Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ВЕЛИКИЙ ПОСТ и ПАСХА ГОСПОДНЯ! » 6-я седмица Великого поста.


6-я седмица Великого поста.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Понедельник 6-й седмицы Великого Поста

Тщетны труды того,
кто без смирения постится много
и несет тяжкие подвиги.

Преподобный авва Исаия

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28210.p.jpg
Вход Господень в Иерусалим. Византийская фреска.

Шестая и последняя неделя святой Четыредесятницы называется неделею ваий, цветоносною и цветною, от ветвей, с которыми Церковь воспоминает царский вход Иисуса Христа в Иерусалим, встреченного народом еврейским с вайями и ветвями. Начиная эту седмицу, Церковь приносит Господу предпразднственное пение праздника ваий, молясь о постящихся, чтобы и они вместе с Лазарем Четверодневным после сорокадневного поста воскресли от смерти греха; приготовляет и призывает всех нас к духовной встрече Царского входа Господа в Иерусалим. К этому времени и преподобные отшельники возвращались в обители свои из пустынь, куда они, по древнему обыкновению, подражая Господу, бывшему в пустыне в посте и молитве 40 дней, удалялись на время Святой Четыредесятницы.

О смирении

Прежде всего нужно нам смирение.

Преподобный авва Дорофей

Смирение есть непременная добродетель тварей; одному Богу прилично величие.

Иннокентий, архиепископ Херсонский

Покаяние восстановляет падшего; плач о грехах во врата небесные ударяет, а смирение их отверзает.

Святитель Иоанн Златоуст

Некто из старцев сказал: «Прежде всего нужно нам смирение». Почему он не сказал о другой какой добродетели? Старец показывает нам сим, что ни страх Божий, ни милостыня, ни вера, ни воздержание, ни другая какая-либо добродетель не может быть совершенна без смиренномудрия. Смиренномудрием же сокрушаются и все стрелы врага и противника. Все святые шествовали сим путем и трудом. Виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя, – взывает Давид, и еще: смирихся, и спасе мя Господь (Пс. 24, 18; 114, 5).

Преподобный авва Дорофей

Не примеряй себя к слабейшим из людей, а лучше расширяй себя в меру заповедей о любви. Примеряясь к людям, впадешь в пропасть высокомерия, а расширяя себя в меру любви, достигнешь высоты смиренномудрия. Смиренномудрие рождается из чистой молитвы, со слезами и болезнованием. Ибо она, призывая всегда на помощь Бога, не попускает безумно полагаться на свою силу и мудрость и превозноситься над другими, – две лютые болезни горделивой страсти.

Преподобный Максим Исповедник

Будь во всем смирен: в осанке, в одежде, в сидении, в стоянии, в походке, в келлии и во всех принадлежностях ее. Если станут хвалить тебя за дела твои, не радуйся тому и не услаждайся тем, утаивай, сколько можешь, не позволяй себе кому-либо говорить о них и всячески постарайся достигнуть того, чтобы люди не хвалили тебя. Бойся сделаться известным по какому-либо из дел твоих.

Преподобный Антоний Великий

Смирение есть соль добродетелей. Как соль придает пище вкус, так смирение сообщает добродетелям совершенство. Без соли пища удобно повреждается; без смирения добродетель удобно растлевается гордостью, тщеславием, нетерпеливостью и погибает.

Святитель Филарет Московский

Смиренный не помнит зла, причиненного ему другими, и не осуждает согрешающего. Таким образом, он тремя способами получает отпущение грехов себе: как не судящий – не судится, как смиренномудрый – оправдывается, как прощающий – получает прощение.

Святитель Афанасий Александрийский

Кто помнит о грехах своих, тот удобно достигает смирения.

Преподобный авва Исаия

Сражение наше идет на каждый день и час

Если брата укорил, осудил или опечалил, то свой мир потерял. Если потщеславился или превознесся над братом, то потерял благодать. Если блудный помысл пришел и ты не сразу отогнал его, то душа твоя потеряет любовь Божию и дерзновение в молитве. Если любишь власть и деньги, то никогда не познаешь любви Божией. Если волю свою исполнил, то ты побежден врагом и уныние придет в душу твою. Если брата своего возненавидел, то, значит, отпал ты от Бога и злой дух овладел тобою.

За то страдаем мы, что не имеем смирения. В смиренной душе живет Дух Святой. И Он дает душе свободу, мир, любовь, блаженство.

Надо каждый день понуждать себя на добро и всеми силами стараться учиться смирению Христову. Люди не учатся смирению и за гордость свою не могут принять благодать Святого Духа, и потому страдает весь мир, а если бы люди познали Господа, какой Он милостивый, смиренный и кроткий, то за один час изменилось бы лицо всего мира и у всех была бы великая радость и любовь.

Господь милостивый дал нам покаяние, и покаянием все исправляется. Покаянием мы получаем прощение грехов; за покаяние приходит благодать Святого Духа, и так познаем Бога.

Всеми силами просите у Господа смирения и братской любви, ибо за любовь к брату дает Господь благодать Свою. Испытай над собою: один день проси у Бога любви к брату, а другой – живи без любви, и тогда увидишь разницу. Духовные плоды любви ясны: мир и радость в душе, и все будут тебе родные и милые, и будешь проливать обильные слезы за ближнего, за всякое дыхание и тварь.

Часто за одно приветствие душа чувствует в себе благую перемену; и, напротив, за один косой взгляд теряется благодать и любовь Божия. Тогда скорее кайся, чтобы возвратился мир Божий в душу твою. Блаженна душа, которая возлюбила Господа и от Него научилась смирению. Любит Господь смиренную душу, которая крепко надеется на Бога. Каждую секунду чувствует она милость Его, так что хотя и с людьми говорит, но занята любимым Господом, и от долгого времени борьбы с врагами возлюбила душа смирение паче всего и не дает врагам отнять у себя братскую любовь.

При благодати легко любить Бога и молиться день и ночь; но мудрая душа терпит и сухость, крепко уповая на Господа и зная, что Он не посрамит надежды и даст в свое время. Благодать Божия приходит иногда скоро, а иногда долго не дается; но мудрая душа смиряется, любит ближнего и кротко несет крест свой, тем побеждая врагов, которые стараются оторвать ее от Бога.

Когда грехи, как облака, скроют от души свет милосердия Божия, тогда душа, хотя и жаждет Господа, но пребывает немощна и бессильна. Так птица, заключенная в клетку, хотя и порывается в зеленую рощу, но не может лететь, чтобы на свободе петь хвалебную песнь Богу.

Долго я мучился, не зная пути Господня, но теперь многими годами и многими скорбями и Духом Святым познал волю Божию.

Все, что заповедал Господь (Мф. 28, 20), надо в точности исполнять, ибо это есть путь в Царство Небесное, где будем видеть Бога. Но не думай, что ты увидишь Бога, а смиряй себя и помышляй, что по смерти будешь ввержен в темницу и там будешь томиться и скучать по Господе. Когда мы плачем и смиряем душу, то благодать Божия хранит нас, а если оставим плач и смирение, то можем увлечься помыслами или видениями. Смиренная душа не имеет видений и не желает их, но чистым умом молится Богу, а тщеславный ум не бывает чистым от помыслов и воображения и даже может дойти до того, что будет видеть бесов и говорить с ними.

За смирение душа получает покой в Боге, но, чтобы удержать этот покой, душа долго учится. Теряем мы сей покой, потому что не утвердились в смирении.

Война у души с врагом до гроба. И если на обычной войне убивают только тело, то наша война труднее и опаснее, потому что может погибнуть и душа.

Преподобный Силуан Афонский

************
Протоиерей Валентин Амфитеатров

На шестой седмице поста

Православная Христова Церковь всю наступившую неделю подготовляет христиан к Христовым страстям. Эта неделя церковная посвящена изложению событий из жизни Спасителя, предшествовавших Его страданиям. Пред концом Своей спасительной жизни Иисус Христос часто и пророчески напоминал Своим ученикам об ужасах разлуки Его с ними, о том, что Его изменнически выдадут злым врагам, которые надругаются над Ним и убьют Его. Но людская ненависть посрамится своей неправдой: Он воскреснет. Как ни внятна была речь Спасителя о крестной смерти, но ученики не понимали предсказаний Господа. Не понимали и боялись спросить объяснений на то, чего не понимали; им не хотелось разувериться в своих ложных мнениях, которые им привились, как чаяния, которые поддерживали в них горделивые надежды о земном величии их Учителя. Непонимание великих истин христианства и его требований может быть отнесено к каждому из нас. Это непонимание обуславливается разнообразнейшими причинами, из которых резко выдаются следующие.

  Наши мысли постоянно вращаются среди одних внешних предметов. Эти мысли внушает и подсказывает нам наша немощная плоть; душе, просвещенной благодатью Божией, они чужды. Душа наша вечно обуревается чувственными желаниями. В нее рвутся страсти с такой же силой, как огненное пламя, встретившее на своем истребительном пути горючие материалы. Мы трудно миримся с окружающей обстановкой и не хотим понять, что создавшиеся вокруг нас условия располагают к размышлению о великой силе промысла Божия, знаменательно указывающего нам на призвание нас к небу.

  От этого непонимания небесного учения наша жизнь на земле обставлена по большей части вечными тревогами, ропотом, жалобами, печалями. Мы не умеем выносить испытаний земной жизни, с ней нераздельных. Не умеем, потому что не внятно нам небесное учение Христа о том, что жизнь земная всегда полна скорбями. Но у нас, людей, погруженных в чувственные интересы, скорбь принимает по большей части оттенок раздирающего уныния и близка к отчаянию.

  От непонимания небесного учения жизнь земная большей части из нас испорчена с ранней юности. Небесное учение Спасителя внушает, что человек в этом мире гость и странник. Время его жизни краткосрочно; чувственные и телесные его силы ограничены. Небесное учение уподобляет земную жизнь однодневной траве, начинающей увядать с той минуты, когда она вошла в силу роста; уподобляет быстроте сновидения, в котором часто пред человеком проходят в одно мгновение целые десятилетия. Но человек не внимает ни учению небесному, ни евангельским сравнениям, ни внушительным примерам. Мы не хотим помириться с тем, что мы здесь, на земле, временные гости. Мы так располагаем свою жизнь, словно земля наше вечное отечество. Мы не хотим понять, что круг наших современников день ото дня редеет; что деревья давно уже вырастили материалы, из которых гробовщики сколотят последнее убежище для нашей смертной плоти. Мы не хотим понять, что в этом мире мы путники; мы не хотим идти вперед, но с беспечностью остаемся на земле, будто она для нас не имеет предела. Кто внимает небесному учению, тот поймет эту истину.

  От непонимания небесного учения зависит вредный взгляд на назначение человека. Редко кому приходит на мысль разъяснить себе этот вопрос. У нас бывает по большей части дума с ранней юности об устройстве внешних дел: сыновей воспитывают для приобретения богатства, дочерей для замужества. Пристроить сына или дочь на нашем языке значит одеть, нарядить, накормить, женить или выдать замуж. Но это потребное, но не главное и даже не первостепенное. Главное же - воспитать в человеке душу, раскрыть ее способности и силы, направить волю, отдалить от нее дурные наклонности, показать великость человека, показать человеку тайну сохранения себя чистым и невинным, младенчески невинным от колыбели до седины - это есть главное. Заботы же о еде, питье, спокойствии и сне - об удобствах жизни, делаясь первыми заботами нашими, сообщают человеку вид дикости. И не раз мир погибал от этого. Гибнут массы людей в наше время и на наших глазах.

  Благо же тем, кто хочет знать небесное учение, кто не боится спросить у Господа, как ему надо жить, как действовать. Для такого человека и земная жизнь будет радость. Радуюсь о Господе, писал апостол Павел, когда ношу язвы Твои на челе. Эти язвы для него не были болезненны, он носил их любящим сердцем.

  В наше время, когда жизнь выставила так много требований для быта и существования, когда многосемейные люди не стыдятся жаловаться на то, что у них велика семья (Господи, какой грех! Ведь большая семья - явное доказательство Божьего милосердия и долготерпения; у кого велика семья, у того больше друзей),- говорю, в наше время учение небесное кажется многим скучным и даже непонятным. Одни неохотно слушают это учение, а другие смеются над теми, которые говорят, рассуждают, хотят свести с земной дороги и поставить своих ближних ближе к его пониманию, облегчить ношу нашей пошло прожитой или проживаемой жизни.

  Как же назвать такое непонимание? Священное Писание называет такое состояние самозабвением. В Евангелии есть выразительные слова: когда мы вам играли, вы были скучны, когда мы рыдали пред вами, вы не плакали. В самозабвении люди глухи ко всему; их не растрогаешь, не разбудишь. Из сухого дерева трудно выжать жизненный сок.

  Что же нам делать, чтобы понять небесное учение, удаляющее от нас легкомыслие и самозабвение?

  Последовать словам Спасителя: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть немощна.

  Да, плоть немощна! Нам необходимо усилить свой молитвенный подвиг; только молитва утверждает нас в исполнении заповедей Спасителя. Кто молится, тому является Сам Бог. Он простирает Свою всесильную руку на падающих. Он восставляет и в самых падениях и грешного мужа, и тяжкую грешницу женщину, спасает, утешает, любит, благословляет, ограждает благодатью Всесвятого Духа. Аминь.

0

2

Вторник 6-й седмицы Великого Поста

Не судите, да не судимы будете.
Мф. 7, 1

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28229.p.jpg
Мытарь и фарисей

Каковы люди на самом деле – никому, кроме Бога, не известно; вернее, что они нечто зыбкое, пластичное, и мы формируем сами, часто по случайному признаку, воображаемую схематическую фигуру и потом сами же или восхищаемся ею, или поносим ее.

Надо отказаться от этой точки зрения, что в человечестве есть два враждебных стана, две породы людей – праведные и грешные, предназначенные блаженству и обреченные гибели. Этого нет.

Мы все грешны, все поражены грехом, и за всех нас пострадал Господь. Ему дороги одинаково все, и поэтому Ему принадлежит окончательный суд. Вот почему непосредственно за словами Христа о любви идут слова об осуждении: не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1).

Не судите – и вам легче будет тогда полюбить всякого, не судите – и у вас не будет врагов. Смотрите на «врагов» как на больных одной с вами болезнью, как на погибающих; оставьте точку зрения личного суда и станьте на точку зрения Божьего дела в мире...

Осуждением занята вся наша жизнь. Мы не щадим чужого имени, мы легкомысленно, часто даже без злобы, осуждаем и клевещем, почти уже по привычке. Как осенние листья шуршат и падают, и гниют, отравляя воздух, так и осуждения разрушают всякое дело, создают обстановку недоверия и злобы, губят наши души. Признак недолжного суда – страстность, злобность, безлюбовность от снисходительства к себе, непризнания своей греховности и требовательности к другим.

Осуждение отпадает, если мы вспомним бесконечную нашу задолженность перед Богом. Наше немилосердие, неумолимость, беспощадность к людям заграждают пути Божьего к нам милосердия, отдаляют нас от Бога. Мудрость жизни, в том числе христианской – не быть требовательным к людям.

Схема отношений к людям часто бывает такова: человек очень нравится, искренно идеализируешь его, не видишь ничего плохого. А вдруг прорвется человек в чем-либо, солжет, расхвастается, струсит... И вот делаешь переоценку, перечеркиваешь все, что видел раньше (и что все-таки продолжает существовать), и выкидываешь человека из своего сердца.

Это неправильный и грешный способ отношения к людям. В основе такого обращения с людьми лежат две неосознанные мысли:

1) я – вне греха;

2) и человек, которого я полюбил, тоже безгрешен.

Как же иначе объяснить и резкое осуждение других, и удивление, когда хороший, добрый, благочестивый человек согрешит!

А между тем норма отношения к нашим ближним – прощать без конца, так как мы сами бесконечно нуждаемся в прощении. Главное – не забывать, что доброе, что мы ценим – оно остается, а грех всегда тоже был, только его не замечали.

Будем же снисходительнее, любовнее друг ко другу: всем нам так нужна взаимная помощь и любовь, и все наши трудности и горести так ничтожны перед лицом вечности.

Из дневника священника Александра Ельчанинова

Об осуждении

Не смотри на чужие грехи, а смотри на свои злые дела; ибо не за первые будешь судим, но за себя непременно дашь ответ.

Святитель Димитрий Ростовский

Не осуждай блудника, хотя ты и целомудрен, потому что и сам ты, как он, преступишь закон, если осудишь его. Ибо Сказавший не прелюбы сотвори (Мф. 5, 27), сказал также: не суди (Мф. 7, 1).

Древний Патерик

Не пренебрегай грешными за недостатки их, чтобы самому не быть искушенным в том же, в чем искусились они.

Преподобный Исаак Сирин

Не осмеивай и не осуждай впадшего в искушение, но чаще молись, чтобы самому не впасть в искушение.

Преподобный Ефрем Сирин

Когда что худое в ближнем твоем увидишь или услышишь, то запечатлей уста твои молчанием, а о нем воздохни ко Господу, да исправит его; и о себе молись, чтобы в такой же порок не впасть, потому что всякому падению подлежим как немощные.

Святитель Тихон Задонский

Хотя бы ты и своими очами увидел согрешающего, не осуждай; ибо часто и они обманываются.

Преподобный Иоанн Лествичник

Не осуждай ближнего: тебе грех его известен, а покаяние неизвестно.

Преподобный авва Дорофей

Вразуми согрешающего, но не осуждай падающего: ибо последнее есть дело злоречивого, а первое – желающего исправить.

Преподобный Нил Синайский

Осуждать – значит губить свою душу

Услышав, что некоторые злословят ближних, я запретил им; делатели же сего зла в извинение отвечали, что они делают это из любви и попечения о злословимом. Но я сказал им: «Оставьте такую любовь, чтобы не оказалось ложным сказанное: оклеветающаго тай искренняго своего, сего изгонях (Пс. 100, 5)». Если ты истинно любишь ближнего, как говоришь, то не осмеивай его, а молись о нем втайне; ибо сей образ любви приятен Богу. Станешь остерегаться осуждать согрешающих, если всегда будешь помнить, что Иуда был в соборе учеников Христовых, а разбойник – в числе убийц; но в одно мгновение произошла с ними чудная перемена.

