов; собрав множество писцов, на свой счет написал много книг, многих он утвердил в благочестии своими наставлениями". В 1354 году Константинопольский Патриарх Филофей (1354 - 1355; 1362 - 1376) в знак глубокого почитания святителя Моисея разрешил ему пользоваться древним преимуществом Новгородских святителей - носить крестчатые ризы, которые и прислал сам. Он также позволил святителю Моисею самому непосредственно обращаться к Константинопольскому Патриарху. Семь лет продолжалось вторичное святительство архиепископа Моисея, ознаменовавшееся строительством многих церквей в Новгороде и его окрестностях. В 1352 году святителем был построен каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы на Болотове; в 1355 году устроен монастырь в местности, называемой Сковородкой, с каменным храмом в честь святого Архистратига Божия Михаила; в 1357 году построены храмы еще в трех монастырях: в Радоговицах при Волотовском Успенском храме, в Духовом монастыре и в женском монастыре во имя святого Иоанна Богослова (первый и последний монастыри были основаны святителем).

В 1359 году, почувствовав слабость и болезнь, святитель удалился в основанную им Сковородскую обитель во имя святого Архистратига Божия Михаила и подвизался в ней до самой кончины, наступившей 25 января 1362 года. Он был погребен в соборном храме. Архиепископ Новгородский Сергий в 1484 году, ехавший на кафедру из Москвы, велел священнику открыть гроб святителя Моисея. "Не смею. Владыка, дерзнуть открыть мощи святителя. Это твое дело, святительское, открывать гроб святителя", - ответил священник. "Что на этого смерда и смотреть!" - сказал разгневанный архиепископ, но был вскоре наказан. Лишившись рассудка, он не смог управлять кафедрой и не выздоровел, пока не принял схиму в Хутынском монастыре (+ 1504 в Троице-Сергиевом монастыре).

Установление празднования святителю Моисею на 19 апреля связано с обретением в 1686 году его нетленных моще

Тропарь святителя Моисея, архиепископа Новгородского
глас 8

Чистоты ради жития твоего, пощения же и молитв и трудов сосуд благопотребен был еси Владыце Христу, иже дарова тя стаду твоему, яко сокровище неотъемлемо, чудесы всех обогащающа. Тем и мы, сошедшеся к раце мощей твоих, верою и любовию вопием: моли о нас, пречестный архиерею Моисее, отче наш.

0

21

............................продолжение от 7 февраля

новомученики:

Сщмч. Владимира, митр. Киевского и Галицкого (1918).
http://i059.radikal.ru/1002/a7/cc425c7526bc.jpg
В миру Василий, родился 1 января 1848 г. в семье священника Никифора Богоявленского, впоследствии также принявшего мученическую кончину. С детства Василия отличали скромность и чистосердечность.

После Духовного училища и семинарии в Тамбове он в 1874 г. окончил Киевскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и получил назначение преподавателем в родную семинарию. 31 января 1882 г. Василий Никифорович Богоявленский был рукоположен во пресвитера в Покровской соборной церкви г. Козлова и вскоре назначен настоятелем Троицкого храма и благочинным городских церквей. С начала своего пастырского служения он в полноте проявил административные способности и стяжал любовь и уважения клира и мирян.

В трагической смерти жены и единственного ребенка молодой священник усмотрел Промысл Божий. Поступив в Тамбовский Казанский монастырь, он 8 февраля 1886 г. принял иноческий постриг с именем Владимир, на следующий день был возведен в сан архимандрита, назначен настоятелем Троицкого Козловского монастыря, а в октябре того же года - настоятелем Антониева монастыря в Новгороде Великом.

3 июня 1888 г. в Александро-Невской лавре архимандрит Владимир был рукоположен митрополитом Новгородским, Санкт-Петербургским и Финляндским Исидором (+ 1892 г.) и другими иерархами во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии. Преосвященный Владимир проявляв постоянную заботу об устроении церковноприход-ской жизни, уделял особое внимание духовно-нравственному просвещению мирян.

19 января 1891 г. святитель Владимир был назначен на Самарскую кафедру. В то время губернию поразила эпидемия холеры и неурожай. Власть терялась и первый пошел к народу с крестом в руках епископ Владимир, явившись в тяжелую минуту его истинным печальником и крепкой нравственной опорой. Святитель повсюду стремился быть вместе с паствой: совершал о почивших панихиды на холерном кладбище, служил на площадях города молебны об избавлении от бедствий, безбоязненно посещал холерные бараки в местах, охваченных эпидемией. В те тяжелые дни владыка Владимир много внимания уделял и духовному образованию, катехизации населения.

С 18 октября 1892 г. в течение шести лет святитель Владимир управлял Грузинским экзархатом в сане архиепископа Карталинского и Кахетинского. Возглавляя Тбилисскую кафедру, он неустанно трудился над духовным просвещением разноплеменного населения, укреплением и распространением православной веры на Кавказе. В результате его неутомимых трудов было построено и возобновлено более ста храмов, в том числе много старинных, заброшенных; открыто свыше 300 церковноприходских школ, устроена Духовная семинария в Кутаиси.

С 21 февраля 1898 г владыка Владимир - митрополит Московский и Коломенский.

Будучи духовным руководителем великой княгини Елизаветы Феодоровны (( 1918 г., память 5/18 июля и в день Собора новомучеников и исповедников Российских), митрополит Владимир оказал ей содействие в основании Марфо-Мариинской обители.

23 ноября 1912 г. высокопреосвященный Владимир был назначен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским с присвоением ему звания и прав первенствующего члена Священного Синода.

Святейший патриарх Тихон позднее так говорил о деятельности владыки Владимира в тот период: «Он был верен канонам Святой Православной Церкви, преданиям отеческим и безбоязненно и смело, честно и благородно исповедовал эту снедающую его ревность перед всеми, какими бы последствиями это не сопровождалось».

Три года управления тогдашней столичной епархией оказались чрезвычайно трудными для него: в городе усиливалось влияние «распутинщины», явственно ощущалась гибельность последствий ее проникновения в церковные и государственные дела, в жизнь царской семьи. За открытое неприятие и осуждение Распутина святитель Владимир впал в немилость и в ноябре 1915 г. переведен в Киев.

Октябрьский переворот 1917 г. вызвал нестроения в церковной жизни на Украине. Состоявшийся в то время в Киеве епархиальный съезд клира и мирян образовал самочинное управление и призвал к созданию «независимой» Украинской Церкви. Выступая против переустройства уклада жизни епархии и неканонических действий по образованию автокефалии, митрополит Владимир призывал пастырей и пасомых избегать вражды и препятствовать расколу, сохраняя Церковь в единстве и чистоте Православия.

http://s002.radikal.ru/i197/1002/17/2cc3f84ef720.jpgКрест, установленный у места мученической кончины

С приходом в Киев гражданской войны и захватом большевиками города начались невиданные там дотоле грабежи и насилия, сопровождавшиеся осквернением монастырей и храмов, святынь Киево-Печерской лавры.

25 января 1918 г. вооруженные люди ворвались в покои митрополита Владимира и после издевательств над ним вывели его за стены лавры и расстреляли. Перед смертью архипастырь совершил молитву, благословил своих убийц и сказал: «Господь вас да простит». Найденное братией его тело было изувечено множеством колотых и огнестрельных ран. Мученическая кончина святителя Владимира явилась началом длительного периода гонений на Русскую Православную Церковь, во время которых бесчисленное множество клириков и мирян приняло мученические венцы, свидетельствуя о вере Христовой даже до смерти (Откр. 12, 11).

Честные мощи священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, были обретены летом 1992 г. и положены в Ближних пещерах Киево-Печерской лавры.

http://i053.radikal.ru/1002/c1/3e066c93cf3c.jpg

Тропарь, глас 2-й
Веры православныя непорочный блюстителю и заповедей Христовых усердный исполнителю, священномучениче Владимире, Христа всем сердцем возлюбив, паству твою до́бре упасл еси́, незло́биво мученическую смерть прия́л еси́. Сего́ ради в вечной славе пребывая, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 4-й
Образ Христова милосердия являя, покров и защищение пастве твоей был еси́, святи́телю отче Владимире, в кротости страдания приемля, безбожных мучителей, благословляя, простил еси. Тем же и нам испроси у Христа Бога дух ми́рен и ве́лию милость.

Свщмч. Петра (Зверева), архиеп. Воронежского (1929).
Воронежский архиепископ Петр (Зверев) в 1926 году был осужден на 10 лет лагерей. После тюрьмы, этапов и Кемского пересыльного лагеря священномученик оказался на Соловках. После отправки из Соловков архиепископа Илариона (Троицкого) Владыка Петр был избран ссыльными архиереями главой Соловецкого православного духовенства. В Соловецком лагере особого назначения он возглавлял тайные богослужения, совершаемые заключенными священнослужителями, а после того как был отобран антиминс, службы совершались на груди у священномученика Петра. Зимой Владыка был отослан на остров Анзер. В бывшем Голгофском скиту он написал Акафист преподобному Герману Соловецкому. В конце 1928 года архиепископ Петр (Зверев) заболел тифом, и в январскую стужу был помещен в тифозный барак. 7 февраля 1929 года архиепископ Петр скончался.

Свщмч. Василия (Зеленцова), еп. Прилукского (1930).
Священномученик Василий (Зеленцов), епископ Прилукский, был арестован после своего выступления против ограбления храмов в 1922 году, приговорён к расстрелу, который заменили (благодаря защите паствы) на пять лет лагерей. Из тюрьмы владыка Василий забрал ребенка умершей заключённой, и воспитывал его вместе с другими четырьмя сиротами, которые были на его иждивении. В 1926 году он был вновь арестован и после мучительных допросов в застенках ГПУ выслан на Соловки. Там епископ Василий составил так называемые «Необходимые канонические поправки» в адрес «Декларации» митрополита Сергия (Старгородского), содержащей положения о лояльном отношении Церкви к советскому строю. Из Соловков в 1929 году владыка Василий был переведён для продолжения ссылки в Иркутскую область. Там его позиция по отношению к богоборческим властям и к лояльной политике митрополита Сергия стала ещё более непримиримой. В тот же год епископ Василий был арестован и этапирован в Лубянскую тюрьму Москвы, где после истязаний ему вынесли приговор и 7-го февраля 1930 года расстреляли.

Свщмч. Стефана Грачева (1938).
Грачев Степан Павлович
Родился в 1911 г.
Расстрелян в 1938 г. Место захоронения - Ленинград.
Источник: Ленинградский мартиролог. Т. 9  Словник.

Мч. Бориса Заварина (1938).
Год рождения 1910
День рождения 23
Месяц рождения 4
Место рождения Ярославская губ., Ростовский у., с.Копыри (Копорье?)
псаломщик
Родился в семье священника Сергея Константиновича Заварина и его супруги
Александры Васильевны.
Борис окончил семилетнюю школу. Потом продолжил учение в сельскохозяйственном
техникуме в г.Любиме.Должность=псаломщик
Год окончания 1938
Месяц окончания 1
Борис Сергеевич Заварин был женат. Супругу звали Марией Павловной.
У Бориса Сергеевича были братья Аркадий и Сергей, а также сестра - Галина
Сергеевна (в замужестве Разживина).
30 октября 1937г. был арестован отец Бориса Сергеевича, священник
с.Троице-Залужье о.Сергий Заварин и приговорен к 10 годам заключения в ИТЛ. тройка при УНКВД СССР по Вологодской обл.
21/01/1938
Обвинение "активный участник к.-р. подпольной организации духовенства, контрреволюционная
деятельность, клевета и вымыслы на ВКП(б) и Советское правительство, говорил
о скором развале колхозов, террористические настроения"
Статья ст.58-10 ч.1,58-11 УК РСФСР
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Групповое дело "Дело Богословского Н.А. и др. Вологодская о., 1938г."
Виновным себя не признал

Все ныне поминаемые угодники Божии молите  Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

22

..................продолжение от 7 февраля

Иконы Божией Матери, именуемой "Утоли моя печали" (принесена в Москву в 1640 г.).
http://s004.radikal.ru/i205/1002/bd/384f2e147792.jpg

Этот святой образ Божьей Матери находится в Москве, в церкви его имени, известной под названием: на Пупышах. Он принесён в Москву при царе Александре Михайловиче казаками.

Сохранилось предание о чудодейственной силе иконы Божьей Матери «Утоли моя печали» :

Одна женщина довольно знатного происхождения, жившая вдали от Москвы, продолжительное время страдала расслаблением всего организма, а в особенности рук и ног. Имея все материальные блага жизни, она не имела самого главного — здоровья. Что она могла сделать со своим богатством? Сама она пользоваться им не могла, а служить им для других тоже была не в силах: болезнь приковывала ее к одру. Она имела полную возможность пользоваться услугами врачей и пользовалась. Однако помощь врачей не только оказалась бессильной, но, постепенно истощая ее силы, довела ее до предсмертного томления: она потеряла всякую надежду на свое выздоровление. И в эту-то тяжелую минуту жизни, когда человек не видит ниоткуда помощи и сводит мысленно последние счеты со своим прошлым, когда он видит медленно, но неуклонно приближающуюся смерть, в эту тягостную минуту больная получила радостную и успокоительную надежду на выздоровление. В сонном видении она услышала голос, говоривший ей:

— Вели себя везти в Москву; там на Пупышеве, в храме святого Николая, есть образ Божией Матери с надписью: «Утоли моя печали»; молись пред ним, и ты получишь исцеление.

При этих словах явилась ей и сама икона, от которой было обещано исцеление.

Видение кончилось. Больная, лежавшая пред этим как бы без чувств, пробудилась от своего глубокого сна и тотчас же почувствовала в себе какую-то новую жизнь. Промысл всемогущего Бога поддерживал еще ее существование в этом земном мире. Придя в полное сознание, она сообщила о своем дивном видении домашним. Оказалось, что никто из ее родных никогда не бывал в Москве.

Тем не менее просьба больной была удовлетворена: ее привезли в Москву. Отыскали местность, называемую Пупышево, и внесли расслабленную в храм Николая Чудотворца. Больная, осмотрев все иконы, не нашла между ними той, которая явилась ей во сне. Между тем, сопровождавшие больную рассказали местному священнику об ее видении. Тогда священник велел причетникам принести с колокольни все находившиеся там ветхие иконы Божией Матери. Среди них оказалась и икона с надписью: «Утоли моя печали», но она до того была покрыта пылью, что с трудом можно было узнать лик Богородицы. Лишь только этот образ Богоматери был внесен в церковь, как больная, несколько времени от слабости уже не говорившая и не владевшая ни руками, ни ногами, к удивлению сопровождавших ее родных, вдруг воскликнула:

— Она! Она!

Как радостен был этот возглас! Он краток — всего лишь одно слово: «Она!» Но как он содержателен! В нем было положительно все: и вера, глубокая вера в помощь Богоматери, вера, поддерживавшая больную в ее долгом, тяжелом путешествии в отдаленный город; и надежда на исцеление от тяжкого недуга телесного и не менее тяжелых душевных страданий; и любовь, признательная любовь за даруемое здоровье телесное и душевное. Кратко говоря, это был возглас, идущий из глубины христианской верующей души, это была радость за даруемое Божией Матерью исцеление и в то же время мольба об утолении печали, сокрушающей исстрадавшееся сердце, — молитва при виде чудотворного образа «Утоли моя печали».

Она твердо верила в свое исцеление, и Небесная Царица не оставила ее без Своего призрения, но чудесным образом даровала ей здоровье. Вот доказательства этого чуда от иконы «Утоли моя печали». Во-первых, больная не только воскликнула, хотя перед этим, как было сказано, она несколько времени от слабости уже не говорила, но и перекрестилась. Мог ли это сделать человек, уже несколько времени не владевший рукой? Нет. Далее. Когда после молебна больная приложилась к чудотворной иконе Богоматери, она почувствовала в себе столько силы, что без всякой помощи других стала на ноги и потом, без посторонней же поддержки, вышла из церкви св. Николая. Кто не увидит в этом событии помощи свыше? Только по воле Бога расслабленные могут ходить. Наконец, больная вернулась домой совершенно здоровой, и это, несомненно, по милости Царицы Небесной.

Это чудо совершилось 25-го января. В этот день и празнуется икона «Утоли моя печали».

В Москве есть еще четыре иконы Богоматери, также известных под именем «Утоли моя печали». Это списки с вышеупомянутой чудотворной иконы :

В церкви святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня на Покровке,

В церкви святых апостолов Петра и Павла в Ново-Басманной,

В церкви святого Тихона Амафунтского у Арбатских ворот,

В церкви преподобного Сергия, в Рогожской.

В С.-Петербурге, в храме Вознесения Господня, что на Вознесенском проспекте, близ Екатериненского канала, есть также древняя и глубокочтимая икона Божьей Матери «Утоли моя печали». Эта св. икона привезена из Москвы в 1765 году 25 сентября купцом Роговиковым, одним из участников построения Вознесенского храма, ко дню освящения придела в честь этой иконы, где она и была помещена в особо устроенном серебряном киоте.

Чудотворная икона Божьей Матери «Утоли моя печали», или, как ее еще иначе называют, «Утоление печали», имеется еще в Орловской губернии, Карачаевском уезде. Она находится там в Николаевском Одрином монастыре в иконостасе по правую сторону от царских дверей .

Так же известны аналогичные иконы:

в Покровском монастыре, в г. Шклове Могилевской губернии,

в Вернадском мужском монастыре Ольгопольского уезда Подольской губернии,

в скиту св. Иоанна Предтечи Молченской Софрониевой пустыни Курской губернии.

