Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Страстная седмица!!!

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://cs407518.vk.me/v407518796/6d63/5aC6H3bdXRc.jpg

Великий Понедельник Страстной седмицы Великого Поста

"Каждый день Страстной седмицы называется Великим: Великий Понедельник, Великий Вторник… и заканчивается седмица Великим Воскресеньем, Пасхой Христовой. От этой седмицы берут начало все дни в течение года. Так, мы каждое воскресенье празднуем малую Пасху. Каждую среду постимся, вспоминая предательство Иуды. Каждую пятницу также постимся, вспоминая распятие нашего Господа. В этой единственной седмице заложены все времена и вехи, весь год..."

Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите.
Мф. 21, 22

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28327.p.jpg
Иаков, Иосиф и его братья

Дни Великой седмицы издревле посвящены Церковью каждый особому воспоминанию и каждый называется Великим.

Первые дни Страстной седмицы

Святой и Великий Понедельник

В этот день Церковь, как мудрая дева, стоит на страже своего Жениха и на утрени вместо Бог Господь и явися нам раздается пение тропаря: Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: не достоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас. Жених грядет, и по Его следам идем и мы, и восходим в Иерусалим, и становимся свидетелями того, что должно там свершиться. Об этом говорит нам следующая стихира: Грядый Господь к вольной страсти, Апостолам глаголаше на пути: Се, восходим во Иерусалим и предается Сын Человеческий, якоже есть написано о Нем. Приидите убо и мы, очищенными смыслы сшествуим Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним, и услышим вопиюща Его: Не ктому в земный Иерусалим, за еже страдати, но восхожду к Отцу Моему, и Отцу вашему, и Богу Моему, и Богу вашему, и возвышу вас с Собою в Горний Иерусалим, в Царство Небесное.

Шаг за шагом сшествуем мы Господу нашему и Спасителю, и развертываются перед нами события одно за другим. Вот мы слышим в читаемом Евангелии (Мф. 21, 18—43), как Спаситель, возвращаясь после торжественной встречи в Иерусалиме, по дороге взалкал и увидел смоковницу и, не найдя на ней плода, проклял ее. И как бы в объяснение этого Он рассказал Своим ученикам притчу о виноградарях, которым хозяином был поручен виноградник, и которые, когда настало время плодов, не только не отдали их хозяину, но и сына его единственного убили, посланного к ним за плодами. Потому, сказываю вам, — кончает притчу Спаситель, — что отнимется от вас Царство Божие. В образе смоковницы и виноградарей изображается всякая душа человеческая; не приносящая духовного плода. Кроме этих образов страстной Понедельник возносит пред нами прообраз Самого Господа Иисуса Христа, вспоминая ветхозаветного отрока Иосифа, проданного братьями за 20 сребренников и вверженного в темницу с двумя преступниками.

Вместо обычного канона из 9-ти песней на утрени Великого Понедельника поется так называемый Трипеснец (канон из трех песней, от которого получила название и сама богослужебная книга, Триодь Постная, содержащая в себе службы Великого Поста). После него трижды «со сладкогласием» поется следующая песнь (так называемый эксапостиларий): Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя. В этой песни, поющейся в течение трех дней, до Великого Четверга, заключены все томление и

порыв человеческой души, устремляющейся на зов своего Жениха, смиренная мольба ее и надежда. Чертог украшен и нет ни одного достойного войти в него. Остается только молитва, покаяние и вера в спасение. Не благодаря нашим усилиям и заслугам, а только по милости Божией как благодатный дар Христа могут открыться для нас двери чертога.

Сообразно с величием дней, более торжественным становится и богослужение: за часами и вечерней следует Преждеосвященная Литургия, которая в Великом Посту служится лишь по средам и пятницам, а на Страстной неделе — в Понедельник, Вторник и Среду. Изменяется и чтение книг Ветхого Завета (паремий). Вместо пророка Исаии на б-м часе читается пророчество пророка Иезекииля, исполненное страшных, таинственных видений, которые он созерцал на водах Ховарских в дни пленения Вавилонского. Он видел сияние Славы Господней и, движимые духом среди пламени, на огненных колесах, крылатые и многоочитые образы человека, тельца, льва и орла, ставшие в Церкви символами четырех Евангелистов.

Изменяется Ветхозаветное чтение и на вечерне. Чтение книги Бытия, предлагавшееся в течение всего Великого Поста, закончилось. Древний Иаков погребен уже в земле обетованной; открывается вторая книга Моисеева — Исход, исход из Египта, исход из страны греха. Вместо Соломоновых притчей — чтение о многострадальном Иове — прообразе Христа.

На часах в первые три дня Страстной Недели прочитываются все четыре Евангелия. Церковь, как бы не довольствуясь краткими Евангельскими чтениями о событиях этих дней, одной седмицей желает восполнить недостаток шести предыдущих, в течение которых, в знак скорби, утешительного Евангельского благовестия не предлагалось. В Понедельник прочитываются Евангелия от Матфея и Марка, во Вторник и Среду — от Луки и Иоанна. Таким образом, вся жизнь Спасителя, все дела Его, весь Новый Завет преподносится взорам перед искупительной Пасхой. За Преждеосвященной Литургией в Великий Понедельник читается Евангельское пророчество Спасителя о кончине мира: Восстанет народ на народ и царство на царство (Мф. 24, 3—35).

В Понедельник вечером совершается Великое Повечерие. Поется Трипеснец святого Андрея Критского, с которым мы восходим со Христом на гору Елеонскую. Пойдем со Христом к горе Елеонстей, тайно со Апостолы соводворимся Ему. Трепет объемлет душу и все трепетнее становятся песнопения: Разумей, смиренное мое сердце... Готови сама себе, о душе моя, ко исходу: пришествие приближается неумолимого Судии. Сердце человеческое, подготовленное молениями и предыдущими беседами и притчами Христа, уже как бы прозрело и в образе Грядущего на вольную смерть видит таинственного и страшного Царя царствующих и Господа господствующих, Судию, грядущего судить мир.
http://azbyka.ru/tserkov/o_postah/stras … .shtml#g12

проповедь митрополита Иллариона в Великий понедельник

В Богослужении этого дня Святая Церковь приглашает верующих сопутствовать Христу, распяться с Ним, умереть ради Него для жизненных наслаждений, чтобы пожить с Ним. В таинственном созерцании сближая события Ветхого и Нового Завета, она показывает нам грядущие невинные страдания Спасителя в ветхозаветном прообразе целомудренного Иосифа, по зависти братьев невинно проданного и униженного, но после восстановленного Богом. «Иосиф, – говорится в Синаксаре, – есть прообраз Христов, потому что и Христос становится предметом зависти для Своих единоплеменников – иудеев, продается учеником за тридцать серебреников, заключается в мрачный и тесный ров – гроб и, восстав из него собственною силою, воцаряется над Египтом, то есть над всяким грехом, и вконец побеждает его, владычествует над всем миром, человеколюбиво искупляет нас дарованием таинственной пшеницы и питает небесным хлебом – Своею живоносною плотию».

Из событий евангельских Святая Церковь воспоминает иссушение бесплодной смоковницы. Изсохшая смоковница, по словам Евангелия была для Апостолов знаменательною проповедью о силе веры и молитвы, без которых человек пред Богом духовно мертв. По разуму Святой Церкви, бесплодная смоковница изображает сонмище иудейское, у которого Иисус Христос не нашел истинного плода, а только лицемерную сень закона, которую обличил и проклял; но эта смоковница изображает также и всякую душу, не приносящую плода покаяния. Кроме повествования об иссушении смоковницы, утреннее Евангелие назидает нас сказанной Спасителем в этот именно день притчей о неправедных виноградорях, убивших сначала слуг господина своего, присланных за виноградом, а потом и самого сына своего господина. В этой притче нельзя не видеть и страшного осуждения христианам, дерзостно нарушающим заповеди апостольские и святоотеческие и тем продолжающим распинать Сына Божия своими прегрешениями. В Евангельском чтении на Литургии Святая Церковь напоминает судьбу богоотступного народа Иудейского и кончину мира, как они были предызображены Иисусом Христом. Изображением великих и разнообразных бедствий и признаков разрушения Иерусалима и кончины века верующие побуждаются среди зол к великодушию, беспристрастию, терпению, молитве и бдению духовному и утешаются обетованием Спасителя о распространении Евангелия во всем мире и прекращении бедствий «избранных ради».

«Закон Божий», издательство «Новая книга»


Песнопения из службы в понедельник Страстной седмицы Великого Поста

Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас.

«Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим – тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи. По молитвам Богородицы помилуй нас!»

Тропарь

Изсохшия смоковницы за неплодие, прещения убоявшися, братие, плоды достойны покаяния принесем Христу, подающему нам велию милость.

«Братие, убоявшись приговора, постигшего иссохшую смоковницу за неплодие, принесем плоды, достойные покаяния, Христу, дарующему нам великую милость».

Стихира

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

«Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня».

Светилен

Евангелие от Матфея

Поутру же, возвращаясь в город, взалкал. И, увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней, и, ничего не нашедши на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода во век. И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились, и говорили: как это тотчас засохла смоковница? Иисус же сказал им в ответ: если будете иметь веру, и не усумнитесь; не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись, и ввергнись в море, – будет; и все, чего ни попросите в молитве с верою, получите.

Мф. 21, 18-22

О Страстной седмице

Мы вступаем сегодня в тяжелые дни: в дни, когда мы вспоминаем Страсти Христовы, в дни, когда и нам будет нелегко приходить в храм выносить долгие службы, молиться. Многие поставят перед собой вопрос: а стоит ли ходить, когда тело так устало, когда мысли разлетаются, когда нет внутренней собранности и настоящего участия в том, что происходит?..

Вспомните тогда то, что было в дни Страстей Христовых: сколько было народа, и добрых и страшных людей, которые много бы дали, чтобы вырваться из ужаса и из истомленности этих дней. Те, которые были близки ко Христу, – как у них разрывалось сердце, как истощались последние силы, телесные и душевные, в течение этих немногих страшных дней… И как сотни людей, вероятно, хотели бы вырваться из этой недели, быть свободными от того, что происходило: от гнева, от страха, от ужаса…

И жизнь никуда не давала уйти; никуда не могла отойти от страстей Господних Пречистая Дева Богородица; никуда не могли укрыться от своего ужаса ученики Христовы, даже в те минуты, когда страх побеждал и они старались спрятаться от гнева народного. Никуда не могли уйти, забыть происходящее Никодим, Иосиф Аримафейский, тайные ученики Христовы, верные женщины-миронисицы,.. Уйти было некуда, потому что ужас обитал в их сердцах, потому что ужас охватывал их извне и изнутри. И так же некуда было уйти от этого тем, которые с ненавистью, упорно, злобно добивались Христова убийства.

И вот, когда вспоминаешь это, – разве не найдешь себе места в храме в течение этих страстных дней? И у них мешались мысли, у них холодело сердце, и у них истощались силы; но они жили этим событием. И то, что будет происходить на этих днях, это не мертвое воспоминание о когда-то прошедшем; это событие, которое находится в сердце наших дней, на нем зиждется жизнь нашего мира и наша жизнь.

Поэтому, что бы вы не переживали, как бы мало вы – мы – ни переживали, будем ходить на эти службы, погружаться в то, что они нам предъявляют. Не будем стараться из себя насильственно выжать какие-то чувства: довольно посмотреть; довольно послушать; и самые события – потому что это события, а не воспоминание – пусть нас ломают телом и душой. И тогда, когда, не вспоминая себя, а думая о Христе, о том, что происходит на самом деле в эти дни, мы достигнем и той великой субботы, когда Христос упокоился во гробе, – и на нас найдет покой. И когда ночью мы услышим весть о Воскресении, тогда мы тоже сможем вдруг ожить от этого страшного оцепенения, от этой страшной смерти Христовой, умирания Христова, которому мы хоть сколько-то приобщимся в течение страстных дней. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

Синаксарь во Святый Великий Понедельник

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/iosif-egipt.jpg
Иосиф Прекрасный в Египте

Стихи на Иосифа прекрасного:
Иосиф целомудренный стал справедливым
правителем и хлеба раздаятелем. О, стог добродетелей!

Стихи на высохшую смоковницу:
Еврейское собрание прообразуя,
Христос Своим проклятьем иссушает
Смоковницу, лишенную плодов духовных,
Да избежим же мы ее беды!

Во святой и Великий Понедельник мы вспоминаем блаженного Иосифа прекрасного и засохшую смоковницу, поскольку отсюда берет начало (седмица) святых Страстей Господа нашего Иисуса Христа, а прообразом Его прежде всего служит Иосиф.

Он был последним сыном патриарха Иакова, рожденным от Рахили. Братья, позавидовав из-за некоторых видений, бывших ему во сне, вначале сбросили Иосифа в глубокий ров, а от отца утаили это, обманом с помощью окровавленной одежды брата представив, будто его съел дикий зверь. Затем (братья) за тридцать (В Библии — 20: Быт. 37, 28; ц.-слав. Библия: 20 златниц) сребреников продали его (в рабство) измаильтянам, которые перепродали Иосифа Пентефрию, начальнику евнухов египетского царя — фараона. Когда же госпожа Иосифа покушалась на целомудрие юноши, то поскольку он не захотел совершить беззакония и, оставив одежду, убежал, она оклеветала его перед господином. Иосифа заковали в узы и заключили в суровую темницу. Потом он был освобожден за истолкование снов, приведен к царю и поставлен правителем над всей землей египетской. Иосиф открылся братьям при продаже им хлеба и, свято проведя все время жизни, умер в Египте, прославившись великим целомудрием, при всех других добродетелях.

Он (явился) прообразом Христа, потому что и Христос подвергался зависти со стороны единоплеменных иудеев, был продан учеником за тридцать сребреников, заключен в мрачный и темный ров — во гроб и, своей властью вырвавшись оттуда, ныне царствует над Египтом, т. е. над всяким грехом, совершенно его побеждая, владеет всем миром, человеколюбиво искупает нас таинственным раздаянием хлеба, как Сам Себя предавший за нас и питающий нас Небесным Хлебом — Своей Животворящей Плотию. Итак, по этой причине сегодня вспоминается Иосиф прекрасный.

Здесь же мы вспоминаем и о высохшей смоковнице, потому что святые евангелисты, а именно Матфей и Марк, после повествования о входе Господнем в Иерусалим прибавляют: на другой день, когда они вышли из Вифании, Он взалкал; а другой: поутру же, возвращаясь в город, взалкал, и увидев… смоковницу, имеющую только листья (ибо еще не время было собирания смокв), подошел к ней и… не найдя на ней плода, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла (Ср.: Мк. 11, 12; Мф. 21, 18—19). Смоковница же означает иудейское сонмище: Спаситель, не обретя в нем достойного плода, а только тень закона, и это отнял у них (иудеев), сделав вовсе бесполезным.

Если же кто скажет [аще ли же кто речет]: почему бездушное дерево, не согрешившее, было проклято и засохло? — тот пусть знает, что иудеи, видя Христа, всегда всем благодетельствующего и никому не наносящего никакой скорби, полагали, что он имеет силу только благодетельствовать, но не причинять зло. Владыка же, чтобы убедить неблагодарных людей, что Он имеет достаточную силу и наказывать, но не хочет, ибо Он Благ, однако по Своему человеколюбию не желая показывать этого на человеке и причинять (ему) мучение, сделал это на неодушевленном и бесчувственном создании.

Вместе с тем есть и некое таинственное объяснение, дошедшее до нас от премудрых старцев. Как говорит Исидор Пелусиот, (смоковница) — это дерево преслушания, листьями которого покрылись согрешившие; потому оно и проклято Христом по человеколюбию Его, поскольку сразу не подверглось этому, — чтобы оно больше не приносило плода, ставшего причиной греха. А то, что грех подобен смокве — очевидно, ибо имеет (свойство) услаждать (как) страсть, прилипать (как) грех, а потом ожесточаться и производить горечь, (как) совесть.

Впрочем, повествование о смоковнице поставлено здесь отцами ради сокрушения, а об Иосифе — потому, что он — прообраз Христа. Смоковница — это всякая душа, не приносящая никакого духовного плода, которую Господь наутро, т. е. после сей жизни, не найдя у нее покоя, иссушает проклятием и посылает в вечный огонь, и стоит (она как) некий иссушенный столб, устрашающий не творящих достойного плода добродетелей.

Молитвами Иосифа прекрасного, Христе Боже, помилуй нас.

Библия, изложенная для семейного чтения.
Великий понедельник

Проклятие смоковницы, обличительные притчи

Проклятие смоковницы

В этот день — второй после торжественного входа Господня в Иерусалим, — возвращаясь в город поутру, Иисус Христос «взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла». (Ин. 12, 24–33, 35–36, 46–48. Мф. 21, 18–19)

«Эта смоковница была образом народа иудейского и проклятие ее — образом отвержения иудеев. Смоковница имела листья и вид, как будто на ней были плоды, и народ иудейский имел вид религиозности, держался обрядов и преданий религиозных; но плодов на смоковнице не было, и плодов веры и религиозности у народа иудейского не было. И та и другой подверглись проклятию: смоковница иссохла, народ иудейский отвергнут Богом»[1].

Когда же в тот день, придя в город, «пришел Иисус в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: какою властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?»

«Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю; крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков? Они же рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему? а если сказать: от человеков, — боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка.

И сказали в ответ Иисусу: не знаем. Сказал им и Он: и Я вам не скажу, какою властью это делаю. А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему». (Мф. 21, 23–32)

Потом сказал им Иисус другую притчу, об одном хозяине дома, который насадил свой виноградник и, поручив его виноградарям, отлучился. «Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили».

«Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?» — спросил Иисус.

Фарисеи же отвечают Ему: «Злодеев сих он предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших (ср. Пс. 117, 22–23)? Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит».

«И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка». (Мф. 21, 34–35, 37–46)
Пророчество Господа о разрушении Иерусалима и о последних временах

«И выйдя, Иисус шел от храма; и приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма. Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено». «И когда Он сидел на горе Елеонской против храма, спрашивали Его наедине Петр, и Иаков, и Иоанн, и Андрей: скажи нам, когда это будет, и какой признак, когда все сие должно совершиться?» (Мф. 24, 1–2. Мк. 13, 3–4)

«Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это — начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое». «Но и волос с головы вашей не пропадет, — терпением вашим спасайте души ваши». «Претерпевший же до конца спасется. Когда же увидите мерзость запустения, реченную пророком Даниилом, стоящую, где не должно, — читающий да разумеет, — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы». «Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное». «Горе беременным и питающим сосцами в те дни. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою. Ибо в те дни будет такая скорбь, какой не было от начала творения, которое сотворил Бог, даже доныне, и не будет». (Мф. 24, 4–9. Лк. 21, 18–22. Мк. 13, 13–14, 17–19)

«И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни. Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, — не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: «вот, Он в пустыне», — не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах», — не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях. Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет; небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один; но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого. Тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется. Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в которой час Господь ваш приидет». (Мф. 24, 22–37, 40–42)
_________________________
[1] Михаил (Лузин), еп. Толковое Евангелие. М., 1874. Т. 1. С. 404.

Проповедь в Великий Понедельник.
О бесплодной смоковнице

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28338.p.jpg

В сегодняшний Великий, по церковному календарю, понедельник, мы вспоминаем, как Господь совершил изгнание торгующих из Иерусалимского храма и проклял бесплодную смоковницу.

Эти события, действия Христа, как непонятные на первый взгляд, вызывают смущение и непонимание. За что была проклята смоковница, если Иисус пришел к ней, когда еще не время было собирания смокв (Мк. 11: 13)? Но такие поступки Спасителя, как проклятие смоковницы, оказываются полны символического и духовного значения, если всмотреться в детали.

После торжественного входа в Иерусалим Христос провел со Своими учениками ночь в Вифании. Утром, идя в храм, Он по дороге взалкал. Для удовлетворения Своих человеческих потребностей Христос никогда не пользовался Божественной силой, а прибегал к человеческим средствам, отвергнув диавольское искушение о сотворении хлебов из камней.

Когда вдали показалась смоковница, покрытая листьями, Христос к ней как человек подошел. Распущенные листья дерева наводили на мысль, что на смоковнице будут плоды, ведь смоковница сначала дает плоды, а затем – листья. Поскольку время собирания смокв еще не настало (см.: Мк. 11: 13) и ранние плоды еще не снимались, можно было ожидать, что хотя бы незрелые они найдутся на зеленеющей смоковнице. Однако, подойдя ближе, Господь обнаружил, что на ней ни зеленых, ни прошлогодних плодов нет. Значит, дерево, несвоевременно покрытое листьями, было совершенно бесплодно.

Преподобный Ефрем Сирин на этот счет удивляется: «Почему же Сей сладостный Благодетель, Который повсюду являл в малом многое и в недостатках полноту, повелел засохнуть смоковнице? Все человеческие болезни исцелил, воду в вино превратил, из немногих хлебов сделал многие, слепым открыл очи, прокаженных очистил и мертвых восставил к жизни; только одной смоковнице прямо повелел засохнуть…»

И сам же святой Ефрем отвечает: Христос совершал многие чудеса, но все-таки был распят. Из-за этого некоторые могли подозревать, что в Нем истощилась сила. В предотвращение этого при помощи бездушного растения, которое иссушил, Он показал, что посредством слова мог погубить также и Своих распинателей. Как впоследствии сказал Симону Петру: Возврати меч твой в его место, Я могу умолить Отца, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов (Мф. 26: 52–53). Значит, Христос как человек взалкал, но как Бог явил на смоковнице Свое могущество.

Увидев необычное чудо, удивились Его ученики: Господи, посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла (Мк. 11: 21). На это Иисус сказал: Имейте веру Божию; кто не усомнится в сердце своем и скажет горе: «Ввергнись в море», – сбудется по словам его (Мк. 11: 23). В этом «передвижении горы» – пример, что для веры, свободной от сомнения, нет ничего невозможного. Поэтому и в молитве надо обо всем просить с верой, чтобы получить. Но, как подмечает евангелист Марк, условием действенности молитвы является прощение согрешений своим ближним: если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших (Мк. 11: 26). У Господа слова с делами не расходились, поэтому можно предположить, что Он проклял смоковницу «не со зла». Он простил распинающим Его иудеям. И, значит, иссушение смоковницы было делом исключительно символическим – как знак Божественного могущества Христа, Сына Божия.

Можно задать и еще один вопрос: почему же древом проклятия стала смоковница, инжир?

По Ветхому Завету, смоквам приписывалась целебная сила, в частности считалось, что «пласт смокв» заживляет нарывы (см.: Ис. 38: 21). Смоковница принадлежала к числу семи растений и продуктов, символизирующих богатство земли обетованной (см.: Втор. 8: 8). Смоковницы сажали в виноградниках (см.: Лк. 13: 6), чтобы виноградная лоза обвивала ствол дерева. Выражение «жить под виноградником и смоковницей» иносказательно означало мир и благосостояние (см.: 3 Цар. 4: 25; 4 Цар. 18: 31; Мих. 4: 4; Зах. 3: 10).

Но помимо природных свойств, смоковница имела еще и символическое значение. Для учителей Израиля, раввинов, она стала символом мудрости. В одном из трактатов Талмуда зафиксировалось такое высказывание рабби Йоханана: «Как смоковница – во всякое время, когда человек прикасается к ней, находится на ней плод; так и слова Торы – во всякое время, когда человек произносит их, находится в них смысл» (Эрувин 54 а, б). Иудейский мудрец обещает плоды от закона Моисеева – «во всякое время». В этом видится некий максимализм, ведь зимой смоковница плодов не дает. Когда же Христос в апреле пришел к некоей подающей надежды смоковнице искать плодов, Он не нашел ничего. Символически – Он не нашел того доброго плода, который обещали раввины «во всякое время». И в противовес их претензиям на максимальную мудрость Господь заявил: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек» (Мф. 21: 19).

Смоковница тотчас засохла до корня (см.: Мф. 21: 20; Мк. 11: 20). Совершилось конкретное, очевидное для окружающих чудо. Но в то же время совершилось и чудо символическое, прообразовательное.

За полгода до Своих спасительных страданий Господь произнес притчу о бесплодной смоковнице (см.: Лк. 13: 6–9): о том, что некий владелец виноградника три года искал плодов, но не найдя, решил срубить бесплодное дерево. Единственный у хозяина виноградарь упросил его: «Оставь смоковницу еще на один год», я окопаю и удобрю ее. Если же и после этого не принесет плода – вот тогда срубишь.

Ровно через полгода после произнесения этой притчи, за несколько дней до Пасхи иудейской, истекло время ожидания Божия. Прошли почти четыре года служения Спасителя, в течение которых Он обильно поливал почву людских сердец «живой водой» Своей проповеди. Но смоковница иудеев осталась бесплодной. А поскольку древесина смоковницы не годится ни для каких строительных нужд, такое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф. 3: 10; 7: 19; Лк. 3: 9).

Нас не может не удивлять то, что Господь пришел, чтобы творить только добро и все улучшать, но Он как минимум трижды совершает разрушительные действия. И это не просто так. Он потопил стадо свиней, чтобы неверующие жители Гадаринской страны хотя бы через материальные убытки вышли к Нему навстречу. Он вскрыл гробницы усопших святых, чтобы после Крестной смерти Христовой они вышли из гробов и явились многим (см.: Мф. 27: 52–53). Он также иссушил смоковницу, чтобы показать, что будет отвержен иудейский народ за его неверие в Сына Божия.

Итак, проклятие смоковницы стало символом отвержения тех людей, которые имеют только внешний вид исполнителей закона, а в действительности добрых плодов не приносят.

Обрекая на опустошение иудеев, Господь предрек, что отнимется от них Царствие Божие и дано будет народу, приносящему плоды его (Мф. 21: 43). Этот «новый народ» теперь мы, христиане. Нам вручены обетования Царства Божия, и от нас теперь ожидается плод. Но следует спросить себя: если Бог отверг избранный народ, укорененный в библейской традиции, за отсутствие доброго плода, то что будет с нами, с дикой маслиной, которая, по апостолу Павлу, привилась вместо отломленных ветвей (см.: Рим. 11: 17), если доброго плода не принесем мы?

Евангельская история – это не только события исторического прошлого, но и символ, прообраз того, что может случиться в будущем. Всякое, каждое, любое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Богу не нужны только листья добродетели – внешнее пустое благочестие. Богу нужны реальные плоды покаяния (см.: Мф. 3: 8), слышания слова Божия и исполнения его (см.: Мф. 13: 13).

Следуя шаг за шагом, молитвенно днями Страстной седмицы, нам хорошо бы спросить себя начистоту: душе моя, когда наступит день жатвы и Виноградарь придет «во время Свое» собирать плоды, то не обрящет ли Он только листья и древо сухое, неплодное, негодное быть в Его Царстве? Аминь.
Иеромонах Ириней (Пиковский)

Вечернее богослужение в Великий Понедельник в Сретенском монастыре

http://www.pravoslavie.ru/put/34694.htm


Страстная седмица, Великий Понедельник.

0

2

Великий Вторник Страстной седмицы Великого Поста

Святой и Великий Вторник

Утреня Великого Вторника также начинается пением тропаря Се Жених грядет. В основе его лежит притча о десяти девах (Мф. 25, 1—13). Воспоминанию о ней и посвящено богослужение Великого Вторника. В Великий Понедельник на утрени был как бы лишь отдаленный крик в нощи: Се Жених грядет. Он повторяется и теперь, но усиливается и расширяется постепенно в последующих песнопениях и в Евангельском чтении о десяти девах: Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Вместе с образом десяти дев, стоящих у чертога брачного, в этом Евангелии предлагаются два других символа: притча о талантах и пророчество о Страшном Суде (Мф.25, 14—46). Нарастая и ширясь, развернулось то, что намечалось вчера. Вчера был предложен образ смоковницы, не давшей плода, и образ этот ныне претворился в притчу о таланте, который ленивый и лукавый раб скрыл в земле; а вчерашняя повесть о кончине мира развертывается ныне в грозную картину Страшного Суда, когда придет Сын Человеческий и все святые Ангелы с Ним. Об этих страшных и трепетных часах, ожидаю-

щих мир, и говорит в значительной части богослужение Великого Вторника. Перед концом истории, перед всемирной Пасхой и таинственным восьмым днем Воскресения Христова наступит «седьмого дня буря», своя Страстная для всего человечества неделя — кончина мира и Страшный Суд. Таким образом, мы видим, как отдаленные и как бы предостерегавшие нас голоса в Трипеснеце и Евангельском чтении Великого Понедельника, в богослужении Великого Вторника звучат, уже сильно и грозно и, словно стражи в нощи, перекликаются между собою вечерние и утренние Трипеснецы. Вновь раздается песнь о Чертоге и вновь смятенная душа скорбит о нечистоте своей и в тайниках своих вопиет: Се тебе талант Владыка вверяет, душа моя, страхом приими дар, заимствуй давшему, раздавай нищим и стяжи друга Господа, да станеши одесную его, егда приидет во славе, и услышиши блаженный глас: Вниди рабе в радость Господа твоего. Душа — неплодная смоковница, душа — злой виноградарь, душа — дева неразумная, душа — лукавый и ленивый раб, сокрушаясь и трепеща, предстоит ныне пред своим Божественным Судьей, созерцая свои дела и лютые помышления. Из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой, — взывает стих прокимна, и сладостным утешением звучит ответный глас: Яко у Господа милость, и многое у Него избавление.

Продолжается ветхозаветное чтение, и пока длится наше покаянное стояние пред вечным Судьей и Господом, и пока текут исторические события на земле, — собирается совет книжников и фарисеев на Иисуса и подвигают на предательство Иуду, — вновь проносится пророческое слово Иезекииля: огненное видение Престола и Славы Господней окрест его. Но от грозного видения замирных судеб Господь призывает нас к тому, что должно сейчас свершиться на земле, и заканчивает описание Страшного Суда словами, предсказывающими Свою скорую смерть: Через два дня Пасха будет и Сын Человеческий предан будет на пропятие. На вечерне повторяются утренние стихиры и продолжается чтение Исхода, а затем — чтение Иова о том, как пустынный ветер налетел и обрушил на детей его храмину, и как Иов сказал: Господь даде, Господь отъят... и не даде безумия Богу (Иов 1, 21, 22). Многострадальный Иов, прообраз Христа, оставленный людьми и Богом, изнемогающий под бременем страданий, прославляет Господа в своих страданиях и сам прославляется Им.

Проповедь Патриарха Кирилла в Великий вторник (2011г)

Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня ни часа, в который приидет Сын Человеческий.
Мф.25, 13
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28334.p.jpg
Притча о десяти девах. Фреска Дионисия

Ночь на вторник Иисус Христос также провел в Вифании, и во вторник утром опять пришел во храм Иерусалимский и много учил во храме и вне храма (Мф. 24, 1). Первосвященники и старейшины, слыша притчи Его и понимая, что Он них говорит, старались схватить Его и убить. Но напасть на Него открыто боялись народа, который почитал Его за пророка (Мф. 21, 46), был в восхищении от учения Его (Мк. 11, 18), слушал Его с услаждением (Мк. 12, 37).

Из Евангельских наставлений, произнесенных Иисусом Христом во вторник, Церковь избрала для назидания верующих в этот день преимущественно притчу о десяти девах, как особенно приличную для времени Великой Седмицы, в которую нам наиболее должно бодрствовать и молиться. Притчею о десяти девах Церковь внушает всегдашнюю готовность к встрече Небесного Жениха целомудрием, милостынею и неотлагательным совершением прочих благих деяний, изображаемых под именем елея, приготовленного мудрыми девами.

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни богослужения Православной Церкви», т.2


Песнопения из службы во вторник Страстной седмицы Великого Поста

Душевною леностию воздремався, не стяжах, Женише Христе, горяща светильника, иже от добродетелей, и девам уподобихся буим, во время делания глумляся; утробы щедрот Твоих не затвори мне, Владыко, но оттряс мой омраченный сон, возстави, Милостиве, и с мудрыми введи девами в чертог Твой, идеже глас чистый празднующих, и вопиющих непрестанно: Господи, слава Тебе!

«Усыпленный душевною леностию, я не приобрел, Христе-Жених, горящего светильника, который составляют добродетели, и уподобился неразумным девам в своей бессмысленной жизненной деятельности, Владыка! Не закрой для меня любвеобильного сердца Твоего, но, отогнав мой беспросыпный сон, восставь и введи меня с мудрыми девами в Свой чертог, где радостный голос празднующих и взывающих непрестанно: Господи, слава Тебе!»

Стихира

Евангелие от Матфея

Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продавцу и купите себе.

Когда же пошли они прикупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились. После приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! Отвори нам. Он же сказал в ответ: истинно говорю вам, не знаю вас. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.

Мф. 25, 1-13


Бодрствуйте!

Дорогие братия и сестры, приближаясь к дням Своих страданий, Господь был особенно близок и откровенен со Своими учениками. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин. 15, 15), – говорил Спаситель Апостолам. Теперь он уже не прекровенно, но с особенной ясностью возвещал им о том, что Ему надобно пострадать, чтобы таким образом приготовить их к Своим страданиям: Вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие (Мф. 26, 2). Видя скорбь, охватившую Апостолов, Он утешает учеников обещанием, что не оставит их.

Но вместе с тем Господь не скрывает и того, что и их, и всех вообще христиан ожидает такая же участь, как и Его – их Божественного Учителя: Помните слово, которое Я сказал вам: Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир (Ин. 15, 20, 18 и 19).

И снова, видя их скорбными, Господь утешает их: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, и Сам Я буду с вами до скончания века. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам… Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (ср.: Ин. 16, 33; 14, 16; ср.: Мф. 28, 20; Ин. 14, 27).

