Страстная седмица

0
235

трастная седмица — последняя седмица перед Пасхой. Она посвящена воспоминанию последних дней земной жизни Спасителя: Его страданий, крестной смерти и погребения (в церковнославянском языке слово «страсть» означает «страдание»).

Все дни Страстной седмицы называются великими.

Начиная с понедельника Страстной седмицы – Великого Понедельника — мы вступаем в особые дни. Первые три дня служится обычная постовая служба: Часы, Изобразительные и вечерня с Литургией Преждеосвященных Даров.

Каждый из дней посвящен воспоминанию каких-то событий из жизни Христа.

В Понедельник мы вспоминаем ветхозаветного патриарха Иосифа Прекрасного, из зависти проданного братьями в Египет, прообразовавшего страдания Спасителя. Кроме того, в этот день вспоминается иссушение Господом покрытой богатой листвой, но бесплодной смоковницы, служащей образом лицемерных книжников и фарисеев, которые не принесли истинного покаяния, веры, молитвы и добрых дел.

Во Вторник Христос пришел в Иерусалимский храм и много учил в храме и вне храма, первосвященники и старейшины, слыша притчи Его и понимая, что Он о них говорит, задумали схватить Его и убить. Но напасть на Него открыто не решались, боясь народа, который почитал Его за пророка.
В этот день Церковь вспоминает притчу Христа о десяти девах, о талантах и из продолжения положенного в Понедельник повествования о Втором пришествии Христовом. Этими воспоминаниями Святая Церковь особенно призывает верующих к духовному бодрствованию, к целесообразному употреблению дарованных нам способностей и сил, особенно на дела милосердия, которые Господь принимает как личную заслугу Себе Самому, когда говорит о них: «Понеже сотворите единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» (Мф. 25, 40).

В Великую Среду вспоминается жена-грешница, омывшая слезами и помазавшая драгоценным миром ноги Спасителя, когда Он был на вечери в Вифании в доме Симона прокаженного, и этим приготовившая Христа к погребению. Здесь же Иуда решился предать Христа иудейским старейшинам за 30 сребреников (сумма, достаточная по тогдашним ценам для приобретения небольшого участка земли даже в окрестностях Иерусалима).

Среда – день предания на Страдания и Смерть Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.
…Ночь на Среду Господь провел в Вифании (Мф. 26, 6-17). Здесь, в доме Симона прокаженного, в то время, когда в совете первосвященников, книжников и старейшин было уже решено взять Иисуса Христа хитростью и убить Его, — некая жена-«грешница» возлила драгоценное миро на главу Спасителя и тем уготовала Его на погребение, как судил Сам Он о ее поступке.
Здесь же, в противоположность бескорыстному поступку жены-«грешницы», родилось в неблагодарной душе Иуды, одного из двенадцати учеников Спасителя, преступное намерение предать беззаконному совету своего Учителя и Господа. Поэтому в церковной службе Великой Среды прославляется жена-«грешница» и порицается и проклинается сребролюбие и предательство Иуды.

Каждое утро читается Евангелие.

Мы не будем рассказывать подробно об элементах службы Страстной седмицы. Каждый, кто придет в эти дни на богослужение, окунется в атмосферу покаянных и умилительных песнопений

Каждый день, утром, совершается Литургия Преждеосвященных Даров (см. тут ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ . Литургия. ).

Священник осеняет всех свечой со словами: «Свет Христов просвещает всех!»

А здесь мы видим момент, когда священник благоговейно касается Святого Агнца, напитанного Кровью Христовой.

Частица Агнца опускается в Чашу, остальные частицы раздробляются по количеству причащающихся.

Священник прочитал заамвонную молитву и идет в алтарь. Диакон преклонил главу, чтобы священник благословил его потреблять (благоговейно доедать) оставшиеся Святые Дары.

В Четверг мы вспоминаем событие установления Таинства Причащения. (см фотоальбом «Крестный путь Спасителя» Крестный путь Спасителя!(фотоальбом)
В Четверг утром совершается торжественная Божественная литургия. В этот день заготавливаются частицы – Запасные Дары – на весь следующий год для причащения больных.
Литургия совершается обычным чином, только вместо Херувимской песни поется «Вечери Твоея Тайныя днесь…»

К вечеру Четверга на середине храма устанавливается Распятие.

Диакон после 6-го Евангелия возглашает трогательный прокимен: «Разделиша ризы Моя себе и о одежди Моей меташа жребий; Боже, Боже мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси».

На середину храма выходят все священнослужители.

Чтение это перемежается песнопениями и молитвами. Каждый христианин может следить за богослужением, распечатав текст Евангельских чтений.
Вот они:

1-е Евангелие – Ин. 13, 31Б –18, 1, зач. 46:

Рече Господь Своим учеником: ныне прославися Сын Человеческий, и Бог прославися о Нем. Аще Бог прославися о Нем, и Бог прославит Его в Себе, и абие прославит Его. Чадца, еще с вами мало есмь: взыщете Мене, и якоже рех иудеом, яко аможе Аз иду, вы не можете приити, и вам глаголю ныне. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе. О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Глагола Ему Симон Петр: Господи, камо идеши? Отвеща ему Иисус: аможе Аз иду, не можеши ныне по Мне ити, последи же по Мне идеши. Глагола Ему Петр: Господи, почто не могу ныне по Тебе ити? Ныне душу мою за Тя положу. Отвеща ему Иисус: душу ли твою за Мя положиши? Аминь, аминь глаголю тебе: не возгласит алектор, дондеже отвержешися Мене трищи.
Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога, и в Мя веруйте: В дому Отца Моего обители многи суть: аще ли же ни, рекл бых вам: иду уготовати место вам. И аще уготовлю место вам, паки прииду, и поиму вы к Себе: да идеже есмь Аз и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте. Глагола Ему Фома: Господи, не вемы, камо идеши; и како можем путь ведети? Глагола ему Иисус: Аз есмь путь, и истина, и живот: никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною. Аще Мя бысте знали, и Отца Моего знали бысте убо: и отселе познасте Его, и видесте Его. Глагола Ему Филипп: Господи, покажи нам Отца, и довлеет нам. Глагола ему Иисус: толико время с вами есмь, и не познал еси Мене, Филиппе? Видевый Мене, виде Отца: и како ты глаголеши, покажи нам Отца? Не веруеши ли, яко Аз во Отце, и Отец во Мне есть? Глаголы, яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю: Отец же во Мне пребываяй, Той творит дела. Веруйте Мне, яко Аз во Отце, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та дела веру имите Ми. Аминь, аминь глаголю вам: веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит, и больша сих сотворит, яко Аз ко Отцу Моему гряду. И еже аще что просите от Отца о имени Моем, то сотворю, да прославится Отец в Сыне. И аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю. Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. И Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Дух истины, Егоже мир не может прияти, яко не видит Его, ниже знает Его: вы же знаете Его, яко в вас пребывает, и в вас будет. Не оставлю вас сиры: прииду к вам. Еще мало, и мир ктому не видит Мене, вы же видите Мя, яко Аз живу, и вы живи будете. В той день разумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас. Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя, а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам. Глагола Ему Иуда, не Искариотский: Господи, и что бысть, яко нам хощеши явитися, а не мирови? Отвеща Иисус, и рече ему: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидема, и обитель у него сотворима. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдает: и слово, еже слышасте, несть Мое, но пославшаго Мя Отца. Сия глаголах вам в вас сый: Утешитель же, Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое, Той вы научит всему, и воспомянет вам вся, яже рех вам. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир дает, Аз даю вам. Да не смущается сердце ваше, ни устрашает. Слышасте, яко Аз рех вам: иду и прииду к вам. Аще бысте любили Мя, возрадовалися бысте убо, яко рех: иду ко Отцу: яко Отец Мой болий Мене есть. И ныне рех вам, прежде даже не будет, да, егда будет, веру имете. Ктому не много глаголю с вами: грядет бо сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже. Но да разумеет мир, яко люблю Отца, и якоже заповеда Мне Отец, тако творю: востаните, идем отсюду.
Аз есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть: Всяку розгу о Мне не творящую плода, измет ю, и всяку творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет. Уже вы чисти есте за слово, еже глаголах вам. Будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе, тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие; и иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног, яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирает ю, и во огнь влагают, и сгарает. Аще пребудете во Мне, и глаголы Мои в вас пребудут: емуже аще хощете, просите, и будет вам. О сем прославися Отец Мой, да плод мног сотворите, и будете Мои ученицы. Якоже возлюби Мя Отец, и Аз возлюбих вас: будите в любви Моей. Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей, якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох, и пребываю в Его любви. Сия глаголах вам, да радость Моя в вас будет, и радость ваша исполнится. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы. Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя. Вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам. Не ктому вас глаголю рабы, яко раб не весть, что творит господь его: вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам. Не вы Мене избрасте, но Аз избрах вас, и положих вас, да вы идете и плод принесете, и плод ваш пребудет, да, егоже аще просите от Отца во имя Мое, даст вам. Сия заповедаю вам, да любите друг друга. Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде. Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Поминайте слово, еже Аз рех вам: несть раб болий господа своего. Аще Мене изгнаша, и вас изженут: аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут. Но сия вся творят вам за имя Мое, яко не ведят Пославшаго Мя. Аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели: ныне же вины не имут о гресе своем. Ненавидяй Мене, и Отца Моего ненавидит. Аще дел не бых сотворил в них, ихже ин никтоже сотвори, греха не быша имели: ныне же и видеша, и возненавидеша Мене и Отца Моего. Но да сбудется слово, писанное в законе их, яко возненавидеша Мя туне. Егда же приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне. И вы же свидетельствуете, яко искони со Мною есте.