Кто хочет победить духа злословия, тот пусть приписывает вину не согрешающему, но подущающему его бесу. Ибо никто не желает грешить против Бога, хотя каждый из нас согрешает не по принуждению.

Видел я согрешившего явно, но втайне покаявшегося; и тот, которого я осудил как блудника, был уже целомудрен у Бога, умилостивив Его чистосердечным обращением.

Никогда не стыдись того, кто перед тобою злословит ближнего, но лучше скажи ему: «Перестань, брат, я ежедневно впадаю в лютейшие грехи – и как могу его осуждать?» Ты сделаешь, таким образом, два добра и одним пластырем исцелишь себя и ближнего. Это один из самых кратких путей к получению прощения грехов, то есть чтобы никого не осуждать. Ибо сказано: не судите, и не судят вам (Лк. 6, 37).

Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить. Если бы ты увидел кого-либо согрешающим даже при самом исходе души из тела, то и тогда не осуждай его; ибо суд Божий неизвестен людям. Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали втайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца.

Послушайте меня, послушайте, злые судии чужих деяний: если истинно то, как, в самом деле, истинно, что каким судом судите, таким будете судимы (Мф. 7, 2), то, конечно, за какие грехи осудим ближнего, телесные или душевные, в те впадем сами; и иначе не бывает.

Скорые и строгие судии прегрешений ближнего потому имеют недуг сей страсти, что не имеют совершенной и постоянной памяти и попечения о своих согрешениях. Ибо если человек в точности, без покрывала самолюбия, увидел бы свои злые дела, то ни о чем другом, относящемся к земной жизни, не стал бы уже заботиться, помышляя, что на оплакивание и самого себя не достанет ему времени, хотя бы он и сто лет прожил и хотя бы увидел истекающим из очей своих целый Иордан слез. Я наблюдал за плачем истинного покаяния – и не нашел в нем и следа злословия и осуждения.

Человекоубийцы бесы побуждают нас или согрешить, или, когда не грешим, осуждать согрешающих, чтобы вторым осквернить первое.

Знай, что и это признак памятозлобного и завистливого человека, если он легко, с удовольствием порицает учение, дела и добродетели ближнего, будучи одержим духом ненависти.

Видал я таких людей, которые тайно и скрытно соделывали тяжкие согрешения, а между тем, считая себя лучшими других, безжалостно нападали на тех, которые увлекались в легкие, но явные проступки.

Судить – значит бесстыдно похищать сан Божий; а осуждать – значит погублять свою душу.

Как возношение и без другой страсти сильно погубить человека, так и осуждение, одно само по себе, может нас погубить совершенно; ибо и фарисей оный за сие осужден был.

Как добрый виноградарь вкушает только зрелые ягоды, а кислые оставляет, так и благоразумный и рассудительный ум тщательно замечает добродетели, какие в ком-либо узрит; безумный же человек отыскивает пороки и недостатки. О нем-то сказано: испыташа беззаконие, исчезоша испытающии испытания (Пс. 63, 7).

Преподобный Иоанн Лествичник

0

3

Среда 6-й седмицы Великого Поста

Кто незлобив, тот совершен и богоподобен.
Преподобный Антоний Великий

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28254.p.jpg
Какое жалкое состояние – платить ненавистью за ненависть и обидою за обиду. Что если враг сильнее тебя? К чему тогда послужит твоя любомстительность? Разве к ускорению твоей погибели? И при равных силах чего ожидать, если не взаимного падения и бедствия? Наконец, хотя бы он был и не в состоянии противостоять тебе, – разве менее страшны тайные ковы, нежели открытое нападение? А терзающие заботы, а ухищрения, а замыслы, а предприятия, обращающиеся на собственный вред, а мучительные мысли даже о невозможной удаче своей и еще мучительнейшие об удаче противника, а, наконец, самые удачи, сопровождаемые самыми великими угрызениями совести, а иногда всеобщим презрением? Ах, сколько терзаний для сердца ненавидящего, – оно есть ад на земле, пламя геенское.

Святитель Филарет Московский

О незлобии

Никогда не допускай слабости, чтоб у тебя срывалось что с языка или прорывалось движение, показывающее, что у тебя на душе есть некая неурядица... Это всегда унижает и показывает, что ты не умеешь владеть собою.

Святитель Феофан Затворник

Кто незлобив, тот совершен и богоподобен, он исполнен радования и есть покоище Духа Божия. Как огонь сожигает большие леса, когда пренебрежешь о нем, так злоба, если допустишь ее в сердце, погубит душу твою и тело твое осквернит, и много принесет тебе неправых помышлений, возбудит брани, раздоры, молвы, зависть, ненависть и подобные злые страсти, отягчающие самое тело и причиняющие ему болезни. Поспешите стяжать незлобие и простосердечие святых, чтобы Господь наш Иисус Христос принял вас к Себе и каждый из вас мог с радостью сказать: мене же за незлобие приял, и утвердил мя еси пред Тобою в век (Пс. 40, 13).

Преподобный Антоний Великий

Как скоро обида разжигает твое сердце, вспомяни о Христе и о Его язвах, рассуди, что претерпеваемое тобою весьма маловажно в сравнении со страданиями Владыки: и тогда, как водою, угасишь свою скорбь.

Святитель Григорий Богослов

Не говори: «Отомщу врагу» – есть у нас Праведный Судия на Небе.

Преподобный Нил Синайский

Будем снисходительны к своим врагам, чтобы и нам таким же обрести Бога в отношении нас.

Святитель Иоанн Златоуст

Молиться надо и за врагов: они большею частью сами не видят, что творят, да они даже благодетели наши: нападками своими укрепляют нас в добродетели, смиряют дух наш на земли, а на Небеси соплетают нам венцы райские.

Преподобный Феофил Киево-Печерский

Как научиться незлобию

Без всепрощения, без искоренения злопамятства невозможен душевный покой! Потому что злоба производит в уме бурю помыслов против ближнего – бурю страстей, которая переворачивает все внутри нас, вырывает с корнем все доброе, разрушает почти до основания все ростки добродетелей. Мы и сами бываем не рады этой злосчастной буре, происходящей из обиды на ближнего. А если возникает эта буря – можем ли мы тогда совершать какие-либо благочестивые подвиги? Хотя бы подвиг воздержания в пище, хотя бы молитвенный подвиг, хотя бы вспомоществование ближним своим, хотя бы великодушие и смирение? Нет. Невозможен тогда никакой подвиг, потому что буря злобы в нашем сердце будет отметать вон все наши благие намерения, и никакое добро не будет нам подвластно.

Таков закон греха, и особенно греха злопамятства, раздражения.

Вот почему великие подвижники Христовой Церкви старались уничтожать даже малейшее проявление греха злобы. Потому что если дать простор его движению, то он, повторюсь, разрушит до основания все наше доброе устроение. Кроме того, преподобные отцы памятовали и заповеди Божии: Блаженны миротворцы, блаженны чистые сердцем, ибо они сынами Божиими нарекутся и Бога узрят. Чтили они и заповедь апостольскую: Да не зайдет солнце во гневе вашем. Вот почему они стремились искоренять грех злобы в самом его зародыше.

Мне хочется, чтобы эти благочестивые правила подвижников стали бы руководством и в нашей жизни. И если кто-либо из ближних причинит нам обиду – не допустим мы в своем сердце господствовать злобе! Помните, что в ином случае нашими слабостями сразу же воспользуется враг человеческого рода. Он будет, несомненно, внушать нам, что обида слишком велика и непростительна; станет раздувать, как говорится, малое в большое, представлять из мухи слона.

Злоба же, войдя в сердце, не даст нам покоя ни днем, ни ночью, ни на молитве, ни на работе. Она будет точить наше сердце, да так сильно, что мы, как говорится, выбьемся совершенно из колеи.

Смотрите же, не давайте места диаволу! И если заметим в своем сердце обиду на ближнего, то поспешим к примирению, если только это возможно.

Бывает, правда, и так, что человек просит прощения, а обиженный не прощает. В таком случае, оставляя все на совести ближнего, станем очищать самих себя пред Богом и пред людьми.

Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский

0

4

Четверток 6-й седмицы Великого Поста

Добро падшего естества перемешано со злом.
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28259.p.jpg
Господь Вседержитель, мозаика (Константинополь, монастырь Хора, XIII в.)

Делатель правды человеческой исполнен самомнения, высокоумия, самообольщения; он проповедует, трубит о себе, о делах своих, не обращая никакого внимания на воспрещение Господа (Мф. 6, 1-18); ненавистью и мщением платит тем, которые осмелились бы отворить уста для самого основательного и благонамеренного противоречия его правде: признает себя достойным и предостойным наград земных и небесных. Напротив того, делатель евангельских заповедей всегда погружен в смирение: сличая с возвышенностью и чистотою всесвятых заповедей свое исполнение их, он постоянно признает это исполнение крайне недостаточным, недостойным Бога; он видит себя заслуживающим временных и вечных казней за согрешения свои, за не расторгнутое общение с сатаною, за падение, общее всем человекам, за свое собственное пребывание в падении, наконец, за самое недостаточное и часто превратное исполнение заповедей.

Придет ли к тебе какая благая мысль, остановись, никак не устремись к исполнению ее с опрометчивостью, необдуманно. Ощутишь ли в сердце какое благое влечение, остановись: не дерзай увлечься им. Справься с Евангелием. Рассмотри: согласны ли со всесвятым учением Господа благая мысль твоя и твое благое влечение сердечное. Вскоре усмотришь, что нет никакого согласия между евангельским добром и добром падшего человеческого естества. Добро падшего естества перемешано со злом, как делается ядом вкусная и здоровая пища, когда перемешивают ее с ядом. Хранись делать добро падшего естества! Делая это добро, разовьешь свое падение, разовьешь самомнение и гордость, достигнешь ближайшего сходства с демонами. Напротив того, делая евангельское добро, как истинный ученик Богочеловека, соделаешься подобным Богочеловеку.

Святитель Игнатий (Брянчанинов), т. 5

О познании самого себя

Предпочитать доброе изволение есть дело желающего; довершать же выбор доброго изволения – дело Божие. Для сего человек имеет нужду в Божией помощи. Будем же делать так, чтобы за появляющимся в нас добрым желанием следовали частые молитвы, с прошением не только оказать нам помощь, но и показать, благоугодно ли желание сие воле Божией или нет. Ибо не всякое доброе желание входит в сердце от Бога, но только то, которое полезно. Иногда человек желает доброго, но Бог не помогает ему; потому что иногда подобное сему желание входит и от диавола, не на пользу нам, а во вред, или потому что дело желаемое не в меру нам, так как мы еще не достигли соответствующего тому жития.

Преподобный Исаак Сирин

Невидимые, но подлинные грехи видеть иногда препятствуют человеку видимые, но мнимые добродетели.

Святитель Филарет, митрополит Московский

Всего легче обманывать самого себя и надмеваясь пустою славою, почитать себя чем-то, будучи ничем.

Святитель Григорий Богослов

Старайся познать самого себя и тогда будешь много знать.

Святитель Тихон Задонский

Ты хочещь знать, сколько лучшим ты сделался? Испытай себя, сколько худшим ты чувствуешь себя. Чем светлее твой взор, тем яснее ты видишь славу Божию и свою греховность.

Святитель Григорий Богослов

Чем кто более невнимателен к себе, тем более почитает себя угодным Богу. Но кто старается очистить себя от страстей и беспорядочных действий, тот стыдится возвести очи свои на небо к Богу: ибо видит себя, что весьма далеко отстоит от Него.

Преподобный авва Исаия

Добро Евангельское и добро человеческое

Люди, не понимающие духовных основ того, что происходит в мире, судят о делах человеческих очень поверхностно: они разделяют деятельность человека на явно греховную, злую и на добрую, похвальную – только по самому внешнему ее проявлению, стараясь провести между той и другой некоторую приблизительную границу, пользуясь самыми расплывчатыми, неустойчивыми мерками добра и зла – по законам мира. Мир же сам в себе не имеет той истины, которая открыла бы ему настоящую цену вещей; только один закон дает ясное определение тому, что есть грех, что есть благо, что есть что, – это закон Евангельский. Законы мира сего иногда, в некоторых пунктах своих пытаются быть похожими на законы христианские, но это только по наружности; на самом же деле все там по другому.

Человек, после своего падения хотя весь и поработился греху, стал уродливым, больным, озлобленным, но некоторые задатки естественного добра, вложенные при сотворении в него Создателем, еще сохранились, хотя и не имеют уже чистоты и святости, но растворены ядом греха. На этих-то жалких останках человек и стал строить свои учения о добром и нравственном, о любви и справедливости. Но такая оскверненная нечистотой «правда» человеческая не может научить его истинному добру, не может оживлять и исцелять душу, скорее вводит ее в великое заблуждение.

Люди неверующие тоже делают не мало красивых, будто даже похвальных дел, совершают многие добродетели, подвиги милосердия, любви, самопожертвования; иногда отдают жизнь свою ради ближнего своего, дают последний кусок хлеба голодному, помогают друг другу в беде, жертвуют свое имущество на разные добрые дела; встречаются удивительные, даже героические поступки, можно привести такие примеры, что многие будут тронуты ими до глубины души. И все эти проявления добра, если они не основаны на Евангелии, если они вырастают не из глубины верующей христианской души, то все это, столь похвальное, – нечисто, осквернено падением, не имеет пред Богом той ценности, которую приписывают ему люди. Эту важную истину многие никак не могут принять сегодня; услышав сказанное, многие недоумевают, обижаются, некоторые гневаются.

И правда, слышится странно: человек совершает высокий подвиг, жертвует жизнью ради ближнего, умирает ради того, чтоб другой мог счастливо жить, – и за душу такого героя можно сомневаться, что она спасена; ему может еще грозить ад? Разве такой поступок не омывает всех грехов человека? Звучит как будто жестоко. Но посмотрим с другой стороны: если этот герой не ради Христа, не по учению Евангелия, не из веры христианской почерпнул силы в подвиге, если не Христовой силой совершилось это самопожертвование, не во имя Божие, то тогда выходило бы, что и без веры, и без Христова искупления человек может спастись; значило бы, что в самом падшем человеке сохранилась та сила и чистота, которые достаточны для его оживления, для того, чтоб ему самому вырваться из цепей греха. Тогда зачем понадобилась страшная Жертва Голгофская, зачем учение Христово, Евангелие, Церковь? Зачем Таинства, молитвы, посты, подвиги христианские? Тогда было бы достаточно только одного желания нашего и усилия воли, даже и вера не нужна... Как же это?

Дело в том, что совершать добрые дела, прекрасные дела, похвальные дела и дела веры – не одно и тоже! Дела добрые, совершаемые без веры, без Бога, посвящены миру сему, от мира сего они и получают плату: славу, честь, почет. Славы вечной, небесной они чужды. А дела веры имеют внутреннее посвящение Богу, творятся молитвой, с обращением к Богу, сколько возможно сокровеннее, чтоб ведал один Бог; такие дела имеют меньше впечатления внешнего, зато принимает их Господь, воздает за них славу в будущей жизни.

И вообще не правильно считать спасение души и наследие Царствия Небесного прямо зависящими от наших добрых дел. Бог милует человека и спасает не за его добрые дела, а за его верующее, сокрушенное и смирившееся сердце. Конечно, вера эта без дел быть не должна, да и не может, она обязательно воплотиться в конкретные дела, и дела эти будут непременно самые добрые и святые, так как этим делам учит верующего Сам Господь.

Поэтому-то неправильно проповедовать людям абстрактное добро, учить их любить ближнего, быть милосердными, добрыми, не говоря при этом о том, что этого они никак не смогут сделать правильно, свято, богоугодно без учения Евангельского, без Церкви, без благодати Святого Духа, которую они могут получить только в храме через святые таинства. Если этого не говорить, то люди будут думать, что они могут, если захотят, сами прекрасно решить свои проблемы – без Церкви, без таинств, без благодати Святого Духа, без Христа.

В миру совершаются часто добрые поступки, но еще чаще злые. И грехи мира гораздо изощреннее и разнообразнее, чем благие дела в нем. Эти грехи так близко прикасаются к тому добру, что как бы и нет между ними противоречия. Один и тот же человек, который похваляем всеми за свои добрые дела, тут же совершает множество гадких дел, на которые никто не обращает внимания. Герой мира совершает какой-либо удивительный самоотверженный поступок, а до и после него творит что-либо самое подлое и низкое. Таковы добродетели мира сего: здесь любовь и ненависть рядом, здесь самопожертвование, геройство, милостыня, и тут же – эгоизм, себялюбие, высокомерие. На самом же деле и то и другое зиждется на пагубных страстях. Добро там как будто существует для того, чтоб оттенять и придавать большую сладость греху, обострять его вкус. Само это добро пьет корнями своими оскверненную воду, тайные гордые, тщеславные помыслы тут же заглушают всякое искреннее, несколько возвышенное стремление души.

В каждом деле важно заглянуть в глубь сердца, в тайники сокровенных наших помыслов. Всякое дело, прежде чем мы на него решимся, бывает взвешено и расценено внутренними нашими силами, там происходит что-то вроде некоторого тайного совета: сердце говорит свои «за» и «против», ум – свои, чувства, плоть, наши страсти, привязанности, слабости – все здесь пытается вставить свое слово; и если на этом совете выносится суд справедливый, дело решается по Христовым законам, то оно будет совершаться во спасение души; если же будет допущено лукавствие в пользу какой-либо страсти, с тайной мыслью напитать эту страсть, то совершаемое дело, какой бы внешне благолепный вид оно ни имело, принесет душе скорее вред, чем пользу. И любой маленький и едва заметный поступок, шаг – всегда сопровождаются внутри нас этим внутренним посвящением во чье-то имя, совершаются ради земного или небесного, Божьего или человеческого. И часто само это посвящение имеет большее значение, чем совершаемое наружно дело, в нем-то и заключается главная цена совершаемого пред Богом.

