sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » Ребенок в Церкви! (о месте детей в Храме)


Ребенок в Церкви! (о месте детей в Храме)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

цикл : "Ребенок в Церкви!"

«Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне , ибо таковых есть Царствие Небесное» (Мф.19:14)
http://2.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMCWqO-VkI/AAAAAAAADpE/5cPuabYdWDM/s320/1-aaaChrist_and_the_Children.jpg

Протоиерей Алексий Уминский: «Детское молитвенное правило должно быть посильным и понятным ребенку»

Выбирая тему для беседы, мы думали, о чем поговорить с отцом Алексием. Знали, что он не только ведущий телевизионной программы «Православная энциклопедия», не только духовник Свято-Владимирской духовной семинарии, но и настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах. Именно этот храм известен тем, что при нем создана детская комната для малышей. Пока идет Литургия, дежурные родители занимаются с детьми, а к концу богослужения все вместе идут ко Причастию.

Вот об этом – о месте детей в храме – мы решили поговорить с отцом Алексием.

«В воскресном детсаде родители дежурят по очереди»
– Отец Алексий, расскажите, как родилась идея создать своеобразный «детский сад» при Вашем храме?

– Такая практика действует в нашем храме лет восемь. С одной стороны, родители могут присутствовать на Литургии, с другой – дети не утомляются во время службы. Ведь малыши находятся в храме, где много народа, где родители, когда молятся, перестают обращать на них внимание. Это создает проблему и для других молящихся, и для самих детей. Родители замирают в священном восторге перед молитвой и уже ни о чем не думают. А у детей появляется чувство отторжения, что они лишние.

Мы подумали и решили организовать небольшой воскресный детский сад. Родители договариваются о дежурстве между собой. Во время Литургии в соседнем помещении собираются три группы: младшая – от 3 до 6 лет, средняя – от 6 до 10 лет, и более старшие дети – с 11 до 13. С самыми маленькими занимается кто-то из родителей или прихожан – рисуют, читают, играют. С детьми постарше читают Евангелие, что звучит в храме, разбирают смысл, читают житие святого. Более старшие ребята помогают играть с детьми.

– К какому времени службы лучше приходить с младенцами?

– Ребенок, особенно маленький, не может выдержать долгой службы, поэтому родители должны приходить попозже или выходить с детьми на улицу, когда те устанут.
С младенцами до года лучше приходить незадолго до Причастия.
А 3-6-летние дети могут быть на службе уже к «Отче наш»,
более старших детей – 7-10 лет – уместнее приводить в храм к Херувимской.


«Не пугайте детей Богом»

http://1.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMEc2ioBYI/AAAAAAAADpc/TDyes9i0vK8/s320/1-aaaOrthodoxChild.jpg

– Как подготовить ребенка к исповеди? Должны ли родители подсказывать чаду: «Скажи, что не слушаешь маму, обижаешь брата, обманываешь бабушку»?

– Надо найти время и подготовить хотя бы немножечко ребенка к первой исповеди. Родители могут проводить такую работу. Если ребенок сделал какой-то неблаговидный поступок, они должны объяснить смысл содеянного, призвать его к совести. Если, например, он поссорился с ближними, не послушался их – помочь помириться с ними, попросить у них прощения, а потом, конечно, попросить прощения у Бога. Родители должны прививать навыки исповеди, чтобы ребенок чувствовал нравственную связь с событием. Ребенок – событие, ребенок – какой-то грех, – всё это в голове 7-8-летнего ребенка должно быть достаточно очевидным, как и понятие совести, понятие греха.

После этого родители должны внимательно с ребенком побеседовать, рассказать, что такое исповедь, в чем смысл этого Таинства. В простых, доступных словах сказать о том, что Господь всегда тебя любит. Ребенку и так уже должно быть известно, что все его дела, его поступки, мысли Господь видит и терпеливо ждет, когда ребенок сам захочет признаться в содеянном и себя исправить.

Мне стоит предостеречь родителей от того, чтобы они не пугали ребенка Богом. Часто такая ошибка бывает от родительской беспомощности, от нежелания потрудиться. Поэтому испугать ребенка: «Бог тебя накажет, ты за это получишь от Бога», – это не метод. Богом пугать ни в коем случае нельзя. А вопрос-то в том, что взгляд Божий – это совесть, которая постоянно в тебе говорит, что Бог тебе подсказывает, Бог тебя направляет, Бог тебя любит, Бог тебя ведет, Бог желает твоего изменения, твоего покаяния. Ребенку стоит объяснить, что все творящееся с человеком Бог использует не для того, чтобы человека наказать, а для того, чтобы человека спасти, чтобы человека вывести на Свет, чтобы человек с этого момента мог измениться в лучшую сторону.

Требовать от ребенка, чтобы он начал серьезную духовную работу в себе, не стоит. Достаточно того, что ребенок будет искренен на исповеди и будет честно вспоминать свои собственные проступки, не скрываясь и не прячась за ними. Детская исповедь не должна быть подробной как у взрослого человека.

– Надо ли ребенку писать записи с перечнем грехов или лучше пусть все рассказывает сам? Дети иногда стесняются называть свои грехи...