Сия глаголах вам, да не соблазнитеся. От сонмищ ижденут вы, но приидет час, да всяк, иже убиет вы, мнится службу приносити Богу. И сия сотворят, яко не познаша Отца, ни Мене. Но сия глаголах вам, да егда приидет час, поминайте сия, яко Аз рех вам. Сих же вам исперва не рех, яко с вами бех. Ныне же иду к Пославшему Мя, и никтоже от вас вопрошает Мене, камо идеши? Но яко сия глаголах вам, скорби исполних сердца ваша. Но Аз истину вам глаголю, уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам. Аще ли же иду, послю Его к вам. И пришед Он, обличит мир о гресе, и о правде, и о суде. О гресе убо, яко не веруют в Мя. О правде же, яко ко Отцу Моему иду, и ктому не видите Мене. О суде же, яко князь мира сего осужден бысть. Еще много имам глаголати вам, но не можете носити ныне. Егда же приидет Он, Дух истины, наставит вы на всяку истину: не от Себе бо глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он Мя прославит, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вся, елика имать Отец, Моя суть: сего ради рех, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вмале, и ктому не видите Мене: и паки вмале, и узрите Мя, яко иду ко Отцу. Реша же от ученик Его к себе: что есть сие, еже глаголет нам, вмале, и не видите Мене; и паки, вмале и узрите Мя; и яко Аз иду ко Отцу? Глаголаху убо, что сие есть, еже глаголет, вмале; не вемы, что глаголет. Разуме же Иисус, яко хотяху Его вопрошати, и рече им: о сем ли стязаетеся между собою, яко рех: вмале, и не видите Мене: и паки, вмале, и узрите Мя? Аминь, аминь глаголю вам, яко восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется; вы же печальни будете, но печаль ваша в радость будет. Жена, егда раждает, скорбь имать, яко прииде год ея: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир. И вы же печаль имате убо ныне: паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас. И в той день Мене не вопросите ничесоже. Аминь, аминь глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам. Доселе не просисте ничесоже во имя Мое: просите, и приимете, да радость ваша исполнена будет. Сия в притчах глаголах вам, но приидет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве о Отце возвещу вам. В той день во имя Мое вопросите, и не глаголю вам, яко Аз умолю Отца о вас. Сам бо Отец любит вы, яко вы Мене возлюбисте, и веровасте, яко Аз от Бога изыдох. Изыдох от Отца, и приидох в мир: и паки оставляю мир, и иду ко Отцу. Глаголаша Ему ученицы Его: се ныне не обинуяся глаголеши, а притчи никоеяже не глаголеши. Ныне вемы, яко веси вся, и не требуеши, да кто Тя вопрошает: о сем веруем, яко от Бога изшел еси. Отвеща им Иисус: ныне ли веруете? Се грядет час, и ныне прииде, да разыдетеся кождо во своя, и Мене единаго оставите: и несмь един, яко Отец со Мною есть. Сия глаголах вам, да во Мне мир имате. В мире скорбни будете, но дерзайте, яко Аз победих мир.
Сия глагола Иисус, и возведе очи Свои на небо, и рече: Отче, прииде час, прослави Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тя. Якоже дал еси Ему власть всякия плоти, да всяко еже дал еси Ему, даст им живот вечный. Се же есть живот вечный, да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа. Аз прославих Тя на земли, дело соверших, еже дал еси Мне да сотворю. И ныне прослави Мя Ты, Отче, у Тебе Самаго славою, юже имех у Тебе прежде мир не бысть. Явих имя Твое человеком, ихже дал еси Мне от мира: Твои беша, и Мне их дал еси, и слово Твое сохраниша. Ныне разумеша, яко вся, елика дал еси Мне, от Тебе суть. Яко глаголы, ихже дал еси Мне, дах им, и тии прияша, и разумеша воистинну, яко от Тебе изыдох, и вероваша, яко Ты Мя посла. Аз о сих молю: не о всем мире молю, но о тех, ихже дал еси Мне, яко Твои суть. И Моя вся, Твоя суть, и Твоя Моя: и прославихся в них. И ктому несмь в мире, и сии в мире суть, и Аз к Тебе гряду. Отче Святый, соблюди их во имя Твое, ихже дал еси Мне, да будут едино, якоже и Мы. Егда бех с ними в мире, Аз соблюдах их во имя Твое: ихже дал еси Мне, сохраних, и никтоже от них погибе, токмо сын погибельный, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе гряду, и сия глаголю в мире, да имут радость Мою исполнену в себе. Аз дах им слово Твое, и мир возненавиде их, яко не суть от мира, якоже и Аз от мира несмь. Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни. От мира не суть, якоже и Аз от мира несмь. Святи их во истину Твою: слово Твое истина есть. Якоже Мене послал еси в мир, и Аз послах их в мир. И за них Аз свящу Себе, да и тии будут священи во истину. Не о сих же молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя. Да вси едино суть, якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут: да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси. И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им: да будут едино, якоже Мы едино есма. Аз в них, и Ты во Мне, да будут свершени во едино, и да разумеет мир, яко Ты Мя посла, и возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси. Отче, ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою, юже дал еси Мне, яко возлюбил Мя еси прежде сложения мира. Отче праведный, и мир Тебе не позна, Аз же Тя познах, и сии познаша, яко Ты Мя посла. И сказах им имя Твое, и скажу, да любы, еюже Мя еси возлюбил, в них будет, и Аз в них. И сия рек Иисус, изыде со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его.