Господь просит своих учеников, чтобы они пребывали в Нем и исполняли Его заповеди, ибо без Него они не могут творить ничего: Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Если пребудете во мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Я иду приготовить место вам. И … прииду опять (Ин. 15, 4, 7; 14, 2, 3).

Господь утешает их, открывая, что за скорбями последует радость, что им уготована награда в Будущем Царстве. И поскольку учеников Его интересовал вопрос, каким будет Пришествие Господа на землю, то Спаситель возвещает им ту Божественную истину, что в скончание мира Он придет со славою великою судить живых и мертвых и всех веровавших в Него искренно и с покаянием до конца жизни своей пребывших сподобит Царствия Своего, а неверовавших или отвергшихся, без покаяния до конца жизни пребывших, осудит на муку вечную.

Когда это будет? (Мф. 24, 3) – спрашивали ученики. Но Господь отвечал им, что о дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один (Мф. 24, 36). Таким образом, Священное Писание сохраняет в глубокой тайне и не открывает нам определенно времени Второго пришествия для того, чтобы мы всегда соблюдали себя в чистоте и непорочности и готовы были встретить Господа во всякое время.

Поэтому-то Господь и предостерегает учеников: Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет. Но как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится. Итак, бодрствуйте (Мф. 24, 42; ср.: Лк. 17, 26 и 27, 30; Мф. 25, 13).

В наше время более, чем когда-либо, нужно помнить это предостережение, ибо теперь особенно много дремлющих и спящих. Душевный сон – это не телесный сон, укрепляющий организм, а напротив, сон нездоровый, болезненная спячка, в которой люди гоняются за суетой и думают, что они живут действительной жизнью, забывая о душе, о Боге и о Будущей Вечной Жизни. Для того, чтобы глубже напечатлеть в нас чувство опасности, необходимости бодрствования и пробудить нашу совесть от духовной дремоты, Господь рассказал притчу о десяти девах, которую мы слышали в сегодняшнем Евангельском чтении.

Эта притча научает нас тому, чтобы, приняв веру, мы сопровождали ее добрыми делами, которыми только и может поддерживаться наша духовная жизнь. Неразумные девы, вышедшие навстречу Жениху, не приготовили для своих светильников елея добрых дел. Мудрые же вместе со светильниками запаслись и добрыми делами, чтобы достойно встретить Жениха. Так и наша жизнь должна вся быть приготовлением к встрече с Господом, а для этого на всем протяжении ее должны мы непрестанно заботиться о приобретении и сохранении живой веры и горячей любви к Богу, Источнику любви, и к ближним.

Заботы века сего затмевают самую существенную заботу и цель нашей жизни – озарение светом Христовым, ее спасение и уготовление к Вечному Царству. Будем трезвиться, чтобы войти в Небесный чертог с мудрыми девами и сподобиться от Господа вечных благ. Аминь.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif
Синаксарь во Святой Великий Вторник

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100404/40458.p.jpg

Стихи:
Великий Вторник нам приносит десять дев,
Услышавших от неподкупного Владыки приговор.

Во святой и Великий Вторник мы вспоминаем притчу о десяти девах, ибо эти притчи Господь, идущий на страдания, входя (Это было на горе Елеон — см. Мф. гл. 21, 22, 25) в Иерусалим, рассказывал Своим ученикам, а иные обращал и к иудеям. Притчу же о десяти девах Он сказал, призывая к милостыне и вместе с тем уча всех быть готовыми заранее к кончине; потому что Он много говорил им о девстве и о скопцах, да и всегда девство прославляется, ибо это действительно великая (добродетель). Но чтобы кто, подвизаясь в ней, не пренебрегал другими, прежде всего милостыней, которая делает ярким светильник девства, святое Евангелие приводит эту притчу; и называет мудрыми пятерых, приложивших к девству много дорогого елея милостыни, а пятерых — неразумными, ибо хотя и они имели девство, но милостыню — несравненно (меньшую). Потому они и неразумные, что, выполнив большее, оставили меньшее, и ничем не отличались от блудниц, ибо были так же побеждены через богатство, как те — через плоть.

Когда же кончилась ночь сей жизни, задремали все (Мф. 25, 5) девы, то есть умерли, ибо сон означает смерть. И когда они спали, в полночь раздался крик (Мф. 25, 6). Одни, взявшие много елея, вошли с женихом, когда открылись двери; а неразумные, имеющие недостаточно елея, проснувшись, искали его. Мудрые же хотели дать, но не могли и перед тем как войти сказали: чтобы не случилось недостатка и у нас, и у вас, пойдите (лучше) к продающим, то есть к бедным, и купите (себе) (Мф. 25, 9), — но бесполезно, ибо после смерти это невозможно, как и (в притче) о богатом и Лазаре открывает Авраам, говоря: трудно перейти отсюда туда (Ср.: Лк. 16, 26). Однако неразумные, придя непросвещенными, так взывали, стуча в двери: Господи! Господи! отвори нам (Мф. 25, 11). Сам же Господь дал им тот страшный ответ, сказав: Отойдите, не знаю вас (Мф. 25, 12); ибо как вы могли бы увидеть жениха, не имея приданого, т. е. милостыни?

Итак, для вразумления богоносные отцы и установили поместить здесь притчу о десяти девах, поучающую нас всегда бодрствовать и готовиться ко встрече истинного Жениха добрыми делами, особенно милостыней, поскольку неизвестен день и час кончины; так же как и (примером) Иосифа (учат) стяжать целомудрие, а смоковницы — всегда приносить духовный плод. Ибо, кто делает одно, даже и явно большее, (доброе) дело, а другими, прежде всего милостыней, пренебрегает, — не входит со Христом в вечное упокоение, но со стыдом возвращается назад. Ибо нет ничего более печального и постыдного, чем девство, побеждаемое пристрастием к имуществу.

Но, о Жених, Христе, причти нас к мудрым девам, причисли к Твоему избранному стаду и помилуй нас. Аминь.

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Толкование Евангелия на каждый день года.
Великий Вторник

Утреня

Мф, 90 зач., 22, 15—46; 23,1—39

Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Иисуса в словах. И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли. В тот день приступили к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его: Учитель! Моисей сказал: если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему; было у нас семь братьев; первый, женившись, умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему; подобно и второй, и третий, даже до седьмого; после же всех умерла и жена; итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее. Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах. А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых. И, слыша, народ дивился учению Его. А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель! А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос. Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас. Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! что больше: золото, или храм, освящающий золото? Также: если кто поклянется жертвенником, то ничего, если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар? Итак клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших. Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну? Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей. Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!

Враги Господа нападают на Него с обоюдоострым мечом: Он падет либо от удара римлян, либо от удара иудейских националистов. Господь превращает их меч в монету, имеющую две стороны. Если они принимают благополучие, которое обеспечивает своим подданным Рим, они должны быть готовы отдавать должное этой власти. Но монета — та, которую они показывают Христу, — свидетельствует о большем. На ней изображение кесаря — не только горькое напоминание о чужеземном господстве, но, согласно Моисееву Закону, и о нарушении заповеди, запрещающей идолослужение. Можно служить либо образу материального благополучия, либо Живому Богу, не имеющему образа.

Однако у Бога есть образ: каждый из нас создан по образу Божию. Как монета принадлежит кесарю, так мы — Богу. И мы должны всецело предавать себя Ему. Мы можем отдавать свои земные сокровища тому, от кого они пришли, но Бог требует от нас не несколько монет, которые мы время от времени приносим в жертву на храм, не десятину того, чем мы обладаем, — будь то наш труд или наше время — но все, что Его, полностью самих себя. В нас нет ничего, не запечатленного Его образом, что бы не принадлежало Ему без остатка. Так легко об этом забыть! Подобно монетам, изображение на которых постепенно стирается от хождения по рукам, мы теряем свой образ, порою до неузнаваемости, от суеты и грубости нашей жизни. Но этот образ никогда не может быть полностью утрачен. Он сохраняется в глубине каждого из нас, ожидая времени, когда он будет восстановлен Богом, создавшим его в начале. Человек никогда не теряет своей ни с чем не сравнимой ценности. И когда он перестает это понимать, ему всегда дается возможность поднять свой взор к Лику Христову, совершенному Образу Божию.

Фарисеи могли это сделать буквально. Они потрясены словами Господа. Каков же последует ответ? Увидят ли они, глядя на Спасителя, что свет, который в них, становится тьмой, не обратятся ли к Нему с покаянием? Или остановят свой взгляд на монете, желая как можно скорее вырвать ее из рук Христа и навсегда покончить с этой темой?

А мы? Когда мы читаем Священное Писание, видим ли в нем нашего Господа, как совершенный образ того, чем мы призваны стать? Видим ли Его в нашем ближнем, в святости того, кто близок к Нему, или в печали того, кто в нужде? Если образ Господень так безнадежно глубоко погребен в нас, как не знающие Бога люди увидят его? «Бог, Который не есть Бог мертвых, но Бог живых» теперь говорит с умирающими в неверии, агонизирующими искусителями. Это не прикровенные слова притчи, но прямое, решительное слово, которое Господь употребляет в самых важных случаях, где не должно быть оставлено места никакому сомнению. Господь ясно говорит саддукеям: «Заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией». Не говорил ли Он когда-либо этих слов нам? Задумывались ли мы иногда, что мы могли неправильно истолковать Его слово — в Писании или в молитве? Мы часто убеждаемся, что приходим ко все более полному разумению Писания, но редко соглашаемся, что нам необходимо более полное отвержение нашего собственного разумения. Вот на что должны мы прежде всего обратить внимание в эти дни, когда читается в церкви все Евангелие. Так ли открываемся мы уму Христову, что нам становится понятным, все, что Он говорит? Или Его слова — за пределами того, что наш человеческий разум может постигнуть? Господь говорит нам, что истина, недоступная простому уму, бесконечно прекрасней всего, что мы в своей самонадеянности можем помыслить. Если мы осознаем это, то увидим, подобно фарисеям и саддукеям, бессмысленность наших попыток испытывать и искушать Бога. Тогда мы будем способны отступить от Него — не со страхом Его врагов, которые затаились в своем углу, уязвленные гордыней, — но со святым страхом прикосновения к краю Его одежды. Тогда мы поклонимся Ему и припадем к Нему, исповедуя нашу пасхальную веру вместе с апостолом Фомой и всеми святыми: «Господь мой и Бог мой».

«На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи, — говорит Господь, — итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте». И мы понимаем, что это относится не только к Ветхому Завету. Неисполнение нами самими того, что мы исповедуем, дает самые большие основания врагам Христовым для нападок на Церковь. Это ставит нас рядом с фарисеями — то, с чем мы ни за что не хотим согласиться. Действительно, у нас с ними заметная разница. При всем желании мы не можем похвастаться их ревностью по благочестию. А, может быть, наше фарисейство еще более тонкое? Мы не носим отличающих нас от других людей одежд, но облачаемся в видимость такого благочестия, что сами начинаем видеть в себе достойных рабов Божиих, которые живут не так, как прочие люди, в том числе христиане.

Мы помним слово преподобного Серафима Саровского о том, как изменилось бы все вокруг нас, если бы мы, исполнившись решимости, начали с сегодняшнего дня жить так, как говорит Христос. Если бы хотя один среди нас — увы, так редко это бывает! — зажег этим примером других. Но мы видим также, как окружающие Христа фарисеи относятся к Его словам. Как отнеслись бы к нам наши современники, если бы мы, как первые ученики Христовы, все оставив, последовали за Ним. Не закончилось ли бы все для нас таким же уничижением, отвержением и распятием? Кто может сказать, что нет? Именно это в конце концов обещает нам Христос Своими заповедями блаженства. Потому неудивительно, что мы предпочитаем с осторожностью следовать за Христом, не торопимся сами исполнять то, что мы проповедуем, — на той глубине, на какой открывается нам подлинно услышанное слово Божие.

«Горе вам!» — говорит Христос, обращаясь к фарисеям, этот суд Его не обходит и нас. Мы тоже ограждаем свои грехи благочестивыми обрядами и словами, и снаружи кажемся красивыми, а внутри полны всякой нечистоты. Мы можем все рассказать о нашей вере, но живем ли мы ею? Происходит ли в нас внутреннее изменение, которое называется изменением ума? Что мы предпринимаем для того, чтобы оно произошло? Плач Господа над Иерусалимом, Его исполненная любви печаль о судьбе отвергающих Его — все это имеет отношение и к нам. Легко видеть в этих словах Христовых пророчество, которое уже исполнилось и потому уже как бы утратившее силу. Да, фарисеи получили в полной мере по делам своим. Но и мы получим, если будем по-прежнему так же поверхностно относиться к нашей вере. Мы должны сражаться изо всех сил в этой войне против греха, чтобы и наши сердца однажды уязвились Христовой любовью. И эти Его слова обратили нас к истинному покаянию, а не стали для нас последним приговором в вечности.

Литургия Преждеосвященных Даров

Мф, 102 зач., 24, 36 — 51; 25, 1—46,26,1—2

Сказал Господь Своим ученикам: о дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один; но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого; тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется. Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет. Но это вы знаете, что, если бы ведал хозяин дома, в какую стражу придет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так; истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов.

Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились; после приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий. Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на Престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и Ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.

Накануне Своих Крестных Страданий Господь говорит о кончине мира и о последнем Страшном Суде.

«Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех». Церковное Предание свидетельствует, что блуд и увлечение магией современников Ноя привело к полному разложению в нравственной и общественной жизни, так что человечество занималось самоистреблением без надежды на выживание. Может показаться странным, что Христос не говорит ничего об этом распаде. В конце концов, этот распад является только следствием другого, более глубокого явления. Их вина в том, что они «не думали». Остановимся на этом слове, которое многие прочтут и не заметят. Как глубоко, как потрясающе обозначает Господь суть всего!

Человек отвечает за то, что он видит. Бог дал ему разум. Он должен принимать осмысленное участие в жизни. Отказываясь от разума, он превращается в жестокого робота, хуже животного, потому что животному не дана способность мыслить. Если человек превращается в механизм, он механически отвергает Божественный дар свободы. Не думая, не соизмеряя своих действий с последствиями, с заповедями Божиими и вообще со смыслом. Он отвергает дар Божий и потому оказывается недостойным звания человека.

Что значит жить, не думая? Это как слепота. Даже неверующий человек может через размышления дойти до сути вещей, как это было со многими учеными, пришедшими, подобно волхвам, к яслям Вифлеема. И наоборот — апостол Павел говорит о тех, которые, «познав Бога, не прославили Его как Бога и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце... И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства» (Рим. 1; 21, 28).

«Механический, недумающий человек» вовлечен в поток. Он не думает, что кому-то плохо, что в мире существует несправедливость, что, например, у власти Ленин или Гитлер, или уже сам антихрист. Он проголосует, за кого скажут. Он подвержен всякого рода механической внушаемости. Он бездумно следует моде — с бесстыдством в одежде, с неестественными поступками, за которые приходится расплачиваться. Личность исчезает, а для бесов открывается простор. «Механическому, недумающему человеку» остается только работа, еда и наслаждения. Внешняя жизнь будет идти своим чередом. Они «ели, пили». Может быть, речь идет «о пире во время чумы» — о тех злых рабах, кто будет «есть и пить с пьяницами», как сказано далее в Евангелии? А, может быть, таким образом выражается обыденность происходящего.

Господь приходит среди наших будничных занятий, когда мы всецело вовлечены в них. Мы должны исполнять все наши земные дела хорошо. Но это еще не определяет человека. Обратим внимание на то, что речь здесь идет прежде всего о спасении того, кто хочет спастись. Как научиться нам жить так, чтобы, достойно исполняя свое земное служение, всегда быть перед лицом вечности?

Господь говорит о бодрствовании, о том, что мы не знаем, в который час Он придет. Мы знаем, как раннехристианская Церковь жила ожиданием прихода Господа в любой момент. Через две тысячи лет сохранили ли мы такую же устремленность к встрече с Небесным Женихом? Предупреждение Христа о том, чтобы мы были постоянно готовы, возрастает в значимости, когда конец не наступает так быстро, как ожидали многие. «Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время?» Господь говорит, что те, кому много дано, особенно предстоятели Церкви, более ответственны перед Богом, и к ним предъявляются особые требования. Они не должны уподобляться лицемерным духовным вождям Израиля — пастырям, которые пасут самих себя. Забыв о том, что они — служители, некоторые из них полагают, что могут делать все, что угодно с тем, что Бог поручил их заботе. Тот, кто служит себе, будет осужден. Господь «рассечет его» — образ самой страшной казни в древности, и «там будет плач и скрежет зубов» — это выражение встречается в Новом Завете семь раз. Наступит неумолимое разделение: «один берется, а другой оставляется».

Печально состояние мира, но Бог — главное действующее Лицо истории — по-прежнему долготерпелив и многомилостив. Он хочет всем человекам спастись и в познание истины придти. Он зовет нас к верности, ибо мы спасены в надежде. И мы слышим далее притчи, раскрывающие тайну Второго Пришествия Христова: о десяти девах, о талантах и о Страшном Суде.

В первой притче жених — Христос, девы — христианские души, ждущие Его прихода. Его приход — в конце времен. Но для каждого из нас прежде всего — в час нашей смерти. Чтобы войти с Ним в Его Царство, мы должны быть готовы к этому часу. Но этот час — самый важный, самый решающий в нашей жизни — нам не известен. «Будьте готовы, — говорит Христос, — потому что не знаете ни дня, ни часа». Снова Господь говорит о готовности. Быть готовым. Быть всегда готовым! Готовы ли мы сейчас? Сколь многие из нас похожи на неразумных дев. Они ведь тоже верили, как и другие, что жених придет. Доказательством этого является то, что они тоже пришли на встречу с Ним. Но они не были готовы, когда жених пришел. Можно веровать в Господа и в Его Второе Пришествие и не быть готовым, когда Он придет, живя беспечно.

Разве не относится это к нам? Сколь многие из нас горячо начинали, но не выдержали испытания временем, которое все проверяет на прочность, в том числе веру и надежду. Эти добродетели слабеют и, наконец, начинают угасать там, где нет ревности о спасении. Кто перестает общаться с другом, тот может внезапно обнаружить, что дружба угасла. То же самое происходит с нашей любовью ко Господу, с нашей верой. Надо постоянно поддерживать их словом Божиим, молитвой, таинствами, верностью заповедям. Лишаясь этого елея, светильники наши угасают, и мы становимся безразличными к самому драгоценному, что есть в нашей жизни. И, хуже всего, привыкаем к этому безразличию. Но наша вечная участь зависит от того, что происходит с нами сейчас. Какое безумие говорить, что еще будет время, что завтра все у нас будет по-другому. Завтра будет как сегодня: мы будем думать, что еще будет время. Потом придет смерть — в час, в который мы не думаем. Каждый день мы видим это — во множестве внезапных смертей. Недопустимо быть безумными, когда речь идет о вечности. Господь призывает нас быть мудрыми — теми, чье смертное успение во Христе. Кто живет и умирает с Господом, тот будет всегда с Ним. И будет подобен Ему, потому что увидит Его, как Он есть.

Притча о талантах является как бы продолжением притчи о девах. Талант, денежная мера той эпохи, — это время, труд, естественные и духовные способности человека и, наконец, Божественная благодать. Никто не лишен талантов. Бог щедро дает всем. Но с нашей стороны требуется ответственность. Есть одна замечательная подробность, повторяющаяся во многих Евангельских притчах: задержка господина дома, позднее прибытие жениха, долгое отсутствие царя. Это значит, что всем дается возможность осознать свою ответственность. Время дается нам, чтобы мы употребили его для раскрытия данных нам талантов. Господь обращает наше внимание на того, кто получил всего один талант и, боясь риска, закопал его в землю. Сколько на свете людей, которые таким образом закапывают самих себя! Святые отцы говорят, что Церковь живет и растет не благодаря только духовным гениям. Самые скромные из христиан, исполняющие свой неприметный долг с твердой верностью Господу, в своей простоте делают больше, чем мы можем помыслить. И мы должны молиться, чтобы Господь научил нас быть верными в малом.

Притча о талантах взыскательна. Бог требует от нас больше, чем Он нам дает. Он дает нам горсть семян, а ждет от нас урожая. Не слишком ли много? Нет. Потому что в этих семенах, которые Он сеет в нас, заключена необычайная сила. К талантам, которые Он нам доверяет, Он добавляет таинственную силу роста. Он требует, чтобы мы не боялись идти на риск. Откуда у нас боязнь? Только делая что-то, я могу получить большее. Только живя по вере, я становлюсь более мужественным и дерзновенным. В вере, как и в любви, не должно быть расчета. В ней нельзя экономить, если мы не хотим потерять все. Мы должны рисковать всем. И — о чудо! Когда мы думаем, что отдали все, мы видим, что можно давать еще больше. Кто не верит в любовь, не годится для неба. Что же ему остается?

Притча об овцах и козлищах призывает нас строить жизнь на Божественном основании любви — любви, которую каждый из нас должен явить по отношению к образу Христову в нашем ближнем. Не имея любви, мы не можем быть членами Тела Христова — Небесной Церкви, где нет зла, нет отсутствия добра, нет нелюбви. Потому мы должны начать строить теперь — с тем, чтобы избавиться от всего, что отделяет нас от этой любви. Эта притча начисто развевает всякое учение о спасении верой — вне зависимости от дел. Мы спасаемся только одним — любовью, Божией любовью к нам и нашей ответной любовью. Если мы вошли в тайну отношений любви, мы уже принадлежим Телу Христову, мы едины с Ним в вечности. Если наша жизнь строится на чем-то меньшем, мы вне Царства Божия — теперь и навеки. Потому что мы утверждаем вечную пропасть между Богом и нами — нашей неспособностью участвовать в Его любви. Если мы деятельно не любили Христа в нашем ближнем, мы не пожелаем любить Его, став пред Ним лицом к лицу, потому что абсолютно не на чем будет строить наши отношения с Ним. И наша решающая встреча с Ним будет адом.

Мы должны молиться об этом даре, чтобы в каждом человеке, которого мы встречаем сегодня, даже в том, кто как будто явно не заслуживает нашей любви, видеть Христа. И помнить, что все, что мы делаем другому, мы делаем это Христу. По дару Христа мы призваны так возрастать в любви, чтобы наша человеческая любовь могла быть причастна Божественной. Чтобы мы начали жить вечной жизнью уже сейчас.
Протоиерей Александр Шаргунов

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif
Библия, изложенная для семейного чтения.
Великий вторник

Три искусительных вопроса Господу

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100404/40460.p.jpg
Притча о десяти девах. Фреска Дионисия

И задумали первосвященники и фарисеи погубить Его иным способом, а именно — уловив в словах. И вот послали к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, которые, «придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?»

«Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его. Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы. Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». (Мк. 12, 14–17)

В этих словах Иисуса Христа содержится смысл истинной свободы, действующей не насилием, но кротостью той веры, которую принес в мир Спаситель.

Итак, попытки книжников, как и иродиан, уловить Иисуса в словах оказались безуспешными.

В тот день пришли к Нему и саддукеи[1], которые, презирая как догмат исповедания иудеев о воскресении из мертвых, так и учение Христа, стали в настоящем случае как бы союзниками фарисеев и, с тем же коварным умыслом уловить Иисуса, спросили Его: какая будет участь той жены, которая была, по закону Моисееву, замужем за семью мужами-братьями, чьей из них женой будет она по воскресении умерших? На этот грубый вопрос, доказывающий полное непонимание ими ни всемогущества Божия, ни условий будущей жизни, Христос отвечал им, что «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах», и после того, обращая внимание на то, что хотя они и признают закон Моисеев, но не понимают смысла его, Он прибавил: «А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых (см. Исх. 3, 6)».

«И, слыша, народ дивился учению Его. А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». (Мф. 22, 30–40)

«Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что любить Бога всем сердцем, и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия». (Мк. 12, 32–34)

Вопрос Господа о том, чей сын Христос

Продолжая учить, Иисус теперь Сам спросил фарисеев: «Что вы думаете о Христе? чей Он сын?» «Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (см. Пс. 109, 1)? Итак, если Давил называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова». (Мф. 22, 42–46)

Обличение книжников и фарисеев

«Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища[2] свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!

А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах». (Мф. 23, 1–9)

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и (напоказ) долго молитесь: за то примете тем большее осуждение.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие!

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших. Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?

Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником». (Мф. 13–14, 23–35)

Это как бы прощальное слово, с которым Иисус Христос обратился к фарисеям из иудеев, не сохранило ли оно все свое значение и всю свою силу в отношении к фарисеям всех народов и всех времен? И не остаются ли и они так же глухи к этому слову устрашающе грозному, хотя и произносил их Милосерднейший Судия, преисполненный тогда и вовеки беспредельной любовью и жалостью к людям, той жалостью, которая исторгала слезы из глаз Богочеловека при обращении Его тогда к Иерусалиму, гибель которого провидел Он Своим Божественным прозрением. «Иерусалим, Иерусалим, — с великой скорбью взывает Он, — ты, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!» (Мф. 23, 37–39)

Но и в грозном приговоре оставляется надежда снова увидеть Его тем, кто признает и пойдет по пути Его во имя Его.

Лепта вдовы

Прежде чем выйти из храма, Иисус «сел против сокровищницы и смотрел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. Подозвав учеников Своих, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое». (Мк. 12, 41–44)

Притча о 10 девах

И еще одну притчу сказал Иисус. «Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули.

Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились; после приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас.

Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий». (Мф. 25, 1–13)

Притча о Страшном суде

Торжественным изображением Страшного суда Господня заключил Христос предсказание Свое об окончательной судьбе человечества: «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную». (Мф. 25, 31–46)

____________________________
[1] Саддукеи отвергали не только воскресение умерших в будущей жизни, но и самую жизнь будущую, и бытие души по смерти в отдельности от тела, и существование духов и Ангелов. «Они были грубее фарисеев, были совершенно преданы вещам чувственным» (свт. Иоанн Златоуст).
[2] Повязка на лбу и на руках со словами из закона.

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Утреннее богослужение в Великий Вторник в Сретенском монастыре

Вторник Страстной седмицы Великого поста. Сретенский монастырь. 3-й, 6-й, 9-й часы, изобразительны, вечерня с Литургией Преждеосвященных Даров. Хор Сретенской Духовной семинарии.
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/Tu_ltr_pr_osv_Darov_300310-2e365f.mp3[/audio]

Вечернее богослужение в Великий Вторник в Сретенском монастыре

Вторник Страстной седмицы Великого поста. Сретенский монастырь. Великое повечерие, утреня, 1-й час. Хор Сретенской Духовной семинарии.
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/Wen_vech_utr_300310-3dc85e.mp3[/audio]

0

3

Великая Среда Страстной седмицы Великого Поста

В Великую Среду воспоминается жена-грешница, омывшая слезами и помазавшая драгоценным миром ноги Спасителя, когда Он был на вечери в Вифании, в доме Симона Прокаженного, и этим приготовившая Христа к погребению. Здесь же Иуда мнимой заботливостью о нищих обнаружил свое сребролюбие, а вечером решился продать Христа иудейским старейшинам за 30 сребреников.

В Великую среду в конце литургии на "Буди имя Господне..." в последний раз читается молитва преп. Ефрема Сирина с тремя земными поклонами и "упраздняются совершенно в церкви бываемые поклоны." Этим совершенно заканчивается все характерное для великопостного богослужения. Начинаются особые специально страстные богослужения.

С этого момента земные поклоны в храме отменяются до дня Святой Троицы (КРОМЕ ПОКЛОНОВ У СВЯТОЙ ПЛАЩАНИЦЫ).

Феодосий, митрополит Омский и Тарский

Иуда протянул руки к беззаконным; та искала оставления грехов, а этот взял сребренники. Грешница принесла миро для помазания Господа; ученик соглашался с беззаконными. Она радовалась, тратя миро многоценное; этот заботился продать Неоценимого. Она Владыку познавала, а этот от Владыки удалялся. Она освобождалась от греха, а этот делался пленником его.

Святитель Иоанн Златоуст

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28417.p.jpg?0.258747632800391
Джотто ди Бондоне. Предательство Иуды

В ночь на среду Господь провел в Вифании. Здесь, в доме Симона прокаженного, в то время, когда в совете первосвященников, книжников и старейшин было уже решено взять Ииисуса Христа хитростью и убить Его, некая жена «грешница» возлила драгоценное миро на главу Спасителя и тем уготовала Его на погребение, как судил Сам Он об ее поступке. Здесь же, в противоположность бескорыстному поступку жены грешницы, родилось в неблагодарной душе Иуды, одного из двенадцати учеников Спасителя, преступное намерение предать беззаконному совету своего Учителя и Господа. Поэтому в церковной службе Великой среды прославляется жена грешница и порицается и проклинается сребролюбие и предательство Иуды.

В день предания Господа на страдания и смерть за грехи наши, когда Он простил грехи жене грешнице, Церковь по совершении часов оканчивает, по древнему обыкновению, чтение молитвы: «Владыко многомилостиве, Господи Иисусе Христе Боже», которою она в продолжение Великого Поста ежедневно, на богослужении повечерия, при приклонении глав и колен предстоящими, ходатайствует пред Богом о даровании нам оставления прегрешений наших. В последний также раз в Великую среду совершается Литургия Преждеосвященных даров, на которой Церковь благовествует о жене, помазавшей Господа миром, и о предательстве Иуды (Мф. 26, 6-16). В Великую среду прекращаются и великие поклоны, творимые при молитве святого Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего». После среды постановлено совершать эту молитву до Великого пятка только инокам в келиях. Таким образом, молитва Ефрема Сирина в среду седмицы Сырной начинается, и в среду Страстную оканчивается.

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни Богослужения Православной Церкви», т.2

ПОУЧЕНИЕ В ВЕЛИКУЮ СРЕДУ.

Братия! нынешний день есть день предания на страдания и смерть Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

Души верные, умеющие ценить и чувствовать величайшее самопожертвование для нашего спасения, общего всем нам Господа и друга!

Храните преимущественно с нынешнего дня сердце ваше самым тщательным образом для Него единого, и не давайте овладевать собой ничему мирскому, тленному, никакой страсти.

Докажите, что и вы умеете отвечать на любовь - любовью, что вы - истинные христиане, и из любви к Христу можете побдеть с Ним, т. е. пободрствовать над своим сердцем, хоть несколько часов, в которые Он один пил за нас чашу гнева небесного. Введите верою в сердца ваши Христа Господа страждущего за нас, страдайте там - в своем сердце вместе с Ним; приведите на память грехи ваши, сокрушайтесь, и, если можете, плачьте о них. Себе плачите (Лк 23,28), говорит Господь.

Посылайте своя вздохи и слезы к Христу: и это будет самая приятная жертва страждущему за нас Господу: вы вскоре ощутите в сердце своем благоволение Его к вам за сердечный свой дар: мир в душе, превосходяй всяк ум (Флп 4,7), и небесная, тихая радость возвестят вам, что ваша жертва сердца сокрушенного и смиренного не уничижена, а принята Господом в пренебесный и мысленный Свой жертвенник. Очистившись в наступавший сегодня вечер от грехов в таинстве покаяния, если кто еще не очистился прежде, вы завтра сподобитесь причаститься Его тела и крови: да соединит вас эта вечеря любви с Тем, Кто повелел совершать Ее в Свое воспоминание, да напоминает она вам всегда о беспредельной любви Его к нам, и да подает вам силы провести наступающее великие дни свято, в духе пламенной любви ко Господу, положившему за нас душу Свою. Аминь.
Иоанн Кронштадтский

В среду Страстной Седьмицы. Двери Покаяния.


Песнопения из службы в среду Страстной седмицы Великого Поста

Господи, яже во многия грехи впадшая жена, Твое ощутившая Божество, мироносицы вземши чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит: увы мне глаголющи! Яко нощь мне есть разжжение блуда невоздержанна, мрачное же и безлунное рачение греха. Приими моя источники слез, Иже облаками производяй моря воду. Приклонися к моим воздыханием сердечным, приклонивый небеса неизреченным Твоим истощанием: да облобыжу пречистеи Твои нозе, и отру сия паки главы моея власы, ихже в раи Ева, по полудни, шумом уши огласивши, страхом скрыся. Грехов моих множества, и судеб Твоих бездны кто изследит? Душеспасче Спасе мой, да мя Твою рабу не презриши, Иже безмерную имеяй милость.

«Женщина, предавшаяся многим грехам, Твое, Господи, ощутившая Божественное естество, как мироносица, рыдая, приносит Тебе миро прежде погребения, говоря: О, горе мне! Как ночной кошмар мое блудное непотребное разжжение, мрачное и безлунное служение греху. Прими потоки моих слез, Наполняющий моря дождевыми каплями; приклонись к моим сердечным воздыханиям, Приклонивший небеса несказанным Твоим воплощением, да облобызаю пречистые Твои ноги и отру их своими волосами – те самые ноги, шаги которых Ева в раю услышав, в страхе скрылась. Множество моих грехов и тайны Твоих судеб кто исследует? О Спаситель моей души, бесконечно Милостивый, не презри меня, Твою рабу».

Тропарь

Евангелие от Матфея

Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать серебренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его.