– Желание вместо искренней исповеди подать списочек с подробно записанными по схеме грехами напоминает то, как подают заполненную квитанцию в прачечную – грязное белье сдал, чистое белье получил. Здесь ни в коем случае такого не должно быть с ребенком! У него не должно быть бумажечек, даже если он пишет их своей собственной рукой, а уж тем более ни в коем случае рукой родительской. Достаточно того, что ребенок говорит одно-два события из своей жизни для того, чтобы с ними прийти к Богу.

У детей иные представления о грехе, чем у взрослых. И совсем иное отношение к греху. Зная это, Церковь не исповедует детей до 7 лет. Более того: некоторые очень опытные духовники (например, прот. Владимир Воробьев, его чада духовные и другие священники) вообще считают, что даже когда ребенку исполнится 7 лет, его не надо исповедовать перед каждой Литургией, потому что ребенок очень быстро приучается к формальной исповеди. А родители почему-то думают, что чем раньше ребенок начнет исповедоваться, тем лучше для него – он станет лучше, воспитаннее.

Это проблема того же корня – родители не хотят брать на себя ответственность за поведение своего ребенка. Они думают, что в исповеди найдут возможность нового воспитательного процесса, к которому сами не будут иметь отношения, либо смогут через эту исповедь каким-то образом влиять на ребенка.

– Некоторые родители после исповеди своего чада подходят и спрашивают, рассказал ли ребенок о тех или иных грехах. С воспитательной точки зрения это оправдано?

– Почему маленьких детей не исповедуют? Лишь по той причине, что дети способны рассказать свои грехи, а вот пережить исповедь как покаяние, после которого должно наступить исправление, – не могут. Дети не в состоянии духовно над собой трудиться, они еще не выросли. Понять свой грех они могут, а исправлению их должны научить родители.

Все умиляются, когда маленький ребеночек подходит к батюшке, тот его о чем-то спрашивает, а потом кладет на головку епитрахиль. Да и детям очень нравится играть в эту игру. Но ведь это не игра!

При современной загруженности священника трудно ожидать, что на исповеди он сможет уделить ребенку достаточно внимания для того, чтобы в нем «покопаться». А дети очень часто не умеют рассказать о своем грехе священнику. И исповедь превращается во что-то невразумительное: «Ну, маму не слушался, ну, еще что-то там». 2-3 слова – и вроде как всё: «Ладно, иди причащайся».

А бывает и так: ребенок начинает исповедоваться, и родители с радостью готовы отдать его духовнику, считая, что теперь духовник отвечает за его воспитание, а их это уже не касается. Они также часто пытаются использовать духовника в воспитательном процессе: «Батюшка, скажите ему на исповеди, чтобы он…»

И ребенок теряет доверие к священнику, относится к исповеди сухо. Она становится для него формальностью. Такой ребенок «потерян» для исповеди до тех пор, пока что-то, не дай Бог, не случится с ним во взрослом возрасте.

«У детей иное представление о грехе»

http://3.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCME5fVYifI/AAAAAAAADpk/saqZttUB-aA/s320/1-aaaOrthodoxchild1.jpg

– Батюшка, а как быть с молитвенным правилом? «Последование ко Причастию», каноны – всё это ребенок вряд ли осилит. С чего начинать?

– А кто сказал, что надо вычитывать все молитвенное правило? Глупо требовать от ребенка вычитывать его полностью. У каждого молитвенное правило должно быть разное – одно у монахов, другое у священников, у разных мирян разное: в зависимости от их занятости на работе, образования, духовного уровня, возраста. Одно – у здорового молодого человека и другое у человека, который болеет. Одно правило у только начинающего церковную жизнь, и другое у того, кто давно в церковной ограде.

– Но в церковных книгах пишется, что надо читать всё и приучать себя и ребенка к порядку в молитве...

– Мы должны понять: то, что в книгах – это некий образец. Это то, что должно направлять, то, что потом становится у человека молитвой, что должно формировать молитву. А у нас что происходит: мы правило «вычитываем», а службу «выстаиваем». Это же звучит ужасно, как повинность какая-то, а не радость. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит такие замечательные слова: «Человек не должен становиться рабом молитвенного правила». То, что Господь сказал о субботе, относится и к молитвенному правилу: не человек для правила, а правило для человека.

Если ребенок молится, у него должно быть свое правило. Но оно не должно быть тем правилом, которое станет кривелом и отвернет его от Церкви. Преподобный авва Дорофей говорит, что кривое правило и прямую дорогу делает кривой.

– Какие молитвы Вы бы посоветовали читать детям?

– В зависимости от возраста. Когда детки совсем маленькие, только учатся молитве, очень хорошо, когда с ними молятся мама или папа и они вместе вслух поют «Богородице Дево, радуйся...», «Отче наш...», «Молите Бога о нас...», «Величаем Тя...», «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...» Это простенькие, но хорошо запоминающиеся молитвы. Ребенка надо приучать молиться своими словами за папу и маму, за бабушку и дедушку, за всех близких. Когда ребенок начинает ходить в храм, уместно дать ему возможность выбрать те молитвы, которые ему понятны. Надо каждое слово ребенку объяснить, чтобы не было магического отношения к молитве: вот что-то бубню, а не понимаю что. Правило должно быть понятным, осознанным и посильным.


«Если у подростка есть желание причаститься – пусть читает одну молитву, и слава Богу»

http://2.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMKeHIcwSI/AAAAAAAADp0/nOUHE3Otgpc/s320/1-aaaTeenCatechumen.jpg

– Многие впадают в уныние: вот ребенок не вычитал правило, это грех, поэтому всё – ко Причастию он не идет...