Изображение этой иконы:

Богоматерь держит Предвечного Младенца, левую же руку приложила к главе своей, несколько склоненной набок. Богомладенец держит пред собой развернутый свиток со словами - «Суд праведен судите, милость и щедроты творите кийждо ко искреннему своему; вдовицу и сира не насильствуйте и злобу брату своему в сердце не творите».

Тропарь, глас 5

Утоли болезни многовоздыхающия души моея, Утолившая всяку слезу от лица земли: Ты бо человеком болезни отгоняеши и грешных скорби разрушаеши, Тебе бо вси стяжахом надежду и утверждение, Пресвятая Мати Дево.

Кондак, глас 6

Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари, яко Благая, на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя.

АКАФИСТ :  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=2#p4423

Владычице Преблагословенная ,моли Бога о нас !http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(2 Пет. 2, 9-22; Мк. 13, 14-23). "Если кто вам скажет: вот, здесь Христос, или: вот там - не верьте". Христос Господь, Спаситель наш, устроив на земле Св. Церковь, благоволит пребывать в ней, как глава ее, оживитель и правитель. Здесь Христос, в Православной нашей Церкви, и в другой какой-либо нет Его. И не ищи, не найдешь. Почему, если кто из неправославного сборища придет к тебе и станет внушать: у нас Христос, не верь. Если услышишь от кого: у нас апостольская община, и у нас Христос, не верь. Апостолами основанная Церковь пребывает на земле; это Православная Церковь. И здесь Христос. А та, вчера устроенная община, не может быть апостольскою, - и в ней нет Христа. Если кого услышишь говорящим: во мне говорит Христос, а между тем он Церкви чуждается, пастырей ее знать не хочет и таинствами не освящается - не верь ему: в нем не Христос, а другой дух, присваивающий себе имя Христа, чтобы отвлекать от Христа Господа и от Св. Церкви Его. И никому не верь, кто будет внушать тебе малое что, чуждое Церкви. Всех таких признавай орудиями духов лестчих и лживыми проповедниками лжи.
****************************************************************************************************************************************
Я никогда не умру

  "И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет во век. Веришь ли сему?"
(Ин. 11, 26)

Да, Господи, я верую сему - и никогда не умру. Когда душа моя разлучится с телом, то будет лишь подобие смерти, потому что моя душа никогда не разлучится с Богом. И не будет уже той смерти, от которой спас нас Христос, избавив от злейшего врага, порожденного грехом. "Последний же враг истребится, - смерть" (1 Кор. 15, 26). Мы верим сему твердо и непоколебимо, ибо "кто отлучит нас от любви Божией"? (Рим. 8, 39).
Мы члены Тела Христова, мы принадлежим Ему, мы сочетались со Христом навеки, Он не выпустит нас из Руки Своей. Как можем мы умереть, если Дух Божий обитает в нас? Жизнь, дарованная Богом, не может разлучиться с Ним, Источником Жизни. Сам Христос есть жизнь наша, и Он сделался для нас от Бога не только "искуплением, но и праведностью", чтобы мы, очищенные от греха, стали пригодны для того Небесного Царствия, куда "не войдет ничто нечистое" (1 Кор. 1, 30). Взирая на Него, мы простираемся вперед в непоколебимой уверенности, что души наши погибнуть не могут. Искупленные Святою Кровью Христа, умирая в Нем для греха, они в Нем и оживут для вечной жизни, для вечного блаженства.

из истории дня:
В 1721 г. при Царе Петре Великом, для управления Русской Церковью, был учрежден Святейший Синод, ставший Соборным Патриархом
В 1920 г. в Иркутске был убит адмирал А.В. Колчак (род. 22 октября 1874 г.)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

23

Во славу Божию и на пользу ближнего !

8 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Прпп. Ксенофонта, супруги его Марии и сыновей их Аркадия и Иоанна (V-VI).
http://s003.radikal.ru/i203/1002/25/bb33a155ba98.jpg
Святой Ксенофонт был одним из знатнейших сановников в Константинополе. Он был богат мирскими благами, но еще богаче внутренними сокровищами: верою, благочестием и усердным соблюдением всех заповедей Божиих. Будучи знатным по своему сану и благородному происхождению, он был еще знатнее по своему благочестию и добродетельной жизни. Насколько он был высок по своим почестям, настолько же он был смиренномудр умом; он не превозносился сердцем над людьми и не гордился своею временною мирскою славою. Он собирал для себя сокровища на небесах, предпосылая туда свои богатства руками нищих. Была у него подруга жизни, по имени Мария, подражательница ему во всех добрых делах и во всем одинаковая с ним по характеру. Ксенофонт жил с нею добродетельно, угождал Богу, исполняя беспорочно все заповеди и соблюдая правду Божию. Когда у них родились два сына Иоанн и Аркадий, они воспитывали их добрыми наставлениями и учили не только книжной мудрости, но и страху Божию, который есть начало всякой премудрости, а равно поучали их всякой добродетели. Они желали видеть в детях не только наследников своих богатых имений, но главным образом подражателей их богоугодной жизни. Они послали их учиться эллинской мудрости в финикийский город Берит1, славившийся в то время своими школами. Когда они жили там некоторое время ради учения, Ксенофонт сильно заболел и уже ожидал смерти. Мария, не надеясь на выздоровления мужа, написала в Берит к сыновьям о тяжкой болезни отца и просила их поскорее возвратиться домой, - прежде чем отойдет в вечность отец. Она хотела, чтобы дети получили последнее благословение от отца и приняли участие в погребении его. Они поторопились возвратиться домой. Отец, увидев их, обрадовался, и от радости болезнь его ослабела. Он велел им сесть у своей постели и начал поучать их так:

- Как мне кажется, дети мои, я приближаюсь к кончине своей жизни; вы же, если любите меня, отца своего, сделайте, что я завещаю вам. Во-первых, бойтесь Бога и жизнь свою устрояйте по Его святым заповедям. Затем то, что я скажу вам далее, буду говорить не по тщеславию, но с целью наставить вас на путь добродетели: если вы мою жизнь будете иметь для себя образцом, то я думаю, не нужно вам будет другого учителя, ибо домашнее учение, выраженное словом и делом, гораздо полезнее всякого другого учения. Знайте же, что я дожил до сих пор, сохраняя постоянное благоговение и простоту сердца. Я был всеми уважаем и любим не за свой высокий сан, а за свою кротость и добрый нрав: никого и ничем я не обидел, никогда никого не укорял, не клеветал, не завидовал, не гневался напрасно, не враждовал ни с кем. Я всех любил и со всеми жил в мире; я не уклонялся от посещения церкви Божией ни вечером, ни утром; я не презирал ни нищего, ни странника, ни опечаленного, но каждого утешал словом и делом; часто посещал находившихся в темницах, многих пленников выкупил и отпустил на свободу. Как положил я устам своим преграду, чтобы не говорить ничего дурного и лукавого, точно так же я положил завет для очей своих, - чтобы не смотреть на чужую красоту и не иметь похотения к ней. Бог меня хранил, и я не знал иной жены, кроме вашей матери, но и с нею я жил в плотском союзе, пока не родились вы, а затем мы условились оставаться чуждыми друг для друга по плоти и сохранили телесную чистоту о Господе доселе. Последуйте же, дети, жизни родителей, подражайте вере, терпению и кротости нашей, и живите так, чтобы угождать Богу; тогда Бог пошлет вам долгую жизнь. Подавайте милостыню убогим, защищайте вдовиц и сирот, посещайте больных и находящихся в темницах, избавляйте обиженных и неправильно осужденных от бедствий, храните мир со всеми. Будьте верны своим друзьям, благодетельствуйте врагам, не воздавая им злом за зло; по отношению ко всем будьте добры, кротки, любезны, смиренны. Сохраняйте в непорочности чистоту душевную и телесную, а если Бог благословит вас супружеством, то да будет не скверно ложе ваше. Благотворите церквам Божиим и монастырям; священников и иноков почитайте, ибо ради них Бог являет всему миру милосердие. Особенно не забывайте скитающихся ради Бога в пустынях, в горах, в вертепах и пропастях земных, но подавайте им необходимое для жизни. Достаточно питайте нищих, и вы не обеднеете. Вы знаете, что дом мой никогда не оскудевал, несмотря на частью трапезы, предлагаемые убогим. Часто молитесь и внимайте поучениям святых мужей. Матери вашей воздавайте должный почет и слушайте ее со страхом Господним, всегда исполняя ее волю и никогда но отступая от ее повелений. Будьте милостивы к рабам, любя их как членов семьи и детей своих; стариков отпускайте на свободу и подавайте им пищу и все потребное до самой кончины их. Короче сказать, повторяю вам: что вы видели меня творящим, тоже делайте и сами, - и вы сподобитесь чести и славы святых. Помните всегда и то, что скоро прейдет мир сей и слава его исчезнет. Дети, сохраните заповеди Господни и мои наставления, и Бог мира да будет с вами!

Слушая эту речь, Иоанн и Аркадий плакали и говорили:

- Не оставляй нас, отец, но умоли Бога, да подаст тебе еще несколько времени прожить с нами. Мы веруем, что ты умолишь Бога, если захочешь: Бог послушает тебя. Для нас же юных весьма необходима твоя жизнь здесь, чтобы ты совершеннейшим образом наставил нас на добрые дела, и сам устроил нашу жизнь, как должно.

Отец тяжко вздохнул и, прослезившись, сказал:

- С тех пор как посетил меня Бог этою болезнью и я возлег на одре, я много молил и молю Бога о том, чтобы Он, ради вашей юности, ниспослал мне еще немного времени прожить на земле, пока я увидел бы вас совершенными во всем.

В следующую же ночь было святому Ксенофонту откровение в сонном видении, что Бог повелевает ему еще оставаться в этой жизни. Он возвестил об этом супруге и детям, и все они радовались и славили Бога. Больной начал мало-помалу выздоравливать от недуга. Он сказал сыновьям:

- Дети, отправляйтесь и оканчивайте ваше учение, а по окончании немедленно возвращайтесь: я устрою ваш законный брак.

Затем он посадил их на корабль и, снабдив всем необходимым, отпустил их снова в Берит.

Когда они отправились в путь морем, плавание вначале было благоприятным, так как дул попутный ветер. Но затем внезапно поднялся противный ветер, и на море наступили неожиданная буря и сильное волнение. Корабельщики скоро оставили руль, и корабль был понесен бурею неведомо куда, все более погружаясь в волнах. Все, находившиеся на корабле, отчаялись в спасении жизни и под влиянием бедствия и страха смерти горько плакали. Плакали и оба брата, Иоанн и Аркадий, вознося молитвы к Богу.

"Владыка преблагий и промыслитель о всякой твари! - молились они. - Не презри создания Своего, помяни добрые дела наших родителей и ради них не оставь нас: не дай нам прежде времени умереть в молодых годах нашей цветущей юности. Пусть пощадит нас водная буря и не поглотит нас глубина морская. Помяни милости Твои и щедроты, призри с высоты святой славы Твоей и воззри на бедствие наше. Услышь стенание наше и вопли наши! Сердцем сокрушенным и духом смиренным мы молимся Тебе: простри к нам Твою всесильную десницу и избавь нас от смертной гибели; не предай нас смерти ради Твоего имени, но поступи с нами по милости Своей и по множеству милосердия Своего. Избавь нас от потопления ради славы Своей, ибо не мертвые восхвалят Тебя и не те, которые нисходят в ад (ср. Пс.113:25), а мы, живые, прославим Твое величественное имя".

Корабельщики, видя, что сильное волнение не прекращается, а наступает еще большее, так что уже невозможно кораблю избавиться от потопления, - как бы желая помочь бедствующему кораблю, сошли в небольшое судно, особенным образом устроенное, покрытое сверху и безопасное от погружения, и затем поспешили удалиться от корабля, плывя туда, куда несли волны. Они надеялись, что волны выбросят где-либо их на берег. Юноши, Иоанн и Аркадий, оставшись на корабле со своими рабами, видели и бегство корабельщиков и неизбежную гибель корабля, так как последний уже разбивался и, наполняясь водою, погружался в волнах. Они совершенно отчаялись в спасении жизни и совлекли с себя одежды ради большого удобства в плавании, чтобы не тотчас погрузиться и погибнуть в пучине. Ожидая окончательной разлуки и смерти, они с плачем и умиленными голосами взывали к своим родителям, остававшимся далеко в дому, представляя их как бы находящимися здесь.

- Желаем тебе, - говорили они, - здравствовать, любезнейший отец! Будь здрава и ты, любезнейшая мать! Не увидите вы нас более, равно как и мы вас; не будем уже более наслаждаться вместе с вами в дому земными благами.

Затем они стали говорить друг другу:

- Горе нам, возлюбленный брат! Горе, свет очей моих! О, как тяжко разлучаться! Где теперь родительские молитвы? Где их благодеяния нищим? Где их милостыни, подаваемые инокам и оказываемое им уважение? Неужели ни одна из эти молитв о нас не дошла к Богу или, если и дошла, все же оказалась бессильною, так как ее превысило множество грехов наших, за которые мы уже недостойны жить? Горе нам, недавно плакавшим по поводу ожидаемой смерти отца, а ныне имеющим быть виновниками неутешного плача и бесконечного рыдания наших родителей! О отец! Ты, усердно пекущийся о нашем воспитании и благоустроении нашей жизни, не увидишь нас даже мертвых. О мать, надеявшаяся увидеть брак сынов твоих и готовившая прежде времени прекрасные палаты! Ты не увидишь даже гроба детей твоих. Подлинно, тяжко родителям видеть своих умирающих детей и погребать их, - а вам, милые родители наши, насколько тяжелее будет страдание при потере детей своих, когда вы не видели ни смерти их, ни даже вести о их неожиданной и горькой кончине не можете получить! Вы надеялись, что мы похороним вас в глубокой старости, а ныне и мы не удостаиваемся быть погребенными вашими руками.

Затем они обнялись и, прощаясь, говорили друг другу:

- Спасайся, брат, и прости меня!

При этом они еще раз воззвали к Богу:

- О Царю и Владыко всех! Какую смерть Ты попустил нам! Если по неизреченным судьбам Твоим нам невозможно избавиться от нее, то, по крайней мере, не разлучи нас умирающих. Пусть одна волна покроет нас и одна утроба морского зверя пусть будет нам гробом!

Обращались они и к рабам своим:

- Спасайтесь, добрые братья и друзья, и простите нас.

Когда корабль окончательно разбился, каждый из них ухватился за первую попавшуюся доску, и, таким образом, они были разнесены волнами в различные стороны друг от друга. Но, по благодати Божией, все были спасены от потопления и гибели, и только занесены в различные стороны: рабы были выброшены волнами на сушу в Тире2, Иоанн выброшен на одно место, называемое Малмефетан3, а Аркадий - в Тетрапиргию4. Каждый из них, ничего не зная об избавлении от смерти брата своего, не столько радовался о своей жизни, сколько скорбел о смерти брата.

Вышедши на сушу, Иоанн рассуждал сам с собою так: "Куда я пойду теперь? Я стыжусь явиться нагим на глаза людям. Пойду лучше в монастырь, где живут благоговейные иноки и там поработаю Богу, спасшему меня от смерти, в нищете и смирении лучше, чем в богатстве мира сего. Я думаю, что Бог потому не послушал нас, молившихся к Нему на корабле, что родители наши хотели сочетать нас браком и оставить нам богатства и большие приобретения. Мы погибли бы в суете мира сего скорее, чем на море. Всевидящий Бог, устроял для нас лучшую жизнь, попустил для нас такое бедствие, и как Ему угодно было, так и случилось. Он, Благий, знает все, что на пользу нам, а мы ничего не знаем, что должно случиться с нами. Он знает все и творит, как хочет, уготовляя спасение душе каждого".

Затем, воздев руки к Богу, он так молился: "Господи мой, Господи, спасший меня от морских волн и гибели смертной! Спаси и раба Твоего, брата моего Аркадия. Избавь его от горькой смерти, как избавил и меня по милости Своей; и если Ты сохранил его живым и извел на сушу, то отверни ему ум, чтобы он размыслил и восхотел иноческой жизни, и сподоби его благоугодить Тебе. Спаси и слуг, бывших с нами, чтобы ни один из них не погиб в море, но спасением всех их да прославится пресвятое имя Твое!"

Идя по берегу, он продолжал молиться: "Господи Иисусе Христе, Единородный Сын Божий! Снизойди к молению раба Твоего и направь стопы мои к исполнению заповедей Твоих, наставь меня по Твоей святой воле, ибо Ты знаешь, Владыко, что иного помощника, кроме Тебя, я не имею в сей час".

Прошедши немалое расстояние, он нашел монастырь и постучался в ворота. Привратник отпер и увидел его нагого. Он снял с себя верхнюю одежду, дал ему одеться и, введши его в свою келию, предложил ему хлеб и сочиво. Когда встали от трапезы, привратник черноризец спросил:

- Откуда ты, брат?

Он ответил:

- Я странник, - господин мой, - и убогий, спасшийся от гибели на море. Когда корабль разбился и погрузился в воду, я ухватился за доски и был носим волнами. Бог, по молитвам вашим, сохранил меня живым, и я был выброшен в вашу страну.

Привратник черноризец, услышав это, умилился и прославил Бога, спасающего надеющихся на Него. Затем спросил у Иоанна:

- Куда ты хочешь идти, брат?

Иоанн ответил ему:

- Куда укажет Бог. Я хотел бы стать иноком, если бы милосердый Владыка, презрев мои согрешения, сподобил меня принять Его благое иго.

Черноризец сказал ему:

- Воистину, чадо, ты желаешь доброго дела, и будешь блажен, если со всем усердием поработаешь Богу.