2-е Евангелие – Ин. 18, 1–28, зач. 58:

Во время оно, изыде Иисус со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его. Ведяше же Иуда предаяй Его место, яко множицею собирашеся Иисус ту со ученики Своими. Иуда убо приемь спиру, и от архиерей и фарисей слуги, прииде тамо со светилы и свещами и оружии. Иисус же ведый вся грядущая Нань, изшед рече им: кого ищете? Отвещаша Ему: Иисуса Назореа. Глагола им Иисус: Аз есмь. Стояше же и Иуда, иже предаяше Его, с ними. Да якоже рече им, Аз есмь. Идоша вспять, и падоша на земли. Паки убо вопроси их Иисус: кого ищете? Они же реша: Иисуса Назореа. Отвеща Иисус: рех вам, яко Аз есмь. Аще убо Мене ищете, оставите сих ити. Да сбудется слово, еже рече, яко ихже дал еси Мне, не погубих от них никогоже. Симон же Петр, имый нож, извлече его, и удари архиереова раба, и уреза ему ухо десное. Бе же имя рабу Малх. Рече же Иисус Петрови: вонзи нож в ножницу. Чашу, юже даст Мне Отец, не имам ли пити ея? Спира же и тысящник, и слуги иудейския яша Иисуса, и связаша Его. И ведоша Его ко Анне первее: бе бо тесть Каиафе, иже бе архиерей лету тому. Бе же Каиафа давый совет иудеом, яко уне есть единому человеку умрети за люди. По Иисусе же идяше Симон Петр, и другий ученик: ученик же той бе знаемь архиереови, и вниде со Иисусом во двор архиереов. Петр же стояше при дверех вне. Изыде убо ученик той, иже бе знаемь архиереови, и рече двернице, и введе Петра. Глагола же раба дверница Петрови: еда и ты ученик еси Человека Сего? Глагола он: несмь. Стояху же раби и слуги огнь сотворше, яко зима бе, и греяхуся. Бе же с ними Петр стоя, и греяся. Архиерей же вопроси Иисуса о ученицех Его, и о учении Его. Отвеща ему Иисус: Аз не обинуяся глаголах миру. Аз всегда учах на сонмищах, и в церкви, идеже всегда иудее снемлются, и тай не глаголах ничесоже. Что Мя вопрошаеши? Вопроси слышавших, что глаголах им: се сии ведят, яже рех Аз. Сия же рекшу Ему, един от предстоящих слуг удари в ланиту Иисуса, рек: тако ли отвещаваеши архиереови? Отвеща ему Иисус: аще зле глаголах, свидетельствуй о зле; аще ли добре, что Мя биеши? Посла же Его Анна связана к Каиафе архиереови. Бе же Симон Петр стоя и греяся. Реша же ему: еда и ты от ученик Его еси? Он же отвержеся, и рече: несмь. Глагола един от раб архиереовых, южика сый, емуже Петр уреза ухо: не аз ли тя видех в вертограде с Ним? Паки убо Петр отвержеся, и абие петел возгласи. Ведоша же Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску.

3-е Евангелие – Мф. 26, 57–75, зач. 109:

Во время оно, воини емше Иисуса ведоша к Каиафе архиереови, идеже книжницы и старцы собрашася. Петр же идяше по Нем издалеча, до двора архиереова: и вшед внутрь, седяше со слугами, видети кончину. Архиерее же и старцы, и сонм весь, искаху лжесвидетельства на Иисуса, яко да убиют Его, и не обретаху: и многим лжесвидетелем приступльшим, не обретоша. Послежде же приступиша два лжесвидетеля, реста: Сей рече, могу разорити церковь Божию, и треми деньми создати ю. И востав архиерей, рече Ему: ничесоже ли отвещаваеши, что сии на Тя свидетельствуют? Иисус же молчаше. И отвещав архиерей, рече Ему: заклинаю Тя Богом живым, да речеши нам, аще Ты еси Христос, Сын Божий? Глагола ему Иисус: ты рече. Обаче глаголю вам: отселе узрите Сына Человеческаго седяща одесную силы, и грядуща на облацех небесных. Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола, что еще требуем свидетелей; се ныне слышасте хулу Его. Что ся вам мнит? Они же отвещавше, реша: повинен есть смерти. Тогда заплеваша лице Его, и пакости Ему деяху, овии же за ланиту удариша, глаголюще: прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя? Петр же вне седяше во дворе, и приступи к нему едина рабыня, глаголющи: и ты бе со Иисусом Галилейским. Он же отвержеся пред всеми, глаголя: не вем, что глаголеши. Изшедшу же ему ко вратом, узре его другая, и глагола им ту: и сей бе со Иисусом Назореом. И паки отвержеся с клятвою, яко не знаю Человека. По мале же приступивше стоящии, реша Петрови: воистинну и ты от них еси, ибо беседа твоя яве тя творит. Тогда начат ротитися и клятися, яко не знаю Человека. И абие петел возгласи. И помяну Петр глагол Иисусов, реченный ему, яко прежде даже петел не возгласит, трикраты отвержешися Мене. И изшед вон плакася горько.

4-е Евангелие — Ин. 18, 28 – 19, 16А зач. 59:

Во время оно, ведоша Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску. Изыде же Пилат к ним вон, и рече: кую речь приносите на Человека Сего? Отвещаша и реша ему: аще не бы был Сей злодей, не быхом предали Его тебе. Рече же им Пилат: поимите Его вы, и по закону вашему судите Ему. Реша же ему иудее: нам не достоит убити никогоже. Да слово Иисусово сбудется, еже рече, назнаменуя, коею смертию хотяше умрети. Вниде убо паки Пилат в претор, и гласи Иисуса, и рече Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? Отвеща ему Иисус: о себе ли ты сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне? Отвеща Пилат: еда аз жидовин есмь? Род Твой и архиерее предаша Тя мне, что еси сотворил? Отвеща Иисус: Царство Мое несть от мира сего; аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги Мои убо подвизалися быша, да не предан бых был иудеом. Ныне же Царство Мое несть отсюду. Рече же Ему Пилат: убо Царь ли еси Ты? Отвеща Иисус: ты глаголеши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие родихся, и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину: и всяк, иже есть от истины, послушает гласа Моего. Глагола Ему Пилат: что есть истина? И сие рек, паки изыде ко иудеом, и глагола им: аз ни единыя вины обретаю в Нем. Есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху: хощете ли убо, да отпущу вам Царя Иудейска? Возопиша же паки вси, глаголюще: не Сего, но Варавву. Бе же Варавва разбойник.
Тогда убо Пилат поят Иисуса, и би Его. И воини сплетше венец от терния, возложиша Ему на главу, и в ризу багряну облекоша Его. И глаголаху: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по ланитома. Изыде убо паки вон Пилат, и глагола им: се извожду Его вам вон, да разумеете, яко в Нем ни единыя вины обретаю. Изыде же вон Иисус, нося терновен венец, и багряну ризу. И глагола им: се Человек. Егда же видеша Его архиерее и слуги, возопиша глаголюще: распни, распни Его. Глагола им Пилат: поимите Его вы, и распните. Аз бо не обретаю в Нем вины. Отвещаша ему иудее: мы закон имамы, и по закону нашему должен есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори. Егда же слыша Пилат сие слово, паче убояся. И вниде в претор паки, и глагола Иисусови: откуду еси Ты? Иисус же ответа не даде ему. Глагола же Ему Пилат: мне ли не глаголеши? Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Отвеща Иисус: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше: сего ради предавый Мя тебе, болий грех имать. От сего искаше Пилат пустити Его. Иудее же вопияху, глаголюще: аще Сего пустиши, неси друг кесарев. Всяк, иже царя себе творяй, противится кесарю. Пилат же слышав сие слово, изведе вон Иисуса, и седе на судищи, на месте глаголемем Лифостротон, еврейски же Гаввафа. Бе же пяток Пасце, час же яко шестый. И глагола Иудеом: се Царь ваш. Они же вопияху: возми, возми, распни Его. Глагола им Пилат: Царя ли вашего распну? Отвещаша архиерее: не имамы царя, токмо кесаря. Тогда же предаде Его им, да распнется.