Архимандрит Лазарь (Абашидзе).
«О тайных недугах души»

0

5

Пяток 6-й седмицы Великого Поста

Если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению.
Сир. 2, 1

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28284.p.jpg
Святой Иов Многострадальный на гноище

Сказано: молись, чтобы не внити в искушения касательно веры. Молись, чтобы вместе с демоном хулы и гордыни не внити в искушения самомнением ума твоего. Молись, чтобы по Божию попущению не внити тебе в явное диавольское искушение по причине худых мыслей, какие ты помыслил умом своим и за которые попускаются на тебя искушения. Молись, чтобы не отступил от тебя ангел целомудрия твоего, чтобы грех не воздвиг на тебя пламенеющей брани, и не разлучил тебя с ним. Молись, чтобы не внити в искушение – раздражать одного против другого, или в искушение двоедушия и сомнения, которыми душа вводится в великое борение. А искушения телесные приуготовляйся принимать от всей души, и преплывай их всеми членами; и очи свои наполняй слезами, чтобы не отступил от тебя хранитель твой. Ибо вне искушений не усматривается Промысл Божий, невозможно приобрести дерзновения перед Богом, невозможно научиться премудрости, чтобы Божественная любовь утвердилась в душе твоей. Прежде искушений человек молится Богу, как чужой кто. Когда же входит в искушения по любви к Богу, и не допускает в себе изменения, тогда вменяется у Бога, как бы именующий Его должником своим, и как искушений друг; потому что, вот исполнение воли Божией, вел брань с врагом Божиим и победил его. Вот что значит сказанное: «Молитеся, да не внидете в напасть». И еще: «Молись, чтобы в страшное диавольское искушение не внити тебе, за кичливость твою; но за любовь твою к Богу, да содействует тебе сила Божия, и тобою победит врагов своих. Молись, чтобы в искушения сия не внити тебе за порочность помыслов и дел твоих; но да искусится любовь твоя к Богу и прославится сила Его в терпении твоем».

Преподобный Исаак Сирин

О скорбях и искушениях

Скорби и искушения признаются Священным Писанием и святыми отцами величайшим даром Божиим.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Искушение не есть зло, но – добро. Оно хороших делает еще лучшими. Это – горнило для очищения золота, это – мельница для сотрения жестоких зерен пшеницы. Это – огонь, истребляющий волчцы и терния, чтобы сделать землю способную к принятию добрых семян.

Святитель Иоанн Златоуст

Бог попускает впадать человеку в грехи из гордости, самомнения, самонадеянности. Так что где нет такого самомнения и самонадеянности, там не бывает и вразумительных падений. Почему, когда случится тебе пасть, спешно беги помыслами к смиренному познанию и уничиженному о себе мнению и чувству, и взыщи Бога через молитву, чтобы снова не пасть. Прибавлю к сему, что не только тогда, когда кто впадает в какой-либо грех, но и когда подпадают какому несчастью, бедствию или скорби, особенно телесной болезни, должно ему разуметь, что сие страждет он, чтобы пришел – в самопознание, именно в сознание своей немощности и смирения. Для этой цели попускаются Богом всякого рода искушения от диавола.

Святитель Феофан Затворник

Душа не может освободиться от искушения иначе как призывая Иисуса Христа и прибегая к духовному отцу.

Преподобный Симеон Новый Богослов

Когда человек терпит всякое искушение и всякую тесноту по любви к Богу, и не ропщет, но всегда благодарит Бога и смиряется, говоря, что праведно страдает за грехи свои; если так всегда будет делать, то таковый от Бога получит прощение грехов своих, и бывают ему искушения виновными спасения души его. Благословен Бог, который не попускает человеку искуситься более того, сколько может понести, но с искушением подает ему и некоторую силу побеждать оное.

Схимонах Иларий Афонский

У верующего великое множество благодетельных средств к врачеванию его, к утешению, освящению. Исповедь, святое причащение, богоявленская вода, просфора, антидор, артос, мощи святых, чудотворные иконы, чтение слова Божия, усердная молитва, призывание на помощь святых и Ангела-хранителя, частое произношение имени Иисусова, помазание святым елеем, крестное знамение – все это для верующего великое пособие в горе, в унынии, в болезни, при нападении искушений, врагов. А как немногие прибегают к этим средствам для своего духовного утешения.

Преподобный Марк Подвижник

Одно есть искушение Божие, другое – искушение диавольское. Диавол искушает человека не для очищения грехов, а для того, чтобы ввергнуть его в большие греховные скверны, сделать мерзким Богу и недостойным Небесного Царствия. Бог, искушая человека, хочет спасения его, диавол – погубления.

Православное исповедание

Когда найдет искушение, не ищи, отчего и для чего оно нашло; но (о том позаботься), чтобы благодарно, безскорбно и незлопамятно перенесть его.

Преподобный Марк Подвижник

Веруй, что все случающееся с нами, до самого малейшего, бывает по промыслу Божию, и тогда ты без смущения будешь переносить все, находящее на тебя.

Преподобный авва Дорофей

Надо любить бесчестие за честь, хулу – за хвалу; обиду – за награждение, всякое искушение и злострадание – почитать за превосходнейшее воздаяние.

Старец Назарий Валаамский

В трудных искушениях надо вопиять ко Господу: «Буди воля Твоя! Помилуй, облегчи!»

Святитель Феофан Затворник

Искушений устрашаться не должно и не наскакивать на них, а какие пошлет Господь, принимать с благодарением; в кресте познается любовь Божия, а не в сладости утешения.

Старец Макарий Оптинский

Благодарите Бога за все! Это слово наносит смертельную рану диаволу и во всякой беде (и искушении) доставляет говорящему сильнейшее средство к одобрению и утешению. Не переставайте же никогда произносить его и научайте тому других.

Святитель Иоанн Златоуст

Когда посещает нас искушение, прежде чем оно возьмет силу, надо спешить открыть его духовникам, могущим назидать.

Преподобный Пахомий Великий

Искушений никому не избежать, но можно избежать падений.

Святитель Пахомий Великий

Когда находит искушение, то надобно молиться, во-первых – о даровании терпения, чтобы Господь помог терпеть, а во-вторых, – благодарить Его, что через искушения устраивает Он наше спасение; молиться при том, чтобы без вреда душевного пребывать во время искушения. Спасение не устраивается иначе, как через искушения; поэтому кто отвергает искушение, тот отвергает спасение и кроме того остается неискусным… Святые Отцы говорят, чтоб мы не желали успокоения (веселия и радости) в этом мире, а возлюбили бы труд, пот, искушения, оскорбления: потому что нам приготовлена радость в будущем веке, веселие от Бога вечное.

Старец Досифей Афонский

Проси Бога не столько о том, чтобы Он избавил нас от настоящих бедствий, но более о том, чтобы Он дал тебе силы перенести их.

Святитель Иннокентий Московский

Претерпевый до конца, той спасен будет.

Мф. 10, 22

О терпении

А есть ли нам что терпеть? В этом ни у кого не бывает недостатка. Поприще терпения у всякого широко: стало быть и спасение у нас под руками. Претерпи все до конца – и спасен будешь. Надо, однако же, терпеть умеючи, а то можно протерпеть и пользы никакой не получишь. Во-первых, веру святую блюди и жизнь по вере веди, безукоризненную; всякий же случающийся грех очищай тотчас покаянием. Во-вторых, все, что приходиться терпеть, принимай как от руки Божией, помня твердо, что без воли Божией ничего не бывает. В-третьих, веруя, что все от Господа нашего исходящее посылается Им во благо душам нашим, – о всем искренно благодари Бога, благодари и за скорби, и за утешение. В-четвертых, полюби прискорбность ради великой ее спасительности и возбуди в себе жаждание ее, как пития, хотя горького, но целительного. В-пятых, держи в мысли, что когда пришла беда, то ее не сбросишь, как тесную одежду, надо перенесть. По-христиански ли ты перетерпишь ее или не по-христиански, – все же претерпеть неизбежно; так лучше же претерпеть по-христиански. Ропотливость не избавляет от беды, а только ее утяжеляет, а смиренная покорность определением Промысла Божия и благодушие отнимают тяготу у бед. В-шестых, сознай себя стоющим еще и не такой беды, – сознай, что если бы Господь хотел поступить с тобою по всей правде, то такую ли беду следовало послать тебе? В-седьмых, паче всего молись, – и милостивый Господь подаст тебе крепость духа, при которой, тогда как другие дивиться будут твоими бедами, тебе будет казаться – и терпеть нечего.

Святитель Феофан Затворник

0

6

Суббота 6-й седмицы Великого поста.
Воскрешение праведного Лазаря

Всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек.
Ин. 11, 27

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100283/28300.p.jpg
Воскрешение прав. Лазаря

Лазарь был еврей и фарисей, сын Симона фарисея (Мф. 26, 6), родом из Вифании. Господь часто во время своей земной жизни заходил в дом Лазаря, которого с сестрами его Он любил и называл другом Своим (Ин. 11, 3, 5, 11). Лазарь умер, но Господь воскресил его, придя на четвертый день после его смерти. Услышав о воскресении Лазаря, Иудейские первосвященники говорили об Иисусе Христе: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут римляне и овладеют и местом нашим и народом (Ин. 11, 47-48).

Архиерей Каиафа дал Синедриону совет, послуживший пророчеством о спасительной силе крестной смерти Иисуса Христа: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб (Ин. 11, 49-50). С того дня они решили непременно убить Иисуса Христа, обнародовав повеление взять Его, где только увидят (Ин. 11, 53). Воскрешение Лазаря так озлобило книжников и первосвященников, что они решили убить не только Воскресителя, но и воскрешенного (Ин. 12, 10). Лазарь удалился на остров Кипр, где в последствии он поставлен был от Апостолов епископом. Богоматерь даровала ему омофор, сделанный ее руками. Жил Лазарь после воскрешения 30 лет и хранил строгое воздержание. Вторично преставился он в Кипре. В IX веке Византийский император Лев Философ перенес мощи праведного Лазаря из Кипра в Константинополь.

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни богослужения Православной Церкви» т.2


Тропарь праздника

Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы победы знамения носяще, Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне.

«Прежде Твоих страданий, желая убедить всех в общем воскресении, Ты из мертвых воздвигл Лазаря, Христе Боже. Потому и мы, как дети, держа в руках своих знамя победы, вопием Тебе, Победителю смерти: осанна в вышних, благословен грядущий во имя Господне». (Осанна в вышних – спасение с небес.)

Евангелие от Иоанна

Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий. Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря. Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился.

После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним.

Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог. Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир. Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя. Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему. Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа.

Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб – плакать там. Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер? Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус. Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино.

С этого дня положили убить Его. Посему Иисус уже не ходил явно между Иудеями, а пошел оттуда в страну близ пустыни, в город, называемый Ефраим, и там оставался с учениками Своими. Приближалась Пасха Иудейская, и многие из всей страны пришли в Иерусалим перед Пасхою, чтобы очиститься. Тогда искали Иисуса и, стоя в храме, говорили друг другу: как вы думаете? не придет ли Он на праздник? Первосвященники же и фарисеи дали приказание, что если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его.

Ин., гл. 11

:cool:

Синаксарь в Лазареву субботу

Стихи:
Ты плачешь, Иисусе, — это от человеческой природы,
А друга воскрешаешь — Божественной (Твоею) силой.

В этот день мы празднуем воскрешение святого праведного Лазаря Четверодневного, друга Христова. Он был по рождению иудей, по вероисповеданию — фарисей, сын фарисея Симона, как где-то говорится, родом из Вифании. Когда же Господь наш Иисус Христос совершал Свой земной путь ради спасения человеческого рода, Лазарь стал Его другом таким образом. Поскольку Христос часто беседовал с Симоном, ибо и тот чаял воскресения мертвых, и много раз приходил в их дом, то Лазарь вместе с двумя своими сестрами, Марфой и Марией, полюбился Ему как родной.

Приближались спасительные Страсти Христовы, когда уже подобало тайне воскресения открыться с достоверностью. Иисус пребывал за Иорданом, прежде воскресив из мертвых дочь Иаира и сына вдовы (наинской). Друг же Его Лазарь, тяжело заболев, умер. Иисус, хотя и не был там, говорит ученикам: Лазарь, друг наш, уснул, а через некоторое время снова сказал: Лазарь умер (Ин. 11: 11, 14). Позванный сестрами его, Иисус, оставив Иордан, пришел в Вифанию. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати (Ин. 11, 18). И встретили Его сестры Лазаря, говоря: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат наш. Но и теперь, если Тебе угодно, Ты воздвигнешь его, ибо (все) можешь» (ср.: Ин. 11, 21—22). Иисус спросил иудеев: где вы положили его? (Ин. 11, 34). Тогда все пошли ко гробу. Когда же хотели отвалить камень, Марфа говорит: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе (Ин. 11, 39). Иисус, помолившись и прослезившись над лежащим, воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон (Ин. 11, 43). И тотчас вышел умерший, его развязали, и он пошел домой.

Это неслыханное чудо возбудило у иудеев зависть, и они решили убить Иисуса; но Тот снова, уклонившись от них, ушел. Первосвященники же задумали убить и Лазаря, так как многие, видя его, уверовали во Христа. Но Лазарь, узнав об их замысле, удалился на остров Кипр и жил там, а впоследствии апостолами был поставлен епископом города Китий[1]; пожив свято и богоугодно, он через тридцать лет после того, как ожил, снова умер и был погребен на Кипре, совершив (при этом) многие чудеса. Предание говорит, что после воскрешения он хранил строгое воздержание и что (епископский) омофор подарила ему Пречистая Матерь Божия, сделав Своими руками. Император Лев Мудрый после одного божественного видения перенес честные и святые мощи Лазаря с Кипра в Константинополь, в созданный царем храм во имя этого святого, с почестями положив их в драгоценной раке справа от входа, напротив святого алтаря. И теперь еще честные его мощи пребывают там, источая какое-то неизъяснимое благоухание.

Праздновать же в сегодняшний день воскрешение Лазаря установили святые и богоносные отцы наши, а скорее святые апостолы, после сорокадневного поста для очищения намереваясь священнодействовать святые Страсти Господа нашего Иисуса Христа. Поскольку они считали воскрешение Лазаря первым и основным поводом для злоумышления иудеев против Христа, то и поместили здесь это необычайное чудо, которое описывает один евангелист Иоанн[2], в то время как другие евангелисты опускают, — ведь (при них) Лазарь был еще жив, и его можно было реально видеть. Ибо тогда необходимо было доказать[3], что Христос — Сын Божий и Бог, что Он воскрес и будет воскресение мертвых, в чем лучше всего убеждал Лазарь. — Говорят, будто для (уверения в этом) и все Евангелие (от Иоанна) было написано, так как другие евангелисты вовсе не упоминают о безначальном рождении Христа.

Лазарь ничего не поведал о находящемся в аду, поскольку ему или не пришлось видеть тамошнего, или повелено было молчать об увиденном.

Отсюда и любой человек, недавно умерший, называется лазарем, и погребальная одежда называется таинственным словом лазарома[4], — чтобы напоминать о первом Лазаре. Ибо как тот по слову Христа восстал и вновь ожил, так и этот, хотя и умер, но будет жить вечно, воскреснув при последней трубе.

Христе Боже, молитвами друга Твоего Лазаря помилуй нас. Аминь.
______________________________
[1] Китий — город на южном берегу острова Кипр, близ нынешнего местечка Ларнака.
[2] Святой апостол Иоанн Богослов писал Евангелие позже всех, уже после смерти Лазаря. (Кончина Иоанна последовала в начале II века). Время написания первых трех Евангелий: Матфеем — около 41 г.; Марком — 46 г.; Лукой — 61—62 г. Праведный Лазарь преставился в 63 г. по Р. Х.
[3] По Софронию, Иоанн Богослов написал свое Евангелие в противовес ереси евионитов, утверждающих, будто Христос не существовал прежде рождения от Марии.
[4] Лазарома (евр.) — погребальная одежда, плащаница, которой у евреев обычно обвивали тела усопших.

Библия, изложенная для семейного чтения.
Воскрешение Лазаря

В Вифании ту семью, которая была предана всей душой Иисусу, посетило большое горе: захворал тяжкой болезнью Лазарь, брат Марфы и Марии, бывший одним из приверженцев учения Иисуса Христа. В страхе за его жизнь сестры поспешили послать сказать об этом Иисусу, находящемуся в то время в Перее: «Господи! вот, кого Ты любишь, болен». «Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий» и не спешил пойти на помощь другу Своему, еще «пробыл два дня на том месте, где находился».

«После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.

Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему».

Тогда Фома, такой же пламенный и порывистый в преданности своей к Иисусу, как и Петр, сознавая опасность, которой подвергается Учитель, воскликнул: «Пойдем и мы  умрем с Ним».

Когда Иисус пришел в Вифанию, то уже прошло четыре дня после смерти Лазаря. И многие из иудеев были тогда в доме Марфы и старались утешать ее и сестру ее Марию в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, вышла навстречу Ему и сказала: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог».

«Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веруешь ли сему?

Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.

Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря ей: Учитель здесь и зовет тебя. Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему.

Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа». Иудеи, которые были с нею в доме, соболезнуя Марии и полагая, что она пошла на гроб брата плакать там, последовали за ней. Она же, «придя туда, где был Иисус, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

«Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?

Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.

Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.

И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус.

Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино.

С этого дня положили убить Его. Посему Иисус уже не ходил явно между Иудеями, а пошел оттуда в страну близ пустыни, в город, называемый Ефраим, и там оставался с учениками Своими».  (Ин. 11, 3–54)

«Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское, чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение». (Лк. 9, 51–56)

«Восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет».