Тогда Иоанн обратился к нему со следующей просьбой:

- Умоляю тебя, отче, скажи мне: могу ли я здесь с вами оставаться?

Инок ответил:

- Подожди немного, я сообщу о тебе отцу нашему игумену. Не будет ли ему откровения от Бога о тебе? Затем то, что он повелит тебе, ты сделаешь и спасешься.

Привратник пошел к игумену и рассказал ему подробно все о юноше. Игумен повелел привести его к себе и, увидев его, уразумел в судьбе его Божие призвание. Провидя его добрую жизнь, он сказал:

- Благословен Бог отца твоего и матери, спасший тебя от гибели в море и приведший сюда!

Затем, преподав ему подробные наставления о спасительной иноческой жизни, осенил его крестным знамением и повелел ему оставаться в монастыре. В скором времени он постриг Иоанна в иноческий ангельский чин. Таким образом, блаженный Иоанн подвизался в молитве и посте и во всех монастырских трудах, исполняя послушания. Но он постоянно скорбел о брате своем Аркадии, думая, что тот погиб в морских волнах.

Аркадий также, по Божию изволению, остался в живых и, вышедши из моря на сушу в Тетрапиргии, пал ниц и молился Богу так: "Господи Боже Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова, Бог отца моего! Благодарю Тебя за то, что Ты избавил меня от волнения и бури и от смерти извел меня к жизни, которой я уже не ожидал, и поставил мои ноги на суше. Но как Ты, премилостивый, спас меня от потопления, так спаси и раба Твоего, брата моего Иоанна. Я молюсь Тебе, Господи мой, Господи, - сохрани его по милосердию Твоему, чтобы не потопили его волны и буря, и не поглотила его бездна. Услышь меня, Господи, так как велики милости Твои, и сподоби меня увидеть брата моего. Помяни дела отца нашего и не сведи Иоанна в преисподние глубины моря. Не предай юного отрока преждевременной и нечаянной смерти. Дай мне прежде увидеть его и тогда умереть".

Так молясь, он сильно плакал и даже изнемог от плача; затем, встав, пошел в находившееся недалеко селение, где встретившийся ему один христолюбец дал ему ветхую одежду. Он оделся и, попросив немного хлеба, укрепил свое изнемогшее тело. После этого он пошел к находившейся там церкви и, еще раз помолившись со слезами о брате, прислонился к стоявшему у церкви столбу и заснул. Тотчас в сонном видении он увидел брата своего Иоанна, говорившего ему:

- Брат Аркадий! Зачем ты так горько плачешь обо мне и сокрушаешь свое сердце? Я, по благодати Христовой, остался жив; поэтому не печалься обо мне.

Аркадий, проснувшись, уверовал, что это сновидение истинно; он исполнился великой радости и благодарил Бога. При этом он размышлял сам с собою: что ему делать?

"Пойду ли я, - думал он, - к родителям, - они, не видя брата моего со мною, будут печалиться по поводу моего возвращения. Если я опять пойду в школу и, по окончании философских наук, возвращусь к родителям, то также не обрадую их. Увидев только одного меня, они начнут горько плакать. Что мне делать, я не знаю. Помню, как отец мой всегда восхвалял иноческую жизнь, связанную с безмолвием и приближающую к Богу. Итак, пойду в монастырь и стану иноком".

Так размыслив сам с собою, Аркадий сотворил молитву и пошел в Иерусалим. Поклонившись там святым местам, в которых Господь соделал спасение миру, он вышел из города и хотел пойти в какой-либо монастырь, который случится на пути. Продолжая идти, он встретил одного почтенного инока, украшенного сединами, человека святой жизни и прозорливца. Подошедши к нему, юноша припал к его ногам, лобызал их и говорил:

- Моли Господа о мне, святой отче, так как я нахожусь в большом унынии и страдаю.

Старец сказал ему:

- Не скорби, чадо! Брат твой, о котором ты скорбишь, так же жив, как и ты. Все другие, бывшие с вами на корабле, хранимые Богом, спаслись от гибели и пошли в монастыри ради иноческой жизни. Брат твой Иоанн уже принял первое иноческое посвящение. Будет время, когда ты увидишь брата собственными глазами, ибо услышана твоя молитва.

Аркадий, слыша эти слова великого старца, стоял изумленный и удивлялся прозорливости святого, а затем, опять припав к ногам его, стал говорить:

- Так как Бог не скрыл от тебя ничего, что случилось со мною, то и ты не отвергни меня, - умоляю тебя. Каким способом знаешь, спаси мою убогую душу и введи меня в иноческую жизнь.

Старец сказал ему:

- Да будет благословен Бог! Ступай за мною, дитя мое.

Старец повел его в лавру святого Харитона, которая на сирийском языке называлась Сукийскою5. Там он постриг юношу в иноки и дал ему келию, в которой раньше подвизался один из великих отцов в течение пятидесяти лет. С Аркадием провел один год и сам этот прозорливый старец, наставляя его в правилах иноческой жизни и научая его бороться и противодействовать невидимым врагам. По окончании года старец ушел в пустыню, оставив в келии одного Аркадия и обещая ему свидеться с ним по истечении трех лет. Аркадий, получив наставления от старца, ревностно исполнял их, работая Богу денно и нощно.

Спустя два года после гибели корабля, Ксенофонт, не зная о том, что произошло с его детьми на море, послал одного из рабов своих в Берит, поручив ему разыскать Иоанна и Аркадия и узнать подробно о них все: здоровы ли они и скоро ли окончат свое учение. Отец и мать сильно удивлялись, что в течение столь продолжительного времени дети ни разу не известили их о себе и не прислали ни одного письма своим родителям. Раб, прибыв в Берит и узнав, что дети господина его Ксенофонта не являлись в этот город, подумал: не изменили ли они своего намерения и не пошли ли они в Афины? А потому пошел в Афины искать их. Не нашедши их и там, и не будучи в состоянии собрать где-либо о них сведений, он пошел обратно в Византию смущенным. Когда он отдыхал на пути в одной гостинице, какой-то странствующей инок остановился там же отдохнуть. Во время разговоров он рассказывал, что идет в Иерусалим поклониться святым местам. Раб Ксенофонта, всмотревшись в инока внимательно, постепенно узнал в нем своего бывшего друга, одного из рабов, посланных господином с детьми в Берит. Раб спросил инока:

- Не так ли ты называешься? - и, назвав его имя, сказал:

- Ты - раб господина нашего Ксенофонта, отправившийся с Иоанном и Аркадием в Берит.

Черноризец ответил:

- Действительно это я, а ты товарищ мне, так как мы одного господина рабы.

Тогда раб спросил:

- Что случилось с тобою, что ты принял образ инока? Где также господа наши Иоанн и Аркадий? Расскажи мне, прошу тебя, - ибо я много трудов понес, отыскивая их, и нигде не нашел.

Инок тяжко вздохнул и с глазами, полными слез, начал рассказывать ему подробно.

- Ты должен знать, друг, что господа наши погибли в море, а равно и все, бывшие с ними. Как я думаю, я один только спасся от гибели. Я решил лучше скрыться в иноческом звании, чем возвратиться домой и принести ужасную весть господину нашему и госпоже и всем домашним. Таким образом, я стал иноком и иду в Иерусалим на поклонение.

Раб, услышав это, начал громко восклицать и горько плакать. Он начал вопить от жалости, бил себя в грудь и говорил:

- О, горе мне, господа мои! Что приключилось с вами? Что я слышу о вас! Как вы пострадали! Какая горькая кончина постигла вас! Кто возвестит отцу и матери об ужасной смерти вашей? Чьи глаза смогут смотреть на отцовские слезы и материнское горе! Можно ли слушать без содрогания плачь, рыдание и вопли их! Увы мне, мои добрые господа! Вы погибли, надежда наша! Мы надеялись, что вы, став наследниками после своих родителей, доставите счастье нам, рабам, осыплете своими благодеяниями нуждающихся, успокоите странных, облагодетельствуете нищих, украсите Божии храмы, будете подавать необходимое монастырям, - а ныне, о горе нам! все наши надежды обмануты. Что мне делать, я не знаю. Если я возвращусь домой к господину моему, то я не посмею рассказать ему столь прискорбные известия. В самом деле, как возвестить отцу и матери о том, что сыновья их погибли в море? Услышав об этом, не упадут ли они тотчас мертвыми, изнемогая от тяжкой сердечной скорби? Поэтому я не пойду домой, чтобы вследствие столь дурного известия, которое я принесу, не умерли раньше времени господа мои, и я не стал виновником их смерти.

Когда раб этот так говорил и плакал, не желая возвращаться к господину своему Ксенофонту, случившиеся там странники и жители селения убеждали его перестать плакать и советовали ему идти домой и рассказать обо всем господам своим, чтобы они не проклинали его.

- Если ты не возвестишь господам о горе их, - говорили они, - и сам неожиданно исчезнешь, то не будет тебе спасения.

Раб послушался совета их и возвратился в Константинополь. Вошедши в дом господина своего, он сел, поникши головою, с осунувшимся лицом, и в смущении молчал.

Госпожа его Мария, услышав, что раб их, посланный к детям, возвратился, тотчас призвала его к себе и стала спрашивать:

- Как живут наши дети?

- Ничего, здоровы, - ответил раб.

Госпожа продолжала спрашивать:

- Где же их письма?

- Я потерял их на пути, - ответил раб.

Тогда начало смущаться сердце ее, и она обратилась к рабу:

- Заклинаю тебя Богом, расскажи мне истину. Душа моя сильно смутилась и силы оставили меня.

Тогда он громко воскликнул, горько заплакал и начал рассказывать истину.

- Горе мне, госпожа моя! - говорил он. - Оба светила ваши угасли в море: разбился корабль, и все утонули.

О сколь мужественною оказалась, сверх ожидания, госпожа, услышавшая эту весть! Крепко веруя в Бога, она, вместо того, чтобы упасть на землю от изнеможения и горя и рыдать в отчаянии, несколько помолчала от изумления, а потом сказала:

- Благословен Бог, устроивший все сие! Как было угодно Господу, так Он и сотворил. Да будет имя Господне благословенно отныне и до века!

Рабу же, принесшему ей весть, она сказала:

- Молчи и никому об этом не говори: Господь дал, Господь и взял; Он Сам знает, что нам служит на пользу.

Когда прошло часа три и день склонялся к вечеру, возвратился домой из царских палат Ксенофонт. Он возвращался торжественно, в предшествии и сопровождении многих. Войдя в дом и отпустив пришедших с ним людей, он сел трапезовать. Он один только раз в день принимал пищу, и то вечером. Когда он возлег за трапезою, супруга его Мария обратилась к нему:

- Знаешь ли ты, господин мой, что раб наш пришел из Берита?

Ксенофонт ответил на это:

- Да будет благословен Бог! Где же возвратившийся раб?

Госпожа сказала ему:

- Он болен и отдыхает.

Тогда Ксенофонт спросил:

- Принес ли он нам письма от детей?

Она сказала на это:

- Оставь на сегодня, господин! Сейчас мы вкусим пищи, а завтра ты увидишь письма. Раб имеет многое рассказать нам о них словесно.

Но Ксенофонт настаивал:

- Сегодня и немедленно пусть принесут письма. Я прочту их и узнаю: здоровы ли дети наши? А все, что имеет сказать он изустно, пусть скажет завтра.

Тогда Мария, будучи не в состоянии удержать сердечное горе, залилась слезами и не могла ничего отвечать по причине рыданий. Ксенофонт, видя, что она так сильно плачет, удивился и стал спрашивать:

- Что это, госпожа моя Мария? Почему ты так плачешь? Разве дети наши больны?

Она едва-едва могла вымолвить:

- Лучше бы было, если бы они были больны, но они погибли в море, наши любезные дети.

Ксенофонт громко застонал и, прослезившись, сказал:

- Да будет благословенно имя Отца и Сына и Святого Духа, во веки, аминь! Не скорби, госпожа моя. Я верю, что Бог не попустит нашим детям совершенно погибнуть, и надеюсь, что Его милосердный промысл не причинит горя моим сединам, как и я никогда не осмеливался оскорбить Его благостыню. Помолимся же Его великой милости в продолжение всей этой ночи, и будем надеяться, что Бог откроет нам о детях наших: живы ли они или нет?

Затем они тотчас встали, затворились в молитвенной комнате и всю ту ночь провели в молитве, обращаясь к Богу с обильными слезами и твердою верою. Когда начало светать, они возлегли отдохнуть, каждый особо, на острых волосяных рубищах. И было им обоим одно и тоже сонное видение. Им казалось, что они видят обоих сыновей своих предстоящими Христу Господу в великой славе: Иоанн имел уготованный для него престол, скипетр и царский венец, украшенный многоценным бисером и дорогими каменьями; у Аркадия же был венец из звезд, крест в правой руке и светлый одр, приготовленный для отдыха. Когда они встали от сна и рассказали друг другу о своем видении, они поняли, что сыновья их живы и сохраняются милостью Господнею. Они сильно обрадовались, и Ксенофонт сказал своей супруге:

- Мария, я думаю, что наши дети в Иерусалиме. Пойдем туда и поклонимся святым местам. Может быть, там как-нибудь найдем и детей наших.

Посоветовавшись так между собою, Ксенофонт и Мария приготовились в путь и, сделав распоряжения управителям обо всем, касавшемся дома и имущества, раздав много милостыни и взяв с собою много золота, сколько было необходимо для подаяния милостыни и для пожертвований на святые места, отправились в Иерусалим. Прибыв туда, они обошли все святые места, молясь и раздавая милостыни. Затем они начали обходить все находившиеся в окрестностях Иерусалима монастыри, отыскивая детей своих, но нигде не находили их. Случилось им в одном месте на пути встретить одного из рабов своих, бывших с их детьми на корабле, уже ставшего иноком. Они обнимали его, целовали и земно кланялись. Инок, в свою очередь, земно кланялся им и говорил:

- Молю вас, ради Господа, не кланяйтесь мне: не приличествует вам, моим господам, так кланяться мне, рабу вашему.

Ксенофонт сказал ему:

- Мы почитаем святой иноческий образ, а потому и кланяемся. Ты же не печалься об этом, а лучше расскажи нам, умоляем тебя, - где наши сыновья? Скажи нам, ради Господа, скажи!

Инок прослезился и сказал:

- Когда разбился на море корабль, мы, схватив каждый доску, какую кто мог, плавали порознь, носимые бурею. Больше я ничего не знаю. Не знаю, спасся ли кто от гибели или нет. Только я был выброшен на сушу у берегов тирской страны.

Узнав это, Ксенофонт и Мария отпустили инока в путь, щедро одарив его милостынею, чтобы он молился о них и о детях их. Они направились в иорданские страны, чтобы и там помолиться и раздать оставшееся золото. Когда они шли преднамеченным путем, то, по Божию промышлению, встретили того святого старца - прозорливца, который облек сына их Аркадия в иноческий образ. Припав к ногам святого отца, они просили у него молитв за себя Богу. Святому старцу было открыто о них от Бога все. Сотворив молитву, он сказал им:

- Кто привел в Иерусалим Ксенофонта и Марию?

Никто, - кроме любви к детям.

Но вы не скорбите: ваши дети живы, и Бог открыл вам во сне славу, уготованную им на небе. Идите же, возделыватели винограда Господня, куда вы идете ныне, и когда вы окончите там свои молитвы, то по возвращении в святой город вы увидите детей своих.

Побеседовав так, они разошлись: Ксенофонт с Мариею пошли к Иордану, а прозорливый старец пошел к святому городу и, побывав в церкви Воскресения Христова, сел близ святой Голгофы на земле и отдыхал. Когда святой старец сидел там, юный инок Иоанн, сын Ксенофонта, пришедший из Малмефетанского монастыря в Иерусалим на поклонение, увидел святого старца и поклонился ему до земли. Старец с любовью приветствовал его и, благословив, спросил:

- Где был ты доселе, господин мой Иоанн? Вот отец твой и мать твоя ищут тебя, а ты пришел, отыскивая своего брата.

Иоанн удивлялся тому, что этот великий старец знает все. Поняв, что это - прозорливец, он припал к ногам святого и сказал:

- Умоляю тебя, отче, скажи мне, Господа ради, где брат мой. Душа моя сильно изнемогает от желания видеть его. Я много подвизался, молясь Богу, чтобы Он открыл мне: жив ли мой брат или нет? Но Господь не благоволил мне открыть доселе, - разве только ныне чрез тебя, святой отец!

Старец сказал ему:

- Сядь около меня; ты скоро увидишь брата своего.

Когда они посидели немного, подошел другой инок, юный Аркадий, с изможденным телом и высохшим лицом. Глаза его глубоко впали от чрезмерного поста и воздержания. Кланяясь святым местам, он скоро увидел сидящего старца и, подбежав к нему, упал к ногам его, говоря:

- Отче, ты оставил свою ниву и уже третий год не посещаешь ее; много терниев и сорной травы выросло без тебя и тебе предстоит много потрудиться, пока ты очистишь ее.

Старец сказал ему:

- Знай, дитя мое, что я ежедневно посещал свою ниву, и верую Господу, что не терния выросли на ней и не сорная трава, а зрелая пшеница, достойная трапезы Царя царствующих. Сядь около меня.

Аркадий сел. Старец помолчал некоторое время и затем обратился к Иоанну:

- Откуда ты, брат Иоанн?

Иоанн ответил:

- Я, отец мой, убогий человек и странник. Об исполнении одного только желания сердца моего я прошу милости Господней и твоей святой молитвы.