Мф. 26, 6-16

Толкование на святого евангелиста Матфея

В то время, как все прочие жены приходили только за получением исцеления телесного, она (грешница) пришла исключительно за тем, чтобы воздать честь Иисусу, и получить душевное исцеление. Она не имела никакого повреждения в теле, и потому особенно всякий должен ей удивляться. И не как к простому человеку подходит она к Иисусу, – иначе не отерла бы своими власами ног Его, – но как к такому лицу, которое выше человека. Поэтому и принесла к ногам Христовым главу свою, часть тела, которая драгоценнее всего тела…

Они (ученики) слышали, как Иисус говорил: милости хочу, а не жертвы, и порицал иудеев за то, что они оставляли важнейшее – суд и милость и веру, как на горе разсуждал с ними о милостыне, и из всего этого выводили заключение и разсуждали друг с другом: если не допускает всесожжений и древнего богослужения, то тем менее допустит помазание елеем. Но так думали ученики, Иисус же, видя мысли жены попускает ей приблизиться. И, так как благоговение ее было велико и усердие невыразимо, то Он, по величайшему снисхождению Своему, позволил ей излить миро на главу Свою. Если Он не отказался соделаться человеком, был носим во чреве, питался млеком, то чему удивляться, если и этого не отвергает? Как Отец Его принимал курение и дым, так и Он принял блудницу, одобряя, как я прежде сказал, ее расположение…

Умолчано о подвигах бесчисленных царей и полководцев, которых памятники еще сохранияются; неизвестны ни по слуху, ни по имени те, которые построили города, соорудили стены, одержали победы на войнах, воздвигли трофеи, покорили многие народы, хотя они и поставили статуи и издали законы; но то, что жена блудница излила елей в доме некоторого прокаженного в присутствии десяти мужей, все воспевают во вселенной. Прошло столько времени, а память об этом событии не истребилась; и персы, и индийцы, и скифы, и фракияне, сарматы, и племя мавров, и жители Британских островов повествуют о том, что сделала жена блудница в Иудее – тайно, в доме. Велико человеколюбие Господа! Он принимает блудницу, блудницу лобызающую ноги, возливающую елей и отирающую власами, принимает и упрекает тех, которые обвиняют ее…

Иуда не тронулся этим и не убоялся, когда услышал, что Евангелие будет проповедано повсюду (а сказанное заключало в себе не выразимую силу); тогда как жены, и жены блудницы, оказывали такую честь Иисусу, он совершал диавольское дело… Вот какое великое зло сребролюбие! Оно именно сделало Иуду и святотатцем, и предателем. Услыште все сребролюбцы, страждущие болезнию Иуды, – услыште и берегитесь этой страсти. Если тот, кто находился со Христом, творил чудеса, пользовался таким учением, низвергся в такую бездну от того, что не был свободен от этой болезни, то тем более вы, не слышавшие даже Писания и всегда прилепляющиеся к настоящему, удобно можете быть уловлены этою страстию, если не будете прилагать непристанного попечения. Иуда ежедневно находился с Тем, Кто не имел, где главы преклонить, ежедневно был научаем делами и словами тому, что не должно иметь ни золота, ни сребра, ни двух одежд, – и при всем том не вразумился. Как же ты надеешья избежать этой болезни, когда не употребляешь сильного врачевания и не прилагаешь сильного старания? Ужасен, по истине ужасен этот зверь. Впрочем, если захочешь, легко победишь его. Это не есть похоть врожденная, как то доказывают освободившиеся от нее. Естественные влечения всем общи; а эта похоть происходит от одного нерадения; от него рождается, от него возрастает, и когда уловит пристрастных к ней, заставляет их жить противоестественно. В самом деле, когда они не признают единоплеменников, друзей, братьев, сродников, словом – всех, а с ними вместе не знают и самих себя, то не значит ли это жить противоестественно? Отсюда ясно, что противоестественна и злоба, и болезнь сребролюбия, подвергшись которой, Иуда сделался предателем. Как же он сделался предателем, спросишь ты, когда призван Христом? Бог, призывая к Себе людей, не налагает необходимости, и не делает насилия воле тех, которые не желают избрать добродетели; но увещевает, подает советы, – все делает и всячески старается, чтобы побудить их сделаться добрыми; если же некоторые противятся этому, Он не принуждает. Если ты хочешь узнать, отчего Иуда сделался таким, то найдешь, что он погиб от сребролюбия. Отчего же, спросишь, он уловлен этою страстию? Отого, что был безпечен. От безпечности происходят такие перемены, тогда как от ревности происходят перемены противоположные…

Все это сказано мною для того, чтобы показать, что если мы будем бодрствовать, то никто не может сделать нам вреда, и что не от бедности, а от нас самих бывает нам вред. Поэтому умоляю вас всеми силами истреблять болезнь сребролюбия, чтобы нам и здесь сделаться богатыми, и насладиться вечными благами, которых да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

Святитель Иоанн Златоуст

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Синаксарь во Святую Великую Среду

Стихи:
Жена, помазавши Христово тело миром,
Предвосхищает смирну и алоэ Никодима.

Во святую и Великую Среду божественные отцы повелели творить воспоминание о женщине-блуднице, которая помазала Господа миром, потому что это было незадолго до спасительных страданий. Для того установлено совершать теперь ее память, чтобы, по слову Спасителя, везде и всем было возвещено о ее ревностном поступке.

Когда Иисус вошел в Иерусалим и был в доме Симона прокаженного, к Нему подошла женщина и возлила на Его голову драгоценное миро. Чем же побуждаемая, она (решилась) прийти? — Поскольку наблюдала Христово сострадание и щедрость ко всем, особенно теперь, видя, что Он вошел в дом прокаженного, которого закон повелевал считать нечистым и запрещал общение с ним, — то подумала, что Христос так же исцелит ее нечистоту душевную, как и проказу Симона. И вот, в то время как Господь возлежал на вечери, жена возлила сверху на Его голову миро ценой примерно в триста динариев, то есть шестьдесят ассариев, десять пенязей или три сребреника. Ученики, и прежде всего Иуда Искариот, возбраняли ей, а Христос защитил, чтобы не препятствовали ее благому намерению. Потом Он упомянул о Своем погребении, чтобы отвратить Иуду от предательства, и сподобил женщину награды — тем, что повсюду в мире проповедано будет это доброе дело.

Некоторые думают, будто у всех евангелистов упоминается одна и та же женщина. — Нужно знать, что это не так. Только у трех (евангелистов), как говорит святой Златоуст[1], говорится об одной и той же, которая так и называется блудницей, а у Иоанна — уже не о ней, но о некоторой другой чудной жене, святой жизни,— о сестре Лазаря Марии, которая, не будучи блудницей, была любима Христом.

Из них эта (последняя) Мария за шесть дней до Пасхи в своем доме, что в Вифании, когда Господь возлежал на вечери, совершила помазание, возливая миро на пречистые ноги Его и отирая их волосами головы своей. Она принесла (Ему) как Богу миро, купленное за большую цену, ибо хорошо знала, что и в жертвах приносится Богу масло, и священников помазывают миром (Исх. 30: 25, 30), и Иаков в древности возлил елей на памятник каменный, (посвятив его) Богу (ср.: Быт. 28, 18; 35, 14). Принесла же это открыто в дар Учителю, как Богу, еще и за воскрешение брата. Потому-то ей и не обещается награда, но и роптал тогда только один Иуда, поскольку был корыстолюбив.

Другая, действительно блудница, за два дня до Пасхи, когда Христос еще был в Вифании и возлежал на вечери в доме Симона прокаженного, возливала драгоценное миро Ему на голову, как повествуют святые Матфей и Марк (Мф. 26: 6—13; Мк. 14: 3—9). На эту-то блудницу и ученики негодовали, ибо они постоянно слышали поучения Христа об усердии к милостыне[2]; зато и награда ей дана — в прославлении ее доброго дела по всему миру.

Итак, некоторые говорят, будто это одна и та же женщина, а Златоуст — что указанные две. Есть же некоторые, насчитывающие даже трех: двух вышеупомянутых — (помазавших Христа) в преддверии Его страданий, а третью — иную, сделавшую это раньше их, скорее всего первой, — где-то посередине евангельской проповеди (Господа). То была блудница и грешница, возлившая миро на ноги Христа в доме Симона, но не прокаженного, а фарисея, наедине, без свидетелей, когда и соблазнялся (этим) один фарисей, и награду ей даровал Спаситель — прощение грехов. О ней только одной, (появившейся), как уже сказано, около середины (благовествования Христова), упоминает святой Лука в своем Евангелии (Лк. 7, 36—50). И после рассказа об этой блуднице сразу прибавляет следующее: После сего Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие (Лк. 8, 1), откуда видно, что это было не во время (Его) страданий. Итак, (некоторые) думают, судя и по времени, и по принимавшим Его, и по месту, и по лицам, и по домам, также и по образу миропомазания, что женщин было три: две — блудницы, а третья — сестра Лазаря Мария, славившаяся чистым житием. И один был дом фарисея Симона, другой — Симона прокаженного в Вифании, и еще один — дом Марии и Марфы, сестер Лазаря, тоже в Вифании. Это можно вывести из того, что две вечери приготовили Христу, и обе в Вифании: одну — за шесть дней до Пасхи в доме Лазаря, когда возлежал с Ним и Лазарь, как передает сын громов (Иоанн): за шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его (Ин. 12, 1—3). Другую же вечерю сотворили Ему за два дня до Пасхи, когда Христос находился еще в Вифании, в доме Симона прокаженного, и пришла к Нему блудница, возливая (на Него) драгоценное миро, как повествует святой Матфей: Иисус сказал ученикам (Своим): вы знаете, что через два дня будет Пасха (Мф. 26, 1—2); и вскоре прибавляет: Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову (Мф. 26, 6—7). Согласно с ним говорит и Марк: Через два дня надлежало быть празднику Пасхи и опресноков. И когда Он был в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, — пришла женщина, и так далее (Мк. 14: 1, 3).

А несогласные (с этим) и полагающие, будто одна и та же женщина, помазавшая Господа миром, упомянута у четырех евангелистов, считающие также, что один и тот же был и Симон, фарисей и прокаженный, которого иные выдают еще и за отца Лазаря с сестрами, Марией и Марфой; и что вечеря была одна и та же, и один и тот же дом его в Вифании, в котором и приготовили устланную горницу, и была Тайная Вечеря, — неправильно думают. Ибо эти две вечери для Христа были вне Иерусалима, в Вифании, за шесть и за два дня [как уже сказано] до ветхозаветной Пасхи, когда и женщины принесли Христу миро различным образом. Тайная же Вечеря и устланная горница были приготовлены в самом Иерусалиме за один день до иудейской Пасхи и дня Страсти Христовой; по словам одних, в доме незнакомого человека, а других — в доме друга и ученика (Христова) Иоанна на святом Сионе, где собирались апостолы из страха перед иудеями, произошло прикосновение Фомы после Воскресения, сошествие Святого Духа в Пятидесятницу, и совершились некоторые другие чудеса и таинства.

Мне же кажется более верным мнение Златоуста, что здесь различаются две женщины: одна, как сказано, (упоминаемая) у трех евангелистов, — блудница и грешница, возлившая миро на голову Христу; а другая, у Иоанна, — Мария, сестра Лазаря, принесшая его к одним Божественным ногам Христа и помазавшая их. И (думаю), были разные вечери: иные — в Вифании, и иная — Тайная. Это следует также из того, что после истории с блудницей Спаситель послал учеников в город приготовить пасху, повелев: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: у тебя совершу пасху с учениками Моими (Мф. 26, 18). И еще: и встретится вам человек, несущий кувшин воды. И он покажет вам горницу большую устланную: там приготовьте нам. Они пошли и нашли, как сказал им, и приготовили пасху (ср.: Мк. 14: 13, 15, 16; Лк. 22: 10, 12, 13), очевидно, приближающуюся законную, которую (Господь), придя, и совершил с учениками, как говорит святой Златоуст, а потом была вечеря, то есть Тайная. Совершив посреди нее божественное умовение (ног), Он, возлегши опять (см.: Ин. 13, 2—12), преподал и нашу Пасху — на одной трапезе (с ветхозаветной), как говорит Иоанн Златоуст, и это действительно так.

Святой Иоанн и Марк, божественные евангелисты, уточняют и вид мира, называя его чистым (пистикон) и драгоценным (Ин. 12, 3; Мк. 14, 3). Почему-то они дают ему наименование «пистикон», которое означает или «настоящее, неподдельное, беспримесное и проверенной чистоты», или, может быть, это название какого-то особенного, наилучшего сорта нарда[3]. Миро же было составлено и из многих других различных веществ, в основном из смирны, благовонной корицы, или ароматного тростника, и (оливкового) масла (см.: Исх. 30, 23—25). Марк еще прибавляет, что женщина от усердия разбила сосуд, потому что он был узкогорлый, и именует его алавастром. Это, как говорит святой Епифаний, — стеклянный сосуд, изготовленный без ручки, называемый также «викия».

Христе Боже, помазанный духовным миром, освободи нас от находящих страстей и помилуй нас, ибо Ты один Свят и Человеколюбец. Аминь.
_______________________
[1] На Мф. беседа 80.
[2] Почему и хотели продать это миро за большую цену и дать нищим (Мф. 26, 9).
[3] Индийское растение, из которого приготовлялось миро (см.: Мк. 14, 3; Ин. 12, 3).

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Библия, изложенная для семейного чтения.
Великая среда

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100404/40462.p.jpg
Заговор иудеев против Господа и предательство Иуды

Иуда получает 30 сребренников за предательство Христа от иудейских первосвященников и начальников

«Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.

Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе». (Мф. 26, 1–5)

Таким образом, приближалось время совершения искупительной жертвы Иисуса Христа. В это время одно обстоятельство ускорило исполнение задуманного против Него врагами.

«Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати (учеников Иисуса), и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им. Они обрадовались и согласились дать ему денег; и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе». (Лк. 22, 3–6)

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Слова в Великую Среду

Святитель Иннокентий (Борисов)

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100214/21483.p.jpg?0.29144450684500283
Слово 1-е

Ныне день предания Господа, день мрачный и печальный, почему Святая Церковь и ознаменовала его, наравне с днем смерти Господа, печатью поста в продолжение всего года. – Kто любит Спасителя своего, тот не будет нарушать этой печати, тот со всею верностью хранить знамение скорби и сетования по возлюбленном. Ибо, хотя предание, равно как и смерть Господа, послужило – своими последствиями – ко спасению всего мира, но тем не менее это действие – самое черное и отвратительное. Мне даже представляется оно преступнее самого распятия. Ибо распинатели Господа не знали Его, как должно: ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы (1 Kор. 2, 8). А здесь кто предает? Собственный ученик, один из двенадцати, то есть ближайший – предает тот, кто слышал все беседы Господа, был свидетелем Его жизни и чудес, разделял с Ним, в продолжение более трех лет, и радости, и печали.

После всего этого предание так неожиданно в предателе, что сама Церковь в недоумении будет заутра вопрошать: «Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда от лика апостольского тя отлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда иных ноги умыв, твои же презре? Еда от трапезы тя отрину? О, коликих благ не памятлив был еси!» (Утреня Великой Пятницы. Седален, глас 7-й).

Все было сделано для Иуды, и все им презрено! Что он не имел никакой причины сетовать и жаловаться на Учителя, показывают собственные слова и ужасный конец его: согрешил я, – говорит он самим убийцам Учителя, – предав кровь невинную (Мф. 27, 4).

Что же ввело тебя, несчастный, в этот ужасный грех? – Сребролюбие и диавол, ответствуют евангелисты. Нося ковчежец с деньгами, Искариот пристрастился к носимому, и оказался татем. После этого святое общество Иисусово, в котором господствовал дух произвольной нищеты и самоотвержения, сделалось для него чуждым, тяжелым, противным душе, зараженной страстью. Иуде везде и во всем мечталась корысть и сребренники. Диавол не замедлил воспользоваться этой несчастною расположенностью сердца, и, основав в душе Иуды жилище себе, заставил его смотреть на все происходившее не очами веры и любви, как смотрели прочие апостолы, а своекорыстным глазом мытаря и фарисея. Так смотрел Иуда на миро, которое Мария возливала на ноги Иисусовы, и, притворившись другом нищих, жалел, что оно не продано, и деньги не отданы в распоряжение его лукавству. Так, без сомнения, смотрел Иуда и на все прочее. «Что, – думал он, – мы ходим из края в край Иудеи как нищие? Почему бы не воспользоваться усердием народа, не взять в свои руки власть, которая, видимо, дается сама собою? Ведь Мессия должен, наконец, господствовать над всеми и всем. Ужели ждать, чтобы нас всех захватили, как преступников, и подвергли казни? Пожалуй, за этим не станет. Но пусть дожидаются этого другие. Искариот не так прост и недальновиден. Он возьмет свои меры заранее». – «Что же ты медлишь», – шептал во уши диавол.

Теперь самый благоприятный случай отстать от общества Иисусова. Видишь, как синедрион ищет случая взять Учителя тайно. Ты сам можешь сделать это неявно, так что Учитель даже не сочтет тебя предателем. Ибо, что требуется для этого? Только указать место пребывания Учителя ночью. Kроме того, что тебе заплатят за эту важную услугу, ты войдешь через это в связь с первыми лицами синедриона. И Ему будет не большая беда от этого: ты сам видел, как Он не раз спасался чудесно от всех козней и сетей Своих врагов; спасется и теперь, а ты сделаешь свое дело и составишь себе счастье: пользуйся случаем и спеши!

И несчастный ученик точно спешит – на свою погибель. Под предлогом покупок, нужных к празднику, он находит случай тайно побывать у первосвященников и оговориться с ними о предательстве. Желание не представлять из себя низкого продавца, торгующегося за кровь, и показать мнимое усердие к пользам синедриона, заставляет его согласиться на самую невеликую цену, в надежде, со временем, большей и лучшей награды. Для этого же он явится в самом вертограде Гефсиманском, с видом не предателя, а человека, возвращающегося из посылки, который потому позволяет себе дружелюбно приветствовать Учителя и даже облобызать Его между тем, как это именно лобзание было знаком для явившейся затем, как бы без всякого согласия с Иудою, спиры иудейской. Поэтому-то до самого конца никто из учеников не мог знать, кто предатель.

Один Учитель видел и ведал все; видел и употреблял все меры спасти – не Себя, а ученика несчастного. Сколько трогательных вразумлении на одной последней вечери! Омовение ног, преподание Тела и Kрови могли тронуть духа отверженного, но не тронули Иуду! Страсть сребролюбия заглушила все!

Но заглушила на время. Kогда замысел совершился, когда Учитель вместо того, чтобы чудесно спасаться от врагов, предал Себя им, как овца на заколение, Иуда пробудился, вспомнил о всем, что видел доброго, святого, божественного в Иисусе, и обратился к раскаянию. Серебренники повержены, невинность Учителя исповедана всенародно; оставалось только, подобно Петру, омыть грех слезами и обратиться к тому же Учителю и Господу с верою. Но диавол внушил теперь другое: прежде соблазнял безотранием, так теперь представлял неотпускаемость вины и греха. И вот Иуда на древе погибельном! Тогда-то, не прежде, во всей силе постигли его грозные слова: лучше было бы этому человеку не родиться (Мф. 26, 24; Мк. 14, 41).

Видите, до чего довела страсть сребролюбия человека не самого худого! Ибо, если бы Иуда не обещал из себя много доброго, то не был бы избран в апостолы.

Будем же, братья, блюстись этого недуга, равно как и прочих страстей, ибо все они равно опасны, и рано или поздно – оканчиваются и душевною, и телесною гибелью для человека. Но, падший да не унывает и да не приходит к отчаянию! У Небесного Врача нет неисцельно больных. Доколе живем, дотоле можем спастись, как бы ни были велики грехи наши. Если бы сам Иуда, вместо погибельного древа, поспешил к древу Kреста Христова с верою и покаянием, то вместе с кающимся разбойником вошел бы в рай, без всяких сребренников. Так рассуждают об этом и учат все богомудрые отцы Церкви. Аминь.

Слово 2-е

По благодати Божией, братья, мы стоим уже на последнем пределе Святой Четыредесятницы. Kак перед древними израильтянами, странствовавшими сорок лет в пустыне, перед нами теперь Ханаан духовный – страдания, смерть и воскресение Господа нашего. Чего не делала Святая Церковь, дабы приготовить нас к достойному вшествию в эту землю обетования!

И гремела громом проклятия на сынов строптивых; и питала послушных манною различных молитв и песнопений, самим Телом и Kровью Христовою; и услаждала для ослабевающих на пути горькие воды покаяния древом Kреста; и в последние дни эти разверзала перед всеми книгу Нового Завета, показывая все деяния нашего Господа. После столь долгого и разнообразного удобрения земли и сеяния, надобно быть богатой жатве. Итак, где теперь Иисус и Халев, – те, которые добре подвизались подвигом поста? Да престанут от четыредесятидневного странствия, да переходят, не намокая, Иордан, да идут прямо в Сионскую горницу, где уготовляется бессмертная трапеза. Там будут омыты красные ноги их от самого тонкого праха земных помышлении; там услышат они последнее завещание грядущего на страдания Господа, примут мир и обетование Духа; оттуда во след за Ним, без наших указаний, пойдут в Гефсимании и на Голгофу, дабы страдать с Ним и сораспяться Ему духом.

Но что делать, братья, тем из нас, которе во время духовного странствия по пустыне поста, не преставали обращать лицо и сердце к Египту, роптали при горьких водах покаяния и тогда, когда Моисей на горе принимал закон, покланялись под горою, может быть, тельцу златому (см. Исх. 32, 1-6)? Перед такими не разверзнется Иордан, не падут стены Иерихонские, не станет солнце прямо Гаваона (см. Нав. 10, 12)! Таковым место не у гроба Спасителя, а у гробов похотения (см. Числ. 11, 34)!

Но что вижу я? – Одесную распятого Господа висит разбойник. Что слышу? Господь вещает к нему: ныне же будешь со Мною в раю (Лк. 23, 43). Kто же может затворить рай, когда Господь отверзает его? – Итак, братья, кто бы вы ни были, как бы ни казались великими грехи ваши, грядите все на Голгофу: распятый Господь призывает вас. Несмотря на нечистоту нашу, Он не хочет никого исключить из блаженного Завета Своего; хочет, чтобы мы все участвовали в Небесном Царствии, приобретенном Его заслугами. Оставьте же, братья, все темные дела ваши, и спешите к своему Спасителю, пока Он еще на земле, доколе без вас не предал дух Свой Отцу. Оставьте, говорю, темные дела. Ужели вы дерзнете явиться с ними и перед Господом? Показать их и у креста Его? Довольно вы возмущали своими беззакониями Его жизнь: надобно ли возмущать ими и последние минуты Его? Нет, братья, как бы ни было упорно во грехе сердце ваше, вы не позволите ему такового бесчувствия, такового небрежения к своему Спасителю: посредством покаяния вы сложите тяжесть грехов ваших у подножия Голгофы; явитесь перед лицом Распятого, если не со смирною благих дел, то и не со зловонием беззакония, – явитесь для того, чтобы упасть в слезах к стопам Его, принести исповедание в грехах своих, просить забвения измен ваших и благословения на исправление своей жизни, на побеждение злых навыков ваших, борьба с которыми сделается с этих пор вашим главным занятием в жизни. Без этого лучше не являться ко гробу своего Спасителя, лучше не лобызать язвы Его.

Поспешите же, братья, очистить себя покаянием; поспешите возобновить через него расторженный грехами вашими союз с Богом и Христом. Благоприятнее этого времени нет, и быть не может. Взирая неуклонно на страдания Господа, душа сама будет проситься на крест, сердце само преклонится к подножию его. Не подавляйте, братья, этого святого чувства: идите всеми мыслями за своим Спасителем. Он изнеможет под тяжестью креста; заденьте его вместе с Симоном Kиренейским, заденьте верою, и идите на Голгофу, с твердою решимостью начать распятие плоти своей с ее страстями и похотями.

С Господа будут совлекать одежды; а вы поспешите облечься ими, прикрыть греховную наготу свою Его правдою и заслугами. Kопие изведет из ребра Его воду и кровь, а ты стань под Kрестом с отверстыми устами, да падет в твою внутренность хоть капля жизни для погашения адского пламени, тебя снедающего.

Еще повторю: наступающие дни суть самые благоприятные для покаяния грешников, ибо суть дни спасения всего мира – свидетель тому благоразумный разбойник. Аминь.

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Толкование Евангелия на каждый день года.
Великая Среда

Утреня
Ин, 41 зач., 12, 17—50

Народ, бывший с Иисусом прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо. Фарисеи же говорили между собою: видите ли, что не успеваете ничего? весь мир идет за Ним. Из пришедших на поклонение в праздник были некоторые Еллины. Они подошли к Филиппу, который был из Вифсаиды Галилейской, и просили его, говоря: господин! нам хочется видеть Иисуса. Филипп идет и говорит о том Андрею; и потом Андрей и Филипп сказывают о том Иисусу. Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой. Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче! прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю. Народ, стоявший и слышавший то, говорил: это гром; а другие говорили: Ангел говорил Ему. Иисус на это сказал: не для Меня был глас сей, но для народа. Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет. Народ отвечал Ему: мы слышали из закона, что Христос пребывает вовек; как же Ты говоришь, что должно вознесену быть Сыну Человеческому? кто Этот Сын Человеческий? Тогда Иисус сказал им: еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света. Сказав это, Иисус отошел и скрылся от них. Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него, да сбудется слово Исаии пророка: Господи! кто поверил слышанному от нас? и кому открылась мышца Господня? Потому не могли они веровать, что, как еще сказал Исаия, народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их. Сие сказал Исаия, когда видел славу Его и говорил о Нем. Впрочем и из начальников многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедывали, чтобы не быть отлученными от синагоги, ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию. Иисус же возгласил и сказал: верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня. И видящий Меня видит Пославшего Меня. Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме. И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир. Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день. Ибо Я говорил не от Себя; но Пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить. И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец.

Воскрешение Лазаря было вершиной всех великих Христовых дел. Множество народа обращается ко Господу с верою, и потому еще больше разгорается ненависть к Нему иудейских властей. Они ищут убить не только Подателя жизни, но и того, кто является живым свидетелем Его силы. «Видите ли вы, — говорят они между собою, — что вы не успеваете ничего? Весь мир идет за Ним». Иудейские власти говорят правдивее, чем они думают. «Из пришедших на поклонение в праздник были некоторые Еллины». Евангелие от Иоанна дает первый слабый намек на то, что благая весть о спасении выходит за пределы Израиля. Они приходят с просьбой видеть Иисуса к Филиппу, ученику Господа с греческим именем. Филипп не знает, что делать, и идет к Андрею. После некоторого размышления Андрей ведет их ко Христу. Он знал, что Господь никогда не отвергает ни одного человека, приходящего к Нему. Итак, когда служение Господа достигает предельной высоты среди иудеев, Ему говорят, что язычники ищут Его. Можно подумать, что волна благовестия Христова начинает распространяться от Иерусалима по всему миру. Но это не так. Спасительное дело Божие, которым «князь мира сего будет изгнан вон» и все народы возвратятся к Единому Богу, не есть следствие иудейского религиозного подъема или неутомимой в поисках эллинской мудрости. Они не могут открыть прямой дороги к Богу и Его славе. Скорее, наоборот: существует непреодолимый разрыв между жизнью и смертью, о котором природа постоянно напоминает живой притчей.

Образ Царства Божия дается в Евангелии через семя, которое должно упасть в землю, прежде чем оно даст плод. Христос — присутствие этого Царствия, и потому Он должен, как зерно пшеничное, умереть и быть погребенным. Только так будет собрана великая жатва народов. И час, когда это должно произойти, пробил. «Пришел час прославиться Сыну Человеческому». Приход ко Господу вопрошателей из язычников — знак этого часа. Но их желание видеть Иисуса не исполнится — так, как они ожидают, так, как хотели этого иудейские толпы, приветствовавшие криками «осанна» торжественный вход Царя Израиля в Иерусалим. Скоро они убедятся, что Его Царство совершенно отличается от их ожиданий. Откровение Божией славы явится в Его умирании на Кресте. И как иудеи, так и язычники примут совместное участие в предании Его смерти. Но Его смерть поистине будет прославлением Сына Человеческого, потому что в ней будет прославлен Бог. То, что распятие человека может быть высшим явлением славы Божией, — соблазн для иудейского религиозного мессианства и абсурд для эллинской философии (1 Кор., 1, 22—24). Но это и есть истина, ибо слава Божия — излияние Его любви. Она открывается в полноте в послушании Христа до смерти и в отдаче Отцом Небесным Сына Своего Единородного за жизнь мира, и в пребывании с Ним до конца в Его послушании (Ин. 17, 1—5). Здесь прославление Богом Своего имени и прославление Того, Кто стал истинным человеком, — Сына Человеческого. Притча о пшеничном зерне — притча о Кресте. Это жизнь незащищенная, как бы выброшенная, и одновременно жизнь, постоянно являемая как новый дар от Источника всякой жизни. В этой вечно изливаемой любви — уверение, что смерть утратила свое владычество.

Но ныне Господь предстоит перед лицом смерти, и душа Его в трепете — как души святых, молитвы которых так часто были на устах Его. «Сердце мое смятеся во мне и боязнь смерти нападе на мя. Страх и трепет прииде на мя и покры мя тьма. И рех: кто даст ми криле яко голубине, и полещу и почию» (Пс. 54, 5—7). В Послании к Евреям апостол Павел пишет, что «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти» (Евр. 5, 7). Послезавтра на утрени мы услышим Евангелие о молитве Господа до кровавого пота в Гефсимании. Смерть — не просто естественное событие, иначе человек был бы просто частью природы. Смерть — видимый знак Суда Божия над нашей жизнью и нашими делами — во свидетельство, что они не устоят перед вечностью. Смерть — внешнее выражение Суда Божия над грехом. Безгрешный Сын Человеческий, вземлющий грех мира, предстоит перед этим Судом. Молитва псалмопевца: «полещу и почию» трепещет на Его устах, но Он тотчас отвергает ее. Он не будет просить об избавлении от этого страшного часа, ибо именно ради этого часа Он пришел — понести на Себе грех мира, положить жизнь Свою за овец, в том числе тех, кто еще «не двора сего». «Отче, прославь имя Твое» — это молитва, в которой заключен весь смысл Его жизни. И это молитва, которую Он учил повторять Своих учеников, потому что смысл ее совершенно тот же: «да святится имя Твое».

Как при Крещении, когда Он взял на Себя грех людей, как на горе Преображения, когда Он говорил с Моисеем и Илией об исходе Своем, — на Его молитву отвечает глас с Небес. Этот глас — не для утешения, не для укрепления Его, ибо Он знает, что каждая молитва Его бывает услышана и получает ответ, «но для народа». Во свидетельство о принятии Отцом послушания Сына, даже если народ не способен сейчас к разумению этого. Как напишет апостол Иоанн Богослов: «Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие — больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем» (1 Ин., 5, 9).

«И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе», — говорит Христос. Крест Христов будет водружением знамени, под которым все люди земли могут собраться, чтобы стать едиными в приобщении жизни Самого Бога. Сын Человеческий станет на Кресте как бы ничто, — и это будет место, где сыны человеческие соединятся с Ним и друг с другом, потому что здесь они научатся забывать о своей славе и будут искать славу Единого Бога. «Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет». Христос не умрет от рук иудеев, побивающих Его камнями по религиозному обвинению в богохульстве, Он умрет от рук римлян, распинающих Его на Кресте по политическому обвинению в том, что Он называет Себя Царем. Поистине, Он был Царь. И Его царствованием власть кесаря и власть Пилата существенно изменят свое значение, хотя и не будут упразднены. Он — подлинно Царь и Глава человеческого рода — эллинов и иудеев, — и Он будет вознесен ими на Крест, чтобы осуществлять Свою власть с Креста, как с Престола.

«Кто Этот Сын Человеческий», — спрашивают иудеи. Если Он — победоносный Мессия, где же исполнение обетований Божиих для богоизбранного народа? Свет, который есть свет Самого Бога, пришел в мир. Единственно истинный ответ на этот дар — принять его, устремляться к нему, ходить этим светом. Свет во тьме светит, если мы не примем его, тьма поглотит нас, «а ходящий во тьме не знает, куда идет». Тьма — отсутствие смысла, царствование ничто. И чем больше люди упорствуют в своих заблуждениях, тем труднее им выбраться из тьмы. «Доколе свет с вами, — говорит Господь, — веруйте в свет, да будете сынами света». «Сказав это, Иисус отошел и скрылся от них».

Как может быть истина постигнута миром, лежащим во зле и во лжи? Как может быть слава Божия узнана теми, для кого единственная слава — слава, которую они принимают друг от друга? В Пасху Господню мы услышим: «В мире был и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к Своим, и Свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, дал власть быть чадами Божиими». А сегодня из уст Господних звучит слово Исаии пророка: «Господи! кто поверил слышанному от нас? и кому открылась мышца Господня?» «Впрочем, — добавляет Евангелие, — и из начальников многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедывали, чтобы не быть отлученными от синагоги». Ради уверенности в завтрашнем дне они предпочитали быть с людьми, нежели с Богом, и считали себя мудрыми и рассудительными. Но они забывали, что людские мнения имеют значение только в течение тех немногих лет, которые человек живет на земле, а Суд Божий длится в нескончаемой вечности.

И мы слышим последние слова Спасителя, которыми завершается Его общественное служение. Еще будет сокровенная беседа с учениками на Тайной Вечери и стояние перед Пилатом, но это — последние слова, обращенные ко всему народу: «Верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня». Как перекликаются они со всеми Его словами во всех Евангелиях! Вся жизнь Христа заключается в том, что в Нем люди предстоят перед Богом. Слушать Его — значит слушать Бога. Видеть Его — значит видеть Бога. В Нем Бог встречает человека и человек встречает Бога. Он пришел не судить мир, но спасти мир. Он пришел в любви, но, тем не менее, Его приход означает Суд. В Его свете каждый человек обнаруживает себя до конца. Своим отношением ко Христу каждый человек определяет свою земную и вечную участь. «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, — говорит Господь, — слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день». Кто знает истину и не живет по ней, тот будет осужден. Все, что мы слышали в Евангелии, в молитвах, в поучениях святых отцов, все возможности, которые были нам даны для познания истины, будет в конце свидетельствовать за нас или против нас. Все, что мы слышим в эти Страстные дни, особенно сегодня и в Великий Четверг, в Великую Пятницу, в Великую Субботу и в Пасху Господню, — это суд над всеми людьми, и в первую очередь над нами, над теми, кто в Церкви.