Предсказание Христа о том, что предстоит Ему, было совершенно определенное и ясное, но и на этот раз ученики Его не поняли его или не хотели принять, так как они были убеждены в Божественном всемогуществе их Учителя.

«Когда выходили они из Иерихона, за Ним следовало множество народа». И вот, «Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося милостыни. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать к Себе».

«Чего ты хочешь от Меня?» — спросил Он у несчастного слепца.

Тот отвечал Ему:

— Раввуни! «чтобы мне прозреть».

«Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Иисусом по дороге». (Мф. 20, 17–19, 29. Мк. 10, 46–48, 51–52)

Одновременно Иисус обратил Свое внимание и на другого человека. Это был «некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый», но у которого также было горе на душе, потому что его, как мытаря, презирали сограждане его, несмотря на то что он был добр и благотворителен. Узнав, что проходит Иисус, Закхей искал видеть, «кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, влез на смоковницу, чтобы увидеть Его».

Проходя же мимо смоковницы, Иисус «взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». «И он поспешно сошел и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку». Закхей же, в смиренном чувстве своего недостоинства благодарный за милостивое обращение к нему Иисуса, воскликнул с полной искренностью: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». «Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». Проходя в Иерусалим, за шесть дней до Пасхи Иисус остановился в Вифании, «где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых».

Во время Его пребывания в Вифании приготовили Ему вечерю «в доме Симона прокаженного», и в это время «приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову». «Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала». (Лк. 19, 2–10. Ин. 12, 1. Мф. 26, 6–13)

*******************************************

0

7

2)

Воскрешение праведного Лазаря.
Святоотеческие толкования трудных мест

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100213/21387.p.jpg

«Наступает время, когда мертвые услышат
глас Сына Божия и, услышав, оживут»
(Ин.5: 25)

I. Вера Моисею и пророкам, исцеление слепорожденного,
притча о богаче и нищем Лазаре


«Если Моисея и пророков не слушают,
то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят»
(Лк. 16: 31)

Невообразимое количество чудес сотворил Господь над народом израильским. Но большее из всех — воскрешение Лазаря. Дивный Ловец человеков избрал непокорных иудеев очевидцами чуда, и те сами показали гроб умершего, отвалили камень от входа в пещеру, вдохнули смрад разлагающегося тела. Своими ушами услышали призыв мертвецу воскреснуть, своими глазами увидели первые его шаги по воскресении, своими руками развязали погребальные пелены, убедившись, что это не призрак[1].

Что же, все иудеи уверовали во Христа? — Отнюдь. Но пошли к начальникам и «с этого дня положили убить Иисуса» (Ин. 11: 53). Так подтвердилась правота Господа, изрекшего устами Авраама в притче о богаче и нищем Лазаре: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16: 31). А ведь Израиль ждал Мессию именно в это время. Знали иудеи, что заканчиваются прореченные Даниилом семьдесят седьмин лет от указа о восстановлении Иерусалимского Храма до помазания Святого (Дан. 9: 24), что потомков Иуды покинул царственный скипетр (Быт. 49: 10), а в Назарете появился Учитель, по слову Которого мертвые восстают и прокаженные очищаются. «Исследуйте Писания, …они свидетельствуют обо Мне» (Ин. 5: 39) — обращался Христос к знатокам Писаний. Но те не верили ясным пророчествам и требовали чудес и знамений с неба. Когда же Господь творил чудеса, не верили и им[2].

Воскрешение Лазаря неотделимо от другого, всколыхнувшего Израиль чуда — исцеления слепорожденного (см. Ин. 9: 1-41). Если излечение больного глаза ещё можно приписать человеческому врачебному искусству, то учреждение зрения — одному лишь Божественному действию. Иудеи это чудо отвергли, ибо «не поверили, что он (слепорожденный) был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит?» (Ин. 9: 18-19).

— Как же он видит? — Очевидно, — ответим мы, — силою Того, Кто воскрешал мертвых, повелевал стихиям, умножал хлебы, изгонял бесов, ходил по воде. Силою Того, Кто волен был сотворить и другое неслыханное чудо — воскресить разлагающегося мертвеца и тем самым явить Свое Божество, иудеев сделать безответными, усопшим проповедать разрушение Ада, а живым — всеобщее воскресение.

II. Воскрешение Лазаря
как великое и небывалое чудо


Господь, узнав от посланников Марфы и Марии о болезни Лазаря, пришёл в Вифанию лишь на третий день по его смерти, пробыв «два дня на том месте» (Ин. 11: 6). Промедление Господа прийти на помощь другу Святые Отцы[3] согласно объясняют желанием воскресить настоящего мертвеца, четверодневного и смердящего — чудо, дотоле неизвестное Израилю: «Для чего же ‘пробыл’? Для того, чтобы скончался и был погребен, чтобы потом никто не мог сказать, что Он воскресил его тогда, как тот еще не умер, что то был только глубокий сон, или расслабление, или лишение чувств, но не смерть. По этой-то причине Он и остался на столько времени, что произошло даже тление, так что говорили: ‘уже смердит’ (Ин. 11: 39)»[4].

«Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами» (Ин. 11: 43-44).

Весьма образно описывает это чудо святитель Амфилохий Иконийский: «Только Господь возгласил: ‘Лазарь, иди вон!’ (Ин. 11: 43), и тотчас тело исполнилось жизнью, волосы вновь произросли, пропорции тела пришли в надлежащее соотношение, жилы снова наполнились чистой кровью. Ад, пораженный в самые недра, отпустил Лазаря. Душа Лазаря, вновь возвращенная и призванная святыми ангелами, соединилась с собственным телом»[5].

Случалось и раньше, что величайшие пророки Израиля воскрешали мертвых, но никогда они не воскрешали тех, чьих тел коснулось тление. «Кто виде, кто слыша, яко воста человек мертвый смердящий? Илиа убо воздвиже и Елиссей, но не от гроба, но ниже четверодневна», — возглашает святая Церковь устами прп. Андрея Критского на повечерии пятка седмицы ваий[6].

К чуду воскресения присоединилось и другое чудо — Лазарь, «обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами» (Ин. 11: 44), свободно двигался[7]: «Связан ногама Лазарь хождаше, чудо в чудесех: ибо болий явися возбраняющаго укрепляяй и Христос: Егоже слову вся раболепно служат, яко Богу и Владыце работающа»[8].

III. Воскрешение Лазаря как проявление
истинного Боговоплощения Иисуса Христа

По учению Православной Церкви, выраженному в песнопениях Лазаревой субботы, Христос явил свои истинные Божество и человечество в воскрешении Лазаря: «Уверяя Слове, Воскресение Твое, призвал еси Лазаря из гроба, и воздвигл еси яко Бог, да покажеши людем Бога же и Человека вкупе воистинне суща»[9], «Два предлагая действа Твоя, показал еси существ Спасе сугубство: Бог бо еси и Человек»[10], «Всем Пребожественнаго познание Божества показал еси, из мертвых возставив четверодневнаго Лазаря Владыко»[11], «Бог сый истинный, Лазарево ведал еси успение, и сие учеником Твоим провозвестил еси, уверяя Владыко Божества Своего неопредельное действо»[12].

«Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер» (Ин. 11: 14).
Всеведение Божие

В этих словах Иисуса Христа, телесно находившегося вдалеке от места болезни и кончины друга, проявилось Всеведение Божие: «Темже апостолом яко проведец Бог, Лазареву смерть предрекл еси. В Вифании же присутствуяй людем, друга Твоего гроба не неведый, уведети вопрошал еси яко Человек. Но Тобою четверодневен воскресый, Божественную Твою державу яви»[13].

«Иисус прослезился» (Ин. 11: 35).

Непризрачное боговоплощение

Слезы Спасителя свидетельствовали о Его истинном, а не призрачном Боговоплощении, как пишет о том святитель Иоанн Златоуст: «Для чего евангелист тщательно и не раз замечает, что Он плакал и что Он удерживал скорбь? Для того, чтобы ты знал, что Он истинно облечен был нашим естеством»[14]. Творцы канонов седмицы ваий и Лазаревой субботы преподобные Андрей Критский, Иоанн Дамаскин, Косьма Маюмский и Феофан Начертанный с большим умилением и сердечным чувством описывают слёзы Богочеловека: «Прослезился еси Господи, над Лазарем, показуя воплощение смотрения Твоего, и яко естеством Бог сый, естеством по нам был еси Человек»[15], «Пролияв над другом слезы смотрения ради, показал еси плоть от нас вземлемую, существом не мнением Спасе, соединившуюся Тебе, и яко Человеколюбец Бог, сего абие возгласив воздвигл еси»[16], «Представ Ты гробу чудотворче Господи, в Вифании над Лазарем прослезился еси, законом естества, плоть Твою уверяя, Иисусе Боже мой, юже восприял еси»[17], «Плотию описан сый Неописанный, в Вифанию пришед, яко Человек Владыко слезиши над Лазарем, яко Бог же хотя воскрешаеши четверодневнаго»[18], «Ходиши, и слезиши, вещаеши же Спасе мой, человеческое показуя Твое действо: Божественное же являя, воздвизаеши Лазаря»[19].

Впрочем, некоторые обстоятельства совершения чуда могли дать повод к сомнению в Божественности Спасителя. Действительно, зачем Всеведущему Богу спрашивать иудеев о Лазаре: «где вы положили его» (Ин. 11: 34)? Зачем Всемогущему молиться кому бы то ни было, чтобы сотворить чудо (Ин. 11: 41-42)? В IV веке подобными доводами свою ересь оправдывали аномеи, отрицавшие не только единосущность Отца и Сына, но и само подобие Сына Отцу. Вплоть до нашего времени лукаво спрашивают об этом иудеи и гностики.

«Где вы положили его?» (Ин. 11: 34).
Иудеи — главные свидетели

Действительно, зачем Всеведущему Богу спрашивать, где положили Лазаря: «Чудо странное и преславное, како Создатель всех, еже не неведяше, яко не ведый вопрошаше: где лежит, егоже рыдаете? где погребеся Лазарь, егоже помале из мертвых жива вам воскрешу Аз»[20]?

Ясно, что мнимое неведение Христа здесь не при чём, как пишет о том Златоуст: «Ты говоришь, иудей, что Христос не знал этого, если сказал: ‘где вы положили его?’ Так и Отец не знал в раю, где скрылся Адам, если Он ходил как бы ища его в раю, и говорил: ‘Адам, где ты (Быт. 3: 9)?’ … Что же скажешь, когда услышишь Бога, говорящего Каину: ‘где Авель, брат твой (Быт. 4: 9)?’ … Если то означает неведение, то и это означает неведение»[21].

Зачем же тогда Господь спрашивает об этом? По мысли святителей Иоанна Златоуста[22] и Василия Великого, преподобных Андрея Критского[23] и Ефрема Сирина, вопрос «Где вы положили его?», был задан с одной только целью: привести вопрошавших иудеев на место намечавшегося чуда в качестве свидетелей воскрешения: «Конечно, дает сие повод дерзким совопросникам, но яснее солнца, что не имел Он нужды спрашивать. А тем, что сказал ‘Где положили его?’ хотел подтвердить, что Лазарь действительно был погребен. Спросил не о том, ‘где гроб?’, но о том, ‘где положили мертвеца?’. Знал упорство иудеев, с каким отрицали славные дела Его и связал Своим вопросом ‘Где положили умершего?’ Не о том спросил, где положен или погребен Лазарь, но ‘где положили его?’ Покажите Мне это вы сами, неверующие»[24].

Странная молитва.
Единство воли Отца и Сына

«Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал [сие] для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня» (Ин. 11: 41-42).

Прежде чем уразуметь, для кого была сотворена эта молитва и была ли она нужна для воскрешения Лазаря, зададимся вопросом, унизило ли Сына Его молитвенное обращение к Отцу? Еретики-аномеи считали, что да, унизило: «Как молившийся может быть подобным принимающему молитву? Один молится, а другой принимает молитву», равно как и служащий меньше того, кому служит. Однако Христос, пришедший «не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10: 45), собственноручно умыл ноги двенадцати апостолам, в числе которых был и Иуда: «и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предателя Своего» (Ин. 13: 10-11). Но, очевидно, Христос выше и Апостолов и, тем более, предателя-Иуды, а значит, и молитва Его ко Отцу никак не умалила Его Божественного достоинства.

Аномеи усматривали в молитве Иисуса источник чудес, Им совершённых: «Если бы Он не помолился, то и не воскресил бы Лазаря». Однако, Христос творил многие чудеса, никому не молясь. Святитель Иоанн Златоуст перечисляет: «Как же другое Он без молитвы совершал, говоря, например: тебе говорю, демон, ‘выйди из него’ (Мк. 9: 25), и еще: ‘хочу, очистись’ (Мк. 1: 41), также: ‘возьми постель твою и ходи’ (Ин. 5: 8), и: ‘прощаются тебе грехи твои’ (Мф. 9: 2), и говоря морю: ‘умолкни, перестань’ (Мк. 4: 39)»? [25]

Спросим и ещё, воскрес ли Лазарь после этой молитвы? — Очевидно, нет: «Когда совершилась молитва, то мертвый не воскрес; а когда Он сказал: ‘Лазарь, иди вон!’, тогда мертвый воскрес. О ад! Совершилась молитва, и ты не освобождаешь мертвого? — Нет, говорит ад. Почему? — Потому, что мне не дано повеления. Я — страж, удерживающий здесь виновного; если не получаю повеления, то и не отпускаю; молитва же была не для меня, а для присутствовавших неверных; не получая повеления, я не отпускаю виновного; ожидаю голоса, чтобы освободить душу»[26].

Вчитаемся внимательно в слова Христовой молитвы: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал [сие] для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня» (Ин. 11: 41-42).

Нет здесь прошения ко Отцу воскресить умершего Лазаря, ослабить оковы смерти, восстановить истлевшее тело и вернуть в него душу. В этой молитве вообще нет никакого прошения, а значит, не она стала источником чуда[27]. Значит, не о мнимой неравночестности Сына Отцу свидетельствовала эта молитва, но о единстве воли и природы Отца и Сына, как пишет о том преподобный Андрей: «так Он говорит для Иудеев, показывая, что Он пришел с неба, и что Он есть Сын Божий и Бог, и что все творит по намерению Отца, как имеющий с Ним одну волю и природу. И поскольку был человек, то и говорит по-человечески, дабы не показалось несущественным вочеловечение»[28].

— Зачем же тогда молился Христос?

— Ради Марфы, просившей: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог» (Ин. 11: 21-22). Марфа просила Христа помолиться — Господь помолился.

— Ради иудеев, устами лукаво чтивших Отца, но не признававших Сына: «Почитая Твоего Отца, и показуя, яко не богопротивен еси, молитву дееши Христе, самовластно воздвиг четверодневнаго»[29].

IV. Воскрешение Лазаря как начаток разрушения ада
и образ будущего воскресения мертвых

«Наступает время, когда мертвые услышат
глас Сына Божия и, услышав, оживут»
(Ин. 5: 25)

Грехопадением Адама и Евы в мир вошла смерть. Все люди, включая ветхозаветных праведников и пророков, по смерти своей шли в ад. Его держава казалась столь непоколебимой и вечной, что даже среди богоизбранного народа появилось немалое число тех, кто «говорил, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа» (Деян. 23: 8). И саддукеев, и Марфу, и всех нас, читающих евангельские строки, следовало научить воскресению, уверив в его реальности: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря Христе Боже»[30]. На Лазаре исполнились пророческие слова Господа, сказанные Им ранее: «Наступает время, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5: 25).

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100213/21384.p.jpg

Воскрешением истлевающего мертвеца устои ада поколебались, и для томящихся в нём появилась надежда. В каноне на повечерие пятка седмицы ваий Церковь живописует ад ревнивым существом, которое впервые за тысячелетия владычества над умершими испугалось разорения собственных владений и оттого готово пожертвовать одним пленником, лишь бы не потерять многих: «Молю тя Лазаре, ад рече, востани, изыди от заклепов моих скоро, отыди убо: добро бо мне единаго рыдати горце отъемлема, нежели всех, ихже прежде алча поглотих»[31], «Что не востанеши Лазаре скоро, воззва из долу ад рыдая? что не абие воскрес течеши отсюду? Да не и других ми пленит Христос, воскресив тя»[32]. Святые Отцы единодушно замечают, что не призови Господь конкретного имени, весь ад преждевременно опустел бы, ибо тогда все умершие бы воскресли: «Чтобы, обратив речь вообще к мертвым, не вызвать всех из гробов, Он поэтому и говорит: ‘Лазарь, иди вон!’, тебя одного Я вызываю в присутствии этого народа»[33].

В воскрешении Лазаря Господь ясно показал черты и всеобщего воскресения — великого и страшного таинства, имеющего случиться в последний день. Так, рассуждая о всеобщности воскресения, преподобный Ефрем Сирин замечает, что неслучайно Господь воскресил 3 людей: девочку, лишь только усопшую, юношу, несомого на кладбище, и истлевающего Лазаря: «В доме, на пути и из гроба возвращал Он умерших к жизни, чтобы на всей дороге смерти поставить путемерия, по всей стезе умерших рассеять надежду жизни, и в начале, и в середине, и в конце ее явить воскресение»[34]. Как и воскрешение Лазаря, всеобщее воскресение произойдёт в одно мгновение ока. Ибо не выветрился из пещеры смрад разлагающегося тела, как Лазарь, повинуясь властному слову Господа, вышел навстречу потрясенным иудеям, вышел живой, здоровый, наполненный жизненными соками. Громкий голос Спасителя, воззвавшего: «Лазарь, иди вон!» символизировал великую трубу, которая однажды возгласит всеобщее воскресение. Удивительно и то, насколько вифанское чудо совпадает в деталях с откровением апостола Павла о последнем дне мира: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор. 15: 52).