Старец сказал ему:

- Да, это так. Но скажи мне, какого ты рода и какой город - отечество твое, а равно какова твоя жизнь, - чтобы прославилось имя Господне.

Иоанн начал рассказывать все по порядку, - что он родом из Константинополя, сын одного сановника, имел брата Аркадия, с которым был послан в Берит учиться, - что на море, во время сильного волнения разбился корабль и все потонули, кроме него.

Аркадий, слушавший этот рассказ, внимательно всматривался в инока и, наконец, узнал в нем своего брата. По духу родственной любви, он не мог долее слушать излагаемый иноком рассказ и воскликнул:

- Воистину, отче, это брат мой Иоанн!

Старец сказал на это:

- Знаю и я, но молчал, чтобы вы сами друг друга узнали.

Они поспешно бросились друг другу на шею, обнимали и лобызали друг друга с радостью и слезами и затем, встав, прославили Бога, сподобившего их свидеться живыми, в святом иноческом образе и в такой добродетельной жизни, посвященной Богу.

Спустя два дня пришли от Иордана Ксенофонт и Мария. Помолившись на Голгофе и поклонившись живоносному гробу Господа нашего, они роздали на этом святом месте много золота во славу Божию. Увидев там же и святого прозорливого старца, они узнали его и, припадая к ногам его, просили молитвы. После молитвы они сказали старцу:

- Ради Господа, отче, исполни свое обещание и покажи нам детей наших.

Оба же сына их, Иоанн и Аркадий, стояли около старца, но он повелел им не говорить ни слова и даже не поднимать глаз, а смотреть вниз, чтобы не быть узнанными. Дети узнали своих родителей и радовались сердцем, а родители не могли узнать детей своих, частью потому, что они были в иноческом одеянии, а частью потому, что от продолжительного воздержания поблекла красота лица их. Тогда святой старец сказал святым Ксенофонту и Марии:

- Идите в свою гостиницу и приготовьте нам трапезу. Я приду с учениками своими и, вкусив вместе с вами пищи, скажу вам, где ваши дети?

Родители сильно обрадовались, так как святой отец обещал им показать их детей, и, отправившись, быстро приготовили обильную трапезу. Святой старец сказал ученикам своим:

- Пойдем туда, где остановились ваши родители, но вы постарайтесь ничего не говорить, пока я не скажу вам.

Оба брата сказали ему:

- Как повелишь ты, отче, так и будет.

Тогда старец продолжал:

- Разделим с ними трапезу и беседу. Это не повредит спасению вашему. Верьте мне, что какой бы труд вы ни предприняли ради добродетели, вы не достигнете меры совершенства вашего отца и матери.

Затем они пришли в гостиницу, приютившую Ксенофонта, и сели за предложенную им трапезу. Они ели вместе и беседовали о назидательных вещах. После этого блаженные Ксенофонт и Мария обратились к старцу:

- Отче святой, как живут наши дети?

Святой ответил:

- Они доблестно трудятся ради своего спасения.

Родители сказали на это:

- Бог, устрояющий спасение всех людей, да дарует им быть истинными делателями винограда Христова!

Затем снова Ксенофонт обратился к старцу:

- О, как хороши, отче, эти твои ученики! О если бы и наши дети были таковы! Сильно возлюбила душа наша этих юных иноков. Лишь только мы увидели их, возвеселялось сердце наше, как будто мы увидели собственных детей.

Тогда старец сказал Аркадию:

- Расскажи нам, чадо, где ты родился, как воспитался, как пришел сюда?

Аркадий начал рассказывать так:

- Я, отче, и этот мой брат - родом из Византии, сыновья одного из первейших сановников в царских палатах. Воспитаны мы в благочестии. Родители послали нас в Берит учиться эллинской мудрости. Когда мы плыли, наш корабль разбился от волнения и бури, и каждый из нас, ухватившись за доску от разбившегося корабля, плыл туда, куда несли его волны. По Божию милосердию, мы остались в живых и выброшены морем на сушу.

Когда он еще говорил, родители узнали, что это их дети, и тотчас воскликнули:

- Вот они, наши дети! Вот плод утробы нашей! Вот светила очей наших!

Бросившись им на шеи, они лобызали их с любовью и плакали от радости. Старец также прослезился. Затем все встали, воздали славу и благодарение Богу и веселились, прославляя великое и дивное промышление Божие.

После этого Ксенофонт с подругою своею просили святого старца постричь и их в иноческий чин. Рукою прозорливого отца были пострижены Ксенофонт и Мария и им же научены иноческим правилам. Старец заповедал им, чтобы они жили не вместе, а каждый особо. Спустя немного времени, они все разлучились. Мария ушла в монастырь иночествующих женщин, а Иоанн и Аркадий, простившись с родителями, отошли со старцем в пустыню. Ксенофонт же, послав в Византию, велел продать дом свой и все имущество, роздал все нуждающимся, отпустил на свободу рабов, а сам, нашедши келию в пустыне, предался безмолвию.

Все они послужили Богу до конца и сподобились от Него великих даров: Иоанн и Аркадий просияли среди пустынножителей, как светила, и, прожив много лет, предузнали о своей кончине и отошли ко Господу. Преподобная Мария соделала много чудес, исцеляла слепых, изгоняла бесов и после блаженной кончины перешла от земли к небу. Преподобный Ксенофонт также получил от Бога дар чудотворения и прозорливства: он предсказывал будущее и был созерцателем великих таин, а затем отошел созерцать то, чего не видело человеческое око, и наслаждаться видением Лица Божия, Так преподобный Ксенофонт, блаженная Мария и святые дети их, Иоанн и Аркадий, усердно возлюбившие Бога, ревностно послужили Господу праведною и богоугодною жизнью6, и причтены к лику святых Святейшим Владыкою, Христом Спасителем нашим, Которому со Отцом и Святым Духом слава, честь и поклонение, во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:
Житейскаго моря избегше, Ксенофонт праведный с сопружницею честною на небесех свеселятся с чады, Христа величающе.
_______________________________________________________________________
1 Берит - нынешний Бейрут - древний город Финикии на берегу Средиземного моря; в V веке процветал и славился своей высокой школой риторики, поэтики и права; ныне - главный административный город Азиатско-Турецкой Сирии и важнейший торговый пункт Сирийского побережья.
2 Тир - древняя столица Финикии - был расположен на восточном берегу Средиземного моря, к северу от Палестины.
3 Малмефетан - местность в Месопотамии.
4 Тетрапиргия - город в Месопотамии, близ р. Евфрат.
5 Память преп. Харитона отмечается 28 сентября. Основанная им Сукийская лавра находилась в Палестине, на юге от Вифлеема.
6 Преподобные Ксенофонт и Мария и сыновья их, Иоанн и Аркадий, жили и подвизались в V веке.

0

24

........................продолжение от 8 февраля

Мчч. Анании пресвитера, Петра, темничного стража, и с ними семи воинов (295).
Святой Анания от младенчества отличался благочестием. Отданный в книжное научение, он в отрочестве прилежал чтению божественных книг. Посему, когда он возрос, то был сделан народом, хотя и против воли, диаконом, а потом и пресвитером, несмотря на свои юные годы. В гонение Диоклитиана, Анания, как христианин, был представлен суду. Несмотря на убеждения и угрозы, он оставался непреклонен и всенародно исповедовал Христа, осмеивал языческих богов в храме, одним дуновением ниспроверг идолов и самый храм разрушил. После того Анания был заключен в темницу, где на седьмой день удостоился явления Христова, а на двенадцатый день - явления Святого Духа в виде голубя. После этих видений темничный страж, по имени Петр, уверовал во Христа, и оба они были представлены новому правителю, который приказал положить Ананию на раскаленную сковороду, после чего тело его строгать и посыпать солью, а Петра - на горячие уголья; затем они заключены были в сильно натопленную баню, но чрез три дня найдены невредимыми. При этом чуде семь воинов обратились ко Христу и за это были жестоко биты плетьми. Потом все девять человек были брошены в огонь, но, после того как явился им Дух Святой в виде голубя, остались невредимы. Анания был предан диким зверям, но остался цел. Наконец, все они были потоплены в море. На пути Анания крестил семь обратившихся воинов. Тела святых мучеников волнами были вынесены на берег, с честью погребены христианами, причем источали многоразличные исцеления1.
________________________________________________________________________
1 Страдания святых мучеников Анании, Петра и с ними семи воинов происходили в Финикии. Кончина их последовала в начали IV века.

Прп. Симеона Ветхого (390).
Преподобный Симеон, именуемый "Ветхим"1, с юных лет проводил пустынное житие, поселившись в одной небольшой пещере, в Сирии, в совершенном уединении. Жизнь его протекала в строгом посте, непрерывной молитве и богомыслии. Пищею ему служили только травы, произраставшие вокруг пещеры. Так подвизался он в продолжение многих лет. Когда же к нему стали стекаться желающие видеть его и чрез это нарушали его безмолвие, он оставил пещеру и переселился на гору Аман2; но и здесь не нашел покоя от многих стекавшихся к нему. Тогда он удалился на Синайскую гору3. Но Бог не благоизволил, чтобы преподобный остался на Синае, ибо надлежало ему послужить спасению других в прежнем месте своих подвигов. Посему Симеон возвратился на Аман. Под его руководством в непродолжительном времени здесь были устроены две иноческие обители: одна - на вершине горы, другая - внизу, у подошвы горы. Управляя обителями, преподобный Симеон наблюдал над вверенными его руководительству подвижниками, ободрял и укреплял их в подвигах благочестия, предупреждал их о нападениях и кознях врага нашего спасения и руководствовал в борьбе с ним, возбуждал к внутреннему вниманию, располагал их к кротости, снисходительности к ближним, великодушию к врагам. За свои неусыпные подвиги преподобный получил от Бога благодать повелевать даже лютыми зверями. Богоугодно пожив, преподобный в глубокой старости с миром почил о Господе4.
______________________________________________________________________
1 "Ветхим" или древним он называется по сравнению с преподобным Симеоном Столпником, после него подвизавшимся также в Сирии.
2 Аман - вершина горы Антиливана, на севере Палестины, к востоку от Средиземного моря.
3 Гора Синай представляет собою собственно группу гор, состоящих из гранитных скал, прорезанных и окруженных крутыми долинами; у арабов ныне называется горой Тур или Джебель-Тур-Сина; лежит почти посредине известных рукавов Красного моря, образующих собою Синайский полуостров. Она состоит из трех горных хребтов. Собственно гора Синай, при которой израильтяне вступили в завет с Богом, представляет самую высшую вершину среднего хребта.
4 Преподобный Симеон Ветхий преставился около 390 г.

Свт. Иосифа Студита, архиеп. Солунского (830).
Святой Иосиф, архиепископ Солунский, брат преподобного Феодора Студита1, вместе с ним с юных лет подвизался под руководством дяди своего, преподобного Платона, основавшего монастырь в Сакудионе2. Вместе с братом своим святой Иосиф изобличал незаконное бракосочетание императора Константина3. Приведенный в Константинополь, он был томлен голодом и, наконец, послан в заточение на бесплодный остров, где брошен был в темницу. Император Михаил Куропалат4 позволил Иосифу возвратиться из заточения. При Льве Армянине5 святой Иосиф претерпел гонение за иконопочитание. Лев подверг его, вместе с его братом Феодором Студитом, пыткам и потом заключил его в темницу; чрез несколько времени царь потребовал, чтобы они подписались под иконоборным исповеданием веры. Иосиф отказался, и его бросили в другую смрадную темницу. Впоследствии Михаил Косноязычный6 освободил вместе с прочими иноками, пострадавшими за иконопочитание, и Иосифа. Святой Иосиф с миром скончался в Студийской обители, где провел последние годы своей жизни7.
_____________________________________________________________________
1 Память его празднуется 11 ноября.
2 Сакудион - впоследствии знаменитый монастырь в Вифинии, северо-западной области Малой Азии.
3 Император Константин VI Порфирородный царствовал с 780 по 797 г. Предаваясь излишеству в страстях и любодейству, он силою постриг свою супругу Марию в иночество и, вместо нее, взял себе другую жену, Феодотию, которая приходилась родственницей его отцу.
4 Михаил I Куропалат или Рангав царствовал с 811 по 813 г.
5 Лев V Армянин, иконоборец, царствовал с 813 по 820 г.
6 Михаил II Косноязычный царствовал с 820 по 829 г.
7 Святой Иосиф, архиепископ Солунский, скончался в 830 г. После него осталось несколько слов, из коих особенно замечательно слово на Воздвижение Честного Креста Господня. Более же Иосиф известен, как песнописец. По спискам триоди XI в., имя Иосифа стоит над теми из двух дневных трипеснцев постной триоди, которые занимают первое место, исключая трипеснцы страстной седмицы; ему же принадлежат некоторые стихиры на эти дни. Трипеснцы и стихиры святого Иосифа частью заключают умилительную молитву к Ангелам, Предтечи, Богоматери, Апостолам и св. Николаю, частью изображают дух поста и покаянную молитву к Сердцеведцу Судии. Песнопения Иосифа и особенно канон в неделю блудного сына вполне приличествуют дням поста, дыша глубоким сокрушением о грехах.

Перенесение мощей прп. Феодора, игумена Студийского (845).
В 845 г. мощи преподобного Феодора были перенесены в Студийский монастырь. Его брат, преподобный Иосиф, епископ Солунский тоже пострадал от иконоборцев, и скончался в 830 г. в Студийском монастыре, где почивают и мощи его.

Преподобный Феодор как при жизни, так и по кончине совершил много чудес. Призывающие имя его избавлялись от пожаров, от нападения диких зверей, получали исцеление недугов. Полное Житие датировано 24 ноября (11 .11 по ст.ст)  ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Ноябрь)

Блгв. Давида III Возобновителя, царя Иверии и Абхазии (1125).
http://s59.radikal.ru/i166/1002/b8/ecafe276501c.jpg
Святой благоверный Давид III Возобновитель, царь Иверии и Абхазии (1089 - 1125; по другим источникам 1084 - 1125; в современных изданиях Давид IV Строитель), - выдающийся государственный, культурный и церковный деятель Грузии. Был воспитан своим духовником - преподобным Арсением Икалтойским, известным богословом и ученым-энциклопедистом (+ 1127; память 6 февраля).

Наименование "Возобновитель" дал святому царю Давиду грузинский народ за его великие труды по восстановлению Грузии и укреплению Грузинской Православной Церкви. Грузия, безжалостно опустошенная турками, страдавшая от междоусобиц, под скипетром Давида Возобновителя объединилась в сильное централизованное государство. Грузинская Церковь, в процветании которой царь видел залог незыблемости и единства государства, являлась предметом его особого попечения. Святой Давид отличался глубоким благочестием, свято чтил церковные каноны и своей властью охранял их и утверждал. По инициативе святого Давида Возобновителя, в 1103 году был созван Церковный Собор в Руиси, постановления которого содействовали укреплению канонической жизни Церкви и утверждению церковного благочиния.

Человек высокообразованный, святой Давид поощрял развитие наук. Он основал Гелатскую и Икалтойскую академии. В царствование святого Давида Возобновителя в Грузии были воздвигнуты десятки храмов и монастырей, создавались новые и расширялись старые города. Много забот уделял благоверный царь благосостоянию и процветанию грузинских обителей в Палестине и Синае, Антиохии и на Святой Горе Афон. Когда святой Давид решил воздвигнуть храм во имя великомученика Георгия, к помощи которого он постоянно прибегал в своих освободительных битвах, то святой Георгий явился ему в видении и указал место постройки храма.

Понимая миротворчество как осуществление заповеди Господней (Мф. 5, 9), царь Давид примирил кипчакского хана Атрака с осетинами и водворил мир в Дарьяльском ущелье.

В 1123 году, незадолго до кончины, благоверный царь освободил Армению от турецкого засилья. Он повелел вновь освятить храмы, превращенные турками в мечети. По преданию, когда царь подошел в одном из храмов ко гробу своей бабки, супруги Армянского царя Гагика I, и сказал: "Радуйся, царица! Бог избавил храм твой от агарян", внезапно послышался глас: "Богу благодарение". Забота царя Давида о воссоединении с Армянской Церковью выразилась в созыве Церковного Собора в городе Ани, на котором часть армянских епископов-монофизитов склонилась к принятию Православия (однако в целом Собор не привел к желаемым результатам). Патриотические подвиги святого Давида не мешали ему совершать подвиг духовный. С юных лет святой имел основу премудрости - страх Божий (Притч. 1, 7), побуждавший его к добрым делам и намерениям. Любимым занятием святого Давида было чтение Священного Писания. О его высокой духовности свидетельствует составленный им "Покаянный канон", состоящий из девяти скорбных и умилительных песней.

Почувствовав приближение смерти, святой царь Давид составил духовное завещание, в котором, передавая управление страной своему сыну Димитрию, писал: "Ныне Промыслом Правосудного Бога отзываюсь я, а на царство наследственное призывается он... Все совершил я силой Честного Животворящего Древа и ему вручаю это осчастливившее меня Знамение". Причастившись Святых Тайн. "со славословием на устах он предал свою душу Господу, на 53-м году жизни, в субботу 24 января 1125 года".

Царь был погребен в Гелатском монастыре, при входе в привратную церковь. Спустя некоторое время мощи его, прославленные знамениями милости Божией, были перенесены под престол соборного храма. В конце XIII века святой царь Давид III Возобновитель был прославлен, тогда же ему была составлена служба.