– Грех не в том, что не вычитал правило, а в том, что не помолился. Можно читать правило и в этот момент с Богом совсем не пообщаться. Ведь важно, чтобы молитва приближала человека к Богу.

Вот праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Лучше сказать пять слов от сердца, нежели тьмы слов языком». Молитвенное правило должно постоянно наполнять человека, приближать к Богу. Конечно, оно должно нести какой-то труд, человек должен трудиться над собой, но посильно. Оно не должно препятствовать духовной жизни. Если молитвенное правило такое, что человек не причащается, потому что он не может вычитать правило, то это правило препятствует ко спасению. Значит, его надо менять.
.. Правило должно быть таким, чтобы ребенку было нетрудно и радостно молиться. И чтобы это поддерживало на его пути к Богу.

http://3.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMLTBwVIsI/AAAAAAAADp8/sna3TYJB0ss/s320/1-aaaOrthodoxchildren1.gif
У детей должно быть маленькое молитвенное правило по отношению ко взрослым. Иначе в чем тогда смысл нашего взросления? Если с самого начала детей нагружать большим правилом, они перестанут молиться и это станет для них чистой формальностью. Молитвенное правило не должно занимать у детей более 10 минут с утра и вечером, а на правило перед Причастием они не должны тратить более 15 минут.

– А как быть с подростками? Если детей еще можно за руку привести, то подростки не ходят в церковь да и правило читать не будут...

– Если у подростка есть хотя бы желание идти в храм и причаститься, то пусть причащается. Как может: одну молитву прочел и – слава Тебе, Господи.

– А если не идет, потому что скучно? Как родителям вести себя с подростками?

– Сложный момент. Сказать – отпустите его совсем и не ведите – это будет неправильно. Сказать – в любом случае тащите – тоже можно ошибиться. В общении с подростком надо всегда лавировать. С одной стороны, не отпускать, а с другой – не держать слишком жестко. Постараться услышать, чего он хочет, что ему мешает. Понять причину отторжения. Если он просто стесняется, не находит друзей и единомышленников своего возраста, тогда надо искать такие общины, где бы он мог найти себе товарищей и друзей.

«Твой ребенок – это твой Киев и твой Иерусалим»

– Что делать, если мать воцерковлена и хочет водить ребенка в храм, а отец – против?

– Здесь должна быть мудрость матери. Она должна подумать, почему муж против. Бывает, что она так резво и ретиво начинает воцерковляться, что вызывает отторжение и чувство внутреннего напряжения в семье. И часто нехождение отца в церковь связано с чрезмерным рвением женщины. Надо очень хорошо посмотреть на себя со стороны.

– Часто приходится слышать, как говорят детям: «Идем, батюшка сейчас даст сладенького». Как правильно объяснить ребенку, что такое Причастие?

– Не надо ребенку врать, что это «сладенькое», что это «медочек». Это неправильно. Ведь дети вырастают, узнают правду и понимают, что их обманывали. Зачем это надо? Ребёнок спокойно всё воспринимает. Почему мы думаем, что если скажем, что это Кровь и Тело Христовы, то это может испугать ребенка? Почему это не пугает взрослых? Потому что взрослые не верят? Всё надо объяснить так, как это объясняется в Церкви – это Тело и Кровь Христовы, которое ты вкушаешь под видом хлеба и вина. В этом Причастии пребывает Сам Господь. Причащаясь Его Тела и Его Крови, ты соединяешься со Христом. И ничего не надо придумывать.

– Встречаются мамы, стремящиеся сразу ввести своих детей в жесткие рамки благочестивого поведения: не шуми, не ходи, не разговаривай, не спрашивай. Видеть «затюканного» ребенка невыносимо. Какую линию поведения нужно выбрать родителям, чтобы посещение храма всегда было радостным событием?

– Дети в храме – в доме Отца своего. Здесь для них должно быть свое пространство. Надо, чтобы дети, которые ниже по росту взрослых, не стояли за спинами крепких мужчин и женщин, а видели иконостас, службу, алтарь. Обычно они где-то в ногах наших вертятся. А мы их брык – уйди отсюда. Освободите для детей главное пространство в храме. Подведите их к иконам, к иконостасу, чтобы они видели службу, наблюдали за действиями священника. Они тут же переключат внимание. А то стоят дети в притворе с мамами. Те молятся или разговаривают между собой, а дети в лучшем случае свечки ставят. Надо всех уважаемых прихожан отодвинуть подальше и поставить впереди детей.

– Дети часто шумят в храме, но не все мамы спешат их осадить, рассуждая: «Пусть их прихожане ругают, а я – мама, ребенок должен знать, что я его люблю, от меня он не должен слышать резких слов». Правильно ли это?

– Отец Алексий Мечев говорил матерям, которые жаловались ему на детей, мешающих им ходить в церковь: «Твой ребенок – это твой Киев и твой Иерусалим. Вот твое место молитвы и твое место Богослужения – твой ребенок». Родители отвечают за поведение детей в храме, поэтому должны пожертвовать своей молитвой ради них и молитвы других прихожан.

Давайте себе представим: пришла семья с детьми в церковь. Как обычно они себя ведут? Папа с мамой стараются как можно подальше от детей отойти и углубиться в молитву. Потому что получать пришли. А дети в это время ведут себя незнамо как: ходят по храму или даже бегают, сшибают свечки, а то зажигают их, мешают другим молиться. Но как малышей судить за такое поведение? Значит, мы должны относиться к ним с подобающим вниманием и лаской, со смирением. Но родители в этот момент все «в небесах» и дети их совершенно не интересуют.