5-е Евангелие – Мф. 27, 3–32, зач. 111:

Во время оно, видев Иуда предавый Иисуса, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших, предав кровь неповинную. Они же реша: что есть нам? Ты узриши. И поверг сребреники в церкви, отыде, и шед удавися. Архиерее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным. Темже наречеся село то, село крове, до сего дне. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев. И даша я на селе скудельничи, якоже сказа мне Господь. Иисус же ста пред игемоном. И вопроси Его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колико на Тя свидетельствуют? И не отвеща ему ни к единому глаголу, яко дивитися игемону зело. На всяк же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху. Имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву. Собранным же им, рече им Пилат: кого хощете от обою отпущу вам; Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе, и Праведнику Тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Они же реша: Варавву. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу, глаголемому Христу? Глаголаша ему вси: да распят будет. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, приемь воду, умы руце пред народом, глаголя: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего, вы узрите. И отвещавше вси людие, реша: кровь Его на нас, и на чадех наших. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив, предаде им, да Его пропнут. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою. И сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Его, и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его.

6-е Евангелие – Мк. 15, 16–32А, зач. 67:

Во время оно, воини ведоша Иисуса внутрь двора, еже есть претор, и созваша всю спиру. И облекоша Его в препряду, и возложиша на Него сплетше тернов венец, и начаша целовати Его, и глаголати: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по главе тростию, и плюваху на Него, и прегибающе колена покланяхуся Ему. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него препряду, и облекоша Его в ризы Своя; и изведоша Его, да пропнут Его. И задеша мимоходящу некоему Симону Киринею, [грядущу с села, отцу Александрову и Руфову,] да возмет крест Его. И приведоша Его на Голгофу место, еже есть сказаемо, Лобное место. И даяху Ему пити есмирнисмено вино. Он же не прият. И распеншии Его разделиша ризы Его, метающе жребий о них, кто что возмет. Бе же час третий, и распяша Его. И бе написание вины Его написано: Царь Иудейск. И с Ним распяша два разбойника, единаго одесную, и единаго ошуюю Его. И сбыстся Писание, еже глаголет: и со беззаконными вменися. И мимоходящии хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: уа, разоряяй церковь, и треми деньми созидаяй, спасися Сам, и сниди со креста. Такоже и архиерее ругающеся, друг ко другу с книжники, глаголаху: ины спасе, Себе ли не может спасти? Христос, Царь Израилев, да снидет ныне с креста, да видим и веру имем Ему.

7-е Евангелие – Мф. 27, 33–54, зач. 113:

Во время оно, пришедше воини на место нарицаемое Голгофа, еже есть Краниево место, даша Иисусу пити оцет с желчию смешен, и вкушь не хотяше пити. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. И седяще стрежаху Его ту. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго одесную, и единаго ошуюю. Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники, и старцы, и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему: рече бо, яко Божий есмь Сын. Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. От шестаго же часа тьма бысть по всей земли, до часа девятаго. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лима савахфани? Еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? Нецыи же от ту стоящих слышавше, глаголаху, яко Илию глашает Сей. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. И се, завеса церковная раздрася на двое, с вышняго края до нижняго; и земля потрясеся, и камение распадеся. И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых восташа. И изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. Сотник же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей.

8-е Евангелие – Лк. 23, 32–49, зач. 111:

Во время оно, ведяху со Иисусом и ина два злодея с Ним убити. И егда приидоша на место, нарицаемое Лобное, ту распяша Его и злодея, оваго убо одесную, а другаго ошуюю. Иисус же глаголаше: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят. Разделяюще же ризы Его, метаху жребия. И стояху людие зряще. Ругахуся же и князи с ними, глаголюще: иныя спасе, да спасет и Себе, аще Той есть Христос Божий избранный. Ругахуся же Ему и воини, приступающе, и оцет придеюще Ему. И глаголаху: аще Ты еси Царь Иудейск, спасися Сам. Бе же и написание написано над Ним писмены еллинскими, и римскими, и еврейскими: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. Бе же час яко шестый, и тьма бысть по всей земли до часа девятаго. И померче солнце, и завеса церковная раздрася посреде. И возглашь гласом велиим Иисус, рече: Отче, в руце Твои предаю дух Мой. И сия рек издше. Видев же сотник бывшее, прослави Бога, глаголя: воистинну Человек Сей праведен бе. И вси пришедшии народи на позор сей, видяще бывающая, биюще перси своя, возвращахуся. Стояху же вси знаемии Его издалеча, и жены споследствовавшия Ему от Галилеи, зряще сих.