Наконец, явив свою власть над смертью, Христос показал, что и Сам может воскреснуть, если Ему придётся вкусить смерть и сойти во ад. Для нас же особенно важны слова Господа, обращенные к Марфе и сказанные Им перед совершением чуда: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин. 11: 25-26). Евфимий Зигабен, византийский монах-собиратель святоотеческих толкований Четвероевангелия, пишет, что «здесь говорится о верующих во Христа, которые, хотя и умирают смертью на земле, будут жить блаженной жизнью будущего века. А живущие здешней жизнью и верующие не умрут вечной смертью будущего века. Говоря это, Иисус Христос показал, что только в будущем веке есть истинная жизнь и смерть, потому что они не могут изменяться и сменять одна другую, — и что о них-то и нужно больше всего заботиться»[35].

Какую же жизнь выбрали иудеи?

V. Воскрешение Лазаря как отвержение иудеев

«Если бы Я не сотворил между ними дел,
каких никто другой не делал, то не имели бы греха;
а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего»
(Ин. 15: 24)

Иудеи — главные свидетели чуда
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100213/21383.p.jpg

Господь, призвавший Апостолов стать ловцами человеков, расставил великолепные ловушки строптивым иудеям, чтобы те, кто с талмудическим упрямством и изворотливостью находили опровержения пророчествам Моисея, Исайи, Даниила и всех вообще пророков о Рождённом от Девы, кто находил изъяны в Его чудесах, сами стали свидетелями такого чуда, которое ни опровергнуть, ни превратно истолковать было бы невозможно.

Вся пятерица чувств пришедших ко гробу иудеев свидетельствовала о воскрешении Лазаря, как пишет о том Златоуст: «Для того и спрашивает: ‘где вы положили его’ (Ин. 11: 34)? — чтобы те, которые сказали: ‘пойди и посмотри’, и которые привели Его, не могли сказать, что Он воскресил другого; чтобы и голос, и руки свидетельствовали: — голос, говоривший: — ‘пойди и посмотри’, — руки, отвалившие камень и разрешившие повязки; также — зрение и слух, — слух, так как слышал голос, — зрение, так как видело исшедшего (из гроба); равно и обоняние, так как оно чувствовало смрад, — ‘уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе’»[36].

Для того Христос медлил два дня, чтобы пеленавшие мертвеца убедились в его смерти и тлении. Для того всеведущий Господь спрашивал, где положили Лазаря, чтобы погребавшие Лазаря привели Христа к месту погребения и сами стали свидетелями чуда[37]. Для того всемогущий Христос, обещавший верующим власть переставлять горы (Мф. 17: 20), не захотел отодвинуть гробовой камень, чтобы отодвинувшие его почувствовали смрад мертвеца. Для того Христос просил развязать воскресшего, чтобы, осязав Лазаря, иудеи убедились, что это не призрак и именно тот, кого они сами пеленали[38].

Выбор иудеев — выбор смерти

Где еврейское безумие? где неверие? доколе чуждии, доколе лестцы, зрите умершаго гласом исходяща, и не веруете Христу, воистинну сынове тьмы вси вы[39].

Воскрешением Лазаря Иисус с несомненностью открыл о Себе, что Он Мессия, Сын Божий и Бог. Хранители Виноградника поняли, что пришёл его законный Наследник. И, как было предречено в горькой притче о злых виноградарях, решили убить «Хранящего Израиль» (Пс. 120: 4), совершить поступок столь же чудовищный, сколь и безумный: «Вместо того, чтобы изумиться и подивиться, — совещаются убить Его, — Его, который воскресил мертвого. Какое безумие! Думали предать смерти Того, Кто в телах других побеждал смерть»[40].

Страшный приговор был предварён клеветой: «Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом» (Ин. 11: 48). Иудеи представили Христа мятежником, покушающимся на царскую власть, самозванцем, Который увлечёт за Собой народ на расправу римлян. Но, как пишет Евфимий Зигабен, «Иисус Христос не только не учил восставать против правительства, а напротив, Он повелел платить дань кесарю и уклонился от народа, который хотел сделать Его царем; при Своем путешествии Он всегда соблюдал скромность во всем и заповедовал всем проводить лучшую жизнь, что могло послужить скорее к потере всякой власти»[41]. Да и что за люди произнесли эти слова? — Те, кто призывали впоследствии отпустить мятежника и убийцу Варраву, те, что кричали, что не имеют царя, кроме кесаря.

«Этот Человек много чудес творит. Что нам делать?» (Ин. 11: 47) — вопрошали иудеи. Очевидный ответ даёт Златоуст: «Следовало уверовать, послужить и поклониться, и уже не почитать Его человеком»[42]. Но иудеи «положили убить Иисуса» (Ин. 11: 53) и тем самым обрекли себя на вечную смерть и отвержение. Сами же и изрекли себе приговор: «Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои» (Мф. 21: 40-41).

Напрасно иудеи заучивали наизусть слова Моисея о Пророке, Которого надо слушаться, напрасно читали о карах, которые последуют за нарушением этого повеления. Впереди их ожидало разрушение храма, разорение Иерусалима, убийство более миллиона соплеменников, болезни и страшный голод, во время которого матери пожирали своих же детей, позорное рассеяние.

Именно о них прослезился Господь, а не о Лазаре, ибо, как пишет преподобный Андрей, Христос «пришел воскресить Лазаря, и потому бесполезно было бы плакать о том, кто должен воскреснуть. А об иудеях поистине надлежало плакать, поскольку Он предвидел, что и по соделании чуда они останутся в своем неверии»[43].

Хотевшие сохранить земную власть[44], эту власть потеряли: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23: 38).После Распятия Богочеловека Виноградник перешёл в другие руки: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф. 21: 43).

Что же мы, тот самый народ, которому передано Божие Царство, можем почерпнуть в святых евангельских строках, описывающих воскрешение Лазаря?

VI. Воскрешение Лазаря как назидание христианам

«Господи! вот, кого Ты любишь, болен» (Ин. 11:3).
Отношение к несчастьям праведников

Как не поколебаться в вере, видя несчастья праведников? Как не посчитать тех, кого посещают болезни и скорби, отверженными Самим Богом? Подобные вопросы задавали всегда и будут задавать до скончания века. Надо просто принять как факт (в том числе и евангельской истории), что угождающие Богу часто страдают и не вдаваться в более тонкие рассуждения. Вот что пишет святитель Иоанн Златоуст в связи с болезнью Лазаря: «Многие соблазняются, когда видят некоторых угодных Богу людей в каком-либо бедствии, когда видят, например, что они подверглись болезни, или бедности, или чему-нибудь другому подобному; а того не знают, что такие страдания свойственны тем, которые особенно любезны Богу. Так вот и Лазарь был из друзей Христовых, а был болен, как это именно говорили и пославшие: ‘вот, кого Ты любишь, болен’ (Ин. 11: 3)»[45].

Спустя несколько веков после смертельной болезни Лазаря подобными вопросами мучился преподобный Антоний Великий: «Господи! отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, — другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?»

И он получил ответ, который можно адресовать всем нам, маловерным и сомневающимся в Божием о нас попечении: «Антоний! внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих, потому что это — душевредно» [46].

«Иисус прослезился» (Ин. 11: 35).
Мера христианского плача

Часто мы видим, как безутешны христиане, потерявшие близкого им человека, словно не христиан хоронят они, словно нет Царства Небесного и не будет всеобщего воскресения. Бывает, наоборот, что смерть близких никак не трогает очерствелые людские сердца.

И то и другое поведение противоестественно человеческой природе, что показал Богочеловек, прослезившись над другом, «образы нам предлагая сердечныя любве»[47]. Преподобный Андрей Критский, творец процитированной песни канона, раскрывает её смысл в «Беседе на четверодневного Лазаря»: «‘Прослезился Иисус’. И тем показал пример, образ и меру, как мы должны плакать об умерших. Прослезился, видя повреждение нашей природы и безобразный вид, какой дает человеку смерть»[48]. То же и святитель Василий Великий: Христос «в некоторую меру и пределы заключил необходимые страстные движения, предотвращая несострадательность, потому что это зверонравно, и не дозволяя предаваться скорби и проливать много слёз, потому что это малодушно»[49].

«Когда же услышал, что [Лазарь] болен,
то пробыл два дня на том месте, где находился» (Ин. 11: 6).
Смиренное поведение

Всемогущий Господь отложил свой приход в Вифанию не только для того, чтобы Лазарь умер, был погребён и начал истлевать, но и для того, чтобы «кто-нибудь не почел неприличным то, что Он по первому слуху спешит показать чудо»[50]. Христос учит нас, насколько бережно и нетщеславно следует распоряжаться Божиими дарами: «Божества Твоего Христе, подавая учеником Твоим образ, в народех смирял еси Себе, утаитися хотя»[51].

Насколько небезопасно тщеславиться полученными от Бога дарами благодати, видно из истории, описанной в «Древнем Патерике» об иноке высокой жизни, который прилюдно сотворил некое чудо:

Авва Антоний услышал об одном молодом монахе, что сотворил на пути такое чудо: увидев некоторых старцев, которые путешествовали и утомились на пути, он велел диким ослам подойти к ним и на себе нести старцев, пока не дойдут до Антония. Когда старцы рассказали об этом авве Антонию, он сказал им: «Мне кажется, что монах сей есть корабль, исполненный благ, но не знаю, войдет ли он в пристань». Спустя несколько времени авва Антоний вдруг начал плакать, рвать на себе волосы и рыдать. Ученики спросили его: «О чем плачешь, авва?» Старец отвечал им: «Сейчас пал великий столп Церкви!» Это он говорил о молодом монахе. «Но пойдите сами к нему, — продолжал он, — и посмотрите, что случилось!» Ученики идут, и находят монаха сидящим на рогоже и оплакивающим грех, который он сделал. Увидев учеников Антония, монах говорит им: «Скажите старцу, чтобы он умолил Бога дать мне только десять дней жизни, — и я надеюсь очистить грех свой и покаяться». Но по прошествии пяти дней он скончался[52].

Каиафа, «будучи на тот год первосвященником,
предсказал, что Иисус умрет за народ» (Ин. 11: 51).
Уважение к священному сану

Каиафа, за деньги получивший должность первосвященника и осудивший Господа на смерть, произнёс пророчество, знаменующее саму суть искупительного подвига Иисуса Христа: «лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11: 50). Почему же Дух говорил устами нечестивца? — Потому, отвечает Златоуст, что Каиафа, несмотря на все свои преступления и злой нрав, был законным архиереем: «Удостоившись вполне архиерейства, хотя был недостоин, он пророчествовал, сам не разумея того, что говорил. Благодать воспользовалась только его устами, но не коснулась нечистого сердца… Однако же и при этом Дух еще присущ был им. Только тогда, когда они воздвигли руки на Христа, Он оставил их и перешел на апостолов»[53].

Так и священнослужитель, как бы плохо не жил, является орудием Духа Божия и исполнителем Его Таинств до тех пор, пока с него не сняли священный сан. Оттого так страшно впасть в осуждение священников, пусть даже проводящих нечестивую жизнь, хотя и это часто бывает одной лишь видимостью, ибо, как пишет святитель Игнатий, «бесчестие, нанесенное служителям алтаря, относится к алтарю, к Присутствующему в нем и Поклоняемому Богу».

VII. Воскрешение Лазаря как аллегория исцеления души

Лазарь, четверодневный обитатель мрачной страны мертвых, есть образ нашей души, мертвой добродетелями и издающей смрад греховных навыков. Мало кто из христиан, читающих святые строки о восставлении четверодневного мертвеца, не вздыхал затем вместе с преподобным гимнографом о собственном восставлении и прощении грехов: «Лазаря воздвигл еси Божественным Христе глаголом: и мене многими прегрешеньми умерша возстави, молюся»[54], «Мертва смердяща Лазаря воздвигнувый Христе четверодневна, возстави мя умерша ныне грехи моими, и положена в рове, и темней сени смертней, и яко благоутробен избави и спаси мя»[55], «исхити мя от страстей моих, якоже прежде четверодневна Твоего друга Лазаря»[56], «Мертвеца смердяща, связана повойми, Владыко, воздвигнул еси, и мене связанаго пленицами прегрешений, возстави поюща» [57].

Преподобный Андрей Критский видит в воскрешении Лазаря торжество благодати над мертвящей буквой Закона: «Иисус же, опять скорбя внутренне, приходит ко гробу. То была пещера — мрачное сердце иудеев, и камень лежал на ней — грубое и жестокое неверие. Сказал Иисус: отнимите камень. Тяжелый — непослушания — отвалите камень, чтобы извлечь мертвенное из буквы Писания. Отнимите камень — неудобоносимый ярем Закона, чтобы могли принять животворное Слово благодати. Отнимите камень — покрывающий и отягощающий ум»[58].

Но все вообще Отцы аллегорический смысл воскрешения Лазаря относят к воскрешению нашего внутреннего человека. Наиболее образно, живо и полно пишет об этом блаженный Феофилакт Болгарский[59]: «Ум наш — друг Христов, но часто побеждается слабостью человеческой природы, впадает в грех и умирает смертью духовною и самою жалкою, но со стороны Христа удостаиваемою сожаления, ибо умерший — друг Его. Пусть же сестры и сродницы умершего ума — плоть, как Марфа (ибо Марфа телеснее и вещественнее), и душа, как Мария (ибо Мария набожнее и благоговейнее), придут к Христу и припадут пред Ним, ведя вслед за собою и помыслы исповедания, как те — иудеев. Ибо Иуда — значит исповедание. И Господь, без сомнения, предстанет при гробе, лежащее на памяти ослепление повелит отнять, как бы камень какой-нибудь, и приведет на память будущие блага и муки. И воззовет великим голосом евангельской трубы: выйди вон из мира, не погребайся в житейских развлечениях и страстях; — подобно как и ученикам Своим Он говорил: ‘вы не от мира’ (Ин. 15: 19), а апостол Павел: ‘и мы выйдем к Нему за стан’ (Евр. 13: 13), то есть мир, — и таким образом воскресит от греха умершего, которого раны пахли злобой. Умерший издавал запах потому, что был четверодневен, то есть умер для четырех кротких и светлых добродетелей и был празден и недвижим к ним. Впрочем, хотя и был неподвижен и связан по рукам и ногам, сжат узами собственных грехов и казался совершенно бездеятельным, хотя и по лицу был покрыт платком, так что при наложении плотского покрова не мог видеть ничего божественного, кратко сказать, был в самом худом положении и «по деятельности», которая обозначается руками и ногами, и «по созерцанию», которое обозначается покрытым лицом, — итак, хотя он находится в таком бедственном положении, но услышит: развяжите его добрые и служащие спасению ангелы или священники и дайте ему прощение грехов, пусть он идет и приступит к деланию добра».

Чего да сподобит нас милосердный Господь!

Литература
Библия. М.: Российское Библейское общество. 2004.
Триодь постная. В 2-х ч. М.: Издание Московской Патриархии. 1992.
Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Творения. СПб.: Изд. СПбДА, 1898. Т. 1, ч. 2. Репринт.
Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Творения. СПб.: Изд. СПбДА, 1902. Т. 8, ч. 1. Репринт.
Амфилохий Иконийский, святитель. Слово на воскрешение Лазаря// http://www.portal-slovo.ru/theology/37620.php
Василий Великий, святитель. О скорби и слезах Иисуса Христа перед воскрешением Лазаря. Цит. по: Барсов М. Толкование // Сб. ст. по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия, с библиографическим указателем. СПб.: Синодальная типография. 1893. Т. 2. С. 300. Репринт.
Ефрем Сирин, преподобный. О воскрешении Лазаря. Цит. по: Барсов М. Толкование. С. 292-295.
Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря // Христианское чтение. 1826. XXII.
Игнатий Брянчанинов, святитель. Проповеди // Собр. соч. в 7-ми т. М.: Благовест, 2001. Т. 4.
Игнатий Брянчанинов, святитель. Отечник // Собр. соч. в 7-ми т. Т. 6.
Древний патерик, изложенный по главам. М.: Изд-во Афонского Русского Пантелеимонова монастыря. 1891. Репринт.
Евфимий Зигабен, монах. Толкование Евангелия от Иоанна, составленное по древним святоотеческим толкованиям византийским XII века. Киев, 1887. Т. 2. Репринт.
Феофилакт Болгарский, блаженный. Толкование на Евангелие от Иоанна // Феофилакт Болгарский, блаженный. Толкование на Четвероевангелие. М.: Сретенский монастырь, 2000. Т. 2.

___________________________

[1] Вот как описывает воскрешение четверодневного Лазаря один из великих каппадокийцев, святитель Амфилохий Иконийский: «Только это чудо они не могли оклеветать. Они оклеветали исцеление слепорожденного, говоря: 'Это он. Это не он. Похож на него' (Ин. 9: 9). Они оклеветали воскрешение дочери Иаира, говоря, что она находилась в глубоком сне и не была предана совершенной смерти. Они оклеветали воскрешение единородного сына вдовы, говоря, что он только принял на себя вид смерти и не был поглощен властью смерти. Они оклеветали чудо с засохшей смоковницей, говоря, что она засохла от скудости почвы, а не по слову Господа. Они оклеветали превращение воды в вино, говоря, что это была шутка над теми, кто уже опьянел на пиру и ничего не чувствовал. Только воскресение Лазаря они не могли оклеветать. Они знали Лазаря. Он был известный муж. Они пришли на погребение, они видели запечатанный гроб, они, согласно обычаю, на поминальном обеде утешали Марфу и Марию, сестер Лазаря. Они знали, что уже ровно как четыре дня он положен в гроб, и что четверодневный мертвец весь подвергся разложению: тело истлело, составы с костьми окоченели, жилы ослабли, внутренности распались, чрево истекло. Зная это, они смутились, когда увидели воскресшего Лазаря целым, здравым, совершенным, только что созданным, сияющего возвращенной жизнью. Они едва не лишились чувств, поскольку не находили слов для объяснения и не знали, как им оклеветать воскресение Лазаря, поскольку Господь учинил это» (Амфилохий Иконийский, святитель. Слово на воскрешение Лазаря).