Как мы встречаем сейчас Господа, такой и будет наша встреча с Ним, когда Он явится во славе. Заповедь Его есть жизнь вечная, приглашение всем ходить в свете и иметь жизнь. Это слово Свое Он обращает ко всем без исключения, Он не на ухо его говорит, а провозглашает на кровлях. В нем — звучание трубы Судного Дня, предложение спасения всему миру.

Литургия Преждеосвященных Даров
Мф, 108 зач., 26, 6—16

Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его.

Сегодня Святая Церковь вспоминает об исключительном даре грешной женщины Господу накануне Его Крестных Страданий. Это было в Вифании, в селении недалеко от Иерусалима, в доме человека, которого Евангелие называет Симоном прокаженным. Может быть, он был из тех, кто чудесно был очищен от проказы Господом, и хотел выразить свою благодарность Господу, пригласив Его к себе на обед. И Христос, пришедый в мир исцелить род человеческий от проказы греха, не гнушающийся самыми великими грешниками, приходит к нему.

У этой женщины был сосуд драгоценного мира, который она, движимая благодатью, вылила на главу Христа, когда Он возлежал за трапезой. Даже чисто внешне тогда в Израиле это воспринималось как высший знак почтения и благоговения. Но здесь это было воистину исповедание ее веры в Господа, во Христа, в Помазанника Божия. Помазанник Божий должен быть помазан, и здесь, на земле, Он должен быть и нашим помазанником.

И мы видим, как эта женщина, которая возлюбила много, умывает ноги Спасителя, возливает на Него миро, смешанное со своими слезами. Там, где подлинная любовь ко Христу, никто не должен удивляться тому, что здесь происходит, потому что никакой дар не может показаться слишком щедрым там, где подлинная любовь. И невозможно сказать, что достаточно то приношение, которое мы приносим. Некоторые спрашивают, сколько раз нужно ходить в храм, сколько жертвовать на Церковь, сколько молиться. Святая Церковь говорит нам сегодня, что мы еще не начинали быть христианами, если мы думаем, сколько прилично будет принести Христу и Его Церкви.

Однако научиться жить по-христиански оказывается не так-то просто. «Зачем такая трата», — не кто-нибудь говорит, а ученики Христовы. То, что мы порой принимаем за недостаток благоразумия, Бог принимает как избыточествующую любовь. Это отсутствие щедрости любви, такое благоразумие могут оказаться очень опасными. Ученики Христовы говорят о напрасной трате, в то время как Сам Христос свидетельствует об этом, как о подлинной любви. Мы должны остерегаться считать излишним какой-либо труд или какое-либо дело, совершаемое нами или другими людьми ради Христа.

И посмотрите, как оправдываются при этом ученики Христовы. Это миро могло быть продано за большую цену, а деньги розданы нищим. Господь упрекает Своих учеников за обиду, которую они наносят этими словами плачущей женщине: «Что труждаете жену?» Это значит, что немало огорчений могут доставлять подлинно благочестивым людям, то есть любящим Господа людям, те, кто хотели бы все ввести в рамки своей бездушной рассудительности. Или ничего для нас не значит, что Христос так опечален этим накануне Своих Крестных страданий? Христос выступает здесь против всех Своих учеников и встает на сторону этой приносящей с рыданием миро женщины. И внезапно нам открываются в новом свете ранее сказанные Им слова: «Смотрите, да не презрите одного из малых сих» (Мф. 18, 10), потому что воистину эти малые, те, кто последние, — становятся первыми пред Господом.

Человек, которому больше всего не понравилось то, что делает эта женщина, как говорит Евангелие от Иоанна, был Иуда, один из Христовых учеников. Иуда был апостол, проповедник Евангелия, и он был тот, кто осудил эту женщину за щедрость ее любви. Печально видеть человека в Церкви, когда его жизнь ограничивается в Церкви только внешним служением. Но это был тот, кто должен был предать Христа.

Сегодня вместе с этою великою женою мы вспоминаем в Великую Среду и предательство Иуды. С самым великим, что было принесено человечеством накануне Его Крестной смерти, открылось и самое низкое и подлое, что может совершить человек. В течение всей нашей жизни постом и молитвою мы должны хранить память об этом дне. Церковь распространяет эту Великую Среду на все среды года, заботясь о том, что, может быть, мы поймем когда-нибудь, наконец, что такое предательство и что такое верность, и что эти качества являются теми, которые определяют человека.

Посмотрите, какой благочестивый предлог находит Иуда, чтобы скрыть свое неудовольствие. «Почему бы не продать это миро и не раздать деньги нищим?» — ведь это он первый сказал эти слова. Перед нами мудрость мира сего, проникшая в Церковь. Всякую истинную ревность по Боге она готова назвать ревностью не по разуму. Те, кто гордится своей внешней деятельностью и свысока смотрит на других за их серьезное благочестие, говорят святые отцы, имеют в себе больше иудиного окаянства, чем они думают. Мы видим нищелюбие, заботу о делах милосердия, которыми прикрывается сребролюбие. Корень всех зол — сребролюбие, а дверь, открывающая путь всем грехам, — предательство. Иуда «сказал это не потому, что он о нищих заботился, а потому что был тать», вор (Ин. 12, 5—6). Что ему нищие, для чего они ему, если не для того, чтобы они служили его низким интересам.

Святая Церковь обращает наше внимание сегодня, накануне самых великих событий нашей жизни, на то, что лицемерие — самый гнусный грех, и что этот грех очень распространен и в мире, и в Церкви. Так иные могут на словах горячо отстаивать интересы отечества и даже интересы Церкви, будучи совершенно равнодушными к тому, что будет с Церковью и с отечеством, и под предлогом этого думают только о том, как им дальше продвинуться, как им лучше устроиться. А лучше всего было бы для Иуды получить цену этого мира благоуханного в деньгах, так сказать, наличными, как получит он, когда придет к первосвященникам и скажет: «Что вы мне хотите дать, и я предам вам Его?» Хлеб жизни примет в руку предатель, и в эту же руку вложат ему тридцать сребреников, так что он таким вот образом заключит сделку с диаволом, и назад уже не будет для него дороги. Поразительно, что другие ученики поддаются, не задумываясь, этому чуждому гласу. Здесь ситуация, во многом напоминающая то, когда Христос сказал Петру: «Отойди от меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божеское, а о том, что человеческое» (Мф. 16, 23).

Будем внимательны все к слышанному, не думая самонадеянно, что когда Господь скажет: «Один из вас предаст Меня», будто это к нам ни в коей мере не относится. Апостолы, услышав это, начали говорить друг другу: «Не я ли, Господи?» Никто из них не подозревал Иуду. Вор был Иуда, но никто из них даже не взглянул на него, никто не сказал: «Господи, это Иуда?» Лицемер может пройти через жизнь не только не обнаруженным, но даже не подозреваемым, точно так же, как деньги, добытые преступным путем, выглядят, как обычные деньги, так что никто не спрашивает, откуда они. Апостолы готовы были скорее подозревать себя, чем кого бы то ни было. «Не я ли, Господи?» Они боялись худшего и вопрошали Того, Кто знает нас лучше, чем мы знаем себя.

«Не я ли, Господи?» Мы знаем, сколь сильному искушению мы можем быть подвергнуты, но мы не знаем глубины того искушения, которое может попустить Господь. Мы не знаем, до какой степени мы можем быть оставлены Богом. И потому у нас есть причины сегодня и всегда молиться, как Церковь Святая говорит сегодня в стихире, не высокая мудрствовать о себе, а исполняться страха.

И мы видим, как связано то, что произошло в доме Симона фарисея, с преданием на смерть нашего Господа. Христос говорит апостолам Своим: «Нищих вы всегда имеете с собою, а Меня не всегда». У нас воистину всегда есть возможность делать добро. Промысл Божий об этом очень хорошо заботится. Не бывает у нас, и не будет никогда такого, чтобы мы были лишены этой возможности. И мы должны стараться постоянно этим пользоваться. Никто из тех, у кого сердце стремится к добру, не сможет никогда пожаловаться, что ему недостает для этого возможности. И чем дальше идет история человечества, чем больше зла и беззакония, ожесточения в мире, тем больше несчастий у людей, и тем больше дает нам Господь возможностей делать добро.

Но есть такое особенное добро, которое не слишком часто мы можем совершать, но которое должно быть всегда предпочитаемо нами всему остальному. «А Меня вы не всегда имеете», — говорит Христос. Бог всегда должен быть на первом месте. Однако, бывает особенное время, когда всё, даже наши добрые дела, должны как бы исчезнуть, отступить на задний план, потому что Сам Господь приблизился к нам, и Сам хочет вступить с нами в общение. От того, как мы Его примем, будет зависеть вся наша жизнь земная и вечная. Это сейчас такое происходит, в Страстные дни. Наша жизнь будет зависеть от того, как мы принимаем Господа, как мы участвуем в том, что с Ним происходит. Мы уже говорили, что на Страстной неделе не совершаются ни молебны, ни панихиды, а то, что будет с нами и с нашими близкими, зависит от того, как мы приобщаемся Страданиям Христовым. А если мы в этом не участвуем, если мы не видим, что пришел час, когда решается все, то, конечно же, мы все потеряем. Всякое добро и всю нашу жизнь. Потому-то Господь и воздает великую похвалу доброму делу этой грешной женщины.

Смысл ее доброго дела глубоко таинственен. «Она на погребение Мое сие сотворила», — говорит Господь. Ей дано был лучше, чем апостолам, услышать неоднократные пророчества Христа о Его страданиях и смерти. Сам Христос говорит об этом. Среди сгущающегося вокруг Него мрака ненависти, трусости и предательства этот поступок сияет, как свет. День погребения Господа приблизился, и она помазует Его тело, как будто оно уже снято со Креста.

Церковь призывается сегодня излить на Него миро всей своей любви. То, что «дом наполнился благоуханием», сказано о Доме Божием — о Церкви нашей (Ин. 12, 3). Через все века святые, те, кто имеет в своих сердцах Христа, распространяют вокруг себя это благоухание. Так, что по дару Христа, Которого Церковь именует сегодня нетленным Миром жизни, даже от их изображений порой исходит это благоуханное миро.

То, что эта женщина сделала, столь значительно, что пока в мире будет звучать проповедь о Христе, распятом и воскресшем, будет вспоминаться и то, что она сотворила. Вся честь и слава принадлежит Господу, однако и святые любящие Господа люди никогда не забыты Церковью. Самое главное в христианстве — отдающая себя до конца любовь. Все заключается в тайне соединения Бога и человека, в нашей способности принять от Христа дар Его Крестной жертвы.
Протоиерей Александр Шаргунов

http://i88.beon.ru/3/43/424303/71/23802371/fb76bf117e66.gif

Утреннее богослужение в Великую Среду в Сретенском монастыре

Среда Страстной седмицы Великого поста. Сретенский монастырь. 3-й, 6-й, 9-й часы, изобразительны, вечерня с Литургией Преждеосвященных Даров. Хор Сретенской Духовной семинарии.
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/DR000102-d847b2.mp3[/audio]

Вечернее богослужение в Великую Среду в Сретенском монастыре
Среда Страстной седмицы Великого поста. Сретенский монастырь. Утреня, 1-й час. Хор Сретенской Духовной семинарии.
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/Vel_Sreda_vecher-7e7960.mp3[/audio]

по материалам сайта: http://www.pravoslavie.ru/put/1696.htm

0

4

Великий Четверток Страстной седмицы Великого Поста

Воспоминание Тайной вечери

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал:
приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал:
пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета,

за многих изливаемая во оставление грехов.
Мф. 26, 26-28

В этот день в богослужении воспоминаются четыре важнейших события из жизни Христа Спасителя: Тайная Вечеря, на которой Господь установил новозаветное таинство св. Евхаристии; омовение ног ученикам в знак глубокого смирения и любви к ним; молитва в саду Гефсиманском и предательство Иисуса Христа Иудою на страдания и смерть.
На утрени после шестопсалмия и "Аллилуия" поется тропарь: "Егда славнии ученицы на умовении Вечери просвещахуся..." Совершается Литургия Св. Василия Великого и соединяется с вечернею в память того, что Господь установил вечером Таинство Причащения. Вместо Херувимской песни, причастного стиха и песни: "Да исполнятся уста наша...", поется одна и та же песнь: "Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими..." В этот дент Святейший Патриарх совершает освящение мира, употребляемого для совершения Таинства Миропомазания, при освящении храмов и антиминсов.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28425.p.jpg
Тайная вечеря. Фреска 1312 г. Кафоликон Ватопедского монастыря. Афон

В день опресноков, когда по ветхозаветному закону должно было заклать и вкушать пасхального агнца, и когда прииде час, да прейдет Спаситель от мира сего к Отцу (Ин. 13, 1), Иисус Христос, пришедший исполнить закон, послал Своих учеников – Петра и Иоанна в Иерусалим приготовить Пасху, которую, как сень законную, хотел Он заменить Пасхою новою, – самим телом и кровью Своею. По наступлении вечера Господь пришел с двенадцатью Своими учениками в большую, устланную, готовую горницу одного Иерусалимлянина (Мк. 14, 12-17) и возлег. Внушая, что в Царстве Божием, которое не от мира сего, не земное величие и слава, но любовь, смирение и чистота духа отличают истинных членов, Господь, возстав от вечери, умыл ноги своим ученикам. Умыв ноги и возлегши опять, Господь сказал ученикам: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам.

По умовении ног Иисус Христос совершил Пасху сначала по закону Моисееву, потом установил и Пасху новую – великое таинство святейшей Евхаристии. Установление таинства святого причащения есть второе событие, которое Православная Церковь воспоминает в Великий четверток.

Таинство святого причащения, установленное Господом пред Его страданиями и смертью, по заповеди Иисуса Христа: сие творите в Мое воспоминание, с первых времен до настоящих непрерывно совершается на многочисленных престолах Церкви Вселенской.

На вечери Господь определительно предрек ученикам, что один из них предаст Его, и это именно тот, кому Господь подаст кусок хлеба, обмакнув в солило, и обмакнув, подал Иуде Искариотскому. По хлебу вошел в него сатана; и предатель тотчас удалился от Христа и Церкви Его. Была уже ночь (Ин. 13, 1-30). Прекратив спор Апостолов о первенстве, которое между ними должно состоять не в господстве и обладании, но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий, и предсказав Апостолам общее искушение, а Петру троекратное отречение от Христа и Свое явление им по воскресении в Галилее, Господь вошел с ними в сад Гефсиманский, – на гору Елеонскую (Лк. 22, 24-28; Мф. 26, 30-35). Здесь начались Его страдания: сначала душевные, а потом и телесные. Предначиная Свои страдания, Господь сказал ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там, и взяв с Собою Петра, Иакова и Иоанна, бывших свидетелями славы Его во время преображения, начал скорбеть и тосковать. Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною, сказал ученикам Своим Богочеловек. Отойдя от них на вержение камня, Он преклонил главу и колена, и молился до кровавого пота, как человек, чувствуя чашу страданий, и совершенно предаваясь воле Отца. Иисусу Христу явился Ангел с небес и укреплял Его. Во время молитвы Своей Господь троекратно подходил к Ученикам Своим и говорил им: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Но ученики не могли молитвенно бдеть с Господом, ибо у них глаза отяжелели.

Гефсиманская молитва Иисуса Христа наставляет нас, что среди искушений и скорбей молитва подает нам высокое и святое утешение и укрепляет готовность встретить и перенести страдания и смерть. Могущество молитвы, утешающей и укрепляющей, Господь поучительно показал и Своим примером пред Своими страданиями и смертью, и в то же время внушениями скорбевшим Апостолам: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

Около полуночи приходит в сад предатель с множеством вооруженного народа, присланного от первосвященников и старейшин. Господь Сам идет к ним на встречу и словами: Это Я, коими Он давал им знать о Себе, повергает их на землю и потом смиренно допускает предателя поцеловать и взять Себя на страдания и смерть (Мф. 26, 36-56; Мк. 14, 32-46; Лк. 12, 38-53). Так Господь, являвший продолжение земной Своей жизни Божественное всемогущество и власть над законом естества, словом: Это Я повергший на землю предателя с народом, имевший во власти Своей легионы Ангелов, но пришедший принести Себя в жертву за грехи мира, добровольно и смиренно предает Самого Себя в руки грешников!

По традиции все верующие в этот день причащаются Святых Христовых Тайн.

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни Богослужения Православной Церкви», т.2


Песнопения из службы в четверг Страстной седмицы Великого Поста

Вечери Твоея тайныя днесь Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

«Сын Божий! сделай меня ныне участником Твоей тайной вечери (удостой причаститься), потому что я не расскажу тайны врагам Твоим, не дам такого Тебе целования, как Иуда (не буду изменять Тебе худою жизнью), но, как разбойник, исповедаю Тебя: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

Вместо Херувимской песни

Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе праведного Судию предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия: Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе.
«Когда достохвальные ученики на умовении ног во время вечери просвещались, тогда злочестивый Иуда, объятый недугом сребролюбия, помрачался, и беззаконным судьям Тебя, праведного Судию, предает. Посмотри, пекущийся о богатствах, на того, кто из-за них удавился! Избегай такого неистовства души, дерзнувшей идти против своего Учителя! Благий ко всем Господи, слава Тебе!»

Тропарь

Евангелие от Матфея

Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сем и Иуда, предающий его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте от нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

И, воспев, пошли на гору Елеонскую. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада; по воскресении же Моем предварю вас в Галилее. Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. Говорит Ему Петр: хотя бы мне и надлежало умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.

Потом приходит Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия: впрочем не как Я хочу, но как Ты.

Мф. 26, 21-3

Толкование на святого евангелиста Матфея
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28429.p.jpg
Поцелуй Иуды. Фреска 1312 г. Кафоликон Ватопедского монастыря. Афон

Как многие ныне говорят: желал бы я видеть лицо Христа, образ, одежду! Вот, ты видишь Его, прикасаешься к Нему, вкушаешь Его. Ты желаешь видеть одежды Его, а Он дает тебе самого Себя и не только видеть, но и касаться, и вкушать, и принимать внутрь. Итак, никто не должен приступать с пренебрежением, никто с малодушием, но все с пламенною любовью, все с горячим сердцем и бодростию. Если иудеи ели агнца с поспешностью, стоя и имея сапоги на ногах и жезлы в руках, то гораздо более тебе должно бодрствовать. Они готовились идти в Палестину, ты же готовишься идти на небо. Поэтому должно всегда бодрствовать, – немалое предстоит наказание тем, которые недостойно приобщаются. Подумай, как ты негодуешь на предателя и на тех, которые распяли Христа. Итак, берегись, чтоб и тебе не сделаться виновным против тела и крови Христовой. Они умертвили всесвятое тело; и ты принимаешь его нечистою душою после столь великих благодеяний. Во самом деле, Он не удовольствовался лишь тем, что сделался человеком, был заушен и умерщвлен; но Он еще сообщает Себя нам, и не только верою, но и самим делом делает нас Своим телом. Насколько же чист должен быть тот, кто наслаждается безкровною жертвою? Насколько чище лучей солнечных должны быть – рука, раздробляющая плоть Христову, уста, наполняемые духовным огнем, язык, обагряемый страшною кровью! Помысли, какой чести ты удостоен, какою наслаждаешься трапезою! При виде чего трепещут Ангелы, и на что не смеют взглянуть без страха, по причине сияния, отсюда исходящего, тем мы питаемся, с тем сообщаемся и делаемся одним телом и одною плотию со Христом. Какой пастырь питает овец собственными членами? Но что я говорю – пастырь? Часто бывают такие матери, которые новорожденных младенцев отдают другим кормилицам. Но Христос не потерпел этого, но Сам питает нас собственною кровью, и через это соединяет нас с Собою. Размысли же, что Он родился от вашего естества. Но ты скажешь: это не ко всем относится. Напротив, ко всем. Если Он пришел к нашему естеству, то очевидно, что пришел ко всем; а если ко всем то и к каждому в отдельности. Почему же, ты скажешь, не все получили от этого пользу? Это зависит не от Того, Который благоволил совершить это для всех, но от тех, которые не восхотели. С каждым верующим Он соединяется посредством таин, и сам питает тех, которых родил, а не поручает кому-либо другому; и этим опять уверяет тебя в том, что Он принял твою плоть. Итак, удостоившись такой любви и чести, не будем предаваться безпечности. Не видите ли, с какою готовностию младенцы берит сосцы, с каким стремлением прижимают к ним уста свои? С таким же расположением и мы должны приступать к этой трапезе и к сосцу духовной чаши, – или лучше сказать, мы с большим еще желанием должны привлекать к себе, подобно грудным младенцам, благодать Духа; и одна только у нас должна быть скорбь – та, что мы не приобщаемся этой пищи. Действия этого таинства совершаются не человеческою силою. Тот, Кто совершил их тогда, на той вечери, и ныне совершает их. Мы занимаем место служителей, а освящает и претворяет дары сам Христос. Да не будет здесь ни одного Иуды, ни одного сребролюбца. Если кто не ученик Христов, то пусть удалится; трапеза не допускает тех, кто не таковы. Это та же самая трапеза, которую предлагал Христос, и ни чем не менее той. Нельзя сказать, что ту совершает Христос, а эту человек; ту и другую совершает сам Христос. Это место есть та самая горница, где Он был с учениками; отсуда они вышли на гору Елеонскую. Выйдем и мы туда, где простерты руки нищих; это именно место есть гора Елеонская; множество же нищих – это маслины, насажденные в доме Божием, источающие елей, который будет полезен для нас там, который имели пять дев, и которого не взявши, другие пять погибли. Взявши этот елей, войдем, чтобы нам с горящими светильниками выйти на встречу Жениха. Взявши этот елей, выйдем от сюда. Не должен приступать сюда ни один безчеловечный, ни один жестокий и немилосердый, словом – ни один нечистый.

Святитель Иоанн Златоуст

Синаксарь во Святой Великий Четверг
ВОСПОМИНАНИЕ ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ

Стихи на Божественное умовение:
Ученикам на вечери мыл ноги Бог,
Нога Которого потом на (древо)[1] опиралась,
когда-то запрещенное в Эдеме.

Стихи на Тайную Вечерю:
Двойная вечеря: ибо вмещает пасху ветхую
И Пасху новую — Владыки Кровь и Тело.

Стихи на необычайную молитву:
Молитва — труд до (капель) крови на лице,
Христе, Отцу молился Ты открыто,
Страшился смерти, этим обманув врага.

Стихи на предательство:
Обманщики людей! Зачем нужны мечи и колья
Против Того, Кто добровольно
умрет, чтоб мир спасти?

Святые отцы, всё премудро устроившие, преемственно от божественных апостолов и Священных и Божественных Евангелий заповедали нам в святой и Великий Четверг вспоминать четыре (события): 1) Божественное умовение (ног); 2) Тайную Вечерю и установление Святых Таин; 3) необычайную молитву и, наконец, 4) предательство.

Поскольку иудейская пасха приходилась на вечер пятницы, а (этой) прообразовательной (пасхе) уместно было сопровождаться и явлением истинной в том, чтобы Агнец — Христос принес Себя в жертву за нас, — то Он, по словам святых отцов, ел пасху с учениками раньше времени, в вечер четверга. Ибо это навечерие и вся пятница считаются у евреев одним днем, — так они исчисляют сутки. [Как говорят некоторые, в том числе и святой Златоуст], Господь с апостолами совершили ее и тогда по закону: во-первых, стоя, препоясанными и обутыми в обувь свою, опираясь на посохи, (соблюдая) и прочее, что повелено, — чтобы не сочли Его нарушителем закона. Приготовил же всё Зеведей — он и был человек, несущий кувшин воды (Мк. 14, 13; Лк. 22, 10), по мнению Афанасия Великого, хотя другие думают иначе. Потом, когда уже наступила ночь, Господь, открывая ученикам превосходнейшее, преподал им в горнице и таинство новой Пасхи. Во время вечери, говорит (Евангелие), Он возлежал с двенадцатью (ср.: Ин. 13, 2; Мф. 26, 20). — Очевидно, не это была законная пасха, потому что (здесь) вечеря, возлежание, хлеб и вино, а там все испеченное на огне и опресноки, (была же она) прежде начала вечери [ибо так пишет божественный Златоуст]. — (Потом) Иисус встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду, влил воду в умывальницу (и начал умывать ноги ученикам) (Ин. 13, 4), делая всё Сам, чем одновременно и пристыдил Иуду, и вместе с тем напомнил другим ученикам, чтобы не искали первенства. Этому Он учил и после умовения, говоря: кто хочет быть первым, да будет последним из всех (ср.: Лк. 22, 26; Мк. 10, 44), Самого Себя поставив в пример (Ин. 13, 15). Оказывается, раньше других Христос умыл ноги Иуды, бесстыдно севшего на первое место; а потом подошел к Петру, но тот, имея самый горячий нрав, запретил Учителю (делать это) и снова разрешил (омыть) не только ноги, но и руки и голову (Ин. 13, 8—9). Омыв же их ноги и показав странное возвышение через смирение (ср.: Лк. 18, 14), надев одежду Свою и возлегши опять, наставлял их любить друг друга и не стремиться к начальству. Когда они ели, Он начал говорить о предательстве. Поскольку ученики недоумевали, о ком Он говорит (Ин. 13, 22), то Иисус тайно сказал одному Иоанну: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам, предаст Меня (Ин. 13, 26), — ведь если бы услышал это Петр, то, как самый вспыльчивый, он убил бы Иуду. И еще сказал: обмакивающий со Мною руку в блюдо (Мк. 14, 20), так как было и то, и другое. Потом, в конце вечери, взяв хлеб, сказал: приимите, ядите. Также и чашу, говоря: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета; сие творите в Мое воспоминание (ср.: Мк. 14, 22—24; Лк. 22, 19—20; Мф. 26, 26—28); впрочем, совершая это, и Сам ел и пил с ними. Обрати внимание, что Он называет Своим Телом хлеб, а не опреснок, поэтому да устыдятся приносящие для (евхаристической) жертвы пресный хлеб. И после (сего куска) хлеба вошел в Иуду сатана (Ин. 13, 27), — искушавший его прежде (извне) теперь окончательно вселился в него. И выйдя, говорит (Евангелие), Иуда договорился с первосвященниками, что предаст им Учителя за тридцать сребреников (ср.: Лк. 22, 3—5; Мф. 26, 14—15).

После вечери ученики пошли на гору Елеонскую, в одно селение, называемое Гефсимания. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь. Петр сказал Ему: если и все (соблазнятся), я не отрекусь от Тебя (ср.: Мф. 26, 30—31, 33; Мк. 14: 26—27, 29, 32). Было уже поздно, то есть глубокая ночь. И говорит ему Иисус: прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мк. 14, 30). Так и произошло, когда Петр был объят сильным страхом, потому что Бог показал немощь (человеческого) естества, и еще потому, что вручил ему ключи Царства Небесного, — чтобы тот, познав на себе непостоянство (нашей) природы, был милостив к согрешающим. Впрочем, отречение Петра, бывшее три раза, изображало грех всех людей перед Богом: первый раз — преступление заповеди Адамом; второй — преступление писаного закона; а третий — (преступление против) Самого воплощенного Слова. Это троекратное отречение Спаситель впоследствии исцелил троекратным исповеданием, трижды спросив: Петр, любишь ли ты Меня? (Ин. 21, 15—17).

Тогда Иисус сказал ученикам [показывая человеческое свойство — что смерть страшит всех]: душа Моя скорбит смертельно (Мф. 26, 38; Мк. 14, 34). И, отойдя на вержение камня (Лк. 22, 41), помолился три раза, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф. 26, 42). И еще: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия (Мф. 26, 39). Это говорил Он и по человеческой природе, и вместе с тем искусно обходя диавола, чтобы тот, считая и Его (простым) человеком из-за того, что Он может бояться смерти, не остановил (совершающегося) на кресте таинства. Возвратившись же и найдя учеников спящими, Господь обратился к Петру, говоря: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? (Мф. 26, 40) — то есть: ты, обещавший идти (со Мной) даже на смерть, спишь вместе с другими.

http://www.glazunov.ru/images/Isus/202.jpg

Перейдя на другую строну потока Кедрон, где был сад, Иисус вошел в него с учениками Своими. Он имел обыкновение часто приходить туда, почему знал это место и Иуда (см.: Ин. 18, 1—3), который, взяв отряд воинов, пришел, и с ним множество народа, и, подойдя к Иисусу, дал им знак целованием. Так они условились, потому что много раз Христос, будучи преследуем, уходил незамеченным; как и здесь Он Сам первый вышел к ним, спросив: кого ищете? (Ин. 18, 4), — и опять они Его не узнавали, но не из-за темноты, ибо были с горящими факелами и светильниками, говорит евангелист (Ин. 18, 3), и в страхе отступили назад и пали на землю (Ин. 18, 6); затем снова подошли, и Он Сам отвечал им: это Я (Ин. 18, 8). Когда Иуда сделал им знак, Христос сказал: друг, для чего ты пришел? То есть делай то, для чего ты пришел (см.: Мф. 26, 50). И еще (сказал): как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? (Мк. 14, 48; Лк. 22, 52). Пришли же они ночью, чтобы не сделалось возмущения в народе. Самый пылкий — Петр извлек меч, так как на вечери они были приготовлены к этому, и ударив первосвященникова раба, по имени Малх, отсек ему правое ухо (см.: Ин. 18, 10). Иисус знал, что первосвященники говорят, будто Он неправильно понимает и изъясняет закон, и потому запретил Петру, — ведь ученику духовного мужа не подобает применять оружие, — а Малхово ухо исцелил. (Тогда воины и служители иудейские), взяв Иисуса, привели Его, связанного, во двор первосвященника Анны, который был тесть Каиафе (см.: Ин. 18, 12—13). Там уже собрались все обвиняющие Христа фарисеи и книжники. Здесь же произошло отречение Петра перед служанкой, среди ночи петух запел в третий раз; и Петр, вспомнив (слово Господа), горько заплакал. Под утро от Анны Христа привели к первосвященнику Каиафе, где Иисус претерпел оплевание и куда были призваны лжесвидетели. А на рассвете Каиафа послал Его к Пилату. Приведшие Его, говорит (евангелист), не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы (можно было) есть пасху (Ин. 18, 28). Поэтому предполагается, что первосвященники и фарисеи, возможно, нарушили закон, перенеся Пасху, как говорит божественный Златоуст[2]. Ибо им подобало есть ее в ночь (на пятницу), но ради убийства Иисуса они отложили ее. А что именно тогда они должны были вкушать ее, — показал Христос, Который той ночью вначале ел пасху, а потом научил совершенному Таинству, — или же (Он сделал так)[3] потому, что, как сказано выше, вместе с законным прообразом подобало явиться и истине. И Иоанн (тоже) отмечает, (что это произошло) перед праздником Пасхи (Ин. 13, 1).

Из-за того, что все сие совершилось тогда в четверг и его ночь, мы (сегодня) и празднуем, благоговейно творя воспоминание тех страшных и непостижимых дел и событий.

Христе Боже наш, по невыразимому Твоему милосердию помилуй нас. Аминь.
_____________________________________-
[1] То есть древо Креста.
[2] На Мф. беседа 84.
[3] То есть ел пасху в ночь четверга, хотя положено было в вечер пятницы; но Господь, как истинный Агнец и наша Пасха, в пятницу хотел уже быть закланным — одновременно с прообразующим Его пасхальным агнцем, — и потому заранее вкусил пасху с учениками (см. также синаксарь в Великую Пятницу).

СЛОВО О ГЕФСИМАНСКОЙ МОЛИТВЕ ГОСПОДА СПАСИТЕЛЯ И О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ ИУДЫ

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28426.t.jpg

Произнесено в патриаршем Богоявленском соборе, в воскресенье, 27 февраля 1972 года, за акафистом Страстям Христовым.

Дорогие братия и сестры! Русская Православная Церковь в воскресные дни Великого поста совершает за вечерними богослужениями пассии - службы, посвященные воспоминаниям о страданиях Господа нашего Иисуса Христа по евангельским повествованиям.

Напоминая нам о страданиях Христовых, Святая Церковь способствует выполнению христианского долга каждым православным человеком. Она указывает на необходимость идти по пути внутреннего, духовного совершенствования, ибо, духовно возрождаясь, мы освобождаемся от грехов, страстей и пороков и становимся истинными сынами Церкви Христовой, наследниками жизни вечной. И когда мы воспоминаем о страданиях Христовых, нашему духовному взору открывается вся бездна наших прегрешений, восполняющих чашу страданий, которую по Божественной любви к роду человеческому испил за нас, за наше вечное спасение Господь Иисус Христос.

Сегодня мы с благоговением внимали повествованию евангелиста Матфея о последних днях земной жизни Христа-Спасителя, о Тайной Вечери, на которой Господь установил Святое Таинство Причащения и тем положил основание новозаветному христианскому богослужению. Причастив учеников Тела и Крови под видом хлеба и вина, по немощи человеческой, Господь завещал: «Сие творите в Мое воспоминание».

По окончании Тайной Вечери Господь с учениками «воспевши, пошел на гору Елеонскую». Здесь было селение Гефсимания, с большим садом, куда приходил Господь для уединенной молитвы и отдохновения. Но теперь он пришел не для отдыха, а для величайшего молитвенного подвига накануне Своих Крестных страданий и смерти. Святой апостол Павел, изъясняя это событие в жизни Спасителя, раскрывая его глубокий смысл и провиденциальное значение, говорит: «Господь во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение; хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр. 5, 7—9), т. е. Ему, Господу, предоставлено крестными страданиями, смертью и воскресением избавить род человеческий от владычества греха и вечной смерти (Митр. Филарет, т. 2, с. 103).