Прп. Ксенофонта Робейского (1262).
http://s15.radikal.ru/i188/1002/7f/ee5ddcf552b0.jpg
Преподобный Ксенофонт Робейский был учеником преподобного Варлаама Хутынского (+1192; память 6/19 ноября). В Хутынском монастыре он настоятельствовал после игумена Исидора (+1243). Оставив игуменство, преподобный Ксенофонт на берегу реки Робейки (недалеко от Новгорода) основал Троицкую обитель. Здесь он блаженно почил 28 июня 1262 года. Память преподобного Ксенофонта совершается также в день памяти тезоименного ему преподобного Ксенофонта (V—VI вв.) — 26 января/8 февраля.

Тропарь, глас 4

Пустыни явился еси доброе прозябение, отче преподобне, от юности бо чистое житие изволил еси, духовному учителю последуя, и того учением ум твой к небесным вперив, в пустыню вселился еси, и в ней обитель создал еси, и стаду твоему премудр наставник показался еси, Великому же Новуграду похвала и утверждение; темже и Христос, яко пресветла светильника, чудесы обогати и прослави тя, Ксенофонте, отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

новомученник:

Мч. Иоанн Попов (1938).

Иван Васильевич Попов родился в 1867 году в Смоленской губернии в городе Вязьма в семье священника. После окончания Московской Духовной Академии он там же преподавал на кафедре патрологии. В 1903-1906 годах был редактором «Богословского вестника». В 1907 году Иван Васильевич получил степень доктора церковной истории. С 1907 по 1923 год являлся также профессором Московского Университета. Был действительным членом Московского Психологического Общества, преподавал в женском Богословском институте. Участвовал в работе Предсоборного Совета в Петрограде, и был членом Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 годов, где входил в комиссию по реформе высших духовных школ.

В 1924 г. профессор Попов по поручению Святейшего Патриарха Тихона составил ответ Константинопольскому патриарху, признавшему обновленцев и предложившему Патриарху Тихону удалиться от дел управления Церковью. Святой Патриарх Тихон, как явствует из протоколов его допросов, «думал послать на ожидаемый VIII Вселенский Собор профессора Попова как церковного историка, в связи с этим поручил ему подготовиться по всем вопросам, которые должны были обсуждаться на Соборе, в частности по вопросу о живоцерковном расколе». В том же году по поручению Патриарха составлялись списки архиереев Русской Православной Церкви: находящихся на свободе, арестованных и ссыльных, и находящихся в обновленческом расколе. По делу об этих списках Иван Васильевич Попов был арестован. До лета 1925 года Иван Васильевич находился в тюрьме на Лубянке, а затем был отправлен на Соловки, где находился вместе с многими знаменитыми архипастырями. В 1927 году Ивана Васильевича приговорили к 3 годам ссылки. Затем срок ссылки продлили еще на 3 года. В 1932 году его неожиданно освободили. В Москве не оказалось ни одного профессора для перевода с латыни какого-то академического издания, и Ивану Васильевичу разрешили поселиться под Москвой. Следующий арест последовал в 1935 году. Приговор был – 5 лет ссылки в Красноярский край. Там он был арестован в 1938 году и приговорен к расстрелу. Мученик за Христа профессор Иван Васильевич Попов был расстрелян в городе Енисейске 8 февраля 1938 года.

Все ныне поминаемые угодники Божии молите  Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Пет. 3, 10-22; Мк. 12, 18-27). "Господа Бога святите в сердцах ваших". Освящение Господа в сердце есть душа и дух изображаемого выше сокровенного сердца человека. Как первоначально Бог, создав из частиц персти тело человека, вдунул в него дыхание жизни, - и стал человек как следует быть; так и созидаемый внутри из показанных добродетелей сокровенный сердца человек, тогда только явится настоящим духовным человеком, когда это сердце будет святить Господа Бога, как и в молитве Господней читаем: "да святится имя Твое". Если не будет этого, то слеплеваемый из сказанных добродетелей человек выйдет мертворожденное дитя, без духа жизни. Да ведают это думающие обойтись с одними некиими добродетелями без всякого отношения к Богу! Что есть святить Бога в сердце? Непрестанно благоговеть перед Ним, всегда нося в уме помышление о Его вездеприсутствии, всей ревностью ревновать в каждое мгновение благоугодным перед Ним быть и со всяким страхом остерегаться всего Ему неугодного, особенно же Его отеческому попечению предав весь живот свой, и временный и вечный, все случающееся смиренно, благопокорливо и благодарно принимать, как прямо от руки Его идущее.
****************************************************************************************************************************************
Тайна жизни нашей

"Знаю, что придет Мессия, то есть Христос, когда Он придет, то возвестит нам все"
(Ин. 4, 25)

Мы многое хотели бы знать, а знаем так мало! Столько вопросов остаются неразрешенными, столько непонятного в нашей жизни, что мы, конечно, готовы присоединиться к трепетному ожиданию, выраженному в словах Самарянки: "знаю, что придет Мессия... возвестит нам все".
Напрасно мы ищем здесь, на земле, хотя бы намека, бросающего некоторый свет на загадочные события, которыми полна наша жизнь; нет, тайна жизни нашей и ее значение остаются для нас сокрытыми. Но как все изменится с явлением Спасителя! Когда Он придет, вековое молчание, которым мы так тяготимся, будет прервано, объяснение будет дано - "Он возвестит нам все". Он раскроет все непонятные свойства человеческой природы; мы узнаем значение скорби, омрачившей наше существование, причину несправедливости и неравномерности в судьбе человеческой; мы поймем тогда многое, казавшееся непонятным и ненужным, на что мы так часто жаловались и с чем примириться не могли. "Когда придет Мессия", глаза наши откроются.
Сколько неразгаданных тайн уносит с собою могила, сколько необъяснимого в судьбе каждого, сколько недоразумений, портивших часто лучшие отношения, все это нам станет ясно, "когда придет Мессия". Тогда мы увидим, что все содействовало ко благу (Рим. 8, 28), а пока еще длится время ожидания, не будем терять этого времени в бесплодных вопрошаниях. Усвоим то, что уже открыто, что не исчерпается во всю жизнь нашу и что может дать нам силу жить для Христа и умереть с Ним. Будем помнить эти слова, касающиеся каждого из нас: "сокрытое принадлежит Господу Богу, открытое же вам и сынам вашим навеки" (Втор. 29, 29).

из истории дня:

В 1903 г
. по настоянию Императора Николая II, определением Святейшего Синода, старец иеромонах Серафим Саровский был прославлен в лике святых
В 1883 г. издано Постановление об учреждении церковно-приходских уездных училищ, гимназий и университетов в России; введено безсословное и безплатное обучение
В 1904 г. японцы совершили ночное нападение на русский флот в Порт-Артуре. Начало войны 1904-1905 гг

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=17#p22365
Слава Богу за все!

0

25

Во славу Божию и на пользу ближнего !

9 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Перенесение мощей свт. Иоанна Златоуста (438).
http://s56.radikal.ru/i152/1002/89/ed81023334fa.jpg


После того как прошло тридцать и даже более лет со времени кончины1 великого вселенского учителя, святого Иоанна Златоустого, в городе Команах2, - святейший Прокл, бывший некогда учеником его, а затем заместителем, его престола3, совершая летом, в память его, богослужение в Великой Константинопольской церкви, произнес слово к народу, прославляя угодника Божьего многими похвалами.

"Никто не может, - говорил он, - восхвалить святого Иоанна по достоинству, - разве только другой бы такой же Иоанн ныне явился. Подобно переполненной водами реке, память его, слагающаяся из воспоминания его бесчисленных трудов, подвигов и наставлений, напаяет души верных. В нем сияют лучи благодати Божьей, в которых одному с ясностью является солнце Божества, другому представляется очищение православия от ересей, иному показывается гибель идолов, для иного обнаруживается лживость заблуждений, иной видит утверждение веры и исправление нравов, для иного блистают небесные венцы. О, архиерей, память которого подобна исполненному благоуханий воздуху! О, имя Иоанново, соответствующее делам! О прозвание Златоустым, явственно показывающее, каким он был в проповеди слова Божьего! О, язык, высший небес! О, учитель, распространяющий евангельские громы! Это - Иоанн, подобный Иоанну Предтече Господнему, проповедовавшему покаяние. Тот был проповедник, этот - богогласная труба. Тот был непоколебим, этот непобедим. Тот - девственник, этот - защитник чистоты. Тот крестил в пустыне, этот в городе расстилал мысленные сети. Тот обличал прелюбодея, этот грозно обличал хищников. Тот был брошен в темницу, этот заточен в изгнании. Тот был усечен мечом, этот желал принять такую же смерть за истину. Много у него было подвигов на земле; много венцов уготовано ему на небе. Иоанн ныне взывает вместе со святым апостолом Павлом: я - Христово благоухание (2Кор.2:15), ибо я все места очистил от заблуждений, как бы от зловония: в Ефесе я устранил обманы Мида, во Фригии матерь ложных богов я сделал бесчадною, в Кесарии я разорил народные блудилища, в Сирии я упразднил богопротивные сонмища, в Персии я посеял семя благочестия. Повсюду я насадил корни православной веры; весь мир посредством своего учения я просветил познанием Бога. Составляя книги, я всюду распространил сети спасения. С Иоанном Богословом я богословствовал о Слове Отчем. Вместе с рыбарями я бросил в мир мрежи православия. - О, Иоанн! Жизнь твоя по истине была исполнена скорби, но смерть твоя почетна, гроб твой славен, награда твоя велика!"

Когда беседовал так Святой Прокл в церкви, народ, горевший любовью к святому Иоанну Златоустому, не мог дождаться конца беседы, но громким голосом все, точно одними устами, взывали к святейшему Проклу, прося его поторопиться возвращением святых мощей Иоанна из Коман в Константинополь. Громкие клики раздавались в церкви так долго, что патриарх не мог окончить своей беседы. Тотчас после отпуска церковного, святейший Прокл отправился к царю Феодосию4, сыну Аркадия, внуку Феодосия Великого, и просил его о перенесении честных мощей Иоанна Златоустого, говоря:

- Возврати, царь, евангельски родившего тебя святым крещением и святительскими руками внесшего тебя в церковь, как некогда старец Симеон Господа. Церковь взывает к тебе: красота моя поблекла, уста закрылись, великолепие омрачилось. Дикий вепрь растерзал пастырей Златоустовых овец, и кровожадные звери уничтожили плоды уст моих. Зависть осквернила святыню служителя моего; как в лесной дубраве секирами, отсекли его от меня и заключили его в гробе молчания. Друзья еретиков говорили между собою: заградим уста, говорившие многое против нас. Посрамим его речи, ибо никто уже не сможет так учить и никто уже не возразит нам. Доколе, царь, будет враг поносить меня ради Златоустого? Возврати мне того, который был подобием Жениха моего Христа. Даруй мне, своей матери, твоего духовного отца. Хотя и отстранила его от меня твоя плотская мать, но ты не следуй ее немилостивому сердцу и дурному намерению, а поревнуй святыне духа, без которой никто не увидит Господа. Прошла слава Евдоксии5, а Церковь всегда пребывает. Я - твоя мать на вечные времена. Дай мне возможность повсеместно распространять радость возвращением Златоустого, и ты будешь иметь во мне ходатаицу о тебе пред Богом. Приобрети душу Златоустого в качестве молитвенницы о тебе. Будь сыном правды, утверждаемым отеческою молитвою!

Так, сказав многое от лица Церкви, он склонил царя к согласию. Были посланы в Команы почетнейшие мужи с серебряною ракою, чтобы перенести святые мощи Иоанна Златоустого с великим почетом. Когда они прибыли туда и показали царское послание команскому епископу и всему народу, наступила великая скорбь между людьми, печаль и рыдание по поводу лишения такого Великого сокровища. Народ не хотел отдавать святых мощей. Много рассуждали по этому поводу; однако, не могли противиться царскому повелению. Когда же посланные царем люди хотели взять из гроба святые мощи, они тотчас стали тяжелее камня и всякой другой тяжести, так что, при всех усилиях, невозможно было сдвинуть их с места. Посланные много потрудились, но ничего не достигли. Поняв из этого, что святой не соизволяет, чтобы его мощи были взяты оттуда, они тотчас письменно известили об этом царя. Царь, посоветовавшись с святейшим патриархом и другими святыми мужами, понял свою ошибку, - именно, что он не с молением, а с повелением послал взять из Коман мощи святого Иоанна. Он задумал написать к нему послание, как бы к живому, прося прощения за свое дерзновение и умоляя его, чтобы он соизволил возвратиться на свой престол и утешить свое стадо. Он написал своею рукою следующее:

"Вселенскому учителю и духовному моему отцу, святому Иоанну Златоустому, Феодосий царь: твое честное тело, честнейший отец, признав как бы бездушным, подобно телам прочих умерших, я повелел немедленно перенести к нам, но не получил желаемого по причине моего недостоинства. Ныне же к тебе, как к живому, посылаю сию мою собственноручную просьбу и с верою прошу прощения мне и людям твоим. Прости мне дерзновенно предпринятое начинание, покрыв его глубиною твоей мудрости. Ты, учивший всех покаянию, прости кающегося. Как детям, любящим отца, возврати нам отца и обрадуй пришествием твоим любящих тебя. Помимо великой нужды, усердно умоляю тебя придти к нам, а не повелеваю. Не посрами меня вторично, честнейший отец! Даруй себя желающим тебя видеть: возвратись с миром к себе, и свои примут тебя с любовью".
http://s45.radikal.ru/i108/1002/1c/5f1773a629a8.jpgГроб святителя в Команах (Грузия)
Написав это послание, царь отдал его скороходам и повелел, открыв гроб святого, положить его на груди святого и затем совершить всенощное бдение. Когда присланное царем в Команы царское письмо было положено на груди святого Иоанна и когда, затем, по совершении всенощного бдения, царские мужи коснулись честных мощей, Святой тотчас отдался им: он стал так же естественно легок, как и был. Присланные обрадовались и, взяв из гроба честные мощи, положили их в царскую раку. Там находился один убогий человек, имевший от укушения змеи хромую ногу и живший при церквах, прося милостыни. Он взял небольшой покров от гроба святого и отер им свою ногу. Тотчас нога его стала крепка, как и другая, и он стал ходить, прославляя Бога. Весь народ собрался со свечами для поклонения честным мощам святого и проводил их, при перенесении, с обильными слезами и рыданиями. Царские люди отправились в путь и, прошедши беспрепятственно большое расстояние, достигли Халкидонской пристани6. На встречу святым мощам вышли царь со всем синклитом, патриарх с клиром и бесчисленное множество народа, севшего на корабли. Был приготовлен особый царский корабль для принятия честных мощей Иоанна, в который и была поставлена рака с мощами. Когда возвращались в Константинополь, поднялась внезапно, по Божьему попущению, буря на море. Все корабли были разбросаны туда и сюда; корабль же, на котором была рака с мощами святого, лишившись руля, носился сам по себе, невидимо управляемый не человеческою рукою, а Божьей силою. Он пристал к берегу в том месте, где находился виноградник вдовицы, за который Святой Иоанн Златоустый претерпел столько бедствий и самое изгнание. Так он и по смерти явил ревность по правде и изобличил неправедно причиненную обиду. Тотчас море затихло, корабли сошлись в одно место неповрежденными, и никто не пострадал от морского волнения.
http://s56.radikal.ru/i152/1002/9d/a6e14091df75.jpg перенесение мощей
Когда рака с мощами была перенесена с корабля на берег, поднялся весь город и вышел со свечами, кадилами и песнопениями. Клирики, взяв раку, внесли ее первоначально в церковь святого апостола Фомы, а затем в церковь Ирины, иначе называемую церковью мира Христова. Здесь царь и патриарх открыли раку и нашли тело святого Иоанна подобным виноградной лозе, цветущим красотою и нетлением и издающим великое благоухание. Царь, сняв свою багряницу, простер ее над мощами, а затем, припав на перси святого, со слезами говорил:

- Прости, отче, прегрешение, причиненное тебе завистью. Не считай меня сообщником греха моей матери и не допусти, чтобы я страдал от оскомины за родительскую невоздержность. Хотя я и сын твоей гонительницы, однако, я неповинен в причиненном тебе бедствии. Прости ей согрешение, чтобы и я был свободен от упрека, тяготеющего на ней. Преклоняю свой сан к ногам твоим и всю мою власть подчиняю твоему молению. Прости оскорбившую тебя безрассудным насилием, ибо она раскаялась в сделанном тебе и просит прощения, обращаясь к тебе со смирением моими устами так: помяни, отче, твое учительное слово о непамятозлобии и сам забудь мою злобу. Я хочу восстать от падения, но подай мне руку, ты, говоривший: если кто пал однажды, встань и спасешься. Я не могу перенести твоего недовольства мною; даже гроб мой сотрясается, сокрушая мои кости. Боюсь я и вечной казни и того, чтобы не быть устраненною от стояния одесную на страшном суде Христовом. Многих спас ты своими поучениями; да не буду я одна лишена того же спасения. Не оставь меня, зовущей тебе в след, но отомсти за меня врагу моему - дьяволу, ибо это он научил меня оскорбить тебя, как некогда научил Еву согрешить Богу. Не гневайся на меня, незлобивый; непамятозлобствовавший в жизни тленной, не памятозлобствуй и в нетленной. если я, живя временною жизнью, причинила тебе зло, то ты, живя вечною жизнью, будь полезен душе моей. Миновала моя слава, и ничто мне не помогло; помоги же мне ты, отче, во славе своей, которую ты принял от Бога, и прежде чем я буду осуждена на страшном суде Христовом, прости меня безответную.