[2] Отчего так? Святитель Игнатий (Брянчанинов) в своей «Беседе о чудесах и знамениях» пишет «Существенный деятель — слово. Не нужны там знамения, где приемлется слово, по причине понятого достоинства, принадлежащего слову. Знамения — снисхождение к немощи человеческой. Иначе действует слово, и иначе знамения. Слово действует непосредственно на ум и сердце; знамения действуют на ум и сердце посредством телесных чувств. Последствия подействовавшего слова сильнее, определеннее, нежели последствия от действия знамений. Когда действуют вместе и слово и знамения, тогда действие знамения остается как бы непримеченным, по причине обильного действия от слова». (Игнатий Брянчанинов, святитель. Собр. соч. М., 2001. Т. 4: Проповеди. С. 377-378).

[3] Вот что пишет прп. Андрей Критский в своей «Беседе на Четвертодневного Лазаря»: «Христос предвидел, что больной непременно умрет. И потому, желая отклонить сомнения от людей подозрительных, отсрочивает на некоторое время путь свой, ожидая, пока он испустит дыхание, и погребен будет». То же пишут блаженный Феофилакт и Евфимий Зигабен, чьи толкования на Евангелие от Иоанна вторичны по отношению к трудам свт. Иоанна Златоуста, прпп. Ефрема Сирина и Андрея Критского.

[4] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна // Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Творения. СПб.: Изд. СПбДА, 1902. Т. 8, ч. 1. Беседа LXIII. С. 413.

[5] Амфилохий Иконийский, святитель. Слово на воскрешение Лазаря.

[6] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 4.

[7] «И более всего славно было то, что он беспрепятственно шествовал, хотя ноги и лицо его были со всех сторон обвиты погребальными пеленами» (Амфилохий Иконийский, святитель. Слово на воскрешение Лазаря).

[8] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 5.

[9] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 8.

[10] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 3.

[11] Канон на утрене Лазаревой субботы. Творение господина Феофана. Песнь 1.

[12] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 5.

[13] Там же.

[14] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 423.

[15] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 1.

[16] Там же. Песнь 3.

[17] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 3.

[18] Там же. Песнь 5.

[19] Там же. Песнь 8.

[20] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 3.

[21] Иоанн Златоуст, святитель. Против аномеев слово девятое // Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Творения. СПб.: Изд. СПбДА, 1898. Т. 1, ч. 2.

[22] «Для того и спрашивает: ‘где вы положили его’ (Ин. 11: 34)? — чтобы те, которые сказали: ‘пойди и посмотри’, и которые привели Его, не могли сказать, что Он воскресил другого; чтобы и голос, и руки свидетельствовали: — голос, говоривший: — ‘пойди и посмотри’, — руки, отвалившие камень и разрешившие повязки; также — зрение и слух, — слух, так как слышал голос, — зрение, так как видело исшедшего (из гроба); равно и обоняние, так как оно чувствовало смрад, — ‘уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе’». Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 424.

[23] «Где вы положили его? Вас, говорит, спрашиваю, которых хочу иметь свидетелями. Сами идите, и покажите гроб. Где вы положили его? Не от незнания вопрошает. Иначе как Он, будучи в дальнем расстоянии от места, могбы сказать: ‘Лазарь умер’?» (Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. Христианское чтение. 1826. XXII. С. 5).

[24] Ефрем Сирин, преподобный. О воскресении Лазаря. Цит. по: Барсов. М. Толкование // Сб. ст. по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия, с библиографическим указателем. СПб.: Синодальная типография. Т. 2. С. 293.

[25] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 431.

[26] См.: Иоанн Златоуст, святитель. Против аномеев слово девятое.

[27] Святитель Иоанн Златоуст: «‘Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня’ (Ин. 11: 41). Что это? По виду своему разве это молитва, разве это прошение?‘Благодарю Тебя, что Ты услышал Меня: Я же, говорит, и знал, что Ты всегда услышишь Меня’ (ст. 42). Если же Ты, Господи, знаешь, что Отец всегда слушает Тебя, то для чего приступаешь к Нему с тем, что знаешь? ‘Я знаю, — говорит Он, — что Отец всегда слушает Меня, но для народа, здесь стоящего, сказал, чтобы поверили, что Ты послал Меня’ (ст. 42). Молился ли Он о покойнике? Просил ли, чтобы воскрес Лазарь? Сказал ли: ‘Отче, повели, чтобы смерть повиновалась?’ Сказал ли: ‘Отче, повели аду, чтобы он не заключал врат, но скоро возвратил мертвеца?’‘Но для народа, — говорит Он, —здесь стоящего, сказал, чтобы поверили, что Ты послал Меня’. Таким образом это действие было не для чуда, но для поучения присутствовавших» (см.: Иоанн Златоуст, святитель. Против аномеев слово девятое).

Ту же мысль развивает преподобный Андрей Критский в своей «Беседе на Четверодневного Лазаря»: «Благодарит Отца, не потому, чтобы что-нибудь получил от Него. Ибо не просил. ‘Хвалу Тебе воздаю, — говорит, —что Ты услышал Меня’. Но совсем не просил, не умолял. Посему излишними кажутся слова:‘что Ты услышал Меня’. Впрочем, так Он говорит для иудеев, показывая, что Он пришел с неба, и что Он есть Сын Божий и Бог, и что все творит по намерению Отца, как имеющий с Ним одну волю и природу. И поелику был человек, то и говорит по-человечески, дабы не показалось несущественным вочеловечение». (Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.)

[28] Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.

[29] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 8.

[30] Тропарь праздника.

[31] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 7.

[32] Там же.

[33] См.: Иоанн Златоуст, святитель. Против аномеев слово девятое.

[34] Ефрем Сирин, преподобный. О воскресении Лазаря. Цит. по : Барсов. М. Толкование. С. 293.

[35] См.: Евфимий Зигабен, монах. Толкование Евангелия от Иоанна, составленное по древним святоотеческим толкованиям византийским XII века. Киев, 1887. Т. 2.

[36] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 424.

[37] «Неужели не знал место Владыка каждого места? Знал Он место, но сделал так, чтобы все были вынуждены вновь последовать за Иисусом, чтобы, увидев воочию воскресение, стать неложными вестниками» (см.: Амфилохий Иконийский, святитель. Слово на воскрешение Лазаря).

[38] «Тот, Кто разрешил душу от уз смерти, разрушил врата ада, сокрушил врата медные и двери железные, Тот, освободив душу от уз смерти, неужели не мог освободить мертвого и от погребальных пелен? Конечно, мог; но Он повелевает иудеям развязать пелены, которыми они обвили Лазаря при погребении, чтобы они признали эти пелены, и на основании того, что сами сделали, убедились, что это тот самый Лазарь, которого они приготовляли к погребению, и что здесь — Христос, пришедшей в мир по благоволению Отца, имея власть над жизнию и смертию» (см.: Иоанн Златоуст, святитель. Против аномеев слово девятое).

То же говорит в своей «Беседе» преподобный Андрей Критский: «Чтобы не могли ничего сказать коварные иудеи, самих их заставляет развязать Лазаря, как бы так говоря: собственными руками вы развяжите его, и будьте свидетелями чуда».

А обобщает Евфимий Зигабен: «Но для чего Иисус Христос не воскресил Лазаря, когда лежал камень при гробе? Для того, чтобы самыми важными свидетелями чуда были те, которые отняли камень и первыми почувствовали сильный запах трупа. Поэтому-то Иисус Христос не воскресил Лазаря заочно, но пришел в сопровождении многих на гроб, воскресил его, обвитого погребальными пеленами и платком, и повелел развязать, чтобы истина этого несказанного чуда была засвидетельствована чрез все это, и чтобы опять не возникло какое-либо сомнение, как относительно исцеления слепорожденного» (Евфимий Зигабен, монах. Толкование Евангелия от Иоанна).

[39] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 3.

[40] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 433-434.

[41] См.: Евфимий Зигабен, монах. Толкование Евангелия от Иоанна.

Толкование Евфимия восходит к толкованию Златоуста: «Что такое замышляют они сделать? Хотят уже возмутить народ, как будто бы им угрожает опасность по подозрению в похищении верховной власти. Как скоро, говорят, римляне узнают об Нем, как о предводителе народа, они заподозрят нас, возьмут и разрушат наш город. Почему же, скажи мне? Разве Он учил измене? Не заповедал ли Он давать дань кесарю? Не хотели ли вы сделать Его царем, и Он — скрылся? Не скромную ли и простую проводил Он жизнь, не имея ни дома, ни чего-либо подобного? Очевидно, они говорили так не из опасения, но из зависти. И однако же это случилось, хотя и против их ожидания: (римляне) взяли и народ и город, взяли потому, что они умертвили Его» (Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIV. С. 434).

[42] Там же.

[43] Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.

[44] Как тут не вспомнить ещё об одном святом Лазаре — короле сербов, у которого также был выбор между земным и Небесным Царством! Лазарь выбрал Царство Небесное и погиб со всем своим войском в великой и славной Косовской битве, сохранив себя и сербский народ для Горнего Иерусалима.

[45] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIII. С. 412.

[46] Цит. по: Игнатий Брянчанинов, святитель. Отечник // Собр. соч. в 7-ми т. М.: Благовест, 2001. Т. 6. № 195. С. 33.

[47] Андрей Критский, преподобный. Канон на повечерии пятка седмицы ваий. Песнь 7.

[48] Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.

[49] Василий Великий, святитель. О скорби и слезах Иисуса Христа пред воскрешением Лазаря. Цит. по: Барсов. М. Толкование. С. 293.

О малодушии, которое должно быть чуждо христианам, святитель Иоанн Златоуст пишет подробнее: «Ты рвешь на себе волосы, раздираешь одежду, громко рыдаешь, составляешь вокруг себя позорище, являешься в образе неистовых женщин, — и не думаешь, что оскорбляешь Бога? Как велико твое безумие! Не станут ли смеяться над этим язычники? Не подумают ли, что все у нас — басни? Так, они скажут: воскресения нет, и учение христиан — это смех, обман и выдумка. Женщины у них рыдают так, как бы после настоящей жизни ничего уже не было; они не внимают словам, начертанным в их книгах, а этим сами показывают, что все то вымысел. Если бы они веровали, что умерший не умер, но преставился к лучшей жизни, то не оплакивали бы его, как уже несуществующего, не терзались бы так и не произносили бы этих слов, исполненных неверия: уж не видеть мне тебя больше! Уж не будешь ты опять со мною! Все у них басня. Если они так не веруют высшему из благ, то тем менее всему другому, что у них считается священным». (Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXIII. С. 418).

И далее: «Печалься лучше о грехах: это — хорошая печаль, это — величайшее любомудрие» (Там же. С. 421).

[50] Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.

[51] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы.

[52] Древний патерик, изложенный по главам. М.: Изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 1891. Гл. 8: О том, что ничего не должно делать напоказ. С. 133.

[53] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие от св. Иоанна. Беседа LXV. С. 437.

[54] Иоанн Дамаскин, преподобный. Канон на утрене Лазаревой субботы. Песнь 3.

[55] Там же. Песнь 5.

[56] Там же.

[57] Там же. Песнь 7.

[58] Андрей Критский, преподобный. Беседа на Четвертодневного Лазаря. С. 5.

[59] Феофилакт Болгарский, блаженный. Толкование на Евангелие от Иоанна. Т. 2. Гл. 11. С. 197.

0

8

Песнопения Субботы Лазаревой

Тропарь, глас 1:. Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря Христе Боже. Темже и мы яко отроцы победы знамения носяще, Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне.

Перевод: В удостоверение пред Твоими страданиями общего воскресения Ты, Христе Боже, воскресил из мертвых Лазаря. Поэтому и мы, как дети, с символами победы в руках, восклицаем Тебе, победителю смерти: осанна в Небесах! Благословен Идущий во имя Господне!

Стихира на вечерне в пятницу, глас 8: Душеполезную совершивше Четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоея, просим видети Человеколюбче, еже прославити в ней величия Твоя, и неизреченное нас ради смотрение Твое, единомудренно воспевающе: Господи слава Тебе.

Перевод: Окончив полезный душе сорокадневный пост, мы просим, Человеколюбец, {дать} нам увидеть и святую неделю Твоих страданий, чтобы в течение ее прославить великие дела Твои и Твое несказанное о нас попечение, единомысленно воспевая: Господи, слава Тебе!

_________________

* Молитвы с переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями Н.Нахимова, 1912г.

Календарь на следующую седмицу

В первые три дня Страстной седмицы совершается Литургия Преждеосвященных даров. Полностью прочитывается Евангелие.

Великий Четверг. Утром - Литургия, на которой по традиции причащаются все христиане. Вечером - утреня Великой Пятницы с чтением 12 Евангелий.

Великий Пяток. Утром - Великие часы. Днем – вечерня с выносом Плащаницы. Вечером - утреня Великой Субботы с погребением плащаницы.

Великая Суббота. Утром – Часы, Литургия, вечерня с чтением 15 паремий – пророчеств о Воскресении. После Литургии, по обычаю, освящение куличей. Вечером, незадолго до полуночи – полунощница с каноном Великой Субботы, затем Пасхальная утреня с крестным ходом, Пасхальные часы и Литургия Пасхи.

15 апреля – Светлое Христово Воскресение. ПАСХА

0

9

Уще́дрив Ма́рфины и Мари́ины сле́зы, отвали́ти ка́мень от гро́ба повеле́л еси́ Христе́ Бо́же, воскреси́л еси́ возгласи́в ме́ртваго, ми́ра Жизнода́вче, Собо́ю уверя́я воскресе́ние.
Сла́ва си́ле Твое́й Спа́се: сла́ва вла́сти Твое́й: сла́ва сло́вом вся Соста́вившему.

http://cs302513.userapi.com/u5737446/-14/x_c1db139b.jpg

О́бщее воскресе́ние пре́жде Твоея́ Стра́сти уверя́я, из ме́ртвых воздви́гл еси́ Ла́заря, Христе́ Бо́же.
Те́мже и мы, я́ко о́троцы побе́ды зна́мения нося́ще, Тебе́ победи́телю сме́рти вопие́м: оса́нна в вы́шних, благослове́н Гряды́й во и́мя Госпо́дне.

http://cs302513.userapi.com/u5737446/-14/x_a999ce7a.jpg

От Иоанна святое благовествование
Глава 11.

1Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее.
2Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими.
3Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен.
4Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий.
5Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря.
6Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился.
7После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею.
8Ученики сказали Ему: Равви'! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?
9Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; 10а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним.
11Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его.
12Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет.
13Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.
14Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; 15и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему.
16Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним.
17Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе.
18Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; 19и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их.
20Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома.
21Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.
22Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.
23Иисус говорит ей: воскреснет брат твой.
24Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день.
25Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет.
26И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?
27Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.
28Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя.
29Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему.
30Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа.
31Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб - плакать там.
32Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.
33Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился 34и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри.
35Иисус прослезился.
36Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его.
37А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?
38Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.
39Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе.
40Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?
41Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.
42Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.
43Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.
44И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.
45Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него.

Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра се. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Один только Иоанн рассказывает эту историю. Рассказывает же для того, чтобы научить нас не соблазняться, если какая-нибудь болезнь постигнет людей усердных и боголюбезных. Ибо Лазарь был друг Христов, однако же и он был болен. Нужно знать и то, что сия Мария, помазавшая Господа миром, не была ни блудница, упоминаемая у евангелиста Луки (7, 37-50), ни женщина, упоминаемая у евангелиста Матфея (26, 7), но иная, не блудница, но честная, боголюбезная и усердная. Ибо она заботилась о принятии Христа и служила Ему, как сам Иоанн потом (12, 2) свидетельствует. Господь о ней же свидетельствует, что она избрала благую часть, как замечает евангелист Лука (10, 42). Сестры сии были так чудны и достопочтенны, что и Лазарь сделался известным более из-за них. Ибо Лазарь, сказано, был из Вифании, из селения Марии и Марфы. Почему же они посылают звать Иисуса, а не идут к Нему сами, подобно сотнику и цареву мужу? Потому, что они крепко надеялись на Христа, потому что они были слабые женщины и не прилично было им выходить из дому, потому что и они одержимы были скорбью и заняты были заботою около брата. А что они сделали так не по небрежению, это оказывается из последующего, ибо они оказывают Христу великую честь и уважение и приносят твердую молитву. "Вот, кого Ты любишь". Говорят так для того, чтобы именем дружбы вернее преклонить Господа к состраданию. Такое выражение сих жен обнаруживает и некоторую веру их. Они так уверены в величии силы Господней, что для них удивительно, как болезнь коснулась человека, любимого Им. Ибо удивительным как-то представляется, что болен тот, кого Ты, Господи, любишь.

Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится чрез нее Сын Божий. Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря. Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился. Поелику Иисус намеревался пробыть на том месте два дня, то и говорит, что "эта болезнь не к смерти", хотя она послужила к смерти; говорит для того, чтобы обнадежить вестников и преподать им как бы некоторое утешение, чтобы они не настаивали и не тужили. Для сего-то и говорит: "Эта болезнь не к смерти". И иначе. Если внимательно всмотришься, то болезнь сия не была к смерти, - такой, какою умирают многие, то есть к смерти долговременной, - но - привременной и продолжавшейся четыре дня. Поелику же на четвертый день Лазарь воскрес, то, взирая на конец дела, мы говорим: сия болезнь не к смерти. "Но к славе Божией, да прославится чрез нее Сын Божий". Видишь ли, у Отца и у Сына одна слава. Ибо, сказав: "К славе Божией", прибавил: "да прославится Сын Божий", ибо слава Бога, то есть Отца, ничем не разнится от славы Сына. Следовательно, и Сын есть собственно и истинно Бог так же, как и Отец, ибо у кого одна слава, у тех одно и Существо. Да постыдятся ариане и сего изречения. "Да прославится". Это понимай не как причину, а как событие и окончание дела (о чем мы и говорили не раз). Ибо не для того Лазарь был болен, чтобы прославился Бог, но с Лазарем случилась болезнь, а Господь обратил ее к славе Божией. "Пробыл два дня" для того, чтобы Лазарь умер, чтобы никто не мог сказать, что с ним был крепкий сон, изнеможение и исступление, а не смерть. Посему-то Господь и остается столько времени, что началось уже разложение, и сама сестра говорит, что "уже смердит" (ст. 39).