Господь, идя на гору Елеонскую с учениками, знал, что не все они могли стать свидетелями молитвенного гефсиманского подвига, ибо могли соблазниться видом его уничижения. Поэтому Он сказал им: «Посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там». И, взяв с собой Петра и обоих сыновей Зеведеевых - Иакова и Иоанна, начал скорбеть и тосковать. И говорит им Иисус: «Душа Моя скорбит смертельно, побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Мф. 26, 36-38). Светлейшая душа Богочеловека видит пред несением Своих крестных страданий грехи мира, грехи всего человечества и те злодеяния и преступления, которые были или будут совершены в мире.

Гефсиманский сад был свидетелем того, как Господь томился смертною скорбию о грехах падшего человечества и как предавал Себя воле Отца Небесного. Преклонив колена, Господь пал лицом на землю и молился по человеческому естеству Своему, дабы, если возможно, миновал его час сей. Молясь, Господь говорил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26, 39).

Гефсиманская чаша, «чаша всех беззаконий, нами содеянных, и всех козней, нами уготованных, потопила бы весь мир, если бы Иисус Христос един не воспринял, не удержал и не иссушил ее; все потоки человеческих беззаконий сливались для Иисуса в единую чашу скорби и страдания» (Митр. Филарет. Слова и речи, т. 1, с. 36-37).

Молитвенный подвиг Господа усиливался, и Христос достиг крайней степени изнеможения. Душевные и телесные страдания Его сопровождались кровавым потом, падающим на землю. И все же во время Своего молитвенного подвига Господь три раза подходил к избранным ученикам Своим, которых просил бодрствовать, но находил их спящими. Господь говорил им: «Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр - плоть же немощна» (Мф. 26, 40—45). По толкованиям блаженного Феофилакта, эти слова Господа, обращенные к спящим ученикам, означают: «Я извиняю вас, потому что воздремали не по невниманию ко Мне, а по немощи; итак, если вы видите немощь свою, то молитесь, дабы не впасть вам в искушение» («Благовестник», ч. 1, с. 469).

Глубокою и совершенною преданностью воле Отца Небесного был завершен молитвенный гефсиманский подвиг Господа Иисуса Христа, как событие «не необходимости или немощи,, но высочайшего промышления» — учит святой Иоанн Златоуст (Беседы на Евангелие от Матфея, ч. 3, с. 519).

Итак, в Гефсиманском саду Иисус Христос томился великой скорбью о грехах падшего человечества и предавал Себя воле Отца Небесного, ученики же Его не бодрствовали,но, утомленные, беспечно спали. Господь, хотя и со скорбным упреком говорил, что не могли и одного часа бодрствовать с Ним (Мф. 26, 40), знал, что Его ученикам предстоит великое испытание веры в Него,- и снизошел к их немощи, которая может быть преодолена молитвою и бодростью духа.

Дорогие братия и сестры! Нас волнует, что ученики Христовы спали во время Его скорбных и тяжелых гефсиманских переживаний. Но они не знали, что их Учитель и Господь скоро будет предан, не знали, что Он по человеческому естеству страдает, предчувствуя Крест и Голгофу.

О, если бы они знали об этом, то, конечно, бодрствовали бы и готовы были защищать Своего Господа!

Дорогие братия и сестры! Мы с вами знаем о страданиях Христовых, знаем смысл и цель Его страданий — нас ради, человек, и ради нашего вечного спасения... однако мы не подвизаемся за Него, не бодрствуем во Имя Его. Посмотрим на жизнь нашу: жизнь верующего человека далеко не сияет добродетелями евангельскими. Многие хотя и называются христианами, но не стремятся стяжать в себе духа Христова, духа любви, терпения, братства, мирной жизни, благорасположения, взаимопомощи. И это потому, что мы спим.

Господь находит нас спящими, и мы ничем не можем извинить себя. Что же, возлюбленные, нам делать? Нужно проснуться от духовного сна, бодрствовать с Господом! Востани, спяй! Воспряни убо, душе моя! Востани, что спиши!?

Не будем отчаиваться, мы верим и надеемся, что Господь и Спаситель наш, зная нашу любовь к Нему, взявшему грехи мира, и видя наши молитвенные вопли и слезы покаяния, воспомоществует нам проводить добрую христианскую жизнь, чтобы люди видели силу и богатство добра, видели величие веры Христовой по нашей всецелой преданности воле Божией.

Следуя увещанию святого апостола Петра, будем «проводить добродетельную жизнь, чтобы люди, увидев добрые дела, прославляли Бога, в день посещения» (1 Петр. 2, 12).

В то время, когда Богочеловек молился в саду Гефсиманском, а утомленные апостолы спали, один из двенадцати, Иуда Искариотский, искал удобного случая, чтобы предать Господа первосвященникам иудейским за тридцать сребреников. Теперь Иуда пришел с вооруженными людьми в Гефсиманский сад.

Тогда Господь пробудил спавших учеников, чтобы предупредить их об опасности. «Встаньте, пойдем,— сказал Он,— вот близится предающий Меня» (Мф. 26, 46) и пошел навстречу к приближавшейся к ним толпе с Иудою, шедшим впереди.

Как только Иуда увидел Учителя, поспешил к Нему и со словами лицемерного приветствия «Радуйся, Равви» поцеловал Его (Мф. 26, 49). Этот поступок Иуды святой Иоанн Златоуст называет беспримерным лицемерием: «О, какое злодеяние взял на душу свою Иуда, какими глазами он смотрел тогда на Учителя, какими устами лобызал Его? Преступная душа» (Слова на Евангелие от Матфея, ч. 3, с. 520).

Присутствие Иуды среди народа с мечами и кольями вызвало у Господа чувство сожаления к падшему грешнику и желание пробудить в нем добрые чувства, и Он сказал Иуде: «Друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его» (Мф. 26, 50). А Иуда молчал, ибо его злодеяние было налицо; он был безответен пред своим благодетелем и Богом. «Кий тя образ, Иуда, предателя Спасу содела,— поет Святая Церковь,— еда от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? Еда иных ноги умыв, твои же презре? О, коликих благ непамятлив был еси» (седален утра Великого пятка).

Иуда, предав Господа и увидев, что осужден, раскаялся и со словами: «Согрешил я, предав кровь неповинную»... бросил сребреники в храме, вышел, пошел и удавился (Мф. 27, 3—5).

Иуда осознал, что предал кровь неповинную, но это было раскаяние внешнее, рассудочное, ибо он не почувствовал угрызений совести, не оплакал свой грех, не захотел сделаться иным, чтобы вернуться к своему Учителю и Господу. Раскаяние Иуды не было христианским покаянием, которое исходит из сердца нашего по любви к Богу и очищает грех слезами искреннего сокрушения, и укрепляет волю к безгрешной жизни, противоборствует греху, а не усугубляет его отчаянием и погибелью.

Дорогие братия и сестры! Ныне время благоприятное, время покаяния! Да сподобит нас Господь Бог раскаяния искреннего, сердечного, всецелого, ибо только в таком раскаянии имеем основание и надежду для прощения Господом наших прегрешений, для нашего возрождения в осуществлении христианской жизни на земле и вечного спасения. Аминь.
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен

27 февраля 1972 года

Божественная литургия в Великий Четверг в Сретенском монастыре
Четверг Страстной седмицы Великого поста. Воспоминание Тайной Вечери. Сретенский монастырь. Вечерня с Литургией Василия Великого. Хор Сретенского монастыря
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/Taynaya_vecherya_010410-eee1cb.mp3[/audio]

Подобно ученикам, сопутствовавшим с пением ночью своему Учителю и Господу с Тайной Вечери в Гефсиманский сад, верующие также в ночь на Пятницу совершают утреню с пением антифонов и Канона и назидаются слушанием евангельского повествования о Страстях Христовых, так что главное содержание утрени Великого Пятка составляет чтение 12 Евангелий — избранных глав из благовествования всех четырех евангелистов. В этих Евангелиях подробно повествуется о последних часах земной жизни Спасителя, начиная с Его прощальной беседы с учениками после Тайной Вечери и кончая Его погребением во гробе Иосифа Аримафейского.
Вечернее богослужение в Великий Четверг в Сретенском монастыре
Четверг Страстной седмицы Великого поста. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа. Сретенский монастырь. Утреня с чтением 12-ти Страстных Евангелий. Хор Сретенского монастыря.
[audio]http://www.pravoslavie.ru/podcasta/12_evangeliy_010410-04f927.mp3[/audio]

Евангелия Последования Святых Страстей Господа нашего Иисуса Христа: >>  http://www.pravoslavie.ru/put/4177.htm

Каждый христианин может следить за богослужением, распечатав текст Евангельских чтений.
Вот они:

1-е Евангелие – Ин. 13, 31Б –18, 1, зач. 46:

Рече Господь Своим учеником: ныне прославися Сын Человеческий, и Бог прославися о Нем. Аще Бог прославися о Нем, и Бог прославит Его в Себе, и абие прославит Его. Чадца, еще с вами мало есмь: взыщете Мене, и якоже рех иудеом, яко аможе Аз иду, вы не можете приити, и вам глаголю ныне. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе. О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Глагола Ему Симон Петр: Господи, камо идеши? Отвеща ему Иисус: аможе Аз иду, не можеши ныне по Мне ити, последи же по Мне идеши. Глагола Ему Петр: Господи, почто не могу ныне по Тебе ити? Ныне душу мою за Тя положу. Отвеща ему Иисус: душу ли твою за Мя положиши? Аминь, аминь глаголю тебе: не возгласит алектор, дондеже отвержешися Мене трищи.
Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога, и в Мя веруйте: В дому Отца Моего обители многи суть: аще ли же ни, рекл бых вам: иду уготовати место вам. И аще уготовлю место вам, паки прииду, и поиму вы к Себе: да идеже есмь Аз и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте. Глагола Ему Фома: Господи, не вемы, камо идеши; и како можем путь ведети? Глагола ему Иисус: Аз есмь путь, и истина, и живот: никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною. Аще Мя бысте знали, и Отца Моего знали бысте убо: и отселе познасте Его, и видесте Его. Глагола Ему Филипп: Господи, покажи нам Отца, и довлеет нам. Глагола ему Иисус: толико время с вами есмь, и не познал еси Мене, Филиппе? Видевый Мене, виде Отца: и како ты глаголеши, покажи нам Отца? Не веруеши ли, яко Аз во Отце, и Отец во Мне есть? Глаголы, яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю: Отец же во Мне пребываяй, Той творит дела. Веруйте Мне, яко Аз во Отце, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та дела веру имите Ми. Аминь, аминь глаголю вам: веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит, и больша сих сотворит, яко Аз ко Отцу Моему гряду. И еже аще что просите от Отца о имени Моем, то сотворю, да прославится Отец в Сыне. И аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю. Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. И Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Дух истины, Егоже мир не может прияти, яко не видит Его, ниже знает Его: вы же знаете Его, яко в вас пребывает, и в вас будет. Не оставлю вас сиры: прииду к вам. Еще мало, и мир ктому не видит Мене, вы же видите Мя, яко Аз живу, и вы живи будете. В той день разумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас. Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя, а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам. Глагола Ему Иуда, не Искариотский: Господи, и что бысть, яко нам хощеши явитися, а не мирови? Отвеща Иисус, и рече ему: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидема, и обитель у него сотворима. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдает: и слово, еже слышасте, несть Мое, но пославшаго Мя Отца. Сия глаголах вам в вас сый: Утешитель же, Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое, Той вы научит всему, и воспомянет вам вся, яже рех вам. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир дает, Аз даю вам. Да не смущается сердце ваше, ни устрашает. Слышасте, яко Аз рех вам: иду и прииду к вам. Аще бысте любили Мя, возрадовалися бысте убо, яко рех: иду ко Отцу: яко Отец Мой болий Мене есть. И ныне рех вам, прежде даже не будет, да, егда будет, веру имете. Ктому не много глаголю с вами: грядет бо сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже. Но да разумеет мир, яко люблю Отца, и якоже заповеда Мне Отец, тако творю: востаните, идем отсюду.
Аз есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть: Всяку розгу о Мне не творящую плода, измет ю, и всяку творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет. Уже вы чисти есте за слово, еже глаголах вам. Будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе, тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие; и иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног, яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирает ю, и во огнь влагают, и сгарает. Аще пребудете во Мне, и глаголы Мои в вас пребудут: емуже аще хощете, просите, и будет вам. О сем прославися Отец Мой, да плод мног сотворите, и будете Мои ученицы. Якоже возлюби Мя Отец, и Аз возлюбих вас: будите в любви Моей. Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей, якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох, и пребываю в Его любви. Сия глаголах вам, да радость Моя в вас будет, и радость ваша исполнится. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы. Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя. Вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам. Не ктому вас глаголю рабы, яко раб не весть, что творит господь его: вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам. Не вы Мене избрасте, но Аз избрах вас, и положих вас, да вы идете и плод принесете, и плод ваш пребудет, да, егоже аще просите от Отца во имя Мое, даст вам. Сия заповедаю вам, да любите друг друга. Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде. Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Поминайте слово, еже Аз рех вам: несть раб болий господа своего. Аще Мене изгнаша, и вас изженут: аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут. Но сия вся творят вам за имя Мое, яко не ведят Пославшаго Мя. Аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели: ныне же вины не имут о гресе своем. Ненавидяй Мене, и Отца Моего ненавидит. Аще дел не бых сотворил в них, ихже ин никтоже сотвори, греха не быша имели: ныне же и видеша, и возненавидеша Мене и Отца Моего. Но да сбудется слово, писанное в законе их, яко возненавидеша Мя туне. Егда же приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне. И вы же свидетельствуете, яко искони со Мною есте.
Сия глаголах вам, да не соблазнитеся. От сонмищ ижденут вы, но приидет час, да всяк, иже убиет вы, мнится службу приносити Богу. И сия сотворят, яко не познаша Отца, ни Мене. Но сия глаголах вам, да егда приидет час, поминайте сия, яко Аз рех вам. Сих же вам исперва не рех, яко с вами бех. Ныне же иду к Пославшему Мя, и никтоже от вас вопрошает Мене, камо идеши? Но яко сия глаголах вам, скорби исполних сердца ваша. Но Аз истину вам глаголю, уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам. Аще ли же иду, послю Его к вам. И пришед Он, обличит мир о гресе, и о правде, и о суде. О гресе убо, яко не веруют в Мя. О правде же, яко ко Отцу Моему иду, и ктому не видите Мене. О суде же, яко князь мира сего осужден бысть. Еще много имам глаголати вам, но не можете носити ныне. Егда же приидет Он, Дух истины, наставит вы на всяку истину: не от Себе бо глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он Мя прославит, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вся, елика имать Отец, Моя суть: сего ради рех, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вмале, и ктому не видите Мене: и паки вмале, и узрите Мя, яко иду ко Отцу. Реша же от ученик Его к себе: что есть сие, еже глаголет нам, вмале, и не видите Мене; и паки, вмале и узрите Мя; и яко Аз иду ко Отцу? Глаголаху убо, что сие есть, еже глаголет, вмале; не вемы, что глаголет. Разуме же Иисус, яко хотяху Его вопрошати, и рече им: о сем ли стязаетеся между собою, яко рех: вмале, и не видите Мене: и паки, вмале, и узрите Мя? Аминь, аминь глаголю вам, яко восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется; вы же печальни будете, но печаль ваша в радость будет. Жена, егда раждает, скорбь имать, яко прииде год ея: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир. И вы же печаль имате убо ныне: паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас. И в той день Мене не вопросите ничесоже. Аминь, аминь глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам. Доселе не просисте ничесоже во имя Мое: просите, и приимете, да радость ваша исполнена будет. Сия в притчах глаголах вам, но приидет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве о Отце возвещу вам. В той день во имя Мое вопросите, и не глаголю вам, яко Аз умолю Отца о вас. Сам бо Отец любит вы, яко вы Мене возлюбисте, и веровасте, яко Аз от Бога изыдох. Изыдох от Отца, и приидох в мир: и паки оставляю мир, и иду ко Отцу. Глаголаша Ему ученицы Его: се ныне не обинуяся глаголеши, а притчи никоеяже не глаголеши. Ныне вемы, яко веси вся, и не требуеши, да кто Тя вопрошает: о сем веруем, яко от Бога изшел еси. Отвеща им Иисус: ныне ли веруете? Се грядет час, и ныне прииде, да разыдетеся кождо во своя, и Мене единаго оставите: и несмь един, яко Отец со Мною есть. Сия глаголах вам, да во Мне мир имате. В мире скорбни будете, но дерзайте, яко Аз победих мир.
Сия глагола Иисус, и возведе очи Свои на небо, и рече: Отче, прииде час, прослави Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тя. Якоже дал еси Ему власть всякия плоти, да всяко еже дал еси Ему, даст им живот вечный. Се же есть живот вечный, да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа. Аз прославих Тя на земли, дело соверших, еже дал еси Мне да сотворю. И ныне прослави Мя Ты, Отче, у Тебе Самаго славою, юже имех у Тебе прежде мир не бысть. Явих имя Твое человеком, ихже дал еси Мне от мира: Твои беша, и Мне их дал еси, и слово Твое сохраниша. Ныне разумеша, яко вся, елика дал еси Мне, от Тебе суть. Яко глаголы, ихже дал еси Мне, дах им, и тии прияша, и разумеша воистинну, яко от Тебе изыдох, и вероваша, яко Ты Мя посла. Аз о сих молю: не о всем мире молю, но о тех, ихже дал еси Мне, яко Твои суть. И Моя вся, Твоя суть, и Твоя Моя: и прославихся в них. И ктому несмь в мире, и сии в мире суть, и Аз к Тебе гряду. Отче Святый, соблюди их во имя Твое, ихже дал еси Мне, да будут едино, якоже и Мы. Егда бех с ними в мире, Аз соблюдах их во имя Твое: ихже дал еси Мне, сохраних, и никтоже от них погибе, токмо сын погибельный, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе гряду, и сия глаголю в мире, да имут радость Мою исполнену в себе. Аз дах им слово Твое, и мир возненавиде их, яко не суть от мира, якоже и Аз от мира несмь. Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни. От мира не суть, якоже и Аз от мира несмь. Святи их во истину Твою: слово Твое истина есть. Якоже Мене послал еси в мир, и Аз послах их в мир. И за них Аз свящу Себе, да и тии будут священи во истину. Не о сих же молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя. Да вси едино суть, якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут: да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси. И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им: да будут едино, якоже Мы едино есма. Аз в них, и Ты во Мне, да будут свершени во едино, и да разумеет мир, яко Ты Мя посла, и возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси. Отче, ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою, юже дал еси Мне, яко возлюбил Мя еси прежде сложения мира. Отче праведный, и мир Тебе не позна, Аз же Тя познах, и сии познаша, яко Ты Мя посла. И сказах им имя Твое, и скажу, да любы, еюже Мя еси возлюбил, в них будет, и Аз в них. И сия рек Иисус, изыде со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его.

2-е Евангелие – Ин. 18, 1–28, зач. 58:

Во время оно, изыде Иисус со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его. Ведяше же Иуда предаяй Его место, яко множицею собирашеся Иисус ту со ученики Своими. Иуда убо приемь спиру, и от архиерей и фарисей слуги, прииде тамо со светилы и свещами и оружии. Иисус же ведый вся грядущая Нань, изшед рече им: кого ищете? Отвещаша Ему: Иисуса Назореа. Глагола им Иисус: Аз есмь. Стояше же и Иуда, иже предаяше Его, с ними. Да якоже рече им, Аз есмь. Идоша вспять, и падоша на земли. Паки убо вопроси их Иисус: кого ищете? Они же реша: Иисуса Назореа. Отвеща Иисус: рех вам, яко Аз есмь. Аще убо Мене ищете, оставите сих ити. Да сбудется слово, еже рече, яко ихже дал еси Мне, не погубих от них никогоже. Симон же Петр, имый нож, извлече его, и удари архиереова раба, и уреза ему ухо десное. Бе же имя рабу Малх. Рече же Иисус Петрови: вонзи нож в ножницу. Чашу, юже даст Мне Отец, не имам ли пити ея? Спира же и тысящник, и слуги иудейския яша Иисуса, и связаша Его. И ведоша Его ко Анне первее: бе бо тесть Каиафе, иже бе архиерей лету тому. Бе же Каиафа давый совет иудеом, яко уне есть единому человеку умрети за люди. По Иисусе же идяше Симон Петр, и другий ученик: ученик же той бе знаемь архиереови, и вниде со Иисусом во двор архиереов. Петр же стояше при дверех вне. Изыде убо ученик той, иже бе знаемь архиереови, и рече двернице, и введе Петра. Глагола же раба дверница Петрови: еда и ты ученик еси Человека Сего? Глагола он: несмь. Стояху же раби и слуги огнь сотворше, яко зима бе, и греяхуся. Бе же с ними Петр стоя, и греяся. Архиерей же вопроси Иисуса о ученицех Его, и о учении Его. Отвеща ему Иисус: Аз не обинуяся глаголах миру. Аз всегда учах на сонмищах, и в церкви, идеже всегда иудее снемлются, и тай не глаголах ничесоже. Что Мя вопрошаеши? Вопроси слышавших, что глаголах им: се сии ведят, яже рех Аз. Сия же рекшу Ему, един от предстоящих слуг удари в ланиту Иисуса, рек: тако ли отвещаваеши архиереови? Отвеща ему Иисус: аще зле глаголах, свидетельствуй о зле; аще ли добре, что Мя биеши? Посла же Его Анна связана к Каиафе архиереови. Бе же Симон Петр стоя и греяся. Реша же ему: еда и ты от ученик Его еси? Он же отвержеся, и рече: несмь. Глагола един от раб архиереовых, южика сый, емуже Петр уреза ухо: не аз ли тя видех в вертограде с Ним? Паки убо Петр отвержеся, и абие петел возгласи. Ведоша же Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску.

3-е Евангелие – Мф. 26, 57–75, зач. 109:

Во время оно, воини емше Иисуса ведоша к Каиафе архиереови, идеже книжницы и старцы собрашася. Петр же идяше по Нем издалеча, до двора архиереова: и вшед внутрь, седяше со слугами, видети кончину. Архиерее же и старцы, и сонм весь, искаху лжесвидетельства на Иисуса, яко да убиют Его, и не обретаху: и многим лжесвидетелем приступльшим, не обретоша. Послежде же приступиша два лжесвидетеля, реста: Сей рече, могу разорити церковь Божию, и треми деньми создати ю. И востав архиерей, рече Ему: ничесоже ли отвещаваеши, что сии на Тя свидетельствуют? Иисус же молчаше. И отвещав архиерей, рече Ему: заклинаю Тя Богом живым, да речеши нам, аще Ты еси Христос, Сын Божий? Глагола ему Иисус: ты рече. Обаче глаголю вам: отселе узрите Сына Человеческаго седяща одесную силы, и грядуща на облацех небесных. Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола, что еще требуем свидетелей; се ныне слышасте хулу Его. Что ся вам мнит? Они же отвещавше, реша: повинен есть смерти. Тогда заплеваша лице Его, и пакости Ему деяху, овии же за ланиту удариша, глаголюще: прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя? Петр же вне седяше во дворе, и приступи к нему едина рабыня, глаголющи: и ты бе со Иисусом Галилейским. Он же отвержеся пред всеми, глаголя: не вем, что глаголеши. Изшедшу же ему ко вратом, узре его другая, и глагола им ту: и сей бе со Иисусом Назореом. И паки отвержеся с клятвою, яко не знаю Человека. По мале же приступивше стоящии, реша Петрови: воистинну и ты от них еси, ибо беседа твоя яве тя творит. Тогда начат ротитися и клятися, яко не знаю Человека. И абие петел возгласи. И помяну Петр глагол Иисусов, реченный ему, яко прежде даже петел не возгласит, трикраты отвержешися Мене. И изшед вон плакася горько.

4-е Евангелие - Ин. 18, 28 – 19, 16А зач. 59:

Во время оно, ведоша Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску. Изыде же Пилат к ним вон, и рече: кую речь приносите на Человека Сего? Отвещаша и реша ему: аще не бы был Сей злодей, не быхом предали Его тебе. Рече же им Пилат: поимите Его вы, и по закону вашему судите Ему. Реша же ему иудее: нам не достоит убити никогоже. Да слово Иисусово сбудется, еже рече, назнаменуя, коею смертию хотяше умрети. Вниде убо паки Пилат в претор, и гласи Иисуса, и рече Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? Отвеща ему Иисус: о себе ли ты сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне? Отвеща Пилат: еда аз жидовин есмь? Род Твой и архиерее предаша Тя мне, что еси сотворил? Отвеща Иисус: Царство Мое несть от мира сего; аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги Мои убо подвизалися быша, да не предан бых был иудеом. Ныне же Царство Мое несть отсюду. Рече же Ему Пилат: убо Царь ли еси Ты? Отвеща Иисус: ты глаголеши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие родихся, и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину: и всяк, иже есть от истины, послушает гласа Моего. Глагола Ему Пилат: что есть истина? И сие рек, паки изыде ко иудеом, и глагола им: аз ни единыя вины обретаю в Нем. Есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху: хощете ли убо, да отпущу вам Царя Иудейска? Возопиша же паки вси, глаголюще: не Сего, но Варавву. Бе же Варавва разбойник.
Тогда убо Пилат поят Иисуса, и би Его. И воини сплетше венец от терния, возложиша Ему на главу, и в ризу багряну облекоша Его. И глаголаху: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по ланитома. Изыде убо паки вон Пилат, и глагола им: се извожду Его вам вон, да разумеете, яко в Нем ни единыя вины обретаю. Изыде же вон Иисус, нося терновен венец, и багряну ризу. И глагола им: се Человек. Егда же видеша Его архиерее и слуги, возопиша глаголюще: распни, распни Его. Глагола им Пилат: поимите Его вы, и распните. Аз бо не обретаю в Нем вины. Отвещаша ему иудее: мы закон имамы, и по закону нашему должен есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори. Егда же слыша Пилат сие слово, паче убояся. И вниде в претор паки, и глагола Иисусови: откуду еси Ты? Иисус же ответа не даде ему. Глагола же Ему Пилат: мне ли не глаголеши? Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Отвеща Иисус: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше: сего ради предавый Мя тебе, болий грех имать. От сего искаше Пилат пустити Его. Иудее же вопияху, глаголюще: аще Сего пустиши, неси друг кесарев. Всяк, иже царя себе творяй, противится кесарю. Пилат же слышав сие слово, изведе вон Иисуса, и седе на судищи, на месте глаголемем Лифостротон, еврейски же Гаввафа. Бе же пяток Пасце, час же яко шестый. И глагола Иудеом: се Царь ваш. Они же вопияху: возми, возми, распни Его. Глагола им Пилат: Царя ли вашего распну? Отвещаша архиерее: не имамы царя, токмо кесаря. Тогда же предаде Его им, да распнется.

5-е Евангелие – Мф. 27, 3–32, зач. 111:

Во время оно, видев Иуда предавый Иисуса, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших, предав кровь неповинную. Они же реша: что есть нам? Ты узриши. И поверг сребреники в церкви, отыде, и шед удавися. Архиерее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным. Темже наречеся село то, село крове, до сего дне. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев. И даша я на селе скудельничи, якоже сказа мне Господь. Иисус же ста пред игемоном. И вопроси Его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колико на Тя свидетельствуют? И не отвеща ему ни к единому глаголу, яко дивитися игемону зело. На всяк же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху. Имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву. Собранным же им, рече им Пилат: кого хощете от обою отпущу вам; Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе, и Праведнику Тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Они же реша: Варавву. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу, глаголемому Христу? Глаголаша ему вси: да распят будет. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, приемь воду, умы руце пред народом, глаголя: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего, вы узрите. И отвещавше вси людие, реша: кровь Его на нас, и на чадех наших. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив, предаде им, да Его пропнут. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою. И сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Его, и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его.

6-е Евангелие – Мк. 15, 16–32А, зач. 67:

Во время оно, воини ведоша Иисуса внутрь двора, еже есть претор, и созваша всю спиру. И облекоша Его в препряду, и возложиша на Него сплетше тернов венец, и начаша целовати Его, и глаголати: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по главе тростию, и плюваху на Него, и прегибающе колена покланяхуся Ему. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него препряду, и облекоша Его в ризы Своя; и изведоша Его, да пропнут Его. И задеша мимоходящу некоему Симону Киринею, [грядущу с села, отцу Александрову и Руфову,] да возмет крест Его. И приведоша Его на Голгофу место, еже есть сказаемо, Лобное место. И даяху Ему пити есмирнисмено вино. Он же не прият. И распеншии Его разделиша ризы Его, метающе жребий о них, кто что возмет. Бе же час третий, и распяша Его. И бе написание вины Его написано: Царь Иудейск. И с Ним распяша два разбойника, единаго одесную, и единаго ошуюю Его. И сбыстся Писание, еже глаголет: и со беззаконными вменися. И мимоходящии хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: уа, разоряяй церковь, и треми деньми созидаяй, спасися Сам, и сниди со креста. Такоже и архиерее ругающеся, друг ко другу с книжники, глаголаху: ины спасе, Себе ли не может спасти? Христос, Царь Израилев, да снидет ныне с креста, да видим и веру имем Ему.

7-е Евангелие – Мф. 27, 33–54, зач. 113:

Во время оно, пришедше воини на место нарицаемое Голгофа, еже есть Краниево место, даша Иисусу пити оцет с желчию смешен, и вкушь не хотяше пити. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. И седяще стрежаху Его ту. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго одесную, и единаго ошуюю. Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники, и старцы, и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему: рече бо, яко Божий есмь Сын. Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. От шестаго же часа тьма бысть по всей земли, до часа девятаго. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лима савахфани? Еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? Нецыи же от ту стоящих слышавше, глаголаху, яко Илию глашает Сей. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. И се, завеса церковная раздрася на двое, с вышняго края до нижняго; и земля потрясеся, и камение распадеся. И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых восташа. И изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. Сотник же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей.

8-е Евангелие – Лк. 23, 32–49, зач. 111:

Во время оно, ведяху со Иисусом и ина два злодея с Ним убити. И егда приидоша на место, нарицаемое Лобное, ту распяша Его и злодея, оваго убо одесную, а другаго ошуюю. Иисус же глаголаше: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят. Разделяюще же ризы Его, метаху жребия. И стояху людие зряще. Ругахуся же и князи с ними, глаголюще: иныя спасе, да спасет и Себе, аще Той есть Христос Божий избранный. Ругахуся же Ему и воини, приступающе, и оцет придеюще Ему. И глаголаху: аще Ты еси Царь Иудейск, спасися Сам. Бе же и написание написано над Ним писмены еллинскими, и римскими, и еврейскими: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. Бе же час яко шестый, и тьма бысть по всей земли до часа девятаго. И померче солнце, и завеса церковная раздрася посреде. И возглашь гласом велиим Иисус, рече: Отче, в руце Твои предаю дух Мой. И сия рек издше. Видев же сотник бывшее, прослави Бога, глаголя: воистинну Человек Сей праведен бе. И вси пришедшии народи на позор сей, видяще бывающая, биюще перси своя, возвращахуся. Стояху же вси знаемии Его издалеча, и жены споследствовавшия Ему от Галилеи, зряще сих.

9-е Евангелие – Ин. 19:25–37, зач. 61:

Во время оно, стояху при Кресте Иисусове Мати Его, и сестра Матере Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус же видев Матерь, и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се, сын Твой. Потом глагола ученику: се, Мати твоя. И от того часа поят Ю ученик во своя си. Посем ведый Иисус, яко вся уже совершишася, да сбудется Писание, глагола: жажду. Сосуд же стояше полн оцта. Они же исполнивше губу оцта, и на трость вонзше, придеша ко устом Его. Егда же прият оцет Иисус, рече: совершишася. И преклонь главу, предаде дух. Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы, молиша Пилата, да пребиют голени их, и возмут. Приидоша же воини, и первому убо пребиша голени, и другому распятому с Ним. На Иисуса же пришедше, яко видеша Его уже умерша, не пребиша Ему голений. Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода. И видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его, и той весть, яко истину глаголет, да вы веру имете. Быша бо сия, да сбудется Писание: кость не сокрушится от Него. И паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, Егоже прободоша.

10-е Евангелие – Мк. 15, 43–47, зач. 69:

Во время оно, прииде Иосиф, иже от Аримафея, благообразен советник, иже и той бе чая Царствия Божия, дерзнув вниде к Пилату, и проси тело Иисусова. Пилат же дивися, аще уже умре: и призвав сотника, вопроси его: аще уже умре? И уведев от сотника, даде тело Иосифови. И купив плащаницу, и снем Его, обвит плащаницею, и положи Его во гроб, иже бе изсечен от камене: и привали камень над двери гроба. Мария же Магдалина, и Мария Иосиева зрясте, где Его полагаху.

11-е Евангелие – Ин. 19, 38–42, зач. 62:

Во время оно, моли Пилата Иосиф, иже от Аримафея, сый ученик Иисусов, потаен же страха ради иудейска, да возмет тело Иисусово: и повеле Пилат. Прииде же и взят тело Иисусово. Прииде же и Никодим, пришедый ко Иисусови нощию прежде, нося смешение смирнено и алойно, яко литр сто. Прияста же тело Иисусово, и обвиста е ризами со ароматы, якоже обычай есть иудеом погребати. Бе же на месте, идеже распятся, верт, и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе. Ту убо пятка ради иудейска, яко близ бяше гроб, положиста Иисуса.