Говоря эти слова от лица своей матери, царь не переставал плакать, но орошал слезами тело святого, и лобызал его со страхом. Также и святейший Прокл, с любовью лобызая тело святого, взывал:

- Радуйся, христолюбивый отче, сладчайший учитель! Я твое чадо, воспитавшееся от твоего духовного млека. Как ты был прежде меня пастырем, так и ныне ты пастырь: мои овцы суть твои; на твоей пажити доселе питается твое стадо и, стремясь к тебе, не желает следовать другим пастырям. Яви же нам лице твое, и снова заставь услышать голос твой.

Весь народ стремился хотя прикоснуться только к честной раки святого и не отходил от нее день и ночь. На утро мощи святого были возложены на царскую колесницу и отвезены с великою честью и славою в великую соборную церковь святых Апостолов. Когда рака была внесена внутрь и поставлена на патриаршем престоле, весь народ восклицал как бы едиными устами:

- Прими престол свой, отче!

Тогда патриарх Прокл, а с ним и многие достойнейшие мужи увидели, что Святой Иоанн, раздвинул свои мертвые уста, как бы живой, произнес архиепископское благо желание:

- Мир Всем!

Во время совершения святой литургии, много чудесных исцелений было подаваемо от святых Златоустовых мощей болящим, а равно и гроб царицы Евдоксии остановился от своего долговременного сотрясения. Пресвитеры положили святое тело Иоанна в алтаре под жертвенником, с весельем и радостью прославляя Христа Бога, с Отцом и Святым Духом превозносимого во веки. Аминь.

Тропарь, глас 2:
Уст твоих якоже светлость огня возсиявши благодать, вселенную просвети: не сребролюбия мирови сокровища сниска, высоту нам смиренномудрия показа. Но твоими словесы наказуя, отче Иоанне Златоусте, моли Слова Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 1:
Возвеселися таинственно честная церковь, возвращением честных твоих мощей, и сия сокрывши яко злато многоценное, поющым тя неоскудно подавает молитвами твоими исцелений благодать, Иоанне Златоусте.

Святителю Отче Иоанне моли Бога о нас грешных http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
_______________________________________________________________________
1 Святой Иоанн Златоустый скончался в 407 году, около 60 лет от роду. Архиепископом Константинопольским он был шесть с половиною лет, в заточении провел три года и три месяца. (Ради праздника Воздвижения Креста Господня, Церковь совершает память святого Иоанна Златоустого не в 14-й День сентября, когда святитель преставился, но в и3-й День ноября Кроме сего, память Златоустого чествуется еще 30-го января вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом (См о сем под 30-м числом сего месяца).
2 Команы - город в провинции Понт, на северо-востоке Малой Азии, ныне на этого города - одни развалины.
3 С 437 по 445 г. - Память его празднуется Церковью 20-го ноября.
4 Император Феодосий II Младший царствовал с 408 по 450 год.
5 Евдоксия, - жена императора Аркадия; она особенно сильно враждовала против Иоанна Златоустого и ненавидела его за его обличительные речи. Ее старанием и происками Святой Иоанн был лишен архиепископского престола и заточен в Команы.
6 Халкидон находился против Константинополя, на Азиатском берегу Босфора.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Мк. 13, 31-14, 2). На что вчера навел нас Апостол, то ныне прямо внушает нам Евангелие. "Смотрите, бодрствуйте, молитесь; ибо не знаете, когда наступит это время. Итак, бодрствуйте. . . чтобы, пришед внезапно, не нашел вас спящими". Надобно ждать, и каждое мгновение держать в мысли, что вот-вот явится Господь и воссияет как молния от одного конца вселенной до другого. Иным думается, что можно это ожидание Господа заменить ожиданием смерти. Хорошо и это, или хоть это. Но ожидание Господня пришествия одно, а ожидание смерти - иное. Иная мысль о том и другом; иное и чувство, рождающееся под действием той и другой мысли. Дня Господня жди, в который все кончится определением безвозвратным. После смерти все еще будет длиться время нерешенного состояния; а день Господень все распределит на вечные веки, и запечатлеет так, что уж не жди изменения. Ждал, говоришь. И еще жди. И все жди. Но это, скажешь, отравит все радости. Не отравит, а только изгонит из порядков твоей жизни такие радости, которые незаконно пользуются этим именем. Будешь и при этом радоваться, но только о Господе. И Господа ждать при такой радости можно, и если Господь застанет тебя в этой радости, не взыщет, а похвалит.
*****************************************************************************************************************************************
Где основание наше?

  "И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне"
(Мф. 7, 25)

Однажды в чудное весеннее утро две птички вылетели свивать гнездышки. Одна из них выбрала прелестный уголок и расположилась между ветками густого дерева. Воздух благоухал ароматом свежей зелени, внизу журчала речка, весело сверкая днем на солнышке, а ночью отражая бесчисленные небесные светила. Но вдруг, поздно вечером, разразилась буря; речка превратилась в бурный поток, выступила из берегов и затопила всю местность далеко кругом, уничтожая все по пути. Дерево было сломано, гнездо разрушено, и исчезло уютное жилище бедной птички. Она свила его слишком низко, рассчитывая лишь на теплые, солнечные дни и тихие звездные ночи.
Другая птичка поднялась на недосягаемую высь и свила гнездышко в диком ущелье, на высокой скале. Там скоро закипела молодая жизнь, гнездышко наполнилось птенчиками. Разразившаяся буря прогремела внизу, в долине, пронеслась мимо скалы, но не могла достигнуть до высокой вершины, - и утром, когда солнце засверкало вновь, теплое гнездышко, оставшееся невредимым, было на своем месте, в безопасности.
А мы где свили свое гнездо? Где основание наших мыслей и чувств? Стоит ли душа наша на твердом, непоколебимом камне веры, готовая противостоять всем соблазнам и искушениям, или же мы построили "дом свой на песке, - и падение его будет великое"? "Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос" (1 Кор. 3, 11).


из истории дня:
В 1689 г. произошла женитьба царевича Петра Алексеевича на Евдокии Ф. Лопухиной
В 1886 г. умер писатель Иван Сергеевич Аксаков (род. 26 сентября 1823 г.)
В 1904 г. геройская гибель крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец" (капитаны Руднев и Беляев) в неравном бою с японской эскадрой.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ
Слава Богу за все!

0

26

Во славу Божию и на пользу ближнего !

10 ФЕВРАЛЯ  -Память:

Прп. Ефрема Сирина (373-379).

http://s43.radikal.ru/i100/1002/63/895dc104ed74.jpg
Святой Ефрем был родом из Месопотамии из города Низибии2. Он родился в царствование Константина Великого3 от христианских родителей4 и дожил до царствования Феодосия Великого5. Еще в юных годах Святой Ефрем отрекся от мира и ушел в пустыню, где стал иноком6. Он получил от Бога дар премудрости; из уст его истекала благодать, подобно сладкой реке напаявшая умилением души всех, слушавших его поучения. Это было предзнаменовано ему в самом раннем возрасте. Когда он был еще ребенком, родители его видели о нем следующий сон: виноградная лоза взошла на языке мальчика и, выросши, наполнила ветвями и гроздьями всю поднебесную. Птицы небесные собирались и или ягоды винограда, и сколько они съедали, настолько же количество винограда увеличивалось. Когда затем Святой Ефрем подвизался на одной пустынной горе, исполненный Великого умиления и сердечного сокрушения, один из богоносных отцов видел во сне светлого, сиявшего подобно ангелам, мужа. Он держал в руке исписанный свиток и спрашивал:

- Кто может принять и сохранить этот свиток?

Голос свыше отвечал ему:

- Никто другой, кроме Ефрема, угодника Моего.

Перед явившимся мужем стоял Ефрем. Он открыл свои уста, а муж вложил ему в рот свиток. Преподобный Ефрем съел свиток, а затем, вскоре после этого, начал говорить и писать назидательные речи, приводившие в умиленье каждого, читавшего их и слушавшего. Они могли в каждом возбудить страх Господень и наставить на путь покаянья, как это ясно из его боговдохновенных книг. Равным образом и другой великий и Святой старец имел подобное же видение во сне о святом Ефреме. Он видел сонмы ангелов, сходивших с неба, по повелению Божьему, и имевших в руках свиток, исписанный внутри и извне. Они говорили друг другу:

- Кто может этот свиток принять?

В ответ одни называли одно имя, другие вспоминали другое, а некоторые говорили:

- По истине святы и праведны упомянутые мужи, но ни один из них не может принять этого свитка, а только Ефрем, кроткий и смиренный сердцем.

Затем старец видел, как Ефрему был отдан этот свиток. Встав на утро, он слышал, как блаженный Ефрем предлагал братии поучительные назидания. Как будто источник истекал из уст! Из них исходили речи, преисполненные великой пользы. Он уверовал, что все, исходящее из уст святого Ефрема, внушается Духом Святым, и прославил Бога, подающего такую благодать рабам Своим.

В 363 году Низибия подпала под власть персов, и многие из христиан оставили Низибию. Тогда и преподобный Ефрем вознамерился пойти отсюда в город Эдессу7. Он обратился к Богу с такою молитвою:

- Господи Иисусе Христе! Сподоби меня увидеть город Твой, и когда я буду входить в него, пошли мне на встречу такого человека, который побеседовал бы со мною от Священного Писания с пользою для меня.

Когда он, так помолившись, приближался к городу и входил в ворота, встретила его женщина. Увидев ее, раб Божий опечалился и обратился мысленно к Богу:

- Господи, Ты презрел моление раба Твоего. Ибо каким образом может она беседовать со мною о книжной мудрости?

Женщина же стояла и смотрела на него. Святой Ефрем обратился к ней с вопросом:

- Скажи мне, женщина, зачем ты стоишь и смотришь на меня?

Женщина ответила:

- Я смотрю на тебя, потому что женщина от мужа взята, а ты смотри не на меня, а в землю, из которой ты взят.

Услышав это, Ефрем подивился такому ее ответу и прославил Бога, давшего женщине такой ум. Он понял, что не презрел Господь молитвы его. Вошедши в город, он жил в нем много времени8.

Случайно близ того дома, в котором обитал Святой, жила другая женщина блудница, бывшая его соседкою. Подстрекаемая бесовским лукавством, она хотела оскорбить старца. Открыв оконце, откуда был вид на жилище святого, она увидела, что Ефрем стоит и варит себе пищу. Женщина громко обратилась к нему:

- Благослови, господин!

Преподобный посмотрел на оконце и, заметив, что она наблюдает, сказал ей:

- Господь да благословит тебя.

Тогда женщина продолжала:

- Чего недостает для твоей пищи?

Святой ответил:

- Три камня и немного песку необходимо, чтобы заградить оконце, из которого ты смотришь сюда.

Женщина бесстыдно сказала ему на это:

- Я обратилась к тебе с речью первая, и ты ответил мне. Я хочу лечь с тобою, а ты отказываешься с первого слова.

Раб Божий отвечал ей:

- Если ты хочешь лечь со мною, то иди на то место, какое я тебе укажу.

Блудница сказала:

- Укажи мне это место, и я приду.

Тогда Святой сказал:

- Если ты избрала меня, то не можешь возлечь со мною ни на каком другом месте, как только среди города.

Блудница изумилась:

- Разве не стыдно нам будет людей?

Святой ответил:

- Если нам стыдно людей, то насколько больше должно стыдиться, а вместе и бояться Бога, знающего все тайны человеческие! Ведь, Он будет судить весь мир и воздаст каждому по делам его.

Услышав это, блудница умилилась речами святого Ефрема. Она пришла и припала к ногам его, плача и говоря:

- Раб Божий! наставь меня на путь спасения, чтобы я могла избавиться от многих моих злых деяний.

Преподобный Ефрем, преподав ей много наставлений из Священного Писания, утвердил ее в покаянии и, отдав ее в женский монастырь, спас душу ее от беззаконий и греха.

Затем еще одна блудница, подошедши к преподобному Ефрему, когда он куда-то шел, соблазняла его на грех, чтобы по крайней мере рассердить его, так как никто и никогда не видел его гневающимся.

Преподобный сказал ей:

- Иди за мною.

Женщина пошла за ним. Когда они подошли к одному многолюдному месту, Святой сказал ей:

- Здесь ляжем и совершим грех.

Она же, видя народ, сказала ему:

- Как можно здесь остановиться, когда кругом столько народу! Разве не стыдно?

Преподобный ответил ей:

- Если ты стыдишься людей, то насколько больше мы должны стыдиться Бога, знающего сокровенные тайны?

Так женщина отошла от него посрамленная, не будучи в состоянии ни прельстить святого к греху, ни возбудить в нем гнев, ибо он был муж поистине незлобивый и кроткий и совершенно неспособный гневаться.

О его добросердечии рассказывают следующее. Когда он постился в пустыне, ученик его в обычное время приносил ему пищу. Однажды, когда он нес пищу, то случайно разбил на пути сосуд, в котором была пища. Он боялся гнева старца, но последний, увидев смущенного ученика, сказал:

- Не скорби, брат, - если пища не захотела к нам придти, то мы пойдем к ней.

Затем, подошедши, он сел у разбитого сосуда и, собирая пищу, стал есть. Так он был незлобив! О нем рассказывали, что с тех пор, как он стал иноком, никогда ни на кого не гневался.

Преподобному Ефрему было однажды откровение о святом Василии Великом9. Он видел в сонном видении огненный столп, достигавший до неба, и слышал голос:

- Ефрем, Ефрем! Каким ты видишь этот огненный столп, таков и есть Василий.

Тогда Ефрем пожелал видеть святого Василия. Взяв с собою переводчика, - ибо он не умел говорить по-гречески, - Святой Ефрем пошел в Кесарию Каппадокийскую10. Он нашел святого Василия в церкви поучающим людей и начал славить его громким голосом, говоря:

- Воистину велик Василий! Воистину он есть столп огненный! Воистину Дух Святой говорит его устами!

Тогда некоторые из народа стали говорить:

- Кто этот странник, так восхваляющий архиепископа? Не льстит ли он ему, чтобы получить что-либо из рук его?

После отпуска церковного, когда преподобный Ефрем вступил в дружескую беседу со святым Василием, последний спросил его:

- Почему ты так прославлял меня?

Преподобный Ефрем ответил:

- Потому что я видел белого голубя, сидевшего на правом плече твоем и говорившего тебе на ухо то, что ты внушал людям. Кроме того, огненный язык вещал твоими устами.

На это Святой Василий сказал ему:

- По истине я вижу ныне то, что слышал о тебе, житель пустыни и любитель безмолвия! Так пишется и у пророка Давида: "Ефрем крепость главы Моей" (Пс.59:9). По истине к тебе относятся эти пророческие слова, ибо ты многих наставил на путь добродетели и укрепил в ней. Кротость же твоя и незлобие сердца сияют для всех, как свет.

После того Василий Великий сказал:

- Почему, честный отче, ты не принимаешь посвящения в сан пресвитера, будучи достоин его?

- Потому что я грешен, владыка! - отвечал ему Ефрем чрез переводчика.

- О, если бы и я имел грехи твои! - сказал Василий, и прибавил: "сотворим земной поклон.

Когда же они поверглись на землю, Святой Василий возложил руку свою на главу преподобного Ефрема и произнес молитву, положенную при посвящении в диакона. Преподобный Ефрем пробыл после того со святым Василием три дня, в духовной радости. Василий поставил его в Диакона, а переводчика его в пресвитера и потом с миром отпустил их.

Преподобный Ефрем имел великую любовь к преподобному Аврамию затворнику, память которого празднуется 29 октября. Они часто посещали друг друга и умилялись взаимно назидательными дружескими беседами. А когда блаженная Мария, племянница Аврамия, подверглась обольщению врага, преподобный Ефрем своими молитвами много содействовал спасению ее. Он много болел сердцем о согрешающих и много заботился об исправлении их.

Преподобный Ефрем то пребывал в пустыне11, в безмолвии работая Богу, причем собрал там и множество учеников, - то, по повелению Божьему, жил в городе Эдессе, приводя многих людей к покаянию и приобретая для Бога погибшие души своими поучениями. Настолько он изобиловал душеполезными словами и был преисполнен благодати Божьей, что много раз у него изнемогала гортань от напряжения голоса, а язык от произнесения слов; однако, речи его не становились короче, тем более что ум его был преисполнен глубины премудрости и разума12. Кроме того, он был исполнен глубокого смирения, всячески избегал человеческого почитания и временной славы. Один раз народ хотел схватить его и насильно поставить в епископы. Ефрем, узнав об этом, притворился юродивым и начал бегать по площади, влача за собою свою одежду, как безумный, - схватывал продаваемые хлебы и овощи и ел. Видя это, люди сочли его помешанным, а он бежал из города и скрывался, пока не был поставлен другой епископ на то место, на которое его хотели поставить. В молитве Святой пребывал непрестанно, - днем и ночью. Обладая даром умиления и слез, он плакал всегда, поминая день суда, о котором он много писал и говорил. Он мало спал, мало вкушал и пищи, - только бы не изнемочь и не умереть от голода и лишения сна. Он был совершенно нестяжателен и любил нищету больше богатства, как и сам говорит о себе в своем завещании:

- Ефрем никогда не имел ни золота, ни серебра, ни какого-либо хранилища, исполняя волю благого Учителя Христа, заповедовавшего: ничего на земле не приобретайте (ср.Мф.6:25 и след.).