И в эти моменты происходит первое поругание понятия воспитания. Родители ведь считают, что раз они пришли с детьми в храм, то они этих красных, вспотевших, уставших детей, которые час бегали и гоготали, непременно понесут к Чаше. Вот только дети совершенно к Причастию не готовы и воспринимают Таинство уже абсолютно формально. А родители уверены, что они делают очень хорошее дело, потому что дети в храме, с Богом.

– Какую работу можно найти ребенку в храме, чтобы ему не было тяжело на службе?

– Всё зависит от того, как это священник организует. Мальчиков постарше пускайте в алтарь, пусть помогают батюшке. Хорошо занять детей в детском хоре. Можно просить, чтобы кто-то приносил записочки к алтарю, кому-то можно поручить собирать пожертвования. Потом можно после службы помочь в храме убраться. Вынести старые цветы, вытереть пыль с подоконников, чистить подсвечники, подливать масло в лампадки.

«Дети должны будут веру заново обрести»
http://2.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMDjTvzSII/AAAAAAAADpU/R0sWmck8h1Y/s320/1-aaaOrthodoxChildren.jpg

– Отец Алексий, как воспитать ребенка хорошим христианином?

– Это могут сделать только родители, которые любят Христа и всегда причащаются. Родители, которые сами живут активной христианской жизнью. Только собственным примером, по-другому никак не воцерковишь ребенка. Если только не произойдут какие-то Божественные события...

Как только ты будешь вмеcте с ребенком жить единой церковной жизнью, а твои слова о Христе, которые ты говоришь ребенку, и твоя собственная жизнь не расходятся между собой – ребенок будет таким же. А мы часто хотим дать ребенку то, что не имеем сами и не научились сами. Потом страшно обижаемся на детей, что они так не делают. А не делают потому, что не видят этого в нас.

– А как быть, если всё исполняешь, всё вкладываешь в ребенка, а он все-таки отходит от Церкви?

– Очень многие родители, ослепленные своим тщеславием, видят ребенка не таким, какой он есть. Они придумывают себе детей. И если ребенок в этот образ не вмещается, то оказывается виноватым сам ребенок. В религиозной среде это всё наиболее обострено и порождает какие-то крайние вещи. А по сути это – садистское отношение родителей к своим детям. И это только повод, чтобы ребенка пинать, принижать, что «ты не такой, каким мы тебя придумали». Ребенок старается как можно больше уйти от семьи, отстраниться от тех ценностей, которые имеют родители.

Как бы мы ни воспитывали наших детей, как много бы мы в них ни вкладывали, в их жизни все равно наступит такой период, когда они должны будут эту веру заново обрести. Мы не должны иметь иллюзии, что наши дети плавно придут к настоящей вере «с молоком матери».

«В храм водим, причащаем, всё наши дети знают, молятся, с удовольствием посещают воскресную школу, всё хорошо и благочестиво», – это ровно ничего не значит. Наступит момент, когда это парниковое растение будет пересажено в обычную городскую почву. И тогда начнется.

Очень часто все эти очень хорошие вещи так быстро улетучиваются, что как будто ничего и не было… Родители в ужасе: «Мы столько в детей вложили, и куда же всё это делось?»

Так оно будет, потому что в конечном итоге рождение в вере всё равно должно наступить у человека сознательно! Выбор веры, ответ на все Евангельские слова Христа должен произнести лично сам ребенок.

«Этот мир будет сильно испытывать детей»
http://3.bp.blogspot.com/_LaBnKY3Tl98/TCMFfbVogyI/AAAAAAAADps/kM1p3dbK7-M/s320/1-aaaChristOurLordfirststeps.jpg

– Можно ли этого избежать?

– Скорее всего, что кризис веры у юноши, у девушки обязательно наступит. Потому что он столкнется с миром, о котором еще очень мало знает. И этот мир живет по совсем другим законам. И у этого мира совсем другие ответы на те вопросы, которые ставились ребенком и которые он получал от родителей. Совсем другие ответы!

Сопоставление известных и неизвестных ответов может очень сильно поколебать любую юношескую душу. И тогда начнется процесс, возможно, через падения, через какие-то серьезные жизненные ошибки, осознания того, кто ты есть на самом деле. Насколько то, что в тебя было вложено, – истинно. И здесь родительское терпение, родительская вера тоже будут испытывать очень большой искус.

Как это будет идти дальше, каким способом это всё пройдет? Это самое большое испытание, которое ждет всех родителей впереди. Даже не в подростковый период, возможно, всё позже произойдет. Рассчитывать, что наше воспитание вот так спокойненько-спокойненько приведет детей к Богу, нельзя. К этому надо приготовиться, это надо знать.

Этот мир будет очень сильно испытывать детей. Очень сильно будет разворачивать в свою сторону. Приманки самые примитивные, но действенные. Потому что, по большому счету, нашим православным детям ничего нельзя. Много чего нельзя, а там всё можно…

И тут стоит очень важный вопрос для родителей: чего нельзя и почему нельзя? Если родители смогут этот вопрос правильно решить, то они от многого своего ребенка в его юности избавят. Потому что запреты по внешним параметрам: «Такую музыку слушать нельзя! Это смотреть нельзя! Таких друзей иметь нельзя!» – все это может привести к плачевному результату. Нужно понять – чего нельзя по-настоящему, и тогда надо объяснить – почему нельзя. Надо, чтобы это «нельзя» было воспринято свободно.