12-е Евангелие – Мф. 27, 62–66, зач. 114:

Во утрий день, иже есть по пятце, собрашася архиерее и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом, яко льстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану. Повели убо утвердити гроб до третияго дне, да не како пришедше ученицы Его нощию, украдут Его, и рекут людем: воста от мертвых, и будет последняя лесть горша первыя. Рече же им Пилат: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. Они же шедше утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею.

Утреня Великого Пятка с чтением 12 Евангелий

0

5

2)
Божественная литургия Великого четвертка и особые чинопоследования этого дня: освящение мира, омовение св. престола, общее маслоосвящение, умовение ног

к литургии Великого четверга  приурочены и некоторые особенные чины, [b]совершаемые только в этот день - в первую очередь, чин освящения мира и чин умовения ног, но также и омовение св. престола и общее маслоосвящение.

Особый статус литургии Великого четверга проявляется в целом ряде ее особенностей. Эта литургия традиционно связана с воспоминанием вéчери, то есть ужина. За литургией Великого четверга, как правило, стремятся причаститься даже те, кто привык к редкому приобщению - это отражено, в частности, в том, что из всего лишь двух святоотеческих проповедей, помещенных в современном русском издании Большого Требникаii, одно слово - это знаменитое Огласительное слово свт. Иоанна Златоуста на Святую Пасху, а другое - слово на Великий четверг, где сказано, с каким внутренним состоянием следует причащаться (см.: Большой Требник. Гл. 67 = Приложение 1 к настоящей заметке). В византийской практике было принято запасать Святые Дары для приобщения больных в течение всего года именно в Великий четверг -соответствующие предписания доныне печатаются в Служебнике (см. Учительное известие, разд. «Како хранити Божественные Таины больных ради»)

Освящение мира (которым помазывают при Святом Крещении)  :rolleyes:
Совершение освящения мира во время Божественной литургии Великого четверга, а не какого-либо другого дня года . Поскольку Великая пятница не может выступать в качестве подготовительного дня, будучи заполнена молитвой и священными воспоминаниями, то таким днем и оказывается Великий четверг. В этот день окончательно подготавливается, то есть освящается необходимое для таинства Крещения вещество - св. миро

Омовение св. престола
Подготовительный характер имеет и чин омовения св. престола в Великий четверг, некогда совершавшийся в Византии в кафедральных храмах, а на Руси - повсеместно. как составная часть приготовлений к празднованию Пасхи - начиная с Великого четверга, храм мыли и прибирали для того, чтобы достойно встретить главный праздник церковного года. Приготовления эти начинались с омовения св. престола, а поскольку он является великой святыней, омовение его сопровождалось каждением и соответствующими молитвами. Помимо Великого четверга, он использовался и для переоблачения св. престола, когда его срачица или вервие почему-либо приходили в негодность. Помимо практического значения, чин имеет и символическую ценность - он является воспоминанием того, как ученики Христовы приготовили горницу для совершения Тайной вечери (Мф 26. 19; Мк 14. 16; Лк 22. 8-13). Чин предназначен для совершения во время часов Великого четверга и состоит из следующих элементов: 1) каждения св. престола, 2) чтения первой молитвы чина, разоблачения св. престола с пением псалмов (если чин совершается архиереем, престол разоблачается полностью, если иереем - только до срачицы, которая, как и обвязывающее ее вервие, не может быть снята без благословения архиерея), 3) собственно омовения и намащения престола розовой водой, 4) обратного облачения его и 5) чтения второй молитвы чина.

Общее маслоосвящение
Кроме подготовки необходимых веществ для Крещения и уборки храма к Пасхе, в Великий четверг могло происходить и принятие кающихся, исполнивших меру своего покаяния и допущенных к принятию СвятыхТаин на Пасху. С этим связано то, что в Великий четверг могли совершаться совершенно особые чины покаянного характера: например, в древней иерусалимской традиции  служба 3-го часа в Великий четверг имела характер покаянной, в традиции древнего Медиолана в Великий четверг торжественно совершалось таинство Покаяния, а в Византии к Великому четвергу был приурочен обычай совершать общее Маслоосвящение, или соборование. Последний обычай возник около XIV века, когда Елеосвящение стало пониматься не только как таинство, совершаемое над болящими, но и как особая разновидность таинства Покаяния. Блж. Симеон Солунский (†1421) писал: «Согрешив, мы приходим к божественным мужам и, принося покаяние, совершаем исповедь прегрешений; по повелению их, мы приносим Богу св. елей... Когда же и молитва приносится, и елей освящается, тогда помазуемые елеем обретают отпущение грехов, как блудница, которая помазала ноги Спасителя и от них прияла помазание на себя»iv (сравнение Елеосвящения с воспоминаемым в Великую среду помазанием Христа блудницей дает ключ к символике совершения чина общего маслоосвящения именно в Великий четвергv).

Умовение ног
Сообразуясь с порядком чтения Евангелия, предстоятель омывает ноги 12 других участников чина (если чин совершается в монастыре – монахов, если в кафедральном соборе – священников; в Константинополе в древности Патриарх омывал ноги 3 иподиаконам, 3 диаконам, 3 священникам, 2 митрополитам и 1 архиепископу). После умовения и окончания Евангелия читается заключительная молитва чина
"Евангельским основанием чина умовения ног, также совершаемого в Великий четверг, служит рассказ ап. Иоанна Богослова о том, как Господь Иисус Христос «встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан». На просьбу ап. Петра, сначала возразившему Христу: «Господи! Тебе ли умывать мои ноги?», а затем, после ответа Господа, воскликнувшему: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову», Иисус ответил «Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все». Закончив умовение, Христос преподал ученикам урок смирения и засвидетельствовал о предстоящем предательстве (Ин 13. 2-20)."

совершает умовение ног -Святейший Патриарх Кирилл ,символизирующий на Литургии -Христа !

0

6

Великий Пяток Страстной седмицы Великого поста

Воспоминание святых спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа

САМЫЙ СКОРБНЫЙ ДЕНЬ ГОДА!

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28468.p.jpg
Отче! прости им, ибо не знают, что делают.
Лк. 23, 34

В Великий пяток совершились и воспоминаются Церковью святые, спасительные и страшные страдания и смерть Господа Иисуса Христа, ради нас волею Им претерпленные.

Совершая в Великую пятницу «последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа», Православная Церковь в этот великий день все времена священных событий спасения мира ознаменовала богослужением: время взятия Спасителя в саду Гефсиманском и осуждения Его архиереями и старейшинами на страдания и смерть (Мф. 27, 1) – богослужением утрени; время ведения Спасителя на суд к Пилату – Богослужением первого часа (Мф. 27, 2); время осуждения Господа на суде у Пилата – совершением третьего часа; время крестных страданий Христа – шестым часом; время смерти – девятым часом; а снятие тела Христова со креста вечернею.

В Великую Пятницу Литургии не бывает, потому что в этот день Сам Господь принес Себя в жертву, а совершаются Царские Часы. Вечерня совершается в третьем часу дня, в час смерти Иисуса Христа на Кресте, в воспоминание снятия с креста тела Христова и погребения Его. На вечерне священносужители поднимают Плащаницу (то есть изображение Христа, лежащего во гробе) с Престола, как бы с Голгофы, и выносят ее из алтаря на середину храма. Плащаница полагается на гробнице, особо приготовленный стол. Затем священнослужители и все молящиеся поклоняются перед Плащаницей и лобызают язвы изображенного на ней Господа – прободение ребра, руки и ноги Его. Плащаница находится на середине храма в продолжение трех (неполных) дней, напоминая этим трехдневное нахождениее Иисуса Христа во гробе.
Моление Иисуса Христа в саду Гефсиманском "Закон Божий!

Крестный путь Иисуса Христа на Голгофу "Закон Божий"

Распятие и крестная смерть Иисуса Христа . "Закон Божий"

На утреннем Богослужении в Великую Пятницу Церковь торжественно произносит благовестие о страданиях и смерти Богочеловека, разделенное на 12 чтений Евангельских, называемых страстными Евангелиями.Чтение 12 Евангелий в Великую Пятницу взяло начало свое от предания Апостольского. О чтении 12 страстных Евангелий в Великую Пятницу упоминает святитель Иоанн Златоуст. Он говорит: «Иудеи нападают с неистовством на Иисуса Христа, и сами по себе мучают Его, связывают, отводят, делаются виновниками обид, нанесенных воинами, пригвождают ко кресту, укоряют, насмехаются. Пилат здесь ничего не присоединял со своей стороны: они сами все делают. И сие у нас прочитывается, когда бываем все в собрании, дабы не сказали нам язычники: вы показываете народу только блистательное и славное, например знамения и чудеса, а позорное скрываете. Благодать Святого Духа так устроила, что все сие прочитывается у нас во всенародный праздник, – именно в Великий Четверг Пасхи (то есть в Пятницу Страстной Седмицы), когда мужчины и женщины предстоят в великом множестве, когда стекается целая вселенная, тогда-то проповедуется сие громким гласом; и при таком-то всенародном чтении и проповедании мы веруем, что Христос есть Бог». «Ныне все мы, – говорил святой Иоанн Дамаскин в Великий Пяток, – собрались послушать о кресте, наполняем Церковь, тесним друг друга, потеем и изнуряем себя».

Чтения страстных Евангелий предваряются и сопровождаются пением: «Слава долготерпению Твоему, Господи». Действительно, долготерпение Его было чрезвычайно, страдания страшны. По словам Церкви и святителя Иоанна Златоуста, во время страшных и спасительных страданий Господа каждый член святой плоти Его «претерпел бесчестие нас ради: глава от тернового венца и трости; лицо от ударов и заплеваний; ланиты от заушений; уста от поднесения уксуса, смешенного с желчию; уши от хулений злочестивых; плечи от биения; десница от трости, которую дали держать Ему вместо скипетра; руки и ноги от гвоздей; ребра от копия; все тело от обнажения, бичевания, одеяния хламидою, притворного поклонения и распятия на кресте».

Каждое чтение Евангелия возвещают благовестом и при каждом чтении предстоящие зажигают светильники: это знаменательно указывает на торжество и славу, сопровождавшие Сына Божия и во время крайнего Его уничижения среди поругания и страданий и свидетельствующие о Его высочайшей святости и Божестве. Господь, идя на добровольные страдания и смерть, Сам предрек: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его (Ин. 13, 31-32), то есть «вместе с крестом», говорит Иоанн Златоуст. Страдания Господа за грехи наши были, сколько тяжки, столько же и славны для Господа. Враги идут взять Его на страдания и смерть, – и падают пред Его Божественным всемогуществом и исцеляются от ран. Они злобствуют против Спасителя, но Его невинность и высочайшая святость торжествует над их ослепленною злобой. Те, которые или по страху, или корыстолюбию отреклись от Господа, грех свой против Него исповедуют или слезами раскаяния, или смертью отчаяния. Апостол Петр свое отречение от Христа омывает горькими слезами чистосердечного раскаяния. Иуда предатель, видя, что Господь осужден на смерть, предается отчаянию и возвращает 30 сребренников первосвященникам, говоря: согрешил, предав Кровь неповинную. Первосвященники, вместо утешения человеку, им послужившему, только увеличивают отчаяние его и являют свою слабость и нерешительность пред истиною, сказавши Иуде: «что нам до того? смотри сам». «Не слова ли это тех, сами свидетельствуют о своем злодействе и безумии, прикрывая себя безсмысленною личиною притворного неведения»? Отчаянный Иуда поверг сребренники в церкви и удавился. А сребренники, как цена крови, по совету первосвященников, не положили в казну церковную. «Понимаешь ли, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – как они осуждаются своею совестью? Сами видят, что купили убийство, и поэтому не положили в корван».

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28469.p.jpg
Распятие Спасителя

Богочеловек на кресте; один из распятых с Ним разбойников, обличая другого за богохульные слова, исповедует Иисуса Христа Господом, и Его невинность и Божество. Наконец, для славы Распятого следуют один за другим страшные знамения, возвещавшие о искупительных страданиях и смерти святых Святейшего и вразумлявшие распинателей (1 Кор. 2, 8). Во храме Иерусалимском завеса раздирается надвое, показывая, что со смертью крестной всемирной Жертвы настал конец древней скинии и открылся всем путь в самое святилище (Евр. 9, 8).

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни Богослужения Православной Церкви», т. 2


Песнопения из службы в пятницу Страстной седмицы Великого Поста

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый: венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь: в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки: заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама: гвоздьми пригвоздися Жених Церковный: копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе, покажи нам и славное Твое Воскресение.

«Ныне висит на древе Тот, Кто повесил (утвердил) землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; заушения (пощечены) принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение».

Тропарь

Евангелие от Луки

Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или Ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал Ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух. Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь. Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли в дали и смотрели на это.

Лк. 23, 32-49

И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.
Лк. 23, 48

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28470.p.jpg
Снятие с креста. Конец XV в.

Какое то было зрелище, которое приводило зрителей в совершенное недоумение? Какое было то зрелище, которое запечатлевало уста зрителей молчанием, и вместе потрясало души их? Приходили они на зрелище, чтоб удовлетворить любопытству; уходили со зрелища, ударяя в грудь и унося с собою страшное недоумение… Какое было это зрелище?

На это зрелище смотрели не одни человеки: смотрели на него с ужасом и глубочайшим благоговением все Ангелы Божии; предметы небесные уже не привлекали их внимания; взоры их устремились, приковались к зрелищу, открывшемуся на земле. Солнце увидело невиданное им, и, не стерпевши увиденного, скрыло лучи свои, как человек закрывает очи при невыносимом для него зрелище: оно оделось в глубокий мрак, выражая мраком печаль, столько глубокую, как горька смерть. Земля колебалась и потрясалась под событием, совершившемся на ней. Ветхозаветная Церковь растерзала свою великолепную завесу; так терзаются и не щадятся драгоценнейшие одежды при бедствии неотвратимом, решительном. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь… Какое это было зрелище?

Было зрелище, которое ныне мы созерцаем в воспоминании, в совершаемом церковном служении, в священном Изображении, предлежащем нашим взорам. Зрелищем был Сын Божий, сошедший с небес, вочеловечившийся для спасения человеков, обруганный, убитый человеками.

Какое чувство, как не чувство ужаса, должно всецело объять сердце при этом зрелище? Какое состояние, как не состояние совершенного недоумения, должно быть состоянием ума? Какое слово может быть произнесено при этом зрелище? Не замрет ли всякое человеческое слово во устах прежде исшествия из уст? И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.

Возвращались, бия себя в грудь, возвращались в недоумении и ужасе те, которые приходили посмотреть на Спасителя, висевшего на древе крестном, подобно плоду зрелому и червленеющемуся, приходили посмотреть с помыслом испытующим, из самомнения напыщенного и ложного. Вера молчала в них. Возгласило к ним померкшее солнце, возгласила к ним вострепетавшая земля, возгласили к ним камни, с треском расступаясь и подымаясь над могилами мертвецов, внезапно оживленных смертью Спасителя. Возвращались в ужасе тщетно-любопытствовавшие: в ужасе не от совершенного богоубийства, – в ужасе от грозного взора и гласа содрогнувшейся бесчувственной природы, выразившей свое познание Бога пред неузнавшим Его человечеством. Возвращались, бия себя в грудь в страхе за себя, за плоть и кровь свою, в угождение которым пролита кровь, истерзано тело Богочеловека.

В то время, как иудеи, почивавшие в Законе, хвалившиеся обширным и точным знанием Закона, недоумевали, взирая на событие, предреченное Законом и Пророками, взирая на самопроизвольную Жертву, которой они были бессознательными жрецами; в то время, как Иудеи недоумевали и возвращались, волнуемые опасением и мрачным предчувствием собственного бедствия, – стоял пред крестом и Жертвою язычник, сотник, стоял безотходно. Ему невозможно было уйти, потому что он начальствовал стражею, сторожившею Жертву: ему дана была эта счастливая невозможность, потому что таилась в сердце его вера, явная для Сердцеведца. Когда провозгласила природа свое исповедание Бога, – сотник дал ответ на таинственный голос природы, дал ответ на таинственную исповедь исповедью явною и всенародною. Воистину Он был Сын Божий, сказал он о казненном, висящем пред очами его страннике, узнав в казненном страннике Бога. Иудеи, гордившиеся знанием буквы Закона и своею обрядовою наружною праведностью, недоумевали пред распятым на древе Сыном Человеческим и Сыном Божиим. С одной стороны поражали их знамения – землетрясение, раздрание церковной завесы, глубокий мрак, наступивший в самый полдень; с другой – их ослепляли и ожесточали плотской разум и гордое самообольщение, представлявшие Мессию в блеске земной славы, пышным царем, завоевателем вселенной, в главе многочисленного войска, среди сонма роскошных царедворцев. В это время воин, язычник, исповедал казненного странника Богом: в это время исповедал Его Богом уголовный преступник. Сойди со креста! – насмешливо говорили Богочеловеку слепотствующие иудейские архиереи и книжники, не понимая какую всесвятую Жертву, какое всесвятое и всесильное Всесожжение они принесли Богу, – пусть сойдет со креста, чтобы мы видели, и уверуем: в это время грубый, невежественный разбойник признал Его Богом, восшедшим на крест по причине Божественной праведности Своей, а не по причине греха Своего. Телесными очами он видел обнаженного, близ себя распятого, подчиненного одной участи с собою, безпомощного нищего, осужденного и духовною и гражданскою властью, истерзанного, казненного, и еще терзаемого и казнимого всеми выражениями ненависти: очами смиренного сердца он увидел Бога. Сильные, славные, разумные, праведные мира осыпали Бога ругательствами и насмешками, – разбойник обратился к Нему с благонамеренною и успешною молитвою: помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие твое (Лк. 23, 42).

Стояла при кресте и распятом на нем Господе Приснодева Богоматерь. Как мечем, пронзено было печалью Ее сердце: предсказание святого старца Симеона исполнялось. Но Она ведала, что Сын Ее, Сын Божий, благоизволил взойти на крест и принести Себя в примирительную жертву за отверженное человечество; Она ведала, что Господь, совершив искупление человеков смертью, воскреснет и совоскресит с Собою человечество; Она ведала это – и безмолвствовала. Безмолвствовала Она пред величием события: безмолвствовала от преизобилия скорби: безмолвствовала пред совершавшеюся волею Божиею, против определений которой нет голоса.

Стоял при кресте возлюбленный ученик Господа. Он смотрел на высоту креста, – в непостижимой любви добровольной Жертвы созерцал Любовь Божественную. Божественная Любовь есть источник Богословия. Она – дар Святого Духа, и Богословие – Дар Святого Духа. Она открыла Апостолам таинственное значение искупления. Ибо любовь Христова объемлет нас, благовествует ученик и посланник Христов, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли (2 Кор. 5, 14). По бесконечной любви, которую Господь имеет к человечеству и которую способен иметь один Господь, на кресте пострадало в лице Господа и умерло в лице Господа все человечество. Если же человечество пострадало в Нем, то и оправдалось в Нем; если умерло в Нем, то и оживотворилось в Нем. Смерть Господа соделалась источником жизни.

Внезапно раздался с креста глас распятого Господа к Приснодеве: Жено! Се, Сын Твой; потом глас к возлюбленному ученику: Се, Матерь твоя. Уничтожая на древе крестном грех праотцев, совершенный ими при древе райском, рождая человечество в новую жизнь животворною смертью, Господь вступает в права Родоначальника человеческого, и объявляет Свою по человечеству Матерь материю ученика и всех учеников своих, христианского племени. Ветхий Адам заменяется Новым Адамом, падшая Ева – непорочною Мариею. Преступлением одного, сказал Апостол, подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих (Рим. 5, 15). При посредстве Господа нашего Иисуса Христа излиты на род человеческий благодеяния безчисленные и неизреченные: совершено не только искупление человеков, совершено усыновление их Богу.

Озарившись созерцанием великого события, возвратимся, возлюбленные братья, в домы наши, и унесем с собою глубокие, спасительные думы, ударяя этими думами в сердца наши. Мы воспоминали, мы живо созерцали деяние Божественной Любви, деяние, превысшее слова, превысшее постижения. На эту любовь мученики отозвались потоками крови своей, которую они пролили, как воду; на эту Любовь отозвались преподобные умерщвлением плоти со страстьми и похотьми; на эту Любовь отозвались многие грешники потоками слез, сердечными воздыханиями, исповеданием своих согрешений, и почерпнули из нее исцеление душам; на эту Любовь отозвались многие угнетенные скорбями и болезнями, и эта любовь растворила скорби их Божественным утешением. Отзовемся и мы на любовь к нам Господа нашего сочувствием Его любви: жизнью по Его всесвятым заповедям. Этого знамения любви Он требует от нас, и только это знамение любви Он приимет от нас. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; не любящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 23, 24). Если мы не отзовемся на любовь Господа к нам любовью к Нему: то кровь Богочеловека не пролита ли за нас напрасно? Не напрасно ли за нас истерзано Его всесвятое Тело? Не напрасно ли возложена на крестный жертвенник, и заклана Великая Жертва? Всесильно ходатайство Ее за нас во спасение: всесильна и жалоба Ее на тех, которые пренебрегут Ею. Глас крови праведного Авеля восшел от земли на небо, и предстал Богу с обвинением на пролившего эту кровь: глас великой Жертвы раздается среди самого неба, на самом престоле Божества, на котором возседает великая Жертва. Глас жалобы Ее есть вместе и Божие определение, изрекающее вечную казнь врагам и презрителям Сына Божия. Кая польза в крови Моей: внегда сходити Ми во истление? Вещает всесвятая Жертва, обвиняя христиан, искупленных ею, принявших цену Ее в себя, низвергших Ее вместе с собою в смрад греховный. Ужасное преступление это совершается всяким, кто взем уды Христовы, свои душу и тело, искупленные Христом и принадлежащие Христу, творит их уды блудницы разнообразным совокуплением со грехом. Разве не знаете, говорит Апостол, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Синаксарь во Святую Великую Пятницу
ВОСПОМИНАНИЕ СВЯТЫХ СПАСИТЕЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Стихи на распятие:
Ты, Боже, жив — и умерщвлен на древе;
О, обнаженный труп — и Сын Живого Бога!

Стихи на разбойника, распятого со Христом:
Открыл разбойник затворенные врата Эдема;
Он вставил ключ — (молитву): помяни мя!
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//57/226/57226279_1270121402_NesterenkoRaspyatie.jpg
Во святую и Великую Пятницу мы совершаем (последование) святых, спасительных и страшных страданий Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которые Он добровольно претерпел за нас. Оплевания, избиения, пощечины, поношения, насмешки, багряница, трость, губка, уксус, гвозди, копье, и после всего этого Крест и смерть, — все это имело место в пятницу.

После того как Иисус, проданный другом и учеником за тридцать сребреников, был взят, Его отвели сначала к первосвященнику Анне, который отослал Его к Каиафе, где Господь был оплеван, получал пощечины, вдобавок был унижен и осмеян, слыша: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? (Мф. 26, 68). Туда же пришли и лжесвидетели, искажавшие Его слова: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин. 2, 19). А когда Он назвал Себя Сыном Божиим, то архиерей разодрал одежды свои (в знак того, что) не может терпеть богохульства. При наступлении утра Иисуса отвели к Пилату; и иудеи не вошли в преторию, говорит (евангелист Иоанн), чтобы не оскверниться, но чтобы (можно было) есть пасху (Ин. 18, 28). Или здесь под пасхой он подразумевает весь (семидневный) праздник, или она и на этот раз была в положенное время (в пятницу вечером), но Христос совершил законную пасху на один день раньше, потому что в пятницу хотел быть закланным одновременно с (пасхальным агнцем)[1].

Пилат, выйдя (к ним), спросил, в чем (они) обвиняют Иисуса, и поскольку не нашел ничего достойного обвинения, то послал Его к Ироду, а последний — снова к Пилату. Иудеи же стремились убить Иисуса. Пилат сказал им: возьмите Его вы, и распните, и по закону вашему судите Его (ср.: Ин. 18, 31; 19, 6). Они отвечали ему: нам не позволено предавать смерти никого (Ин. 18, 31), побуждая Пилата распять (Его). Пилат спросил Христа, Царь ли Он Иудейский. Он признал Себя Царем, но Вечным, говоря: Царство Мое не от мира сего (Ин. 18, 36). Пилат, желая Его освободить, сначала сказал, что не находит в Нем никакой благовидной вины, а потом предложил, по обычаю, ради праздника отпустить им одного узника, — но они выбрали Варавву, а не Христа (см.: Ин. 18, 38—40). Тогда Пилат, предавая им Иисуса, прежде велел бить Его, потом вывел к ним под стражей, одетого в багряницу, увенчанного терновым венцом, со вложенной в правую руку тростью, осмеянного воинами, говорившими: радуйся, Царь Иудейский! (см.: Ин. 19, 1—5; Мф. 27, 29; Мк. 15, 16—19). Однако, надругавшись так, чтобы утолить их гнев, Пилат вновь сказал: я ничего достойного смерти не нашел в Нем (Лк. 23, 22). Но они отвечали: Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7). Когда они так говорили, Иисус молчал, а народ кричал Пилату: распни, распни Его! (Лк. 23, 21). Ибо через позорную смерть (какой предавали разбойников) иудеи хотели опорочить Его, чтобы истребить добрую память о Нем. Пилат же, как бы пристыжая их, говорит: Царя ли вашего распну? Они отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря (Ин. 19, 15). Поскольку обвинением в богохульстве они ничего не добились, то наводят на Пилата страх от кесаря, чтобы хоть таким способом исполнить свой безумный замысел, для чего говорят: всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин. 19, 12). Между тем жена Пилата, устрашенная снами, послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф. 27, 19); и Пилат, умыв руки, отрицал свою виновность в (пролитии) крови Его (см.: Мф. 27, 24). Иудеи же кричали: кровь Его на нас и на детях наших (Мф. 27, 25); если отпустишь Его, ты не друг кесарю (Ин. 19, 12). Тогда Пилат, испугавшись, отпустил им Варавву, а Иисуса предал на распятие (ср.: Мф. 27, 26), хотя втайне и знал, что Тот неповинен. Увидев это, Иуда, бросив сребреники (в храме), вышел, пошел и удавился (см.: Мф. 27, 3-5), повесившись на дереве, а после, сильно вздувшись, лопнул.

Воины же, насмеявшись над Иисусом и бив тростью по голове (Мф. 27, 27—30), возложили на Него крест; потом, захватив Симона Киринеянина, заставили нести крест Его (ср.: Мк. 19—21; Мф. 27, 32; Лк. 23, 26; Ин. 19, 17). Около третьего часа, придя на Лобное место, там распяли Иисуса и по обе стороны от Него двух разбойников, чтобы и Он был причтен к злодеям (ср.: Мк. 15, 27—28; Ис. 53, 12). Воины разделили одежды Его из-за бедности (их), бросая жребий о цельнотканом хитоне, причиняя Ему множество всяческих оскорблений — не только этим, но и издеваясь (над Ним), когда Он висел на кресте, говорили: э! разрушающий храм и в три дня созидающий! спаси Себя Самого. И еще: других спасал, а Себя не может спасти. И еще: если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с Креста, и уверуем в Него (Мк. 15: 29—31; Мф. 27: 40, 42). И если они действительно говорили правду, то подобало им без сомнений обратиться к Нему, — ведь открылось, что Он Царь не только Израиля, но и всего мира. Ибо для чего померкло солнце на три часа, да еще в полдень? — Чтобы все узнали о (Его) страданиях. Земля потряслась и камни расселись, — чтобы обнаружилось, что Он мог это сделать и с иудеями; многие тела (усопших) воскресли — в доказательство всеобщего воскресения и для явления силы Страдавшего. Завеса в храме разодралась (Мф. 27, 51), как будто храм гневался (разрывая свою одежду) за то, что страдает Прославляемый в нем, и всем открылось невидимое прежде (Святое Святых).

Итак, Христос был распят в третий час, как говорит святой Марк (см.: Мк. 15, 25), от шестого же часа тьма была до часа девятого (Мф. 27, 45; ср.: Мк. 15, 33). Тогда и Лонгин сотник, видя солнце (померкшее) и другие знамения, (устрашился) весьма и сказал: воистину, Он был Сын Божий (Мф. 27, 54; ср.: Мк. 15, 39; Лк. 23, 47). Один из разбойников злословил Иисуса, а другой унимал его, решительно запрещая ему, и исповедал Христа Сыном Божиим. Вознаграждая его веру, Спаситель обещал ему пребывание с Собою в раю (см.: Лк. 23, 39—43). В довершение ко всем издевательствам, Пилат написал и надпись на кресте, гласившую: Иисус Назорей, Царь Иудейский (Ин. 19, 19). Хотя (первосвященники) и не позволяли Пилату писать так, но что Он говорил: (Я Царь Иудейский), однако Пилат возразил: что я написал, то написал (см.: Ин. 19, 21—22). Потом Спаситель произнес: жажду, — и Ему дали иссоп с уксусом. Сказав: совершилось! — и преклонив главу, (Он) предал дух (см.: Ин. 19, 28—30). Когда все разошлись, при Кресте стояли Матерь Его, и сестра Матери Его, Мария Клеопова, рожденная от Иосифа после того как Клеопа умер бездетным; а также любимый ученик Господа Иоанн (см.: Ин. 19, 25—26). Обезумевшие же иудеи, которым недостаточно было видеть тело на кресте, просили Пилата, так как тогда была пятница и великий праздник Пасхи, (приказать) перебить у осужденных голени, чтобы скорее наступила смерть. И у двоих перебили голени, потому что они были еще живы. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов, по имени Лонгин, угождая безумным, поднял копье и пронзил Христу ребра с правой стороны, и тотчас истекла кровь и вода (см.: Ин. 19, 31—34). Первое показывает, что Он человек, а второе — что Он выше человека. Или кровь — для Таинства Божественного причащения, а вода — для крещения, ибо те два источника поистине дают начало Таинствам. И Иоанн, видевший это, засвидетельствовал, и истинно свидетельство его (Ин. 19, 35), ведь написал присутствовавший там и видевший все своими глазами; и если бы он хотел говорить ложь, не записывал бы того, что считалось бесчестием для Учителя. Говорят, будто он тогда собрал в некий сосуд Божественную и Пречистую Кровь из источающих жизнь ребер.

После этих удивительных событий, как уже настал вечер, пришел Иосиф из Аримафеи — также ученик Иисуса, но тайный, осмелился войти к Пилату, будучи известен ему, и просил тела Иисусова (ср.: Мк. 15: 42, 43; Ин. 19, 38); и Пилат позволил взять тело (Ин. 19, 38). Иосиф, сняв его с креста, положил со всяким благоговением. Пришел также и Никодим, — приходивший прежде (к Иисусу) ночью, — и принес некий состав из смирны и алоэ, приготовленный в достаточном количестве (ср.: Ин. 19, 39). Обвив (тело) пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи, они положили его поблизости, в гробе Иосифа, высеченном в скале, где еще никто не был положен (ср.: Лк. 23, 53; Ин. 19, 40). (Так устроилось для того), чтобы, когда Христос воскреснет, воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому (лежавшему вместе с Ним). Смесь же алоэ и смирны евангелист упомянул потому, что она очень клейкая, — чтобы мы, когда услышим о пеленах и головных повязках, оставленных во гробе (см.: Ин. 20, 6—7), не думали, будто тело Христово украдено: ибо как можно было, не имея достаточно времени, оторвать их, настолько сильно прилипшие к телу?

Все это чудесно совершилось в ту пятницу, и богоносные отцы повелели нам творить память обо всем этом с сокрушением сердца и умилением.

Замечательно и то, что Господь распялся в шестой день седмицы — в пятницу, так же как и в начале в шестой день был создан человек. А в шестой час дня был повешен на кресте, как и Адам, говорят, в этот час простер руки, прикоснулся к запретному древу и умер, поскольку подобало ему снова воссоздаться в тот же час, в какой он пал. А в саду — как и Адам в раю. Горькое питие — по образу (Адамова) вкушения. Пощечины означали наше освобождение. Оплевание и позорное выведение в сопровождении воинов — почет для нас. Терновый венец — устранение нашего проклятия. Багряница — как кожаные одежды или наше царское убранство. Гвозди — окончательное умерщвление нашего греха. Крест — древо райское. Пронзенные ребра изображали Адамово ребро, из которого (произошла) Ева, от которой — преступление. Копье — устраняет от меня огненный меч (см.: Быт. 3, 24). Вода из ребер — образ крещения. Кровь и трость — ими Он, как Царь, подписал красными буквами (грамоту), даровав нам древнее отечество.

Есть предание, что Адамова голова лежала там, где был распят Христос — Глава всех, и омылась истекшею кровью Христовой, — почему это место и именуется Лобным. При потопе череп Адама вымыло из земли, и кость плавала на воде, как некое явное чудо. Соломон со всем своим войском, почтив праотца, покрыл его множеством камней на месте, которое с тех пор названо «постланное камнем». Величайшие из святых говорят, что, по преданию, Адам был погребен там Ангелом. Итак, где был труп, туда пришел и орел — Христос, Вечный Царь, Новый Адам, древом исцеляющий ветхого Адама, павшего через древо.

Христе Боже, по чудному и неизмеримому Твоему милосердию к нам, помилуй нас. Аминь.
______________________
[1] Объясняется, почему Господь с учениками ел пасху в четверг, а иудеи — в пятницу (вечером).


Слово у Плащаницы Спасителя

Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/pla6anica.jpg
Плащаница. Положение во гроб. Москва. Конец XVI века.

Сегодня Святая Церковь, возлюбленные, выносит для нашего поклонения и лобызания Святую Плащаницу  с изображением Спасителя нашего и Господа в окружении Богоматери и многих Его учеников. Мы встречаем сегодня Святую Плащаницу со свечами в руках, которые символизируют духовное горение нашего сердца.