9-е Евангелие – Ин. 19:25–37, зач. 61:

Во время оно, стояху при Кресте Иисусове Мати Его, и сестра Матере Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус же видев Матерь, и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се, сын Твой. Потом глагола ученику: се, Мати твоя. И от того часа поят Ю ученик во своя си. Посем ведый Иисус, яко вся уже совершишася, да сбудется Писание, глагола: жажду. Сосуд же стояше полн оцта. Они же исполнивше губу оцта, и на трость вонзше, придеша ко устом Его. Егда же прият оцет Иисус, рече: совершишася. И преклонь главу, предаде дух. Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы, молиша Пилата, да пребиют голени их, и возмут. Приидоша же воини, и первому убо пребиша голени, и другому распятому с Ним. На Иисуса же пришедше, яко видеша Его уже умерша, не пребиша Ему голений. Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода. И видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его, и той весть, яко истину глаголет, да вы веру имете. Быша бо сия, да сбудется Писание: кость не сокрушится от Него. И паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, Егоже прободоша.

10-е Евангелие – Мк. 15, 43–47, зач. 69:

Во время оно, прииде Иосиф, иже от Аримафея, благообразен советник, иже и той бе чая Царствия Божия, дерзнув вниде к Пилату, и проси тело Иисусова. Пилат же дивися, аще уже умре: и призвав сотника, вопроси его: аще уже умре? И уведев от сотника, даде тело Иосифови. И купив плащаницу, и снем Его, обвит плащаницею, и положи Его во гроб, иже бе изсечен от камене: и привали камень над двери гроба. Мария же Магдалина, и Мария Иосиева зрясте, где Его полагаху.

11-е Евангелие – Ин. 19, 38–42, зач. 62:

Во время оно, моли Пилата Иосиф, иже от Аримафея, сый ученик Иисусов, потаен же страха ради иудейска, да возмет тело Иисусово: и повеле Пилат. Прииде же и взят тело Иисусово. Прииде же и Никодим, пришедый ко Иисусови нощию прежде, нося смешение смирнено и алойно, яко литр сто. Прияста же тело Иисусово, и обвиста е ризами со ароматы, якоже обычай есть иудеом погребати. Бе же на месте, идеже распятся, верт, и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе. Ту убо пятка ради иудейска, яко близ бяше гроб, положиста Иисуса.

12-е Евангелие – Мф. 27, 62–66, зач. 114:

Во утрий день, иже есть по пятце, собрашася архиерее и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом, яко льстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану. Повели убо утвердити гроб до третияго дне, да не како пришедше ученицы Его нощию, украдут Его, и рекут людем: воста от мертвых, и будет последняя лесть горша первыя. Рече же им Пилат: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. Они же шедше утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею.

Напомню, что мы читаем Святое Евангелие по-церковнославянски.

Это длинная и трудная во всех отношениях служба, но она дает участвующему в ней особое чувство духовной радости и серьезности.

В Великую Пятницу совершается несколько служб. Утром – чтение Часов, днем – вынос Плащаницы, вечером – чин Погребения Плащаницы.
Это самый трагичный день богослужебного года. В этот день мы хороним Спасителя.

Днем, в нашем соборе это 14 часов, совершается вечерня Великой Пятницы. На престоле уже лежит Плащаница. В конце вечерни она выносится через Царские врата и полагается на середине храма. Затем читается умилительный канон о распятии Господа и канон «Плач Пресвятой Богородицы».

До выноса Плащаницы многие христиане не вкушают пищи. После выноса Плащаницы можно подкрепить силы скромной постной пищей.

Наш рассказ начинается с вечернего богослужения, с последования Погребения Плащаницы.

Благочестивые люди целуют Плащаницу, на которой изображен умерший Спаситель.

Но вот начинается утреня.

Священник дает обычный возглас к началу утрени с кадилом в руках:
«Слава Святей и Единосущней и Животворящей и Нераздельней Троице…»

Чтец читает Шестопсалмие. Все читается только перед Плащаницей.

Священник выходит к Плащанице читать положенные молитвы

При пении умилительных тропарей, в которых воспеваются Страсти Христовы и провозглашается Его грядущее Воскресение, отверзаются Царские врата. Священнослужители выходят к Плащанице.

Затем предстоятель (старший священник, который возглавляет богослужение, в нашем случае – это настоятель) совершает каждение всего храма.

Затем поются и читаются удивительные песнопения – Непорочны.

Конечно, все молящиеся слушают чтения и пение внимательно.

Это и большие прихожане, и маленькие. Конечно, малышей не следует переутомлять службами, и с ними лучше приходить лишь на часть богослужения.

Чтение канона…

Во время Великого славословия совершается каждение вокруг Плащаницы, и при пении погребального Трисвятого предстоятель возлагает Плащаницу себе на голову и идет к западным дверям, к выходу. Совершается крестный ход.

Хотя по Уставу положено совершать обход вокруг храма, в некоторых церквях, соборах, находящихся посреди многолюдного города, сделать это по разным причинам затруднительно. В этом случае Плащаницу обносят внутри храма.

Вместе с духовенством идут верующие. Диаконы все время совершают каждение. Обратим внимание, что они не поворачиваются к Плащанице спиной, но как бы пятятся.

За священнослужителями идет народ.

Это очень хорошо, когда родители рассказывают детям о том, что совершается на богослужении, о чем мы должны думать, молиться в эти минуты.

Плащаница обносится вокруг храма (снаружи или внутри), а затем полагается на середину храма.

Все священнослужители делают земные поклоны. В это же время положено совершать поклоны и молящимся.