Но, как говорит авва Дорофей: «Семена добродетели неистребимы». И если истинные семена добродетели были в детстве заложены – не фарисейские, не внешние, а настоящие семена живой искренней веры – то они обязательно прорастут.

http://orthodoxy.org.ua/tn/node/6810

0

2

Молятся ли в храме наши дети?

В
се мы радуемся, видя в храме вереницу деток, подходящих к Чаше, молодых родителей с малышами на руках. И чем больше их, тем больше радость у прихожан и священников, потому что все ясно осознают — это будущее нашей Церкви. Но сегодня хотелось бы обратить внимание на другое: на поведение маленьких прихожан до момента причастия и после. Опишу всего лишь несколько ситуаций, которые часто приходится наблюдать в храме. Касается это прежде всего детей тех верующих, которые постоянно посещают, как и положено, одну церковь, имеют там знакомых и, вообще, считают храм «своим».

З
айдя с родителями в притвор, а потом в храм, не очень аккуратно перекрестившись, ребёнок следует за взрослыми к центральному аналою, прикладывается к праздничной иконе. И очень часто на этом совместный «маршрут» верующей семьи заканчивается. Дитя старается улизнуть из-под контроля мамы или папы, и это, нужно сказать, легко ему удаётся. Ведь родители сразу погружаются в молитву и даже рады, что их непоседа хоть здесь им не мешает. Кто-то сам отпускает ребёнка в «самостоятельное плавание», кто-то подводит к самой солее и оставляет в компании других детей.

Х
орошо, если чей-то малыш может один простоять всю службу у подсвечника или посидеть (и даже полежать) возле солеи. Чаще же видим другое. Из огарков свечей маленькие ручки незаметно лепят машинки и героев мультфильмов. Среди компании перед алтарём находится заводила, и постепенно внимание всех детей переключается на его шутки и заигрывания. А какой-нибудь мальчик, сложив пальчики пистолетом, прищуривая один глаз, целится в... иконы.

А
что же родители? Они торжественны и благочестивы, истово крестятся и, наверное, внимательно молятся и, конечно, радуются, что их дети воспринимают в храме благодать Божию.

Н
есомненно, благодать изливается в храме на детей и нужно уповать на это. Но спасение человека происходит при соучастии человека. Ребёнок ещё не может сам собой управлять. Для этого у него есть родители. Своей волей, разумом взрослый призван заменить недостаток внутреннего контроля ребёнка. Процесс приучения ребёнка к храму совершенно особенный. И длиться он может годами. Правильные папы и мамы, придя в храм с ребёнком, жертвуют своей службой ради него. Они молятся, но всё время наблюдают за дочкой или сыном. Как только родитель увидит кислое выражение на лице чада, он не даёт развиться этому состоянию, он пытается заинтересовать его. Например, заготовив заранее несколько свечей, предлагает ребёнку поставить их у разных икон.

К
онечно, любому человеку очень сложно так поступиться собой. Но понимание того, что качество твоей молитвы зависит от качества молитвы твоего ребёнка, должно в конце концов возобладать. Пока ребёнок маленький, верующий родитель лишён удовольствия спокойной молитвы в храме. Как во время грудного вскармливания младенца, мама жертвует своим режимом сна и питания, так и в период духовного вскармливания чада, нужно пожертвовать в какой-то степени личной молитвой. И это будет жертвой Богу.

Ч
асто прихожане спрашивают, с какого возраста ребёнок должен быть на службе полностью. На этот вопрос нельзя ответить чётко и категорично, как нельзя однозначно сказать, до какого возраста нужно быть на всей службе. Есть немощь старческая, есть немощь младенческая. И надо всегда её учитывать.

Н
ормально, когда совсем маленьких детей приносят только к причастию. Но и этим родители могут злоупотреблять. Иногда мы наблюдаем такую картину: после того, как все причастники подошли к Чаше, диакон для удостоверения задаёт прихожанам вопрос: «Кто исповедовался, все причастились?» В этот момент от самого входа в храм, махая рукой, бежит к алтарю женщина с ребёнком. Причастив малыша, почти такими же темпами удаляется. Это неправильно, потому что ребёнок в таком случае никак не включается в церковную службу, не впитывает её атмосферу.

С
уществует и другая крайность:
грудного ребёнка приносят к началу часов, или мама берёт его с собой на вечернюю службу, желая на следующий день причаститься. Ребёнку это трудно, он устаёт, и, возможно, из-за этого потом он капризничает перед Чашей, отворачиваясь от Святых Даров.

П
оэтому приучение ребёнка к богослужению должно быть поэтапным, сообразным его силам. Надо учитывать, что где-то придётся сделать пару шагов назад, меньше ходить в храм. У ребёнка будет несколько периодов духовного оскудения, и он должен через них пройти, чтобы достичь другой, более глубокой и сознательной веры. Но ни в коем случае паузы в посещении храма не должны растягиваться на годы.