В те годы жил еретик Аполлинарий, ложно мудрствовавший о воплощении Господнем. Он находчив был в словах и искусен в эллинской премудрости, вследствие чего сильно смущал Церковь Божий и многих увлек в свою ересь. Этот еретик весь труд свой и все старание, от самой юности своей и до старости, прилагал к тому, чтобы развращать православных и увлекать их в свое заблуждение. Он написал много книг против православных, из коих особенно замечательны две, так как в них наиболее полно выражено все его душевредное учение. Их он и употреблял, как оружие, ведя борьбу с православными путем словесных состязаний. Эти его книги были положены на сохранение у одной женщины, сожительницы его. Преподобный Ефрем, узнав об этих книгах, изобрёл против еретической хитрости свою, еще более изумительную: он пришел к той женщине тайно и весьма хвалил Аполлинария, называя себя при этом учеником последнего. Как бы желая научиться неизвестной ему мудрости, он просил женщину дать ему на малое время аполлинариевы книги, которые она хранила, чтобы из них списать вкратце наиболее замечательные места. Женщина, будучи уверена, что это действительно ученик ее друга, дала ему обе книги с условием, чтобы он поскорее возвратил их и никому о них не говорил. Святой Ефрем, взяв книги, отнес в свою обитель и, приготовив клей, все листы в них, отгибая по одному, склеивал, пока, наконец, не склеил все их так, что книги стали как бы одним куском дерева, или камнем, причем ни одного листа нельзя было отделить от другого. Затем он отнес книги женщине. Она же, взяв их и не посмотрев внутрь, положила на своем месте. Случился потом спор православных с еретиком Аполлинарием, состарившимся уже. Не обладая уже прежнею находчивостью в спорах и имея слабую память, по причине старости, он хотел достигнуть победы над православными при помощи тех своих книг; но, взяв их, он не мог их раскрыть, так как листы были крепко склеены и окаменели. Он исполнился Великого стыда и вышел с собора побежденным и посрамленным, а затем скоро от скорби и Великого стыда он лишился жизни, с позором извергнув свою окаянную душу.

Преподобный отец наш Ефрем, прожив богоугодно много лет и приведши многих к спасению, заблаговременно провидел свою кончину и написал для своих учеников поучительное завещание. Проболев немного, он в глубокой старости отошел к Господу13. Честное тело его было погребено в его обители, находившейся в пустыне, в пределах Эдесских, в Сирии, а святая душа его предстоит ныне престолу Владыки, ходатайствуя о нас, чтобы мы получили прощение грехов наших, по его молитвам, благодатью и милосердием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки. Аминь.

Тропарь, глас 8:
Слез твоих теченьми пустыни безлодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Ефреме отче наш. Моли Христа Бога спастися душам нашым.

Кондак, глас 2:
Час присно провидя суда, рыдал еси горько Ефреме, яко любобезмолвный, делателен же был еси в делех учитель преподобне. Темже отче всемирный, ленивыя воздвизаеши к покаянию.
_______________________________________________________________________
1 Преподобный Ефрем назван Сирином, т. е. сирийцем, потому что Месопотамия, в которой он родился, в древности причислялась к Сирии.
2 Низибия (или Низибида) - большой и многолюдный город в провинции Магдонии в Месопотамии, - на границах римской империи и персидского царства.
3 Император Константин Великий царствовал с 306 по 337 г.
4 О родителях своих преподобный Ефрем пишет следующее. "Родившие меня по плоти внушили мне страх господень. Предки мои исповедали Христа пред судьей, я родственник мученикам Деды мои, благоденствовавшие в жизни, были земледельцами. Родители занимались тем же"
5 Император Феодосий Великий царствовал с 379 по 395 г
6 Лета юности не прошли для Ефрема без некоторых преткновений От природы пламенный, он был, как говорит сам, раздражителен "за маловажные дела вступал в ссоры, поступал безрассудно, предавался худым замыслам и блудным мыслям... Юность моя едва не уверила меня, что совершающееся с нами в жизни происходит случайно. Но Промысел Божий вразумил пылкую молодость". Ефрема ложно обвинили в покраже овец и бросили в темницу, вслед за ним посажены были два других, и также невинно, как Ефрем. "Проведя семь дней, в восьмой вижу я во сне, - рассказывал после Святой Ефрем, - что кто-то говорит мне,- будь благочестив и уразумеешь Промысел, перебери в мыслях, о чем ты думал и что делал, и по себе сознаешь, что эти люди страждут не несправедливо, но не избегнут наказания и виновные". - Все это и увидел Ефрем, как рассказывает он подробно в одном из своих сочинений. - Эти события так поразили Ефрема, что он скоро оставил мир и удалился в горы к отшельникам, где стал учеником святого Иакова, впоследствии Великого святителя Низибийского (память его - 12-го января).
7 Эдесса - город в Месопотамии; лежит на границе между утесистой пустыней и плодоносной землей - южной Месопотамией. Этот город, - как говорит Святой Ефрем, - "благословен был живыми устами Спасителя чрез ученика его Фаддея"; здесь находился нерукотворный лик Спасителя и святые мощи апостола Фаддея.
8 Для пропитания своего в Эдессе преподобный Ефрем нанялся трудиться у содержателя бани и употреблял свободное время для проповеди слова Божьего язычникам; потом, по совету святого старца Иулиана, удалился в пустынную Эдесскую гору для подвигов. Вскоре видение открыло старцу в Ефреме мужа, которому одному из современных соотечественников вручена была книга для вразумления людей. Ефрем начал писать толкование на Пятикнижие. Этот первый опыт толкования на Сирском языке привлек к Ефрему многих эдессян, и Ефрем хотел убежать от людей. "Ефрем! куда бежишь ты?" - спросил явившийся ангел. "Хочу жить в безмолвии и бегу от молвы и обольщения света", - отвечал Ефрем. Ангел сказал: "Убойся, чтобы не исполнилось на тебе слово Писания: Ефрем подобен молодому волу, который хочет освободить шею от ярма" (Осии 10, 11). После того Ефрем возвратился к тому служению, к которому был призван. С сего времени он начал устно и письменно поучать вере и благочестию. Для успеха в своем благочестивом деле он открыл училище в Эдессе, из которого впоследствии вышли знаменитые учители Сирийской церкви.
9 Память его - 1 января.
10 Каппадокия - провинция римской империи, находилась на востоке Малой Азии. Кесария - главный город Каппадокии.
11 Преподобный был, между прочим, и в египетских пустынях; так он пробыл некоторое время в Нитрийской горе. Сирский жизнеописатель говорит, что Ефрем виделся здесь с богоизбранным иноком Паисием, а Иоанн Колов, повествуя о жизни Паисия, описывает и беседы Паисия с "великим между сирийскими подвижниками отцом". "Был у нас здесь человек Божий Сириянин, старец великий между отцами, просвещенный умом и сердцем", - так говорят Иоанн Колов.
12 Святой Ефрем оставил после себя весьма много сочинений. В одних он - толкователь Священного Писания; (Святой Ефрем, по словам святого Григория, писал толкование, начиная с сотворения мира до последней благодатной книги); в других - обличитель ересей и песнопевец Церкви, в иных - учитель христианской жизни и в частности проповедник сокрушения сердечного. Сочинения последнего рода составляют как бы печать души преподобного Ефрема и вместе его славу на все века. Святой Григорий Нисский говорит, что "плакать для Ефрема было то же, что для других дышать воздухом, - день и ночь лились у него слезы; но лицо Ефрема цвело и сияло радостью, тогда как ручьи слез лились из глаз его. Но и там, где Ефрем говорит о сокрушении, он возносится мыслью к благости Божьей, изливает благодарение и хвалу Всевышнему". Все нравственные наставления его благоухают сердечным умилением. Не одно свое наставление так начинаете Ефрем: "Сокрушайся, душа моя; сокрушайся о тех благах, которые ты приняла от Бога и погубила. Сокрушайся о делах злых, сделанных тобою. Сокрушайся о всем том, в чем показал Бог Свое долготерпение к тебе. Придите, братья мои, придите рабы Христовы, будем сокрушаться сердцем и рыдать перед Ним День и ночь. Придите, будем помышлять об оном страшном и грозном суде и следующем затем нашем осуждении". В этом чувстве сокрушения обыкновенные предметы бесед святого Ефрема: покаяние, память о смерти и суде, страх Божий, внимание к самому себе, смирение, против гордости и проч. - За свои высокие поучения Святой Ефрем был назван соотечественниками пророком Сирским. Блаженный Иероним пишет: "Ефрем, диакон Эдесский, достиг такой славы, что в некоторых церквах сочинения его читаются публично после св. Писания". "Прославлять мне надобно того, - говорит Григорий Нисский, - кто в устах всех христиан, Ефрема Сирина, того Ефрема, которого жизнь и наставления сияют в целом мире". - Святой Ефрем оставил после себя много и догматических сочинений. Все они писаны против заблуждений того времени. Таковы: а) 80 слов против дерзких испытателей, т. е. против аэтиан и евномиан; б) 56 поучений против ересей с обличениями и увещаниями вардесанитам (последователям еретика Вардесана), маркионитам и мессалианам; в) о жемчужине, или о том, что в одном лице Иисуса Христа соединены два естества, против Маркиона и Манеса; г) три слова о вере и против иудеев; д) о свободе против защитников слепой судьбы; о покаянии, где против новатиан говорит о власти церкви прощать грехи и опровергает тысячелетнее царство; о священстве; о рае и суде. - Строгий ревнитель веры и благочестия, святой Ефрем не мог оставаться равнодушным к смутам, какие произвели в Эдессе и Месопотамии секты Вардесана и Ария. Противодействуя еретикам, которые спои заблуждения излагали в поэтической форме песни и, привлекая неопытных изяществом стихотворного размера, легко и надолго укореняли еретическое содержание их, Святой Ефрем и сам начал излагать, на основании Св. Писания, истинное учение о Боге и его отношениях к нам, в такой же поэтической форме. Народ с жадностью внимал песнопениям святого отшельника и забывал Песни еретические. Еретики так были раздражены успехами святого Ефрема, что раз напали на него с камнями и оружием, и едва не убили его; но это нисколько не ослабило его ревности к вере. Все эти сочинения писаны святым Ефремом в виде благоговейных размышлений. Они назначались им для народного употребления, а частью и для пения в храме и написаны стихами. Святой Ефрем оставил также много умилительных молитв и молитвенных песнопений. Таковы его песнопения на Рождество Христово, отличающиеся особенною торжественностью; ему же принадлежат глубоко-трогательные стихиры, поемы при погребении; из молитв, составленных им, особенно известна умилительно-трогательная молитва, читаемая в дни Великого поста: "Господи и владыка жизни моей! Не дай духу праздности, любоначалия, празнословия овладеть мной. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу твоему. О, Господи, Владыка, даруй мне возможность видеть прегрешения мой, и не осуждать брата моего, благословен будь во веки веков. Аминь".
13 Святой Ефрем мирно скончался в городе Эдессе в 373 году.

Прп. Ефрема Новоторжского (1053)
В дни благоверных великих князей, святых страстотерпцев Российских Бориса и Глеба, были в России три единоутробных брата: Ефрем, память которого празднуется 28-го января, Георгий и Моисей. Все они происходили из Угорской земли1 и все они, в звании бояр, служили великим князьям Борису и Глебу. Когда Святой Борис был убит на реке Альте2, боярину Ефрему не случилось быть там с князем Борисом. Поэтому он и спасся от убиения, а брат его Георгий был убит вместе со святым Борисом: он пал рядом с господином своим, причем убийцы отрезали у него голову, ради того украшения из золота, которое возложил на него Святой Борис. Третий же брата Моисей3, бывший при князе во время убиения, спасся бегством от смерти, а после этого пострадал за свое целомудрие от одной польки больше, чем некогда Иосиф от Пентефрии. Наконец, он стал святым иноком в Киевском Печерском монастыре, как об этом пишется в его житии. - Сей же блаженный Ефрем, после убиения благоверного князя Бориса, прибыл на то место, где было совершено беззаконное убийство, и, плача и рыдал, искал тело своего брата, - но нашел только голову, которую и хранил до своей кончины. Оставив свой боярский сан и дом, он прибыл в город Торжок4 и, нашедши одно весьма красивое место близ города, на берегу реки Тверцы, построил там храм во имя государей своих, великих князей, святых страстотерпцев Бориса и Глеба, и, собрав много иноков, устроил обитель, а сам стал архимандритом5. Доблестно потрудившись в посте и молитвах, он благоугодил Богу и преставился в 1053 году. После преставления его, у гроба его6 многие чудеса совершались и подавались исцеления болящим; подаются они и ныне приходящим с верою, во славу Христа Бога нашего, с Отцом и Святым Духом славимого во веки. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Угорская земля, иначе Венгрия, обширная страна по среднему Дунаю при Карпатских горах; ныне входит в состав Австро-Венгерской империи.
2 Убиение св. благоверного князя Бориса было в 1015 году.
3 Преп. Моисей Угрин, Печерский чудотворец; память его - 28-го августа.
4 Торжок - ныне уездный город Тверской губерния.
5 Борисоглебский Новоторжский монастырь был основан преподобным в 1038 г.
6 Мощи преподобного Ефрема ныне почивают в Новоторжском Борисоглебском монастыре в богатой серебряной раке - и при них глава брата его Георгия, положенная в его гроб, согласно его завещанию.

Прп. Ефрема Печерского, еп. Переяславского (ок. 1098).
http://s43.radikal.ru/i100/1002/b0/fd80c4a10d14.jpg
После блаженного Варлаама1, боярского сына, блаженный Ефрем евнух, человек знатного рода и благородного происхождения, весьма любимый князем Изяславом2 и заведовавший у него всем его хозяйством, пришел из княжеского дома к преподобному отцу нашему Антонию и просил его, вместо служения князю, приобщить его к слугам Царя Небесного и возложить на него Святой ангельский образ иноческого чина. Преподобный Антоний, преподав ему наставление о спасении души, поручил блаженному Никону3 постричь его. Согласно этому повелению, Никон постриг блаженного Ефрема и облек в иноческую одежду. Но, ненавидящий добро враг, дьявол, навлек великую скорбь на преподобных за пострижение сего блаженного Ефрема, равно как и за пострижение блаженного Варлаама, о чем записано в житиях преподобных Антония и Никона. В самом деле, князь тьмы, видя, что он побеждается тем священным сонмом, который собирался в темной пещере и, поняв, что с этого времени место сие будет прославляться, скорбел о своей гибели. Он начал своими враждебными кознями разжигать сердце князя Изяслава против преподобных, побуждая его разогнать священный сонм. Однако он не мог этого достигнуть и сам был прогнан молитвами преподобных; он впал в яму, которую готовил. Правда, и постригший блаженного Ефрема преподобный Никон был приведен к князю и резко обличен, и сам начальник братии, преподобный Антоний с братьею, вследствие гнева князя, был изгнан из пещеры, но затем скоро, по ходатайству княгини пред князем Изяславом, а лучше сказать - по молитвам Царицы Небесной, Пресвятой Богородицы, пред Царем славы, Христом Богом, иноки возвратились в пещеру свою, как храбрые воины с поля брани, победив своего супостата - дьявола. После этого они всегда оставались в пещере, прославляя и благословляя Бога.

После всего бывшего, преподобный отец наш Ефрем, видя, какую скорбь причинил враг всему священному сонму, сильно вооружился против него богоугодною жизнью в пещере, постоянною молитвою, постом и всенощным бдением. Повинуясь во всем советам отца и наставника своего, преподобного Антония, он обнаруживал большое усердие в подражании всем его добродетелям. Потому-то, по примеру преподобного Антония, который совершал путешествия из России на святую Афонскую гору, и сей преподобный отец наш Ефрем горел духом, стремясь к святым местам. Он желал быть самовидцем равно ангельского жития святых афонских отцов, чтобы вдохновиться любовью к их добродетельным трудам. Посему он умолял преподобного Антония дать ему благословение на путешествие в греческую страну. Преподобный, не желая лишить его награды за странничество, отпустил его с благословением и молитвою, подобно тому, как некогда Ной отпустил голубку из ковчега, чтобы она принесла масличную ветвь. Тогда преподобный отец наш Ефрем, приняв, как два голубиные крыла, благословение и молитву, устремился в предлежавший ему путь и достиг до Константинополя. Везде по пути он наблюдал жизнь святых людей, посещал жилища отшельников, земных ангелов, насыщаясь в изобилии духовною пищею, душеспасительными беседами и наставлениями святых отцов. Вследствие этого он несколько замедлил в своем путешествии. Когда же его повлекла назад любовь к родине, он, чтобы не возвращаться в свой мысленный ковчег без какой-либо масличной ветви, списал устав святого Студийского монастыря4 и принес в Печерский монастырь, по поводу чего и посылал к нему, в бытность его в Греции, блаженный игумен Феодосий от имени преподобного Антония. По возвращении своем из святых мест, он пожил в Печерском монастыре недолго, но за то послужил образцом многих добродетелей к душевной пользе иноков, так что все благодарили о нем Бога. В это время преставился блаженный епископ переяславский Петр. По благоволению Божий, по совету всех и по желанию Великого князя Всеволода Ярославича5, преподобный отец наш Ефрем поставлен был Переяславским епископом преосвященным митрополитом киевским Иоанном.

Приняв великий сан святительства, он начал обнаруживать великую ревность об устроении церквей в своей епископии. Он считал это для себя самым почетным и самым дорогим делом, имея в виду умножить прославление пресвятого имени Божьего. Бог споспешествовал ему в этом деле: спустя всего несколько лет, он построил большую и величественную каменную церковь святого Архистратига Михаила, которую и сделал соборным храмов Переяславской епископии; затем, на вратах этой, устроил церковь святого Феодора, и, наконец, пред вратами каменной церкви построил церковь святого Андрее Первозванного. Он украсил также город Переяславль различными церковными зданиями, притом каменными, чего прежде не было6. Все это, спустя немного времени, было уничтожено, когда, по Божий попущение, в наказание за грехи наши, сделал нашествие на землю Российскую злочестивый татарский князь Батый7. Тогда пал жребий и на славный город Переяславль.