Что же это за горение? Это горение, дорогие братья и сестры, — покаянное. Господь наш Иисус Христос по­страдал на Кресте нас ради и нашего ради спасения, и Его страдания были настолько тяжелы и физически непе­реносимы, что Он, вися на Кресте, воскликнул: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил» (Мф. 27, 46). И мы, по учению Святой Церкви, словами одного песнопения также произносим: «Вскую мя отринул еси от Лица Твоего, Свете Незаходимый, и покрыла мя есть чуждая тьма окаяннаго, но обрати мя, и к свету заповедей Твоих пути моя направи, молюся». Святая Церковь указует, что каждый кающийся человек, чтобы освободиться из-под тяжести своих грехов, должен обратиться к Спасителю и Господу. И Он направит нас к исполнению заповедей Своих, научит Своим путям, снимет с нашей души и нашего тела греховную тяжесть. — «Вскую мя отринул еси от Лица Твоего, Свете Незаходимый?»

Взирая на Святую Плащаницу, мы не можем не увидеть образ Пресвятой Девы Марии, горько плачущей над телом Своего возлюбленного Сына. Ее слезы были горьки, обильны. Ее слезы были продолжительны.

На Плащанице мы видим слова: «Благообразный Иосиф, с Древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв, положи».

«Благообразный      Иосиф» — всего  два слова, но они весьма   назидательны. Они говорят о том, что тот скромный и  потаенный ученик Христа, которого называли Иосиф, был благооб­разный, то есть он носил     благой образ. Чей же это — благой образ? Это образ Божественного Учителя   и Господа, который он впитал в себя всем  своим сердцем. И потому от  своего вещественного   богатства     он   купил  чистую плащаницу для    того,   чтобы обвить Тело  своего      Божественного  Учителя и Господа.

Мы, дорогие братья и сестры, придя в святой храм на поклонение и лобызание  Святой  Плащаницы,    также несем к ногам Спасителя свой образ.

Но каков этот образ?      Благой   ли он, такой ли, как был у благообразного Иосифа? И наши     добродетели, и наша правда, приносимые к Плащанице, — чисты ли они и белы, подобно Плащанице, которой обвил Тело Христа праведный Иосиф   Аримафейский?  И наши дела — благоухают   ли они так, как   благоухали    те   прекрасные ароматы, которые были принесены на Гроб Спасителя   праведным    Никодимом?

Для своего назидания мы, несомненно, можем вспомнить и других людей, которые носили благой образ.  Например, благоразумный разбойник, запечатлевший благой образ у Креста Спасителя, сам вися на кресте. Останавливая другого разбойника, хулившего Господа,  воскликнул: «Помяни мя, Господи, егда приидеши  во Царствии Твоем» (Лк. 23, 42), - и услышал с Креста из уст умирающего  Богочеловека слова: «Ныне будешь со Мною в раю». Это тоже образ, которому мы должны подражать. Это образ того, как во едином часе можно сподобиться рая.

И вот сейчас, когда до конца Страстной седмицы остался всего один день, день Великой Субботы, а у нас не хватило времени и усердия, чтобы принести к Плащанице нашу душевную чистоту и благоухание добрых дел, мы всё же в этот последний день можем раскаяться в наших прегрешениях, вспоминая благоразумного разбойника, который во едином часе раеви сподобился. Ныне, подходя к Святой Плащанице с покаянным чувством, мы, дорогие братья и сестры, должны вспомнить слова песнопения Великой Субботы: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет...»

Вот с таким чувством надо подходить к Святой Плащанице, с любовью ее лобызать, сознавая свою греховность, и молиться словами Святой Церкви, чтобы Господь не отринул нас, чтобы Господь посетил нас, чтобы Господь даровал нам  Свою благую помощь в нашем покаянном чувстве и избавил нас от грехов и пороков. Аминь.
Патриарх Пимен (Извеков)
Богоявленский патриарший собор, 4 апреля 1980 года.

Библия, изложенная для семейного чтения.
Великая пятница

Иисус перед Пилатом. Осуждение Господа на смерть

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/christ-before-pilate.jpg
Христос перед Пилатом

«Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти; и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю. Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребреники в храме, Иуда вышел, пошел и удавился. Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та “землею крови” до сего дня. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь». (Мф. 27, 1–10)

Итак, Иисус в доме правителя. Пилат был один из тех людей, для которых личное спокойствие дороже правды, дороже всего. Между тем ему предстояла трудная задача защитить Иисуса, против Которого были так сильно раздражены иудеи. Сам Пилат не подозревал в Нем ничего достойного осуждения и понимал, что единственной причиной озлобления против Иисуса был один лишь религиозный фанатизм и зависть первосвященников. Но он понимал опасность для себя со стороны мстительных духовных вождей народа иудейского, которые в озлоблении своем не пощадят его. Если пойти против них, то они сумеют возбудить подозрения самого правительства Римского, если выставят Пилата защитником иудея, которого народ готов признать царем.

Как любой язычник того времени, неверующий и равнодушный к чувству нравственного долга и ко всякой религии, Пилат сам по себе был не злой человек. Однако, несмотря на все свое презрение к иудеям и к их религиозным распрям, он делается орудием злобы фарисеев против Христа. Пилат не спасает их Жертву, даже в его глазах ни в чем не повинную, но предает Его всецело ненависти разъяренных врагов-убийц. И таким образом сам становится повинным в смерти Христа.

— В чем вы обвиняете Человека Сего? — обратился Пилат с обязательным вопросом к обвинителям Иисуса.

— Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе, — надменно ответили они Пилату.

Поняв окончательно, с какими озлобленными людьми он имеет дело, и соображая, что небезопасно подвергнуться предубеждению против себя императора Тиверия, Пилат не поколебался уступить им. Однако он попробовал отстранить себя от вмешательства в их заведомо неправедное дело. «Возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его», — решил он сначала, но иудеи возразили ему, что им «не позволено предавать смерти никого» без разрешения поставленной над ними римской власти.

«Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский? Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне? Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?

Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего. Пилат сказал Ему: что есть истина?»

И, окончательно убедившись, что слова Иисуса не содержат ничего возмутительного против собственно власти римлян, для охраны которой он был поставлен, «вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем».  (Ин. 18, 29–38)

«Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места. Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин? И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме. Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо, и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему. Первосвященники же и книжники стояли и усиленно обвиняли Его. Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом. Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его; и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти; итак, наказав Его, отпущу». (Лк. 23, 5–16)

У правителя на праздник Пасхи был такой «обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва (посаженный в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство); итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? ибо знал, что предали Его из зависти».

«Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить. Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву. Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят. Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят».  (Мф. 27, 15–23)

Избиение Христа. Пилат умывает руки
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/tortures-of-christ.jpg
«Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его. И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам. Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины. Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек! Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его!

Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины. Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.

Пилат, услышав это слово, больше убоялся. И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе. С этого времени Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю. Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон (каменный помост), а по-еврейски Гаввафа. Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря». (Ин. 19, 1–15)

Тогда «Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: неповинен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших».

И тогда наконец Пилат «Иисуса, бив, предал на распятие». (Мф. 27, 24–26)

Распятие
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/carrying-the-cross.jpg
Несение креста

«И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом. И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают.

И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал, пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого.

И была над Ним надпись, написанная (по распоряжению Пилата) словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский». (Лк. 23, 26–38)

«Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города. Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал.

Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, — да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий (см. Пс. 21, 19). Так поступили воины».  (Ин. 19, 20–24)

«Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал Его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю».

«При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей (Иоанн Богослов) взял Ее к себе». (Лк. 23, 39–43. Ин. 19, 25–27)
Смерть Спасителя

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/christ-rasp.jpg
«В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет. А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его».

«После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. Когда же вкусил уксуса, сказал: совершилось!» (Мк. 15, 33–36. Ин. 19, 28, 30)

«Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой». «И, преклонив главу, предал дух».

«И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим. Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий». (Лк. 23, 46. Ин. 19, 30. Мф. 27, 51–54)

«И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь. Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это».

«Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили. Ибо сие произошло, да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится (см. Исх. 12, 46). Также и в другом месте Писание говорит: воззрят на Того, Которого пронзили (см. Зах. 12, 10)». (Лк. 23, 48–49. Ин. 19, 31–37)
Погребение Спасителя

Снятие со креста

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/deposition-from-cross.jpg
«Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их, из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия, пришел к Пилату и просил тела Иисусова».

«И Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.

На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый (высеченный в скале), в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской (и наступления субботы), потому что гроб был близко». (Лк. 23, 50–52. Ин. 19, 38–42)

«И, привалив большой камень к двери гроба», удалились. Были при этом «и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его; возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди». (Мф. 27, 60. Лк. 23, 55–56)

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ФОТОАЛЬБОМ КРЕСТНЫЙ ПУТЬ СПАСИТЕЛЯ  Крестный путь Спасителя!(фотоальбом)

0

7

http://cs11443.userapi.com/u147807400/-14/x_fbb667c5.jpg

0

8

Великая Суббота Страстной седмицы Великого поста

Сия суббота есть преблагословенная, в ней же Христос уснув воскреснет тридевен.
Заключительная строка кондака и икоса

В Великую субботу Православная Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад.

В этот день Церковь воспоминает погребение Господа Иисуса Христа, пребывание Его тела во гробе, сошествие душею во ад для возвещения там победы над смертью и избавления душ, с верою ожидавших Его пришествия, введение разбойника в рай. Вместе с тем предуказывается и славное Воскресение Христово.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28496.p.jpg
Снятие с креста. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Сняв с креста и обвив пеленами с благовониями, по обычаю иудеев, Иосиф и Никодим положили пречистое Тело Господа в новом каменном гробе в саду Иосифовом, находившемся недалеко от Голгофы. К дверям гроба привалили большой камень. При погребении Иисуса Христа находилась Мария Магдалина, мать Иакова и Иосиева.

Первосвященники и фарисеи знали, что Иисус Христос предрекал о Своем воскресении, но не веря сему предсказанию и опасаясь, чтобы Апостолы не похитили Тела Иисуса Христа и не сказали народу: воскрес из мертвых, – в субботу выпросили у Пилата военную стражу, приставили ко гробу и самый гроб запечатали (Мф. 27, 57-66; Ин. 19, 39-42) и тем доставили истине новое подтверждение.

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Христос положен был в новом гробе, в котором никто прежде не был положен, чтобы воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому, вместе с Ним лежащему; чтобы ученики, по близости этого места, легко могли придти и быть зрителями случившегося и чтобы свидетелями погребения были не только они, но и враги. То, что положены были печати на гроб и приставлена стража из воинов, это действительно, с их стороны было свидетельством погребения, так как Христос хотел, чтобы и погребение Его было не менее достоверно, чем воскресение. Потому-то и ученики ревностно стараются доказать, что Он действительно умер. Воскресение Его было подтверждаемо всем последующим временем: между тем, если бы смерть Его в то время была скрыта и не сделалась совершенно известною, то это могло бы повредить слову о воскресении».

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28498.p.jpg
Положение во гроб. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Все дни превосходит святая Четыредесятница, но больше Четыредесятницы святая и Великая Седмица (Страстная) и больше самой седмицы Страстной есть Великая и святая Суббота. Ибо как в первом миротворении Бог, создав все твари и в шестой день окончательно сотворив человека, в седьмой день почил от всех дел Своих, и освятил его, наименовав субботою, то есть покоем: так и в делании умного творения, совершив все (дело искупления), и в шестой день – пяток, паки возсоздавши истлевшего грехом человека и обновив его живоносным крестом и смертью, в настоящий седьмой день Господь успокоился, уснув животоестественным и спасительным сном. Бог Слово плотию снисходит во гроб, снисходит же и во ад (1 Петр. 3, 19-20) с естественною и Божественною душою, через смерть отделившеюся от тела и преданною им в руки Отца, Которому Он принес и Кровь Свою, сделавшеюся нашим избавлением. Но душа Господня во аде не была удержана, подобно душам святых, ибо она не подлежала прародительской клятве. Вселился Господь наш Иисус Христос во гробе телесно и с Божеством, соединившимся с плотию; но в то же время Он был и в раю с разбойником и, как прежде сказано, во аде с обнаженною Своею душою, преестественно же был яко Бог неописанный, неограниченный. Испытало Господне тело и тление, то есть разрешение души от тела, но не разрушение плоти и членов и совершенную порчу их. Святое тело Господне Иосиф, сняв с древа, погребает в новом гробе и в вертограде, над входом гроба полагает весьма великий камень. Отселе ад содрогается и изумевается, ощутив могущественнейшую силу; и в скором времени он, неправедно поглотивший, изрыгает и Христа, – твердейший и краеугольный камень, и тех, коих заключал во чреве своем, как снедь и наслаждение для себя.

Сошествие во ад

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100284/28499.p.jpg
На утрени Великой Субботы, после Великого славословия, Плащаница при пении «Святый Боже…» выносится священнослужителями из храма на главе, при участии народа, и обносится вокруг храма в воспоминание сошествия Иисуса Христа во ад и победы Его над адом и смертью. Затем, по внесению Плащаницы во храм, она подносится к открытым Царским Вратам, в знамение того, что Спаситель неразлучно пребывает с Богом Отцом и что Он Своими страданиями и смертью снова отверз нам двери рая.

По окончании Литургии бывает благословение хлебов и вина, а в большинстве храмов происходит освящение куличей, пасох и яиц.

В двенадцатом часу ночи совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители молча переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на Престол, где она остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокадневного пребывания Иисуса Христа на земле по Воскресении Его из мертвых.

В исследовании Православной веры, кн. 3, гл. 28

Песнопения из службы в субботу Страстной седмицы Великого Поста

Тропарь: Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи. «Благообразный Иосиф, сняв с креста пречистое Твое Тело, обвил плащаницей и благоуханиями умастив, положил в новом гробе».
Тропарь: Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный, тогда ад умертвил еси блистнием Божества. Егда же и умершия от преисподних воскресил еси, вся Силы небесныя взываху: Жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе. «Когда Ты вкусил смерти, о Жизнь бессмертная, тогда Ты Своим Божественным светом умертвил ад. Когда же Ты воскресил мертвых в преисподней, все Небесные Силы воззвали: Жизнодавец Христе Боже наш, слава Тебе!»
Тропарь: Мироносицам женам, при гробе представ Ангел вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чужд. «Ангел, представ женам-мироносицам у гроба, воскликнул: миро требуется мертвым, а Христос не подвергся тлению».

Евангелие от Матфея

По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; и устрашившись его, стрегущие пришли в трепет и стали, как мертвые;

Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищите Иисуса распятого: Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот я сказал вам. И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они , приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня. Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам от всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня.

Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

Мф. 28, 1-20

* * *

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним.
Рим. 6, 8

Вот слова святого Апостола Павла, которые мы слышали с вами мои возлюбленные во Христе братья и сестры, сегодня за Божественной Литургией во время апостольского чтения. Спасительно нам прежде всего знать, что значит умереть со Христом.

Конечно, здесь разумеется смерть не телесная, ибо Апостол употребил слово умерли в отношении к людям живым, а смерть для мира, то есть для страстей. Об этом тот же Апостол говорит в послании к Галатам: те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Ясно отсюда, что мы умрем со Христом только в том случае, если умертвим свои страсти чревоугодия, блуда, сребролюбия, гнева, печали, уныния, тщеславия и гордости. А умерщвление страстей есть подвиг, который можно назвать добровольным мученичеством. Так учил и святой Феодор Студит, говоря, что иноки каждый день умирают через отсечение своей страстной, греховной воли. Поэтому они наследуют мученические венцы, как и святые мученики.

Правда, эти святоотеческие слова сказаны были инокам. Но мученическая борьба со страстями, по мысли Апостола Павла, неизбежна в жизни всех, которые стремятся быть Христовыми. Да и как может быть иначе, когда Господь заповедал всем своим последователям узкий и тернистый путь, говоря: и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38). Таким образом, чтобы жить со Христом, надо сначала умереть с Ним, то есть умертвить свои страсти.

Что же значит: жить со Христом? – Жить со Христом, значит, находиться с Ним в единении. А единение со Христом есть ничто иное, как наша любовь к Нему, стремление нашего сердца всегда помышлять о Нем, всегда молитвенно беседовать с Ним и творить одно только Ему угодное. Любовь ко Христу, как учит Сам Господь, есть, в своей сущности, исполнение нами Его Божественных заповедей: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14, 15). Поэтому мы будем исполнять Его заповеди.

Мы будем жить со Христом, если в нашей жизни будет проявляться плод исполнения нами всех Его заповедей, то есть Божественная радость Христа, о которой Он говорит: Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей… радость Моя в вас пребудет, и радость ваша будет совершенна (Ин. 15, 10-11).

Эта радость Христа в особенности, как нигде, подается всем истинным Его последователям в Таинстве святого Причащения. Делая нас едино с Богом по благодати, сие Таинство дает нам еще в земной жизни небесное, райское блаженство. И если мы не испытываем от святого Причастия того блаженства, которое ощущали святые угодники Божии, то только в силу того, что плохо исполняем спасительные заповеди, не хотим расстаться со своими страстями и их в себе не умерщвляем.

Поэтому будем, мои возлюбленные о Христе чада, иметь своею главною заботою твердую решимость бороться со страстями до их умерщвления. Тогда мы будем жить со Христом, то есть исполнять неуклонно все Его заповеди, и обладать еще здесь, на земле, плодом их – Божественной радостью, черпая ее из многих благодатных источников нашей Православной Церкви и, в особенности, в Таинстве святой Евхаристии.

Во всей же полноте эту радость за умерщвление своих страстей и исполнение Божественных заповедей мы будем испытывать в загробной жизни, когда соединимся на веки с умершим за нас и воскресшим Господом для нескончаемого блаженства в Его Небесном Царстве, чего да сподобит нас Господь по Своей неизреченной милости к нам грешным. Аминь.

Архиепископ Серафим (Соболев)

Библия, изложенная для семейного чтения.
Великая суббота и Воскресение Христово

Поставление стражи у гроба
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28393.p.jpg
Ангел на гробе. Фреска монастыря в Милешево

«На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик Тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать». (Мф. 27, 62–66)

Жены-мироносицы у гроба

«По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели» поспешили ко гробу Иисуса «Мария Магдалина и другая Мария»[1] «и вместе с ними некоторые другие», «неся приготовленные ароматы» для помазания тела Его, «и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба?» «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые». (Мф. 28, 1. Лк. 24, 1. Мк. 16, 3. Мф. 28, 2–4)

Мироносицы, «войдя, не нашли тела Господа Иисуса. И когда недоумевали они о сем», «Ангел, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь — Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам». (Лк. 24, 3–4. Мф. 28, 5–7)

«Итак, бежит и приходит Мария Магдалина к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус (Иоанну), и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу.

Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. Итак ученики опять возвратились к себе.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28394.p.jpg
Мозаика Воскресения Христова. Монастырь святого Луки (Осиос Лукас)

А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа Моего, и не знаю, где положили Его. Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись к Нему, говорит Ему: Раввуни! — что значит: Учитель! Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей». (Ин. 20, 2–18)

Между тем «некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем». «И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня». (Мф. 28, 11–15)
______________________
[1] «Синаксарь (на Пасху) под выражением “другая Мария” понимает Матерь Божию. Если бы это была не Она, то евангелист, вместо неопределенного “другая”, сказал бы, какая именно Мария, — но, отличая эту Марию от всех прочих известных Марий, он указывает именно на Ту, Которую христиане могли узнать и без прямого названия и Которой враги христианства не должны были знать». — Дебольский Г. С. Дни богослужения Православной Церкви. СПб., 1887. Т. II. С. 182.

http://www.pravoslavie.ru/put/3138.htm

0

9

Великая суббота: океан смысла

Великая суббота в литургическом отношении день необычный. Предполагается, что надо этот день тем более провести в Храме, рядышком с ним.

А на самом деле, как ни странно, это, может быть, окажется, увы, малоназидательно. Потому что это день очень уж большой суеты, когда народ уже с утра ждёт, когда начнут освящать куличи и яйца.

А у Церкви всё равно остается свой календарь. Но то, что мы должны делать в этот день, уже довольно давно забыто. Это был день преимущественно крестин, появления новых членов в Церкви.

Служба в этот день длинная, поэтому и сейчас она обычно начинается рано, для того, чтобы освободить больше времени для желающих освятить куличи. Литургия идет в этот день долго, со множеством так называемых паремий – ветхозаветных чтений, в которых главная тематика – это вода, очищение и обновление водою. Смысл этих чтений в том, чтобы прообразовать крестины людей, которые присоединяются к Церкви накануне Пасхи.

Собственно говоря, исторически Великий пост родился как время подготовки к крещению. И тех, кто постились, изучали Евангелие и стали готовы присоединиться к христианам, священник уводил из храма к водоёму, крестил там, а потом они должны были вернуться в храм. А христианская община ждала в храме своих новых братьев и сестер. И для того, чтобы им быть на одной волне с крещаемыми, на службе читались эти отрывки из Писания, говорящие об обновлении человека водою и духом.

А сегодня эта замечательная символика ушла. Получилась просто очень долгая служба, прихожанам непонятная. Люди недоумевают: зачем эти долгие ветхозаветные чтения? А главное, что с каждым следующим чтением прибывает волна тех, кто совсем ничего не хочет в храме слушать, а ждёт: ну, когда же это всё кончится, наконец, выйдет батюшка и займётся делом – то есть освящением моей праздничной корзинки.

В такие часы, признаюсь, я как-то по-особенному всегда переживал собственную церковность, причастность к церковной тайне. Я понимаю, что происходит и зачем, и мне это дорого и значимо. Как жаль, что для этих людей, которые пришли с корзинками, Пасха остаётся на уровне кулинарного события! Как жаль, что они лишают себя возможности такого переживания и погружения в океан смысла, которое с этими днями и службами связано.
Протодиакон Андрей Кураев 

источник

а также читайте тему
Чудо схождения Благодатного Огня - величайшее чудо на земле!

0

10

Христос – на крест, а мы – по магазинам?..

Священник Константин Кобелев

Каждый день Страстной недели называется Великим: Великий Понедельник, Великий Вторник… и заканчивается неделя Великим Воскресеньем, Пасхой Христовой. От этой недели берут начало все дни в течение года. Так, мы каждое воскресенье празднуем малую Пасху. Каждую среду постимся, вспоминая предательство Иуды. Каждую пятницу также постимся, вспоминая распятие нашего Господа. В этой единственной неделе заложены все времена и вехи, весь год.

О чем конкретно повествует каждый день Страстной недели, и как лучше провести эти дни, наша беседа с иереем Константином Кобелевым, клириком храма Святителя Николая в Бирюлёве, старшим священником храма Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырской тюрьме.

- Отец Константин, как бы Вы выразили то состояние, которое должно наступать в человеке с приходом Страстной недели?

- Я бы назвал это состояние молитвенно-внимательным. Но одно дело, быть предельно внимательным к своему морально-нравственному состоянию, а с другой стороны – и умом нужно понимать все, что происходит в эти дни. Господу мы должны молиться всем своим существом. Как тело состоит из отдельных членов, так душа состоит из многих ее составляющих: ум, память, эмоции. Нам нужно хорошо знать, чему посвящен каждый из этих дней.

Мы называем себя христианами, носим имя Христа. Значит, стараемся угождать Ему. А для Господа важно сопричастие Его чад важным моментам Его жизни. Поэтому неслучайно эти дни названы Великими. Мы должны почтить Бога в эти самые главные для Него дни. А для этого надо отложить всякие житейские попечения и постараться уделить время Господу – посещению особых богослужения.

- К сожалению, многие семьи сейчас озадачены тем, как успеть сделать генеральную уборку до Пасхи, покрасить сотни яиц, «затарить» холодильник продуктами, которые будут готовиться накануне Праздника. Все понимают, что предстоит трудная неделя, в которую нужно все успеть. Это тоже важно?

- Нужно освобождаться от всей суеты. Об этом очень хорошо писал святитель Иннокентий, которому тоже задавали вопросы: «Как же, такой праздник, нужно же готовить самые лучшие угощения!». И он говорил, что лучше мы меньше съедим, купим каких-нибудь полуфабрикатов, чем пропустим богослужения. Мы должны пренебрегать внешним – ради внутреннего.

- Расскажите подробнее о службах Великой недели.

- В первые дни недели: понедельник, вторник и среду, службы практически одинаковые. Поэтому по возможности можно посетить хотя бы одну из этих вечерних служб (воскресенье вечер, понедельник вечер и вторник вечер).

В каждой службе все зависит от того, какие читаются главы из Евангелия.

В Великий понедельник вспоминается ветхозаветный Патриарх Иосиф, которого братья продали в Египет. Это прообраз страдающего Христа.

Также в Понедельник вспоминается бесплодная смоковница. Говорится о том, что нам нужно трудиться, чтобы были плоды. Она символизирует, в первую очередь, духовные плоды. Бесплодная смоковница – это бесплодная душа, которая не приносит истинной веры, молитвы, покаяния, добрых дел.

В Великий вторник вспоминается обличение Иисусом фарисеев и книжников. Это напоминание о том, чтобы не гордились собой.

Также в этот день вспоминается о Страшном суде, о воскресении мертвых, о десяти девах, о талантах.

В Великую среду вспоминается предательство Иудой своего Учителя за 30 сребреников. Это небольшая сумма, которую платили за раба. И это оказалась цена за Самого Создателя мира. Он мог бы поторговаться – ему дали бы больше. Но душа настолько поглощена была грехом, что Иуде даже неважно было, сколько именно заплатят. Его радовал сам факт получения денег.

- Иуда сделал то, что предначертано? Может, какую-то часть его вины этот факт снимает?

- Ничего не снимает. Нет ему никакого оправдания в этом плане. Это был выбор свободной воли человека. То, что Господь знал, что Иуда так поступит, не снимает вины этого человека. Единственное, какое может быть оправдание Иуде, это то, что он символизировал весь ветхозаветный мир, который уже одной ногой стоял в аду. С одной стороны была истинная вера, которая была единственно правильным понятием о Боге. С другой – к этому времени уже возникло настолько сильнейшее искажение этой истины, что в результате ветхозаветные люди практически создали свою личную религию. Почему Господь столько времени уделяет разговору о фарисеях, книжниках? Это были люди, которые заменили истинную религию на личную. Они даже не знали слов «милость», и это главное их искажение. Фарисеи руководствовались неверными понятиями о спасении человека. Произошла подмена религии.

В Великий четверг произошло установление таинства святого Причастия. Если в первые дни недели совершается Литургия Преждеосвященных Даров, то в Великий четверг совершается полная литургия, и даже несколько ослабляется пост. В этот день устанавливается таинство святого Причастия. Во время каждой литургии говорится: «Сие творите в Мое воспоминание», то есть во время литургии совершается воспоминание тех событий, которые происходили.

Вспоминается омовение ног ученикам. Господь, Учитель, Творец мира, своим ученикам умывает ноги, показывая им пример служения: «Кто из вас больший – да будет вам всем слуга». Господь Царь всей вселенной – Он же и служит. И самой литургией священник служит Богу, а Бог служит человеку, ради его спасении.

Вечером читается 12 Евангелий. Они предваряют те Страсти Христовы, которые будут на первом плане в пятницу. Церковь готовится к этим событиям. Вспоминается прощальная беседа с учениками, моление Господа в Гефсиманском саду. Господь просил их: «Молитесь, да не внидите в искушение», но они не выдержали и уснули. Может быть, из-за этого Петр и отрекся от Господа, если бы он молился, может быть, отречения и не было бы.

Затем вспоминается, как пришли воины, схватили Спасителя и отвели Его на суд. Дальше – как Господь был распят и как был положен во гроб.

Все эти события, о которых говорится в Евангелиях, происходят ночью с четверга на пятницу и в пятницу утром. Это ночь Страстей Христовых, во время которой мы должны особо усердно молиться, а утром, по возможности, посетить храм. Потому что утром в пятницу совершается одно из главных богослужений. Именно в это время Господь находится на кресте. То есть как раз в те часы, когда люди ходят по магазинам, покупают яйца, красят их, таким образом готовясь к Пасхе, – Господь висит распятый…

Конечно, и продукты покупать надо, но раньше или позже великой Пятницы. Нужно стараться в это время воздерживаться от лишних разговоров, внутренне следовать за Христом. Лучше всего в этот день пойти в храм или дома почитать предпоследние главы всех четырех Евангелий.

Днем Великой пятницы происходит еще одно богослужение, во время которого выносят Плащаницу. Обычно эта служба начинается в 2-3 часа дня. Читается Евангелие, посвященное Страстям Христовым, составленное из текстов разных евангелистов. Совершается удивительная служба, которая называется «Плач Богородицы». Читается канон, посвященный тем страданиям, которые испытала Матерь Божия, находясь у креста Господня. Богородица говорит, обращаясь к своему Сыну: «Почему Ты Сам лег в гроб, а меня оставил здесь одну?».

Обычно в храмах накануне, в Великую среду вечером, совершается подробная исповедь.

- Почему этот день называется именно чистым четвергом?

- Все дни этой недели или великие, или чистые.

- В народе говорят, что четверг нужно посвятить особой уборке. Это последствия суеверий?

- Посвятить четверг уборке не получится людям, которые ходят в храм и молятся. Убраться к Пасхе, конечно, надо, но в другие дни, до четверга.

Вечером в пятницу совершается уже утреня Великой субботы. Это богослужение начинается в скорбных тонах, а заканчивается крестным ходом с плащаницей вокруг храма. Читаются Апостол и Евангелие, предваряемые прокимном «Да воскреснет Бог». Уже начинается предвкушение Воскресения Христова. В это время, несмотря на черные облачения священников, зажигается свет в храме, торжественно читаются паремии. Священники стоят у Плащаницы и совершают как бы погребение Спасителя. Песнопения похожи на те, которые поются при погребении обычного человека. Читается 17 кафизма - 118 псалом. Стихи псалма уже перемежаются с новозаветными тропарями, которые посвящены Христу Спасителю.

Заканчивается это богослужение крестным ходом у храма, торжественными изречениями, а также пророчеством Иезекииля о том, что было поле, полное костей – и эти кости оживают. Затем поется прокимен: «Воскресни, Господи и Боже мой, да вознесется рука Твоя, не забудь убогих Твоих до конца».

Утром в Великую субботу служится уже вечерня, которая включает в свой состав литургию. Читается паремия с ветхозаветным пророчеством Воскресения Христова, и перед чтением Евангелия поются песнопения. В это время в алтаре священники меняют свои одежды с черных на белые. Это символизирует то, что Господь, сошедый Своим духом в ад, победил сатану.

В это же время снисходит благодатный огонь в Иерусалиме.

Ночью в субботу начинается Светлая пасхальная заутреня. Совершается крестный ход. Поется уже «Христос воскресе», открываются врата храма, символизирующие открытие того камня, которым закрывался гроб Господень. Затем совершается утреня, которая переходит в литургию.

Вся Пасхальная неделя – как один день Светлой Пасхи. Богослужения практически одинаковые. Каждый день, кроме самого момента открытия церковных врат, все повторяется. Если человек не смог попасть на Пасхальную службу, он не должен унывать. В любой день этой недели он может прийти в храм. Службы происходят при открытых Царских вратах, которые остаются распахнутыми в течение всей недели. Это символизирует, что для нас открыт рай. Посетите эти богослужения, и они наполнят вас пасхальной радостью на весь год!

источник

0

11

http://cs315828.vk.me/v315828716/6ba6/EZF8wo3nt1I.jpg

Господа ради оберегитесь,
чтобы суета не взяла вас от храма
и чтобы эта седмица страстей Христовых
не была, подобно прочим седмицам,
нескончаемой неделей наших
собственных погибельных страстей.

Се Жених грядет!
Души благочестивые, идите Ему навстречу…

Протоиерей Валентин Амфитеатров

0

12

Страстная седмица

0

13

Кн. П. А. Вяземский (1792-1878)

Чертог Твой вижу, Спасе мой!
Он блещет славою Твоею,
Но я войти в него не смею,
Но я одежды не имею,
Дабы предстать перед Тобой.
О Светодавче, просвети
Ты рубище души убогой.
Я нищим шел земной дорогой,
Любовью и щедротой многой
Меня к слугам своим причти.

http://cs407518.vk.me/v407518796/6cc8/mJWTh4cB2VY.jpg

0

14

НА СТРАСТНОЙ. БОРИС ПАСТЕРНАК

Еще кругом ночная мгла.
Еще так рано в мире,
Что звездам в небе нет числа,
И каждая, как день, светла,
И если бы земля могла,
Она бы Пасху проспала
Под чтение псалтыри.
Еще кругом ночная мгла.
Такая рань на свете,
Что площадь вечностью легла
От перекрестка до угла,
И до рассвета и тепла
Еще тысячелетье.
Еще земля голым-гола,
И ей ночами не в чем
Раскачивать колокола
И вторить с воли певчим.
И со Страстного четверга
Вплоть до Страстной субботы
Вода буравит берега
И вьет водовороты.
И лес раздет и непокрыт,
И на Страстях Христовых,
Как строй молящихся, стоит
Толпой стволов сосновых.
А в городе, на небольшом
Пространстве, как на сходке,
Деревья смотрят нагишом
В церковные решетки.
И взгляд их ужасом объят.
Понятна их тревога.
Сады выходят из оград,
Колеблется земли уклад:
Они хоронят Бога.
И видят свет у царских врат,
И черный плат, и свечек ряд,
Заплаканные лица
И вдруг навстречу крестный ход
Выходит с плащаницей,
И две березы у ворот
Должны посторониться.
И шествие обходит двор
По краю тротуара,
И вносит с улицы в притвор
Весну, весенний разговор
И воздух с привкусом просфор
И вешнего угара.
И март разбрасывает снег
На паперти толпе калек,
Как будто вышел человек,
И вынес, и открыл ковчег,
И все до нитки роздал.
И пенье длится до зари,
И, нарыдавшись вдосталь,
Доходят тише изнутри
На пустыри под фонари
Псалтырь или Апостол.
Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
Заслышав слух весенний,
Что только-только распогодь,
Смерть можно будет побороть
Усильем Воскресенья.

http://cs419818.vk.me/v419818269/4dac/pi-M-R4su-0.jpg

0

15

Главное, что мешает пережить Страстную седмицу – это явная близость к Пасхе и некоторая усталость от завершающегося поста. Когда запах куличей начинает слепить нос – особенно это заметно когда живёшь в семинарии или в монастыре – тогда, вместо того, чтобы нам действительно переживать всецело и только события Евангельской истории, в нас уж очень бурно начинает просыпаться и мечтать о своём удовлетворении гастрономическое чувство.