В
арсенале православного родителя есть множество педагогических средств. Сама наша служба и для взрослых рассчитана так, чтобы им было на чём своё внимание задержать или переключить в нужном духовном направлении. А для ребёнка необходимы ещё какие-то дополнительные средства. Например, родитель может делать синхронный перевод службы на детский язык, то есть тихонько объяснять малышу, что происходит в храме. И ещё очень важно заранее подготовить ребёнка к службе, рассказать о празднике, объяснить отрывок Евангелия, который будет читаться. И постараться никогда открыто не заставлять его, не применять приказных интонаций.

Е
сли ребёнок не испытывает никакой радости от посещения храма, если он равнодушен или разнуздан, плохо себя ведёт, то лучше отложить причастие, сказать ему, что он не готов, не заслужил. Но сделать это очень осторожно. Иначе в ответ можно услышать: «Ну и ладно, мне ещё лучше».

И
всегда надо помнить, что плохое поведение ребёнка в храме или его нежелание идти на службу зависит от родителей. Если сами родители ходят в храм изредка, не проявляют усердия в молитве, не прочь поговорить во время службы со знакомыми, то как можно что-то привить ребёнку?

К
огда родители разрешают ребёнку выйти из храма, то кто-то из них обязан его сопровождать. Во время такой передышки можно рассказать малышу что-то полезное.

К
сожалению, нам приходится видеть совсем обратное. Во время долгих вечерних служб дети школьного возраста собираются группкой на церковном дворе и начинают играть в разные подвижные игры. Иногда они забегают в храм, как ледоколы, «прорубают» себе дорогу среди молящихся.

Р
одители же, боясь согрешить, не отвлекаются от молитвы. И забывают, что их приношение Богу будет измеряться тем, насколько сегодня удалось помолиться их ребёнку. В этом их подвиг. Их усилия можно сравнить с миссионерством. Все видели, как транслируют Литургию по телевизору на Рождество или Пасху. Церковный комментатор сидит где-то на хорах и объясняет происходящее в храме. Говорит, например: «Патриарх берёт дискос и возносит его вместе с Чашей вверх». В этот момент нужно замереть и не шевелиться, а он, жертвуя своей молитвой, совершает миссионерство, помогает другим людям осознать происходящее. Также поступают и ангелы-хранители наши. Им-то лучше было бы находиться у Престола Божия, непрестанно молясь, а они приходят к нам и участвуют в нашей жизни, скорбят, видя наши падения. Но таким образом выполняют то, чего от них хочет Бог.

В
идимо, сейчас пришло время обсудить богословам вопрос адаптации богослужения для детей. Возможно, на такой службе сократятся какие-то ектеньи, Апостол и Евангелие будет прочитываться на русском или белорусском языках, а не на церковнославянском. Проповедь перед исповедью и после службы батюшка скажет специально для деток, с понятными примерами, а после целования креста сделает им маленькие подарочки: открытки, иконки, книжечки. Пусть ребёнок своей рукой напишет записочку, поставит свечку. Необходимо издать и пособие по литургике для детей, чтобы они могли следить за всем ходом службы. Опыт такого миссионерства есть в других Поместных Православных Церквах.

П
роблема воцерковления сейчас стоит перед всеми, даже передо мной, хоть я уже священник. И более всего в воцерковлении нуждаются наши дети. И нужно помочь им по-настоящему воцерковиться. А это значит не просто стать завсегдатаем в церкви, но жить церковной жизнью.
Священник Алексий Климов
http://www.pravoslavie.by/page/moljatsj … nashi-deti

0

3

О детях при церкви, алтарниках

0

4

Церковь – это не то место, где учат детей быть хорошими, чтобы они потом не стали принимать наркотики и не попали в тюрьму, а место, где учатся любить Бога. Кто хочет только того, чтобы его дети были хорошими, тот пусть водит их не в церковь. Пусть он водит их в какое-нибудь другое место. Никакой нужды нет водить их для этого в церковь, мучить их стоянием с раннего утра, с 7 часов, в храме. Пусть водит их в другие места – ведь есть столько мест, групп, систем обучения, где детей учат быть хорошими.

Человек, приходя в Церковь, должен научиться любить Бога. Если он не поймет этого, то он ничего не добьется. Говоря «любить Бога», я имею в виду не какого-то абстрактного бога, сидящего где-то за облаками, которого мы хотели бы любить, но только он – в своем доме, а мы – в своем. Я имею в виду: любить Иисуса Христа; говоря «чтобы он любил Его», имею в виду: любить Его больше всего. Если ты любишь, то ты любишь самоотверженно, в противном случае ты не любишь.
Скажут мне: «Хорошо, значит, чтобы любить Бога, я должен стать монахом?»

Нет, конечно! Кто тебе сказал такое? Ты можешь любить Бога и жениться, и совершить тысячу дел, и жить в обществе, спору нет. Любовь к Богу, однако, должна быть для тебя на первом месте, а не так, что сначала другие дела, а потом уже любовь к Богу. Если ты ставишь другие дела на первое место, а уже затем – любовь к Богу, тогда это и не любовь, а приспособление, подлаживание.

Получается, что мы хотим держать Бога в уголке – на всякий случай, чтобы у нас не было проблем: чтобы Он не прогневался и мы не заболели бы или с нами чего-нибудь не случилось бы. Так что иногда Бог бывает нужен нам, и поэтому не будем упускать Его, чтобы, когда Он нам потребуется, мы Его позвали бы – и Он вышел бы из угла. Или, когда умрем, чтобы Он поселил нас в раю.