После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. В иных случаях Господь никогда не высказывал вперед, куда Он намерен пойти, а только здесь вперед объявляет, кажется, потому, что ученики Его очень боялись идти в Иудею. Объявляет вперед, чтобы они не смутились неожиданностью, если бы Он внезапно повел их в страну, в которую идти они боялись. Так как они боялись и за Него, ибо не имели еще совершенного познания о Нем и боялись за самих себя, то говорят Ему: давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Господь ободряет их и говорит: как тот, кто видит свет, не спотыкается, а спотыкается тот, кто ходит ночью так и тот, кто творит добро и ходит в делах света, не подвергнется никакое беде, а кто творит злое, тот потерпит беду; посему вам нет нужды бояться, ибо мы не сделали ничего достойного смерти. Или еще иначе: если тот не спотыкается, кто видит этот свет, тем более не споткнется тот, кто пребывает со Мною, если только сам не отстанет от Меня. Посему и вы, пребывая со Мною, Светом истинным, напрасно боитесь. Иные под "днем" разумеют время до страдания, а под "ночью" время страдания. Итак, говорит, доколе идет "день", то есть пока еще не настало время страдания, вы не споткнетесь, ибо не встретите гонения от иудеев, ни другой как-нибудь неприятности. А когда придет "ночь", то есть страдания Мои, тогда вы смятенные соберетесь в одном домике из опасения иудеев. С того времени вы будете испытывать скорби и болезни, и много озлоблений и неприятностей. Когда Я - Свет - не буду уже с вами жить телесно, то обоймет вас ночь скорбей.

Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его; а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер: и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с Ним. Так как ученики Господа боялись идти в Иудею, то Он говорит им: иудеи искали побить Меня камнями за то, что Я опровергал их и обличал. Но ныне Я иду не за тем, чтобы обличать их, а за тем, чтобы посетить своего друга. Посему нет нужды бояться. Я иду не за тем, за чем ходил прежде, чтобы ожидать опасности со стороны иудеев, а иду разбудить друга. Ученики, желая удержать Его от путешествия туда, говорят: довольно, если он уснул; если уснул, то выздоровеет; посему нам не нужно ходить, ибо нет необходимости. Хотя Господь, говоря о Лазаре, для того и прибавил: "друг Мой", чтобы показать необходимость быть там, но ученики утверждают, что посещение Его не нужно, так как он может выздороветь и оттого, что уснул. Еще более, говорят, Пришествие Твое не только не необходимо, но и вредно для друга. Ибо если сон, как нам думается, служит к его выздоровлению, а Ты пойдешь и разбудишь его, то Ты попрепятствуешь его выздоровлению. Итак, не нужно ходить и будить, ибо это вредно. Господь, видя, что ученики Его доселе еще не понимают Его, прямо говорит, что Лазарь "умер". Для чего же Он прежде выразился не прямо, а прикровенно, смерть назвал "сном"? По многим побуждениям. Во-первых, по смиренномудрию, ибо не хотел показаться хвастливым, а прикровенно назвал воскрешение разбуждением от сна. Как же бы употребил Он это выражение, если бы смерть не назвал сном? А что это справедливо, то есть, что Он выразился прикровенно по смиренномудрию, это видно из последующего. Ибо, сказав, что Лазарь "умер", Господь не прибавил: пойду, воскрешу его. Видишь ли, как Он не хотел на словах хвалиться тем, что намерен был подтвердить самым делом? В то же время Господь учит нас и тому, чтобы мы не были поспешны в своих обещаниях. Ибо, если при просьбе сотника (об исцелении слуги его) Господь и дал обещание, сказав: Я приду и исцелю его (Мф. 8, 5-6), то сказал это для того, чтобы обнаружить веру его. Итак, это - первая причина, по которой Господь смерть назвал сном. Другая - та, чтобы показать нам, что и всякая смерть есть сон и успокоение. Третья - та, что хотя кончина Лазаря для прочих и была смертью, но для Самого Иисуса, поколику Он намеревался воскресить его, она была не более, как сон. Как нам легко разбудить спящего, так, и еще в тысячу раз более, для Него удобно воскресить умершего. "Радуюсь, - говорит, - за вас", что вы можете отселе более увериться в Божеском достоинстве Моем из того, что Я не был там и нахожусь далеко оттуда, однако вперед говорю вам, что в Вифании последовала смерть, и говорю так, не на слух основываясь, но, как Бог, Сам прозревая случившееся в далеком расстоянии. Некоторые слова Господа: "радуюсь за вас" понимали так: что Я не был там, это послужит для утверждения вас в вере. Ибо, если бы Я был там, Я исцелил бы больного. Чудом было бы и это, но оно показало бы мало силы Моей. А теперь, когда Меня там не было и последовала смерть Лазаря, а Я пойду и воскрешу его, вы должны более утвердиться в вере в Меня. Ибо увидите, что Я силен делать и то, чего прежде еще не явил, именно: воссозидать и воскрешать мертвеца, уже разложившегося и издающего гнилой запах. Когда Господь сказал это и доказал ученикам необходимость Своего шествия в Иудею, тогда Фома, боявшийся более прочих, говорит: "пойдем и мы умрем с Ним". Ибо эти слова выражают не бодрость, а страх и малодушие. Чтобы и прочих соучеников приостановить, он напоминает им о смерти и намеренно прибавляет: "умрем", говоря как бы так: и мы, глупые, безумные и не заботящиеся о своем спасении и жизни, пойдемте, чтобы умереть с Ним. Пусть Он недорого ценит Свою жизнь; поэтому и мы должны быть неблагоразумны? Такие речи приличны боязливому. Но посмотри на него впоследствии. Он, как апостол, заклан был за истину. Благодать Божия так "укрепила" его, что и к нему можно приложить слова апостола Павла: "способность наша от Бога" (2 Кор. 3, 5), и "не я, но благодать" (1 Кор. 15, 10). А Ориген говорит о Фоме нечто, похожее на сон, Фома, - говорит он, - узнав пророчества о Христе и уразумев, что Он с душою сойдет в ад для освобождения душ, когда услышал, что Господь идет разбудить Лазаря, то подумал, что Он может разбудить его то есть освободить душу его, не иначе, как если Сам отложит тело и сойдет в ад. Посему, как искренний ученик Христов, не желающий и в этом отстать от своего Учителя, он и прочим соученикам советует и сам вызывается сложить тело свое, чтобы сойти в ад вместе с Иисусом, который, по его понятию, положит душу Свою, чтобы душу друга освободить из ада. Такое смешное объяснение приложил я для посрамления тех, которые превозносят все Оригеново. Ибо такое объяснение мудреца - не явное ли пустословие и настоящий сон? А я прошу тебя заметить то, что хотя Лазарь и умер, Господь однако же сказал: "идем к нему", как бы к живому. Ибо для Христа, как Бога, и самый Лазарь был жив.

Иисус пришед нашел, что он уже четыре дня в гробе. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услышавши, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Господь намеренно промедлил, чтобы Лазарю исполнилось четыре дня, потом пошел, чтобы чудо сделать со всех сторон свободным от клеветы. Для чего евангелист прибавляет, что Вифания отстояла от Иерусалима стадиях в пятнадцати? Для того чтобы показать, что действительно многие из иерусалимлян приходили, ибо Вифания была недалеко. Иудеи утешали этих женщин не потому, что любил их Христос (ибо иудеи сговорились уже, чтобы отлучить от синагоги того, кто признает Его за Христа, - Ин. 9, 22), но или по причине тяжести бедствия, или потому, что пришедшие были не из числа злых, от чего многие из них и уверовали. Марфа одна только идет вперед навстречу, а не берет с собою сестру, потому что она хотела наедине увидеться с Ним и рассказать Ему о случившемся. Когда же Господь возбудил в ней добрую надежду, тогда она уходит и зовет сестру. Прежде она не сказывала сестре Марии о приходе Господа для того, чтобы скрыть это от бывших с нею. Ибо, если бы Мария услышала, что идет Иисус, она тотчас пошла бы навстречу Ему, а за нею последовали бы и пришедшие иудеи: но Марфа не хотела, чтобы они узнали о пришествии Иисуса.

Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог. Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я семь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир. Сказавши это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя. Марфа имела веру во Христа, но не полную, не надлежащую. Посему и говорит: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Сказала это, без сомнения, потому, что не веровала, что Он, если бы захотел, то, и, не присутствуя лично, мог бы предотвратить смерть брата ее. А далее обнаруживает еще большую слабость веры. Ибо говорит: "чего Ты ни попросишь у Бога, даст Тебе". Видишь ли, она считает Его за какого-нибудь человека, добродетельного и угодного Богу. Ибо не сказала: чего Ты ни захочешь, все сделаешь; но: чего ни попросишь, все даст Тебе. Господь же, опровергая такое понимание ее, говорит: "брат твой воскреснет". Не сказал ей: да, Я буду просить Бога, и даст Мне, ни согласился с ее речью, но употребил умеренное выражение. А далее гораздо яснее выставляет Свое могущество и власть; Я, говорит, есмь воскресение и жизнь. Поелику Марфа еще не веровала и не поняла смысла слов: "воскреснет брат твой", но подумала, что он воскреснет в последнее воскресение (а что будет последнее воскресение, это Марфа знала частью из Божественного Писания, а еще более из частых бесед Христовых о воскресении), итак, поелику женщина оставалась еще женщиной, Господь восставляет ее и возбуждает ее веру, как бы умершую, говоря яснее: ты говоришь Мне, что Бог даст Мне все, чего Я ни попрошу у Него. А Я говорю тебе ясно, что Я есмь воскресение и жизнь, так что сила Моя не ограничивается местом, но Я могу равно исцелять, присутствуя на месте и заочно. Ибо Я раздаю блага и не от лица кого-либо другого, но Сам Я воскресение и жизнь, Сам имею силу воскрешать и оживлять. Верующий в Меня, если и умрет этой телесной смертью, оживет, и всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет смертью духовной. Посему не смущайся. Ибо хотя брат твой и умер, но оживет. И что говорю о брате твоем? И вы, если веруете в Меня, не умрете, но будете выше смерти духовной, которая гораздо страшнее. А Кто избавляет от смерти страшнейшей, Тот тем легче избавит умершего брата твоего от смерти менее страшной. Веришь ли сему? - спрашивает Господь Марфу. А она, хотя выслушала такие высокие речи, однако не поняла, что сказал ей Господь. Думаю, что от скорби она страдала и непонятливостью. Ибо иное спрашивает Господь, иное отвечает она. Господь спрашивает, верует ли она, что Он есть воскресение и жизнь и что верующий в Него не умрет вовек, будешь ли разуметь смерть духовную или телесную. Ибо о верных, по причине их надежды на воскресение, справедливо говорится, что они не умирают. А что отвечает Марфа? - я уверена, что Ты - Христос, Сын Божий, грядущий в мир. Хорош и справедлив ее ответ, но ответ не на вопрос. Однако же она отсюда получила ту пользу, что укротилась сила ее скорби и уменьшилась ее печаль. - Марфа "тайно" зовет сестру свою; и сделала это весьма благоразумно. Ибо если бы пришедшие к ним иудеи узнали, что Мария идет навстречу Христу, они бы ушли от них, и чудо осталось бы без свидетелей. А теперь иудеи подумали, что Мария идет на гроб плакать, пошли вместе с нею и по необходимости сделались очевидными свидетелями чуда. Марфа говорит Марии: Учитель зовет тебя. А у евангелиста не замечено, что Господь звал ее. Это можно объяснить так, что евангелист умолчал, что Господь повелел Марфе позвать сестру ее, или она самое пришествие Господа почла за приглашение и сказала, что Учитель зовет тебя. Ибо, когда Господь пришел, ужели не следовало ей пойти к Нему? Итак, пришествие Господа, необходимо требующее (от Марии) встречи Ему, евангелист и назвал приглашением. Ибо Учитель говорит, пришел и зовет тебя; и как Он пришел, то самое пришествие Его служит тебе зовом. Ибо, как скоро Он пришел, то и тебе необходимо пойти навстречу к Нему.

Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему. (Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа.) Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно стала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб плакать там. Мария же, пришедши туда, где был Иисус, и, увидевши Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Мария, как скоро узнала, что Иисус пришел, не замедлила, но поспешно встала и пошла к Нему. Отсюда видно, что Марфа прежде не предуведомляла ее, хотя и знала, что Иисус идет. Иисус же еще не пришел в селение, ибо Он шел медленно, чтобы не подумали, что Он Сам напрашивается на чудо, но что Он совершит оное по их просьбе. И как имеющее совершится чудо было велико, совершено не много раз, а многим долженствовало принести пользу, то Господь устрояет так, чтобы многие сделались свидетелями чуда. Ибо евангелист говорит, что иудеи, которые были с нею в доме, пошли за нею. Мария пришла ко Христу с большею горячностию, чем сестра ее Марфа. Ибо, увидевши Его, она пала к ногам Его, не устыдившись народа, не обративши никакого внимания на то, что некоторые из бывших тут враждебно расположены ко Христу. В присутствии Учителя она отбросила все человечество и заботилась только о том, чтобы почтить Его. Она говорит: "Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой". Марфа же ничего такого не делает, ибо она не падает пред Ним, а, напротив, когда Христос и подает добрую надежду относительно брата, она оказывается неверующею. Хотя и Мария является несовершенною, когда говорит: "если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой", однако Христос не говорит ей ничего такого, что сказал сестре ее, потому что тут было много народа, и не время было для таких речей. Еще более снисходит, ясно показывает в Себе Человеческую природу и обнаруживает ее свойства. Ибо слушай, что говорит евангелист.

Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился, и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому сделать, чтобы и этот не умер? Так как Мария и пришедшие с нею плакали, то природа Человеческая располагалась к слезам и смущалась. Господь же подавляет потрясение в духе, то есть Духом обуздывает смущение и удерживает оное, и делает вопрос, нисколько не обнаруживая слез. Но как Господь скорбел, ибо был воистину Человек и желал удостоверить в действительности Своей Человеческой природы, то позволил ей сделать свое. В то же время Он ограничивает плоть, запрещает ей силой Духа Святаго; но плоть, не вынося запрещения, смущается, воздыхает и предается печали. Все это Господь допускает испытать Своему Человечеству частью для того, чтобы утвердить, что Он был Человек по истине, а не по провидению, а частью для того, чтобы научить нас полагать пределы и меру печали и беспечалью. Ибо не иметь сочувствия и слез - свойственно зверям, а проливать много слез и предаваться много печали - свойственно женщинам. И так как Господь воспринял на Себя нашу плоть и кровь (Евр. 2, 14), то принимает участие и в том, что свойственно человеку и природе, и показывает нам меру в том и другом. "Где вы положили его?" - спрашивает Господь не потому, будто не знает (ибо, быв в ином месте и далеко, Он знал же, что Лазарь умер), но для того, чтобы не подумали, будто Он Сам от Себя вызывается на чудо; Он желает узнать все от них и совершить чудо по их просьбе, чтобы освободить оное от всякого подозрения. И как не было еще никакого намека на воскрешение Лазаря и не приходило никому на мысль, что Он идет воскресить его, а не поплакать только, то и говорят Ему: Господи! поди и посмотри. А лукавые иудеи, несмотря на то, что пред глазами их большое несчастье, и при всем этом не оставляют своей злобы, Они говорят: ужели Сей, отверзший очи слепому, не мог сделать, чтобы и этот не умер? Говорят это в уничижение чуда, совершенного над слепорожденным (Ин. 9). Им следовало бы удивляться тому чуду, а они по поводу смерти Лазаря наводят сомнение и на действительность его и, не дождавшись окончания дела, вперед уже произносят обидный приговор. Так зависть растлила умы их.

Иисус же, опять скорбя внутренне, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак, отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Для чего евангелист опять замечает, что Иисус плакал и скорбел по сочувствию? Для того чтобы мы знали, что Он истинно облекся в наше естество. Иоанн, сравнительно с прочими евангелистами, возвещает о Господе высшее учение и богословствует нечто великое; посему и из дел Его телесных повествует о более уничиженных. Посему и в скорби Господа он находит много человеческого и тем доказывает истинность плоти Его, чтобы ты познал, что Господь был Бог и вместе Человек. Ибо как Лука подвигом, скорбью и потом Господа (гл. 22), так Иоанн слезами Его доказывает, что Он носил истинную плоть. Для чего Господь не воскресил Лазаря, когда камень лежал еще на гробе? Ибо Кто одним словом воздвиг мертвое тело и одушевил уже начавшего разлагаться, Тот гораздо удобнее мог словом отвалить камень. - "Отнимите камень", - говорит Господь для того, чтобы сделать их свидетелями чуда, чтобы не могли, как прежде о слепорожденном, говорить: "Это - он; это - не он" (Ин. 9, 9). Ибо присутствие на самом месте и отнятие камня своими руками должны были заградить уста неблагонамеренным свидетелям чуда. "Уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе", - сказала Марфа по неверию, потому что считала уже невозможным воскресение брата своего по прошествии стольких дней после его смерти. Так она еще невысока была в вере! Христос же, напоминая ей Свою беседу с нею и как бы укоряя ее в забывчивости, говорит: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Ученикам Своим Господь говорит, что Лазарь умер для того, чтобы прославился чрез сие "Сын Божий" (выше ст. 4), а Марфе говорит: увидишь славу "Божию", разумея Отца. Различные выражения употребляет об одном и том же - по причине немощи слушателей. Здесь находились иудеи. Сказать Марфе, что ты увидишь славу "Сына Божия", Господь нашел неуместным, потому что Его сочли бы тщеславным. А теперь, сказав о славе Отца, Он сделал речь умеренною и удобоприемлемою. Для чего молится Господь или, вернее, принимает вид молитвы? Слушай, как Сам Он говорит: для народа, здесь стоящего, сказал Я сие, чтобы поверили, что Ты послал Меня, то есть для того, чтобы не считали Меня противником Богу, чтобы не говорили, что Я не от Бога, чтобы доказать им, что дело это совершено Мною по Твоей воле. А что именно по этой, а не по другой причине представляется молящимся, то есть для предстоящих, обрати внимание я на самую молитву. "Благодарю Тебя" (Отче!), что "Ты услышал Меня". Ясно, что это не молитва, а только положение и вид молитвы. А что Он не нуждается в молитве, это видно из того, что Он многое иное совершал без молитвы. Например: "тебе говорю, бес! выйди из него" (Лк. 4, 35); еще "хочу, очистись" (Мф. 8, 3); еще: "прощаются грехи твои" (Мф. 9, 2), а это важнее всего; и морю: "умолкни, перестань" (Мк. 4, 39). Итак, для того, чтобы присутствующие тут поверили, что Он с неба, а не противник Богу, Господь и молится. Ибо, если при таких делах Его, при всесторонних доказательствах единомыслия Его с Отцом, говорили, что Он - не от Бога, чего же не сказали бы, если бы Он не делал ничего такого.

Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет. Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус. Господь, более возблагодарив Отца, чем попросив (ибо, как сказано, Он не нуждался в молитве и помощи от нее, потому что равносилен с Отцом), воззвал громким голосом, самовластным и владычным. Ибо не сказал: во имя Отца Моего, Лазарь, иди вон; ни так: Отче! воскреси его; но, как сказано, самовластно, заграждая уста всех, которые говорят, что Он меньше Отца. Ибо что нашлось бы равного такой власти, что Он умершему, как живому, говорит: Лазарь, иди вон? И теперь сбылись на деле слова: наступает время, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут (Ин. 5, 25). Дабы кто-нибудь не подумал, что Христос от другого получил такую силу, Он вперед предсказывает о том, что имел доказать самым делом. Громкий голос Спасителя, воскресивший Лазаря, служит образом великой трубы, которая будет гласить во всеобщее воскресение (1 Кор. 15, 52; 1 Сол. 4, 16). Господь воззвал громко для того, чтобы заградить уста эллинов, пустословящих, будто душа пребывает во гробе (вместе с телом), ибо зовет ее громко, как бы далеко находящуюся. Как было это частное, так и всеобщее воскресение будет вдруг, во мгновение ока (1 Кор. 15, 52). "Вышел, - сказано, - умерший, связанный по рукам и по ногам". Связанному выйти казалось не менее чудно, как и воскреснуть. Итак, к чуду воскресения присоединилось еще чудо - то, что совершенно связанный двигался. Господь повелевает развязать его, чтобы приблизившиеся и коснувшиеся его увидели, что это - он самый. "Пусть, - говорит, - идет он". Это - по нелюбви к славе. Ибо не выводит его (Сам), ни повелевает ходить с Собою, чтобы показаться. Когда чудо совершилось, одни из видевших оное уверовали, а другие объявили фарисеям, без сомнения, с целью опорочить Его, совершившего нечто неправедное, так как Он повелел раскопать погребенного.

************
Наступает ночь мира, время Страстных дней, когда никто ничего не может делать, только один Христос.

Но прежде чем мы вступим в Страстную седмицу, Церковь приглашает нас в Вифанию. Вифания была недалеко от Иерусалима. Там жили друзья Господа: Лазарь и две его сестры — Марфа и Мария. Господь часто приходил к ним в дом. Он охотно останавливался у них, Он находил там отдохновение. Церковь обращает наше внимание на то, что у Господа были друзья. Он — Сын Божий — стал истинным и совершенным Человеком. И в эти последние дни накануне Пасхи, когда вражда против Него проявлялась все более откровенно, когда уже замышлялось Его убийство, эти друзья в Вифании были Ему, очевидно, особо дороги.

Почему же Господь, когда к Нему приходят с вестью: «Лазарь, друг Твой, болен», не тотчас же отправляется в путь? Почему Он медлит, когда Его друг в беде? Мы знаем, что многие, подобно Марии и Марфе, задают этот вопрос. Они умоляют Бога придти к ним на помощь, однако не получают ответа. «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой», — говорит Марфа, когда Господь, наконец, приходит, но слишком поздно.

В этих словах Марфы — вера во Христа и одновременно упрек. Бога нет рядом, когда нужно. Может быть, Он по-прежнему где-то есть — но здесь Его нет. И сколь многим в подобных скорбных обстоятельствах может казаться, что Бог безразличен к человеческому горю. Как одинок человек в этом мире — перед лицом торжествующего зла, беззакония, страдания и смерти — если нет с ним Бога! Христос, намеренно отсутствовавший во время болезни и смерти Своего друга Лазаря, показывает, что человек, отделенный от Бога, находится в стране смерти.

«Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Марфа! Неужели ты не понимаешь, что Христос Бог никогда не отсутствует для тех, кто всецело предает Ему себя? Неужели ты не понимаешь, что ничего страшного, ничего безнадежного не может случиться, если мы пребываем с Ним? Вспомни ужас учеников в лодке посреди бури и слово Господне: «Что устрашились, маловеры?» Есть люди, которые потеряли веру в Бога, потому что дорогой для них человек умер, несмотря на все их молитвы. Конечно, великое утешение верить, что будет жизнь после смерти. Марфа верует в это, когда говорит: «Знаю, что брат мой воскреснет в общее воскресение, в последний день». И, разумеется, мы все знаем, что каждый из нас должен однажды умереть. Но как часто смерть приходит слишком рано! И смерть любимого друга — Лазаря — пришла, говоря по-человечески, бесконечно рано. Но посреди горя и страдания Господь говорит слово, на которое Марфа и Мария, а после них — бесчисленное множество людей могут опереться, когда скорбь становится непереносимой: «Я есмь воскресение и жизнь, верующий в Меня, если и умрет, то оживет».

Сколько раз в течение Великого поста Бог давал нам узнать, что Он стал человеком не только для того, чтобы привести нас с Собой на небо, но чтобы уже здесь на земле, в условиях нашего смертного существования, мы могли прикоснуться к Его Божественной жизни. Смысл Поста и заключается в том, чтобы жизнь каждого из нас — оттого, что она прикоснется ко Кресту Христову, — стала воскресшей жизнью. Чтобы каждому из нас в меру его любви ко Христу открылось сугубым образом через чудо Евхаристии, что «уже не мы живем, но Он живет в нас». И что даже если жизнь из-за грехов утратила все, что делает ее достойной названия жизни, Христос может снова сделать ее живой. И не первый раз мы вступаем сегодняшним праздником в Страстные дни, когда, достигнув конца Четыредесятницы, мы видим по дару Христа, что мы по-прежнему мертвы грехом. Однако Он, как свидетельствует Церковь, воскрешал миллионы людей, и Его прикосновение не потеряло своей Божественной силы. И даже если кому-то из нас не будет дано узнать в эти дни благодать Господню, мы должны вынести из Великого поста самое главное — способность видеть нашу жизнь в свете смерти — Его и нашей смерти.

Вот почему Великий пост заканчивается Лазаревой Субботой. Никогда не кажется нам жизнь столь драгоценной, чем когда ей угрожает смерть. Мертвое тело Лазаря окружено плачем близких. Сам Господь плачет об утрате Своего друга — так глубоко входит Он в человеческое горе. Он настолько человек, что берет на Себя всю скорбь, которая Его окружает. Он плачет над каждым умершим человеком всякий раз, когда происходит временная победа смерти. Тем более, когда уже как будто происходит торжество смерти над душою человека. И это не просто слезы — Господь готов жизнью Своею заплатить за каждую душу, о которой Он плачет. И мы знаем, что заплатит очень скоро. Именно с этого события начинаются Его Страстные дни, Его Крестные Страдания, Его вхождение в смерть нашего ради спасения.

«Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе». Так непереносим запах тления, что невозможно даже приблизиться. Но Христос не из таких. Если бы Он был таким, Он не пришел бы туда, где злосмрадие грехов и тлен всего человечества. Слишком поздно, нельзя помочь, нет никакой надежды. Но перед лицом смерти Господь заключает с нами завет: «Не сказал ли Я тебе, что если будешь веровать, узришь славу Божию?» И чтобы уверить нас, что вера в Него поистине дает жизнь, Господь зовет четверодневного мертвеца выйти из гроба. Смерть не может разорвать узы дружбы, не может отлучить от любви Христовой того, кто был Его другом, и поставить в недосягаемости Его зова.

«Лазарь! иди вон» — это голос Божий, перед которым не могут устоять никакие силы, никакие затворы адовы, никакая смерть. Это зов, обращенный к каждой душе человеческой. Каждого из нас Господь позовет по имени в день воскресения. Имя «Лазарь» означает «Бог мне Помощник». Когда умирает священник, гроб с его телом обносят вокруг храма с пением «Помощник и Покровитель бысть мне Бог». И во время отпевания мы слышим Евангельские слова: «Грядет час, и ныне есть, егда мертвые услышат глас Сына Божия, и, услышавши, оживут». Господь хочет дать большее, чем просто вернуть во временную жизнь, там, где горе и плач. Он хочет вывести души человеческие из той области смерти, где нет света, нет радости, нет Бога, вернуть их к той полноте жизни, для которой создан человек. Как сказал Христос сестре Лазаря: «Воскреснет брат твой» — так каждому из нас говорит сегодня: «Воскреснет твой отец, твоя мать и твой сын, твой муж, твой друг. Я есмь воскресение и жизнь». Лазарь, являя послушание Господу, воскресает из мертвых. А души наших умерших оживают от слышания голоса Бога и трепетно ждут того часа, когда будет повеление Божие о всеобщем воскресении.

Господу предстоит пройти через смерть, но Он есть Воскресение и Жизнь, Он имеет власть над смертью. И Он прежде Воскресения Своего уже Воскресший, потому что Он уже сейчас живет в Воскресении и живет Воскресением. И воскрешением Лазаря, «общее воскресение прежде Своея страсти уверяя», являет знамение воскресения всех — всего человечества. Он имеет власть открыть все гробы и вывести оттуда живыми тех, от кого остался только прах. Он имеет власть разрушить все страхи отчаяния перед бессмысленностью человеческого существования, все системы на земле — религиозные, философские, политические, экономические, которые пытаются занять место Бога и заключить всех в темницу вечности. Ради этого воскресения Бог стал человеком, отрицаемым, отвергаемым, уничтожаемым — ради того, чтобы живые и мертвые узнали, что они призваны к жизни. «Веруешь ли сему?» — как Марфу спрашивает Господь каждого из нас. Он ждет от нас веры. Потому что не над кем-нибудь, а прежде всего над народом, избранным Богом, исполнилось слово Христово: «Если кто из мертвых воскреснет, не поверят» (Лк. 16, 31). Вера освобождает нас от гробового камня наших грехов, развязывает погребальные пелены, которыми мы были обвиты, и возвращает к жизни.

Пусть торжествует зло и царствует смерть. Будем радостно помнить, как бы ни было темно, что бы ни ждало нас впереди, мы на пути не к смерти, а к жизни. Этот праздник нам дан, чтобы мы были абсолютно уверены в Его любви к нам. Он за нас отдает Себя на смерть, и смерть трепещет перед Тем, Кто так любит нас. И, отдавая себя Его любви, мы избавляемся от страха смерти, потому что она становится для нас приобщением нетленной Пасхе Христовой.
Протоиерей Александр Шаргунов

0

10

После своей кончины праведный Лазарь был погребен в окрестностях Китиона, в месте позже получившем название "Ларнакс" - "гроб, саркофаг". На мраморной гробнице святого выполнили надпись: "Четверодневный Лазарь, друг Христов".

Мощи праведного Лазаря обретены в 898 году, при Византийском императоре Льве IV Мудром (886-911 гг.) и перенесены в город Константинополь, где для них устроена серебряная рака, а ранее в честь святого был построен храм при императоре Василии I Македонянине (867-886 гг.). В день перенесения честных мощей святого с Кипра в Константинополь 30/ 17 октября (ст. ст.) празднуется его память. Позже франкскими крестоносцами мощи взяты в портовый средиземноморский город Марсель.

Над гробницей святого Лазаря на Кипре в IX веке построен каменный храм в честь праведного Лазаря. В начале 1970 годов (а именно в 1972) во время проведения реставрационных работ в храме, под алтарем были обнаружены каменные гробницы, в одной из которых обретена часть мощей святого Лазаря. Для них был специально изготовлен серебряно-вызолоченный ковчег в виде архиерейской митры и устроена резная позолоченная рака (гробница), с сенью и небольшим византийским куполом, увенчанным крестом. Мощи святого Лазаря постоянно выставлены для всеобщего поклонения в центре храма у южной колонны. По специально устроенному в основании храма проходу, вход в который находится в южной части солеи, паломники по нескольким ступеням спускаются в невысокую, полутемную подалтарную часть, перекрытую современным бетонным сводом. У восточной стены, при входе в это подземное помещение расположен святой источник, заключенный в трубу. Здесь находятся каменные гробницы прямоугольной формы, с тяжелыми крышками, относящиеся к римскому периоду. Существует обычай приносить к гробнице и к иконе святого Лазаря в храме, в благодарность об исцелении отлитые из воска фигурки людей и частей тела и они во множестве стоят в этом месте. Свечная мастерская находится на соседней улице, в нескольких десятках метров, к северо-востоку от храма Лазаря. В ней изготавливаются восковые фигурки и разные свечи. Среди них выделяются огромные праздничные свечи, высотой более метра и несколько сантиметров в диаметре.

Храм в честь праведного Лазаря сложенный из массивных каменных блоков, неоднократно перестраивался, но в основе своей сохранил трехнефную базилику IX века. Снаружи храм за свою многовековую историю претерпел некоторые изменения. Полностью разобраны три главы венчавших храм. С юга к нему пристроена большая открытая галерея. У юго-восточной стены устроена высокая, четырехъярусная колокольня. В убранстве храма особенно выделяется многоярусный резной деревянный иконостас, поставленный в XVIII веке. На северном столбе в центре храма висит икона Божий Матери "Одигитрия" в окладе, написанная в в XVIII веке в России. С юга и запада храм Лазаря окружают двухэтажные корпуса. Часть западного корпуса занимает небольшой церковно-археологический музей, рассказывающий об истории храма. В его экспозиции представлены древние иконы праведного Лазаря и других святых, церковные облачения и утварь. Здесь же хранится редкий образ святого Лазаря написанный в XII веке. На иконе он изображен в архиерейском облачении. На другой древней иконе, сильно пострадавшей от пожара, чудесным образом сохранилось изображение святого Лазаря. Правой рукой он благословляет (императора), а в левой держит Евангелие. Настоятель храма архимандрит Лазарь.

Также особое внимание стоит обратить на иконостас, состоящий из 120 икон, представляющий собой прекрасный образец старинной резьбы по дереву. Наиболее ценной считается икона, датируемая 1734 годом, на которой святой Лазарь изображен в сане Епископа Китиона. Кроме того, в церкви находится маленький музей, содержащий великолепные предметы византийского религиозного искусства, включая древние образцы резьбы по дереву, иконы и церковную утварь. А рядом с собором находятся захоронения ряда европейцев, живших в городе в 17-18 веке. Сам святой Лазарь считается покровителем Ларнаки, и празднование его Воскресения проходит в городе с большим размахом. Происходит это за неделю до православной Пасхи.

http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios02.jpg

Храм св.Лазаря в Ларнаке. Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios18.jpg

Иконостас храма св.прав.Лазаря в храме его имени в Ларнаке. Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios19.jpg

Иконы Спасителя, св.Лазаря и Иоанна Предтечи в иконостасе храма св.прав.Лазаря в Ларнаке. Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios20.jpg

Вход в гробницу прав.Лазаря. Ларнака, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios21.jpg

Гробница св.Лазаря Четверодневного в Ларнаке, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios22.jpg

Саркофаг Св.Лазаря.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios29.jpg

Глава св.Лазаря. Храм св.прав.Лазаря в Ларнаке, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios23.jpg

Мощи св.Лазаря в храме в его честь в Ларнаке. Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios24.jpg

Сень с мощами прав.Лазаря и икона Киккской Божьей Матери в храме прав.Лазаря в Ларнаке, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios25.jpg

Мощи святого Лазаря в серебряном ковчеге выставлены
для всеобщего поклонения в центре храма у южной колонны.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios30.jpg

Храмовая икона Воскрешение св.Лазаря в храме в его честь. Ларнака, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios26.jpg

Святой источник в крипте св.Лазаря. Ларнака, Кипр.
http://prokipr.ru/LARNACA/agios_lazarios27.jpg

источник

0

11

Неделя 6-ая ВЕЛИКОГО ПОСТА (седмица ваий).

ЛАЗАРЕВА СУББОТА.
Лазарь из Вифании — cогласно Евангелию от Иоанна житель Вифании, брат Марфы и Марии, которого Иисус Христос воскресил через четыре дня после смерти (Ин.11:1-45).
Это великое чудо Спасителя, воскрешение Лазаря, воспоминается св. Православною Церковью в субботу на шестой неделе Великого Поста (накануне Вербного Воскресенья).

http://cs306808.vk.me/v306808606/6175/uaxF1d-kuJM.jpg

0

12

Вход Господень во Иерусалим !!! (Вербное воскресенье)

0

13

http://cs540105.vk.me/c7005/v7005721/26110/7_rt2GZOt5U.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ВЕЛИКИЙ ПОСТ и ПАСХА ГОСПОДНЯ! » 6-я седмица Великого поста.