Затем диакон возглашает прокимен: «Воскресни, Господи, помози нам и избави нас Имени ради Твоего!»
И торжественно, велиим гласом (большим голосом), читается паремия (отрывок из Ветхого Завета), в которой говорится о воскресении из мертвых. Это отрывок из пророчества Иезекииля, так называемое пророчество «о костях»..

…знаменитая 37-я глава пророческой книги Иезекииля.

Уж сколько раз я присутствовал на этом богослужении, а сердце все так же волнуется, когда я слышу эти слова… Мы словно вместе с пророком. Мы, как и он, восхищены Духом, мы чувствуем на себе тяжелую длань Божию, приклонившую нам голову. Мы видим поле, усеянное человеческими костями. Господь спрашивает нас: оживут ли кости сии?.. Господь повелевает: от Имени Моего возвести костям пробуждение… Мы трепещем, но не можем ослушаться и обращаемся к костям с Божиими словами. И далее, пророк Иезекииль свидетельствует: «Я изрек пророчество, как повелено было мне; и когда я пророчествовал, произошел шум, и вот движение, и стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху… Тогда сказал Он (Бог) мне: изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут. И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, – и они ожили, и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище». И после этой потрясающей душу до основания картины Бог Сам обращается к нам: «Вот, Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших… И узнаете, что Я Господь… И вложу в вас дух Мой, и оживете, и помещу вас на земле вашей…» (Иезек. 37, 7-10, 12-14).

В прямом смысле этот текст относится к восстановлению рассеянного Израиля, но если мы вспомним, что Священное Писание обращено к людям любой культуры и любой эпохи, мы поймем, что это и для нас. Это и нам возвещает пророк Иезекииль славное восстание из праха; восстание к новой жизни.

Затем читается Евангельский отрывок. Евангелие от Матфея, глава 27, стихи 62-66: «На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать».

Далее утреня заканчивается, как положено.

Великая Суббота.

«…Если на миг представить себе, что произошло тогда, тысячу девятьсот семьдесят лет тому назад в Иерусалиме, становится страшно. Как можно жить дальше: завтракать, гулять, нянчить детей, если единственный любимый Сын Божий был унижен и убит?..
Солнце лучи свои скрыло, и на земле наступила тьма; камни потрескались, а люди, последний раз взглянув на кресты с распятыми – развлечение закончилось, отправились есть пасхальный ужин… Воистину человеческое сердце – жестче камня и бесчувственней мертвого космоса.
Апостолы надеялись, что их Учитель победит врагов. Пусть Он скрывается, уходит от преследователей, вместо того чтобы испепелить врагов, – но Он выжидает благоприятного момента. Скоро этот момент наступит…
Когда Его схватили, еще оставалась надежда, что что-то произойдет. Учитель ждет чего-то, Ему одному известного; может быть, Он ждет от Отца Небесного разрешения действовать?..
Но когда Иисуса осудил на смерть еврейский синедрион (это фарисеи-то, те, кого Спаситель обличал всю жизнь, они оказались сильнее Его, Сына Божия…), когда Иисуса били римские солдаты, хохотала и зубоскалила толпа, – ученики были в растерянности…
Троекратное, кажущееся нам таким позорным отречение Петра – свидетельство прежде всего не слабости, трусости, но растерянности. Апостолы не понимали, что происходит, они все ждали…
Когда Иисус был вознесен на Крест, то, ради чего жили апостолы, вся их вера и надежда рухнули.
Он облизывает пересохшие губы: «Отче, почему, зачем Ты меня оставил…» – «Или, или, лама савахфани…» Над Ним подшучивают солдаты (смотрите, Илию зовет), Его одежду делят между собой…
Душная ночь опустилась на Палестину. Люди, глазевшие на казнь, спешат домой, к семье, очагу, пасхальному столу.

На Кресте остался умирающий Господь, при Кресте – Его мать и один ученик.

Мы никогда не узнаем, как прошла для апостолов и близких ко Иисусу людей суббота. О чем они думали… Смерть Иисуса положила предел всем их мечтам, надеждам. Никогда еще человек не говорил так, как говорил их Учитель, никогда ранее не слышал человек, что Бог – его любящий Отец, никогда никто не говорил, что грешник (мытарь, блудница) имеет право на жизнь и уважение и что Бог любит и их, они не прокляты и не отвергнуты от любви Божией… Иисус учил, что наступило Царство Небесное, Он сказал, что князь мира сего изгнан нынче вон… Он ошибся… Доказательством тому служит бездыханное тело на Кресте.
Учитель был прекрасным, но слишком простым и доверчивым человеком. Он думал, что Он и есть Мессия?.. Нет, слабоват Он оказался, не под силу Ему возглавить Мессианское Царство, вступить в бой с язычниками и грешниками и победить. Он замечательно учил, но, право, напрасно Он оторвал их от рыболовных сетей, домашних дел, потрескивающего хвороста в очаге.
Он был очень чистым и не мог понять, что зло мира сильнее, что за злом –последнее слово…
Так думали ученики, в то время как их Учитель умирал на Кресте.
Надо возвращаться домой, в семьи, к обычным делам…»

Вот так, наверное, думали в Cубботу, когда Христос был положен во Гроб, Его ученики.

На середине храма – Плащаница. Во время службы читаются 15 паремий (напомню – отрывков из Ветхого Завета).
В древности в этот день крестили. Крещаемый как бы умирал со Христом, чтобы вместе с Ним – Воскреснуть!