Преподобный Ефрем, во время своего епископства, присутствовал и на перенесении честных мощей преподобного отца нашего Феодосия Печерского8. Пожив добродетельно и богоугодно, он почил от временной жизни, а душою восшел к нерукотворному Владычному престолу9. Честное же тело его было положено с честью в созданной им церкви, в которой он учредил престол Переяславской епископии. Да удостоимся и мы предстать пред престолом Владыки, Небесного Царя, подобно овцам, собранным гласом молитв преподобного отца нашего Ефрема, чтобы вместе с ним прославлять Пастыре начальника Иисуса, а в Нем и с Ним Бога Отца и Святого Духа, в бесконечные веки. Аминь.

Тропарь, глас 8

Духом горя путешествия к святым местом, странствовал еси в Греческую землю, святителю Ефреме, отнюдуже со многою пользою возвращаяся, устав святаго Студийскаго монастыря списав, аки некий многочестен дар, семо принесл еси, имже и днесь Церковь Российская управляема славит тебе, истиннаго о ней промысленника.

Кондак, глас 8

Церкви Православной Российской по желанию богоноснаго Феодосия устав Студийский принесшаго, во святителех же светло просиявшаго, и стадо свое добре упасшаго, восхваляем тя, Ефреме, яко молящася Господеви о всех нас.
_______________________________________________________________________
1 Варлаам - первый игумен Печерский, непосредственный ученик преп. Антония Печерского, первоначальника русского иночества; память его - ноября 19-го.
2 Изяслав Ярославич - великий князь Киевский; княжил с 1054 - 1068 г.
3 Никон - игумен Печерский, первый ученик и сотрудник преп. Антония; память его - 23-го марта.
4 Студийский устав был составлен преп. Феодором Студитом, игуменом Студийского монастыря в Константинополе в начале IX века. В конце XI века он был введен в руководство Русскою Церковью и держался в ней до половины XIV в., когда начинает уступать иерусалимскому, но по местам оставался в силе гораздо дольше и в некоторых монастырях русских действовали" даже до последнего времени.
5 Всеволод-Андрей Ярославич - князь Переяславский (Переяславля-Южного; переяславское княжество граничило с Киевским), - впоследствии великий князь Киевский (1078 - 1093 г.).
6 Кроме того, в отдаленном, но под ведомом переяславскому князю, Суздале св. Ефрем также построил две церкви.
7 Татарский хан Батый - внук Чингиз-Хана. Нашествие Батыя началось в 1237 и закончилось в 1240 г. взятием Киева и покорением русской земле.
8 Перенесение мощей преп. Феодосия Печерского было в 1091 году.
9 Св. Ефрем Переяславский скончался в 1096 году. Мощи его почивают в пещерах преподобного Антония.

0

27

.....................продолжение от 10 февраля

Прп. Феодосия Тотемского (1568).
http://s002.radikal.ru/i198/1002/d2/386cc0e00e27.jpg
Преподобный Феодосий родился в первых десятилетиях XVI века в городе Вологде в благочестивой семье Сумориных. Отец его Иулиан воспитал сына в страхе Божием и научил его грамоте. Грамотность открыла отроку доступ к церковным и душеполезным книгам и очень рано расположила его к мысли посвятить свою жизнь Богу в иноческом чине.

В то время в окрестностях Вологды было уже много иноческих обителей и благочестивому юноше нетрудно было найти себе место подвигов. Но Феодосий оставался в доме родителей до совершенного возраста и по воле родителей вступил в брак. От этого брака он имел дочь Марину, впоследствии бывшую в замужестве за одним вологжанином. Супружество Феодосия, любовь его к жене и дочери немало не препятствовали возра­станию его в духовной жизни. Усердно посещая храм Божий, Феодосий всем сердцем погружался в молитву и поэтому избегал стоять в толпе, становился где-либо в углу храма или за столбом. При такой сосредоточенности он принимал к сердцу услышанные в храме Божественные слова и размышлял о их значении. Особенно запало ему в сердце изречение Господа: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин. И иже не приимет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10, 37—38). Повинуясь воле роди­телей и живя в супружестве среди мира, Феодосий надеялся достигнуть высоты нравственного совершенства, а слова Евангелия побуждали его спрашивать себя, совмещается ли с истинной любовью к Богу врожденная и естественная привязанность его к самым близким людям. Он волновался до слез, разрешая это недоумение, много размышлял и молился. Нетрудно понять, к какому решению он должен был склониться, как только начали падать узы, привязывавшие его к миру. Скончались родители Феодосия, по-видимому, и супруга его оставила этот мир, осталась дочь Марина и наследственное имущество. Феодосий упросил родственников взять Марину на попечение, а равно сберечь для нее и семейное его достояние.

Колебания окончились. Феодосий оставил мир и пошел в ближний Прилуцкий монастырь просить у настоятеля иноческого пострижения. Прилуцкий игумен, знавший благочестие Феодосия, согласился исполнить его просьбу: не подвергая его обычному испытанию, он постриг его в монахи и поручил опытному старцу. Новый инок предал себя воле наставника. По его приказанию он прошел все тяжелые монастырские послушания: рубил дрова, носил воду, молол муку, пек хлебы, трудился в поварне и все исполнял с усердием и любовью, стараясь услужить каждому из братии, и в то же время успевал первым придти в церковь к богослужению и не упускал ни одного правила. Пищей подвиж­ника были хлеб с водой, и то в меру. Поставляя себе в образец основателя обители преподобного Димитрия, Феодосий каждый день приходил к его гробу и со слезами молился, чтобы получить силы подражать древнему подвижнику.

Неизвестно сколько времени провел преподобный в Спасо-Прилуцкой обители. Потом он послан был игуменом в Тотьму на соляной завод смотрителем за монастырскими варницами.

После усердной молитвы у гроба преподобного Димитрия, приняв благословение игумена, преподобный Феодосий отправился в Тотьму и с усердием принялся за исполнение порученного дела. Управление его было таково, что Прилуцкий монастырь никогда не получал от варниц столько выгоды, как при нем. Феодосий, по замечанию древнего жизнеописателя, был тих, кроток, милостив и добродетелен ко всем, особенно же к слугам, трудившимся на варницах. В своем смотрителе они встретили отца и благодетеля, готового всегда им помочь, и стали смотреть на него как на Ангела Божия.

Исполняя монастырское послушание среди хлопот и суеты, преподобный Феодосий желал уединения, а потому все чаще и чаще приходил к мысли: или возвратиться самому в монастырь, или же устроить монастырь здесь, в Тотьме. В то время жители старого посада переселялись от варниц за две версты на берег реки Сухоны, где ныне стоит город Тотьма, и с удалением их на заводе стало меньше шума и молвы житейской. Так подготовлялось устроение монастыря. Притом же потребность в обители была: близ Тотьмы монастыря не было. Преподобный начал искать место около города по горам и дебрям, много исходил мест и нашел, что монастырь было бы лучше всего построить на возвышенном месте, омываемом двумя речками, Ковдой и Песьей Деньгой, и окруженном высокими лесистыми горами. Земля эта принадлежала некоей вдове Марии Григорьевне Истоминской. Преподобный пошел к Марии с просьбой отдать землю для устроения на ней монастыря, и та с радостью уступила землю по особой дарственной записи, сохранившейся до наших дней.

Тогда Феодосий отправился в Прилуцкий монастырь и стал просить игумена об увольнении от смотрительской должности на соляных варницах и о благословении построить новый монастырь на избранном им месте. Игумен Арсений, управляв­ший тогда Прилуцким монастырем, не захотел препятствовать его благочестивому намерению и, преподав ему наставление, с молитвой и благословением отпустил его.

Феодосий возвратился в Тотьму, поставил на избранном месте крест и вознес пламенную молитву, прося Божия благословения на предпринятое дело. Укрепившись молитвой, он принялся за устроение себе жилища. Сперва шалаш из хвороста, потом землянка для защиты от зимнего холода, наконец, деревянная келлия были изготовлены собственными трудами преподобного. Население Тотьмы и окрестных деревень, знавшее и любившее Феодосия еще на варницах, услышав о поселении его между речками Ковдой и Песьей Деньгой и о намерении основать здесь монастырь, приходило к нему с выражением своей духовной радости и приносило все необходимое для жизни. Усердие простиралось до того, что некоторые отдавали на будущий монастырь свои паи в варницах, соседние поля, пожни и разные угодья. Видя такое усердие населения, Феодосий просил написать челобитную царю о дозволении построить монастырь. Челобитная была написана и в ней говорилось: «На Тотьме и во всем Тотемском уезде нет монастыря, и если бы кто при старости или при смерти захотел принять постриг, учинить сие негде. А желает у них на Тотьме церковь воздвигнуть, и монастырь строить, и в том монастыре строительствовать старец Феодосий Суморин». Тотемцы просили царя Иоанна Васильевича исполнить такое их желание. Преподобный был отправлен с челобитной в Москву к царю и митрополиту и 20 февраля 1554 года получил несудимую грамоту, каковой государь дал дозволение на построение обители на избранном месте и освободил будущую обитель от суда тотемскаго наместника. Митрополит Макарий
со своей стороны приказал Ростовскому архиепископу Никандру выдать Феодосию грамоту на построение храма и снабдить его всем потребным для его освящения. На обратном пути Феодосий не преминул поклониться гробу преподобного Димитрия в Прилуцком монастыре, от игумена которого получил
в благословение икону Божией Матери, известную и доселе в обители под именем Суморинской чудотворной.

По возвращении в Тотьму преподобный немедленно приступил к построению монастыря и в течение одного года, при помощи соседних жителей, поставил деревянную церковь в честь Преображения Господня, трапезу, келлии для братии и другие необходимые для общежития службы и постройки. Монастырь скоро наполнился иноками. Чтобы насельники не оставались в праздности и обитель не терпела нужды в самом необходимом, попечительный строитель озаботился приобрести покупкою мельницы на Песьей Деньге и лежащий против нее
на том берегу сенный покос, также овин и гумно, а в 1555 г. выхлопотал царскую грамоту на владение в тотемских солеварнях своими трубами и на беспошлинную продажу добытой там соли.

Хозяйственная распорядительность преподобного Феодосия и его неутомимое трудолюбие расположили Ростовского владыку поручить ему восстановление запустевшей Ефремовой пустыни, лежавшей в займище Левонидовом на реке Реже, в той же Тотемской округе. Феодосий возобновил названную обитель
и собрал в нее братию.

Но не одним хозяйством монастыря занимался преподобный. Всегда в молитве и труде, он был неизменным образцом и воплощенным назиданием для братии. Примечательно и то, что сам получивший достаточное образование и любивший чтение, преподобный усиленно располагал и братию к духовному просвещению. Для этого он собирал в своей обители, кроме богослужебных, учительные книги и преимущественно святоотеческие творения и составленные из творений сих извлечения, каковы Ефрем, Златоуст и подобные. За всем тем, строитель и начальник двух обителей, всем почитаемый и любимый, по своей скромности не решился принять на себя священного сана и до конца оставался рядовым монахом — схимником. Та же личная скромность или естественное смирение были причиной, что никто никогда не знал тайных подвигов его, этих вериг и власяницы, которые он возложил на свое тело, лишь только сделался начальником монастыря.

Пятнадцать лет прожил преподобный в устроенной им Тотемской обители. Предвидя скорую свою кончину, он созвал братию и приказал записать духовное его завещание о том, как управлять монастырем после его смерти. Духовная пре­подобного сохранилась до нашего времени. Здесь всего поучительнее смиренная вера подвижника, которому в жизни так удавались все начинания. Необходимость церковной молитвы за усопших, каким праведниками ни казались они при жизни, изъясняется в завещании со всей настойчивостью. Назначив денежные вклады на помин своего рода и себя самого «десять рублей на Прилук к Спасу, да в Тотьме по престолам по всем сорокоустам по полтине», умирающий убеждает остающихся в живых неизменно поминать завещателя и род его, дабы и самим молитвенникам получить прощение от Бога. Духовная была составлена 19 декабря 1567 года, когда преподобный еще держался
на ногах. Но вот пришли рождественские праздники и он перестал совсем выходить из своей келлии. Тогда подвижник снова собрал к себе всю братию и, возвестив им о скором своем отшествии, преподал последние наставления, благословил и простился со всеми, обнимая и целуя каждого, как чадолюбивый отец, и у всех прося себе прощения и молитвы.

Наступило 28 января 1568 года. Старец в полном сознании приобщился Святых Таин и, творя молитву, тихо скончался, как бы погружаясь в глубокий сон. Когда братия, следуя обычаю, приступили к омовению тела усопшего, тогда только с изумлением увидели, что на самом теле его под одеждой надета власяница и тяжелые вериги, уже врезавшиеся в его тело, о чем никто прежде и не подозревал, никогда не замечая на лице начальника ни тени страдания или изнурения.

Честное тело преподобного Феодосия было погребено с великой честью и многими слезами в созданном им монастыре. Над его могилой была положена каменная плита с соответствующей надписью.

Так как преподобный Феодосий и при жизни своей лично просил, и в своей духовной завещал братии поминать его в молитвах, то по кончине его братия, а с ними и почитатели почившего не оставляли служить по нем панихиды. Вошло в обычай и у всех странников и богомольцев, посещавших обитель, молиться об упокоении ее устроителя. Общее почитание и память о богоугодной жизни и трудах почившего располагало многих просить самого преподобного о молитвенном заступлении пред Богом.

И по вере молящихся, по предстательству преподобного Феодосия, скоро начался непрерывающийся и доныне поток чудесных знамений и исцелений от гроба. Так, в 1606 году, через 38 лет по преставлении преподобного, когда еще живы были и в монастыре, и в городе люди, знавшие его лично, девица Ирина, дочь одного тотемского жителя, полтора года лежавшая в расслаблении, однажды увидела во сне монаха с иконой Богоматери в руках, который приказал ей идти в монастырь и отправить молебен Спасителю и Божией Матери
и обещал исцеление от болезни. Когда это было исполнено, больная стала здорова, как бы никогда и больна не была. По ее рассказам о наружности явившегося ей инока все узнали в нем Феодосия.

Когда слух о чудесном исцелении расслабленной распространился в окрестности, одна женщина из деревни Фетино привела в монастырь свою дочь Иустину, уже много лет ничего не видевшую, и просила совершить о ней молебное пение Спасителю и Божией Матери. По окончании молебна слепая приложилась к гробнице преподобного, и мать с дочерью испросили у настоятеля позволение остаться на ночь в церкви для молитвы. Под утро, когда обе они молились со слезами у гробницы преподобного, им послышался необык­новенный шум, так что они пали от страха на землю и лежали как мертвые. Мать Иустины первая пришла в себя и слышит, что кто-то разговаривает
за стеной церкви. Поднявшись, она подходит к окну и видит двух иноков, идущих к церкви и беседующих.

«Куда идешь, брат, и что несешь?» — спрашивал один другого. — «В церковь, несу освященную воду, чтобы умыть глаза слепой Иустине». — «Доброе дело!»

Обе женщины с усиленной мольбой припали к гробнице. Иустине слышится пение, чувствует она, что ее кропят водой и отирают глаза ее губкой и покровом с гробницы, слышит она около себя движение, но ничего не видит. Но вот движение и пение прекратилось, и слепая прозрела. Женщины не утаили ничего из ночных происшествий, и все прославили Бога и чудотворца Его — преподобного Феодосия.

Вскоре в обитель приведен был крестьянин Корнилий, три года страдавший тяжкой душевной болезнью. Одержимый в припадках болезни неоднократно покушался на самоубийство. Приведшие его просили отслужить молебен Спасителю, Божией Матери и преподобному Феодосию. Больного приложили к гроб­нице, и он стал здоровым.

Женщина, по имени Татиана, была в таком расслаблении, что не владела ни одним членом своего тела. Еле живую привезли ее в монастырь, принесли в церковь и положили возле гробницы преподобного. С великим усердием и слезами она стала молиться и вдруг почувствовала себя совершенно здоровой.

Монах Тотемского монастыря Уар долгое время не мог встать с постели от болезни и, не получая облегчения от принятых мер, просил братию отнести его к гробу преподобного Феодосия. Братия исполнили его желание, и Уар, лежа на постели, стал со слезами молиться чудотворцу. Во время молитвы он вдруг почувствовал себя здоровым, от радости вскочил на ноги и начал славить и благодарить Бога и Его угодника. Услышав об этом, игумен и братия пришли в церковь и с изумлением увидели Уара, которого за час перед тем принесли на одре едва живого, здоровым, как будто он и не был болен.

Боярыня Ирина Головачева, жена тотемскаго воеводы, впала в столь тяжкую болезнь, что лишилась рассудка, рвала на себе волосы, бросала кругом дикие взоры и говорила безумные речи. Воевода, услышав о чудесах преподобного Феодосия, приказал отнести ее в монастырь и положить при гробе, а о больной просил отслужить молебен с водосвятием. Как только по окончании молебна игумен осенил ее крестом и окропил святой водой, больная очувствовалась, сама встала с одра, приложилась ко гробу преподобного и ушла совершенно здоровой.

Григорий Болонин, писец тотемской приказной избы, находясь в Москве, сделался так нездоров, что уже отчаялся в жизни, так как и день, и ночь непрестанно шла у него носом кровь. Готовясь умереть, он исповедовался и причастился Святых Таин. В ту же ночь ему является во сне преподобный Фео­досий с иконой в руках; трижды махнув ему рукою, он как бы песком посыпал на него и сказал: «Восстань!» Пробудившись, Болонин почувствовал себя здоров