Нет, не так надо. Потому и Христос говорит нам, что Он не хочет теплохладности. Он сказал, что выплюнет, изблюет того, кто теплохладен (Откр. 3: 15–16.). Бог не желает такого. Бог хочет, чтобы ты Его любил...
(митрополит Лимассольский Афанасий.)

http://cs9223.vk.me/v9223796/25d/S7XY5io43UU.jpg

0

5

"- Ребенок должен ходить в храм с удовольствием. Посещение храма должно доставлять радость.
Это не то, что храм – это развлечение, нет. Но то место, где он может встречаться с настоящими друзьями. Если воскресная школа радости ребенку не доставляет, забирайте его поскорее оттуда. Если он приходит туда отсиживать штаны, как на уроках, забирайте его поскорее оттуда. Хуже не бывает!
Вот опять же, воскресная школа. А зачем она нужна? Чтобы впихнуть какие-то знания благочестия? Да не нужны они никому, если это не радость.
Принцип жизни воскресной школы – радость. Школа радости! Когда детям весело, детям интересно, детям приятно друг с другом общаться. А когда это превращается в принудительную систему, то нужно поскорее бежать оттуда. Потому что это будет не то, это будет тяжесть, а ребенку не нужно тяжести в церкви. Духовная жизнь и так тяжела. Все должно быть в радость. Будет радость – будет и желание. Не будет радости — ничем не заставите, ничем не объясните. Нужно на каком-то этапе вдалбливать, что это нужно, да, это необходимо. Но это только до какого-то периода.
- А разве дети не сопротивляются ходить в музыкальную школу, например? Протестуют, а когда вырастают, благодарят родителей, что их заставляли учиться музыке. И в православные гимназии не все дети ходят с желанием, а потом…
- Православная гимназия – это общеобразовательная школа. Это школа, в которой так или иначе ребенок учится. Есть более удачные, есть менее удачные гимназии.
Но тем не менее есть внешняя обязанность, когда ребенок должен учиться, и вместе с этим ему дают и навыки духовной жизни. Но и школа тоже должна быть радостной. Радость не значит – безответственность и разгульное веселье. Радость может быть и в труде, если этот труд осмыслен и дает отдачу.
А если все на формальном уровне происходит…Родители знают, что с детьми занимаются. А кто занимается, чем занимается, весело ему или скучно ему там?
Недалеко от нас есть храм Космы и Дамиана на Маросейке, у них там при приходе есть «Клуб ветеранов воскресной школы». Дети, окончившие воскреску, собираются там много лет подряд! Вот это была воскресная школа, которая так сплотила ребят, — походами, играми, спортивными мероприятиями, общей настоящей жизнью, — что много лет спустя они продолжают собираться. Отец Федор говорит: «Выгнать не могу этих ветеранов…» Вот такой должна быть воскресная школа. А если ребенку скучно и тяжело, то как можно скорее оттуда уходите.
И еще важно: обычная пища необходима человеку, но больше, чем ты можешь, ты ее не съешь. Иначе пища принесет вред. И здесь тоже надо понимать меру восприятия ребенком Божественного слова, Божественной благодати. Не каждый может долго находиться в присутствии Бога. Все это надо тонко и сердечно чувствовать — где соблюсти меру, как ребенка не перегрузить, дать ребенку именно столько, сколько он способен вместить. Чтобы ребенка не насиловать, не перегружать. Чтобы возвращался он из храма радостный, наполненный, но не переполненный так, что в следующий раз он уже и не мог бы воспринимать …
- Что может не понравиться ребенку в храме?
Его может кто-то напугать, ему может не понравиться громкий голос дьякона, например. Надо внимательно прислушиваться к детям, чтобы от каких-то вещей их сохранить. Надо подумать, в каком месте храма стоять. Родители обычно стоят в привычном для себя месте, а детям там, может, ничего не видно кроме ног и спин впереди стоящих прихожан. Иконы для них закрыты. Он начинает бегать, шалить, а как иначе? Надо продумать, как встать в храме, чтобы детям виден был бы священник, иконостас, красота икон.
Может так получиться, что заходит семья в центральную часть храма, а там стоит какой-нибудь благочестивый господин, который считает, что это его место и не уступит его никому. Это тоже может ребенка напугать. Родители не должны смущаться, не должны бояться отодвинуть такого человека, сказав, что это место для женщин с детьми и для инвалидов. Родителями должны быть восприняты такие вещи: детей в храме надо уметь защитить. Родители должны иметь правильное представление о том, в какое время в храм прийти, к какому моменту богослужения, сколько ребенок может выдержать.
Есть какие-то вещи, которые сами по себе ни плохие, ни хорошие. Но детьми и взрослыми воспринимаются по-разному.
И, к сожалению, люди, у которых нет детей, совершенно не понимают проблем родителей, приходящих в храм с детьми. Они не готовы терпеть, уступить место, даже просто заметить этих детей. Дети их раздражают, не дают им благочестиво молиться.
Но сейчас есть возможность выбрать храм, где детям будет хорошо. И родители должны об этом в первую очередь задуматься. Где такой храм, где моим детям будет удобно, где ими будут заниматься, где на них не будут шикать, где с ними на исповеди будут внимательно беседовать? В этом — главная задача родителей."

Протоиерей Алексей Уминский.