В Великую Субботу всегда служится Литургия. Как неспешны, подобно тягучей смоле, были мысли растерянных учеников в этот день, так и Литургия служится неспешно, длинно.
Причащение священнослужителей. Отметим, что все они в белых облачениях – такие облачения надевались в дни совершения Таинства Крещения.

И, конечно, проповедь после богослужения. О чем? Практически всегда о том, чтобы нам в этот день подготовки к Пасхе, когда мы приносим в храм и освящаем куличи, снедь, не забывать о трагических и великих темах, возвещаемых Церковью.

Об этом нелишне сказать, ибо с 8 утра в Великую Субботу врата храмов раскрываются и в храмы приходят тысячи людей, чтобы освятить пасхальные яства.
Мы примерно подсчитали, что в Великую Субботу 2008 года в наш храм за день пришло более 10 тысяч человек.

Накануне Пасхи во многих семьях красят яйца.

Их окрашивают в различные цвета, украшают орнаментом, рисунками. И никогда не забывают часть яиц покрасить в красный цвет. Красное яйцо – очень емкий символ. С одной стороны, яйцо само по себе всегда символизировало жизнь; жизнь, торжествующую над смертью (твердая и мертвая скорлупа, а за ней таится жизнь – цыпленок). С другой стороны, красное пасхальное яйцо напоминает нам о искуплении человечества жертвенной Кровью Спасителя.
Согласно старинному преданию, обычай дарить на Пасху красные яйца был введен св. Марией Магдалиной, которая, придя в Рим для проповеди Воскресения Христова, подарила красное яйцо императору Тиберию со словами: «Христос воскрес!»

Кроме крашеных яиц, православные христиане славянских стран на Пасху пекут куличи (на Украине куличи называются пасхами): сладкие хлебы с изюмом, цукатами, орехами…
Еще древние язычники приготовляли к весне сладкий ароматный хлеб, символизирующий радость пробуждения от зимы и тьмы к лету, теплу. Но христиане переосмыслили этот обычай. Христиане стали выпекать вкусный ароматный хлеб на Пасху как знак пасхальной радости и торжества! Кроме того, хлеб считался в древности самой необходимой пищей. Хлеб пасхальный как бы противопоставлен хлебу обычному. Мы знаем, что Пасха – начало будущаго века, знак наступления новой эры. Вот так и пасхальный хлеб – кулич – прообразовательно напоминает нам о хлебе, который мы будем вкушать в Царствии Небесном (если окажемся достойны).

Что еще, кроме крашеных яиц, ароматных и сладких куличей, дает гастрономически почувствовать радость Воскресения Христова?
Это, прежде всего, творожные пасхи в виде пирамидок. Такая творожная пасха символизирует Церковь Христову. Ведь что такое творог? Створоженное молоко. Из чего состоит Церковь Христова? Из людей, преображенных Духом Святым. Творожная пасха указывает на членов Церкви, собранных вместе и преображенных Духом Святым. Именно поэтому вверху творожной пирамидки водружается знак Креста Христова.

Некоторые христиане спрашивают: допускается ли выпивать за пасхальным столом?

На пасхальном столе, конечно, могут быть и вино, и водка, и наливки, и проч. Надо помнить, что Церковь не осуждает алкоголь как таковой. Однако необходимо им разумно пользоваться. Пьянство, болезненное пристрастие к алкогольным напиткам – грех.

Конечно! В течение Великого поста мы постимся… Думаю, что каждый человек должен поститься хотя бы раз в году – в дни Великого поста, это святое дело. Потом мы готовимся к встрече Воскресения Христова, готовим что-то к праздничному столу и приносим все это в храм. Там священник читает молитву и кропит принесенные яства святой водой.
Но помните: это не освящение яиц или куличей, как обычно мы выражаемся, а просто их благословение. Поэтому, например, скорлупу от крашеных яиц, испортившиеся продукты можем выбрасывать. Если бы эти предметы были освящены, следовало бы их особым образом уничтожать: сжигать или закапывать в чистом месте. (Как мы поступаем с заплесневевшими частями просфор, огарками свечей и проч.)

В последние годы приходится слышать, что яйца, куличи освящают и продают в супермаркетах. Как к этому относиться? Конечно, это удобнее, но это никак не согласуется с церковным обычаем. Освящение снеди – не самоценная процедура, оторванная от богослужения Пасхи, но элемент праздника. Пасхальные яства освящаются в притворе храме! Для постившихся людей! Для них это как бы предначинание праздника.
А для кого-то, из еще только находящихся на пути к вере, это возможность лишний раз войти в храм, увидеть иконы, услышать церковную молитву. Может быть, этот приход в храм снимет последний барьер на пути к Церкви.
Так что никакого освящения в супермаркетах быть не может. В крайнем случае, если вы не можете приехать в храм в субботу, накануне Пасхи, то просто дома окропите продукты святой водой. Это будет правильнее.

Очень важно к таким традиционным обычаям, как окраска пасхальных яиц, изготовление куличей, творожных пасок, подключать детей.

Писанкой называют яйцо, раскрашенное в соответствии с древнерусскими традициями. Эти традиции имеют еще дохристианское происхождение, но с принятием Русью христианства были переосмыслены и наполнены новым содержанием.

Также детей следует приводить в храм и подключать к торжеству освящения пасхальной снеди. О, какие внимательные глаза у детей, которые все это наблюдают…

А вот девочки с самыми настоящими искусными писанками. В середине тарелки – настоящая, каноничная, если так можно выразиться, творожная пасха.

Мы выходим из Троицкого собора на улицу. Половодье мыслей и чувств…
Город обступает, но не выветривает (надеюсь) из нашей души то состояние, которое мы приобрели в эти Страстные дни.

А впереди – Пасха!!!