В этом смысле Страстную седмицу переживать иногда бывает тяжелее, чем предыдущие долгие недели Великого поста. И принципиально важно до некоторой степени об этом забыть. Человек должен уметь себя контролировать. Чего ты ждёшь от Пасхи? Застолья – разрешения от поста, или же всё-таки вести о Воскресении Христовом и о своём спасении?

Честное слово, если тебе кажется, что желудок начинает определять всё остальное, то лучше что-нибудь скушать, чем прислушиваться к его диктантам и требованиям.

Первые дни Страстной седмицы относятся к числу моих, может быть, самых любимых, потому, что они какие-то очень спокойные. Нет ещё предпраздничной суеты, нет эмоциональной чрезмерной нагруженности, которая начнётся во второй половине недели, когда она будет погружать тебя в атмосферу Страстей.

А атмосфера первых дней совершенно удивительная — ровная и в то же время в ожидании какой-то бури. Здесь нет чувства новизны, экзотики, как в начале Великого Поста, когда от стилистики Великого Поста за год отвыкли – здесь уже привычное, сроднившееся, родное, и скоро оно уйдёт. Немножко прощальная, немножко сожалеющая, но очень насыщенная эмоциональная гамма — определяет первые два дня Страстной седмицы.

Затем наступает Великая среда. Этот день несколько необычен тем, что обычно для церковных людей является днем исповеди перед Великим четвергом. Далеко не все прихожане могут успеть исповедоваться в сам Великий четверг, поэтому во многих московских храмах большая исповедь идёт накануне – в среду вечером, что дает исповедующимся дополнительные возможности. Во-первых, исповедь занимает вечернее время и, соответственно, режим ее не подчиняется темпу пения хора, как обычно на наших службах, когда батюшке надо успеть освободить исповедников до начала Причастия. В Великую среду же хоть до часа ночи батюшка в вашем распоряжении. Мучайте его. Так что для священников это один из самых тяжелых дней в году, а для прихожан — возможность исповедоваться более подробно, чем в обычные дни.

протодиакон Андрей Кураев.

http://cs407518.vk.me/v407518796/6d5c/Wf91PLW_woo.jpg

http://www.pravmir.ru/pervye-dni-strast … -zheludku/

0

16

" хорошо нам – проходящим через Страстную с Пасхальной радостью в сердце, а каково было Пречистой, стоящей у Креста и со-переживающей, со-участвующей, со-распятой и со-умирающей, переживающей, если не физически, то духовно пытку куда большую, чем все остальные присутствующие рядом. Нередко матери говорят о том, что лучше бы они сами болели, чем их чада, это не так страшно. Кто тогда в полной мере мог понять её боль, когда каждая клеточка твоего тела, которое носило и питала Его, буквально рвётся на части. О чём думала Богородица в те дни? Нам не понять этого.

Иногда мне кажется, что мы пробегаем мимо Страстной, боясь соприкоснуться с ней и соединиться и с болью от предательства, и со смирением умывающего ноги, и с несправедливостью суда, с беснованием толпы, отупевшей от запаха крови. Кстати, а вы точно уверены, что, окажись в этот день на Голгофе физически, не имея двухтысячелетнего опыта свидетельства истинности веры, вы бы стояли около креста, а не среди ликующей толпы, получившей в то время информационного вакуума, отсутствия телефонов, интернетов, планшетов и метрополитена, доступ к зрелищам. Я вот не берусь утверждать однозначно…

А если попробовать каждый день этой недели постоять рядом с Ним? Не думая о том, что будет завтра, не смотря в один глаз на молитвослов, а другим составляя список продуктов к праздничному столу. Попробуйте не вспомнить евангельские события, а принять в них участие, как будто они происходят здесь и сейчас, а что будет завтра (да и будет ли оно) – совершенно непонятно.

Завтра – это такая вязкая субстанция, которая мешает прямо сейчас любить, разговаривать, благодарить и плакать горькими слезами. Страстная седмица – это лучшее время СЕГОДНЯ."

Лидия Сиделева

http://cs416828.vk.me/v416828796/63eb/UjgFjzLg7jI.jpg

0

17

Шесть недель Великого Поста
Приближались мы к Страстной Седмице
Как могли, трудились для Христа,
Шли навстречу, чтоб соединиться.

И, радея о своих грехах,
Постепенно пробуждали души.
А в Его Евангельских словах
Научались смыслы жизни слушать.

Вот уже Страстная. Кончен Пост,
Сам Христос теперь идет навстречу.
И в душе у каждого вопрос:
«Кто же я? И как Его я встречу?»

Отзовемся немощью своей,
Сердцем грешным на Его святыню,
И разделим в боли этих дней
Крестные страданья с Божьим Сыном.

Страшные, таинственные дни!
Сможем ли мы верными остаться?
Укрепи нас, Боже , дай Любви!
Чтоб Христовыми нам называться.

Зинаида Полякова

http://cs416828.vk.me/v416828796/6402/AfYhBowLAn0.jpg

0

18

"Кто знает Истину и не живет по ней, тот будет осужден. Все, что мы слышали в Евангелии, в молитвах, в поучениях святых отцов, все возможности, которые были нам даны для познания истины, будет в конце свидетельствовать за нас или против нас. Все, что мы слышим в эти Страстные дни, особенно сегодня и в Великий Четверг, в Великую Пятницу, в Великую Субботу и в Пасху Господню, — это суд над всеми людьми, и в первую очередь над нами, над теми, кто в Церкви.

Как мы встречаем сейчас Господа, такой и будет наша встреча с Ним, когда Он явится во славе. Заповедь Его есть жизнь вечная, приглашение всем ходить в свете и иметь жизнь. Это слово Свое Он обращает ко всем без исключения, Он не на ухо его говорит, а провозглашает на кровлях. В нем — звучание трубы Судного Дня, предложение спасения всему миру."

Протоиерей Александр Шаргунов

http://cs416828.vk.me/v416828796/6443/YQ4-Q63M02U.jpg

0

19

Снимите с Креста и воздайте Ему тишину.
Впервые за долгие дни Одинокий остался один.
Предайте Его долгожданному темному сну,
чтоб смог от живых отдохнуть Человеческий Сын.
Молчание. Камни и звезды. Боль согнутых спин.
Вот горстка последних, замкнувшихся в скорби своей.
В крови и поту так тяжел Человеческий Сын,
распятый другими сынами из рода людей.
И даже земля запечатала ныне уста
у входа во гроб, где Он спит под покровом небес,
пока не взошла еще в наших сердцах простота
догадки о страшном созвучии — «крест» и «воскрес».

  1991. Москва.
Андрей Десницкий

http://cs416828.vk.me/v416828796/660b/Yz2USGkHyS0.jpg

0

20

Господь спит во гробе телом, душею же сошел Он в ад и находящимся там душам проповедал спасение. Все святые ветхозаветные были не в раю, хоть и пребывали в утешительной вере, что введены будут туда, как только придет на землю Обетованный, верою в Которого жили они. Его пришествие и там предвозвестил Предтеча. Когда же снисшел Господь, - все веровавшие прилепились к Нему и Им возведены в рай. Но и этот рай только преддверие настоящего рая, имеющего открыться после всеобщего воскресения и суда. В нем и все новозаветные святые хотя блаженствуют, но ожидают еще большого совершеннейшего блаженства в будущем веке, при новом небе и новой земле, когда будет Бог всяческая во всех.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 6, 3-11; Мф. 28, 1-20).

http://cs416828.vk.me/v416828796/6621/DA6KQtPeWY4.jpg

0

21

Нет такой насыщенной богослужениями, переживаниями, молитвой и размышлениями седмицы, как Страстная. Она столько дает душе... И столько, чаще всего, забирает сил... И душевных, и телесных, особенно если человек не в отпуске, не в отгуле, не освобожден от своих привычных служебных обязанностей. Каждый ее день посвящен воспоминаниям о событиях, имеющих непосредственное отношение к нам, нашей жизни, вечному спасению. Мы как никогда остро ощущаем, что все, что понес, подъял Господь в дни Своего земного служения, было ради нас. И эти гонения, поношения, страдания и смерть... И так тяжело на душе, такую испытываешь боль, когда не умом, а сердцем вдруг чувствуешь — хоть немного — насколько ты во всем этом виноват. Виноват оттого еще больше, что обычно, день за днем, живешь так, словно ничего этого и не было. И только на Страстной просыпаешься. И не проходишь уже привычно мимо Распятия, а останавливаешься перед ним, всматриваешься в него, пораженный вдруг такой ясной и простой мыслью: все это — ради тебя.

Но вот наступает последний день этой удивительной и трудной седмицы — Великая Суббота. Совершен чин погребения. Прозвучало пророчество Иезекииля о костях, которые оживут. Фарисеи «утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею». Прочитаны все пятнадцать паремий. И облачение на духовенстве уже не черное, не фиолетовое, а белое.

И все наполнено ожиданием торжества, праздника, Пасхи. На улице уже поставлены столы, а на них куличи, пасхи, яйца ждут священника с кропилом и кандеей и тропарем воскресным (!) 2-го гласа: «Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный...». И дома — столько забот и хлопот: до ночи, радостной и светоносной, всего ничего времени осталось. Сколько всего нужно еще вычистить, убрать, приготовить, испечь! И правда — нужно...

И как-то, в отличие от всех остальных дней седмицы сей, утрачивается, забывается, даже не замечается вовсе содержание этого дня. Какое? Вот именно — какое...

«Днешний день тайно великий Моисей прообразоваше, глаголя: и благослови Бог день седьмый, сия бо есть благословенная суббота. Сей есть упокоения день, воньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий, смотрением еже на смерть, плотию субботствовав: и во еже бе, паки возвращься воскресением, дарова нам живот вечный, яко един Благ и Человеколюбец».

День покоя — Сына Божия, почившего от дел Своих. И нашего покоя. Того, который необходим, чтобы, упразднившись от всего, ежедневно и ежечасно нас окружающего, вдуматься в то, что произошло когда-то на Голгофе и после нее. Нет, не постараться дойти до понимания, уразумения этого своим крохотным человеческим умом — это невозможно. А именно, что упраздниться, успокоиться и дать Господу возможность Самому открыть нам то, что будет Ему угодно, что сможем мы хотя бы в какой-то мере вместить.

Ведь без этого и радости Пасхи настоящей не будет. Будет неразумное, детское веселье. Детское не в том смысле, который подразумевает Христос, говоря «если не будете, как дети», а совсем в другом: до конца не осмысленное, стихийное, душевно-телесное и ничуть не духовное. И оно быстро пройдет, исчезнет, оставив нас недоумевать: почему Светлая седмица на дворе, почему мы поем и восклицаем «Христос воскресе!», а радости уже не чувствуем?..

Конечно, ни от хлопот, ни от забот в Субботу никуда нам не деться, хоть и Великая она. Не иудеи мы (в данном случае — к сожалению), умеющие-таки в этот день не делать ничего, кроме решительно необходимого, пусть и не наполнен он для них в действительности таким смыслом, как для нас. Придется и убираться, и готовить, и даже в магазины какие-то зайти.

Но будем все-таки помнить при этом — постараемся, по крайней мере, — о Том, Кто неизмеримо важнее всего этого. Чьими страданиями, смертью и воскресением мы спасены. С Кем и черствый кусок черного хлеба слаще пасхи и залитого глазурью кулича. Кто взирает на нас с любовью и сожалением (увы!) всегда. В том числе и в этот, такой беспокойный день покоя.
Игумен Нектарий (Морозов)
http://www.pravoslavie.ru/put/61322.htm
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/101142/114295.p.jpg?0.5617446940449267

0

22

Страстная седмица готовит нас к празднику Пасхи и показывает, что другого пути к воскресению, чем через крест и страдания, нет. Поэтому простой народ и говорил: «Господь терпел и нам велел».

Богослужения Страстной седмицы призывают человека к тому, чтобы он сопереживал, сострадал Спасителю.

Первые три дня полагается перечитывать всех четырех Евангелистов в напоминание того, что Господь сотворил, а мы своими грехами Его распинаем. И хотя это обращено как бы к иудеям того времени, это относится к каждому человеку, который своими грехами распинает Христа.

В Страстную седмицу, если имеется такая возможность, желательно чаще бывать в храме, особенно в Великий Четверг, и накануне в среду вечером. Утром верующие соприсутствуют на Тайной Вечере и причащаются, а вечером читаются Евангелия страстей Господних. Дальше идет Великий Пяток – распятие Спасителя, погребение и уже начинающаяся радость Светлой Субботы.

Первыми о воскресении Христовом узнали ангелы, так же как и о Его рождении, поэтому Церковь поет: «Воскресение Твое Христе Спасе ангели поют на небеси. И нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Почему сказано «чистым сердцем»? Потому что считается, что человек постом насколько возможно очистил свое сердце к этому светлому дню.

Протоиерей Валериан Кречетов

0

23

Мы вступаем сегодня в страстные дни. Это дни, когда Христос, по любви Своей к нам, ради нашего спасения, не только принял на Себя человеческую плоть и человеческую земную трагическую судьбу, но время, когда отверженный людьми, Он пошел на смерть для того, чтобы со Креста иметь власть сказать: Отче! Прости им, они не знают, что творят... -и этим как бы снять грех с людей, даже тех, которые Его распинали.

Но эти события часто кажутся нам такими далекими, - это когда-то было, две тысячи лет тому назад: можем ли мы их ощутить глубоко, живо? Можем! Мы можем превзойти те образы, которые нам даны в богослужении, которые пленяют наше сердце, которые глубоко нас трогают, и которые, однако, иногда нам не дают видеть настоящую, жуткую трагедию того, что происходит.

И для того, чтобы обновить в вас это сознание, я хочу вам дать пример того, как другой человек, в наше время, дал свою жизнь, и как те люди, ради которых эта женщина, Наталья, умерла, целую жизнь прожили под знаком ее величия и жертвы.

То было в дни гражданской войны. Молодая, лет двадцати пяти, женщина с двумя детьми оказалась в городе, который заняли красные войска. Она, жена белого офицера, спряталась на окраине города в лачужке, надеясь, что облава пройдет и она спасется. Но в темную ночь к ней кто-то постучался. Она с ужасом открыла дверь, но там был не ужас, а спасение: там стояла молодая женщина, которая ей сказала: Вас предали, сегодня ночью вас возьмут на расстрел; вам надо сию же минуту уйти! Мать посмотрела на своих малых детей и сказала: Как же мне уйти! Нас сразу узнают, да дети и не смогут далеко пройти! И эта женщина, которая еще недавно была просто соседкой, вдруг выросла в меру того, что Евангелие называет "ближним" - самым близким человеком, готовым всё отдать, всё сделать для другого. Эта Наталья сказала: Нет, вас никто искать не будет, - я здесь останусь и скажусь вашим именем... - Но вас расстреляют! - Да, - сказала Наталья, - но у меня нет детей... И Зоя ушла с двумя своими детьми. Наталья осталась во тьме, которая всё сгущалась, в холоде, который пронизывал кости; она могла бы в одно мгновение выйти и стать снова не Зоей, а Натальей. Но она не вышла... Какие мысли у нее тогда были? Какие страшные искушения: вдруг меня расстреляют, а их всё равно возьмут и убьют, и моя смерть будет напрасна, - не уйти ли мне?... Она не ушла. И когда утром за ней пришли и расстреляли, мать и дети были спасены.

Эта мать и дети мне близко знакомы, и они мне говорили когда-то, что они всю жизнь прожили, помня, какой ценой они живы, помня, что им надо так прожить, чтобы смерть Натальи не оказалась напрасной.

А мы? Христос, Сын Божий стал человеком по любви к нам; Он был предан Своим учеником, от Него отрекся другой ученик, Его самые близкие апостолы бежали со страхом. Он остался один, со Своей Матерью и апостолом Иоанном у Креста; один Он умирал, даже Богом оставленный: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил?!.. - и всё это для того, чтобы нас спасти.

Неужели мы не отзовемся на Его смерть так, как Зоя и ее дети отозвались на вольную смерть Натальи? Неужели мы не отзовемся, не станем жить так, чтобы Христу не стало бы стыдно за нас, и чтобы нам не было стыдно, когда мы станем перед Крестом и увидим на Нем, на Его руках раны гвоздей, на Его ногах - раны гвоздей, на плече - рану от креста, на лбу - раны от тернового венца! Неужели мы станем и скажем: Да, мы знали, что Ты для меня умер, а я прожил в свою волю, потому что жить достойно Тебя мне было слишком трудно!..

Подумаем об этом. Если не удастся вам ходить в храм молиться и предстоять перед ужасом этой недели, раскрываемым в богослужении, то думайте об этом дома; не только думайте, переживайте, но решите так отныне жить, чтобы Христос на вас глядел и говорил бы: Я не напрасно умер, - он понял цену своей жизни и меру Моей любви! Он живет достойно себя и достойно любви Моей! Аминь!

Митрополит Антоний Сурожский

http://cs303703.vk.me/v303703419/1b42/1Ajp_2A8wtc.jpg

0

24

Страстной седмицей, или Страстной неделей называется последняя неделя перед Пасхой, посвященная воспоминаниям о последних днях земной жизни Спасителя, о Его страданиях, распятии, крестной смерти, погребении.

Эта неделя особо чтится Церковью. «Все дни, – говорится в Синаксаре, – превосходит Святая и Великая Четыредесятница, но больше Святой Четыредесятницы Святая и Великая седмица (страстная), и больше самой Великой седмицы сия Великая и Святая суббота. Называется эта седмица великою не потому, что её дни или часы больше (других), но потому, что в эту седмицу совершились великие и преестественные чудеса и чрезвычайные дела нашего Спасителя...»

По свидетельству святителя Иоанна Златоуста первые христиане, горя желанием неотступно быть с Господом в последние дни Его жизни, в Страстную седмицу усиливали моления и усугубляли обыкновенные подвиги поста. Они, подражая Господу, претерпевшему единственно по любви к падшему человечеству беспримерные страдания, старались быть добрыми и снисходительными к немощам братий своих и больше творить дела милосердия, считая неприличным произносить осуждение во дни нашего оправдания кровию Непорочного Агнца, прекращали в эти дни все тяжбы, суды, споры, наказания и даже освобождали на это время от цепей узников в темницах, виновных не в уголовных преступлениях.

Каждый день Страстной недели – великий и святой, и в каждый из них во всех церквях совершаются особые службы.

Богослужения Страстной седмицы особо величественны, украшены мудро расположенными пророческими, апостольскими и евангельскими чтениями, возвышеннейшими, вдохновенными песнопениями и целым рядом глубоко знаменательных, благоговейных обрядов.

Все, что в Ветхом Завете было только предызображено или предсказано, а в Новом – изображено или сказано о последних днях и часах земной жизни Богочеловека, – все это Святая Церковь сводит в один величественный образ, который постепенно и раскрывается пред нами в Богослужениях Страстной седмицы.

Вспоминая в Богослужении события последних дней земной жизни Спасителя, Святая Церковь внимательным оком любви и благоговения следит за каждым шагом, вслушивается в каждое слово грядущего на вольную страсть Христа Спасителя, постепенно ведет нас по стопам Господа на протяжении всего Его крестного пути, от Вифании до Лобного места, от царственного входа Его в Иерусалим и до последнего момента Его искупительных за людские грехи страданий на кресте, и далее – до светлого торжества Христова Воскресения.

Все содержание служб направлено к тому, чтобы чтением и песнопениями приблизить нас ко Христу, сделать нас способными духовно созерцать таинство искупления, к воспоминанию которого мы готовимся.

Первые три дня этой седмицы посвящены усиленному приготовлению к страстям Христовым.

В соответствии с тем, что Иисус Христос пред страданиями все дни проводил в храме, уча народ, Святая Церковь отличает эти дни особенно продолжительным Богослужением.

Стараясь собрать и сосредоточить внимание и мысли верующих вообще на всей Евангельской истории воплощения Богочеловека и Его служения роду человеческому, Святая Церковь в первые три дня Страстной седмицы прочитывает на часах все Четвероевангелие.

Беседы Иисуса Христа после входа в Иерусалим, обращенные то к ученикам, то к книжникам и фарисеям, развиваются и раскрываются во всех песнопениях первых трех дней Страстной седмицы.

Так как в первые три дня Страстной седмицы совершились различные многознаменательные события, которые имеют самое близкое отношение к страстям Христовым, то и эти события благоговейно воспоминаются Святой Церковью в те самые дни, в которые они совершались.

Таким образом, Святая Церковь в эти дни неотступно ведет нас за Божественным Учителем, с Его учениками, то в храм, то к народу, то к мытарям, то к фарисеям и всюду просвещает нас теми именно словами, которые предлагал Сам Он слушателям Своим в эти дни.

Подготовляя верующих к крестным страданиям Спасителя, Святая Церковь Богослужению первых трех дней Страстной седмицы придает характер печали и сокрушения о нашей греховности.

Вечером среды оканчивается великопостное Богослужение, в церковных песнопениях замолкают звуки плача и сетований грешной души человеческой и наступают дни иного плача, пронизывающего все Богослужение, – плача от созерцания ужасающих мучений и крестных страданий Самого Сына Божия.

В то же время и другие чувства – неописуемой радости за свое спасение, беспредельной благодарности Божественному Искупителю – переполняют душу верующего христианина.

Оплакивая безвинно страждущего, поруганного и распятого, проливая горькие слезы под крестом своего Спасителя, мы испытываем и невыразимую радость от сознания, что распятый на кресте Спаситель совоскресит с Собою и нас, погибающих.

Присутствуя в Страстную седмицу на церковных службах, представляющих все события последних дней Спасителя как бы совершающимися пред нами, мы проходим мысленно всю величественно трогательную и безмерно назидательную историю страданий Христовых, мыслью и сердцем своим «сшествуем Ему и сораспинаемся Ему».

Святая Церковь призывает нас в эту неделю оставить все суетное и мирское и последовать за нашим Спасителем.

Отцы Церкви так составили и расположили богослужения Страстной недели, что в них отражаются все страдания Христовы.

Храм в эти дни попеременно представляет собой то Сионскую горницу и Гефсиманию, то Голгофу.

Богослужения Страстной седмицы Святая Церковь обставила особым внешним величием, возвышенными, вдохновенными песнопениями и целым рядом глубоко знаменательных обрядов, которые совершаются только в эту седмицу.

Поэтому, кто постоянно пребывает в эти дни на богослужении в храме, тот видимо идет за Господом, грядущим на страдания.

Понедельник, вторник и среда Страстной седмицы посвящены воспоминанию последних бесед Спасителя с учениками и народом. В каждый из этих трех дней Евангелие читается на всех службах, полагается прочитать все четыре Евангелия.

Но кто может, тот непременно должен сам читать эти места из Евангелия дома и для себя, и для других. Указание, что надо читать, можно найти в церковном календаре.

При слушании в церкви, из-за большого количества читаемого, многое может ускользать от внимания, а домашнее чтение позволяет следовать за Господом всеми мыслями и чувствами.

При внимательном чтении Евангелий страдания Христовы, оживая, наполняют душу неизъяснимым умилением... Поэтому, читая Евангелие, невольно переносишься в уме на место событий, принимаешь участие в происходящем, идешь за Спасителем и страждешь с Ним.

Размышления о вечном
Необходимо также благоговейное размышление о Его страданиях. Без этого размышления мало плодов принесет и присутствие в храме, и слышание, и чтение Евангелия.

Но что значит – размышлять о страданиях Христа, и как размышлять?

Прежде всего представьте в своем уме страдания Спасителя как можно живее, по крайней мере, в главных чертах, например: как Он был предан, судим и осужден; как Он нес крест и был вознесен на крест; как вопиял к Отцу в Гефсимании и на Голгофе и предал Ему дух Свой; как был снят с креста и погребен... Потом спросите самого себя, за что и для чего претерпел столько страданий Тот, Кто не имел никакого греха, и Который, как Сын Божий, мог всегда пребывать в славе и блаженстве.

И еще спросите себя: что требуется от меня для того, чтобы смерть Спасителя не оставалась для меня бесплодной; что я должен делать, чтобы действительно участвовать в спасении, приобретенном на Голгофе для всего мира?

Церковь учит, что для этого требуется усвоение умом и сердцем всего учения Христова, исполнение заповедей Господних, покаяние и подражание Христу в благой жизни.

После этого совесть сама уже даст ответ, делаете ли вы это...

Такое размышление (а кто не способен на него?) удивительно скоро приближает грешника к его Спасителю, тесно и навсегда союзом любви связует с крестом Его, сильно и живо вводит в участие того, что происходит на Голгофе.

Путь Страстной седмицы – путь поста, исповеди и причащения, иначе говоря – говения, для достойного причащения Святых Тайн в эти великие дни.

И как же не говеть в дни, когда отъемлется жених душ (Мф. 9, 15), когда Он Сам алчет у бесплодной смоковницы, жаждет на кресте? Где еще слагать тяжести грехов посредством исповеди, как не у подножия креста? В какое время лучше причащаться из Чаши жизни как не в наступающие дни, когда она подается нам, можно сказать, из рук Самого Господа?

Поистине, кто, имея возможность приступать в эти дни к Святой Трапезе, уклоняется от неё, тот уклоняется от Господа, бежит от своего Спасителя.

Путь Страстной седмицы – оказывать, во имя Его, помощь бедным, больным и страждущим. Путь этот может казаться отдаленным и непрямым, но на самом деле он чрезвычайно близок, удобен и прям.

Спаситель наш столь любвеобилен, что все, делаемое нами во имя Его для бедных, больных, бездомных и страждущих Он усвояет лично Себе Самому. На Страшном суде Своем Он потребует у нас особенно дел милосердия к ближним и на них утвердит наше оправдание или осуждение.

Помня это, никогда не пренебрегайте драгоценной возможностью облегчать страдания Господа в Его меньшей братии, а особенно воспользуйтесь ей в дни Страстной седмицы – одев, например, нуждающегося, вы поступите как Иосиф, давший плащаницу.

Вот главное и доступное каждому, с чем православный христианин в Страстную седмицу может следовать за грядущим на страдания Господом.

Архимандрит Симеон Куцас

http://cs540105.vk.me/c607428/v607428796/20d84/HarEo47qzlk.jpg

0

25

ВАЖНО!
"В первые три дня Страстной седмицы совершается Литургия Преждеосвященных даров. После пения «Да исправится молитва моя» и великих поклонов читается Евангелие, соответственно воспоминанию каждого дня; Апостол на Литургии в эти дни не читается. В среду в конце Литургии (после «Буди имя Господне») последний раз во время Великого Поста читается молитва святого Ефрема Сирина (с тремя великими поклонами). В первые три дня Страстной седмицы, начиная с вечерни в Неделю Ваий, в конце служб бывает особый отпуст: «Грядый Господь на вольную страсть нашего ради спасения, Христос, истиннный Бог наш». В Страстную седмицу, как и в первую седмицу, не бывает поминовения усопших и не совершается память святых, так как вся седмица посвящена исключительно воспоминанию страданий и Крестной смерти Господа."

http://www.pravoslavie.ru/put/34738.htm

0

26

http://cs606125.vk.me/v606125423/45e7/_COYCQifT-g.jpg

0

27

Объяснение служб Страстной седмицы и Пасхи  http://azbyka.ru/tserkov/o_postah/stras … -all.shtml

0

28

ПОРЯДОК ЗВОНОВ, СОВЕРШАЕМЫХ В СТРАСТНУЮ СЕДМИЦУ

Источник: http://www.pravoslavie.ru/put/45909.htm
© Православие.Ru

0

29

Своим отношением ко Христу каждый человек определяет свою земную и вечную участь. «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, — говорит Господь, — слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день». Кто знает Истину и не живет по ней, тот будет осужден. Все, что мы слышали в Евангелии, в молитвах, в поучениях святых отцов, все возможности, которые были нам даны для познания истины, будет в конце свидетельствовать за нас или против нас. Все, что мы слышим в эти Страстные дни, особенно сегодня и в Великий Четверг, в Великую Пятницу, в Великую Субботу и в Пасху Господню, — это суд над всеми людьми, и в первую очередь над нами, над теми, кто в Церкви.
Как мы встречаем сейчас Господа, такой и будет наша встреча с Ним, когда Он явится во славе. Заповедь Его есть жизнь вечная, приглашение всем ходить в свете и иметь жизнь. Это слово Свое Он обращает ко всем без исключения, Он не на ухо его говорит, а провозглашает на кровлях. В нем — звучание трубы Судного Дня, предложение спасения всему миру.

Протоиерей Александр Шаргунов

http://cs607428.vk.me/v607428341/5eec/TSyfR-pm4Kw.jpg

0

30

– Многие в это предельно важное время отвлекаются на кулинарную сторону Праздника Праздников – в спешке закупают продукты, выискивают лучшие рецепты куличей, красят яйца – зачастую в ущерб пребыванию на богослужениях. Как в этой бытовой круговерти не забыть о главном – о Христе?

– Избыточная тревога о столах – обличение маловерия. Излишние мысли в сторону того, что поесть и попить, колбасные и творожные выверты сознания говорят о том, что мы мало понимаем, что такое пост, Евангелие и Кто такой Христос. И это будет судить нас в свое время. Страстная неделя требует отнятие внимания от второстепенного. Если и возрождать что-то в церковной традиции, то делать это нужно не с точки зрения «священного» быта, а начинать надо с Литургики, Евангелия, с глубоких переживаний христианской общиной всех событий относительно Страстей Христовых. Ну, а быт – так или иначе – будет добавлен, оформлен и украшен: окна будут чистыми, занавески свежими, яйца сваренными и выкрашенными.

– А если в семье много детей? Для них же хочется устроить настоящий праздник. Как быть в таком случае?

– Страстная неделя все-таки не детская и требует предельной концентрации. У детей свои праздники – Введение во храм Пресвятой Богородицы, Вход Господень в Иерусалим. – Тем не менее, мамочкам хочется успеть к Пасхе все приготовить. – Нельзя давать человеку перечень нормативов, который он должен успеть выполнить за пять дней до Пасхи, как то: успеть причаститься, исповедаться, помыть окна, приготовить праздничный стол, постричь детей, надеть белые платочки, вовремя прийти на службу, освятить куличи, похристосоваться и тому подобное. Надо понять, что тут нет шаблона, в который нужно вместиться. Успел, не успел – это детали. Не стоит на это отвлекаться, так как не это главное. Ну не успеете вы что-то сделать из этого списка – не велика беда. У всех по-разному встреча праздника происходит, и слава Богу, что это так. Мне думается, что время очень строго относится к тем, кто хочет создать некий «священный» быт и по этому эталону жить из года в год – этого не будет. Сам Бог этого не хочет. – Что здесь имеется ввиду? – К примеру, если у вас нет красивой дорогой ткани, чтобы сшить ризу, то нужно шить из того, что есть. Или нет у прихода благовонного ладана, хорошо пахнущего, то надо кадить сушеной хвоей. Нужно как можно меньше зацикливаться на внешнем – не успел сегодня, значит, успеешь завтра, если приложишь усилия. Ну, а если и завтра не успеешь, то не стоит сильно терзаться из-за этого. Все внешнее – относительно; если из-за этого мучиться, всю жизнь можно растратить. Но это что касается внешних вещей, мы не говорим сейчас о богослужении и Таинствах, которые не терпят отлагательств. Меня больше интересует другой момент: праздник должен быть словесным. Григорий Богослов говорит, что мы ученики Слова и поэтому не имеем права праздновать бессловесно. Другими словами, праздник должен сопровождаться пояснениями, поучением, чтением, проповедью. Парадокс, что на Пасху в нашей Церкви традиционно нет проповеди, тогда как это центральный христианский Праздник Праздников и Торжество Торжеств. Вот в Светлую седмицу мы разговляемся, для многих начинается «праздник живота». Но Пасха продолжается каждое воскресенье – мы празднуем ее 52 раза в год! И Евангелие, в котором говорится о воскресшем Христе, читается регулярно вечером в субботу, когда у нас почему-то нет традиции проповедовать. И получается странность: у нас почти нет проповеди по текстам о Воскресении. Мы не объясняем воскресное Евангелие! Вот если этим озаботиться, многое встанет на свои места. Есть закон, который изрек, если не ошибаюсь, блаженный Августин: если Бог на первом месте, то все остальное тоже на своих местах. Если же Бог на втором, третьем, пятом месте, то все остальное вверх тормашками. Наша жизнь, в общем-то, тоже вверх тормашками, потому что зачастую у нас Бог идет в довесок к куличам, а не наоборот. В этом мы коллективно виноваты. Поэтому и ответственность за то, что мы выгнали Бога на периферию сознания, должна быть общая. Даже во время Пасхи мы думаем о чем угодно, но не о Христе.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/put/70009.htm
© Православие.Ru

Протоиерей Андрей Ткачев

0