0

6

Сегодня нам очень трудно представить существовавшую когда-то традицию посвящения детей Господу… В современном мире уже просто привести ребенка в храм и открыть ему красоту Православия становится одной из тяжелейших и трудновыполнимых задач.

... сегодня очень радостный и светлый праздник! Матерь Божия вошла в храм… Постараемся и мы сделать все от нас зависящее, чтобы подрастающее поколение сохранило истинную православную веру. И будем верить, что Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодева Мария не оставит Своего попечительства о нас и наших детях!

Давайте в этот торжественный и праздничный день подумаем, что мы можем сделать, чтобы реально изменить ситуацию! Ведь не имеет абсолютно никакого значения, какого мы пола, сколько нам лет и рожали ли мы детей. Малыши и подростки, стоящие в храме, — наши. Думаю, дети вообще не могут быть чужими… И от каждого из нас зависит, придет ли следующее поколение в храм. Не по принуждению. По любви. Разумеется, именно родители несут ответственность за духовное воспитание своих детей, но все мы, православные христиане, создаем ту атмосферу, куда эти дети попадают.

Мне довелось наблюдать, как прихожанка нашего монастыря вошла в храм с малышами, которые капризничали, не давая возможности спокойно помолиться своей маме, да и всем окружающим. Одна из монашествующих сестер ненавязчиво предложила свою помощь, и уже спустя мгновение детки благоговейно стояли рядом с ней по стойке смирно, разглядывая во все глаза убранство храма, а их мама, стоя у икон, о чем-то говорила с Богом…

Бывают, конечно, ситуации, когда родители не прививают своим чадам должного уважения к церковной жизни и храму, но чаще всего нашим детям нужно просто чуть больше внимания и любви со стороны общины…

Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих бесед вспоминает удивительный пример настоящей христианской любви, которую он ощутил, будучи еще ребенком: «Я помню священника, который меня очень поразил, но понял я его только десятилетия спустя. Я был тогда мальчиком лет 10–11 в детском лагере, и был у нас священник, который нам казался ветхим; ему было, вероятно, лет тридцать, у него были длинные волосы, длинная борода, и нам он казался дедом нашим. Но меня поразило в нем, озадачило (тогда я не понимал этого): он всех нас без исключения любил любовью, которая не менялась, с той только разницей, что когда мы были "хорошие", то его любовь делалась ликованием, когда мы были "плохие", его любовь делалась горем, но она никогда не уменьшалась. Тогда это я заметил, поразился, но в 10 лет я не умел это осмыслить. Потом я это осмыслил: так нас любит Бог. Его любовь не меняется, но когда мы недостойны самих себя, то для Него это горе, которое кончается, в предельном случае, распятием на Голгофе. Когда, наоборот, мы достойны себя и, значит, Его, то Его любовь делается ликованием».

Ведь если мы хотим, чтобы для будущего поколения Православие было родным, мы должны стать родными друг другу… А этого нельзя добиться исполнением буквы закона! Должна быть любовь. Мало просто выучить определенные молитвы, отказаться в какие-то дни от скоромной пищи и вовремя приходить на службы. Этого недостаточно, чтобы называться христианином. О своей вере необходимо свидетельствовать поступками и всей своей жизнью!

http://obitel-minsk.by/_oid100102702.html

0

7

Дети и духовная жизнь

– Геронда, одна мать даёт своему ребёнку святую воду, а ребёнок её выплёвывает. Что делать в этом случае?
– Ей надо молиться за ребёнка. Возможно, она даёт ему святую воду так, что это вызывает у него противление. Для того чтобы дети шли по Божиему пути, родители тоже должны жить правильной духовной жизнью. Некоторые родители, ходящие в церковь, стараются помочь своим детям стать хорошими детьми, но не потому, что их волнует спасение их души, а потому, что они хотят иметь хороших детей. То есть их больше беспокоит то, что будут говорить об их детях другие люди, чем-то, что их дети могут попасть в вечную муку. Но как в таком случае поможет Бог? Задача не в том, чтобы дети шли в церковь из-под палки, но в том, чтобы они полюбили Церковь. Они должны делать добро не из-под палки, но почувствовать его как необходимость. Святая жизнь родителей извещает детские души, и потом дети легко подчиняются [отцу и матери]. Так они растут, имея благоговение и двойное здоровье, избегая душевных повреждений. Если родители закручивают своим детям гайки, будучи побуждаемы к этому страхом Божиим, то Бог помогает и ребёнок получает помощь. Однако если они делают это от эгоизма, то Бог не помогает. Часто дети страдают от родительской гордости.
– Геронда, иногда матери спрашивают нас, как и сколько должны молиться трёх-четырёхлетние дети?
– А вы им скажите: «Ты – мама, вот ты и гляди, на сколько у твоего малыша хватит силёнок». Здесь устав ни к чему.

старец Паисий Святогорец

0

8

Ах, чем бы мир для нас вдруг стал,
Когда б в нем не было детей,
За нами - только пустота,
А впереди - лишь смерти тень.
Что значит листья для дерев?
И свет, и воздух через них,
Сгущаясь в сладкий, нежный сок,
Идут стволы, питая их.
Как будто листья в том лесу -
Для мира дети; их глазами
Воспринимаем мы красу,
Дарованную небесами.

Императрица Александра Фёдоровна ( 1899 г.)

http://cs617230.vk.me/v617230821/d76/pF7Kvt0YyfE.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » Ребенок в Церкви! (о месте детей в Храме)